Маска демона

Андрей Ткачев, 2019

В этом мире, заполненном демонами, путешествовать опасно для жизни. Стены окружают города, в которых тоже не всегда безопасно. Люди оградились от кошмара, созданного своими руками. Волшебные зелья и артефакты, магия и наука, защита и ловушка – все слито воедино в мире, в котором я должен выжить.

Оглавление

Из серии: Фэнтези-магия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маска демона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Андрей Ткачев, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

Глава 1

Перемещение стаи огневолков, которые так неудачно попались на моем пути, отлично просматривалось из укрытия, где я скрывался в надежде, что меня не найдут. С одной стороны, повезло, что я увидел их до того, как они первые почуяли меня. С другой же, я не мог покинуть спешно найденное укрытие из-за того, что они были слишком близко. Эти твари, обладающие потрясающим нюхом и слухом, завораживают своей хищной грацией. Обнаружить неосторожного человека для них плевое дело. Наверное, только боги спасают меня от участи быть съеденным.

А ведь до Виларса оставалось всего несколько часов пути… Такими темпами я рискую встретить ночь на дороге, а это означает почти верную смерть.

От мыслей о том, что меня может ждать, я передернулся, но быстро стряхнул с себя осколки неприятных фантазий, возвращая себе самообладание.

Как назло, огневолки никуда не торопились. Наоборот, они с каким-то веселым азартом загоняли тушу незнакомого мне парнокопытного травоядного. Крупное животное отчаянно бежало прочь от хищников. Временами, угрожающе взревев, оно бросалось на своих преследователей, но те были слишком быстрыми и ловкими, чтобы попасться на такую наивную уловку. Постепенно огневолки отрезали пути отхода своей добыче, заставляя животное бессмысленно бегать по кругу, но при этом создавали иллюзию, что оно по-прежнему убегает от них.

Помимо взрослых особей, в стае было много щенков, которых старшие сородичи обучали правильно нападать, чтобы не оказаться раздавленными под копытами неповоротливого, но пока еще смертельно опасного противника.

Сложно представить, что этот вид шаугаров может быть настолько умен, чтобы осмысленно передавать охотничьи навыки подрастающему поколению. По большей части все представляют их как безумных существ, но моменты наставления из моего укрытия были видны довольно хорошо. Стоило одному из крупных огневолков отвлечь внимание добычи на себя, как с другой стороны на животное тут же набрасывались щенки. Пускай их укусы могли лишь слегка поцарапать плотную шкуру, но в сложившихся условиях этого было вполне достаточно. Когда их добыча переставала реагировать на нападки вожака стаи и отвлекалась на щенков, на животное тут же нападало несколько взрослых особей, а маленьких огневолчат отводили в сторону, дабы не мешались. Не тот еще у них возраст, чтобы успевать реагировать на угрозу вовремя.

Никогда бы не подумал, что шаугары могут так заботиться о своем потомстве, но то, что я видел, служило подтверждением неписаной истины — в книгах рассказывают далеко не все, и мне просто необходимо познать мир. Старик, как обычно, был прав.

Наконец, кто-то из матерых хищников, выждав подходящий момент, запрыгнул на загривок животному и с упоением вгрызся в холку, от чего воздух содрогнулся полным боли и бессилия ревом. Если уж огневолк вцепился в добычу, то он ее не отпустит до тех пор, пока та не умрет — это знали все, в том числе и жертва. Большая часть стаи разбежалась в стороны, чтобы обезумевшее животное не могло их растоптать, но уже через минуту все было кончено. Вспыхнув красным светом, огневолк резко дернул головой, и его противник упал на землю замертво. Несколько секунд агонии умирающего существа — и наступило затишье.

Охота огневолков — завораживающее зрелище, ничего не скажешь, но вот лучше это было бы где-нибудь в другом месте и подальше от меня. Я бы с легкостью обошелся без таких впечатлений, но ситуация вынуждает сидеть тихо и молиться богам, чтобы шаугары не почуяли одинокого человека.

Интересно, а что огневолки делают так близко от одного из крупнейших городов, хотя вокруг пустые пространства на многие дни пути? Все же мех, клыки и зубы — очень ценные ингредиенты, и алхимики с радостью скупают их за звонкую монету. Тем более здесь столько щенков, которые живыми стоят куда больше, чем взрослая особь. Многие охотники считают, что из этих тварей можно вырастить послушного пса, да и мне доводилось слышать, что в городах появилась мода на домашних животных из числа шаугаров. Совсем уже городские из ума выжили, раз добровольно приносят тварей в защищенный город!

Пока я думал о том, как бы хорошо было разделать всю стаю на ингредиенты и продать алхимикам, огневолки приступили к трапезе. Несмотря на то что зрелище было нелицеприятным, живот предательски заурчал. Ел я в последний раз ранним утром и надеялся, что следующий прием пищи будет в какой-нибудь таверне в городе. Я уже практически представил, как впиваюсь в большой кусок жареного мяса и запиваю все это добрым сбитнем…

— Что, малой, есть хочешь? — неожиданно справа от меня раздался тихий насмешливый голос.

Несмотря на это, я все же не дернулся и даже не подавился появившейся из-за воображаемого куска мяса слюной, поскольку неосторожным движением мог выдать свое местоположение все еще находящимся неподалеку огневолкам. Готов был поклясться, что рядом со мной никого до этого не было. И если этот неизвестный смог подобраться ко мне так близко, то лучше притвориться, что меня тут и вовсе нет.

— Правильно поступаешь, что молчишь, — все так же, не повышая голоса, похвалил меня незнакомец. — Сиди в укрытии дальше, пока мы тут разбираемся с шаугарами.

От стремительного движения охотника всколыхнулся ветер, и накидку, которой я прикрывался, чуть не унесло в сторону. Судорожно вцепившись в нее, я мысленно послал на голову мужчины все кары небес. Незнакомец наверняка сделал это специально, но и возмущаться я не мог. В этом мире прав тот, кто сильнее, а сейчас этот человек сильнее меня и вполне может диктовать свои условия.

Только внимательно присмотревшись, можно было различить, как едва заметно склоняется трава под ногами невидимой фигуры. Его следы были рваными и очень быстро удалялись от меня. Интересно, что он использует для достижения такой скорости? Да еще и это сокрытие — явно пускает в ход не один элемент шайгара. Какой-то безрассудный охотник, ведь каждый знает — чем больше ты используешь шайгаров, тем больше риск перейти черту.

Кстати, он же говорил мне, что тут не один. Где тогда остальные? И сколько их вообще тут ошивается?

Я стал озираться по сторонам в поисках его спутников и чуть не пропустил момент, когда находящийся под невидимостью охотник ворвался в толпу пирующих огневолков. Как я понял, он целился в вожака, но, видимо, твари смогли почувствовать человека даже под его маскировкой и насторожились. Пускай у шаугаров было только мгновение на то, чтобы отреагировать на новую угрозу, но они им воспользовались сполна. Вот что значит жить в среде, где в любой момент на тебя могут напасть.

Трое огневолков, что были позади вожака, отличавшегося более крупными размерами, в ту же секунду развернулись в сторону невидимого противника и в едином порыве вспыхнули огнем, который на мгновение осветил фигуру охотника, несмотря ни на какую его маскировку, и отбросил прочь, словно тряпичную куклу.

Именно по причине создания и управления огнем этот вид шаугаров получил свое название. Они не были столь уж грозными демонами, но все равно вынуждали их опасаться и внушали вполне естественный страх.

Твари радостно завыли и бросились на упавшего человека, а я мог лишь бессильно смотреть, не в силах ему помочь. Взгляд помимо воли скосился в сторону сумки, но я мысленно одернул себя. Я обещал старику, что буду применять это только в крайних случаях, и в данный момент в этом нет необходимости. Охотник сам поплатился за свое высокомерие. Пускай это выглядит жестоко, но по-другому здесь не выжить. И лучше неумелый боец погибнет сейчас, чем подведет остальных, когда на счету будет каждый, кто может дать отпор шаугарам.

Только я стал читать молитву богам, чтобы они приняли душу глупца и не дали ему сильно мучиться от клыков и когтей огневолков, как прямо в гущу стаи влетел синий луч, который в одно мгновение разбросал тварей в стороны. Вмиг он заволок весь обзор поднявшейся взвесью пыли и песка.

Прикинув по траектории, откуда этот луч был запущен, я увидел справа от места действия невысокую женскую фигуру. Одета она была в длинное темное платье, лишь немного не достающее до земли. Голову обрамляла диадема с каким-то крупным камнем, название которого я не знал. Руки, облаченные в перчатки до локтя, казались кукольными. А изящные открытые пальчики лишь больше придавали своей хозяйке миниатюрности. Только переключившись с красивого лица незнакомки на руки, я обратил внимание на предмет, который она держала. Это был огромный фолиант.

Нет, книги я видел и раньше, но эта раза в три больше и точно была как минимум фолиантом. Погодите-ка, старик вроде что-то говорил про это.

Я нахмурился в попытке выудить уже порядком позабытую информацию и тут же хлопнул себя по лбу. Точно, как же я мог сразу этого не понять? Девушка — заклинатель. И в ее руках магический гримуар, в котором содержатся запечатанные ею шаугары.

Никогда не думал, что мне удастся увидеть хоть бы одного заклинателя вживую. Обычно их стараются держать за спинами соратников, поскольку такой талант довольно редок и куда более полезен при защите города, чем в рейде охотников. И как же я, как и многие другие мальчишки и девчонки, мечтал самому обладать таким талантом… Но чего нет, того нет, и с этим ничего не поделаешь.

За время, пока я рассматривал спутницу «невидимки», пыль успела немного развеяться, и теперь можно было увидеть, кого именно заклинательница использовала для того, чтобы справиться с огневолками.

Больше всего призванное существо походило на огромную ледяную глыбу, и у меня уже стали закрадываться сомнения по поводу того, что оно сможет справиться с такими опасными шаугарами. Да еще и то, что огневолки могли выдать огненную струю, способную испепелить их противника в мгновение ока, о чем-то да говорило.

Неожиданно от ледяной глыбы отделились куски, и мне показалось, что она начала разваливаться. Оставалось только посочувствовать девушке в ее неудачном выборе, но в следующий миг стало понятно — я ошибался. Отделившимися от глыбы кусками оказались ее конечности, и спустя секунду над огневолками возвышался ледяной голем. Я смог его узнать только благодаря книге старика, где была приведена классификация всех найденных охотниками шаугаров. Насколько я помню, этот вид живет далеко на севере. Помимо этого, данный вид демонов был очень опасен, особенно в своей среде обитания, где использовал все возможности окружающей его местности. Неужели заклинательница ездила так далеко, чтобы подчинить себе именно этого монстра? Это же несколько месяцев пути только в одну сторону, не говоря уж о возвращении!

Тем временем огневолки активно набрасывались на голема, но тот не обращал на них никакого внимания, стоя как истукан. Возникающие от огня и когтей повреждения затягивались слишком быстро, чтобы причинить реальный вред этому существу. Что ни говори, а это совершенно другой уровень силы.

Переведя взгляд снова на девушку, я увидел, как она одной рукой быстро чертит в воздухе какие-то знаки прямо над открытым фолиантом. За ее движущимися пальцами оставался дымный след, из которого складывались символы. С каждым новым знаком предыдущий вспыхивал в воздухе, и точно такой же иероглиф появлялся на теле вызванного заклинательницей монстра.

Завораживающее зрелище. Прямо сейчас охотница творила настоящую магию, недоступную для большинства людей. Как насмешка богов, почти каждый шаугар обладал своей собственной магией. Это делало демонов едва ли не самыми опасными существами.

Вот девушка закончила выводить последний знак и, приложив руку к книге, что-то выкрикнула — слова невозможно было разобрать из-за расстояния. Одновременно с этим ледяной голем ожил. Он взмахнул своими огромными руками, больше похожими на кувалды. Мощный удар обрушился на землю, вызывая дрожь даже рядом с моим укрытием, что уж говорить об огневолках, которым достался основной удар.

Потрясающая способность — подчинять себе такого сильного шаугара. Неудивительно, что заклинатели считаются чуть ли не элитой среди других охотников. С другой стороны, быть заклинателем куда безопаснее, ведь не надо встревать в прямую схватку с демонами — достаточно послать подчиненное тебе существо и на отдалении контролировать его. Последнее я мог сейчас воочию наблюдать.

Какой потрясающий опыт! Несмотря на сложившуюся ситуацию, наблюдать, как работает заклинатель — бесценно.

В считаные секунды казавшийся до этого момента неповоротливым голем раскидал всех напавших на него тварей и с неотвратимой методичностью пошел за теми, кто успел отбежать от опасного монстра.

Пока голем привлекал к себе все внимание, чуть не сгоревший от неожиданной атаки огневолков невидимый охотник пришел в себя. Он, не медля ни секунды, стал убивать шаугаров одного за другим. В этот раз воин не стал лезть в гущу монстров, а выбирал из тех, кто отделился от стаи. Возможно, незнакомец и не был особо дальновидным, но, похоже, чему-то да учился, раз снова не полез на рожон.

Любопытно, из какого демона создана та вещь, что делает охотника невидимым? И главное, этот эффект не пропадает при нападении. Никогда о таком не слышал, да и в книге старика ничего не говорилось про шаугаров с такими возможностями.

Как жаль, что ее больше нет, и мне приходится полагаться только на свою память. А ведь я не прочитал и половины страниц!

— Можешь перестать прятаться, — снова раздался рядом со мной голос, но это уже был другой охотник. — Они наделали столько шума, что стая не обратит внимания на одного человека. По крайней мере, пока не разделаются с напавшими на них.

Возможно, он хотел произвести тот же эффект, что и первый, но я услышал его шаги за несколько метров от моего укрытия. Слишком они были тяжелыми, но в то же время уверенными. Не ошибусь, если скажу, что мужчина не привык прятаться или отступать. Он, пусть и медленно, но неотвратимо идет на своих врагов, пока не оставит их трупы позади.

— Предпочту оставаться на месте, — тихо возразил я.

Охотникам-то что? В случае чего, они смогут отбиться от опасности, а меня оставят позади. Поэтому нет — лучше оставаться на месте и лишний раз не отсвечивать.

— Как знаешь, — равнодушно ответил мужчина и прошел мимо меня.

До этого момента я даже не оборачивался в его сторону, чтобы не пропустить то, как расправляются с огневолками, но теперь, пускай и со спины, смог рассмотреть нового охотника.

Им оказался мужчина высокого роста, весь закованный в странного вида шипастый доспех, который скрывал все его тело, кроме головы. Даже на вид броня казалась тяжелой, из-за чего поступь охотника была такой основательной. Темные волосы мужчины были уже наполовину седыми, но от него не чувствовалось какой-либо старости.

Хотя не мне говорить о седине. Старик так вообще был полностью седым, а гонял меня так, что ух… Сложно представить, что в пожилом человеке может быть столько энергии, которую он с «радостью» тратил на меня. Никогда не думал, что буду вспоминать эти эпизоды с такой теплотой, но все меняется — в том числе и я.

Тем временем охотник в броне прошел половину расстояния от моей лежки до огневолков. Он так же неспешно достал из ножен полутораметровый меч — и в следующий миг оказался в гуще сражения. Я даже не успел разглядеть его передвижение — вот он стоит недалеко от меня, и вот уже крушит шаугаров.

Вот это да!

Новый охотник с легкостью расправился с самыми матерыми хищниками стаи. Он планомерно отгонял щенков в сторону, несмотря на все сопротивление огневолков, которые с обреченной отчаянностью бросались на мужчину. Детёныши были еще слишком малы, чтобы сопротивляться охотнику такого уровня, а взрослые особи умирали в попытке отбить их у людей.

В какой-то момент от ранее большой стаи, из-за которой я и был вынужден залечь на земле, остались только вожак и щенки. Малыши в страхе жались друг к другу и тихо поскуливали, будто оплакивали участь погибших сородичей и свою дальнейшую судьбу.

Единственный оставшийся в живых взрослый представитель огневолков был несколько крупнее своих сородичей и имел множество старых шрамов. Отметины исполосовали его морду и делали ее еще более угрожающей. Было видно, что он опытный шаугар, и то, что вожак выжил там, где вся стая погибла, говорило о его силе и богатом опыте схваток.

Вожак не стал ждать, пока охотник в доспехах приблизится к нему, чтобы нанести последний удар. Он сам бросился вперед, нацелившись в незащищенное металлом лицо. Казалось, что мужчина не успеет поднять меч, чтобы разрубить тело шаугара. Но уже когда считаные миллиметры отделяли клыки огневолка от лица охотника, из его доспеха выстрелили шипы, которые мгновенно пробили тело твари в нескольких местах. Мужчина пошатнулся вперед от прибавившегося веса, но уже следующий шаг сделал твердо, а после и вовсе отбросил тело демона в сторону.

Несмотря на полученные раны, огневолк все еще был жив и силился подняться на лапы. Он жалобно скулил, испуская последние вздохи. Победа осталась за людьми. Охотники сделали то, ради чего, собственно, и создавались — уничтожили шаугаров и обеспечили безопасность города.

Теперь можно было и подняться. Раз уж охотники вели себя так доброжелательно по отношению ко мне, то излишне опасаться их не стоит. Это не значит, что я воспылаю к ним дружелюбием. Просто рядом с ними можно ощутить некое подобие безопасности.

Охотник в доспехах раздавал указания заклинательнице и первому встреченному мной члену их команды. Похоже, он и есть командир этого отряда, только странно, что их всего трое. Насколько я слышал, команды обычно регистрируют начиная с пяти человек.

Становившийся невидимым охотник почти не пострадал от действий огневолков. Лишь немного опаленное лицо да душок жареного мяса напоминали о том, что излишне поспешный воин чуть не погиб от атаки шаугаров. Несмотря на это, он вел себя так, будто ничего не произошло, и со знанием дела вырезал клыки и когти огневолков, собирая их в один из мешочков, что принесла с собой заклинательница.

Девушка в это время колдовала над своим гримуаром, вновь сплетая ледяного голема чарами. Монстр стоял неподвижно, как будто для него это ничего не значило. Хотя на миг мне показалось, что в том месте, где у него должны быть глаза, вспыхнуло два огня ненависти, которые устремились на хрупкую заклинательницу. Вот последний символ был начерчен, и ледяной голем растворился в воздухе. Вместе с ним пропало ощущение опасного взгляда. И привидится же такое!

А лидер отряда внимательно осматривал щенков шаугаров. Те хотя и пытались огрызаться, но были не в силах прокусить доспех охотника, а тот и вовсе не обращал на их попытки никакого внимания. Да и они уже почувствовали, в какую ситуацию попали, и старались стать как можно незаметнее.

Пока я складывал в рюкзак накидку, мужчины закончили свои дела, а девушка призвала новое существо. На этот раз им оказался большой ящер, на спине которого было множество клеток. Именно в них и закинули (не особо заботясь о целостности) всех щенков огневолков.

Призванный шаугар беспрекословно подчинялся командам заклинательницы и медленно двигался вперед, даже не помышляя о том, чтобы сменить курс или огрызнуться. А ведь удобно иметь в команде такого заклинателя: когда надо, призовет дополнительную боевую единицу, а когда и ездовое животное. Те же лошади дико боятся шаугаров и ни за что бы не стали везти их в город, скорее сбежали бы от тех, кто бы заставил их такое проделать. Ящер же был связан цепями колдовства и не мог сопротивляться приказам.

Охотники больше не обращали на меня внимания и даже не предложили идти вместе. В принципе, я все равно бы отказался, но все же такое отношение немного покоробило. Лишь тот охотник, что становился невидимым, махнул мне рукой и поспешил за своей командой.

Ну и ладно. Не больно-то и хотелось идти с ними!

Дождавшись, когда отряд воинов отойдет достаточно далеко, чтобы не увидеть мои действия, я подошел к мертвым огневолкам. Как я и предполагал, мужчин не заинтересовало ничего, кроме клыков и когтей шаугаров. По большей части, кроме шкуры, в них больше ничего ценного и не было, но ее надо еще уметь правильно снять. И как бы не было заманчиво заработать несколько золотых, слишком много времени тратится на этот процесс. Поэтому охотники предпочитают убивать куда более ценных демонов или даже, если это возможно, доставить их живьем, что принесло бы еще больше денег.

Внимательно осматривая тела, я убеждался в том, что так и не представившийся мне невидимка действовал грубо и только испортил несколько когтей, так и не закончив дело. Даже я, в самом начале обучения у старика, сделал бы все куда аккуратнее. Единственное, что оправдывало охотника — он не видел в этой добыче ничего ценного, а лишь то, за что можно получить пару лишних монет. За щенков они заработают куда больше.

Прошло не так много времени, чтобы тела шаугаров успели остыть, и я еще мог успеть собрать многие ингредиенты. Бросив рюкзак на землю, я достал набор для разделки добычи и медленно приступил к обработке самых крупных из убитых огневолков, которые были повержены мечом, а не ударами ледяного голема — после которых оставалась лишь неаппетитная каша, к которой я старался не подходить.

Я могу долго ругаться на старика. Наверное, всегда буду это делать, но нельзя отнять того, что учил он меня со знанием дела. Кажущиеся со стороны простыми и легкими движения, что сейчас производили мои руки, были результатом долгих и упорных тренировок. А как по-другому? Если не выполнишь все, что скажет учитель, то останешься без еды, и это будет происходить до тех пор, пока старик скупо не бросит: «Приемлемо».

Закончив с более-менее целыми огневолками, я приблизился к вожаку стаи. Даже сейчас он внушал опасения. Казалось, шаугар лишь притворяется мертвым и вот-вот набросится на меня и вцепится в шею, чтобы прервать жизнь неосторожного человека, рискнувшего подойти к нему. Но это было лишь наваждение, и я, вздохнув, опустился на колени рядом с телом демона.

Как более развитое и сильное существо в стае, вожак был крупнее и куда опаснее остальных огневолков. Вместе с этим его органы были куда ценнее. Пускай охотники забрали когти и клыки, но на самом деле это не самое дорогое, что можно достать из данного вида шаугаров. Сердце, мозг, легкие и глаза я вырезал с особой осторожностью. Именно эти органы, исходя из опыта алхимиков, являлись хранилищем магической энергии, которой в шаугарах всегда было много. Очень повезло, что охотник в доспехах не задел их, когда убил вожака. Мне самому было бы не по силам убить такого сильного шаугара собственными руками и поэтому не хотелось неловким движением повредить столь ценные ингредиенты. Но уже прошло время, когда мои руки тряслись при виде мертвого тела, а мутить от запаха трупов демонов меня перестало еще раньше. Старик умел преподать урок так, что запомнишь надолго.

Последним в специальный контейнер я положил сердце демона. Только после этого я позволил себе немного расслабиться и перевести дух. Предстояло самое сложное, и провалить все на последнем этапе… Лучше даже не думать об этом.

Чтобы привести мысли в порядок, я стал вспоминать строки из книги по алхимии. Вообще с этой наукой, а именно так ее и следует по большей части называть, сложилась интересная ситуация. Шаугары обладают каждый своей магией, и пускай у многих известных видов не выяснены их, скажем так, таланты, но это не говорит, что их вовсе нет. С людьми ситуация обстояла равно наоборот. Только у нескольких человек из сотни была предрасположенность к магии и хватало мистических сил на то, чтобы пленить демона. Еще у нескольких человек из тысячи были способности иного рода. Именно последние и были алхимиками.

Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, я достал из рюкзака сверток, который металлически звякнул, когда я опустил его на землю. Осторожно развязав тесемку, я начал складывать металлические части, и скоро передо мной на предварительно очищенной от сора поверхности стоял алхимический тигель.

Это был последний подарок старика перед тем, как… Нет, мне сейчас нельзя отвлекаться! Необходимо, наоборот, полностью сконцентрироваться на предстоящем действии, иначе весь сбор ингредиентов станет бессмысленным.

Недавно я рассуждал о том, что ингредиенты с шаугаров можно продать алхимикам и заработать неплохие деньги, но куда больше можно выручить, если ты сам являешься алхимиком. Да, не без гордости могу сказать, что я — неплохой алхимик и точно знаю уровень своего мастерства на данный момент. Хотелось бы приукрасить и называть себя гением алхимии, но на самом деле я, может быть, чуть выше среднего, но и это уже достаточно высокий уровень.

Если так подумать, то в городах не так много алхимиков — всего несколько десятков на тысячу охотников. Тут, конечно, дело и в том, что охотником стать намного проще, хоть и рискованней. Но все же главное отличие охотника от алхимика в том, что последний может вызывать алхимический огонь, без которого не может работать тигель. Жара обычного пламени просто не хватит, чтобы преобразовать части тел демонов в то, из-за чего и прославились алхимики — алхимическую пилюлю.

Мое пламя алхимика совсем слабое, чтобы дать достаточный жар для расплавки ингредиентов и выделить хранящуюся в них мистическую силу. По этой причине приходится пользоваться солнечными камнями, которые могут долгое время хранить в себе вложенное пламя, но в то же время они очень дорогие и хрупкие. Благо из-за того, что пламени у меня не так много, контролировать его я научился быстрее всего, а это умение в деле алхимика вполне можно ставить на первое место после силы огня.

Я аккуратно развернул мешочек с солнечными камнями и, отобрав парочку из них, вставил в специальные углубления в тигле. Теперь дело осталось за малым — смешать все ингредиенты и сплавить их в единую структуру, которую в народе прозвали пилюлей за ее круглую форму. Можно было, конечно, придать результату этого действия и другой вид, но среди алхимиков считалось, что на шаре сконцентрироваться проще. Так добивается идеальная форма, что уменьшает риск провалить преобразование.

Осторожно направив пламя из солнечных камней, я мысленно представил перед собой вырезанные из вожака части тела и с помощью концентрированного огня стал сплавлять сердце с легкими, следом пошли мозг и глаза. Вместе с тем в тигель кидались щепотки истолченных элементов, собранных до этого, что должны были скрепить все части тела шаугара в единую структуру.

Даже сквозь плотно закрытые веки я увидел, как на миг вспыхнул алхимический тигель и над ним всплыла темно-красная круглая пилюля размером с ноготь мизинца. Она слегка мерцала, и, если присмотреться, можно было увидеть, как в ней клубится пламя, которое соприкасалось со стенками пилюли, но было не в силах преодолеть ее границы.

Все получилось, и теперь у меня в руках пилюля духа огневолка. Вещь, которая стоит намного больше того, что могли бы получить охотники за трофеи, собранные в этом месте. Можно было продать ее и месяца три жить безбедно за стеной города в не самом дешевом районе, но как бы ни хотелось получить разом много денег, это не мой вариант.

В этом мире сила значит все, и чем ты сильнее, тем больше имеешь. Так как я не родился в семье, способной обеспечить меня всем необходимым для развития, то приходилось выкручиваться самому.

Я еще пару секунд поглядел на переливающуюся оттенками красного пилюлю и, резко выдохнув, проглотил ее. Вот так, несколько мешков золота прошли сквозь меня.

Пару секунд ничего не происходило, а затем в районе живота будто возник сгусток огня. От острого приступа боли меня скрутило, и я повалился на землю, переживая самые тяжелые болевые вспышки, которые всегда сопровождали усвоение очередной пилюли организмом. Да, всегда был шанс, что следующего раза я не выдержу, но другого способа повысить свою выживаемость в этом жестоком мире я просто не знаю.

Мне сложно было определить, сколько прошло времени, но болевые приступы стали стихать, и теперь я мог практически не обращать на них внимания. Я сбросил куртку на землю и оголил левое плечо, которое все время скрывал под тугими повязками, чтобы не показывать татуировку на плече посторонним. Взглянув на нее, я радостно улыбнулся. Рисунок разросся и стал более полноценным. До необходимого минимума, о котором рассказывал мне старик, еще далеко, но, пускай и маленькими шажками, я приближаюсь к нему.

* * *

Я успел проскользнуть в северные врата Виларса до того, как стражники наглухо закрыли створки, что отрезали город от местности, наполненной шаугарами. Пара стражников хмуро посмотрела на позднего путника, но брошенная серебряная монета, исчезнувшая в тот же миг в руке одного из них, заставила смириться мужчин с моим появлением.

Так и так пришлось бы платить пошлину за вход, но я не успевал к закрытию, и стражники немного придержали ворота, чем, пускай и не грубо, но нарушили распорядок службы. Если бы я при этом не заплатил больше, то меня вполне могли побить и отправить в казематы как возможного криминального элемента. Пару раз уже видел, как это происходило, и мне не хотелось бы оказаться на месте этих «счастливчиков». Хотя многие бы поступили куда менее разумно, лишь бы не оказаться за стеной города ночью.

Виларс — самый крупный город на сотни километров вокруг, и по этой же причине он является торговым центром в этой области континента. Здесь можно было приобрести диковинки со всего мира, лишь бы в кармане у тебя звенели полновесные золотые монеты или же было хоть что-то на обмен.

Последнее порой ценилось куда больше. Недаром проводимые в городах аукционы помимо золота принимали и другие диковинки в обмен на выставленный лот. Жаль, пока не довелось побывать хотя бы на одном аукционе, но я обязательно это сделаю.

Я вздохнул полной грудью, переводя дыхание после долгого бега. Врата города закрывали с наступлением темноты. Последний запор опускался в нишу, и никого больше не волновало, что кто-то оказался по ту сторону стены. Лишь к утру врата откроются, и стражники пропустят запоздавших путников, если таковые будут. Как показывает практика, мало кто мог выжить ночью, ведь в это время под сенью темного светила выходили самые опасные шаугары, и сдержать их могли лишь стены города.

В первую очередь следовало посетить храм богов. Их служители работают в любое время суток и всегда рады посетителям, готовым принести дары богам, чтобы получить благословение. И как бы ни хотелось поскорее рухнуть в теплую постель, такими вещами не следует пренебрегать — я и так слишком долго не посещал храмы. События сегодняшнего дня напомнили это особенно ярко. Только божественным вмешательством я могу объяснить приключившиеся со мной неурядицы.

Храм всех богов мог располагаться в черте города где угодно, благо привилегии служителей позволяли и не такое, но вот само строение сложно не узнать. Шпили храма возвышались над всеми остальными домами и лишь немногим не доставали до уровня стен.

Проход в храм, как обычно, был приветливо раскрыт для путников. Я неспешной походкой зашел внутрь и на миг замер, привыкая к яркому освещению после темной улицы. Сколько раз посещал храмы в разных городах и в разное время, но всегда внутри было не больше десяти человек, которые что-то шептали, стоя перед статуями богов, или же беседовали со служителями.

Сейчас в храме не было никого, и я спустился по ступенькам к постаменту богов нашего мира. Не знаю, зачем так было сделано, но во всех храмах, чтобы подойти к богам, необходимо было спуститься на несколько метров под землю, но даже с уровня входа статуи этих могучих существ возвышались над любым человеком.

Айон — защитник. Он стоял первым в четверке богов. Его всегда изображали одинаково: суровый мужчина в кожаных доспехах и с секирой в руках. На лице Айона застыла насмешка, которой не хватало лишь немного, чтобы перерасти в оскал. Детали могли разниться, но насмешка, казалось, переносилась с особой осторожностью, чтобы повторить все в точности в каждом новом его изображении.

Служители этого бога освящали стены каждого города, и шаугары не смели приблизиться к ним близко. Если же находились настолько безрассудные твари, то сам камень жег их и причинял невыносимую боль. Благодаря этому демоны не могли тихо прокрасться в город и устроить в нем резню.

Мия — охотница. Вторая богиня была облачена в легкие кольчужные доспехи. В ее руках всегда находился лук, который был больше самой девушки. Она, по сравнению с Айоном, казалась ребенком. Но было что-то в чертах ее лица и фигуре, пускай и скрытой доспехами, что говорило, что перед тобой — чувственная женщина, которая не по своей воле вышла из-за стен города. Но раз уж она вышла, то шаугары должны бояться ее меткой стрелы.

Служители богини стояли на том, что и женщины могут убивать шаугаров наравне с мужчинами, и только по этой причине среди охотников всегда были представительницы слабого пола. Хотя человек, получивший шайгар, по определению перестает быть слабым, но стереотипы есть такая вещь, которую сложно изменить даже за века битв с демонами.

Помимо этого служители Мии были ответственны за обучение стражников, которые, не обладая шайгарами, защищали город от их угрозы.

Риквер — хранитель. В его руках только книга и никакого оружия на виду. Из одежды виден лишь плащ, который скрывает фигуру, и нельзя сказать, могучим ли телосложением обладает мужчина. Всем своим видом он говорит, что беззащитен, однако умные глаза показывают, что он ничего не боится. Риквер — бог знаний. В нашем мире, когда любой город может быть разрушен нашествием тварей, знания — то немногое, что каждый старается сохранить помимо своей жизни. Без знаний остаткам людей было бы не выжить в землях, где господствуют шаугары.

Его служители отвечали, помимо сохранения общих знаний и записывания событий для истории, за сбор сведений по шаугарам и новым рецептам алхимиков. Не то чтобы последние стремились делиться, но каждый новый рецепт оплачивался соразмерно его уникальности, а это были очень неплохие деньги. Особенно учитывая, что алхимики зарабатывали столько, что хватало на владения отдельными домами, а это могли позволить себе только очень богатые люди.

Также служители Риквера выпускали книги. Многие из них мне довелось если не прочитать, то подержать в руках. Это была моя небольшая страсть, которую, к сожалению, не всегда удавалось утолить.

Кирель — целительница. В руках последней богини был посох с зеленым камнем в навершении. Она была символом того, что всегда есть надежда и даже наш мир может ждать исцеления.

Служители богини работали в домах целителей и помогали каждому, кто приходил к ним. Эти люди знали все о лекарских травах и в то же время прекрасно разбирались в анатомии не только человека, но и шаугаров. Органы последних, помимо использования в алхимии, могли пригодиться и в целительском искусстве.

Жаль только, что пока было известно очень мало рецептов в этой сфере. Возможно, имей служители Кирель больше знаний, людей погибало бы меньше. По этой же причине, посвятившие себя богине постоянно проводили время в изысканиях и в своем упорстве могли составить конкуренцию алхимикам, хотя и не получали за это больших денег, вкладывая каждый золотой в новое исследование.

Четверо богов, которым поклонялись все люди на континенте. Они внушали своим видом уважение, а без помощи служителей богов нам бы пришлось куда как хуже. Это понимали все, и поэтому посвятившие себя богам были так почитаемы.

Большинство людей считало, что богов четверо — в этом убеждали сами служители и книги. Написанным словам на бумаге многие верили куда больше, чем простым разговорам.

Но старик говорил, что помимо всем известной четверки есть еще пятый, имя которого было стерто из всех книг, и служители богов ревностно следили за тем, чтобы никто так и не вспомнил про него.

Последний бог был тем, кто дал людям знания, как бороться с шаугарами, а не дрожать за стенами в попытках вымолить исцеление для себя и всего мира. Лишь борьба с демонами позволяла человечеству не только не вымереть, но и постепенно разрастаться. За последнее столетие было построено еще пять крупных городов, лишь немногим уступающих Виларсу в количестве жителей. И уже только это говорило, что у людей есть шанс выжить в борьбе с тварями, которые, казалось, созданы, чтобы истребить нас.

Но про все это нигде не будет написано. Во всех священных писаниях говорилось, что именно четверо дали людям знания, как строить стены, способные защитить от тварей под сенью темного светила, и рассказали, как создать оружие, способное поразить шаугаров, когда изделия людей оказались бессильны перед этой напастью.

— Молодой человек, не стоит так долго стоять перед богами. Они не любят затяжных взглядов, — неожиданно рядом со мной раздался хрипловатый старческий голос.

Обернувшись, я встретился лицом к лицу со служителем, обладающим цепким взглядом когда-то синих, а теперь выцветших до яркой голубизны глаз. Было что-то в этом взгляде настолько пугающее, что я невольно отшатнулся. Судя по мелькнувшей у старого служителя улыбке, его позабавила моя реакция. Не удивлюсь, если я не единственный, кто так реагирует на него, и мужчина порой любит развлечь себя таким способом.

— Что заставило вас в столь поздний час посетить обитель служителей богов? — хмыкнув, спросил старик.

— Я слишком долго не бывал в городах, где есть настолько большие храмы, и, как только прибыл в Виларс, поспешил в первую очередь посетить ваш, — прочистив горло, тихо ответил я.

Все никак не привыкну к собственному голосу. Мне он до сих пор кажется чужим. В обучении у старика мне приходилось по большей части молчать, так как тот любил слушать свой голос и лишь изредка задавал вопросы, на которые требовались более развернутые ответы, чем кивок. Надо стараться говорить почаще, ведь другие люди проводят много времени в разговорах.

— Похвальное стремление для столь юного возраста, — благожелательно кивнул служитель. — Особенно для юноши, отмеченного благословением богов.

— О чем это вы? — я постарался сделать вид, что не понял его.

Но, видимо, это не обмануло проницательного старика, он лишь улыбнулся и пошел дальше, скрывшись за ближайшей колонной.

Я постоял еще некоторое время, уставившись в то место, где исчез служитель, но тот не вернулся. Выдохнув сквозь сжатые зубы, я подошел к постаменту богов и осторожно опустился на колени.

Старик говорил, что богам безразличны наши молитвы, и те, кто надеются на силу слов, придуманных людьми, только зря тратят свое время. Богам важны лишь подношения, и чем они ценнее, тем больше шансов, что тебя услышат и, может, даже снизойдут до благословения.

Я не знаю, какие подношения сделал он, да и старик никогда не рассказывал про это, но боги однажды ответили на его подношения, и так я обрел татуировку на своем левом плече. Только это могло спасти меня от того, что ждет любого охотника рано или поздно… Да уж, удружил мне он своим последним подарком.

Отбросив мысли об этом, я снизу вверх посмотрел на четырех богов и бросил им под ноги несколько ценных минералов и кое-что из старых запасов. При этом сделал это так, чтобы часть из даров оказалась в тени, позади статуй богов. Стоило только последнему предмету упасть на постамент, как они едва видимо вспыхнули и истаяли. Это лучше всего другого говорило, что подношение принято, и его приняли все боги — в тени дары тоже исчезли, а не остались лежать, дожидаясь прихода служащего.

На этом запланированное было совершено. Мне еще предстояло найти постоялый двор, в котором не откажут позднему путнику в ночлеге.

Стоя на верхней ступени храма, что отделяла меня от внешнего мира, я обернулся на богов, и на миг мне показалось, что все они смотрят прямо на меня. Я поспешил скрыться в темноте улицы.

Странно, статуй четыре, а я ощутил пять взглядов. Ну да ладно, по крайней мере, ни один из них не был злобным, а скорее любопытным и чуть-чуть ободряющим. А возможно, мне все это только привиделось, кто знает.

Оглавление

Из серии: Фэнтези-магия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маска демона предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я