Сквозь время. Книга первая
Анна Боярчук, 2018

Когда день сменяется ночью, утром точно наступит завтра. И мир обретет знакомые очертания. Но если однажды этого не случится? Если рядом существует другой мир, где стираются границы привычного. Где время теряет естественный ход. А полученные возможности становятся проклятьем… Они живут среди нас. И я одна из них. Меня зовут Ольга.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сквозь время. Книга первая предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

По-другому

В свете последних событий на дороге я больше не спешила и, наконец-то, доплелась до усадьбы. В полумраке предрассветного часа на небольшом холме величественно и гордо возвышался наш дом. Каждый раз приезжая сюда, я не перестаю любоваться его видом, и этот приезд не стал исключением: фасад молочного цвета с мраморной отделкой, большие светлые окна, огромные колонны, замысловатые аллеи вокруг, выложенная натуральным камнем подъездная дорожка.

— «Великолепно!»

Раньше, когда я приезжала вместе с родителями, сюда перебиралась семья, которая помогала вести все хозяйство. Нас встречали растопленные камины, приготовленный ужин, стерильно убранные комнаты. А в наше отсутствие они иногда ночевали здесь для поддержания порядка в доме.

Я зашла внутрь. Тихо и пусто, даже как-то непривычно. По-хозяйски обойдя все комнаты, я полностью убедилась в своем одиночестве, что в данный момент является существенным везением. Не очень хочется объяснять свое внезапное появление в столь ранний час.

— «Ну, вот я и приехала. Что теперь? С чего начать обдумывать свои, так сказать, грандиозные планы, — в желудке послышалось предательское урчание. — Наверное, для начала, стоит перекусить»

Наскоро заварив себе чай, я проглотила пару батончиков шоколада, совершенно не ощущая их вкуса. Нервное напряжение почти достигло своей кульминации, а интуиция, по всей видимости, ушла в бессрочный отпуск. Ни одной мысли; в голове, как и в доме, тихо и пусто.

Медленно шаркая по паркету, я созерцала сводчатые потолки, обитые габиленом стены, арочные проемы, резные лестницы. Но нигде не было ни одной зацепки, ничего такого, что могло бы мне помочь. В конце концов, я остановилась у входа в винный погреб.

— «А почему бы и нет!»

Каменные стены, слегка прохладный воздух и длинные стеллажи с бутылками — вполне стандартный набор для такого места. Понятия не имея, что искать, я несколько раз обошла помещение, будто проводя обыск. Даже ни одной трещинки в стене. Глупо, конечно, разве я могу здесь что-нибудь найти? Только пыль и легкие паутинки — больше ничего. Немного разочаровавшись, я уже собралась уходить, но тут мой взгляд случайно упал на странную неровность стены под лестницей.

— «Что бы это могло быть? Папа ни в коем случае не допустил бы такой оплошности во время ремонта. Может быть, это то, что я ищу? И, кстати, что я ищу?»

Я несколько раз постучала по бугорку на стене. Сомнений не осталось, там что-то есть, вернее сказать, ничего нет, то есть пустота. А, следовательно, в стене есть какой-то тайник.

Быстро сбегав в гараж, я притащила лом и начала ковырять стену. Не помогло. Сбегала еще раз, и с огромным трудом притянула кувалду:

— Да уж, она весит, наверное, килограмм тридцать! Ладно, главное ее поднять и достаточно раскачать навесу, а потом по всем законам физики она выполнит поставленную задачу.

Так я и поступила, но ничего дельного из этого не вышло. Держать неподъемную кувалду в двадцати сантиметрах от пола согнутыми руками, оказалось гораздо сложней, чем я вначале себе представляла.

В третий раз пришлось вернуться в гараж и отыскать там небольшую табуретку. Поставив ее возле стены, я взгромоздилась наверх и принялась заново раскачивать кувалду.

— А в фильмах все кажется гораздо проще!

Через несколько секунд кувалда с силой ударила по стене.

— Ааааааааааа!

Одну вещь я не учла в своей громоздкой конструкции: как и полагается, при соприкосновении со стеной кувалда отрикошетила с такой силой, что от неожиданности я пошатнулась, а стоя на хлипкой табуретке с таким грузом в руках, сложно удержать равновесие. В общем, я качнулась, выронила орудие труда и рухнула на пол. Больно заныл позвоночник, левый локоть и голова. Полежав немного в легком забытье, невзирая на подступившую тошноту (затылок просто разрывается), я продолжила обдумывать дальнейшую схему разрушения родительского дома.

— Надо попробовать еще раз! Табуретка цела, мои кости вроде бы тоже, а вот непобедимой стене повезло гораздо меньше, — небольшая трещина зияла между кирпичами.

Как одержимая я вскочила, скинула с себя свитер и с еще большим энтузиазмом повторила всю операцию. В этот раз повезло больше. Во-первых — я не упала; а во-вторых — один кирпич все-таки покинул злосчастную стену. Затем последовали два победоносных удара, и я выиграла неравный бой.

Куча пыли, липкий пот на лбу и груда обломков развороченной стены — именно тот результат, которого я добивалась.

— Родители меня за это не похвалят. Надо будет потом придумать какое-нибудь объяснение.

Страх и любопытство смешались в одно целое. Интуиция подсказывала: там именно то, что я ищу. Раскидав кирпичи, я с опаской просунула руку внутрь и нащупала небольшой ящик. Вытащить его наружу не составило особого труда, с замиранием сердца стряхнула пыль с крышки.

Этим ящиком оказалась бабушкина старинная шкатулка: 17 век, ручная работа, затейливый узор, вырезанный рукой умелого мастера, а с боку на тонкой цепочке маленький ключик. В детстве я видела ее много раз, но всегда закрытую. Бабушка часто шутила, что там она хранит волшебное зеркало и поэтому все про меня знает.

— А вдруг там и в правду волшебное зеркало? — усмехнулась я самой себе. — Ну, чтобы там ни было, а открывать все равно страшно.

Бабушка никогда не разрешала трогать шкатулку, подразнивая мое любопытство, а сейчас я смотрю на нее с ключом в руках и не могу решиться.

Я посидела еще немного, потом взяла наследство и поднялась к себе в спальню. Меня приветливо встретило огромное зеркало, только вот отражение не порадовало — грязная, потная, волосы спутались, а глаза, будто стеклянные, непонятного темного цвета.

— Стоит успокоиться, принять душ, сменить одежду, а потом уже полностью заняться содержимым шкатулки.

Вообще-то, если быть честной, дело вовсе не в ванной и моем внешнем виде, просто я струсила, мне стало страшно. Прежняя жизнь ускользала с каждым мгновением, она хоть и была мне ненавистна, но я знала, чего ожидать, а теперь все неясно, непонятно, будто почву выбили из-под ног. Наверное, это потому, что я не люблю перемены, мне крайне необходимо чувствовать себя уверенной в завтрашнем дне.

— Если я открою, нет, точнее, когда я открою шкатулку, вся моя жизнь пойдет по-другому. Это точно! А хочу ли я этого?

Вот тот главный вопрос, которого я боялась больше всего на свете. Живя с мужем, который ежеминутно вытягивал из меня всю энергию, я отвыкла думать, принимать решения, иметь право голоса, но сейчас я далеко от него. Холодный рассудок взял верх, развеяв остатки сомнений.

— Хочу или нет — это не имеет значения. Так надо! Но сначала все-таки ванна.

Хорошо, что здесь была моя старая одежда, и размер за последние годы не сильно изменился. Закутавшись в теплый махровый халат, я уютно устроилась на своей кровати. Мокрые волосы крупными спиралями распластались по плечам, жгучее любопытство не дало времени высушить их.

Предо мной стоит шкатулка, сверкающая чистотой, как и я. Несколько поворотов заветного ключа, звонкий щелчок и крышка приоткрылась, я с опаской откинула ее. Внутри шкатулки обивка из черного бархата с золотым тиснением. Содержимым оказались потертая черно-белая фотография, бумажный конверт и серебряный футляр.

На фотографии изображена бабушка, только очень молодая, она держит за руку маленькую девочку — мою маму. Но что самое странное, моя дорогая бабуля беременна.

— Ничего не понимаю. Я всегда считала, что моя мама ее единственный ребенок. Еще один вопрос, на который пока нет ответа.

За ее спиной видна колокольная башня Big Ben со всемирно известными часами.

— Так, так опять Лондон. Очень интересно знать: что ты там делала и как это относится ко мне.

Кстати, раньше особо не задумывалась, но почему при всех наших путешествиях с мамой, я никогда не была в Англии. Почему мы так старательно избегали эту страну?

Отложив фотографию в сторону, я принялась разглядывать серебряный футляр. За исключением возраста ничем не примечательная вещица. Я слегка надавила на крошечную кнопочку, заиграла тихая мелодия, крышечка медленно поднялась. То, что открылось моим глазам трудно описать словами.

— Ничего себе, — удивлению не было предела, — вот это красота!

Внутри на таком же черном бархате, как и в шкатулке, лежит довольно увесистый перстень. Он напоминает цветок с разноцветными лепестками. В центре массивный выпуклый кроваво-алый рубин с бесчисленным количеством граней, от нескольких из которых отходят не менее крупные ярко-зеленые изумруды. Между изумрудами меньшего размера сапфиры, а края венчает осколки бриллианта. Причем последние уложены в странном порядке, словно их кто-то рассыпал по неаккуратности.

У меня перехватило дыхание. Я вытащила перстень, он оказался странно теплым, даже почти горячим, и поднесла его к окну в яркие лучи утреннего солнца, чтобы лучше рассмотреть. Ох, зря! Миллионы сверкающих бликов рассыпались по стенам комнаты, а мои глаза на секунду ослепли.

Когда зрение восстановилось, я принялась рассматривать его со всех сторон, внутри, как я и ожидала, гравировка, прочесть которую оказалось невозможно. Надпись выглядела как беспорядочное скопление палочек, черточек, кружочков и завитков. На первый взгляд она напоминала детские закорючки, но я чувствовала, что в этом рисунке есть какой-то словесный смысл, что это какая-то фраза.

Я так и не решилась примерить подарок, аккуратно вернула его обратно в футляр и отложила к фотографии.

— Ну, а теперь самое главное.

Я вскрыла запечатанный конверт. Внутри сложенный втрое листок слегка пожелтевшей бумаги, развернула его… бабушкин почерк:

«Оленька, если ты нашла письмо, значит, меня уже нет рядом, а происходящее гораздо хуже, чем ты можешь себе представить. Когда прочтешь его, я прошу тебя, сразу же вылетай в Лондон. Пойми, дело вовсе не в тебе, и все, что происходит с тобой не случайность, а рождение Антона очень важно для нашего мира. Ты обязана бороться за него, иначе он погибнет, а ты потеряешь смысл своего существования.

Теперь о перстне. Он не обыкновенная драгоценность или старинное украшение, это символ силы. Он изменит тебя, точнее откроет твой истинный облик, но самое главное поможет в будущем. Если решишь надеть его, то больше не расставайся с ним никогда, чтобы не случилось.

Когда-то давно я поклялась защищать тебя до последнего удара своего сердца, я сделала все, на что была способна. Прости, что не могу сделать больше.

Люблю тебя!

Береги себя!

P.S. В Лондоне ты должна разыскать Аманду Оуэн, адрес найдешь в конверте»

Я несколько раз перечитала письмо, но так и не смогла до конца понять смысл написанного, заглянув в конверт, достала листок картона похожий на визитку, где бабушкиной рукой написан ничего не проясняющий адрес. Отложив в сторону письмо и визитку, я вновь открыла серебряную коробочку. Перстень сверкал и переливался, будто призывая меня. Я впервые сняла обручальное кольцо (все равно теперь оно больше ничего не значит для меня) и последовала зову. Как нестранно, но перстень оказался мне точно по размеру. И тут как-то резко на меня навалилась непреодолимая усталость, даже шевельнуться тяжело.

— «Интересно: который час?»

С огромным усилием, я все-таки дотянулась до мобильника. Время 11:30.

— «Сколько я не спала? Сутки или больше? Плюс еще дорога, борьба со стеной, да и вообще все произошедшее за последнее время. Наверное, просто вымоталась. И скорее всего больше душевно, чем физически»

То ли это усталость, то ли действительно так и было, затуманенный разум не смог разобраться, но мне показалось, как только я надела перстень, что-то начало происходить. Безымянный палец правой руки сначала онемел, а потом начал покалывать, не больно, просто ощутимо. Затем почудилось, словно от перстня отделилась некоторая материя, похожая на тонкие кожаные шнурки. Они, легонько сдавливая, обвили запястье, локоть, плечо и распространились по всему телу. Стало как-то тепло и приятно, а через секунду сознанье окончательно провалилось в забытье.

С первых минут я поняла, что вижу сон. Хотя это даже не сон, а некоторые воспоминания из далекого прошлого. Они, как призраки, мелькали в моей голове, не оставляя ей возможности отдохнуть.

Еще в институте, почти сразу после встречи с Верой, я познакомилась с парнем, его звали Олег. Мы втроём проводили много времени вместе и постепенно стали очень дружны. А после того, как появился Максим, я также как и со всеми остальными перестала с ним общаться. Он тоже не мог понять моей странной зависимости от Макса, не мог найти объяснения моим поступкам. А в день моей свадьбы мы виделись в последний раз

— Надеюсь, ты будешь счастлива, — его последние слова, обращенные ко мне.

Именно это я и увидела во сне, увидела нашу последнюю встречу. А потом вокруг воцарилась темнота, и осталось видимым только его лицо. Он невесело улыбнулся и почти шепотом спросил.

— Почему ты не звонишь?

А вот эти слова не имеют никакого отношения к прошлому. Он обратился ко мне сейчас, в настоящем. Картинка начала медленно расплываться пока не исчезла совсем, и я проснулась.

— «Интересно, где он сейчас?»

Я даже не знаю ничего о его жизни. Последнее, что я слышала, так это то, что он уехал в Москву.

После непродолжительных раздумий, я открыла глаза. В спальне легкий полумрак, солнце уже коснулось горизонта. Тело от долгого пребывания в одном положении никак не хотело слушаться. Собравшись с силами, я все-таки заставила себя сесть. Немного закружилась голова, а также возникло ощущение, будто меня долго били палками, каждая мышца больно покалывала, руки отекли, во рту пересохло.

— Интересно, почему он мне приснился, мы ведь очень давно не виделись, я и не вспоминала о нем. Как много времени прошло с тех пор. О, кстати, а сколько сейчас времени?! — я протянула руку к мобильнику. — Ого!!!

Двадцать три пропущенных вызова, четырнадцать сообщений от родителей, от Максима — ничего.

— «Странно, я ожидала от него другой реакции. Все-таки Макс не перестает удивлять меня. Как хочется позвонить, спросить про Антона, поговорить с родителями. Но нельзя, если сейчас позвоню, то, наверняка, вернусь обратно и не смогу уже разгадать эту тайну никогда, — быстро набрав успокаивающее сообщение для родителей, я отключила телефон, так как мамины вопли сейчас просто неуместны, — Ну, а теперь пора ужинать. Мама совсем недавно вернулась в город, надеюсь, она оставила здесь какие-нибудь припасы»

Я поднялась на ноги, слегка пошатываясь, направилась к двери и…

Все-таки разум еще не совсем проснулся, потому что, проходя мимо зеркала, боковым зрением я увидела в нем незнакомую девушку в таком же халате. Дойдя до двери, я в прямом смысле слова застыла на месте, пытаясь осознать: это еще сон или меня начали посещать галлюцинации? Не найдя правдоподобного ответа, я так и простояла пару минут в замешательстве, а затем включила свет, еще немного потопталась на месте и вернулась к зеркалу.

— Ой, наверное, еще сплю, — решив использовать проверенный способ, я ущипнула себя за руку. — Нет, скорее всего начала сходить с ума, а синяк теперь точно останется. Кто ты?

Молчание, и как нестранно, но девушка в зеркале с точностью повторяла все мои движения, мимику и жесты. Еще минута, и потихоньку до меня начало доходить, что я не сплю, не схожу с ума и в зеркале вижу собственное отражение, только абсолютно мне незнакомое.

Сказать, что я испугалась — нет, скорее мне стало очень любопытно. Но в первые секунды после увиденного я настолько растерялась, что совершенно перестала дышать. В глазах слегка потемнело, и пришлось приложить титанические усилия, чтобы остаться в сознании. Машинально я отошла на пару метров и медленно опустилась на пол.

Не знаю, сколько я так сидела, только когда очнулась, небо стало совсем темным. Я вновь посмотрела в зеркало: ничего не изменилось, на меня смотрела все таже незнакомка.

Далее с моей стороны последовали очень странные движения: я поднялась, немного помедлив, сняла халат, полностью обнажив свое тело, и покрутилась в разные стороны. Удивления только прибавилось.

— Так не бывает! Это невозможно! Это нереально! Интересно, пока я спала, наш дом посетила бригада пластических хирургов или ко мне залетала фея-волшебница. По-моему за последние несколько часов я скинула немного лишних килораммчиков и в рекордно короткие сроки отрастила волосы более чем на тридцать сантиметров, а также, кстати, сменила их цвет, только черты лица остались моими.

При более тщательном осмотре своей новой внешности, я смогла увидеть полную картину изменений: волосы слегка вьющиеся, длинной до поясницы, цвета горького шоколада, и глаза — они стали точь-в-точь как у бабушки — глубокие, темные, изумрудно-зеленого оттенка.

— Что-то это все напоминает, — судорожная работа мозга. — Да, точно! — я ужаснулась. — Видение про танцующую пару — реально! Это мое будущее! Та девушка в зале с роялем, девушка в зеркале и я — один и тот же человек!

Я вновь повторила недавнюю фразу, только теперь в ней было немного больше понимания.

— Но как это могло случиться? А главное — для чего???

Продолжая мысли вслух, я подняла руку вверх, чтобы поправить сбившиеся локоны. В этот момент мой перстень попал в яркий свет люстр, и каскады радужных отблесков засверкали со всех сторон:

— А вот и ответ на первый вопрос. Говорила же бабушка, что он изменит меня. Но даже во сне я не могла себе представить, что это будет настолько серьезно.

В одно мгновение жизнь перевернулась, я действительно поверила в волшебство, а также в существование вещей, не поддающихся никакому человеческому объяснению, просто восприняла произошедшее как данность. Как нестранно, но именно благодаря этому я почувствовала себя намного спокойнее. Натянув халат, я медленно спустилась в кухню.

Консервы, консервы, опять консервы, выбирать не приходится. Зеленый горошек, ананасы в собственном соку и чашка чая с шоколадом. Несварение обеспеченно.

— Итак, вспомним, зачем я здесь.

В попытке наладить мыслительный процесс, я вышла на террасу. Вечерняя прохлада немного помогла успокоить голову.

— «В письме бабушка опять напомнила о Лондоне. И вновь тот же вопрос: каким образом я должна попасть туда? Мне ведь нужна виза, не могу же я поехать от какого-нибудь турагентства, так как понятия не имею, сколько там пробуду, — еще секунда и у меня почти рефлекторно вырвалось, — Вера! Ну, конечно, помочь в этом вопросе сможет только один человек — Вера. Но вдруг она не захочет меня видеть? Ладно, об этом потом, самое главное, как мне найти ее»

Девушка с самой удивительной в мире улыбкой, а на щеках играют ямочки. Мы познакомились еще в институте, между нами сразу возникла крепкая дружба, нам было очень уютно вместе: общие интересы, похожие жизни, одинаковое мировоззрение. При всех внешних различиях, мы прекрасно понимали друг друга. Но несмотря на все это, даже она не смогла спасти меня от того пути, который я тогда собиралась выбрать.

Вновь пришлось включить телефон, я быстро нашла ее номер телефона.

— «Интересно, как она отреагирует на мой звонок, последний раз мы общались около трех лет назад, да и то весьма поверхностно. А вдруг она сменила номер? А вдруг не захочет со мной говорить?»

Не дав надвигающемуся разочарованию обрести полную силу, я нажала вызов. Тишина, теперь гудки: один, два, три, четыре.

— Алло, — раздался до боли знакомый голос.

— Привет, узнала? — глупый вопрос, но что я могу еще сказать сейчас.

— Оля? — ее голос слегка дрогнул.

— Да. Я тебя не сильно побеспокоила?

— Нет, у тебя все нормально?

— «Если то, что я сбежала от мужа, бросила маленького ребенка, общаюсь с призраком, терзаюсь видениями, а также выгляжу как картинка из мужского журнала — можно назвать нормальным, то да, все отлично, лучше и не придумаешь!»

Но вслух я не решилась произнести такой ответ.

— Нет, все очень плохо, и мне крайне необходима твоя помощь, но это не по телефону. Вер, где ты сейчас?

— Ах, ты же, наверное, не знаешь, я переехала и теперь живу в Москве. Даже и не…

— Это замечательно! — я не дала ей договорить. — Я к тебе гораздо ближе, чем ты думаешь. Давай встретимся, что ты будешь делать завтра?

— Вообще, собиралась на работу, но я могу не ходить, — твердо ответила она.

— Вер, а у тебя не возникнут проблемы с начальством?

— Оля, — она засмеялась, — мы так давно не виделись, многое изменилось. Я теперь сама себе начальник, так что мы можем вместе позавтракать, позвони мне утром, может быть часов в десять?

— Хорошо, до встречи.

— Пока.

После нашего разговора на душе заметно потеплело и даже захотелось улыбнуться. Как же давно мы не виделись, как же я по ней соскучилась.

Я вернулась в кухню, посмотрела на часы — 22:28.

— «Нельзя терять время, иначе с московским движением даже к ужину не доберусь, и еще стоит написать записку с просьбой восстановить стену до приезда родителей»

Так я и сделала, затем поднялась наверх, чтобы переодеться. Естественно, одежда, в которой я приехала, оказалась слишком грязной. Вывалив весь имеющийся гардероб, я с большим трудом отыскала более-менее приличные джинсы и рубашку, сбежала вниз, захватив на ходу куртку, а через несколько минут уже сидела в машине.

Тронуться оказалось намного легче, чем в прошлый раз. Игривое урчание мотора подстегивало стремление к скорости, аккуратно проехав ворота, я вдавила газ и через мгновение уже летела по проселочной дороге.

Высоко в небе ярко светит полная луна, освещая путь в неизвестность, которая за последние сутки стала неотъемлемой частью моей жизни.

В столице я оказалась раньше, чем предполагала и это даже к лучшему, будет возможность поразмыслить над встречей с давней подругой. Не тратя время на излишние поиски, я направилась в гостиницу, где мы с Максом обычно останавливались. Она находится почти на Красной Площади — красивая, уютная и очень дорогая.

Только после того, как перед глазами возникли двери парадного входа, я сообразила, что мой внешний вид никак не гармонирует с этим местом, а еще, кажется, здесь принято бронировать номер заранее. Но деваться уже некуда: если сейчас развернусь и пойду обратно к машине, буду выглядеть очень глупо.

За ресепшеном меня встретила девушка — администратор. Она натянуто улыбнулась:

— Чем могу помочь?

— «Хм, не поздоровалась, значит, добиться номера будет немного труднее, чем я предполагала»

— Мне нужен номер.

— К сожалению, ничего не могу для вас сделать, все номера заняты.

Она сказала это с некоторой агрессией, а на лице отпечаталась неприязнь.

— Я понимаю, что мне следовало бронировать номер заранее, — немного раздраженно ответила я, — но возникли непредвиденные обстоятельства. И кстати, мы с мужем часто у вас останавливаемся, можете проверить в своей базе данных.

— Я уже сказала, что все номера заняты.

Она прервала меня на полуслове, и дело вовсе не в бронировании, просто я выгляжу почти как бомж. Конечно, потертая одежда, отсутствие макияжа и растрепанные волосы никак не располагают к посещению отеля в центре Москвы, но мои слова она обязана была проверить, а грубить вообще не имеет права. Я пошла на принцип.

— Хорошо, будьте добры, позовите менеджера, — натянуто вежливо, едва сдерживая гнев, процедила я.

Она ехидно улыбнулась и нажала маленькую кнопку на столе. Через минуту за ее спиной появился молодой мужчина в строгом костюме и идеально завязанном галстуке, его лицо ничего не выражало, хотя, наверняка, данное впечатление обманчиво. Девушка быстро объяснила ему сложившуюся ситуацию, но я решила добавить:

— Как я уже говорила, мы с мужем здесь часто останавливаемся, и может быть, вы могли бы пойти на некоторые уступки?

Я открыла сумку и, как бы случайно, вначале достала золотую пластиковую карту.

— «Может быть, этот аргумент станет для них более убедительным в том, что я не бродяга»

Только потом я вытащила паспорт и подала его мужчине.

— Вот, проверьте.

Менеджер и администратор с удивлением наблюдали за моими движениями, а еще я заметила, что больше всего их взгляд притягивал перстень, и мне в душу закралась некоторая доля тщеславия и гордости. Не говоря ни слова, они взяли паспорт. После того как девушка внесла мое имя в компьютер, мужчина выпрямился и вежливо произнес:

— Г-жа Веленская, прошу прощения за этот инцидент. Впредь такого не повторится. Вы желаете занять свой обычный номер?

Слышать в свой адрес обращение госпожа, было совсем непривычно, и звучало это как минимум глупо, а с учетом моего внешнего вида, даже смешно. Но мелкое тщеславие смешалось со злорадством, я мысленно поблагодарила Макса за частые деловые поездки в Москву, и за то, что он всегда брал меня с собой.

— Не давайте невыполнимых обещаний, а насчет номера я думаю, это было бы наилучшим вариантом.

— У вас есть багаж или мы можем отогнать машину на парковку?

— Нет, я налегке. Ах да, скажите, в какое время открывается парикмахерская?

— В 7:00, — он одобряюще окинул меня взором, протянул паспорт и ключ от номера, — приятных снов.

Я саркастично улыбнулась и пошла к лифту.

Глухой щелчок выключателя и два десятка светильников озарили помещение. Широкий холл, просторные комнаты, огромная кровать с десятком подушек и пуховыми одеялами, джакузи, витражные окна с видом на Красную Площадь — ничего не изменилось. Я приняла теплую ванну, легла в кровать и постаралась заснуть, но сколько бы ни укладывалась, мозг продолжал обдумывать предстоящее утро.

— «Что я ей скажу? Привет Вер, подскажешь, как сделать визу. Нет, так нельзя. Узнает ли она меня, узнаю ли я ее? Какой будет наша встреча… Так, хватит, все будет так, как должно быть!»

Я натянула одеяло до самой макушки, но, даже полежав во всех углах двухметровой кровати, не смогла уснуть и решила больше себя не мучить. Достав из мини-бара пакет сока, остаток ночи я провела в пустых размышлениях о смысле жизни, о произошедших событиях и о том, во что для меня все это выльется.

— «6:15. Наконец-то! — встав с кресла, я осмотрела свои вещи, — да уж!» — надевать эти лохмотья совершенно не хотелось, но другого выбора нет.

Автоматические двери салона красоты приветливо распахнулись, я осторожно вошла внутрь. Утренние часы оказались весьма плодотворными: легкая укладка, макияж, новая одежда из ближайших магазинов. Теперь оставалось позвонить Вере и напомнить о себе, но она меня опередила.

— Привет! — радостно произнесла я в трубку телефона.

— Привет! Оль, ты уже в Москве?

— Ага, как раз собиралась звонить тебе. Завтрак в силе?

— Конечно! Ты где остановилась?

— Ну, можно сказать на Красной Площади.

— Тогда я могу подъехать в гостиницу. Посидим в ресторане.

— Да, это было бы замечательно, — облегченно ответила я и назвала адрес.

— Встретимся через полчаса в ресторане.

— Жду тебя.

Выбор остановился на двухместном столике, уютно расположенном в дальнем углу зала. Расплывшийся в улыбке официант подал меню и застыл на месте. Я несколько раз взглянула на него, он смотрел на меня как завороженный и никак не отреагировал, а лишь стал похож на статую.

— «Все-таки, наверное, с глубиной выреза на блузке я слегка переборщила»

— Когда заказ будет готов, я вас позову, — громко сказала я.

Он, не говоря ни слова, пару раз моргнул и медленно развернулся, а через минуту скрылся за ширмой в противоположном углу зала. Я подняла голову, и сердце в очередной раз глухо заныло от тоски. В нескольких метрах от меня стоит совершенно неподвижная девушка. Густые русые волосы, огромные голубые глаза, слегка вздернутый подбородок — за столько лет ничего не изменилось. Узкое черное платье с коротким рукавом плотно облегает ее фигуру, великолепно подчеркивая все достоинства.

Моя первая реакция была такой же, как и у нее, я сидела не шевелясь. Только спустя минуту я встала и, немного приподняв руки, тихо прошептала:

— Вера.

Она медленно двинулась вперед, одаривая меня сильно удивленными взглядами. Мы подошли ближе, чуть помедлив, крепко обнялись. Разговор начался с перебиваний друг друга.

— Сколько мы не виделись?

— Как много времени прошло?

— Оля, что с тобой? Я едва узнала тебя. Ты так изменилась, волосы перекрасила, — чуть позже более ровным тоном продолжала она.

Наблюдательность и любопытство всегда были одними из главных качеств Веры.

— Знаешь, дорогая, ты тоже мало напоминаешь мою давнюю подругу. По-моему, время пошло тебе на пользу, — я постаралась увести разговор от обсуждения моей изменившейся внешности, но безрезультатно.

— Давай рассказывай, что ты с собой сделала, — без промедления начала подруга.

— Нет, ты первая, моя история не очень веселая. Но для начала, давай что-нибудь закажем, а-то я давно нормально не ела.

— По тебе это заметно! — она весело рассмеялась и принялась усердно изучать меню.

Через несколько минут нам принесли горячие тосты, большой чайник ароматного кофе. Я мгновенно проглотила свою порцию и, налив вторую чашечку, взглянула на Веру.

— «Как же я рада тебя видеть! Как же я соскучилась! Как же я ненавижу Макса за то, что он лишил меня твоего общества!!!», — а вслух продолжила, — Вера, расскажи о себе!

— Хорошо. В общем, если не сильно вдаваться в подробности моя история совсем короткая. Около трех лет назад я переехала в Москву, открыла небольшую фирму и теперь работаю дизайнером помещений. Поначалу было тяжело, но сейчас мои проекты весьма востребованы. А через пару месяцев после открытия влюбилась в своего клиента, его зовут Александр. Встречались аж целый месяц! — Вера многозначительно приподняла левую бровь и весело рассмеялась. — Затем зарегистрировали свои отношения, а через год после свадьбы я родила двух девочек. В общем, замечательная работа, любящий муж, две чудесные дочки и целое море радости, — затем, немного помолчав, она добавила более серьезным тоном, — но знаешь, только тебя в моей жизни не хватает, я так скучала. Теперь твоя очередь!

Я, искренне радуясь за нее, медлила с ответом. Она, молча, смотрела на меня.

— Я ушла от Макса.

Ее реакция на многие вещи всегда была странной и непредсказуемой, но сейчас она превзошла саму себя.

— Ну, наконец-то!!! — бурный взрыв смеха.

Онемев от неожиданности, я часто заморгала, предательски подступившие слезы обиды на ее неуместный смех сжали горло, и я выпалила на одном дыхании:

— У меня несчастье! У меня беда! У меня жизнь по частям разваливается! А ты веселишься!!! Спасибо! Поддержала!

— Оль, прости, я не хотела тебя обидеть! — видя мои слезы, она мгновенно прекратила смех. — Ты же понимаешь, что рано или поздно это должно было случиться. Ну, подумай сама: какая жизнь?! Какая у тебя с ним жизнь! Я видела вас вместе несколько раз: «да, конечно, нет». За все время ваших отношений ты что-нибудь еще произносила в его присутствии? Да ты же с ума сходишь! Оборвав все связи с внешним миром, растеряв всех друзей и знакомых, закрылась в четырех стенах и искренне пытаешься верить в свое счастье, хотя, судя по всему, у тебя это плохо получается. Так нельзя! Я не очень хорошо знаю твоего мужа, но чувствую, что тебе нужно держаться от него подальше. Пойми простую истину: человек должен жить полной жизнью, а не влачить жалкое существование коматозника!!!

Феерическое окончание слегка затянувшейся тирады. Воцарилась неловкая тишина. Я внимательно смотрела на свою подругу: в ее глазах отразилось раздражение и даже некоторая доля злости, смешавшиеся с искренней обидой за мою непонятную жизнь. Но больше всего она не понимала, почему я с ним. Впрочем, здесь мы с ней очень похожи, я так же не могу этого понять. Тут мне опять вспомнилась фраза: «семилетняя кома».

— Хм… бабушка то же самое сказала, — я произнесла свою мысль вслух.

Снова пауза. Вера взглянула на меня с некоторой опаской:

— Оля, ты здорова? О ком ты говоришь? Ведь, насколько мне известно, она давно умерла.

— «Ой, прокололась. Ей не стоит знать о некоторых подробностях моей нынешней жизни, а то правда к психиатру отправит. Надо как-то срочно поправить положение!»

В целях восстановления мирного течения беседы, я неловко улыбнулась.

— Не волнуйся, со мной все хорошо. Знаешь ты совершенно права, и я с тобой полностью согласна. Просто недавно мне приснился сон, в котором бабушка говорила так же, как и ты.

Вера никак не хотела униматься, похоже, что сегодня она решила разложить мою жизнь по полочкам.

— Это не бабушка говорила, а твое подсознание. Даже оно кричит о необходимости смены стереотипов поведения! Ты молода, умна, красива, богата! У тебя есть всё, чего можно только пожелать! И теперь объясни мне: зачем ты тратишь свои годы впустую?! Я помню, какой ты была раньше — ты всегда улыбалась, и никогда не забуду день твоей свадьбы: ты все время молчала и смотрела в пустоту; тогда мне показалось, что ты умерла. А теперь твой взгляд изменился еще сильней: глаза пустые, темные и очень грустные.

— Ладно, Вер, хватит! — я резко прервала затянувшийся монолог, не давая перейти ему в разряд нравоучений. — Я уже все поняла, и теперь самое время сменить тему. Кстати, я приехала непросто так, у меня к тебе дело.

— Да? И какое? — спросила она, подозрительно поглядывая в мою сторону.

— Ну, так, мелочь. Мне очень срочно нужна виза в Англию. Не знаешь, кто бы мог помочь? — с наигранной непринужденностью ответила я, опасаясь надоедливых вопросов, на которые у меня самой нет ответов.

— Действительно мелочь — Вера усмехнулась, — интересный вопрос. Если я спрошу: зачем тебе в Англию, ты мне, конечно, не ответишь?

— Отвечу, но чуть позже, — опрометчиво пообещала я, но отступать было уже поздно.

— Так я и думала. Но по странному стечению обстоятельств, я знаю одного человека, кстати, ты его тоже знаешь.

–???

— Олег, — коротко и ясно ответила она.

— «Чудненько! Теперь ясно, почему он мне приснился» — после минутного удивления, подумала я, но все же решила уточнить. — Вер, а он здесь причем?

— Ну да, конечно, ты и об этом ничего не знаешь, потому что чаще нужно общаться с людьми. Он работает в МИДе и не самым последним человеком. Я думаю, он по старой памяти не откажет! — твердо ответила она.

Я в свою очередь не разделила ее уверенности в нашем общем друге. Слишком много времени прошло. Поэтому решила уточнить:

— А вы всё также продолжаете общаться? Часто видитесь?

— Видимся редко. В основном в соцсетях переписываемся. А про тебя он часто спрашивает, только до определенного момента мне нечего было ответить, зато теперь…

— Он знает о моем приезде?! — удивилась я.

— Ну, — она медлила с ответом, виновато поглядывая в мою сторону.

— Бессовестная болтушка! Когда ты только все успеваешь? Ладно, с другой стороны, я тебе даже благодарна, вдруг он действительно согласится помочь. У тебя есть его номер телефона, как с ним связаться? — спросила я уже более спокойным тоном.

— Это все, что тебе надо в данный момент?! Номер телефона, и все?! — обиженно воскликнула моя подружка. — Неужели не интересно как сложилась его жизнь, женат ли он, есть ли у него дети? Да и вообще, ты только приехала, мы столько не виделись, а ты опять пытаешься исчезнуть!

Ее голос прозвучал немного сдавленно, насквозь пронизанный обидой. Мне стало не по себе.

— Верочка, миленькая, прости пожалуйста, просто у меня действительно сейчас очень непростая ситуация в жизни и совершенно нет времени, срочно надо в Лондон. Я обещаю, когда разберусь со своими делами, то возьму сына, и мы приедем к тебе в гости. А сейчас мне надо спешить.

Она нехотя достала мобильник, набирала номер, на другом конце ответили почти сразу. Вера, чуть прищурившись, посмотрела на меня. Но когда я догадалась, что она собирается сделать, было уже поздно.

— Да, привет, — сказала она ровным голосом, — тут с тобой один человек желает поговорить!

Ее маленькая месть застала меня врасплох. От странного волнения я нервно замотала головой и не заметила, как она вложила мне трубку в руки, деваться было уже некуда.

— Привет, это Оля, узнал? — дрогнувшим голосом, пролепетала я.

Пауза на другом конце слегка затянулась, а потом весьма удивленный голос легко и по-дружески ответил мне:

— Привет.

Я практически сразу расслабилась, будто нам вновь по семнадцать лет, и не было того ушедшего времени, которое навсегда изменило наши жизни. Олег решил сразу перейти к делу.

— Оля, тебе требуется моя помощь?

— С чего ты это решил?

Я настолько оторопела от столь прямого вопроса, что не смогла признаться сразу, а еще мне, наверное, просто стало стыдно, также как перед Верой, за свое исчезновение и за то, что после стольких лет неизвестности я начинаю восстановление дружеских отношений с просьбы.

— Просто, мне так показалось, — спокойно ответил он.

Но не было смысла отрицать истинную причину моего звонка, поэтому я быстро объяснила, что мне очень срочно нужда виза, что времени на ожидание нет, и как только будет все готово, я вылечу первым же рейсом. Он внимательно слушал, а потом спросил:

— У тебя документы с собой?

— Да, — коротко ответила я.

— Хорошо, я сейчас подъеду, вы где?

— Мы в ресторане, — я продиктовала адрес гостиницы.

— Выезжаю, ждите, — он отключился.

Я отложила телефон и уставилась в пустоту, за все время разговора Вера не подавала никаких признаков жизни.

— Оля, очнись, — она легонько дернула меня за руку.

— Да, я здесь, просто, я как-то странно себя чувствую…

— Ага, я вижу, нервы явно не в порядке.

— В порядке.

— Тогда перестань мучить салфетку! — с усмешкой сказала она, взглядом указывая на горку растерзанной бумаги.

Я посмотрела на изорванные клочки, сердце взволнованно забилось. Приложив немало усилий для восстановления спокойствия, я постаралась продолжить разговор.

— Знаешь, Вер, я так разволновалась, потому что вы мои самые близкие друзья. Вы люди, которым я всегда доверяла. Я исчезла из ваших жизней, ни с кем из вас не общалась и мало интересовалась вами. А теперь, спустя столько лет, у меня возникли неприятности, и я пришла именно к вам. Но, несмотря на мое нежелание с вами общаться на протяжении всего времени, вы не бросили меня, не отказали в помощи. И ещё, с тобой я уже встретилась, а с ним только предстоит. Что я ему скажу? Что он мне скажет, что спросит? И что я должна буду ответить. Я очень плохо поступила по отношению к вам. И мне так стыдно, что приходится начинать с просьбы.

Я прервалась, комок подкатил к горлу.

— Я все понимаю, — серьезным тоном сказала Вера, беря меня за руку. — И хватит плакать, иначе глаза будут красные. Я думаю, у нас есть в запасе минут сорок, так что давай ты выпьешь бокал вина, а потом поднимешься в номер и принесешь все необходимые документы.

— Вер, какое вино, сейчас утро! — все еще всхлипывая, я удивленно посмотрела на нее.

— Ну и что, у нас особые обстоятельства. А еще, если ты не заметила, дрожащие руки и немного заикающаяся речь не способствуют решению важных вопросов.

— А ты?

— А я за рулем, — Вера недовольно передернула плечами.

Через минуту мне принесли бокал красного вина. Сделав несколько глотков, я немного успокоилась. Хотя, это всего лишь самовнушение.

— Хм… кстати, представляешь, меня нет дома больше суток, а Макс до сих пор ни разу не позвонил. Нет, не то чтобы я расстроилась, но он всю нашу совместную жизнь держал меня возле себя, а тут даже не беспокоится.

— Может быть, он, наконец-то, отстал от тебя? — предположила Вера.

Я задумалась.

— Что-то мне подсказывает, что нет, здесь дело вовсе не в этом. Я это точно чувствую.

— Так, давай сменим тему, расскажи лучше, что у тебя за красота на пальце? Это Макс подарил? — заинтересованно спросила она, рассматривая мой перстень.

— Нет. От его побрякушек у меня сердце льдом покрывается, а это наследство от бабушки. Что-то вроде семейной реликвии.

— Ему, наверное, сотни лет, удивительная красота, — ее восхищение мне весьма польстило, а затем она опомнилась, — тебе же пора идти за документами, только возвращайся скорей, Олег скоро приедет.

Я послушно встала и отправилась в номер. Взяла все необходимое и пошла назад. Еще в дверях ресторана, я увидела за нашим столиком малознакомую мужскую фигуру. Но тут же догадалась, Олег. Они с Верой увлеченно беседовали. Я немного притормозила в нерешительности, но затем быстро собралась и максимально непринужденной походкой проследовала к своему месту. Однако волнение оказалось сильней, сердце заколотилось, как мотор. Мы так давно не виделись. И вот я, едва касаясь пола, словно в полусне, почти приблизилась к нашему столику.

Тут Олег поднял голову и посмотрел прямо на меня. Глаза вначале сузились, а затем широко распахнулись, рот немного приоткрылся, а левая бровь изогнулась дугой. На лице отразилось явное удивление. Вера, заметив его реакцию, обернулась.

— А вот и Оля!

Я подошла к ним вплотную. Олег, будто опомнившись, резко поднялся. Лишь теперь я смогла оценить, как сильно он изменился: ростом выше меня на целую голову, прямая осанка, широкие скулы, волевой подбородок, абсолютно мужская правильно сложенная фигура. Только глаза остались прежние: светлые, чистые, даже немного детские.

— Привет, — я, улыбаясь, нерешительно протянула ему руку.

— Доброе утро, — он также нерешительно ответил на мое рукопожатие, которое слегка затянулось.

— Эй, может быть, вы все-таки присядете! — спустя почти полминуты, позвала нас Вера.

Первым отреагировал Олег:

— Оля, ты так изменилась! Наверное, встреться ты мне на улице, я бы тебя не узнал. Присаживайся, — он галантно отодвинул мой стул.

— Благодарю, — я села. — Ты тоже мало напоминаешь парня, которого я знала!

Мы взаимно улыбнулись, и вроде бы все стало на свои места. Я почти перестала нервничать. Они мои близкие друзья, а истинная дружба может многое простить.

— Оль, извини, но давай перейдем сразу к делу, у меня сейчас действительно очень мало времени.

Наш разговор сразу перешел в деловое русло, и, честно говоря, я была очень рада этому, так как обсуждать наши жизни, а точнее мою жизнь, совершенно не хотелось. Я не хочу, чтобы он знал о том сумбуре, который происходит со мной на протяжении семи лет.

— Олег, мне очень срочно нужна виза в Англию, если ты можешь чем-нибудь помочь, я буду тебе очень признательна, — сказала я, протягивая свои документы.

— Сколько у тебя есть времени? — коротко спросил он.

— Я уже опоздала.

— Хорошо. Ну, в смысле, плохо. Я постараюсь приложить все усилия, чтобы сделать ее в кротчайший срок.

— Олег, с деньгами проблем нет, и если…

— Оль, — он оборвал меня на полуслове, — если бы вопрос был только в этом, тогда бы действительно никаких проблем не было. Все девчонки, мне пора.

Он поднялся, по-дружески поцеловал Веру в щеку и повернулся ко мне. Я крепко обняла его.

— Огромное спасибо.

— Потом будешь благодарить. До встречи.

Он улыбнулся, я улыбнулась ему в ответ. Он быстро вышел из ресторана.

Наше общение прошло легко, как много лет назад. И от этого с души будто камень свалился.

Мои размышления прервал звонок телефона, Вера взяла трубку, после нескольких фраз ее голос стал взволнованным:

— Да, сейчас выезжаю, — она отключила телефон.

— Что случилось? — поинтересовалась я.

— Звонила няня, у девочек высокая температура, мне надо ехать домой, — коротко объяснила она.

— Хочешь, составлю тебе компанию? — предложила я.

— Да, это было бы отлично! — с радостью согласилась Вера.

Мы вышли из ресторана, сели в машину и отправились к ней. Всю дорогу Вера наблюдала за мной, но так ничего и не спросила. Мы приехали домой, через некоторое время пришел врач, у девочек оказалась обыкновенная простуда. Весь остаток дня я провела у Веры, мы болтали на отвлеченные темы и возились с детьми, но мысли мои были далеко отсюда: рядом с сыном, родителями и предстоящей поездкой в Лондон. Я переночевала у нее, а ближе к вечеру, вопреки уговорам Веры, поехала в гостиницу.

Утро для меня началось ближе к полудню. Сначала позвонил Олег и попросил у меня фотографии на документы, затем Вера позвонила и предложила пообедать в ресторане моей гостиницы, я с удовольствием согласилась. Я сфотографировалась, отвезла Олегу снимки и вернулась в гостиницу. Вера уже ждала меня за вчерашним столиком.

— Как девочки? — спросила я, после теплых приветствий.

— Лучше, с ними остался Саша. Оль, хочу спросить тебя: о чем ты все время думаешь? — поинтересовалась Вера, видя мою рассеянность.

— Да так, о многом: о своей жизни; о прошлом и будущем; о том, как мне дальше жить; о разном.

— Расскажи мне, пожалуйста.

— Вера, понимаешь, в двух словах всего не передать, а некоторые вещи вообще не объяснить, да и рассказчик из меня не очень хороший. Как-нибудь в следующий раз я обязательно попробую.

— Знаешь что? Давай мы все-таки не будем дожидаться следующего раза.

Она позвала официанта, заказала два говяжьих стейка с гарниром, овощную нарезку, фрукты, сок и литровую бутылку рома. Я начала отказываться, аргументируя это тем, что кроме вина, и то не более бокала, вообще ничего не пью. Но все сопротивления оказались бесполезны. Хотя, может быть, она права, и мне действительно необходимо поговорить в более расслабленном состоянии? Но литровая бутылка рома — это уже точно перебор!

— «Ступеньки… лифт, кнопки, поехали… ой, только бы не стошнило!… коридор… дверь, замок… шкаф, вешалки… кровать, сон… наконец-то!»

— «Ну, что за надоедливый звук! Выключите его кто-нибудь!!!», — звук раздается где-то рядом, причиняя немалую боль распухшей голове.

Я с трудом разлепила глаза, очень темно. Приподнялась, голову насквозь пронзила пульсирующая боль. Пытаясь найти предмет раздражения, на ощупь включила светильник. Звук исходит от моего телефона, номер не определился:

— Алло, — пересохшим горлом выдавила я.

— Оля, привет, извини, что разбудил.

— «Ах, это же Олег!», — я вскочила, боль новой волной окатила почти расплавившиеся мозги, собралась с мыслями и вслух ответила, — нет, я уже почти проснулась.

— Уже? — повторил он как-то недоверчиво.

Тут я поняла, что, скорее всего, сморозила какую-то глупость. За окном темно, но что сейчас: раннее утро, поздний вечер или глубокая ночь.

— «Надо срочно сориентироваться, — я посмотрела на часы, — время 23:40, следовательно, за окном ночь. Мы с Верой просидели до семи часов вечера, допив бутылку, решили, что пора расходиться. Смутно помню, как я добралась до номера. И еще, кажется, я обещалась завтра приехать в гости, но об этом потом. Сейчас надо разобраться с Олегом. А на будущее, больше никогда не буду пить!»

— Да, уже. Мы с Верой решили пообедать сегодня вместе и немного засиделись в ресторане, так что после нашего с ней общения помочь мог только сон, — сконфуженно ответила я.

— И насколько вы засиделись? — спросил он, едва сдерживая смех.

— На бутылочку рома, — признаться в размере «бутылочки» оказалось ужасно стыдно.

— Понятно. У меня все готово!

— Что готово? — не понимая, переспросила я.

— Виза! Оля, проснись.

— Правда?! Так быстро! Это невозможно! — от радости залепетала я в ответ. — Куда мне подъехать?

— Не надо никуда ехать, я внизу. Разрешишь подняться?

— Да, конечно, — на автомате ответила я, а когда сообразила, было уже поздно.

«Язык мой, враг мой», он всегда опережает мысли. Я так и застыла в растерянности. Во-первых: я почти нагишом стою возле раскуроченной кровати; во-вторых: у меня нет никакой сменной одежды, не натягивать же юбку и блузку; и в-третьих: мой внешний вид, после литра рома на двоих, как минимум, оставляет желать лучшего.

Несколько секунд я стояла в полном замешательстве, а затем с нечеловеческой скоростью начала метаться вокруг кровати, пытаясь придать ей более потребный вид. После того, как с приборкой было покончено, я пулей вылетела в ванную, стараясь не обращать особого внимания на свою многострадальческую голову.

Как нестранно, но мое лицо, за исключением несмытого макияжа, ничем не выдавало дневной перебор с алкоголем. Принять ванну, конечно, я не успела, но зубы почистила дважды. И когда я почти закончила расчесывать спутавшуюся копну волос, раздался тихий стук в дверь. Я быстро натянула толстый махровый халат с гербом гостиницы, одноразовые тапочки (другого выбора все равно нет) и бросилась открывать дверь.

На пороге стоял Олег, держа в одной руке поднос с большой чашкой кофе, а в другой папку с бумагами. Одет он был весьма представительно, впрочем, как и в прошлый раз: идеально сидящий костюм из тонкой шерсти, светлая рубашка, но уже без галстука и с расстегнутым воротом. Всем своим видом он внушал ощущение спокойствия и стабильности, чего мне на данный момент очень не хватало.

— Я подумал, что тебе это может пригодиться, — подмигнув, сказал он и протянут мне поднос.

— Ты даже не представляешь насколько! — я с огромной благодарностью взяла чашечку и проводила его в гостиную.

Присев на диван, он, молча, ждал, пока я допью кофе, а затем спросил:

— Ну как, полегчало?

— Если честно, не очень, — я не стала обманывать, так как состояние было: хуже не придумаешь.

— Потерпи минутку, — он встал, подошел к мини-бару и достал миниатюрную бутылочку коньяка.

— Нет, нет, — в ужасе я замотала головой, — с алкоголем покончено навсегда!

— Прими как лекарство, сразу станет легче, а я составлю тебе компанию, — разлив бутылочку пополам, он протянул мне бокал, — и, кстати, тебе есть, что отметить.

— Ага, первое в жизни похмелье! — от запаха коньяка меня тут же замутило, обед чуть не вырвался наружу, я поморщила нос.

— А ты не нюхай, сделай два небольших глотка. И, вообще-то, я имел в виду твою визу.

В его голосе было столько уверенности, что все мои возражения мгновенно испарились. Сосредоточившись на коричневой массе, которая плескалась в бокале, я перестала дышать и последовала совету. Как нестранно, но дурно пахнущая жидкость уже через пару минут принесла долгожданное облегчение кипящему затылку. Я немного расслабилась.

— Больше никогда в жизни не буду пить!

— Никогда не говори никогда! — он непринужденно рассмеялся и протянул мне конверт из папки, — лучше посмотри вот это.

Я мельком просмотрела содержимое конверта, конечно, все оказалось в полном порядке.

— Я так рада, большое спасибо! Даже не буду спрашивать: как ты успел так быстро, все равно же не ответишь? — я выдержала непродолжительную паузу и многозначительно посмотрела на него, в подтверждение моих слов Олег только ухмыльнулся. — Ладно, теперь надо позвонить в аэропорт и забронировать билет на ближайший рейс.

— Вообще-то, я решил и в этом помочь тебе, всё равно паспорт с собой был, поэтому купил билет, вылет завтра утром, — он деловито посмотрел на меня и протянул еще один конверт.

Я растерянно взяла конверт, не зная, что ответить. А затем бросила его на столик, и обняла Олега с такой нежностью, на которую только была способна, он ответил на мои объятия.

— Я не заслуживаю такой заботы. Спасибо. Спасибо тебе огромное за все, что ты сделал.

Он ничего не ответил, только еще сильнее прижал меня, а затем поцеловал в лоб.

— Олег, спасибо большое, — вновь повторила я.

— Надеюсь, это поможет тебе.

Он улыбнулся и вышел в коридор, а я так и осталась стоять посреди гостиной в каком-то странном смятенье.

Первые лучи восходящего солнца озарили сонный небосклон. Последние звездочки нехотя покидали свой ночлег, мерцая на прощанье тусклым сиянием. Город медленно начал просыпаться. Я встала с кровати и, завернувшись в одеяло, вышла на балкон.

— Что жизнь грядущая мне несет? Справлюсь ли я с задачей, сути которой даже не знаю? — как обычно миллион вопросов и ни одного ответа.

Но несмотря на все эти вопросы, бессонные ночи и нервное переутомление, я не чувствовала себя усталой или измотанной, как это было до недавнего времени. Что странно, меня больше никак не трогало существование Макса, я больше не испытывала той наркотической зависимости от него, и мне вообще вдруг стало плевать на него. Я ощущала себя смертельно больным человеком, которому только что объявили о полном исцелении. До краев наполненная бурлящей энергией, я готова была парить, одаривая каждое встречное существо улыбкой. Теперь нет страха, ненужных сожалений, неразделенных чувств. Теперь есть чистая страница моей жизни, теперь все по-другому.

Не ощущая весенней прохлады, я раскрыла одеяло навстречу восходящему солнцу и, гордо подняв подбородок, поприветствовала первый рассвет своей новой жизни.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сквозь время. Книга первая предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я