Наваждение. Проклятые элохимы

Алина Углицкая, 2020

Его раса покорила Вселенную, но не смогла избавиться от проклятья. Стиксу Хасселю осталась всего пара месяцев, а потом его разум погаснет, и он превратится в Зверя. Есть только один способ задержать неизбежное: встретить женщину, что пробудит в нем чувства. Но как удержать незнакомку тому, кто не может к ней прикоснуться? Ведь Стикс – действующий Лорд Смерти, палач, убивающий случайным касанием. Айна Девьяри ненавидит таких, как Стикс. Для нее он смертельный враг. Чужая воля сводит их в нужном месте и в нужное время. Теперь между ними начнется игра, приз в которой – право на жизнь. В оформлении обложки использованы фото с сайта depositphotos. Дизайн: Nina Neangel

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наваждение. Проклятые элохимы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Оставить комментарий:

https://www.litres.ru/alina-uglickaya-15730401/navazhdenie-proklyatie-elohimov/

Читать другие книги автора:

https://www.litres.ru/alina-uglickaya-15730401/

Глава 1

Айна бежала сквозь ночь.

Падала. Поднималась и снова бежала, увязая по колено в снегу.

Они приближались.

Она не видела их, но чувствовала. Серые размытые тени, бесшумно скользящие в темноте. Обрывки тумана. Вечно голодные, вечно живые…

Налетевший ветер свалил ее с ног.

Айна упала, перекатилась и тут же вскочила.

Нельзя оставаться на месте. Нельзя! Нужно двигаться и только вперед. Пока у нее есть силы бежать — есть шанс спастись.

Пусть ничтожный, пусть рискованный, но все–таки шанс.

Иначе — поймают.

Впереди сквозь пелену снега показались огни. Бесформенные желтоватые пятна.

Айна выдохнула, выравнивая дыхание, и ускорила бег. Еще рывок — и вылетела к ограде.

Путь преградил забор из частокола чугунных пик, украшенных острыми наконечниками. Он простирался в обе стороны, насколько хватало глаз, и терялся в метели. Ни обойти, ни перепрыгнуть. За ним, метрах в двадцати, темнел спасительный дом.

Жилище.

Там люди.

Там свет и тепло.

Сверху на Айну смотрел глазок крошечной камеры. Она бы ее не заметила, если бы не мигающий огонек.

— Эй! — девушка помахала руками. — Откройте!

Камера работала, записывая все, что происходит в радиусе нескольких метров. И такие камеры подмигивали через каждые двадцать–тридцать шагов.

Немного отдышавшись, Айна повторила попытку:

— Пожалуйста! Меня кто–нибудь слышит?!

Раздалось шипение, и сухой мужской голос недовольно изрек:

— Хозяин не принимает. Уходите.

Она растерянно отступила на шаг.

А чего ожидала? В этом квартале живут богатеи. Они не боятся ночных призраков. Между ними и порождениями кошмаров стоит крепкий охранный контур. Даже сейчас он потрескивает и искрится на концах острых пик.

— Откройте! Пожалуйста! — Айна схватилась за решетку и затрясла изо всех сил. Грохот железа перекрыл ее голос. — Позвольте хотя бы пройти за ворота. У вас есть охранный контур. Позвольте остаться во дворе до утра!

— Хозяин не принимает.

С тихим щелчком переговорное устройство отключилось. Глазок камеры тоже погас.

Девушка замерла, задрав голову вверх. Все еще на что–то надеясь. Но изнутри уже поднималась волна леденящей паники.

Это все. Это конец.

Она не доживет до утра. Такая нелепая смерть…

Горло сдавили слезы.

Айна обреченно развернулась спиной к воротам и сползла вниз. Прямо в снег. Сжалась, надеясь хоть так сохранить остатки тепла в коченеющем теле. Спрятала в рукава озябшие пальцы. Нахохлилась.

Утром кто–нибудь выйдет и найдет ее труп. Или то, что от нее оставят Псы Тенганара.

Что ж, сама виновата. Каждый в Ермене знает негласное правило: во время Гона матери прячут своих дочерей. Невинность для этих чудовищ первейшее лакомство.

***

— Джино, кто там?

Тихий, чуть хрипловатый голос нувэра Хасселя заставил охранника внутренне вздрогнуть.

Опять не уловил его приближения!

Джино обернулся вместе с креслом.

— Побирушка какая–то, мой нувэр. Она не стоит вашего внимания.

Бесстрастный взгляд Хасселя скользнул по экранам. Буквально на сотую долю секунды впился в фигурку, съежившуюся под воротами. И, не задерживаясь, не проявив ни единой эмоции, мазнул по охраннику.

— Впусти. И проводи в каминную залу.

— Но…

— Выполняй.

Нувэр вышел, ступая бесшумно, как большой хищный кот. А Джино замер с раскрытым ртом, подавившись собственными словами.

Вот уже три года он работает в этом доме. И за все это время нувэр Хассель ни разу не повысил голоса, ни разу на его холодном лице не проскользнуло ни единого чувства. Истинный элохим — бесшумный, бесстрастный и беспощадный.

Порой охраннику казалось, что его хозяин — машина, одна из тех механических кукол в оболочке из синтетической кожи, которые выставляют в экспозиуме. И в то же время было в нем что–то пугающее. Что–то такое, от чего у взрослых мужчин при виде него кровь стыла в жилах.

Никто не знает, откуда пришли элохимы: из другой реальности или с другой планеты. Просто однажды в разных местах Земли открылись порталы, из которых шагнули загадочные существа, так похожие на людей и в то же время превосходящие их во всем. Сильные как титаны, прекрасные как ангелы, коварные и жестокие как демоны. Самое страшное человеческое оружие оказалось бессильно против них.

Это случилось в конце двадцатого века.

Кто–то из СМИ назвал пришельцев элохимами за сверхчеловеческие способности, и это название прижилось. Но сами они называют себя иначе Сыны Тенганара.

В короткие сроки элохимы захватили все страны, уничтожили военную мощь и многие технологии, отбросили человечество в девятнадцатый век, отменили границы и ввели свои правила.

На Земле воцарился мир. Элохимы упразднили войны, болезни и голод, но…

Человечество стало пленником в собственном доме.

С тех пор прошла сотня лет. За это время люди привыкли, смирились, научились существовать рядом с сильным и опасным соседом. А такие, как Джино, даже не знали, что когда–то было иначе. Он родился в эпоху, когда элохимы уже правили миром.

Справившись с замешательством, охранник вернулся к панели управления.

— Слушаюсь, мой нувэр, — пробормотал сиплым голосом.

Мысленно перекрестился.

Девчонку жалко, чего уж там. Молоденькая совсем. И лучше бы ей замерзнуть в снегу, чем войти в эти двери. Но нувэру нельзя возражать, нельзя перечить…

Если хочешь, чтобы твоя собственная жизнь не закончилась прямо сейчас…

Рука охранника замерла над нужным тумблером, а потом решительно опустилась. Раздался щелчок.

— Входите. Вас ждут.

***

Они приближались. Красные огоньки, мерцающие сквозь завихрения вьюги. С каждым вздохом они подбирались все ближе.

Айна чувствовала, как они подступают, как ледяные щупальца проникают под куртку, под кофту, оплетают тело колючей проволокой, трогают кожу острыми иглами…

Она закрыла глаза.

Не видеть. Не чувствовать.

Если ее судьба умереть этой ночью, то пусть это случится быстро.

Но вряд ли ей будет позволена быстрая смерть. Сначала Псы вдоволь натешатся с ее телом, наиграются с ее страхами. Пока она сама не начнет молить их о смерти.

Если бы только она приняла предложение Фила! Сейчас была бы надежда спастись!

Псы реагируют только на девственниц. Опознают их по запаху, по каким–то флюидам. Идут по следу как ищейки, не сворачивая с пути. Они настигают жертву везде, где бы она ни была. Никакие запоры и двери не могут остановить тех, кто почуял добычу.

Разве только охранный контур. Тот самый, что сейчас мерцает над головой. Эти крошечные синие искорки — спасение, такое близкое и в то же время недостижимое. Как звезды на небе.

По щеке Айны скатилась слеза. Тут же застыла крошечной льдинкой. Посиневшие губы с трудом шевельнулись, беззвучно шепча молитву.

Если она не может спасти свою жизнь, то хотя бы спасет свою душу…

В этот момент за спиной дрогнула решетка ворот. Над головой прозвучало:

— Входите. Вас ждут.

***

Она не сразу поняла, что обращаются к ней. А когда поняла, то не поверила своим ушам. Поднялась, растерянно глядя на приоткрытую створку ворот. Обхватила себя руками. Метель уже улеглась, и теперь снег крупными лопухами ложился на плечи и голову девушки.

— Да входи уже! — рявкнул голос в невидимом динамике. — Второй раз повторять не буду!

Окрик заставил Айну очнуться.

Она торопливо толкнула ворота, проскользнула сквозь щель в заснеженный двор.

За спиной раздались металлический щелчок и гудение — это сработал электронный замок. И буквально секундой позже — удар. Что–то тяжелое с размаху налетело на решетку.

Вспыхнул охранный контур, и сноп голубых искр взвился фонтаном. Тишину огласил хриплый утробный вой.

Девушка инстинктивно отпрыгнула и обернулась.

За воротами, там, где она минуту назад сидела, на снегу лежала огромная серая тень. Дергала лапами в предсмертной судороге и хрипела. Еще несколько теней замерли в отдалении, не решаясь приблизиться.

Айна тоже застыла. Ее сердце пропустило удар.

Псы Тенганара.

Твари, которых элохимы притащили с собой из своей преисподней, чем бы она ни была и где бы ни находилась.

До сих пор ей не доводилось видеть этих существ так близко.

Обычно они не приближаются к людям, но во время Гона все меняется. Псы сбиваются в стаи, с каждой ночью их становится все больше. Они умеют двигаться бесшумно и быстро, как тени, скользят по снегу, не оставляя следов. А учуяв добычу, преследуют до последнего, пока не загонят…

Айна не раз слышала от людей, что эти твари разумны. Но опровергнуть или подтвердить эти слухи никто не мог, потому что никто из столкнувшихся с Псами не выжил.

Она зачарованно уставилась на существо.

Зверь отдаленно напоминал крупного волка. Только вместо шерсти его тело покрывали бронированные пластины, а клыки, выглядывающие из широкой пасти, сделали бы честь любой акуле. Хвост зверя — длинный и гибкий — топорщился ядовитыми иглами, утолщение на конце походило на булаву.

Сейчас Пес скреб мощными лапами по земле и хрипел. Из его пасти на снег падали хлопья розоватой пены, но глаза продолжали гореть красным потусторонним огнем.

Взгляд Айны скользнул по поджарому телу. Замер, столкнувшись со взглядом Пса. Она замешкалась всего на секунду, но этой секунды вполне хватило, чтобы провалиться в алое марево.

Голод. Страсть. Адская жажда.

Звериная похоть, что заставляет нервы скручиваться узлом, а позвоночник выгибаться от боли.

Вот что она увидела в этих глазах.

Чужие эмоции ударили в нее с силой цунами. Пронзили насквозь. Заполонили сознание яркими образами, от которых к горлу поднялась тошнота.

Девушка пошатнулась. Под давлением чуждого разума ее тело начало медленно оседать…

Она бы свалилась в снег, но кто–то схватил ее сзади за плечи и хорошенько встряхнул.

— Ты что творишь, сумасшедшая? — гаркнул над ухом смутно знакомый голос. — Жить надоело?!

Мужчина в шинели с золочеными пуговицами поднес фонарь поближе к ее лицу. В его глазах мелькнули тревога и понимание. Один вздох — и хлесткая пощечина обожгла щеку Айны, заставив девушку мотнуть головой.

Вздрогнув, она прижала ладонь к горящей щеке. Вскинула на незнакомца ошарашенный взгляд.

Тот схватил ее за свободную руку и, не давая прийти в себя, потащил за собой.

— Вот чертова самоубийца на мою голову! — прошипел мужчина сквозь зубы. — Тебя что, не учили, что нельзя им в глаза смотреть?!

Мысли все еще плавали в странном тумане, навеянном чужим разумом. Айна осознавала, что обращаются к ней, осознавала, что ее куда–то тащат с такой скоростью, что она спотыкается и загребает ногами снег. Но у нее уже не осталось сил, чтобы ответить или вырвать руку из крепкой хватки.

Вот и крыльцо. Украшенный барельефом фасад. Десяток широких ступеней, колонны, имитирующие древнегреческий портик. Широкая арка.

В глубине темнеет массивная дверь.

Айна едва успела окинуть здание взглядом, как незнакомец втащил ее на крыльцо, распахнул дверь и буквально швырнул через порог.

Каким–то чудом ей удалось устоять на ногах.

— С–спасибо… — выдавила, выбивая зубами чечетку.

Только теперь, оказавшись в тепле, она поняла, что едва не погибла. Смерть была так близка. На расстоянии вдоха.

— Благодари не меня, а нувэра Хасселя! — буркнул нежданный спаситель. — Я бы тебя, бродяжку, на порог не пустил.

Захлопнув дверь, он толкнул девушку вглубь пустого и гулкого холла.

Айна немного замешкалась, оглядываясь по сторонам. Такой роскоши она еще не встречала. Кем бы ни был владелец особняка, он явно не нуждался в деньгах. Чего только стоил голубой китайский нефрит. Редчайший камень, из которого в старину вытесывали троны для императоров Поднебесной империи. А здесь он лежит у нее под ногами! Или колонны из малахита, покрытые неповторимым узором, созданным самой природой.

— Ну, чего зазевалась? Идем!

Едва поспевая за своим проводником, девушка пересекла холл. Здесь начиналась лестница, ведущая на второй этаж, под ней находилась узкая дверца. Мужчина открыл ее и коротко рыкнул:

— Раздевайся!

Айна растерянно заглянула вовнутрь, потом уставилась на него.

Помещение было маленьким, узким, предназначенным для хозяйственных нужд. И всю его скромную площадь занимали ведра и швабры.

— Р–раздеваться? — переспросила девушка.

И невольно стиснула рукой мокрый ворот.

От тепла снег растаял и впитался в куртку. Но это еще полбеды. Во время своего сумасшедшего бега она набрала снег в сапоги. Он тоже растаял, и сейчас она ощущала, как вода хлюпает между пальцев на каждом шагу.

Айна с радостью сбросила бы мокрые тряпки и забралась в горячую ванну. А потом бы выпила липовый чай с медом и закуталась в ватное одеяло. Она непременно сделала бы все это, если бы была дома.

Но здесь…

— Куртку снимай! И обувь!

Мужчина поморщился.

Сообразив, что раздеваться догола от нее никто не требует, Айна стащила мокрую куртку и избавилась от сапог.

— Носки тоже снимай! — незнакомец впихнул ей чьи–то тапки. — Вот же морока!

Девушка подчинилась.

Не зная, что делать с носками, свернула в клубок и засунула в левый сапог.

— Только не выбрасывайте, — попросила на всякий случай. — Мне их бабушка связала.

— Буду я еще твоим тряпьем заниматься, — фыркнул мужчина. — Идем.

Они направились вверх по лестнице. Только тогда у Айны в голове щелкнула нужная кнопка.

— Это ваш дом? — она с подозрением уставилась на незнакомца.

— Нет, нувэра Хасселя. Я всего лишь охранник. Кстати, Джино Рамино, для тебя эр Рамино.

— А… Айна…

Она неуклюже запнулась о ступеньку, а внутри все сжалось от понимания.

Ее занесло в дом элохима. Только их называют нувэрами. В переводе с их языка нувэр это тот, кто стоит над эрами — человеками. Высшее существо.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Наваждение. Проклятые элохимы предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я