Доступная женщина
Андрей Арсланович Мансуров, 2014

Мир будущего жесток и не признаёт компромиссов. Потому что это – мир мужчин! Эпохальное изобретение – возможность выращивать людей поточным методом, вне тела матери – сделало ненужным не только институт Брака, но и законодательно запретило женщинам работать. Основная функция существ женского пола теперь сведена к роли "психологического средства для снятия стресса" или банальной сексуальной игрушки. Главный герой, которому рекомендован курс такой "терапии", берёт из Этернотеки, где централизованно содержатся разные типы "живого товара", молодую женщину – на предписанные две недели. Непросто складываются отношения с арендованной женщиной. И, похоже, даже после "сдачи" излишне эмоционального "товара" назад в Этернотеку, "осложнения", угрызения совести, и "разгул страстей" в жизни главного героя не закончатся…

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Доступная женщина предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Мансуров Андрей

Доступная женщина.

Повесть

(Решением конгресса Интерпресскон автору за эту повесть присвоено звание Лауреата Премии альманаха «Полдень 21 век» в номинации «проза» за 2015г.)

К Этернотеке Михаил подъезжал не без внутреннего трепета.

Ещё бы: крупнейшее здание крупнейшей Организации для их района.

Тридцать тысяч «служащих». Три надземных этажа, пять — подземных. По фасаду километр, а в глубину — восемнадцать широких и длинных корпусов, разделённых пятидесятиметровыми параллельными колодцами «зелёных зон» со скамейками, фонтанами, пивбарами и кафе-закусочными, позволяющими отдохнуть и отдышаться на лоне природы после придирчивого «обследования» очередного корпуса или Уровня…

Парковка оказалась почти пуста — совсем не так, как будет ближе к вечеру, когда начнётся основной наплыв желающих «освежиться», «снять напряжение трудовых Будней». Или попросту выпендриться перед другими своим статусом.

Да собственно, именно поэтому он и приехал так рано, почти к открытию: не хотел, чтобы… мешали.

Впрочем, мешали — не совсем верное слово. Скорее — смущали. Он и без свидетелей чувствовал себя достаточно на взводе — так что чужих косых или ироничных взглядов ему не нужно!

Он аккуратно припарковал свою старенькую «Шкоду» между чьим-то «Мерседесом-галакси» и громадным, похожим, скорее, на сухопутный дредноут, внедорожником «Тойота-лэндкруизер — 55». Вылез. Оглянулся. Если не считать запоздавшего уборщика на автоподметальщике — никого. Он кинул монету в стояночный автомат.

Двинулся к Зданию.

Ощущал он себя… Да, неуютно. Словно голый идёт по пляжу. И не нудистскому.

Пережитки преодолевать трудно: в век всеобщей «сексуальной свободы», (чтобы не сказать — распущенности и вседозволенности) он до сих пор страдал от убеждений, вбитых в него матерью, можно сказать, с пелёнок: в глубине души, кажется, всё ещё верил, что где-то существует чистая, воспетая поэтами прошлого, любовь… Когда двое ощущают, так, словно кристально ясную истину, что созданы лишь друг для друга, и больше ни для кого.

А не так как сейчас. Когда всё сведено к взаимоотношениям «деньги-товар». И то, что товаром выступают… Услуги по удовлетворению первичных инстинктов и потребностей, ничего по сути не меняет. Товар как товар.

Однако рассуждения рассуждениями, а физиология — физиологией: после нервного срыва…

Ну, всё же, скорее, не срыва — а так, небольшого недоразумения в Оффисе… Заключение психотерапевта ясно гласило: «необходим курс психокоррекции, (в Диспансере) и (или) двухнедельный курс нормального оздоровительного секса (амбулаторно)». И — подчеркнуто: «с естественной партнершей».

Начальник, вызвав Михаила на ковёр, подвигав седыми кустистыми бровями и потыкав в «Заключение» волосатым толстеньким пальчиком, недвусмысленно «намекнул»:

— Поймите меня правильно, уважаемый Михаил Геннадьевич… Разумеется, больше всего меня беспокоят доверительные и свободные отношения между сотрудниками коллектива. Именно это способствует росту производительности и эффективности. А вовсе не «талант и невероятное трудолюбие», как отмечено в вашей личной карточке… Хотя лично я никаких претензий к качеству вашей работы не имею, но — люди!..

Не хотелось бы, чтоб вас боялись. Или за спиной шушукались. Да вы и сами всё прекрасно понимаете!

Поэтому, будьте добры, скорректируйте ваше поведение соответствующим… Н-да.

И, пожалуйста, пройдите рекомендованный курс!

Другими словами, ему ясно дали понять, что каким бы усидчивым и добросовестным работником он не был, ему очень легко подобрать замену в случае… «некоммуникабельности и непредсказуемых реакций на стрессовые ситуации, неизбежно возникающих на почве сексуальной неудовлетворённости». Как это элегантно написал в своём отчёте штатный психолог.

Именно после этого Шеф (нужно отдать должное его заботе как об отдельном винтике, так и коллективе в целом! Всё-таки — профессиональный Администратор!) и нанял уже частного эксперта-психотерапевта.

Так что шагая по аккуратно обсаженной по бокам цветущими кустами и просто — клумбами, асфальтовой дорожке, Михаил ощущал, что полкилометра до парадного входа наваливаются на плечи словно тяжким грузом попутных переживаний — словно он в чём-то виноват!

Впрочем, может и виноват. Нельзя было так свирепо «наезжать» на невнимательного клерка третьей категории, отправившего специфическое письмо не тому респонденту, в результате чего тот расторг заключённый с таким трудом Договор…

А ещё бы не расторгнуть — кому приятно иметь дело с рассеянными пофигистами, или — ещё хуже! — безответственными идиотами, допускающими утечку важной информации, или огласку «коммерческой тайны».

К тому же — чужой.

Уже входя в элегантно строгие стеклянные двери, он заставил себя прекратить самоедство: надо — значит, надо! Благо, это не трудно, и никаких проблем с морально-этическими Нормами, и уж тем более — Законодательством, как бывало в прошлом, не создаст!

Вежливые, но от этого не менее грозно выглядевшие в голубых рубашках, чёрных брюках, и армейских полусапогах безликие качки-секьюрити на входе глядели профессионально — оценивающе! Ближайший подошёл к замявшемуся было Михаилу, поздоровался, негромко и вежливо спросил о цели визита.

— Здравствуйте. Мне нужно… Женщину на две недели.

— Будьте добры, ваш паспорт, кредитную карточку, и форму восемнадцать.

Михаил передал всё просимое, и прошёл за мужчиной к стойке регистрации. Пока — единственной работающей из ряда примерно в пятьдесят таких же.

За стойкой сидел пожилой седоватый мужчина в строгом и действительно хорошо сидевшем костюме и новомодным галстуком-«ниточкой», с открытой, но словно казённой и на века застывшей «любезной» улыбкой. Взяв документы, он кивнул Михаилу:

— Здравствуйте. Мы рады приветствовать вас от лица Корпорации «Дусеев и Забытов». Будьте добры — присядьте, пока я введу ваши данные в компьютер.

Михаил присел на одно из мягких и удобных кресел, рядом ещё с пятью ожидающими мужчинами, которым на вид он дал бы от двадцати до шестидесяти. С ними поздоровался просто сдержанными кивками.

Мужчины вежливо покивали в ответ, но разговаривать с новоприбывшим явно никто не спешил — возможно, здесь это не принято. Михаил снова сглотнул — пальцы похолодели, и кожей головы он чувствовал, как вернувшийся на место секьюрити буравит бдительным взором его затылок…

Впрочем, при незаметном взгляде в сторону входа оказалось, что он сам себе нагнетает напряжение — секьюрити в это время мирно говорил что-то шёпотом напарнику.

Клерк за стойкой поднял голову:

— Владимир Леонидович. Прошу вас.

Подошедшему седовласому старцу явно под шестьдесят клерк передал документы, и яркий буклет. Затем вполголоса что-то объяснял с полминуты. После чего указал на лифт, и мужчина проследовал туда, чтобы навсегда исчезнуть из поля зрения Михаила.

— Олег Фёдорович. — сцена повторилась с сорокалетним, державшимся столь уверенно и раскованно, что становилось ясно: он здесь — постоянный клиент. Завсегдатай.

— Сергей Альфредович. — подошла очередь парнишки моложе Михаила лет на пять.

Не прошло и трёх минут, как в парадные двери вошёл очередной клиент, сдавший документы, и занявший место на соседнем кресле, а Михаил подошёл на зов.

— Прошу вас. — клерк вернул паспорт, кредитку и справку о состоянии здоровья. Затем подал ещё буклет, — Вот наш ознакомительный Проспект. Поскольку вы в нашем филиале в первый раз, позволю себе немного пояснить собственно процедуру, разумеется, если вы не против. — Михаил кивнул, показав, что не против.

— Осмотр клиенты обычно начинают с верхних этажей, или Уровней. Там — элитные экземпляры. Умеющие петь, танцевать, рисовать, и даже поддержать разговор в любой области искусства и науки. Если вы немного знакомы с историей — их статус и воспитание примерно соответствуют таковым у японских гейш, или древнегреческих гетер.

Естественно, и стоят их услуги на порядок дороже — прейскурант и основные личные данные имеются возле каждой кабины. Изучать как его, так и самих элитных женщин можно неограниченно долго. Нельзя только требовать, как это обычно практикуется с женщинами категорий «С» и «Д», «встать и пройтись». — клерк приподнял уголки губ, что, очевидно, должно было изображать ироничную улыбку.

— На втором Уровне — женщины, специализирующиеся на предоставлении не только сексуальных услуг, но и так называемого «консорта». То есть — вы можете выводить их в качестве престижно выглядящих спутниц на Приёмы, званые Рауты, корпоративы, в театры и так далее — в одежде по вашему выбору.

На первом Уровне — женщины, владеющие лишь искусством оказания собственно сексуальных услуг… Но зато уж владеющие в совершенстве!

В пяти подвальных Уровнях — обычные экземпляры. Не имеющие «специальной» подготовки, и не умеющие почти ничего, кроме основной функции, но безоговорочно исполняющие то, что предусмотрено их Контрактом.

Внимательно ознакомьтесь с информацией в вашем Проспекте, и условиями эксплуатации, вывешенными возле кабины каждой женщины, прежде чем сделать выбор.

Выбор производится путём нажатия кнопки возле таблички с анкетными данными отобранного экземпляра. После чего Вы возвращаетесь сюда, в маркетинговый Отдел, подписываете Контракт на указанный вами срок, и мы снимаем расчётную сумму с вашей кредитки. Женщину забираете из Порта «А». Самовывозом, или заказываете доставку её на дом. Доставку по нашему району Корпорация гарантирует в течении двух часов.

Возвращаете женщину в порт «Зет», по истечении Контракта. За просроченные дни, или несоблюдение условий проживания, кормления или эксплуатации начисляется неустойка — подробности узнаете из Проспекта…

Это — всё. Благодарю за внимание. Вопросы? — Михаил покачал головой, показывая что таковых нет.

— В таком случае Корпорация «Дусеев, Забытов и Ко» желает вам приятного времяпрепровождения!

Михаил, горло которого почему-то сдавил липкий спазм, сглотнул, неловко буркнул «С-спасибо», и поклонился. Ноги сами понесли его в сторону лифтов. Лицо, как он чувствовал, пылало.

Стыдно. Перед клерком. Правда, тот наверняка видывал здесь и не такое…

Ближайший лифт уже ждал, приветливо распахнув створки. Эффектно подсвеченная сзади мягким, словно струящимся, сиянием, богато расшитая униформа лифтёра…

Производила впечатление! Куда там пятизвездочным Отелям!

Ну так — «Корпорация», туды их!..

Предупредительно улыбаясь, лифтёр на придыхании спросил:

— На третий?

Михаил только кивнул.

— Первого Здания? — Михаил замялся. Не хотелось бы смотреть на тех клиентов, кто прибыл раньше, и сейчас идёт впереди.

— Нет. Давайте сразу — предпоследнее.

Лифт, мягко набирая скорость, двинулся влево. На километр ушло буквально несколько секунд. А быстро! Затем он почувствовал давление на ноги: ага, теперь — вверх!

Пока доехали до верхнего этажа, ему удалось как-то справиться с лицом — вернуть тому хотя бы почти спокойное и равнодушное выражение.

Ну а что тут такого — он, как и все мужчины в мире, приехал выбрать себе партнёршу. На две недели. Нормально. Вроде бы…

Если бы вот только не эта гнусная и ворчливая собака — совесть…

Это мать приучила его к странной и давно отметённой Единым Обществом как вредоносный и деструктивный пережиток, мысли, что женщина — тоже равноправный человек.

Имеющий право на собственные чувства, желания и даже — действия.

Ох, мать. Надежда Павловна Ланская… Дворянка в восьмом поколении. Гордая, умная, и с царственной осанкой даже в шестьдесят три… «Последняя из могикан».

Конечно, её «странных причуд и устаревших взглядов» не смогли вытерпеть ни первый муж, ни второй. А затем институт брака и вовсе упразднили, и выйти «замуж» стало попросту нереально.

Как рассказывала Надежда Павловна, женщины раньше даже голосовали (чему он при всём желании поверить не смог), и работали (а вот это — возможно. Поэтому и производительность в таких фирмах и местах наверняка была… Там, где солнце не светило!).

И вообще: то, что его родили по старинке, «естественным» образом — само по себе уже являлось как бы вызовом, плевком в лицо этому самому Единому Обществу…

Хоть рожать и не запрещалось Законом, все знали — за поддержание оптимальной численности и состава Социума отвечает Центральный Инкубаторий, в нужном сочетании и количестве проводящий в положенные сроки оплодотворение законсервированных сперматозоидов и донорских яйцеклеток.

А уж за Предопределение, по врождённым способностям, и обязательное стандартно качественное гипнообучение — Центральная Высшая Школа…

Мягкая трель звонка сообщила, что они прибыли. Михаил поблагодарил.

— Всегда к вашим услугам! Приятного времяпрепровождения!

Только когда створки бесшумно закрылись, и лифт уехал, Михаил позволил себе достать из кармана платок, утереть пот, и взглянуть вперёд.

Тупик, куда доставил его лифт, открывался в широкий и светлый коридор.

Мягкое рассеянное освещение плафонами на белом потолке. Одна стена — светло-оранжевая, и полностью глухая. Другая целиком состоит из остеклённых кабинок.

А кабинки-то… Немаленькие. Не меньше, чем его спальня… А то и побольше!

Ну правильно — «Элитные экземпляры»!

Не заглядывая в Проспект — выучил чуть ли не наизусть, скачав с интернета! — он неторопливо, стараясь не выглядеть уж слишком перепуганным или взволнованным, двинулся вперёд. Вот он и начал «приятно времяпрепроводить!»

Первая увиденная им женщина оказалась лишь в третьей кабинке — женщины из первых двух вероятнее всего «работали»!

Надо сказать, мнение Михаила о качестве сервиса и традициях Корпорации «Дусеев и т.д.» сразу подскочило на добрых два пункта!

Женщина называлась Дайана Матецкая, имела стандартные параметры девяносто-шестьдесят-девяносто, и весила пятьдесят три килограмма…

Но что это были за килограммы!

Они чувственно перекатывались под ухоженной бархатисто-персиковой кожей, затянутой в лайкровые колготки и приталенный кардиган, ясно давая понять, что на тренажёрах их обладательница отрабатывает не меньше, чем он — за рабочим столом!

Лицо… Хм.

Не сказать — что совсем свирепое…

Круто вздёрнутые, чёрные, словно обсидиан, тоненькие ниточки бровей, жёсткие складки у рта, чувственные полные губы…

Нет, лицо не свирепое. Самодостаточное. Спокойное. Лицо уверенного в себе человека. Его обладательница явно знала, чего стоит!

Больше всего она напоминала древнюю воительницу — вроде легендарных амазонок: гордая, независимая, красивая до дрожи! Словно готовая ко всему сжатая пружина! С виду — невозмутимость, внутри — океан скрытой энергии.

На Михаила, застывшего, словно болван, узревший носорога в павлиньих перьях, она даже не взглянула: читала какой-то древний фолиант с иностранными — как он случайно разглядел по названию на огромной, в полметра, обложке — словами. Ага, немецкий.

Объёмистая Инструкция указывала, что мадемуазель Дайана (как она желает, чтобы её называли) специализируется на эпохе Гёте, коего знает наизусть, изучив «в оригинале», и на садо-мазохистских извращениях, где предпочитает играть роль Лидера…

Ах, вот почему первые двое востребованы — они предпочитали, как он вычитал, пассивность в этих самых… Играх.

Кормёжка… Хм. По заказу мадемуазель Дайаны!

Цена услуг даже за один день «эксплуатации» оказалась такова, что Михаил только чудом остановил на полпути руку, потянувшуюся почесать многострадальный затылок: его (немаленькая, в-принципе!) зарплата за месяц!

Под Инструкцией находилась большая зелёная кнопка. Не-е-ет, эту он ни за что…

Дальше шли ещё четыре пустые клетки (тьфу ты — комнаты!), а в пятой царствовала Мария Боярская. По-другому и не сказать!

Мария восседала на чём-то вроде трона. Одну высунувшуюся из-под горностаевой мантии прелестно стройную ногу она держала на очень похожем на настоящий, черепе, другую — скромно наружу не выставила. Зато в руках держала скипетр и державу. Гордо откинутую назад (Как только шея не ломается!) голову венчала высокая боярская шапка, похоже, даже из натурального меха.

Михаил прочёл, что обращаться к диве нужно исключительно «Ваше Величество», и кормить только чёрной икрой и парной осетриной. Ну, а по желанию — давать и водочки с солёными огурчиками…

Правда (очевидно, с учётом затрат на «питание») стоили услуги «её Величества» поменьше, чем у любительницы Гёте раза в полтора…

Ещё три пустые помещения.

Маргарита Наваррская.

Боже! Эту требовалось каждый день «ублажать» зрелищем пылающего костра (или хотя бы — натурального камина), хлестать прилагаемой плёткой, и «использовать», только приковав к пыточному столбу.

Поскольку Михаил плохо представлял, как в его скромное жилище впишется этот самый столб, он двинулся дальше, не углубляясь в чтение остального…

Пресвятая Агнесса. Эту полагалось из квартиры не выпускать, при «использовании» держать привязанной, (или, лучше — прикованной) к кровати, и требовать «отречься от вредоносной ереси христианства»!

После каждого сеанса «использования» полагался Курс восстановительных медикаментов, психотропных галлюциногенов, и «освежающий» сон на подстилке из натуральной соломы…

Еда — только каша из полбы и чёрный хлеб.

Бр-р-р!.. Неужели она и здесь так же питается?! Хм-м… Непохоже — отличная кожа и… И всё остальное.

Лицо Агнессы особо рассмотреть не удалось, потому что к Михаилу мученица оказалась обращена как раз противоположной стороной… Но «все остальное», что оказалось видно, (особенно, когда девушка клала истовые поклоны перед огромным, на полстены, распятием, и грубая материя рубища всё равно аппетитно обрисовывала то, что положено обрисовать) впечатляло… Похоже, солома очень даже способствует. Отращиванию.

Валькирия. Эта нагло, выставив в прямо-таки волчьем оскале, острые белые зубы, восседала на горе ржавых доспехов, мечей и шлемов, а под кольчужной рубахой, составлявших всё облачение, явно ничего не было. А ещё она что-то жевала. Сырое мясо поверженных врагов? Или просто жвачку?

Михиал поморщился — валькирия оказалась на его вкус полновата, хоть и с копной невероятно пышных и длинных рыжих волос. В рационе значились солонина, сырая рыба и много (это особо оговаривалось!) — не меньше пяти литров в день! — пива.

Неторопливо, уже успокоившись, и похихикивая в усы, Михаил продолжил изучение, двигаясь в паре шагов от бронебойного панорамного стекла.

Японская гейша (Говорит и при необходимости пишет на восьми языках. Ест суши и отварной рис. Владеет навыками работы персонажами театра Кабуки…).

Маркиза Помпадур (Затянутая в столь тесный корсет, что непонятно, как вообще дышит! Талия — как значилось в Проспекте — сорок два сэмэ!). Разумеется, в платиново-белом парике. К тому же ещё и с дурацкой мушкой над губой…

Офицер гестапо. Ну эта, понятное дело — в черной кожаной форме. И с парабеллумом в кобуре. (Инструкция сообщала, что пули — резиновые. Хм… Всё равно не хотелось бы и такую получить. В любое место!..)

Пастушка. Хм-м… Эту он разглядывал и о ней читал дольше всех…

Венок из полевых цветов и милый пасторальный облик (В комнате, на искусственной травке даже «паслись» механизированные овцы!) соблазняли, конечно, но…

Неприемлемой оказалась цена.

Пройдя до конца этого Здания, он так и не выбрал. А часы показывали, что ушло полтора часа. Надо бы пошевеливаться — если он хочет успеть всё закончить сегодня…

Следующее, последнее, Здание заняло не больше двадцати минут: он почти не останавливался — варианты увиденного всё чаще повторялись. Менялись лишь имена. Поэтому в остальные Корпуса он не пошёл, а сразу спустился на Второй этаж.

На Уровне «Б» Михаил оказался весьма неприятно удивлён.

Все Леди для консорта казались словно бы на одно лицо! Деловой неброский макияж, строгие чёрные миди-юбки, белые блузки, телесные колготки с лайкрой… Ну и, само-собой — туфли на длиннющих шпильках. Большинство предпочитало и короткие стрижки. Различались габариты тел (от хрупких, наряженных в сорок четвёртый, до весьма… Упитанных — пожалуй, на пятьдесят второй.).

Но черты лиц у всех отличались правильностью и словно бы стерильностью: таких жёстко-колючих взглядов Михаил ещё не видал! (Потому что те, кого брали на корпоративы его Шеф и Шеф Шефа, так не смотрели — работали!)

А уж про то, что их отличала от дам с верхнего этажа словно казённая деловитость и целеустремлённость, можно и не упоминать!.. Хм-м… Ни дать — ни взять, старинные секретарши больших Боссов!

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Доступная женщина предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я