Не та, кого ты искал
Амина Мэй Сафи, 2018

Лулу Саад – бесстрашная и дерзкая девчонка с потрясающим талантом находить на свою голову приключения. Едва не утопить парня в бассейне, а потом на спор позвать его на свидание? Легко! Устроить совершенно неприличную сцену на семейном празднике? Запросто. Стать сплетней номер один в школе? И снова да! Ерунда – у Лулу всё всегда под контролем… было. Кажется, на этот раз все зашло слишком далеко, и даже лучшие подруги не в восторге от той неразберихи, которую она устроила. Теперь ей нужно срочно найти способ все исправить и доказать всем, что Лулу Саад – это не только мятежный характер и острый язык.

Оглавление

Aminah Mae Safi

Not the girls you're looking for

Copyright © 2018 by Aminah Mae Safi

© И. Керемясова, перевод на русский язык, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Стивену — ты, определенно, был прав.

Глава 1

Распутница

Лулу пробиралась к выходу через не знакомую ей гардеробную. Уронив по дороге несколько очень дорогих на ощупь меховых пальто и парочку вроде бы кашемировых пиджаков, она умудрилась стукнуться головой о болтающуюся цепь светильника и тут же выругалась. Впрочем, рядом не было никого, кто мог бы ее услышать. Нажав на выключатель, Лулу отыскала взглядом дверь и поспешила к выходу. Оказавшись снаружи, она огляделась по сторонам и облегченно выдохнула. Горизонт был чист. Что за ночка выдалась!

И тут она услышала неодобрительное цоканье. Прямо перед ней возник Дейн Андерсон. Видимо, он давно стоял в коридоре, прислонившись к стене. Дейн был одним из тех парней, которые прислоняются ко всему — к стенам, шкафчикам и даже к особо крупным грузовикам. Он был мастером прислоняться. Холл освещался лишь светом из гардеробной, и когда Дейн приблизился, его лицо вынырнуло из тени.

Лулу оставила попытки привести одежду в порядок. Она остро чувствовала каждый выбившийся из прически волосок. Непослушный язычок молнии на изнанке юбки щекотал бедро. Девушка догадывалась, что рубашка наверняка застегнута криво. Такое всегда случалось с ней в самый неподходящий момент. Но она скорее провалится сквозь землю, чем покажет этому парню, что нервничает! Уж ему — ни за что!

Потому что природа щедро наградила Дейна Андерсона. Его красивые волнистые волосы рыжевато-каштанового оттенка лежали естественными волнами. Теплые глаза глядели дружелюбно из-под полуприкрытых век, отяжелевших то ли от алкоголя, то ли от яркого света — трудно сказать. Небрежно закатанные рукава рубашки открывали загорелые мускулистые предплечья, а верхние пуговицы были расстегнуты ровно настолько, чтобы виднелась белоснежная майка. Кадык на горле Дейна подпрыгнул.

— Qu’est-ce qui se passe avec toi?

Лулу моргнула. Что с ней происходит? Ничего, совсем ничего. В коридоре царило молчание. Она украдкой глянула в сторону лестницы. Снизу доносились приглушенные звуки вечеринки.

Прежде чем Лулу успела шелохнуться, Дейн шагнул к ней и оперся рукой о стену, преграждая путь к побегу.

— Ты ответишь на мой вопрос или мне повторить на английском?

Сердце Лулу забилось так сильно, что в голове зазвенело. Отступать в гардеробную было поздно. Только не сейчас, когда Дейн рядом и поблизости никого нет! Он не из тех, кто ведет честный бой.

— Ничего со мной не происходит, — ответила она.

— Оно и видно. — Дейн внимательно посмотрел на девушку, задержав взгляд на груди Лулу.

Она судорожно вздохнула. От волнения свело желудок. Надо срочно решить, что можно ему рассказать.

— Я упала.

— Упала по своей же вине, так? — Губы Дейна растянулись в ухмылке. Прямо в духе Кларка Гейбла[1] — сплошное очарование и угроза. Еще один подарок, полученный им от природы.

— Возможно. Тебе-то какое дело? — Лулу с вызовом взглянула в его глаза. И сделала первую ошибку. Глаза у Дейна были красивые. Карие с зелеными крапинками, обрамленные густыми ресницами. Лулу вцепилась в стену, чтобы не упасть, голова у нее кружилась. Все из-за выпитого! И вовсе эти скверные мальчишки не красивы!

Дейн придвинулся еще ближе. Расстояние между ними критически сократилось. Лулу — Господи, спаси ее душу — прижалась спиной к стене. Дейн всегда осознавал, какой эффект производит на женщин, а Лулу всегда знала, как его присутствие действует на нее. Хоть в этом они были равны.

— Почему я тебе не нравлюсь, Лулу? — даже с заплетающимся языком голос у Дейна звучал как у примерного мальчика. Он был наследником в четвертом поколении и носил имя Дэниел Додж Андерсон Четвертый. Его голос был голосом джентльмена. Красивый, певучий, мелодичный… — Почему мы не можем быть друзьями?

— Ты знаешь почему, — процедила Лулу сквозь зубы.

Рот Дейна растянулся в улыбке чеширского кота, и от этого мир перед глазами Лулу слегка покачнулся. Она могла бы влюбиться в этого парня от одного только вида его улыбки. Когда-то она была влюблена… Это было два года назад, на первом курсе. Лулу заставила себя дышать ровнее и не думать об этом. Она старалась вспоминать первый курс как можно реже.

— Объясни еще раз. — Его дыхание коснулось ее щеки, когда он склонился ближе. Лулу даже слегка приоткрыла рот. Почему хорошие парни не пахнут мятой и джином?

Лулу вознесла безмолвную молитву тому, кто хранит добродетель девочек. Мягкие, прохладные губы коснулись ее губ… Вдруг с лестницы донесся перестук чьих-то шагов, и Дейн поднял голову. Лулу, не раздумывая, воспользовалась моментом, нырнула под его руку и бросилась в сторону лестницы.

При этом она совсем не глядела по сторонам и тут же врезалась в высокого долговязого парня. Он, казалось, состоял из одних конечностей, и эти конечности схватили ее, совсем как в ужасной романтической комедии. Она с трудом высвободилась и сжала кулаки. Парень развел руками, как бы говоря: «Полегче! Смотри по сторонам». Ну, хорошо. Это не его вина. Она сама виновата. Лулу опустила кулак, и парень кивнул, одобряя ее самообладание.

Лулу побежала вниз по лестнице, перескакивая через ступеньку. Ей хотелось оказаться в безопасности. Хотелось к людям. Поскорей бы увидеть Одри! Хотя она и будет читать ей нотации. Сверху доносились приглушенные голоса парней. Лулу бежала не останавливаясь, пока голоса за ее спиной не стихли. До тех пор, пока ее не поглотил шум кухни.

* * *

Если бы Лулу хорошенько подумала, то привела бы себя в порядок до того, как идти искать подругу.

Одри Бахманн оглядела полураздетую Лулу с ног до головы, после чего они тут же переместились из кухни в более тихое и безлюдное место. Одри держала в руке красный пластиковый стаканчик с напитком. Он был наполовину пуст, и лицо подруги раскраснелось, но ее платье в белый с розовым цветочек было безупречно чистым, а прическа сохранила свою форму. Волосы девушки были аккуратно собраны и уложены.

— Держи. — Сунув свой стакан Лулу, Одри приподняла двумя пальцами локон ее волос и со вздохом отпустила. Затем повозилась с пуговицами на рубашке Лулу — расстегнула и застегнула их в нужном порядке, пригладив ткань.

Лулу отмахнулась от рук подруги. Хватит с нее и материнской опеки.

— Ты мне поможешь или нет? — недовольно проворчала Одри. Бешеное сердцебиение в груди Лулу наконец стихло. У нее кружилась голова. Она была в смятении и чувствовала себя опустошенной. Лулу понимала, что бежала от того, что неизбежно должно было когда-нибудь случиться. А сейчас нужно набраться терпения и выслушать нравоучения Одри. Ей захотелось огрызнуться, и это желание оказалось сильнее здравого смысла.

— Нет!

Одри дернула Лулу за рубашку с такой силой, что содержимое стаканчика выплеснулось. Липкая розовая жидкость забрызгала одежду обеих девушек. Только этого сейчас не хватало!

— Прекрасно, — пробормотала Одри. — Теперь от нас точно будет пахнуть, когда мы вернемся домой. Молись, чтобы моя матушка не проснулась!

— Ты могла бы поставить свой стакан…

Губы Одри сжались в тонкую линию. Она выхватила стакан из рук Лулу и одним глотком осушила остатки напитка.

— Вот и хорошо. Пойду за добавкой. Сама решай свои проблемы с парнями.

Лулу поморщилась, глядя, как Одри поворачивается на каблуках. У нее снова появилось ощущение пустоты. Ей не хотелось быть ответственной еще и за поведение Одри.

— Стой, — позвала она.

Одри остановилась и повернулась к ней.

— Я застряла в гардеробной с Брайаном, — сказала Лулу.

Одри провела ладонью по лицу, как делала всегда, когда была раздражена или чем-то недовольна.

— Застряла? Как?

Лулу перебрала в уме все возможные варианты ответа: запуталась в его руках и губах, оказалась зажатой между ним и вешалкой для одежды, оставалась там из любопытства, а не потому, что ей этого хотелось… Она остановилась на «просто застряла».

Одри протянула руку и разгладила на подруге рубашку, затем поправила пояс на ее юбке.

На этот раз Лулу не возражала.

— Какого черта, Лулу? — сказала Одри, понизив голос. Она старалась никогда не ругаться вслух.

— Он обещал мне телескоп.

— Само собой. — Одри поднесла стаканчик к губам и тут же нахмурилась, вспомнив, что все выпила. Она аккуратно поставила его на тумбочку и обратила гневный взгляд на Лулу. — Они не твои старшие братья. Тебе надо быть осторожнее!

Лулу нервно хихикнула. Ей казалось, будто она стоит на краю обрыва, и только смех может спасти ее от падения. Слава богу, ее старших братьев тут не было. Все они сейчас далеко, в колледже.

— Это всего лишь Брайан.

Идеально очерченная бровь Одри изогнулась.

— Кто-нибудь тебя видел?

— Нет.

Одри сжала пальцами переносицу.

— Слава богу!

Осуждающий тон подруги задел Лулу, и она снова вспылила. Раздражение — это лучше, чем мучительная пустота, которую она недавно так остро ощутила в глубине души.

— Пошла бы ты к черту!

Одри на мгновение прикрыла глаза и, глубоко вздохнув, снова открыла.

— Знаешь, я ведь забочусь о тебе. Берегу твою репутацию…

— Можешь не стараться, у меня далеко не безупречная репутация. — Лулу хохотнула.

Одри снова приподняла бровь.

— Если ты закончила этот цирк, я, пожалуй, пойду налью себе еще, — эти слова она произнесла так же, как миссис Бахманн, ее мать. Даже посмотрела так же свысока, задрав свой прямой нос.

— Я только начинаю. — Лулу уперлась рукой в бок. Она никогда не боялась суровых глаз миссис Бахманн, не дрогнет и сейчас. Но когда она вызывающе выставила бедро, ее ослабевшие ноги не выдержали. Лулу пошатнулась и упала на пол, растопырив ноги и сильно ударившись копчиком. Несмотря на то, что алкоголь притупил чувство боли, она могла бы с уверенностью сказать, как «великолепно» она будет себя чувствовать завтра.

Одри вздохнула, затем склонилась, протянув руку. Лулу попыталась было привстать, но безуспешно, и приняла предложенную помощь. Одри рывком подняла ее на ноги.

— Мне нужна новая выпивка! — произнесла Одри в то же время, как Лулу сказала: — Мне нужен свежий воздух!

Они уставились друг на друга.

— Я хочу только подышать свежим воздухом, Одри Луис, — сказала Лулу. — Я в порядке, меня не тошнит. Просто гардеробные теснее, чем кажутся. Клянусь! — Лулу вытянула мизинец.

Одри простонала, но ухватилась за него своим мизинцем. Они соединили большие пальцы и выставили мизинцы. Этот жест — символ дружбы, которую ничто не сможет разрушить.

— Веди себя хорошо, — сказала Одри строгим голосом. У нее это хорошо получалось.

— Я всегда веду себя хорошо. — Лулу была уверена в успехе. В конце концов, в какие еще неприятности она могла попасть?

* * *

У дальнего угла большого прямоугольного бассейна стояли шезлонги — не те дешевые синие шезлонги, которые обычно предлагают в общественных бассейнах, а дорогие, элегантной формы и безупречно белые. Но они были решетчатые, а значит, на ногах останутся широкие красные следы. Лулу поболтала ногой в бассейне, потом пошла и плюхнулась в один из шезлонгов. Она растянулась на нем, пытаясь расслабиться. Повсюду валялись пластиковые стаканчики — до Лулу здесь успела побывать толпа народа, но влажный тяжелый воздух юго-восточного Техаса загнал всех обратно внутрь дома.

Была уже осень, но лето все никак не хотело уходить. Жара вымотала и Лулу. Удушающая влажность уже превратила ее тщательно уложенную прическу в гнездо из пушистых пружинок. Она все же была не Ло — а именем Ло все звали Долорес Кампо — которая никогда бы не позволила влажности испортить ее внешность. Нет, волосы Лулу были принесены в жертву этому вечеру, вместе с ее копчиком и гордостью. Она прикрыла глаза, мечтая полностью раствориться в горячем тяжелом воздухе. Голова по-прежнему кружилась.

Что-то заскрежетало рядом — звук металла по бетону. Лулу распахнула глаза. На другой стороне бассейна, через три шезлонга от нее, какой-то парень регулировал наклон спинки одного из кресел. Приглядевшись, она узнала в нем того парня, в которого врезалась наверху.

Металлические шарниры, должно быть, заржавели из-за влажности и застряли. Лулу наблюдала, как парень двигал шезлонг из стороны в сторону и тряс его, стараясь освободить их, но кресло все никак не поддавалось. При этом пронзительный, раздражающей скрежет не прекращался.

Лулу кашлянула. Парень вскинул голову, и его глаза тут же округлились. Должно быть, он думал, что она спит и он сможет побыть в одиночестве. Лулу провела языком по зубам, выжидая. Он посмотрел на нее, затем перевел взгляд на шезлонг, судя по всему, не зная, что ему делать.

Лулу указала на один из шезлонгов рядом с собой.

— Вон у того спинка уже поднята.

Парень не двигался, замерев, как олень, пойманный в свете фар, или мультяшный кролик, загипнотизированный змеей. Лулу не отводила взгляд. Ей пришлось прикусить щеку изнутри, чтобы не улыбнуться. Наконец, она повела бровью, и это разрушило чары. Он двинулся к указанному шезлонгу, а Лулу отвернулась к бассейну.

Краем глаза она продолжала наблюдать за парнем. Он растянулся на шезлонге, закинув одну ногу на другую и сцепив руки за головой. Его движения не были плавными — должно быть, он сам еще не привык к своему росту. На парне была футболка с коротким рукавом и джинсы. Над поясом на мгновение мелькнула мягкая и бледная полоска кожи, и Лулу охватил странный порыв — дотянуться и коснуться ее. Интересно, что произойдет, если она так и сделает? Но девушка лишь подоткнула ладони под себя. Пронзительный голос Одри все еще звенел у нее в ушах. Еще одна лекция сегодня была бы лишней.

— Хорошая идея. — У парня был глубокий, хрипловатый баритон, и он был совершенно трезв. — Я про шезлонг.

— Ага, — невозмутимо ответила Лулу, как только сообразила, что сказать. Его голос отозвался гулом у нее в груди. «Держи себя в руках хотя бы пять минут, Саад», — сказала себе Лулу. — У меня много хороших идей.

— Полна мудрости?

Лулу засмеялась.

— Во мне целый вагон мудрости! Я останусь в истории как Лулу Мудрая.

— Лулу, — повторил он. — Это сокращенно от чего?

Лулу вздохнула.

— Лейла. Это сокращенно от Лейлы.

И тут, к ее досаде, парень запел:

— Лееееейййлаааа! — Как будто он был Эриком Клэптоном[2]. Он смотрел на нее с ухмылкой, от которой в уголках глаз появились морщинки. Но как только он поймал ее взгляд, пение прекратилось. — Плохая идея?

— Просто отвратительная.

— Но почему? — спокойно спросил он. — Объясни.

Лулу повернулась к нему, чтобы высказать свое мнение о подобном пении, но, увидев его глаза, замолкла на полуслове. Они были добрыми и искренними, а с искренностью она здесь нечасто сталкивалась. Лулу молча смотрела на него, все шутки моментально вылетели из головы. Свет от подводных ламп бассейна играл на лице парня. Он смотрел на Лулу круглыми, немигающими глазами, как кролик, который пытается загипнотизировать змею.

— Мне не нужен мужчина на коленях. И я не хочу беспокоиться о каких-то мигренях, как там пелось в песне. Не знаю. Не хочу быть ни Лейлой, ни Кармен[3], ни дневной красавицей… Я хочу быть просто собой! Терпеть не могу всякие серенады, оперы и романтические фильмы, которые учат меня любить. Такие песни лишь напоминают мне, что неважно, каким именем я представляюсь, кто-нибудь обязательно вспомнит о том, что Лейла Клэптона была жестокой девушкой, а Кармен Бизе умирает в конце. Поэтому я хочу быть просто Лулу. Это мое имя. И оно такое же настоящее, как любое другое. И без всяких серенад!

Лулу сделала глубокий вдох — к концу тирады воздуха в ее легких не осталось. Она не ожидала, что парень ее поймет. До сих пор единственным человеком, который ее понимал, была Ло.

— Хорошо, Лулу, — сказал он. — Я Джеймс.

Лулу протянула ладонь и потрясла ею в воздухе, как будто пожимая ему руку.

— Почему я тебя раньше не видела?

— Я недавно переехал сюда из Флориды.

— Никогда бы не подумала, что ты из Флориды.

Уголки его губ дернулись вверх.

— А я бы никогда не подумал, что ты поклонница Бюнюэля.

— Кто это такой? Бюнюэль?

— Луис Бюнюэль? Режиссер «Дневной красавицы», на которую ты только что жаловалась.

В голове Лулу будто зажглась лампочка. Проклятье!

— Я не его поклонница. Я просто очень долго изучала французский. Знаешь, какими бывают учителя французского? Они не хотят, чтобы ты просто говорил по-французски, они хотят, чтобы ты знал, каково это — быть французом. Поэтому я немного знакома с французской оперой и кино. И еще с французским рэпом! — Лулу закивала с очень серьезным выражением лица и нарочито сурово сдвинула брови.

— Вижу, это сработало. В смысле, ты только что упомянула артхаусное кино на вечеринке.

— Боже, ну и тоска с тобой, — сказала Лулу, но это прозвучало неубедительно. — Ненавижу этот фильм! Но иногда трудно забыть то, что ты ненавидишь. Согласен?

Ответа не последовало. В траве вокруг бассейна ритмично квакали лягушки. В тяжелом влажном воздухе почувствовалось дуновение ветра. Все же лучше, чем ничего, хотя по-прежнему было очень жарко. Мурашки поползли по спине Лулу. Не надо было ничего ему говорить! Не надо было выдавать себя. Девушка мрачно уставилась на водную гладь бассейна и смотрела до тех пор, пока та не расплылась пятнами белого и голубого света.

— Ты другая.

Зрение снова резко сфокусировалось. Она повернулась к Джеймсу. Его пронзительные, широко раскрытые глаза глядели на нее в упор.

Лулу сделала глубокий вдох. Эмма Уокер всегда советовала Лулу глубоко дышать при возникновении сложных ситуаций. Но сейчас это не особо помогло. Лулу не собиралась играть в игры и, тем более, проигрывать у всех на глазах. Она поднялась, цепляясь за спинку шезлонга, чтобы не потерять равновесие.

— То есть не такая, как все остальные девушки?

— Я не это имел в виду. — Джеймс нахмурился.

Лулу взяла инициативу в свои руки. Он еще этого не знал, хотя, судя по выражению его лица, уже догадывался. Лулу отступила на шаг назад.

— Разве нет?

Джеймс встал и выдержал долгую паузу.

— Ты переиначиваешь мои слова.

Он пока не знал, как мастерски она умела переиначивать. Лулу сделала еще один шаг назад. Она представила разочарование на лице Эммы, осуждение на лице Одри и восторг на лице Ло — их реакцию на план, возникший в ее голове.

— Ты сказал, что я другая. Не такая, как другие девушки, которых ты здесь видел, включая моих лучших подруг. Другая. Не так ли?

— Да. Нет, — Джеймс шагнул к ней и теперь стоял между ней и краем бассейна, — я не это имел в виду.

— Тогда объясни, что ты имел в виду. Видимо, я слишком глупая, чтобы понять. — Лулу улыбнулась так, что стали видны зубы.

Джеймс скрестил руки на груди.

— А знаешь что? Не буду я тебе ничего объяснять.

Она расценила это как сигнал к действию.

Лулу решительно шагнула вперед и с силой толкнула Джеймса в грудь. Почему-то это застало его врасплох. Все произошло, словно в замедленном действии. Лулу видела, как он потерял равновесие, пошатнулся и шлепнулся в бассейн у него за спиной. Она ухмыльнулась.

Упс.

Лулу в ожидании уставилась на водную гладь. Джеймс не показывался. Почему он так долго не выныривает? С этого края бассейн был глубоким. Может, ему необходимо время, чтобы доплыть до поверхности? Она ждала и размышляла. Вряд ли он ударился головой… Бассейн здесь был слишком глубоким, как минимум два с половиной метра. Она хотела только подшутить! Она не могла утопить человека. Тем более Джеймса!

Он все еще не вынырнул на поверхность. Пузырьков тоже не было.

Лулу нервно сглотнула. Она не засекала, сколько времени прошло. Да и откуда ей знать, как долго человек может находиться под водой? Голова вдруг закружилась, по спине поползли мурашки, а ладони вспотели. Скорей!

И Лулу прыгнула в воду.

Она увидела Джеймса на дне бассейна. Его руки и ноги были раскинуты в стороны, голова опущена вниз. Лулу вцепилась в него и поплыла к поверхности, изо всех сил отталкиваясь ногами. Парень оказался намного тяжелее, чем она предполагала. Он был тяжелым, как труп. Только не это! Он не мог утонуть. Это невозможно! Вынырнув из воды, Лулу судорожно хватала ртом воздух. Хлорированная вода щипала ноздри.

Она не знала, что ей делать дальше, и продолжала барахтаться посреди бассейна. Оказавшись на поверхности, Джеймс не издал ни звука. Крови не было, значит, голову он не повредил. Лулу подавила истеричный смех, грозивший вырваться наружу. Ну и вечер выдался сегодня!

Сейчас она пожалела, что была невнимательна на уроках по оказанию первой помощи. Как делать искусственное дыхание? Она вспомнила, как Ло облизала манекен на глазах у всего класса. Лулу тогда громко хохотала. Это показалось ей презабавным. Сейчас девушке было уже не до смеха. Лулу доплыла до ближайшего бортика, ломая голову над тем, как бы перебросить Джеймса через облицованный плиткой бортик на бетон.

И в этот момент он поднял голову и посмотрел на нее.

— Тебе не стоит идти в спасатели. Я был бы уже минуту как мертв.

Лулу и раньше слышала выражение «разъярился, как бык на красную тряпку», но сама похожих эмоций не испытывала. Никогда еще ярость так не охватывала все ее существо, как сейчас. Она выкарабкалась из бассейна. Джеймс, смеясь, выбрался следом за ней. Она чуть не убила его, а он смеется! Лулу уперлась руками в колени, чувствуя, как подступает тошнота. Она глубоко вдохнула два раза, и ее немного отпустило. Еще один глоток воздуха, и девушка снова твердо стояла на ногах.

— Ты! — закричала она. Лулу попыталась вспомнить ругательства на всех языках, которые знала, но ничего не приходило в голову. Все, что она смогла выдать, это: — Ты!

Он смеялся еще громче. Лулу уже не думала, она просто начала махать кулаками.

— Как! Ты! Смеешь! — Она лупила куда ни попадя, и удары попадали в цель. — Я убью тебя. Прикончу! Я думала, я уже убила тебя.

Джеймс прикрывал лицо руками.

— Ой! Это была всего лишь шутка.

Он отпрянул подальше от нее. Лулу не стала его преследовать. Она просто стояла, промокшая до нитки, тяжело дыша и сжав кулаки.

— Все по-честному. Ты столкнула меня в бассейн, — сказал Джеймс.

— А ты, можно подумать, этого не заслужил! — крики Лулу эхом разносились в ночи.

Джеймс промолчал. Тишину нарушал только звук падающих капель воды. Лулу посмотрела вниз, на свою промокшую одежду. Объяснить это будет трудновато. Особенно матери Одри! Впрочем, любая мать такого не одобрит.

Лулу сделала то, что могла, учитывая ситуацию: показала Джеймсу средний палец и удалилась со всей грацией, на какую еще оставалась способна. Унылое хлюпанье сопровождало каждый шаг, и это не добавляло ей достоинства. Лулу хотелось показать Джеймсу язык, но она удержалась, потому что это посрамило бы ее семью. Дочь своей матери, она должна была вести себя подобающим образом.

Девушка прошлепала через весь дом на кухню, чтобы забрать свою сумку. Все провожали ее удивленными взглядами. Стараясь не обращать ни на кого внимания, Лулу вздернула подбородок и направилась к выходу. Ей даже не пришлось звонить Одри, чтобы та встретила ее у машины. Сплетни распространялись быстро.

Едва завидев Лулу, Одри взвизгнула, ужас отчетливо читался на ее лице.

— Молись, чтобы моя мама спала!

Молитвы не помогли — миссис Бахманн уже ждала их. И все стало еще хуже.

Примечания

1

Кларк Гейбл — американский актер и секс-символ 1930-1940-х гг., носивший прозвище «Король Голливуда».

2

Эрик Патрик Клэптон — британский рок-музыкант.

3

Кармен — главная героиня оперы Жоржа Бизе «Кармен», по мотивам одноименной новеллы Проспера Мериме.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я