Шипучка. Ты уже часть меня

Алекс Хилл, 2018

Он – Ветерок, непостоянный и переменчивый. То ласковый, то может стать ураганом и сломать тебя, оставив лишь разбитое сердце. Как можно довериться человеку, серьезность которого стремится к нулю? Положиться на того, кто не думает о последствиях? Влюбиться в такого? Очень просто.Она – Шипучка, сладкая и необычная. Взрывная карамель, и не каждому такая придется по вкусу. Куча странностей и глупых привычек, но именно они делают ее особенной. Запасть на девушку, что упорно пытается тебя оттолкнуть, потому что боится отношений? На ту, которая даже не догадывается, что может свести с ума одним взглядом? Запросто.Содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шипучка. Ты уже часть меня предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Ника

— Я поделюсь с тобой выигрышем, если ты мне сейчас подыграешь, — незнакомый голос перекрикивает музыку, а руки смело касаются плеч.

Интересно, кто этот смертник? Разворачиваюсь, уже приготовившись зарядить крепкую пощечину, но меня останавливает озорной взгляд. Парень, стоящий передо мной, пританцовывает и улыбается, все еще касаясь меня, и явно чего-то ждет. Ах да, ответ.

— Найди лучше кого-нибудь еще, — улыбаюсь и отступаю.

Слишком симпатичный, чтобы бить его по лицу, но вот между ног за одно неловкое движение — пожалуйста. Продолжаю двигать бёдрами в такт, и парень вновь шагает ближе. Все-таки музыка сегодня и правда классная, а может, пять коктейлей, перемешавшихся во мне, уже сделали свое дело? Хотелось бы, а то выдавливать фальшивую улыбку до жути надоело, но мои сегодняшние друзья — «Маргарита» и «Дайкири» (прим. автора: коктейли на основе серебряной текилы и рома), кажется, уже растягивают губы и расслабляют мышцы лица, стирая хмурость.

— Нужна именно ты, — говорит незнакомец.

Он наклоняется, чтобы я могла расслышать, и озвучивает сумму, которая как минимум удивляет.

— Дай мне пять минут, и я все объясню.

— Пять минут и «Харлей Дэвидсон» (прим. автора: коктейль на основе виски), — с вызовом вскидываю голову, заглядывая в глаза, цвет которых не могу разобрать в мерцающем свете.

Ну а что? Время — деньги. В моем случае, время — коктейли. И мне действительно интересно, чего же он хочет от меня за ту сумму, которую назначил?

— Идет, — широкая улыбка появляется на его лице.

Парень хватает меня за руку и ведет к бару, находит свободный стул и помогает забраться на него. Чертовы каблуки не хотят меня слушаться сегодня, да и это тесное белое платье, купленное полгода назад, шилось явно не для людей, а для статичных манекенов. Незнакомец делает заказ оказавшемуся рядом бармену и возвращает свое внимание мне. Ого. Так у него все быстро и легко выходит, что даже немного страшно. Кто он такой? Выглядит трезво, хотя уже середина ночи, и в клубе из трезвых должен был остаться лишь обслуживающий персонал, и то не факт.

— Ита-а-ак, — протягиваю я, разглядывая снизу вверх симпатичного молодого человека в модных джинсах и белых кроссовках. Высокий и… даже большой. Стильная стрижка на густых темных и вьющихся волосах и обворожительная улыбка. Прямой нос, вытянутый подбородок с милой ямочкой и выразительные скулы. Не плохо, но и ничего особенно выдающегося. Не сравнить с…

— Мне нужна помощь. Мы тут поспорили с друзьями и… Если все получится, как я и сказал, половина выигрыша твоя.

— Завязывай болтать о деньгах. Я что, так сильно похожа на ту, кому они необходимы?

Кажется, мой вопрос застает здоровяка врасплох, потому что он играет мышцами на скулах, но уже через мгновение снова спокоен и уверен в себе.

— Нет, просто обычно это отличный мотиватор. Деньги нужны всем.

— Но не все готовы за них на все. Хотелось бы услышать, что нужно делать? — хватаю коктейль, принесенный улыбчивым барменом, но не спешу его пить, а болтаю трубочкой внутри стакана. Не очень люблю газированные напитки, и поэтому перед употреблением всегда их размешиваю. Это уже привычка.

— Нужно всего лишь притвориться, что я тебя склеил. Ничего сложного.

Рада, что еще не успела сделать глоток, потому что этот красавчик сейчас бы стоял весь мокрый, и прощай, мой коктейль.

— Нет, спасибо, — собираюсь слезть со стула, но парень, быстро сориентировавшись, кладет руки на его края, удерживая меня на месте.

Ой-ой. Кажется, его улыбочка меня все-таки обманула, не дав распознать обычного пикапера или еще хуже — извращенца.

— Только притвориться. Честно. Что тут такого? Деньги не плохие, за одну ночь-то, а делать толком ничего не нужно. Повеселимся. Обещаю быть самым примерным и хорошим мальчиком.

Наконец-то удается разглядеть цвет его глаз с такого близкого расстояния, да и подсветка на баре помогает. Карие. Такие завораживающие, с крошечными золотистыми крапинками. Отвожу взгляд, потому что голова идет кругом, и даже не знаю, от чего больше, от алкоголя или от близости этого здоровяка. Я, конечно, хотела оторваться сегодня и сделать что-то впервые за долгое время только для себя. Что-то безумное, но не настолько. Хотя… Если он не врет и все будет лишь игрой, возможно, будет весело. Не зря же я учусь актерскому искусству уже четыре года в местном Кульке (прим. автора: Кулек — Институт культуры и искусства). Да и компании у меня нет, а так…

— Почему я? — вновь поворачиваюсь к незнакомцу, прищуриваясь, чтобы сфокусировать взгляд на его лице. Ложь я распознаю на раз-два, но не в таком, хм… Веселеньком состоянии.

— Ты самая красивая девушка из всех, кто сегодня здесь, по мнению моих друзей.

— То есть не по твоему? — усмехаюсь в ответ на поигрывание его густых темных бровей.

— По моему, ты вообще самая красивая из всех, что я встречал в своей жизни.

— Ва-а-ау. Впечатляет, — обхватываю губами соломинку и делаю большой глоток коктейля. — Врешь ты отлично.

— Так ты согласна?

Киваю, ощущая, как в крови начинает бурлить адреналин. Наверное, я еще пожалею. Но не это ли шанс доказать в первую очередь самой себе, что не такая уж я и зануда, не умеющая веселиться?

— Как тебя зовут? — спрашивает мой новый друг.

— Ника.

— Арсений. Можно просто Сеня, — подмигивает и хватает губами вторую соломинку моего коктейля.

Да, это определенно будет интересно. Зануда уж точно не согласилась бы на такое. То, что нужно.

Арсений держит слово, а за одно и свои руки в безопасной зоне. Но, если честно, харизмы и обаяния у парня столько, что он и без лишних прикосновений умудряется смущать меня каждые несколько минут. И не только смущать… Тело, расслабленное алкоголем, тянет к нему словно магнитом, но остатки разума не дают растечься лужицей возле его ног. Уже один раз повелась на милую улыбку и красивые слова, ничего хорошего из этого не вышло. Так что Сеня сегодня мой тренажер — «Как держать себя в руках при виде мускулов и симпатичной мордашки, в комплекте со словами, от которых вокруг распускаются цветочки». Он, конечно, об этом не знает, но не беда. Я ведь помогаю ему выиграть пари, а он мне выработать иммунитет к таким вот парням.

Все знают этот тип, они встречаются довольно часто. Моя подруга Мила зовет их «Рекламные курочки». На картинке вкусные, а в жизни кто-то пластик, кто-то резина, а кто-то — разрисованная деревяшка. Итог один, съесть их не получится. Зато сколько надежд и какой зверский аппетит вызывают. Так что да, мне определенно нужен иммунитет для таких, потому что о последнего чуть зубы не сломала. До сих пор челюсть сводит.

У Милы вообще целая система разделения людей. Я, например, «картофелина», причем, это моя личная категория. Обычная с виду, но сколько потенциала. Из меня можно приготовить тысячу блюд, разных вкусов и видов, все зависит от повара. То есть с разными людьми всегда раскрываюсь по-разному, но это не значит, что я фальшивая, наоборот. Это честно. Я не стану лицемерить или лебезить, а если человек нравится, не стану воротить нос, кто бы он ни был. Вот эта открытость и вышла мне боком совсем недавно, но сейчас не об этом. Кстати, собирала в клуб меня тоже подруга, хоть и не смогла сама составить компанию, потому что схватила какой-то страшный вирус. Готовила она свое любимое блюдо — «Картошку по-царски», обычно выходит, правда, «Картошка по-шалавеньски», но Мила утверждает, что выглядеть и быть ею — совершенно разные вещи.

Конечно, я немного утрирую. Мое белое коктейльное платье закрывает все стратегически важные места, но подчеркивает хорошую фигуру, оставшуюся в память о гимнастике. Темные локоны каскадом спускаются по плечам. Макияж со всеми модными примочками, типа контуринга, хайлайтера и с какой-то чудо-техникой растушевки теней, делает лицо выразительным, а голубые глаза яркими, несмотря на тусклость естественного цвета. Хотя и без него меня страшной не назовешь. По крайней мере, таких еще не было. Правда, насчет длины каблуков я спорила долго. С моим-то ростом, почти в метр семьдесят шесть, высоченные шпильки отметают половину потенциальных ухажеров. Мужчины нынче закомплексованные пошли.

Но сегодня мне повезло встретить человека, который смотрит на меня сверху вниз, даже когда на мне эти ного-убийцы. И чем больше времени проходит, тем больше понимаю, что это как раз то, зачем я пришла. Развлечение, в меру сумасшедшее и в меру безопасное, потому что парень, вроде, кажется адекватным, но при этом безумно взрывным и веселым.

— Ты местная? — спрашивает Арсений, немного запыхавшись, вновь усаживая меня на барный стул.

Это уже третий наш визит к бару, а последние тридцать минут мы активно покоряли танцпол. Мои батарейки уже практически на исходе, а ноги от колена не чувствую вовсе.

— Нет, — отвечаю, а затем поворачиваюсь к бармену. — Минералки, пожалуйста.

— Две, — добавляет Сеня, и, дождавшись, когда мое внимание снова всецело вернется к нему, хитренько прищуривается. — Ты всегда такая… Настороженная.

Усмехаюсь. Как он деликатно завуалировал слово «зажатая». Нет, со стороны мы должны смотреться очень эффектно. Флиртующая и веселая парочка. Но вот если послушать все наши недолгие разговоры за сегодняшний вечер, то в моих ответах не больше смысла, чем в инстаграм-постах девушек, считающих себя блогерами. А чего он хотел? Я согласилась подыграть ему, а не познакомиться взаправду.

— Я тебя не знаю, почему должна рассказывать о себе? — хватаю холодный стакан с колючей водичкой и прижимаю к щеке. Кайф…

— Потому что это один из способов, чтобы как раз узнать друг друга, — произносит Сеня и в несколько глотков приговаривает напиток, принесенный ему, скашивая взгляд на компанию парней и девушек, сидящих в зоне отдыха у стены. Его друзья.

— Но мы так не договаривались, — улыбаюсь и, перехватив стакан другой рукой, прикладываю холодную ладонь к щеке Арсения, ощущая едва заметную щетину.

Арс блаженно прикрывает глаза, чуть ведя головой, словно довольный кот, которого приласкали. Такой милый. Представляю, сколько сердец он разбил, а сколько трусиков сорвал одной улыбкой…

— Но ведь мы можем, — он придвигается ближе и наклоняется к моему уху, обдавая тело жаром. Господи, мне срочно нужно на воздух. Холодная водичка не поможет, даже если я вылью ее себе на голову, — внести коррективы в договор.

Обнимаю его за шею, прогибаясь в спине, и стараюсь вспомнить, чему нас учили на актерском мастерстве. Отделяй собственные эмоции от игры… Или нет? Соединяй собственные эмоции и… Черт знает что! Не помню, хоть убей. Это уже последняя стадия, если я путаюсь в лекциях Семеныча, которые знаю наизусть, то точно пора валить.

— Время вышло. Мне пора идти.

— Что? Как? Ты не можешь меня бросить сейчас, — Сеня закрывает меня широкой спиной от глаз своих друзей, и на его лице появляется «моська», точь-в-точь как у Флина Райдера из мультфильма «Рапунцель».

— Я уже ног не чувствую. Клубы не совсем моя тема.

— Так они не поверят…

— И что ты предлагаешь? — интересуюсь я, замечая, как пристально парень смотрит на мои губы.

Нет… Нет-нет-нет. Никаких поцелуев. Мотаю головой, и кажется, мозг бьется о стенки черепа, потому что с каждым движением эта идея перестает казаться такой уж глупой. А может, это все взгляд, полный мольбы и надежды, или мягкая улыбка на таких непростительно красивых для парня губах.

— Ладно, — вздыхаю, собираясь с силами. — Один поцелуй.

Я смогу устоять. В конце концов, получилось продержаться весь вечер, и ничего особенного я не почувствовала к этому парню.

Арсений вновь тянет меня за руку на танцпол, пока я мысленно готовлюсь к взрыву гормонов. Он очень хорош. Признаю. Но все это не должно на меня действовать. Типа вакцинации от простуды. Запустить вирус, чтобы организм сам мог справиться в дальнейшем. Я должна научится управляться с такими, как он. В следующий раз это может спасти мое сердце.

Музыкальная композиция разрывает динамики, но как только мы занимает выгодную позицию, чтобы нашим зрителям было хорошо видно шоу, начинает играть R’n’B трек с очень удачным затяжным и плавным ритмом. Большие сильные руки притягивают меня к мускулистому телу, а я, не стесняясь, провожу руками по мужской груди, невольно представляя, что вместо ткани футболки касаюсь гладкой горячей кожи. Ого. Да меня и без поцелуев уже потряхивает. Плохая идея, Ника. Очень плохая. А Ника сегодня тоже плохая, надоело быть хорошей, — мысленно отвечаю своему внутреннему Гуру.

Арсений, видимо, увидев во мне встречный огонь, перестает осторожничать, но все-таки успевает шепнуть на ушко: «Ты только не бей меня, ладно?», прежде чем притягивает меня ближе и плавно толкается бедрами напротив моих. Улыбаюсь, сама не понимая, чему. Тупая ведь ситуация, но такая приятная… Еще несколько волн делают наши тела, почти касаясь друг друга, а затем Арсений наклоняется так близко, что дыхание убегает на перекур, оставляя меня без кислорода. Думала, что готова, но все равно запаниковала.

Арсений ловко меня разворачивает и прижимает спиной к груди, продолжая танцевать, а затем отбрасывает копну темных, уже лишившихся укладки волос, на одну сторону и прижимается губами к уху.

— У меня такое ощущение, что я лев, а ты олененок. Не делай такие перепуганные глазки, пожалуйста, — каждое слово пропитано сексуальностью. Этот парень может вести курсы, как завести девушку парой фраз.

В следующую секунду я снова развернута к Арсению лицом, но на этот раз времени собраться у меня нет. Его губы приникают к моим, и в этот же момент забываю обо всем. О пари. О своих проблемах. О людях и долбящей музыке. Есть только крепкое тело, уверенная хватка на талии и язык, вытворяющий нечто невероятное с моим.

Хватаюсь за плечи Арсения, почувствовав истому и слабость от нахлынувших ощущений, но чуть погодя активнее включаюсь в игру. Я хочу этого. Уже давно никто не целовал меня так… сладко и настойчиво, но при этом осторожно и бережно. Арсений не делает это только для себя, чтобы удовлетвориться или самоутвердиться, такое ощущение, что он делает это только для меня. Доставляет удовольствие на краю запретной границы.

Чувствую, что пора остановиться, когда дрожь начинает колотить тело, словно от холода. С трудом отстраняюсь, ошеломленно глядя на довольного парня перед собой.

— Не смотри с таким укором. Ты сносишь крышу, я не виноват, — произносит он, приглаживая мои волосы, которые сам же растрепал в порыве… страсти, наверное.

— Мне нужно в дамскую комнату, — запинаясь, произношу я и шагаю назад. — Пять минут.

Необходимо привести в порядок мысли и свой внешний вид. Срочно!

Зеркало в женском туалете подсказывает, нет, сурово заявляет, что ничего с собой я сделать не смогу. Растрепанная, краснощекая и возбужденная девушка смотрит на меня из отражения. Неужели это я? Я ведь совсем не такая. Все, что произошло, было каким-то… Да черти чем!

Наумова Ника не флиртует, не знакомится в клубах, не целуется с первыми встречными и не ввязывается в авантюры. Она в свои двадцать два до сих пор смотрит мультфильмы и читает книжки о загадках вселенной. Да она вообще редко выбирается куда-то, еще и одна.

Это был вызов самой себе, но, похоже, достаточно. Все это не для меня. И с чего я решила, что смогу, как они, все эти прожигатели жизни? С чего решила, что могу стать такой, какой Он хотел меня видеть? Безбашенной, раскрепощенной, немножко сумасшедшей… Но правда в том, что я зажатая, занудная и скучная. Вот это точно про меня.

Покидаю уборную с четким заданием, как можно скорее смыться отсюда. Извиняй, Арсений, но я больше не могу. Поиграла в роковую красотку, суперуверенную в себе и хватит. Осторожно вдоль стеночки крадусь к выходу, молясь про себя, чтобы новый знакомый не смог заметить моего магического исчезновения.

Замираю и приклеиваюсь к стене, заметив на одном из диванчиков персонажа, которого совсем не хочу видеть. Никогда! Белобрысая курица поворачивает голову, позволяя мне разглядеть лицо и… Нет, не она. Показалось, но на сердце уже образовалась корка льда, усмиряя его и медленно уничтожая. Точнее, не сердце целиком, а то, что от него осталось. Есть ведь правило, по которому новая девушка твоего бывшего должна быть страшной, как атомная война, но мне не повезло. Этот му-у… плохой парень сегодня пол вечера постит фото в Инстаграм, как они веселятся с какой-то куклой модельной внешности. Такой же, как сидит здесь. Длинноногая, грудь четвертого размера, талия такая тонкая, что едва не ломается от тяжести силикона…

— Вот ты где, — ощущаю теплую большую ладонь на предплечье. — Я тебя потерял.

Лучше бы и не нашел… Злость и отчаяние от встречи с блондинкой, пусть и не той, заставляют все комплексы выползти наружу. Я никогда не буду, как они. Никогда не смогу жить одним мгновением и веселиться, не задумываясь о завтрашнем дне.

— Мне нужно идти, — говорю, забирая руку.

— Ника. Ника, погоди, — Арсений останавливает меня снова, на этот раз заставляя вжаться в стену, но оставляет небольшое расстояние между нами. — Ставки поднялись.

— Послушай, — пытаюсь оттолкнуть его, упираясь ладонью в грудь, но эффекта, как можно догадаться, ноль. — Я больше не играю…

Он называет мне на ухо новую сумму.

— Господи, да кто такие эти твои друзья?! Мажоры, которым нечем заняться, кроме как спорить на девушек? И что нужно сделать теперь? Заняться с тобой сексом на танцполе?

— Они богатенькие идиоты, да. И на танцполе необязательно. Моя квартира подойдет, — улыбается так, будто все, что он говорит, абсолютно нормально.

— Ты офонарел?! — пихаю его, что есть силы, но тут же оказываюсь в крепких объятиях.

Мамочки! И что теперь? Изнасилует меня прямо здесь? Доигралась, кретинка? Молодец, Ника! Сидела бы дома, как всегда, и ревела в подушку, забросив свои позитивные установки, а теперь…

— Тише-тише. Спать ни с кем не надо. У нас же договор, помнишь? Все понарошку, — Арсений гладит меня по волосам, прижимая к себе и наклонив голову, чтобы я могла его слышать. — Мои друзья… Их так и назвать сложно, конечно. Они дебилы, да, но я же честно тебе все рассказал и готов поделиться. Ника, пожалуйста, мне нужны эти бабки… Очень нужны…

Арсений позволяет мне отстраниться, но все еще держит за талию. Смотрю на него и отчего-то совсем не чувствую опасности, а только лишь желание помочь. Это безумие… Или знак? Точно. Безумный знак от Вселенной, чтобы растормошить меня.

— Помоги мне, — говорит Арсений, но я больше по губам читаю, чем слышу.

Безумие, на которое я никогда не решусь. А может?.. Один раз вытворить что-то подобное, чтобы было, о чем вспомнить в старости? А если он маньяк? Нельзя ехать к нему домой. Мой внутренний Гуру, кажется, куда разумнее меня самой. Нейтральная территория будет, наверное, более приемлемым решением.

— Только поедем в гостиницу, — не верю, что произношу это, но голос мой.

— Как скажешь, — улыбка во все тридцать два чуть ли не ослепляет. — Обещаю, ты не пожалеешь, — вновь приобнимая меня, произносит Арсений и направляется к выходу.

Войдя в номер гостиницы, начинаю ощущать настоящий мандраж. И с какого я вообще решила, что это безопасней? Думала, здесь хоть людей больше, но в итоге… Одна миниатюрная администраторша и дедуля охранник. За спиной звучит щелчок замка, и я резко оборачиваюсь, встречая хищную улыбку. Арсений медленно движется вперед, а я мысленно прощаюсь с жизнью. Вот и все, никакие небесные силы меня уже не спасут. А ведь я еще так много не успела сделать…

— Ты меня боишься? — спрашивает насмешливым и пугающим тоном.

Как рыбка открываю и закрываю рот, не издавая ни звука. Боюсь? Да я в ужасе! Только сейчас спала непонятная пелена, которая помешала узреть весь идиотизм собственного поступка.

— Ника, ты ведь нечасто так делаешь? — Арсений начинает медленно обходить меня кругом, точно зверь свою жертву. — Не любишь клубы и шумные компании… Тогда скажи мне одну вещь, — останавливается позади и наклоняется к уху. Истерика уже готовит ведра со слезами, а сердце сжимается в крошечный комочек. — Зачем ты согласилась помочь мне? — шепчет.

Тихий всхлип срывается с губ, а соленые капли скользят по щекам.

— О Господи! — Арсений вновь появляется передо мной и тут же начинает вытирать слезы большими пальцами, гладя щеки. — Ника, я же шутил. Прости меня. Ты что, реально испугалась?

В ответ лишь громко шмыгаю носом. Испугалась? Он что, издевается? Да я чуть в обморок не упала от страха.

— Я не маньяк. Честно. Тебе не о чем волноваться. Признаю, перегнул, — Арсений ведет меня за руку к дивану и помогает присесть, а сам открывает небольшой шкафчик, внутри которого оказывается минибар.

Оглядываю комнату. Номер стандартный: кровать, небольшой диван, телевизор на стене напротив и шкаф у входа. Ничего лишнего и настоящего. Гостиничные номера всегда веют холодом, а все потому что у них нет хозяев. «Привет, грустный номер», — мысленно здороваюсь я с новым пространством. Обычно я делаю это вслух, но боюсь, тогда Арсений сам будет бежать от меня, как от сумасшедшей. А что, не такая уж и плохая идея… Настороженно наблюдаю, как парень суетливо наполняет стакан минералкой из маленькой бутылочки, а затем возвращается ко мне.

— Попей, — протягивает руку, а я с сомнением кошусь на стакан. — Господи, олененок, ну перестань. Я туда ничего не подсыпал. Просто хочу, чтобы ты успокоилась.

Принимаю подношение, но вместо того, чтобы пить, прислоняю стакан к щеке и слушаю, как лопаются пузырьки. Они разбиваются один за другим, а мелкие капли попадают на кожу, заставляя чуть съеживаться, но это та-а-ак приятно и действительно успокаивает.

— Ты пьешь через ухо? — Сеня садится на пол передо мной и принимает расслабленную позу, сгибая одну ногу в колене, а сверху располагая вытянутую руку.

Удивленно пялюсь на него, а затем на место рядом с собой. Да, диван крошечный. Сеня бы с трудом поместился. И, наверное, даже хорошо, что он не стал моститься рядом, его близость напрягает, а точнее, волнует.

— Ника, скажи что-нибудь. Ты меня пугаешь, — говорит Арсений, убирая всю шутливость из голоса.

— Ты меня тоже, — хрипло выдаю я, ощущая, как потихоньку возвращается душевное равновесие. Минералка, кажется, помогла. Не люблю ее пить, но вот послушать… Это на самом деле умиротворяет.

— Тогда почему ты пошла со мной? — еле выдерживаю изучающий взгляд карих глаз, подавляя желание отвернуться.

Не знаю я почему! Наверное, чтобы доказать себе, что могу. Несусветная глупость, а все эта блондинка и воспоминания о… Стоп. Только ведь успокоилась.

— А что, разве ты меня спрашивал? Можно было отказаться? — с толикой недовольства произношу я, вспоминая его настойчивость в клубе.

— Ну-у-у… Обычно если повторить «нет» раз пятьдесят, я отваливаю, — пожимает плечами, будто это всем известный факт.

Блин, его непосредственности хватит на маленький детский садик. Арсения можно охарактеризовать одним словом — несерьезность. Непонятно, то ли он шутит, то ли говорит правду… Кажется, я ошиблась в его категории. Он не «рекламная курочка», он куда хуже, но это не точно. Нужно понаблюдать за ним еще.

— Жаль, я не знала этого раньше, — дыхание становится ровным и спокойным. Ну наконец-то. Баланс восстановлен.

— Спасибо, что пришла, — говорит Сеня так мягко, что дрожь пробегает по телу легкой волной, нарушая мою безмятежность. Ох, этот парень просто беда для любой девушки.

— Пожалуйста, — осматриваю еще раз номер, чтобы отвлечься, и в сознание мигает красный огонек.

Как, черт возьми, мы будем спать? Диван слишком маленький даже для меня, а кровать одна. Может, стоит вызвать такси и уехать домой?

— Ника, ты ведь понимаешь, что придется до утра задержаться? Деньги на кону немаленькие, нас проверяют. Я могу лечь на полу, — поспешно говорит Арсений, видимо, заметив мой взгляд на единственное человеческое спальное место в комнате.

— Мы можем просто не спать, — выдвигаю собственную версию. До утра осталось всего-то три часа.

— Может, выпьем тогда? — Сеня улыбается и поднимается с пола.

— Хочешь меня споить?

— И в мыслях не было, — хлопает глазами с невинным видом.

Усмехаюсь, качая головой. А он забавный. Плечи опускаются, словно спадают сковывающие цепи. Это всего лишь небольшое приключение. Маленькое доказательство одному большому козлу, что я умею отрываться. Все ведь хорошо. Не считая моей истерики, ничего страшного не случилось. По крайней мере пока…

— Я буду шампанское, — отнимаю наконец стакан с минералкой от головы и протягиваю Арсению.

— Ты и глотка не сделала, — подмечает он.

— Ненавижу газировку, — произношу первую личную вещь за сегодня. Предпочтения — это очень личное.

— Но шампанское…

— Да-да, и ложечку захвати, — перебиваю его, улыбаясь.

Чувствую изумленный взгляд парня на себе, пока размешиваю шампанское в стакане чайной ложкой.

— Ты странная… — выдает Арсений, который вновь сидит на полу чуть левее меня и опирается спиной о край дивана.

— Ты не менее странный. И часто вы этим занимаетесь?

— Чем? — непонимающе переспрашивает он.

Весь выпитый алкоголь, походу, вышел вместе со слезами, но на трезвую я эту ситуацию просто не переживу, поэтому заканчиваю выгонять газики из игристого вина и делаю глоток, а затем еще парочку для закрепления результата.

— Кадрите девчонок на спор, — прищуриваюсь, убирая стакан от лица.

— Хм… — хитренько улыбается, разглядывая мои ноги. — Бывает. Что тут такого? Я никого не принуждаю.

— Но ты обманываешь.

— Тебе я рассказал правду, разве нет?

— Да, но были же и другие.

— Поверь мне, никто из них не жаловался, — говорит так уверенно, даже немного чересчур.

Касаюсь холодным стеклом губ, которые начинают пылать под внимательным взглядом теплых карих глаз. Помню его поцелуй в клубе. Страсть и нежность в безумном коктейле. Если он целуется так, представляю, как он… Ох, лучше даже не думать об этом.

— И прямо-таки все велись? — ошеломленно спрашиваю.

— Да, — Арсений поджимает губы и приподнимает плечи, как бы говоря: «Я не виноват, что такой классный».

— Почему ты не попытался провернуть это со мной? — понятия не имею, зачем мне это. Возможно, шампанское уже добралось до мозга и выключило рубильник с надписью «осторожность».

— Ты не похожа на такую девушку.

— Какую?

— Ну-у-у… Легкодоступную.

Оглядываю свой сегодняшний прикид сверху вниз и… вскидываю бровь. Серьезно? Я прекрасно понимаю, что выгляжу совсем нескромно.

Арсений смеется, словно читая мои мысли, и допивает шампанское за раз.

— Глаза тебя выдают. Ты бы видела свой взгляд. Столько презрения и отвращения к людям вокруг, особенно к противоположному полу. Парни к тебе и подойти боялись. Выглядишь ты, как чикуля, но это только оболочка. Ты совсем из другого мира, девочка.

— Это было так заметно? — в ужасе переспрашиваю. Я-то думала, что вписалась идеально, как он меня раскусил?

— Мужики чувствуют легкую добычу. Так вот ты, — складывает губы трубочкой и отрицательно качает головой, — совсем не такая.

Гордость заставляет меня расправить плечи и чуть приподнять подбородок. Значит, я не такая, как все. Не легкая добыча. Класс! Но через мгновение меня осеняет, а улыбочка на лице Арсения и бесенята в глазах убеждают еще больше.

— Ты всем это говоришь, — произношу, не моргая. — Поэтому все и ведутся…

— Ого, — смеется Арс. — Еще и смышленая. Впечатляет.

Понимаю, что права на сто процентов. Вот это поворот. Особенная? Ага, размечталась.

— Ты делаешь вид, что говоришь правду, но тем самым все равно обманываешь?

Сеня шкодно улыбается. Ну надо же. Я поймала его, а ему даже не стыдно. Удивительно бессовестный человек.

— Нет, я говорю правду, просто девушки слышат то, что хотят.

— И как все происходит потом? — протягиваю ему пустой стакан и киваю, подтверждая, что хочу получить его обратно наполненным. — Вот ты втираешь им про неприступность, а потом просто…

— Это называется «заниматься сексом», а в остальном, да. Ты права. Так все и происходит.

— Же-е-есть.

— Почему? Я же говорю, никто не страдает. А ты все-таки оказалась крепким орешком, хоть и с глазками маленького Бемби.

Нет-нет, парень, не на ту напал. Я ни за что не поведусь на весь этот твой арсенал улыбочек и милых фраз.

— Комплимент засчитан, но я не куплюсь, — вновь размешиваю шампанское, ненадолго наполняя комнату звоном стекла.

— Да я уже понял, — Арсений кладет свою голову на край дивана, прямо рядом с моим бедром. — Почему ты была одна в клубе?

— А это запрещено? — ухожу от ответа, потому что просто не знаю, как это объяснить, и тут же запиваю неловкость игристым.

— Таким, как ты, да.

— Таким недоступным? — усмехаюсь.

— Таким красивым.

Арсений прикрывает глаза. Боже, у него такие длинные ресницы. Это просто нечестно. А скулы… М-м-м… Хочется дотронуться до тугих мышц на его лице. Отмечаю, что без пронзительного взгляда карих глаз чувствую себя не такой зажатой. В конце концов, завтра мы разойдемся, забыв, как друг друга зовут, почему бы не рассказать ему правду? Или хотя бы часть? Осушаю еще один стакан. Голова становится такой легкой, а тело, наоборот, очень тяжелым.

— Ничего необычного. Хотела развеяться. Вот и все… — признаюсь.

— Одна?

— У меня не очень большой выбор компании, так что… Да. Одна. Точнее, сначала одна, а потом я встретила одного несносного парня, от которого не смогла отвязаться.

Не знаю, в какой момент я отвлеклась, но Сеня каким-то чудом оказывается очень близко. Стоя на коленях, он упирается ладонями в мягкую обивку дивана, и его роста достаточно, чтобы быть со мной практически на одном уровне.

— Ты так вкусно пахнешь, — наклоняется к моей шее, и я замираю. — Бергамот, роза… — глубоко вдыхает, заставляя мое сердце в припадке заколотиться в ребра. Выдох касается кожи, и я ощущаю, как рассыпаются позвонки. — Нет, не роза… Пион, — хрипло произносит, словно тихо рычит.

Ладонь Арсения ложится на мое колено, а губы прижимаются к шее. Его язык чертит маленький круг, а затем снова следует поцелуй, только гораздо уверенней, чем предыдущий. Сказать, что я уплываю куда-то далеко, не сказать ничего. Глаза закрываются сами собой, а с губ срывается громкий вздох. И даже ощущение, как чужая рука поднимается по бедру к краю платья, меня не тревожит, пока не получаю щелчок по носу.

— Вот так все и происходит, — мурлычет Арсений. Он не спешит отстраняться, но уводит руку от опасной границы и легонько поглаживает колено.

Он меня проверял. Точнее, просто издевался. Но у него ведь получилось, еще бы чуть-чуть… Злясь и на себя, и на него, делаю абсолютно безумную и бездумную вещь, полагаясь лишь на собственное самообладание и жажду мести. Обхватываю Арсения за шею и целую улыбающиеся губы, которые тут же теряют контроль и всецело отдаются процессу. Посмотрим, как он справится с этим.

Сеня забирается на диван, перетягивая меня к себе на колени, и все это, не переставая жадно пить из моих губ внезапно проснувшееся чистое желание. Его руки в моих волосах, а мои блуждают по его груди, сминая ткань футболки. Пылко. Страстно. Горячо и изумительно приятно. Так, это вроде должна быть месть. Ощущая, что сижу на чем-то несомненно твердом, заставляю себя сосчитать до трех и вскакиваю на ноги.

— Тогда я буду первой, кто тебя обломает, — улыбаюсь, заводя руки за спину, чтобы скрыть их дрожь, хотя все тело трясется, как в лихорадке. Думаю, такое сложно не заметить, но я стараюсь играть до конца.

Арсений выглядит ошеломленным всего секунду, а потом начинает смеяться, закидывая руки на спинку дивана и расставляя ноги в стороны, позволяя оценить уровень его восхищенности тем, что происходило пару секунд назад. Лицо горит, и я опускаю взгляд в пол, слыша новую волну смеха. Рада, что веселю его. Этого парня, по-моему, практически нельзя застать врасплох или смутить.

Качаю головой и разворачиваюсь. Нужно убраться подальше.

— Эй, ты куда, олененок? Тигр еще не наелся, — произносит насмешливо.

— Тигр, а ты знал, что на ночь есть вредно? — оглядываюсь.

— Я готов рискнуть, — говорит так уверенно и непринужденно. Не знаю, что у него в голове и чего он добивается, но прямо чувствую его обаяние, словно это что-то живое, мягко касающееся моего тела.

— Я в душ, — направляюсь в сторону ванной комнаты, желая только одного — сбежать.

— Могу я присоединиться? — прилетает в спину.

— Только попробуй, — как можно строже произношу я и скрываюсь за дверью, на всякий случай дважды проверяя замок. Вроде закрыто. Ну наконец-то я в безопасности, хотя бы немного, потому что его феромоны не могут пробраться сюда из соседней комнаты.

Божечки, и во что же я вляпалась?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Шипучка. Ты уже часть меня предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я