Человек С Зелёной Тростью. Часть 1

Анна Львова, 2009

Служительница Света Эльвин ответственно относится к своей миссии – защищать планету и помогать людям. Она безропотно подчиняется строгому Учителю, который полностью контролирует её жизнь. С детства Эльвин лишена свободы выбора, поэтому даже когда Учитель, не спросив, обручает её со своим учеником, девушка принимает это. Но затем она знакомится с дерзким Лиамом, и они мгновенно влюбляются друг в друга. Это чувство пробуждает в Эльвин жажду свободы и желание быть счастливой.

Оглавление

Глава 1. Зачарованный дом

— А теперь, дамы и господа..!

Высокий, худой мужчина в чёрном смокинге и белых перчатках снял сверкающий цилиндр со своей головы и, эффектно взмахнув свободной рукой, поставил его на маленький круглый столик, похожий на те, что иногда используют для фокусов. По большому светлому залу пробежало волнение. Мужчина был явно доволен собой. На его узком, мышином лице застыла широкая, довольная улыбка. Он занес длинные руки в белых перчатках над головой и три раза медленно хлопнул в ладоши.

Раз. Зрители напряженно затихли. Два. Все до единого приковали свои взгляды к чёрному магическому цилиндру. Ожидание переросло в волнение. Все сидели неподвижно, никто не мог вымолвить ни слова. Кроме, может быть… избранных.

Девушка, сидящая в седьмом ряду с лева, медленно подняла на сцену небесно-голубые глаза и странно поглядела на фокусника. На её бледном лице не отражалось ни волнения, ни любопытства, ни радости. Было невозможно догадаться о чём она думает, что занимает её разум. Если бы кто-нибудь из сидящих рядом зрителей смог отвлечься и хотя бы взглянут на неё, он был бы удивлён тем, как сильно она выделялась из общей массы. Но он никогда не смог бы ответить чем именно она выделялась, так же как и сказать, сколько звёзд было на небе 23 июня 1107 года. Девушка обвела взглядом передние ряды и, немного прищурившись, с лёгким разочарованием снова обратила взгляд на сцену.

Мужчина в смокинге тянул. Пройдя по сгорающим от нетерпения и любопытства зрителям взглядом неестественно зелёных глаз, он в оглушительной тишине, последний раз занес руки в белых перчатках у себя над головой. Тишина в зале стала такой напряженной и волнующей, что казалось, зазвенела.

Лицо девушки приобрело скучающее выражение.

Три. Из цилиндра, ко всеобщему восторгу вырвался вихрь серебряной пыли, сверкающих звезд и целая стая белоснежных голубей. Зрители ахнули. Напряжение от ожидания в зале сменились радостными возгласами и счастливыми улыбками. Несколько сотен восхищенных зрителей заворожено, с открытыми ртами смотрели на чудо, которое звеня и рассеивая серебряную пыль, металось и ослепительно сверкало у них над головами. Зал разразился аплодисментами.

Странная девушка опустила глаза и задумалась о чём-то. Вдруг она подняла брови, как будто её озарила идея. Лицо её просветлело. Выпрямившись в красном бархатном кресле, она с лёгкой таинственностью, медленно повернула голову вправо и осторожно посмотрела через плечо.

Да. Она увидела что хотела. Двумя рядами дальше, неподалеку от неё, заняв отдельное кресло, прямо и неподвижно сидел большой белый кот. Он был намного больше, чем обычные коты и настолько белоснежный, что казалось, гладкая шёлковая шерсть его просто светилась. Кот, внимательно наблюдавший за птицами, вдруг встрепенулся и отвёл от них внимательный взгляд. Его хвост чуть дрогнул. Девушка еле заметно кивнула головой. Кот повернул к ней очаровательную мордочку и его карие глаза вспыхнули. Любой хозяин, даже самый безумно влюблённый в своего питомца, не смог бы не согласиться с тем, что нигде, ни на одной выставке никто и никогда не видел более красивого кота, чем этот. По бокам от розового бархатного носика разлетались в стороны пышные усы. Но самое необычное во всём виде кота было то, что над большими глазами, словно две угольно-чёрные дуги посреди белого снега, выделялись брови.

Несколько секунд эти двое смотрели друг на друга. Но потом, словно выйдя из оцепенения, кот как будто улыбнулся и, приподняв левую бровь, подмигнул одним глазом. Бледные щёки девушки чуть порозовели, глаза блеснули, и она счастливо улыбнулась. Так же медленно девушка повернулась обратно, лицом к сцене и всё ещё загадочно улыбаясь, подняла голову. В её голубых глазах отразились сверкающие блики звёзд, которые переливались над головами зрителей. Она откинула назад волну светлых волос и тоже зааплодировала.

Кажется, больше всего её внимание занимали голуби. Стая белых птиц кружила под потолком, строя в воздухе всевозможные фигуры. На секунду они застывали, создав какую-то картину. Ещё миг и сюжет менялся. Построившись со скоростью молнии, белые птицы образовали сначала корабль, плывущий по волнам, затем танцующую пару, сердце, которое пронзает стрела, огромную книгу с перелистывающимися страницами, мчащегося оленя, раскрывающийся цветок. Голубей было так много и они так умело исполняли трюки, что казалось, все эти образы на самом деле показывают на огромном невидимом экране. Радости и восхищения зрителей не было предела.

Люди счастливо улыбались и ахали всякий раз, когда в воздухе появлялась новая картина.

Девушке тоже, кажется, нравилось представление. Она не отрываясь смотрела на птиц и каждый раз, когда они показывали что-то новое, спокойно улыбалась, как будто знала, что они придумают в следующую секунду.

Но вот, неожиданно, голуби разлетелись в разные стороны и оглушительно закричали. Казалось, что какая-то сила гоняет их по залу. Зрители, конечно, подумали, что это всего лишь задумка фокусника и были поражены сильнее прежнего. Только взгляд странной девушки вдруг посерьёзнел. Её брови сдвинулись.

Но, прошло несколько секунд и птицы снова собрались вместе. На этот раз они образовали круглый шар. Планета, конечно, это планета. Она крутилась в сиянии серебряной пыли и звёзд. Цветы усыпали её. Это было необычайно красиво. Зал наполнили радостные возгласы, кто-то засмеялся. Мелькнуло мгновенье, два, три, и цветы куда-то исчезли, небо потемнело и планету, под всеобщий возглас зрителей «ах-х-х!», ни с того ни с сего пронзил чёрный ворон. Откуда он взялся никто не видел. Голуби разлетелись, расколов созданную ими планету пополам.

Поражённый зал затих. Все с открытыми ртами ждали, что будет дальше.

Девушка побелела настолько, что цвет её лица практически слился с белым шёлковым платьем. Она сжала трясущиеся руки в кулаки, и на среднем пальце её левой руки блеснуло кольцо с большим красным рубином.

Чёрный ворон пронзительно каркнул, по залу прокатился гром. Кто-то вскрикнул. Девушку пробил холодный пот, она тяжело задышала и в отчаянии обернулась назад. Белого кота уже не было, бархатное кресло пустовало.

Совсем скоро голуби и звёзды устремились к сцене, и пропали в чёрном цилиндре. Человек с мышиным лицом снова водрузил его себе на голову и низко поклонился. Зал разразился восторженными аплодисментами, и только странная девушка не могла прийти в себя. Сделав неимоверное усилие, она глубоко вздохнула и выпрямилась, но хлопать не стала. Постепенно её лицо становилось всё более и более невозмутимым и, в конце концов, перестало выражать какие-либо эмоции.

Фокусник широко улыбнулся. Растянув узкие губы в широченной улыбке, он ещё больше стал похож на мышь. Лицо его, само по себе, не выражало никакой радости, и в этом взгляде явно читалась неискренность.

— На этом, дамы и господа, — всё так же широко улыбаясь, провозгласил фокусник, — наше шоу подошло к концу! Спасибо за внимание и… до новых встреч! — Произнося последние слова, он сдвинул цилиндр на глаза и, договорив, с негромким хлопком исчез в клубе зелёного дыма.

В зале зашумели. Когда последние аплодисменты стихли и все стали вставать, странная девушка тоже поднялась на ноги и огляделась. Люди толкались и протискивались к выходу. Было шумно. Свет вдруг сделался ярче, послышался хлопок и, в следующее мгновенье сверху полетела целая куча воздушных шаров самых разных цветов. Их было такое невообразимое количество, что потолок пропал из виду. Жёлтые, зелёные, пурпурные, синие, все они как разноцветный вихрь обрушились на зал. Радостные зрители, забыв обо всём, стали ловить их, метаясь в разные стороны, крича, сбивая друг друга с ног. Крики, визги, всхлипы, всё перемешалось. Казалось, поймать себе шар теперь стало вопросом жизни и смерти для каждого, и странной девушке, которая стояла посреди всего этого хаоса, была абсолютно не понятна причина массовой истерии. Она оглянулась вокруг. Все побежали. Стены белели. Свет становился ярче. Из-за суматохи, давки и одержимости поймать себе шар, люди не заметили, что бегают теперь по абсолютно пустому залу. Кресла растворились в воздухе и вещи, которые некоторые зрители оставили на своих сидениях, теперь валялись на полу. Женщины, уронив свои шляпки, теперь топтали рассыпанные по полу конфеты, пудреницы и перчатки.

Странно… Необыкновенно странно. Постояв ещё секунду, девушка развернулась и, слегка покачав головой, направилась к большим распахнутым парадным дверям. Пройдя через них, она оказалась в огромном светлом холле с великим множеством дверей, лестниц и зеркал. Это было необычайное зрелище. Холл был настолько большим, что трудно было увидеть и разглядеть где он заканчивался, а где начинался. Он был огромен, а цвета и отделка делали его похожим на сверкающую, волшебную шкатулку, внутри которой ходили люди.

Пол устилала жёлтая кафельная плитка, выложенная ровными квадратами, а стены чуть серебрились, словно их покрывала звёздная пыль. До бесконечности чередовались белые деревянные двери и начищенные до блеска зеркала, уходившие далеко вверх и вливавшиеся в зеркальный потолок.

Четыре широкие белые лестницы располагались в двух концах холла. Две из них круто вздымались под потолок, сливаясь со стенами, другие же уходили далеко вниз, в загадочную подземную глубь.

Здесь было так светло, так странно, так многолюдно. Люди шли и шли, отражаясь в зеркалах, поднимаясь и опускаясь по лестницам, выходя и заходя в двери.

Девушка остановилась. Куда теперь? Пройдя по бесконечному ряду дверей и зеркал странным взглядом, она кивнула сама себе и уже повернулась чтобы идти, как вдруг к своему удивлению заметила высокого, коротко стриженного молодого человека в клетчатой рубашке, который быстрым шагом проходил мимо неё. Очевидно, эти двое были знакомы, потому что девушка очень обрадовалась, нагнала его и схватила за рукав.

— Мэтью! — Радостно крикнула она, пытаясь развернуть его к себе. Но молодой человек, который был гораздо выше и сильнее, просто вырвал руку из её пальцев и, даже не обернувшись, пошёл дальше.

На лице девушки застыло недоумение. Но, всего несколько мгновений спустя, она обиженно повернулась и гордой походкой направилась в противоположную сторону. Когда она слегка повернула голову, то заметила, что Мэтью остановился и смотрит на неё. Девушка даже не замедлила шаг. Тогда молодой человек сам догнал её.

— Эльва! — Позвал он, подбегая к ней. — Эльвин!

— Что? — Равнодушно спросила она, шествуя к лестнице.

— Хочешь, я пойду с тобой? — Предложил он, еле поспевая за ней.

— Нет.

— А хочешь, пойдём в кафе? — Приставал он.

— Нет. — Снова ответила она, даже не взглянув на него.

— Или хочешь…?

— Нет! — Уже рассердившись, строго оборвала его Эльвин. У неё сделался такой властный вид, что возражать было невозможно. Мэтью примолк. Эльвин торжествующе приподняла голову.

— Всего хорошего. — Сказала она и, развернувшись, продолжила свой путь, оставив знакомого далеко позади.

Пройдя с пол сотни шагов, Эльвин, наконец, подошла к большим белым лестницам. Одна шла вверх, теряясь где-то под потолком. Другая уходила далеко вниз, и её конец казался сверху маленькой точкой.

Задумавшись, Эльвин подняла руку и взглянула на маленькие перламутровые часики, которые невесть откуда появились у неё на запястье. Странно, но на циферблате не было стрелок и все цифры перемешались. Покачав головой, Эльвин тряхнула рукой и постучала по часам указательным пальцем.

— Мне некогда шутить. — Сказала она серьёзно и, словно услышав её слова, цифры точно букашки разбежались по своим местам. Из-за рамки выскочили крошечные красные стрелки, прыгнули на своё место и, раскрутившись как на карусели, медленно остановились. Без пяти семь.

— Время ещё есть.

Часики исчезли с запястья. Лёгким движением руки Эльвин вынула из складки платья миниатюрную сумочку, усыпанную прозрачными кристаллами и, повесив её себе на плечо, устремилась вниз по лестнице.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я