Отмеченный Туманом
Алексей Федотов, 2019

Представьте себе мир, так похожий на наш, но в какой-то момент случается необычное происшествие, изменившее его до неузнаваемости. Мир, некоторая часть которого оказалась покрыта Туманом и стала непригодна для существования. Мир, в котором появилась не магия, а нечто похожее на нее, данное с рождением и названное способностями. Это история одного парня, обладающего даже по меркам изменившегося мира уникальными способностями. История его учебы в необычной академии и о его тщетной попытке не выделяться из общей массы таких же, как и он, учеников со способностями. А что из этого вышло, вы узнаете, прочитав эту книгу.

Оглавление

Из серии: Фэнтези-магия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Отмеченный Туманом предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 2. Беспокойные выходные. Двое за стеной

Как обычно, в эту ночь она сидела в темноте, одна во всем доме, отстраненно глядя в окно. Еще с обеда все слуги покинули дом, и до завтрашнего вечера они не вернутся. Так происходило из года в год вот уже на протяжении шестнадцати лет. Всего один день в году она доставала старые фотографии из дальнего ящика комода, расставляя их по кругу. Она ни о чем не говорила с ними и не поднимала тосты, а просто молча, небольшими порциями, всю ночь пила, даже зная о том, что утром ей будет плохо — слишком плохо на ней сказывался алкоголь.

В центре была самая большая фотография, с которой смотрел пожилой человек с доброй ласковой улыбкой. Это был основатель академии и ее любимый дедушка. На фотографии, что справа, чуть поменьше размером, была утонченная леди. Она унаследовала от своего отца ту же добрую улыбку и ласковый взгляд. Ее сильная и любимая мама!.. Говорят, в детстве она больше напоминала мальчишку-сорванца, чем утонченную леди, дралась и играла в футбол с другими мальчишками, была любимицей и любимой… Отец смотрел с фотографии слева, его взгляд был строгий и пронизывающий, но он навсегда сохранился в ее памяти смеющимся и весело подбрасывающим ее к потолку мужчиной. Ей никогда не было страшно — ведь она всегда знала, что он непременно поймает ее. Она унаследовала белизну своего лица от отца. На самой маленькой фотографии были она сама и годовалый малыш, ее брат. У брата был такой же серьезный взгляд, как и у их отца, светлые-пшеничные волосы и темно-серые глаза.

Это была вся ее погибшая в одночасье семья. Тела отца и дедушки похоронены здесь же, в семейном склепе. А вот тела младшего брата и матери так и не были найдены, хотя в их гибели сомнения не было. Были свидетели, которые видели, как в дом, куда забежали мама с младшим братом на руках, ворвалась стая алых волков. Позже в том доме были найдены фрагменты человеческих тел…

Был еще дядя, о судьбе которого она так толком ничего и не узнала. Он тоже исчез сразу после той ночи.

Сегодня был ее день скорби. И весь персонал знал, что в этот день ее лучше не беспокоить.

* * *

Сон! Снова сон…

Город, довольно большой… И главное, он китайский. И его никогда не существовало… Все надписи здесь на китайском, и жители тоже сплошные китайцы — в этой толпе не видно ни одного европейского лица.

Что же это за город такой? Ким в жизни не видел настолько высоких домов, упирающихся в небо. В Артуре самые высокие здания не превышали двадцати этажей. А здесь они были намного выше — даже на первый взгляд не меньше пятидесяти этажей, а некоторые и того больше.

А сколько здесь людей! Невероятное зрелище! Такого количества китайцев он никогда в жизни не видел. Их здесь были миллионы! Толпы людей на улицах, занятые своими делами, идущие в сплошном потоке людской массы. В Артуре никогда не увидишь на улице разом столько народу. Даже в праздники толпы меньше.

А машины! Откуда здесь столько машин? От их количества и разнообразия даже глазам больно. Улицы буквально забиты ими. Едут в обе стороны теми же сплошными потоками, соблюдая минимальное расстояние между собой. Уж такого зрелища ему в Артуре действительно никогда не увидеть. В их городе много машин, но не столько, как в этом странном сне. Да и их дорожные улицы намного меньше, чем те, что он видел в несуществующем китайском городе. Зато у них очень хорошо развит городской транспорт, не создавая проблем с перемещением граждан. В Артуре существовало более сотни монорельсовых маршрутов, во все концы города. Плюс к этому трамвайные линии… А вот с метро, в городе не заладилось. Были проекты, но их так и не реализовали…

А это что? Он о таких самолетах только слышал, но никогда не видел их вживую. Всему виной все то же пресловутое влияние Туманной Зоны: в непосредственной близости от нее большинство навигационных приборов начинает вести себя как-то неправильно и появляются перебои со связью, что само по себе довольно небезопасно. Поэтому и не летают в город лайнеры гражданских авиалиний. Слишком опасным и непредсказуемым может получиться такой полет. Поэтому аэропорт используется в основном для приема армейских военных бортов, и только в дневное время. Но и это событие довольно редкое для города.

Какая громадина! А это, значит, вертолеты? А не слишком их много над этим городом? В небе их было столько, что в глазах рябить начало. В Артуре он никогда ничего похожего не видел.

И небо!.. Такого ясного и чистого неба в этой жизни ему еще не доводилось видеть…

Внезапная рябь перед глазами и смена сюжета. Знакомая комната с телевизором, журнальным столиком и двумя креслами. «А в прошлый раз разве не одно здесь было?» — подумал он. «А где старик?» — тут же встрепенулся Ким, оглядываясь.

— А ты сюда, смотрю, зачастил, — услышал он голос из-за спины. — Это уже второй раз будет.

Ким обернулся и спросил старика:

— Кто вы?

Он видел, как у того открылся рот, и…

— Мяу! — услышал он протяжный звук.

Потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что это не старик сказал, а послышался нежный голосок Ласки…

* * *

Второй этаж, так называемая женская территория, мало чем отличался от этажа мальчиков. Такие же комнаты, в таком же стиле оформленные. Ни розовых обоев, ничего такого, что выделяло бы их на фоне остальных комнат, но проживание девушек все же вносило некоторые дополнительные элементы во внутреннее убранство. Например, в комнате Айки были цветы и мягкие игрушки. Она обожала их, и они были здесь повсюду. Еще она любила сочетание розового и белого цветов. Конечно, об этой ее черте знали только проживающие вместе с ней девушки — сестры Лирит, Алиса и Олеся, и неизменная свита Айки, Тина Кеш, из-за цвета своих волос, бледной кожи и интересного строения зубов прозванная Вампиршей, и Вика Сонина. Пять девушек, живущие в одном месте. Разные по характерам, но вполне неплохо уживающиеся на одном этаже особняка.

Не было еще и семи утра, когда спящую Айку разбудило вторжение в ее комнату обеих сестер-близняшек.

— Чего вы в такую рань поднялись? — окинула их сонным взглядом серебровласая девушка. — И куда это вы так вырядились? — добавила она, заметив, что обе сестры одеты хоть и в привычно одинаковые, но так, как обычно одеваются на выход за пределы академии: на обеих бежевые брючные костюмы.

— Сегодня у бабушки юбилей… Ровно семьдесят лет, — пояснила Олеся. — Вот мы и собрались ее навестить…

Сон Айки словно рукой сняло.

— Я с вами! — вскакивая с кровати, заявила она За всеми этими событиями последних дней она успела совершенно забыть об этой знаменательной дате.

Для сестер Лирит это была родная и любимая бабушка, но Айке старая женщина, работавшая экономкой в ее семье, заменила маму и папу, вместе взятых. Всю жизнь она с одинаковой любовью заботилась как о родных внучках, так и о юной госпоже, рано потерявшей родителей и оставшейся на попечении вечно занятого старшего брата.

Она оставила свою службу только после того, как ее девочки поступили в академию четыре года назад. С тех пор она жила в одном из многоквартирных домов крепостного района, наотрез отказавшись от отдельного домика на улице, прилегающей к аристократическому кварталу, недалеко от родового поместья Алановых. Хотя ее брат и уговаривал. Даже просил никуда не переезжать.

–…Ну, мы в этом нисколько и не сомневались, поэтому и зашли тебя разбудить, — рассмеявшись, нагло заявила Алиса.

— К тому же бабуля очень расстроится, если ты не придешь, — добавила Олеся. — Она и брата твоего приглашала… Но не думаю, что он появится. Он ведь всегда занят на своей работе.

— Злые вы обе, — на лице Айки появилась показушная обида, которую ей не удалось удержать больше пяти секунд. — Дайте мне десять минут… — сказала она, соскакивая с кровати.

Заявление о десяти минутах было сильно оптимистическим: на умывание, причесывание и одевание Айке понадобилось полтора часа.

— Я готова! — заявила серебровласая, отворачиваясь от зеркала. В отличие от сестер, она предпочла обычные джинсы и водолазку с капюшоном.

— Ты под кого косишь, дитя улиц? — скептически оглядела ее с ног до головы старшая из сестер, особенно задержав взгляд на искусственно дранном колене.

— Сама ты дура! Мне так удобнее, — теперь уже обида Айки была вполне натуральной.

— Да ладно вам, — постаралась не дать разгореться ссоре Олеся, прекрасно зная, что обе могут спорить по этому поводу бесконечно долго. Желание Айки одеваться как можно проще всегда наталкивалось на неудовольствие Алисы, которая считала, что та должна всегда соответствовать своему положению, даже одеждой.

Когда они наконец-то появились в коридоре, то застали буквально выползающую из своей комнаты сонную Вику. Чрезмерно активная весь световой день брюнетка любила хорошо и долго поспать. Вот и сейчас она больше походила на героиню из фильма ужасов, чем на живого человека. Волосы взлохмачены, глаза закрыты — казалось, она просто спит стоя. Но стоило появиться трем девушкам, как один из ее глаз чуть приоткрылся, обвел мутным взором всю компанию. Звучно зевнула, и сонный голос без особого интереса спросил:

— Вы это куда в такую рань?

— В город… — глянула на нее Айка. — Может быть, тебе лучше пойти еще поспать? — предложила ей девушка из жалости.

В ответ голова Вики качнулась, и пряди волос упали ей прямо на лицо.

— Нет!.. Нельзя! — И, держась за стену, Вика направилась в сторону общей ванной. Душ, что был в ее комнате, девушка по каким-то своим причинам терпеть не могла и начисто игнорировала. — Лиса будет ругать, если я опоздаю…

Теперь стала понятна причина ее поистине героического утреннего подъема. Обычно в выходные ее до обеда невозможно было поднять с кровати. Какой бы разгильдяйкой Вика порой ни была, а человеком она была крайне ответственным, и сегодня собиралась пойти на дополнительные занятия, которые ей назначила их классная и по совместительству учитель английского языка.

— Тогда удачи тебе, — сочувственно глянула ей вслед подруга.

На первом этаже, за просмотром утренних газет, что регулярно доставляли к ним, развалившись на диване в привольной позе, находилась другая их соседка по этажу, Тина. В отличие от Вики и остальных, она всегда была ранней птичкой. Порой даже казалось, что она спала всего пару часов ночью, так как ложилась всегда позже всех и вставала раньше.

— Кого ты собралась на этот раз соблазнить своим видом? — заметила Олеся, намекая на ее позу и откровенный наряд. — Неужто на новенького нацелилась? — предположила она.

— Расслабься, дорогуша… Душевному состоянию наших мальчиков ничто не угрожает, — оторвалась от газеты Тина, — так как последний из них еще утром сбежал куда-то по своим делам в город… А соблазнять его — глупая трата времени… Я его не интересую. — Она всегда быстро теряла интерес к мальчикам, которые ею не интересовались. — Так что Глеб — это моя единственная потенциальная жертва, а его, увы, со вчерашнего вечера нема…

Если Айку и удивило ранее отсутствие парня, то внешне это никак не проявилось. Она не обязана была следить за чужими перемещениями вне учебного времени. Тем более, насколько она помнила, Ким явился в академию совсем без вещей.

— Мы ушли! — от дверей оглянувшись, крикнула Олеся, покинув особняк последней. Если присмотреться, можно было увидеть небольшое утолщение на ее боку. Утолщение под одеждой от скрытой под одеждой кобуры. Все же они были не только подругами Айки, а еще и ее телохранителями.

* * *

Нарушив тишину раннего утра, к воротам старого особняка, вынырнув из-за угла дома, подкатил армейский «хищник». Бронемашина, сделав резкий разворот, остановилась в нескольких метрах от входа. Большая часть морпехов, пользуясь предоставленной возможностью, покинула прокуренный салон армейского автомобиля. А вот Тимофей несколько замешкался, вытаскивая две тяжелые сетки с продуктами, что он прикупил в круглосуточном магазине, подумав, что немного подарков и продуктов не помешает.

Видя это, Стас шагнул к нему и протянул руку.

— Давай помогу, — предложил свою помощь. — Наконец у меня будет повод увидеть твою ненаглядную вживую.

Тим скосил на него недовольный взгляд, но от предложенной помощи отказываться не стал. Разделив ношу пополам, оба приятеля начали свой нелегкий путь сквозь заросли сада к центральному входу дома.

Когда им удалось выбраться ко входу, то, вопреки ожидаемому, их уже ждали самозваная хозяйка особняка беглого купца и ее двое охранников в лице близнецов. Особенно воинственным выглядел мальчишк, с черенком от лопаты в руках.

Стас, видя эту картину, дурашливо упал на колени, умоляющи сложил руки, и несмотря на тот факт, что за спиной у него болтался автомат, запричитал:

— Не губи меня, добрый господин! Я тебе еще пригожусь…

Мальчишка как-то весь покраснел, смущенно спрятал за спину свою палку, а вот его сестра ехидно засмеялась. Даже Рейчел чуть улыбнулась.

— Не ждала тебя так рано… — произнесла она Тиму. — Познакомишь меня со своим другом?

Но тот и сам это мог сделать… Да еще как! Щелкнул каблуками армейских ботинок, учтиво поклонился и припал губами к тыльной стороне ладони Ри.

— Стас! Для всех дам просто Стас… Я восхищен!.. Тим столько о вас рассказывал.

— Даже так, — приподняла она бровь. — Право, даже не знаю, как на это реагировать, — перевела девушка взгляд на покрасневшего Тима.

— Только положительное, — заверил ее Стас.

— Я так поняла, это нам? — кивнула Ри на сетки и повернулась к близнецам: — Артур, Лариса…

— Ну что вы, мадмуазель… какой гусар заставит детей таскать тяжести! — отбирая вторую сетку у Тима, поклонился Стас уже маленькой девочке. — Юная госпожа, не откажете проводить старого солдата на кухню?

Лариса снова хихикнула, смутилась, но не отказалась. Прежде чем шагнуть следом, он наклонился и что-то шепнул ее брату на ушко, от чего у того даже глаза засверкали и он тоже заспешил за сестрой.

Проводив их взглядом, Рейчел с той же полуулыбкой обернулась к Тимофею.

— Забавный у тебя друг. Так ловко оставил нас наедине… Гусар!

— Балабол и… бабник, каких свет не видывал, — с досадой произнес Тим. — Мы сегодня в патруле на целый день… — добавил он, чтобы только не молчать. Не знал он, о чем с ней говорить.

— Тим, что происходит?.. — неожиданно серьезно глянула на него Ри. — Раньше в этом районе не только патрулей, полицию никогда не видели… А сейчас…

— Сам знаю не много, — честно признался он. — Нам приказали, и мы выполняем… Говорят, что какая-та крупная компания хочет построить здесь завод. Какой, не знаю…

— А люди, что здесь живут?.. — настороженно глянула на друга детства.

— Ри, ну правда, я не знаю! Сама подумай, кто же будет на эту тему говорить с обычным сержантом? — искренне пожал плечами Тим.

* * *

Было еще темно, когда Ким покинул академию.

Рано утром его разбудило громкое мяуканье. Ласка устроила игрище со своим котом, выбрав для этого его комнату. Интересное зрелище для человека, проснувшегося поутру и увидевшего по обе стороны от себя двух здоровенных котов разной цветовой гаммы: чисто серебристая, как утренний иней, кошечка и тоже серебристый, только с оттенком черного, кот. Они заняли почти все свободное пространство его комнаты и при этом буравили друг друга взглядами, мяукая. Незнающий человек подумал бы, что они вот-вот сцепятся. Но Ким, всю жизнь проживший в соседстве с этими существами, знал, что они таким образом выражают свою симпатию друг другу.

— А ну брысь отсюда! — раздраженно велел он обоим, коту и кошке. — Шли бы вы к себе в Туман развлекаться… Ласка, я кому сказал!

На мгновение его комнату заволокло туманом, и все пропало. В кои-то веки его послушались. Можно было предположить, что в ближайшие сутки или двое он свою кошечку не увидит, если уж объявился ее гулящий дружок. Так всегда происходило, стоило тому появиться рядом с ней. Ким до сих пор понять не мог, как он ее везде находит?

— Устроили здесь шашни, — проворчал напоследок Ким, покидая постель. Спать уже не хотелось, а значит, можно было заняться и своими делами.

У порталов проверили его пропуск, но задерживать или как-нибудь еще препятствовать покинуть академию не стали. Вообще не проявили к нему особого интереса. Но несмотря на желание быстрее попасть домой, сначала он направился в свою старую школу, чтобы утрясти все вопросы со своим переводом. Что-то его все же смущала та поспешность, с которой из одной школы его перевели в другую.

По субботам в его старой школе уроков тоже не проводили, но он прекрасно знал, что директора каждый шестой день всегда можно найти на своем рабочем месте. К тому же, как правило, с раннего утра. Такой уж он человек — без работы и дня не мыслит. С того дня, как и шестнадцать лет назад он потерял всю свою семью, школа и ученики стали его единственной семьей.

Школа находилась в Южном крепостном районе. Это сразу за южным центром и районом богачей. Последний район Ким не любил и по этой причине предпочел обойти его по периметру, не заходя на его территорию. Были у него на то свои веские причины, о которых и вспоминать неприятно. Ведь в районе богачей порядок поддерживают не обычные полицейские, а некая частная служба. А у Кима с ребятами из этой службы пару лет назад произошел конфликт. Вроде бы без серьезных последствий, но с тех пор парень старался держаться от них подальше — береженого бог бережет. Кто их знает, затаили они на него обиду или нет…

С тех пор как власти занялись очередной перестройкой района, добраться до старой школы стало несколько проблематично. Шустрые небольшие трамвайчики сильно выручали жителей города, но прямой их маршрут был изменен, и юноше пришлось покинуть уютный вагон за два квартала до нужной ему остановки.

Еще одна проблема заключалась в том, что путь до школы пролегал через старые застройки еще того старого Порт-Артура. Узкие улицы и не совсем благоприятный район. Через этот район уже начали прокладывать новую ветку монорельсовой дороги, но строительство шло не особо ударными темпами, с большими задержками, вызванными чрезмерной застройкой района старыми, не соответствующими нынешним нормам безопасности и прочности зданиями. Из-за этого проект постоянно перекраивали и меняли. Поговаривали, что его вообще намереваются свернуть и заморозить из-за нехватки средств. Об этом говорят, сколько он себя помнил, уже со дня начала реализации проекта, однако тот хоть с большим скрежетом, но все еще продолжался. Пока только по центру, но уже запущены были двенадцать из сорока проектных станций по всему городу. Правда, поговаривали, что первоначальный проект включал в себя аж восемьдесят наземных станций, двадцать из которых должны были находиться за чертой города. Ведь за стеной тоже жили люди, и их было немало, вот только городские об этом порой забывали…

Вообще, Артур можно было назвать городом контрастов. Хоть он сильно «сопротивлялся», но постепенно и он начинал разрастаться не только вширь, но и ввысь. Особенно это было заметно в районах, что были ближе к морю: современный бизнес и торговые центры. Офисные здания крупных компаний, работающих на полуострове. Современные дороги и просто невероятное количество всевозможных магазинов. Не зря же первых девять станций монорельсовой дороги запустили именно там. Да и первое движение монорельсовых поездов было открыто именно в прибрежных районах.

Да и просто с дорогами та же фигня. Чем дальше от центра, тем их меньше и их ширина уже… А в некоторых старых районах даже и таких дорог не было. Именно по этой причине маленькие и юркие трамвайчики были настолько популярны среди горожан. Их размер и небольшая железнодорожная колея делали их просто незаменимыми.

Логично было бы предположить, что и кварталы знати должны были расположиться где-нибудь поблизости от этих районов. Но они наоборот прижались ближе к стене, спрятавшись среди крепостных городских районов, подальше от суеты.

Та же история и с правительственным кварталом, где располагалась большая часть представительств зарубежных государств.

Отсюда и упомянутые контрасты. Современные многоэтажные районы мало чем отличались от таких же районов в крупных мировых городах. В близком соседстве с постройками конца прошлого века и еще более древних районов, которых почти не коснулись дары цивилизации.

Несколько парней, перегородив переулок, ржали на всю улицу. Не то чтобы они Киму особо мешали — он бы на них вообще внимания не обратил, места обойти их ему хватало. Но один из парней шутливо оттолкнул другого, и тот качнулся на проходящего мимо Кима. Конечно, Юры он даже не коснулся — тот ловко увернулся из-под него и пошел дальше.

— О! Смотрите, какая смазливая мордашка… — заметил его кто-то из парней. — Ты мальчик или все же девочка?

Ким даже не оглянулся. Затевать скандал желания не было. Вот только, чувствуя свое превосходство, буйная компания парней не хотела отпускать его просто так.

— А может, стоит проверить, что у него в штанах? — кто-то грубо схватил его за плечо. — Есть ли у него шарики?

Вот почему каждый придурок так и норовит пройтись по его внешности?

Ким стал оборачиваться, сохраняя на лице вежливую полуулыбку, и время словно застыло для него. Такое происходило всякий раз, когда он начинал ускоряться. Тот, что хватанул его за плечо, даже понять ничего не успел, только почувствовал, как на его плечо легла рука парня, а дальше он уже стоял в крайне неудобной позе, почти носом в землю. Рука, что только что лежала на плече смазливого парня, неестественно вывернулась вверх… Почувствовав резкую боль в локте, парень заорал дурным голосом, а затем полетел мордой в землю. Все произошло настолько быстро, что его приятели не успели даже прекратить смеяться. А нога Кима уже соприкоснулась с животом другого парня, и того вынесло на остальных. Как кегли, по которым попадает мяч, тех пораскидывало в разные стороны.

— Еще вопросы будут? — выпрямился Ким: сама учтивость и вежливость, даже выражение лица не изменилось.

— Нет вопросов… — с трудом проговорил самый понятливый из лежащих на земле парней, не отводя взгляда от приятеля, катающегося по земле со сломанной рукой.

— Вот и отлично, — удовлетворенно кивнул Ким. — Друг ваш так неудачно упал… «Скорую», что ли, для него вызовите… — и пошел дальше.

Через минуту он уже забыл о происшедшем. Было бы чего запоминать! Такое с ним постоянно происходило.

А еще через полчаса он уже входил на территорию своей прежней школы. На воротах его никто не остановил: не того калибра школа, чтобы позволить себе нанимать охранников. Нет, она не напоминала притон и не была изгаженной. Все было чисто и опрятно. И хулиганов здесь было не больше, чем в других подобных школах.

Кабинет директора был на первом этаже. В пустых коридорах Ким встретил пару знакомых учителей, вежливо поздоровался и пошел дальше. Те и не пытались его остановить. Можно предположить, что многие еще и не догадываются, что он здесь больше не учится.

Вот и нужный ему кабинет. Простая, крашенная темно-синей краской деревянная дверь с простой табличкой: «Директор». Сколько Ким себя помнит, ее ни разу не обновляли.

Парень осторожно постучал.

— Да-да… войдите… — послышался немного надтреснутый немолодой голос. Старый директор сильно сдал в последние годы. Юноша слышал даже, что тому уже подыскали замену и это его последний учебный год в этом статусе.

Директор, как всегда, был на своем рабочем месте. Перед ним лежала стопка документов, которую он изучал.

— А, Ким… зашел проведать старика! — обрадовался он, увидев парня. — Проходи, присаживайся… И как тебе в новой школе? — Этим вопросом он снял некоторую часть сомнений Юрки. — Я, честно говоря, опасался, что курьер тебя не найдет… Сам узнал о принятом решении только в четверг, перед самом концом уроков, но почтальон заверил меня, что знает, где тебя искать.

«Значит, директор в курсе, — заключил Ким. — Уже легче».

— Вот как раз по этому поводу я и хотел с вами поговорить, — произнес парень, присаживаясь в предложенное кресло.

— А что не так? — насторожился директор, даже очки свои надел, которые обычно старался реже показывать при своих учениках.

— Как-то слишком все быстро и внезапно произошло, — заметил парень и спросил: — Вы сами так не считаете?

— Ну, я бы уж так и не сказал, что быстро, — возразил на это директор. — Обычно Ирина эти вопросы решает куда быстрее. — Кима как-то резануло это простое обращение: видимо, директор хорошо знал ректора академии. — Мне пришлось полгода документы на этот перевод готовить, — признался старик, чем сильно удивил Кима. Для него это стало откровением и новостью. — Даже для моих учеников она не делает исключения… Хотя пару раз она организовала переводы вообще в один день. Как сейчас помню… Ой, прости, — спохватился он.

— Вы готовили документы? — осторожно переспросил он. Ему даже показалось, что он ослышался. Крайне неожиданная новость.

— Ты мой лучший ученик в школе, — пояснил директор. — С твоими возможностями тебе надо развиваться дальше. Но в программе нашей школы это сделать невозможно. Поэтому я отправил запрос Ирине Александровне Малышевой о твоем переводе. А потом полгода согласовывал детали, оформлял и собирал нужные для этого документы… Знаешь, у них еще та бюрократия в этом плане, — пожаловался.

— Но почему мне вы ни слова об этом не сказали? — все еще растерянно спросил Ким.

— Говорить о том, что еще только в проекте, это не мой подход к делу, — улыбнулся директор. — Ким, мальчик мой, ты же меня знаешь… До самого последнего момента было не до конца ясно, что выйдет из моей затеи. Бывали случаи, когда и отказывали. Правда, когда все решилось… Не ожидал, что тебе уже на следующий день после того, как были готовы соответствующие документы, предложат приступить к занятиям на новом месте.

Теперь для Кима многое стало понятным.

— Благодарю вас, Георгий Владимирович! — с чувством произнес он, действительно оценив такую заботу о себе. — Я не знаю, как вас отблагодарить за это!

— Достаточно будет простого спасибо! — на лице старого человека появилась добрая улыбка.

— Спасибо! — искренне улыбнулся юноша в ответ. Повинуясь мимолетному порыву, он встал навстречу своему бывшему школьному учителю и директору и с чувством обнял его.

* * *

Рискнувший назвать этого человека фанатиком прожил бы ровно столько, сколько бы потребовалось Рею, чтобы достать изогнутый нож. Рей Ли ни в коем случае не считал себя фанатиком. Он бы заявил, что является верноподданным Империи Восходящего солнца, почитающего императора и его семью, и при этом нисколечко бы не соврал. Он обожал императора и поклонялся ему, и готов был без колебаний выполнить любой его приказ. Поэтому даже убивая — а убивал он часто, — он делал это во имя империи и императора. Но сама ирония заключалась в том, что Рей не был японцем по рождению. Еще ребенком его забрали из Кореи и переправили в метрополию, где он получил свое новое имя, забыв о старом. Теперь он считал себя чуть ли не потомком легендарных самураев. И даже сам любил называть себя самураем.

Его команду только недавно переправили из самой метрополии на Ляодунский полуостров, в ненавистный ему Артур. Ведь Рей Ли считал, что этот полуостров весь без остатка по праву должен принадлежать империи Восходящего солнца и ее императору, а Россия не имеет никаких прав на эти земли. Но еще больше он ненавидел японцев, проживающих на этих землях. Тех, кто по-прежнему зовет себя японцами, но по сути предали империю и вполне довольны своей участью второсортных людей. Они уже не почитали императора как отца нации и только внешне оставались похожими на жителей Японии. Чтили древние традиции, но уже были другими. Их Рей ненавидел лютой ненавистью, называл отребьем и готов был убивать даже без приказа. Как эту выжившую из ума старуху, чье мертвое тело сейчас лежало у его ног. И она еще смела называть себя верноподданной Великого императора! До последнего она не желала сообщить ему необходимую информацию. Подумать только, она посмела плюнуть ему в лицо, когда он пришел к ней за нужной для него информацией! Но под конец она все же сломалась. И немудрено: даже более сильные люди плакали перед ним, как малые дети, валяясь в ногах. Рей в совершенстве владел искусством причинять людям боль.

Но надо признать, сопротивлялась старуха дольше, чем некоторые до нее. И все же в конце многое ему рассказала о своих воспитанниках. Жаль, что умерла слишком быстро. Однако главное он все же узнал. То, что может помочь ему продвинуться выше по карьерной лестнице в Шина-ка.

Обтерев испачканные руки чистым полотенцем, кореец покинул подсобку, плотно закрыв за собой дверь. Этот снимаемый частный дом находился на самом краю крепостного района, что было удобно и неудобно одновременно. Неудобно тем, что здесь плохо действовала связь. Станций связи мало, близость Тумана доставляла многим живущим поблизости одни только проблемы.

Взять хотя бы ту же связь. Обычные телефоны ломались больше обычного. Связь постоянно пропадала, и невозможно было никуда нормально дозвониться. Обычные же передатчики — неважно, где их выпустили и как бы их производитель ни нахваливал — работали не лучше, если даже не хуже. И это распространялось не только на связь, но и на любую сложную технику. Невозможно было использовать авиацию, чьи навигационные приборы выходили из строя и ломались. По этой причине здесь не особо часто увидишь вертолеты и самолеты. Нет, конечно, здесь было можно было использовать самую простейшую авиационную технику, без сложных приборов, но крайне опасно…

А в чем заключалось удобство — это в том, что здесь они не привлекали к себе никакого внимания. Живущим в этом районе было просто наплевать на них.

Поднявшись по лестнице, Рей вышел в коридор, а уж оттуда попал в комнату, где собралось большинство его подчиненных. При появлении старшего неспешный разговор прервался, и в наступившей тишине два десятка пар глаз внимательно уставились на него в ожидании.

— Значит так, — сделав паузу, довольно произнес Ли. — Наша основная цель определилась… Это некий Юрий Ким, — он даже поморщился, произнося это глупое для парня имя. — Возраст семнадцать лет. Отличительная черта — альбинос… Внешне похож на девчонку. Учится в общеобразовательной школе в Южном крепостном районе. Надо найти его… Пойдете вы двое, — указал Рей на двоих ближайших к нему. — В школе должна быть информация об этом парне. Теперь основное. Брать только живым. Используйте препарат, чтобы быстро обезвредить его… Парень не должен пострадать. Вряд ли, не используя свои способности, он сможет оказать какое-либо сопротивление. Поэтому не доводите до этого, как тогда, с тем огневым мальчиком, — напомнил старший всем недавний случай: тогда они потеряли двоих, включая и объект охоты. — Из-за вашей глупости мы потеряли ценный кадр… Что у нас с местными? — переключился он на другую тему.

— Мы вышли на контакт с нашими «спящими агентами». Кое-какая шпана тоже не прочь подзаработать, — произнес сидящий с краю совершенно лысый японец.

— Хорошо, используйте их по возможности, — удовлетворенно кивнул Рей.

— Что еще, что мы должны знать о том парне? — это спросил у главного набравшийся смелости один из тех двоих, которых направили в школу.

— Все, что надо, я вам сказал, — отрезал Ли. Посвящать остальных в то, что он узнал от старухи, он был не намерен. За такого найденыша ему светит нехилая награда. Таких, как этот парень, во всем мире единицы. В Империи таких вообще нет ни одного. До сегодняшнего дня Рей даже не догадывался, что существует кто-то, кто способен призвать монстров тумана и повелевать ими.

— Слишком размытое описание, — осторожно заметил другой.

— Не думаю, что здесь много парней-альбиносов, похожих на противоположный пол… Вот и раздобудьте в школе его фото, — отмахнулся от них Ли.

Его команда его сильно раздражала. «Доставим такой ценный кадр в метрополию, и меня ждет хорошая награда! — довольно подумал Рей Ли, уже мысленно потирая руки. — Меня заметят и повысят… Обязательно так и произойдет».

— Ну, что столпились? — рявкнул он на окружающих, заметив, что те еще чего-то от него ждут. — Марш работать!

— А что известно о его способностях? — уточнил лысый, не сдвинувшись с места. Он единственный остался совершенно спокойным.

— Две стихии: огонь и холод… — все же решил выдать часть известного ему Рей, но скрыв главное. Внутренне почувствовал неприязнь к своему лысому помощнику. Не покидало ощущение, что тот копает под него, чтобы потеснить и занять его место.

— Две стихии… Странное сочетание, — задумчиво произнес помощник командира группы. — Большая редкость среди отмеченных… — Вот только взгляд, которым он наградил своего командира, Рею не понравился.

* * *

Бабуля им сильно обрадовалась. Да по-другому просто и быть не могло.

А вот потом началось…

В ее маленькой квартирке собрались буквально все соседи. Стало очень шумно, даже слишком. Ладно бы только они были здесь ради бабушки, но всем было особенно интересно посмотреть на них троих. Больше всего досталась близняшкам. Русская народная игра — найди десять отличий. Не знающим их с детства бесполезно и стараться, но именно это-то и интересно. А близняшки только и рады подыграть. Даже оделись сегодня одинаково.

Перепало и Айке из-за ее внешности. Некоторые даже начали спорить прямо в ее присутствии, натуральное ли это серебро, или она так просто подкрасилась. Ведь это так модно — косить под отмеченного! Так называемый современный подростковый стиль. И хоть девушка давно уже привыкла ко всякого рода взглядам со спины и по большей части на них не реагировала, но сейчас ей стало даже не по себе от такой бесцеремонности. Айку даже охватила злость. С трудом удалось сдержать себя, не вспылить. Единственное, что удержало ее от этого — это понимание, что люди говорят это не со зла. Да и не хотелось портить праздник.

Но их бабушку здесь любили и уважали. Что неудивительно. Своей добротой и отзывчивостью она всегда умела расположить к себе окружающих людей. Такая уж была у них бабушка. Никогда не могла пройти мимо чужой беды. И люди платили ей тем же.

В самый разгар застолья раздался громкий звонок домашнего телефона. Звук такой резкий, что не проигнорируешь.

На минуту за столом стихло. Бабушка подняла трубку, прижала к уху и сказала традиционное:

— Алло?

— Привет, старая кошелка… Ты еще бегаешь? — Звук у телефона был просто отличный. А в наступившей тишине прозвучало словно громкий крик.

Айка невольно покраснела, узнав голос брата.

— Несносный мальчишка, — нисколько не обиделась бабуля, а наоборот, даже заулыбалась. — Почему ты еще не за моим столом, мелкий негодяй?

— Не такой уже и мелкий… Баб, прости, — Айке показалось, что в голосе брата прозвучало сожаление. — Работы выше крыши… Совершенно не могу к тебе вырваться, даже на пару минут, но подарок я тебе уже отправил.

— Тебе надо хоть немного больше уделять времени себе, — пожурила его бабуля. — Не нашел себе еще невесту?

— Я однолюб, баб, — печаль в голосе. — И невеста у меня уже есть…

— Знаю… все же приезжай. Найди на меня старую хоть одну минутку… Порадуй старуху.

— Не сегодня… Ты уж меня прости. Но обещаю заскочить на следующей неделе, — пообещал брат. — Айке привет! — И, как часто бывало, он без предупреждения и прощаний отключился.

Постепенно смех и разговоры снова заполнили комнату. Но девушке стало несколько грустно. Стало жалко брата, который так и не отказался от своей бывшей невесты, которая из раза в раз ему отказывает.

Все же находиться в такой шумной компании Айке было трудно и немного непривычно. Пользуясь тем, что все внимание сосредоточено на имениннице, и под предлогом того, что нужно подышать воздухом, она по-тихому выскользнула в коридор, выбралась на лестницу и, спустившись вниз, вышла на улицу.

Это был небогатый, но ухоженный район. Ей здесь вполне нравилось. Здесь лучше, чем в их поместье, куда она в последнее время нечасто захаживает. Что толку там бывать, если брат все время на работе, даже в выходные дни! Да и пустой большой дом Айку порядком угнетал своей музейной атмосферой. Когда братишка как-то раз заикнулся о продаже дома, она ему не возразила.

Дом бабули находился на пересечении двух улиц, рядом с живописным фонтаном, где играли дети и просто отдыхали люди. Именно у этого самого фонтана и расположилась отдохнуть Айка. Решив посидеть минут десять, прежде чем вернуться назад.

Красиво! Действительно красиво. И дело не только в фонтане — их можно увидеть повсеместно, во многих похожих дворах. Но здесь есть цветочные клумбы и аккуратно постриженные кусты, и это создаёт ощущение некого домашнего уюта. И не скажешь, что всего в сотне метров от этого места находятся выселенные кварталы на снос. Вот только сам запланированный снос отлагается из раза в раз. Только слухи множатся от предположений, что будет на этом месте. Одни утверждают, что некая компания собирается строить огромный завод. Другие настаивают, что будет такой же крепостной район.

В какой-то момент ее взгляд выделил из толпы людей фигуру с развевающимися белыми волосами. Ее взгляд скользнул дальше, но остановился и вернулся назад. Действительно Ким! Только у него она видела настолько белые волосы, без каких-либо других цветовых примесей.

Успела увидеть, как он исчезает в переулке, ведущем в район окраины. В тот самый район на снос.

«А туда его чего понесло?» — удивленно подумала она.

Возможно, Айка и не заинтересовалась бы им. Мало ли он зачем забрел в этот район. Ну, идет куда-то по своим делам. Ей-то какое дело? А то, что окраина… так, может, он просто срезает путь, что тоже возможно?

Они находятся за территорией академии, и она не обязана следить за каждым. Но кроме новенького одноклассника она заметила еще двоих человек, которые двигались за ним следом. Идут явно за Кимом, при этом стараются остаться незамеченными. А вот это Айка со своим складом характера уже проигнорировать не могла.

Она огляделась по сторонам. Но как назло, в пределы ее взгляда не попал ни один человек в форме полицейского. Девушка колебалась недолго. Покинув бортик фонтана, устремилась следом за ними. Все же Ким был ее одноклассником… Вдруг ему угрожает опасность?

Думала ли она в тот момент, что сама может попасть в неприятности? Да, пожалуй, нет. Она же видела, что преследователей всего двое, а с двумя она и сама бы легко справилась. Ведь она далеко не тепличная девушка. Брат многому ее научил. Да и Ким, насколько она узнала, мальчик не из простых.

* * *

Ким чуть не столкнулся с этим человеком, когда выходил из школы. Низкорослый холеный японец в белых перчатках. Поначалу Юра даже не обратил на него особого внимания, пройдя дальше. Но, сворачивая за угол и оглянувшись назад (без особой причины, просто так), заметил, что тот смотрит ему вслед. Это его не то чтобы насторожило, но немного обеспокоило. Он часто становился объектом внимания из-за своей внешности и, пожалуй, не придал бы инциденту внимания, если бы не внимательный взгляд японца. Тот смотрел так, словно знает Кима. Хотя среди своих знакомых Юра никого похожего на этого человека не припомнил. А на память свою, как и сами можете догадаться, парень никогда не жаловался. Если и подводила, то нечасто.

Может быть, именно по этой причине он свернул на повороте в другую сторону и прошел мимо стеклянной витрины магазин, в отражении которой он увидел того же японца, на почтительном расстоянии идущего следом. И он был не один… Другой японец шел по другой стороне улицы.

А вот это уже не могло не насторожить парня. «Этим еще что от меня надо?» — подумал он. Не конфликтовал он ни с кем из китайской и тем более из японской диаспор, и такое внимание к своей персоне ему очень не понравилось. Поэтому он снова свернул на другую оживленную улицу с витринами магазинов. Эти двое все так же шли за ним. Теперь он уже не сомневался в том, что его преследуют. Вот только оставалось понять, с какой целью и как ему быть? Обратиться к полицейским или попросту попытаться сбежать? Первый вариант вызывал в нем негативные чувства из-за его предвзятого отношения к полиции…

Ким перешел дорогу и снова свернул на другую улицу. Прошел метров триста и снова повернул, теперь уже назад. Но пройдя всего пару десятков метров, юркнул в переулок.

На какое-то время парочка, идущая за ним, пропала. Но они снова появились, когда он вышел на пересечение двух улиц около какой-то небольшой площади. Теперь они явно ускорились, поняв, что он их заметил. Ким тоже ускорился и свернул в еще один переулок, уходя с оживленной улицы, легко перепрыгнув деревянный забор, что перегородил ему проход. Для его целей район под снос был более чем подходящим. Случайные люди здесь не ходят. А те, кто ходит, в полицию не побегут и вообще сделают вид, что ничего не видели.

Пройдя метров сто, повернув за очередной угол, юноша остановился, прижался спиною к стене в терпеливом ожидании преследователей. Он уже понял, что от них ему просто так не отделаться.

От идеи убежать, не разобравшись, в чем дело, он, подумав, отказался. Не любил он оставлять нерешенными проблемы. По крайней мере, он сможет выяснить, что им от него надо.

Был ли он самоуверен?.. Ну, если только чуть-чуть. Раньше же ему удавалось как-то справиться с такими проблемами.

Ждать пришлось недолго. Те появились буквально через несколько секунд. Увидев Кима, несколько тормознули.

— Вы так настойчиво меня преследуете, что я решил все же спросить вас… — вежливо улыбнулся Юра. — Вам что-то нужно? — уточнил он, не повышая тона.

Один, тот, что в перчатках, сразу потянулся к карману. А вот другой ему все же ответил:

— Если сам пойдешь с нами, избежишь неприятных моментов и получишь ответы на все свои вопросы…

— Вынужден отказаться… — отрицательно качнул головой парень. — Мне мама в детстве говорила не ходить с незнакомыми дяденьками… Да вы мне и не нравитесь.

— Ну тогда тебе будет чуть больно. — А вот это уже угроза.

— Посмотрим… — спокойно ответил парень.

Ким резко ускорился. Он словно размазался по воздуху, и первый его удар пришелся по типу в перчатках. Не стоило ему тянуться к чему-то под одеждой. Из-за этого удар получился несколько сильнее, чем Юра хотел. Японца буквально впечатало в стену, и на землю тот уже осел мешком с костями, без внешних признаком недавней бодрости. Не убит, конечно, но и легко вряд ли отделался, судя по хрусту ломающихся костей. А ведь Ким хотел только легонько его стукнуть, чтобы потом иметь возможность задать пару вопросов.

Все же трудно ему было в режиме ускорения рассчитывать силу удара. Никто его не обучал и до всего приходилось доходить своим умом.

А вот второй оказался резвым. Он тоже вошел в темпо и постарался применить на парне свои познания в карате. Ким же карате не владел. Некому было его этому обучать. Но впечатление на него боевой японский стиль не произвел. Все же его оппонент сильно уступал ему в скорости, и уже после второго удара составил компанию своему напарнику.

Юрка чертыхнулся.

Слегка перенервничал, и вот результат. И все из-за того, что его насторожили действия того первого, что сунулся в свой карман. Теперь вопросы задавать стало некому. Оба не в том состоянии, чтобы отвечать на вопросы, и сомнительно, что в ближайшее время смогут это сделать. И тут в полный рост встала дилемма: оставить все как есть и остаться в неведении насчет причины такого внимания к себе или забрать того, кто меньше пострадал, с собой и все же озвучить свои вопросы… но позже.

Кстати, тот, что отвечал, явно говорил с сильным акцентом, вспомнил Ким, нагибаясь над телами. Такой акцент характерен для приезжего, а не для жителя здешних мест.

Сначала проверил того, что в перчатках. Вопреки ожидаемому, в его кармане он обнаружил не оружие, как ожидал, а медицинский пневмошприц, заряженный иглой.

Что это, Ким был без понятия, но решил взять с собой. Еще он нашел довольно навороченную модель сотового телефона. Раньше у него ничего подобного не было. Хотя что это тазна, он знал и, как все мальчишки, интересовался новинками. А это была новинка немецкой фирмы «Сименс», которая в Европе находится в списке самых востребованных моделей. Конечно, появился соблазн оставить его себе, ведь здесь такую модель может позволить себе не каждый. Не потому что она дорогая. Просто чем сложнее телефон, чем больше в нем функций, тем меньше он здесь работает: от четырех до шести месяцев. Стоит ли лишний раз упоминать, что все дело в Тумане и в его воздействии на сложную технику, из-за чего она выходит из строя чаще обычного.

Появление еще одного человека не застало Кима врасплох. Торопливые шаги он услышал загодя. Успел спрятать в карманы своей куртки и шприц, и телефон. Но из-за угла появился не еще один преследователь, а знакомая ему Айка.

Тут-то он и удивился, что ли… Вот кого-кого, а ее он не ожидал здесь встретить. Но вряд ли эти парни были с ней, и своим следующим вопросом она это сама подтвердила.

— И что ты здесь творишь? — окинув взглядом место побоища, строго спросил она. — Кто эти люди?..

Айка уже поняла, что помогать надо не однокласснику, а его незадачливым преследователям. А сначала совсем забыла, что он мальчик не слабый и может сам за себя неплохо постоять.

— Не поверишь, — с некоторым ехидством, но в вежливой форме ответил он, подымаясь. — Они как-то забыли мне представиться… Такие невоспитанные! Ты представляешь, сразу же драться полезли.

— Не прикидывайся дурачком! — явно разозлилась на него девушка. — Зачем они шли за тобой? Ты что-то натворил?

«А ведь не спрашивает, за что я их избил, что самое интересное», — подумал он и уже вполне обоснованно возмутился:

— Почему я должен обязательно быть в чем-то виноват? Да я правда не знаю, кто они и что они от меня хотели, — заверил он ее со всей своей искренностью. — Сам их впервые полчаса назад увидел.

— Вот так просто незнакомые люди преследовать кого-либо не стали бы, — не поверила она. — Что-то ты им сделал…

Логика, однако, и не поспоришь… И как ее убедить в обратном? Вот не думал он, что придется оправдываться в том, чего не делал.

— Послушай, я действительно не знаю, кто они, — снова терпеливо повторил он. — И не понимаю, зачем они меня преследовали.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Фэнтези-магия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Отмеченный Туманом предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я