Болезнь
Анна Александровна Кривицкая

Есть болезни нашего тела, а есть болезни ума и души. Какая из этих субстанций прочнее? Где окажется слабое место? Это рассказ о том, как один драматический случай перевернул с ног на голову несколько жизней. Как мать может повлиять на судьбу своей дочери. Как можно подорвать свое здоровье, если у тебя есть расстройство пищевого поведения.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Болезнь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

***
***
***

Валя прокралась на кухню. Растрепанная и немного опухшая, взяла турку и насыпала в нее свежемолотый кофе. Следуя зову манящего аромата, подтянулась и Луиза, потирая сонные глаза.

Она взглянула на племянницу и округлила глаза.

— ООО!!! Да ты хорошо выглядишь!!! Как раз именно так, как надо выглядеть в день знакомства с родителями жениха. Я вижу, вы вчера хорошо отдохнули, — произнесла она со смехом.

— Во-первых, доброе утро, Луиза! Во-вторых, Денис мне не жених!!! А в-третьих, душ и макияж мне скоро помогут, — отпарировала Валя.

— Ну конечно, не жених. Как там у Вас принято говорить — boyfriend? — Луиза зевнула. — Давай, наливай уже кофе!

— Я вчера тоже кое с кем познакомилась, — начала Луиза и стыдливо опустила глаза, как будто ей было всего пятнадцать лет.

Валя изумилась. Луиза в первый раз заговорила о своей личной жизни и решила поведать ей какой-то интересный факт из нее. Она тетю никогда сама не расспрашивала, из чувства такта, боясь наступить на больную мозоль женщины. По общепринятым параметрам современного общества, она давно уже должна была иметь мужа и ребенка-подростка, как минимум. Но, видимо, не сложилось. Хотя по поведению Луизы никогда нельзя было сказать, что она о чем-то грустит и сожалеет в своей жизни. Может быть, она просто умело маскировала свои чувства за актерской бравадой и жизнерадостностью. А может, это было ее нормальное состояние. Она себя не выдавала.

Луиза молчала и Валя произнесла тихонько, боясь спугнуть удачу:

— Я внимательно слушаю…

— Да вот ехала вчера из студии и почувствовала, что машину немного ведет и что-то постукивает сзади. Остановилась посмотреть, а у меня колесо заднее спустило. Запаска у меня есть, конечно. Только вот я менять колеса не умею. Встала. Думаю что делать. Тут останавливается шикарная машина и выходит водитель. Плотный такой. Бугай. Предлагает помочь. Я, конечно, соглашаюсь. А у машины его задние стекла тонированные. Когда он закончил, задняя дверь открылась и вышел импозантный такой мужчина. Высокий. И говорит ему: «Спасибо, Александр. Садитесь в машину, я сейчас подойду». Бугай уходит, а он протягивает мне визитку и просит позвонить вечером. Зовут его Герман…

— И чтоооо? Позвонила?

— Да, я сомневалась, конечно. Потом подумала: «Почему бы и нет?». Может быть, и в моей жизни случаются сказочные истории с принцами.

Он пока на принца вполне тянет, — улыбнулась Луиза, — пригласил в ресторан сегодня вечером. Обещал заехать в семь. Так что, и я сегодня не скучаю, — подытожила она.

— Я искренне за тебя рада!!! — сказала Валя и пошутила, — Герман и Луиза… Отличное сочетание!!!

На что Луиза бросила в нее маленькую конфетку.

Они допили кофе и Валя отправилась собираться. Умывание прохладной водой и душ помогли ей снова почувствовать себя свежей. Она причесалась, нанесла легкий макияж и надела свое самое красивое платье. Скромное, но элегантное, оно выгодно подчеркивало плюсы в ее фигуре и внешности, маскируя возможные недостатки. Черное в мелкий белый горошек, облегающее талию и с пышной юбкой, как носили в шестидесятые. Черные туфли на маленьком аккуратном каблучке и небольшая сумочка дополняли образ. Все это ей очень шло.

Денису она велела не приезжать за ней, чтобы он ждал ее дома вместе с родителями. Они жили не так далеко друг от друга и можно было прогуляться до его дома по хорошей погоде. Короткий путь, плюс ко всему, лежал вдоль набережной, где у Вали всегда поднималось настроение. Особенно в солнечные дни, когда лучи прыгали по мелким барашкам реки и наполняли тело гормонами счастья.

Валю очень тянуло к воде. Это была хоть какая-то замена морю, рядом с которым она провела почти всю свою жизнь. Она всегда старалась побольше времени проводить на набережной и часто там прогуливалась одна, или с друзьями. Иногда приходила к реке погрустить в тяжелые моменты, чтобы отдать течению свои горечи и печали.

В эту прогулку настроение ее было замечательным. Она предвкушала скорое воссоединение с морем. Хоть и не родным, но похожим. Какой же там воздух. Совсем другая атмосфера. Она втянула носом тяжелый воздух города и поморщилась. «Совсем не то», — подумала Валя, — ну ничего, уже совсем скоро. Осталось только выдержать предстоящее «Знакомство с родителями»». Конечно, она немного лукавила. Ничего из того, что она знала о родителях Дениса, не предвещало тех неприятностей, с которыми сталкивались герои одноименной кинокомедии. И жениться они пока не собирались. Может быть, и правда было уже неудобно держать родителей в неведении, ведь они были вместе уже почти два года.

Семья у него была не очень состоятельная, но достаточно интеллигентная. Оба родителя — сотрудники научно-исследовательского института. Сдержанные и воспитанные, по словам Дениса.

Так, думая о том о сем, Валя подошла к его дому. Поднялась на третий этаж и нажала на кнопку звонка рядом с коричневой дверью с ромбами.

Денис открыл дверь, улыбаясь и чинно произнеся:

— Добрый день! Ты прекрасно выглядишь, — и сдержанно поцеловал Валю в щеку.

— Ммм, какие манеры! Спасибо, мне очень приятно, — ответила она с улыбкой.

Мама Дениса — Любовь Михайловна хлопотала на кухне, заканчивая последние приготовления к обеду. Отец — Геннадий Петрович читал газету, сидя в кресле в гостиной. Они собрались все вместе и Денис всех официально представил. Мама его, судя по всему, была женщина милая и душевная. Она сразу сделала Вале комплимент, похвалив ее платье и по-дружески увлекла ее в кухню, чтобы помочь накрыть стол. Поручив Вале нарезать хлеб, она спросила:

— Валечка, Вы очень голодны? Еды хватило бы на двенадцать персон. Что-то я разошлась, стараясь всем угодить.

Валя замялась. Если сказать честно, она была очень голодна. Как на зло, она находилась как раз в одном из своих критических периодов. Несколько дней назад она обнаружила на весах около двух лишних килограмм и старалась есть меньше. А если с позволяла себе лишнее, то старательно избавлялась от съеденного, как вчера в мексиканском кафе.

Все началось, когда она только переехала жить к Луизе. Однажды тетя приготовила несколько аппетитных грузинских блюд, вспоминая наследие своей бабушки Софико. Сациви, Лобио, Хинкали… Был выходной, когда ни у Вали, ни у Луизы не было планов и занятий. Луиза была в этот день такой же, как всегда: почти черные волосы убраны в высокую прическу, макияж слишком яркий для повседневной жизни, взгляд полный энергии и решимости. Если она решила приготовить обед, что делала нечасто, то отдавалась этому процессу полностью, делая все аккуратно и щепетильно. Кулинарное вдохновение захватывало ее редко и полностью. Получалось очень вкусно. Манящие ароматы разносились по всей квартире. Валя закрыла дверь и села заниматься, надеясь перестать обращать внимание на аппетитные запахи. Но через какое-то время в ней постучала Луиза, звеня двумя высокими бокалами для вина.

— Пойдем, детка, отпразднуем твой переезд ко мне, — произнесла она энергично, — ты здесь уже почти два месяца, а мы так и не подняли бокалы!

Настроение и тон ее не терпели никаких возражений. Валя послушно поднялась с кровати и отправилась за ней в зал.

Луиза откупорила бутылку красного полусладкого вина и произнесла тост:

— Выпьем за то, чтобы мы с тобой тут жили дружно и счастливо!

— Отличный тост! — поддержала Валя, — Жаль, Барсику нельзя к нам присоединиться.

Луиза улыбнулась:

— У него там на кухне свой пир.

Валя пыталась сопротивляться, но Луиза положила ей на пробу все, что приготовила. Вроде по чуть-чуть, но вместе получилось довольно прилично. Валя не привыкла так плотно кушать, а Луиза болтала и подливала красное вино в бокалы.

Луиза все пыталась узнать, что интересное происходило в их с мамой жизни за эти годы. Устроила ли Лиза снова свою личную жизнь, была ли Валя в кого-то влюблена, как они справлялись вдвоем без поддержки. Но Вале нечего было ей рассказать. Жизнь их текла размеренно и однообразно, менялись лишь диеты и показания на весах, но это она не стала открывать тете. Учеба занимала много времени. Мальчики, конечно, интересовались и интересовали ее, но обычно выбирали кого-то посмелее Вали.

Апофеозом ужина была нежнейшая пахлава. Луиза купила ее у знакомой женщины, которая великолепно пекла. Валя не устояла, тем более, что она ее обожала. Ей так редко приходилось есть то, что она действительно любит. Позже Валя помогла Луизе убрать со стола, помыть посуду и отправилась в свою комнату. Немного одурманенная вином, она прилегла на кровать. Желудок был полон. Валя уже начала жалеть о том, что позволила себе столько съесть. Особенно душу скребли воспоминания о жирной и сладкой пахлаве, которая камнем легла на ее совесть. И тут где-то на поверхности ее сознания всплыли воспоминания о том, что можно избавиться от еды, засунув два пальца в рот. Она увидела это по телевизору в какой-то передаче. А, может быть, в фильме. Тогда она не предала этой информации особое значение. А теперь, казалось, это именно то, что спасет ее и ее фигуру от последствий сегодняшнего ужина. Она решила попробовать это сделать, ведь нужно было немедленно избавиться от тяготившего ее груза. Этот выход из положения был, поистине, ужасен. Она заперлась в ванной комнате, включила воду посильнее и нарочно вызвала у себя рвоту, стремясь скорее избавиться от ненужных калорий. Луиза удивилась, но нашла этому объяснение. Может быть, любит человек после еды дополнительно расслабиться и принять ванну.

Впоследствии Валя стала часто прибегать к этому методу, когда позволяла себе съесть больше, чем обычно. И это ее расслабляло морально. У нее, как будто, появилась страховочная подушка. Можно было поесть плотнее, ведь всегда можно потом облегчить желудок. Возможно, какие-то подозрения начали бы закрадываться в душу Луизы, но она не так часто бывала дома, чтобы заметить что-то подозрительное в поведении племянницы.

Луиза, конечно, обратила внимание, что иногда Валя совсем ничего не ест. Но это всегда можно было объяснить тем, что она наелась где-то в кафе, или в столовой в институте. Валя говорила, что не голодна и недавно поела. Только яблочки грызла.

Это происходило тогда, когда Вале неудобно было уединяться в данный момент, нужно было куда-то собираться, или она уже замучила горло своими экспериментами. В какие-то моменты она осознавала всю серьезность своих манипуляций и решала взять паузу.

Нельзя сказать, что Валентина была глупой девушкой. Она понимала, что поступает неправильно, что ее пищевое поведение НЕЗДОРОВОЕ, как сказал бы любой психолог. Она прочитала некоторую информацию, которая гласила, что ее действия могут негативно сказаться на зубной эмали, на деснах, которые, кстати, иногда кровоточили, на гортани, которую обжигает желудочный сок, на женской репродуктивной системе и даже на сердце. Это заставляло задуматься. Сердце у нее, конечно, не болело, а вот цикл с самого начала был совсем нерегулярным. И, конечно, неприятные ощущения в желудке. Судя по всему, какие-то проблемы уже имели место быть. Но остановиться она не могла. Иногда могла сделать перерыв на несколько дней. Но потом снова возвращалась в свою колею, стоило только почувствовать себя наевшейся, или после какого-то питательного продукта. Лишние же пятьсот грамм на весах натощак заставляли Валю впадать в панику, хотя цифры идеального веса были придуманы ею самой. И выглядела она отлично. Это была зависимость, как наркомания. Она приносила кажущееся облегчение, а на деле вредила всему организму.

К моменту семейного обеда с родителями Дениса она окончательно привыкла избавляться почти от всего лишнего своим способом. Если она знала, что здесь у нее это не получится, то предпочитала не есть вовсе. Во-первых, не всегда это происходит быстро. Во-вторых, можно оставить следы. В-третьих, могут покраснеть глаза от напряжения. Если делать это очень часто, горло становится грубым и не так хорошо и быстро реагирует на раздражители. В-четвертых, кто-то может услышать ее.

После паузы она ответила Любови Михайловне:

— Если честно, то не очень голодна. Мы с тетей только недавно позавтракали.

И это была ложь, ведь они с Луизой только попили кофе утром.

— Как жаль, ну может еще проголодаетесь, пока я проведу экскурсию по квартире и покажу Вам все.

Любовь Михайловна, закончив дела на кухне, взяла Валю под руку и повела ее на небольшую экскурсию по квартире. Квартира была четырехкомнатная, довольно просторная. Убранство ее было почти аскетическим, ничего лишнего, минимум мебели и украшений. Мебель была старомодной, но производила, скорее, впечатление антиквариата. Все было чисто, ухожено, аккуратно. Валя не призналась, что она уже бывала здесь во время отсутствия родителей, но видела все мельком. И, конечно, не видела забавные фотоальбомы с детскими фотографиями Дениса. Обычно женщины хранят и лелеют такие вещи, сохраняя в порядке и красоте семейные воспоминания.

Любовь Михайловна усадила Валю на диван и подала ей один из старых советских альбомов довольно большого размера, обитый искусственной кожей, которая потрескалась на сгибах.

В этот момент она услышала звук таймера духовки, который прозвучал со стороны кухни. Она оставила Валю и поторопилась на кухню со словами:

— Посиди пока, полистай, а я скоро вернусь и расскажу где кто.

Они уже успели отбросить формальности и перешли на ты, пока болтали на кухне.

— Хорошо, — ответила Валя, устроилась поудобнее и открыла первую страницу.

На ней оказались две фотографии симпатичного, озорного мальчишки с растрепанными волосами. Она узнала в нем Дениса. Такие же волосы у него были и сейчас. Конечно, он их чаще расчесывал, но они все равно, казалось, всегда были немного раскиданы порывами ветра. Валя улыбнулась, увидев шкодный взгляд его серых глаз. Бывало, они приобретали такое же выражение, когда он задумывал какую-то шалость или шутку.

Она медленно перевернула страницу и остолбенела. Валя не могла оторвать взгляд от одной из фотографий, которую она увидела дальше. На ней был изображен молодой отец Дениса и еще какой-то мужчина. Они обнимали друг друга за плечи. На нее смотрели светлые большие глаза с открытого и красивого лица. Отросшие вьющиеся волосы, высокий рост. Все это так сильно напоминало внешность ее отца, что у Вали защемило сердце. Воспоминания волной накатили на нее. Она, конечно, плохо его помнила. Точнее сказать, помнила хорошо, но воспоминаний было мучительно мало. А тот день она помнила во всех подробностях.

***
***

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Болезнь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я