Войны Богов
Алексей Рудаков, 2019

Чужая, покрытая льдом и снегом планета. Настойчивый писк зуммера – кислород на исходе. Разбитый корабль незнакомой конструкции. И – никого рядом. Игорь Маслов, получивший смертельное ранение в ходе стычки с боевым отрядом Слуг, обнаруживает себя в новом мире, где ему предстоит выжить и найти путь домой. Чужие расы, иные технологии, боевые механоформы, космические и наземные бои. Книга «Войны Богов», третья в цикле «За пологом из молний» написана в популярном стиле «Выживание» и обещает читателю множество приключений и неожиданных поворотов сюжета. Вместе с Игорем вам предстоит познакомиться с тремя расами, населяющими кольцевое звездное скопление, и найти путь к его центру, где обитают Боги – повелители местных звезд.

Оглавление

Из серии: За пологом из молний

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Войны Богов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Басовитое жужжание шмеля, то нараставшее до громкого рёва, то истончавшееся в комариный писк, вторгалось в сознание спящего, спеша вырвать его из мягкого и теплого мира сна. Выждав момент, когда вредное насекомое приблизилось максимально близко, Игорь махнул рукой, надеясь сбить настойчивого нахала.

Промах!

То ли он был ещё слишком сонным, то ли шмель имел обширный боевой опыт, но его рука впустую вспорола пространство.

— Ну и чёрт с тобой, — полупроизнёс, полуподумал Маслов, засовывая руку под щеку: — Жужжи себе, мне пофиг.

Шмель, несомненно оскорблённый таким его поведением, немедленно вернулся, принявшись с новой силой терзать его слух, заставляя человека просыпаться.

— Вот же зараза, — постепенно выбираясь из теплого ничего, Игорь, выпростав руку из-под головы, принялся шарить рядом с собой.

Его обидчик несомненно мог праздновать победу — приходя в себя человек вспоминал события своей жизни и сейчас, водя рукой у головы, искал будильник, стоявший в изголовье кровати на скромном армейском табурете. Что поделать, мебель на Базе Портала, было строго армейского образца — простая, местами грубая, но надёжная.

— И куда же ты делся? — Сонным голосом, не открывая глаз, так можно было хоть чуть-чуть оттянуть момент пробуждения, произнёс он и довольно всхрапнул, когда его ладонь наткнулась на нечто твёрдое.

— Попался! — Пальцы скользнул вверх, отыскивая широкую клавишу отключавшую зуммер, но вместо плоскости верхней крышки, они продолжали ползти вверх, словно будильник, созданный трудолюбивыми руками китайских рабочих, вдруг встал на попа.

— Во же….! — Ёмко и нецензурно охарактеризовав и часы и рабочих, Игорь, понимая, что проиграл этот раунд, резко сел встряхнув головой.

Табуретки не было.

Так же отсутствовала кровать, стены и потолок — он сидел посреди заснеженной равнины практически на опушке тёмного, практически чёрного, леса.

— Ничего себе! Это я где?!

То, что он был не на Земле стало понятно стоило только ему поднять голову к прорехам в низких серых облаках — сквозь дыры проглядывало непривычное, голубовато-зеленое небо с двумя тусклым шариками светил.

— Что за бред?! — Вскочив на ноги он огляделся по сторонам, но никаких следов товарищей не было.

— Это неправильно! Я же только… — Воспоминания последних часов, словно проломив преграду в его сознании, встали перед ним и Игорь, прижав руки к массивному шлему, повалился на колени захваченный вновь обретенной памятью.

— Капитан? Чум? Дося? — Стоя на коленях он покачнулся, выставил руку вперёд и замер, уставившись на неё. Ладонь, была затянута в тонкую серебристую перчатку, бывшую одним целым с оранжево красным рукавом. Скосив глаза и боясь пошевелиться, он посмотрел на вторую руку — её облачение ничем ни отличалось от первой. Тоже самое было и с ногами — яркие штаны переходили в короткие сапожки, металлическим блеском наводившие на мысль об одинаковости материала и на них, и на ладонях.

— За-ши-бись! — Продолжая стоять на коленях он поднял руки к голове, ощупывая массивный шлем с широким прозрачнымокошком перед лицом.

Откуда-то из глубин сознания пришло понимание конструкции замков и Игорь, положив пальцы на небольшие рычажки по периметру жесткого воротника, принялся отщелкивать их желая избавиться от столь массивного украшения.

— Стой! Сдурел?! Снаружи минус семьдесят! Сдохнешь! — Появившийся где-то рядом голос был полон даже не страха — ужаса: — Тебе может и плевать, — продолжил голос возникая то справа, то слева: — А я — создание уникальное! И дохнуть от твоей глупости не собираюсь!

Голос был не мужской, не женский — определить его пол было так же сложно, как и определить пол ежа, встреченного вечером в саду.

— Ты? — Маслов хотел было сказать, выразить своё недоверие к уникальности говорившего, но горло сжал спазм, и он торопливо начал сглатывать тягучую слюну, пытаясь смягчить горло, терзаемое возникшей сухой резью.

— Конечно я. Не ты же! Вас, Странников, толпы, а я…

— Странников? Я — Странник?

— Ну не я же! Я, в отличии от тебя, создание не только уникальное, но и совершенное во всех смыслах! Не то что ты, вот же мне не свезло! С такой кучей костей в одной упряжке оказаться!

За его спиной что-то тихо лязгнуло, вздрогнул ранец, а вместе с ним вздрогнул и Игорь, вдруг получивший очередное знание.

У него был ранец!

И в нём, он словно наяву увидел обтянутый лимонно желтой тканью плоский короб у себя за спиной, было что-то очень важное, жизненно необходимое для его выживания.

— Эй! Не спи, замёрзнешь! — Появившийся перед ним объект более всего походил на небольшое, блестящего металла, яблоко, в которое шутник-огородник воткнул матово-сиреневую линзу фотоаппарата. Дополняя образ плода вниз из шарика торчала суставчатая веточка-плодоножка с небольшими сетчатыми овалами-листочками, вращавшимися в разные стороны.

— Ну? Как я тебе? Совершенство! Молчишь? В шоке? — Изламывая ножку шарик закрутился перед ним, демонстрируя сверкавшие даже в этот пасмурный день бока.

— Эээ… Ну…

— В шоке. — Констатировав таким образом мычание человека, шарик сложил листочки, и ветка начала втягиваться в рюкзак складываясь как телескопическая удочка.

— Не буду тебя больше мучать, — с явным удовлетворением произнёс голос исчезая из поля зрения Игоря: — Я же не зверь, понимаю, что осознание своего несовершенства и уродства принесёт тебе боль. Но — не вешай нос, Странник! Всё не так плохо — я с тобой. И, как высшая форма жизни, несу ответственность за тебя.

— Мы в ответе за тех, кого приручили, — поднимаясь на ноги тихо пробормотал Маслов, но шарик его услышал.

— Да-да-да. Именно так. И вот ещё что. Запомни свои обязанности, организм. Ты должен полностью мне подчиняться, выполнять все мои приказы и…

— А не слипнется? — Поинтересовался Игорь, похлопывая себя по телу и подпрыгивая — холод начал проникать под его костюм заволакивая окошко шлема морозными узорами: — Я, знаешь ли — свободный человек.

— Свободный, — не стал спорить шарик: — Но, глупый. Что, низшая форма, холодно?

— Сейчас согреюсь, — продолжая подпрыгивать шмыгнул носом Маслов: — Костёр разведу.

— Здесь атмосфера из инертных газов, — тут же доложил его спутник: — Упс… Промашечка с костром-то.

— П-п-придумаю, что ни. ни будь, — холод, празднуя победу, уже пробовал его на зуб, сотрясая тело человека крупною дрожью.

— Ты? Придумаешь? Не смеши меня!

— Зе-землянку выкопаю! — Протерев стекло шлема — ветер забрасывал его пригоршнями снежинок, он посмотрел на черневшие деревья с острыми яркими кончиками ветвей: — Шалаш сделаю. Главное — эту бурю переждать!

— Лучше сразу могилу. — Ехидным тоном произнёс голос: — Тут всегда так. И это не буря, была бы она, ты б уже окочурился. Ладно уж, — тон смягчился: — Придётся снизойти до помощи. Развернись кругом — что видишь?

— Эээ… ничего, — повернувшись кругом Игорь обвёл взглядом заснеженную равнину, чьё белое полотно изредка разрывали серо-бурые камни.

— Не тупи! У тебя воздуха и энергии минут на десять осталось! Холмик видишь?

— Холмик? — Присмотревшись, он увидел небольшую белую горку шагах в двадцати от себя: — Это что ли?

— Ура! Рад, что ты только отупел, но не ослеп! Иди к ней.

— Зачем?

— Затем! Делай, что тебе говорю! Вперёд!

Пожав плечами — правда вместо ожидаемого жеста его тело свело судорогой от холода, Игорь двинулся к холмику.

— Теперь — смахни снег! — Продолжал командовать шарик: — Давай, шевелись! Жить хочешь? Слушай меня!

— Вот что-то уже и не уверен — хочу я так жить, — выделив тоном «так», Маслов погрузил руку в белую массу и его пальцы уткнулись во что-то жёсткое. Взмах руки, нанесённый ветром снег, тотчас закрутил небольшое торнадо и перед ним появился кусок металла пронзительно красного цвета.

— Работай давай, — прикрикнул шарик, выводя его из ступора: — Выше смахивай, ну же!

Ещё несколько взмахов — ледяная крупа легко покидала насиженное место, и перед Игорем появился прозрачный колпак кабины, своим рубленным видом напоминавший остекление самолётов Великой Отечественной Войны.

Ещё несколько взмахов и сквозь прозрачную стенку стала видна небольшая кабина с широким креслом и приборная панель с парой экранов по краям.

— Ручку чёрную видишь? — Оторвал его от осмотра шарик: — Внизу, под колпаком? На себя и поворот вниз!

Колпак кабины откатился назад, стоило только ему выполнить указания шарика. Перевалившись через борт у плюхнулся в кресло и корабль, не иначе как почувствовав вес пилота в своём чреве, тут же закрыл кабину отгораживая человека от негостеприимной внешней среды.

— Успели! — Теперь в голосе звучали нотки торжества: — Ты мне жизнью обязан. Можешь не благодарить. Тааак… Подключаю костюм к бортовому жизнеобеспечению… Запускаю продувку кабины…

За спиной Маслова что-то тихо щёлкнуло, по кабине заметались снежинки, разгоняемые вентиляцией, но их танец оказался скоротечен — не прошло и нескольких секунд, как ветер стих унося с собой и белоснежных танцоров.

— Температура — норма, состав смеси — норма, — безмятежным тоном пробормотал шарик: — Поднимаю забрало.

Серия щелчков и стеклянное окно перед лицом человека поползло вверх, давая ему возможность вдохнуть наполненный техническими запахами воздух корабля.

— Тут что попить есть? — Глубоко вздохнув Игорь едва не закашлялся, настолько сильно всё вокруг было пропитано запахом палёного пластика: — Чем это? Воняет?

— Попить? — В голосе его спутника послышались нотки недовольства и пренебрежения: — Пить, есть, дышать… Какой же ты несовершенный! А чем воняет — так это у тебя спросить надо. Кто корабль раздолбал?

— Я?

— Ну не я же. Держи, — тон шарика смягчился, и выскочившая из-за пазухи костюма трубочка замерла перед губами Игоря.

Тёплая, слабо солоноватая вода отдавала металлом и неприятным химическим привкусом, но Игорю было не до того. Сделав несколько глотков от отпустил трубочку, та тотчас втянулась в глубины костюма, и откинулся на спинку кресла прикрыв глаза.

— Эй! Не спать! — выскочивший из-за плеча шарик навёл на него свой объектив: — Времени и так много потрачено — попил? Всё. Работать пора!

Стекло шлема поползло вниз, и Игорь поспешно положил палец на край окна шлема, не позволяя ему закрыться: — Тебе надо — ты и работай, — прикрыв глаза пробормотал он: — А мне отдых нужен.

— Что? Отдых? По моим данным, — шарик качнулся вверх-вниз, словно меряя человека взглядом: — Ты полон сил.

— Ты меня сначала напои, накорми, спать уложи — а уж потом с работой приставай, — продолжая удерживать край шлема пробормотал в ответ Маслов: — Мне, к слову, и тут хорошо. Тепло, не дует.

— Тепло?! Не дует?! Ресурса корабля осталось на пол дня! Нет, дорогой, — приблизившись, шарик постучал в стекло: — Ты раздолбал — тебе и чинить.

— Зачем чинить? — Зевнув, Игорь поёрзал в кресле устраиваясь по удобнее: — Меня будут искать. Найдут — наши своих не бросают. Лучше СОС включи, если ещё не сделал.

— Искать? Да кому ты нужен?!

— Жизнь — бесценна. Меня спасут.

— Жизнь стоит ровно столько, сколько за неё могут заплатить. А у тебя за душой ничего нет. Всё! — Что-то неприятно кольнуло Маслова пониже спины: — Подъём. Запасы костюма я пополнил. Часа на два-три хватит. Пошли.

— С месте не сдвинусь, — опровергая свои же слова Игорь приподнялся и почесал ужаленное место: — Пока не расскажешь.

— Что не расскажу?

— Всё! С самого начала.

— Ну… — Замолкнув на несколько секунд голос возобновил свою речь избрав наставительно-назидательный тон: — Всё началось многие миллиарды лет назад во время Большого Взрыва, или Рождения.

— А поближе к теме можно? С момента моего появления здесь? И вообще — где я?

— А кто ты — это ты знаешь?

— Я — Игорь Маслов с планеты Земля, или Зея.

— Это был сарказм, — вздохнув, шарик покачался из стороны в сторону: — Забудь. Вижу, что с юмором у тебя проблемы.

— Так где я нахожусь? — Пропустив мимо ушей последнюю реплику продолжил Игорь: — И как я здесь оказался? Помню — шёл с товарищами по дороге, из города, — не стал он вдаваться в детали, решив опустить некоторую часть их похождений: — А потом раз — и тут.

— Ты — на планете.

— Гениально! Это и я заметил. Что за планета, где она? Как далеко от Зеи? Портал тут есть?

— Планета как планета. Морозная. Ну это ты уже заметил. Как ты здесь оказался — свалился с орбиты. Что ты там делал — не знаю. Ты так хорошо гробанулся, что даже у меня, — шарик. Если так можно было сказать, понурился: — Память отшибло. Портал должен быть. Вот только найти его, — послышался грустный вздох: — Не так-то и просто.

— Он что — спрятан? — Почувствовав возможность быстро вернуться домой, Игорь сел в кресле: — Ну так найдём!

— Найдёшь, ага. Как же! Ты размеры планеты представляешь?

— У местных спросим! Тут же живут люди?

— Люди — это ты так себя назвал, странник? Незнакомый термин. Хм, занесу в память. — Шарик смолк, но тут же продолжил: — Нет здесь эээ… людей.

— Это что? Необитаемая планета?

— Может и обитаемая, — блестящие бока покачнулись: — Кто ж его знает?

— Ну… Взлететь, посмотреть с высоты — города увидим. Если, конечно, эта штука, — Маслов постучал пальцами по борту кабины: — Летать может.

— Раньше могла. А сейчас, после твоей феерической посадки, — в голосе послышался смешок: — Я и не уверен. Смотреть будешь?

— На что?

— На повреждения. Полюбуйся, так сказать, делом своих рук.

— Показывай, — сложив руки на груди, Игорь откинулся на спинку: — Только учти — в повреждениях и твоя вина есть.

— Моя? Так ты же пилотировал?!

— А что не поправил?

— Стекло опусти, — недовольно буркнул шарик, оставив без ответа последний вопрос человека: — Давай-давай, убирай руку.

— Зачем?

— А куда я проецировать буду? Убирай пальцы и смотри.

То, что появилось перед носом Маслова назвать кораблём было сложно даже при самом смелом полёте фантазии. Воспитанный на фантастических фильмах, да и имевший кое-какой опыт космических перелётов, он ожидал увидеть модель, разрез, или, на худой конец, хотя бы грубую схему корабля и отметками в местах повреждений. Просто, наглядно и понятно.

— Это что? — Вытянув руку, он ткнул в ряд квадратиков, заполненных буквами и цифрами.

— Как что? Отчёт о повреждениях с перечнем ресурсов, нужных на ремонт. Вот это, — квадратик, на который указывал его палец, вспыхнул ярче: — Модуль перемещения меж звёзд. Для ремонта надо, — квадратик увеличился и стали видны ряды пиктограмм: — Лист железа — восемь штук, катушки керамические — три, провод медный — сто семьдесят семь метров, кристаллы упорядоченного кремния — шесть, стекло — пять квадратных метров, герметик изолирующий — три…

— Стой! — Подняв руки Игорь замахал ими над головой: — Ты издеваешься?

— Издеваюсь? — Квадратик вернулся к первоначальным размерам, а шарик, вновь раздвинув ножку, завил перед его лицом: — Почему издеваюсь?

— Почему? Ты ещё спрашиваешь — почему? Где я тебе здесь, — он махнул рукой в сторону белой равнины: — Лист железный достану?! Или они здесь, — очередной взмах указал на черневший неподалёку лес: — На деревьях растут?

— Не растут. На деревьях, вернее из деревьев можно получить углерод и, из некоторых пород, редкие металлы.

— Металл? Из дерева? Ты — бредешь! В любом случае — для листа нужно железо. Его надо собрать, очистить, переплавить. Потом — под пресс. Ты здесь пресс видел?

— Нет.

— И я нет. И как листы будем делать?

— Просто. Выходишь, ищешь минерал с содержанием железа, собираешь железо и делаешь. Что тут сложного? — В голосе шарика сквозило неприкрытое удивление: — Минутное дело.

— И чем я его собирать буду? Руками?!

— Ааа… Так ты об этом! Вылезай наружу.

— Зачем?

— Лезь. Сейчас всё будет!

Спрыгнув в снег Игорь едва не упал — попавший под ногу камешек крутанулся, выскакивая из-под подошвы и ему пришлось ухватиться за борт корабля сохраняя равновесие.

— Вот зараза! — Пнув округлый обломок — надо же было хоть на ком-то сорвать охватившее его раздражение, он удовлетворённо выдохнул — булыжник, врезавшись в своего скрытого снегом собрата отлетел в сторону сломав несколько веток невинного куста, к своему несчастью оказавшегося у него на пути.

— Ну? И что дальше? — Чувствуя, как раздражение начинает спадать, потоптался он на месте.

— Руку вытяни, — послышался знакомый, лишённый пола, голосок: — Как из пистолета стреляешь. Что такое пистолет, я надеюсь ты знаешь?

— Знаю, чай не тупее тебя, — буркнул Маслов, вытягивая правую руку вперёд.

Хлоп!

Выскочившая откуда-то из-под подмышки гибкая лента металла хлопнула его по локтю и замерла, подрагивая своим кончиком рядом с ладонью.

— Зажми её.

Пожав плечами Игорь подчинился, зажимая в ладони изогнувшийся кончик.

— Теперь — отпусти. Ага, — шарик был явно доволен: — Готово. Теперь просто протяни руку будто хочешь стрелять. Давай-давай, не бойся.

— Да я и не боюсь, — опустив руку, Игорь вскинул её нацеливаясь указательным пальцем на освобождённый от снега булыжник: — Ох! — Что-то массивное хлопнуло его по ладони, он машинально сжал пальцы и выскочивший из подобия пистолета красный луч впился в камень.

— Ой! — Разжав ладонь он отступил назад, и гибкая лента тотчас уволокла пистолет назад, пряча его в недрах ранца.

— Что? Испугался? Хе-хе! Привыкай, низшая форма. Это тебе не… — Что именно «не» договорить он не успел — Маслов, понявший принцип работы принялся наслаждаться новым приобретением, посылая короткие очереди лучей во всё, что только видел. Меньше чем за минуту он разнёс к клочья несчастный кустик, перемолол в пыль булыжник и всадил не менее пяти очередей в черневший лес. Впрочем, без особого урона для последнего.

— Наигрался? — Дождавшись перерыва в стрельбе поинтересовался шарик занудно-сварливым тоном: — Может делом займёмся?

— Даффай! — С бластером в руке, именно так охарактеризовал своё новое оружие Игорь, он почувствовал себя гораздо более уверенно: — Кого валить будем?

— Не кого, а чего. И не спеши — сначала просканировать надо. Посмотри на что ни будь. Пристально.

— На что? — Единственное, что видел Маслов поблизости была скала в два его роста: — Это подойдёт? — Прищурившись он уставился на неё.

— Сойдёт, — милостиво разрешил шарик и видимое пространство потемнело, став одновременно каким-то плоским и контрастным. По скале, по её краю, пробежала белая полоса, оконтурившая камень, а над ней появилась быстро росшая полоска. Секунда, другая и белая линия замерла, высветив под собой короткое сообщение: «Железо 74 %, Никель — 17 %, Примеси 9 %».

— Вот тебе и железо. Ну? Чего встал столбом? Собирай давай.

— Собирать? Как? — Не дожидаясь ответа, Игорь перевёл взгляд на уцелевший куст и тот послушно оконтурился белым — «Углерод 87 %, Аргон 13 %».

— Ух ты! И так что? Всё просканить можно?

— Всё. Но мы тут, если ты не забыл, по делу. Давай, собирай железо. Стой! — Вскрикнул шарик, когда Маслов навёл на скалу свой пистолет: — Режим переключи, бестолочь. С боевого на собирательный. Над большим пальцем ползунок видишь?

Присмотревшись, Игорь увидел небольшую пластинку: — Ты про это?

— Да. Сдвинь вперёд.

Вырвавшийся из ствола пистолета луч был тёмно синего цвета. Стоило ему коснуться поверхности скалы, как та начала таять, роняя в снег небольшие осколки. Часть их так и оставалась в снегу, в то время как другая, окутанная бледно синим свечением, полетела к человеку, пропадая из виду где-то сзади.

— То, что у тебя в руках, — усталым тоном лектора принялся пояснять шарик: — Называется универсальным инвертором. Он может не только собирать ресурсы, но и защитить пользователя, то есть тебя от агрессивных форм жизни. Питается от твоего костюма, так что за зря не пали.

— А скала — всё, — перебил его Игорь, видя, что от его цели осталась только горка мелких, не представлявших интереса обломков: — Что дальше?

— Что-что? Иди к следующей, мало ещё собрал, — стекло шлема потемнело и перед ним возникла знакомая картина — квадратики с скоплением букв внутри. Пара квадратиков ярко вспыхнула, увеличилась в размерах высвечивая заключённые в себе литеры и Маслов, не без удивления прочитал: — Fe–28ед., Ni — 7ед.

— Предвосхищая твой вопрос говорю, — тон лектора не изменился ни на йоту: — Да, это то, что ты насобирал. На один лист надо девять единиц железа. Ни три ты собрал, поздравляю.

— Да понял я, понял, — отмахнувшись, он приложил к шлему ладонь козырьком и оглядел окрестности в поисках следующей жертвы. Похожие скалы обнаружились около леса и вздохнув — всё происходящее напоминало компьютерную игру самого низкого пошиба — с кучей гринда и невнятным сюжетом, он двинулся к деревьям.

Собирать железо под постоянные понукания спутника, критиковавшего решительно всё было ещё тем испытанием. Поэтому, кода из-под куста, выскочил, потревоженный его присутствием, забавный зверёк напоминавший ушастую гусеницу, Игорь не колебался ни секунды.

Щелчок переключателя и вслед изгибавшемуся телу понеслись серии зарядов.

Мимо! Мимо! Опять промах!

Гусеница, демонстрируя неожиданную ловкость металась из стороны в сторону сбивая прицел.

— Вот же зараза! — Рванувшись следом, Маслов выскочил на небольшой пригорок. Взяв пистолет двумя руками, он выдохнул и, как учил Чум, плавно потянул спуск уловив момент, когда зверёк замер на миг после очередного рывка в сторону.

— Есть! — Сразу две яркие полоски впились в тело жертвы и та, разом обмякнув покатилась вниз по склону прямо к его ногам.

— Ну и нахрена? — Сварливо поинтересовался шарик: — Чем это несчастное создание тебе…

Резко оборвав себя, он смолк, выскочил вверх на своей ножке и, спустя пару секунд, с резким щелчком втянулся в ранец.

— Доигрался?! — Теперь в голосе блестящего спутника звучала неприкрытая паника: — Страж! Засёк твою пальбу! Убирай оружие, быстро!

— Кто засёк? — Игорь расслабил пальцы и пистолет тотчас скрылся в ранце: — А что такого-то? Ну, поду…

Свалившееся ему практически на голову существо более всего напоминало плод любви рака отшельника и осьминога, выбравшего себе в качестве домика почтовый ящик.

Из тёмно синего параллелепипеда торчал целый пук суставчатых лап, щупалец и глаз, напоминавших объективы кинокамер. Замерев в паре шагов от человека создание выпростало два самых длинных щупальца, блеснувших синеватым металлом, покачало ими в воздухе — утолщения на их концах раскрылись подобием радаров, и нацелило получившиеся чашечки на стрелка и его жертву.

— Не шевелись, — голос шарика просто трепетал от страха: — Даже не вздумай пошевелиться!

— А чего такого? — Сложил руки на груди Игорь: — Лично я себя виноватым не чувствую! Ты! — Вытянув руку он примерился и хотел было хлопнуть ладонью по чашечке радара, но та поспешно отдёрнулась: — Чего припёрся? Вали отсюда!

— Убьёт… Распылит! — Задыхаясь от ужаса пролепетал шарик: — Ой…

— Прав не имеет! Я — свободный человек, — дёрнув плечом, Игорь двинулся к кораблю и страж, не желая его отпускать, полетел рядом, направив на него сразу оба щупальца.

— И что дальше? — Подойдя к кораблю, Маслов потянул рычаг, сдвигая колпак кабины: — Насмотрелся? — Повернулся он к созданию: — Всё, родной! Время бесплатного шоу кончилось! Далее только за отдельную плату.

Забравшись в кабину, он задвинул остекление и, откинув забрало шлема, показал язык висевшему снаружи спруту: — Всё! Вали отсюда!

Страж, словно услыхав его, втянул щупальца и окинув на прощанье человека внимательным взглядом своих разнокалиберных глаз, взмыл в воздух, быстро пропав из виду.

— А разговоров-то было, — проводив его взглядом усмехнулся Игорь: — Страж то, страж сё! Эй, шарик? — Повернув голову и скосив глаза он попытался разглядеть своего спутника: — Высшая форма? Ты там как? Чего молчишь? Памперсы меняешь? Ой!

Разряд тока, ударивший его в филейную часть подбросил человека над креслом.

— Ни-когда! Ты — примитив, слышишь! — Выскочил из-за его плеча шарик, угрожающе распушив свои листочки-радары: — Никогда не смей насмехаться над тем, что не помещается в твоём примитивном… Ой! Пусти!

— Это-то я — примитив?! — Схватив его за ножку, Игорь встряхнул шарик с удовольствием слушая взвизг гнущегося металла — палочка оказалась весьма хлипкой: — Да, я примитив, но мне хватит сил чтобы оторвать тебя к чёртовой матери! Ща как дёрну! Будешь снаружи валяться!

— Не смей! — Страх в голосе его спутника даже превосходил ужас от встречи со стражем: — Ты без меня пропадёшь!

— Это мы ещё посмотрим! — Сжав кулак, Маслов повернул кулак, словно хотел выломать сочленения палочки: — Выживу и без тебя! Достал ты уже!

— Не надо!

— Будешь ещё током бить?!

— Нет! Отпусти! Мы нужны друг другу!

— Ты мне — нет! — Игорь ещё чуть-чуть повернул кулак и шарик взвыл от страха.

— Не буду! Обещаю! Никогда!

— Смотри, — разжав кулак, человек отпустил ножку и его спутник поскрипывая поспешно скрылся у него за плечом.

— Варвар! Дикарь! Погнул же! — Голосок был полон обиды: — Я с тобой как с… Как с приличным разумным, а ты?!

— Ничего — починишь. Железа я накопал много, — прикрыв глаза Игорь вызвал в памяти таблицу, и она поспешно проявилась перед его лицом: — Во, видишь, — ткнул он пальцем в несколько ячеек с знакомым символом «Fe»: — Много накопал, прежде чем этот спрут не заявился. Он, кстати, кто? Или что? Чего припёрся? Из-за той гусеницы что ли?

— Это же страж. — Как само собой разумеющееся произнёс шарик: — Создание Древних! Хранитель мира и порядка в Великом Кольце! Основа и опора равновесия!

— Древних? — Услышав знакомое слово Игорь поёрзал в кресле: — Ну-ка, сюда иди — хочу тебя видеть!

— Мне и тут не плохо.

— Да иди, не бойся. Не трону. Древние — это кто? Только прошу, — направив палец на появившийся перед ним шарик, произнёс Маслов: — Без всей этой трескотни. Говори по делу. Кто такие Древние, что за Кольцо и вообще — расскажи мне об этом мире.

Рассказчиком шарик оказался непосредственным — постоянно сбиваясь и перескакивая с темы на тему он путанно и высокопарно вещал об истории этого мира, пока Игорь, в конец потерявший нить его рассуждений, не перешёл к вопросам, хоть как-то упорядочивавшим его речи.

Картина, несмотря на всю путанность, вырисовывалась следующая.

Звездное скопление, гостем в котором он оказался и вправду представляло собой кольцо, медленно вращавшееся вокруг компактного шарообразного скопления звёзд. Периферию, то есть сам бублик, изначально населяли две расы — похожие на крупных воробьёв птицеподобные Уюсы и, противоположные им гиганты рептилии Кхархи. Примерно в одно время выйдя в космос обе расы обнаружили соседей и, как водится, практически сразу не понравились друг другу.

Птицы, восприняв кожистые яйца рептилий как верный признак низшей и несовершенной расы, с пренебрежением отнеслись к рептилоидам, ну а те, кичившиеся своей силой и воинственностью, не восприняли всерьёз пернатых соседей.

Неприязнь усугубили и кулинарные пристрастия — ящеры обожали птичьи яйца, а Уюсы были не прочь полакомиться мелкими ящерками, обитавшими в их родном мире.

В общем, война была неизбежна и разразилась при первом же, частично надуманном, частично случайном поводе.

Вот только повоевать противникам не удалось. Конечно, серьёзному полномасштабному столкновению предшествовали мелкие стычки, но это, как водится, была прелюдия перед серьёзной дракой.

Прощупав друг друга в таких сшибках обе стороны начали готовить силы к Большой драке, но стоилотолько флотам сойтись, как в пространстве, будто того и ждали, появились корабли непривычной формы.

Уничтожив самых резвых, пришельцы, назвавшиеся Древними Богами, на этом месте рассказа Игорь сделал стойку, объявили себя повелителями Великого Кольца, предложив несогласным выйти вперёд.

Понятное дело — таковых не нашлось. Лёгкость, с которой пришельцы превратили в плазму оснащённые самыми передовыми технологиями корабли вызывало уважение.

Так закончилась первая и единственная в кольце межрасовая война.

Стычки, конечно, продолжались, но стоило только одной из сторон собрать более-менее приличные силы, как тут же появлялись корабли Богов, одним своим видом разгонявшие желавших повоевать по родным мирам.

В таком относительном мире прошло несколько столетий — расы продолжали развиваться, недобро поглядывая на соседей, когда вдруг объявилась третья и, если так можно сказать, четвёртая расы.

Третьи, при всей схожести с людьми, биологическими объектами не являлись. Более всего они походили на роботов — металлическое тело, металлические конечности и сгусток энергии вместо головы.

Как выяснилось позже это были слуги Богов.

Изначально, Энфы, ничем принципиально не отличались от местных рас — то же биологическое тело, разделение полов и даже такое же количество конечностей — две руки, две ноги и одна голова. При этих словах шарик выразительно сфокусировал свой глаз-объектив на Игоре.

Однако, желая максимально приблизиться к своим господам, Слуги занялись изменением своих тел, встав на путь киборгизации. Преодолев множество проб и ошибок, они сумели перевести своё сознание полностью в цифровую форму, сконструировав искусственные механические тела. Не желая останавливаться на достигнутом и желая быть максимально полезными своим господам, они разместили по всему кольцу миллионы спутников-ретрансляторов, создав этим единое информационное пространство, позволявшее кочевать из тела в тело, мгновенно заменяя одно сознание на другое.

Кичась своей уникальностью и близостью к Повелителям Кольца, Энфы держались замкнуто, относясь с презрением к старым обитателям — к Кхархам и Уюсам.

Хрупкое равновесие, когда все занимались своими делами, стараясь не задевать соседей, просуществовало совсем недолго — всего несколько сотен лет, по истечении которых в Кольце снова начались перемены и вызвали их не кто иные как сами Боги.

Не то решив, что здесь им делать больше нечего, не то устав от вида простых смертных, даже Энфы не жили вечно, Повелители массово переселились на кольцо, бросив, как показалось сначала и своих слуг, и изначальные расы.

Лишенные своих повелителей Энфы, тогда ещё бывшие как минимум на четверть живыми, бросились следом, но тут их ждало новое разочарование. Пустота меж Кольцом и Центральным скоплением не было мертво.

Или было?

Ответ зависит от точки зрения с которой смотреть.

Жизни, в привычном, биологическом смысле, там действительно не было, ибо назвать плававшие в пустоте гигантские скопления кристаллов жизнью было сложно.

С другой стороны, Призматики, так их окрестили, имели все признаки живого организма. Они рождались, отделяясь от родительских глыб, осознано перемещались в пространстве и, что самое досадное для рванувшихся к центру слуг — питались.

Ели, кушали, жрали — выбирайте любой термин. Стоило только кораблю отойти от кольца на пару десятков световых лет, как к нему устремлялись холодно блестящие прозрачные тела. Сблизившись с жертвой, они закручивали вокруг обреченногокорабля хоровод, выпивая из экипажа жизнь и дальше летела уже полностью безжизненая железка с мумиями или остовами только что бывших живыми существ. Некоторые корабли возвращались назад — даже потеряв жизнь механические тела продолжали действовать, и подчиняясь аварийным программам возвращались домой.

Были ли Призматики полноценной четвертой расой или нет — на этот вопрос ни Уюсы, ни Кхарки сказать не могли, а что касается Энфов, то те просто не отвечали на подобные вопросы покидая свои искусственные тела.

Что же касается стражей, то тут, в отличии от ситуации с Призматиками, всё было ясно. Ответ красовался на боку каждого механизма — Игорю просто не повезло увидеть нанесённые письмена.

«Жизнь неприкосновенна» — гласила надпись на одном боку. «Любая жизнь» — дополняли первую буквы на другой. И, надо заметить, следовали этим принципам стражи со всем фанатизмом присущим бездущим железкам.

Задуманные своими, ныне ушедшими создателями как миротворцы, стражи развивались накапливая свои знания и, в один не самый приятный для живых день, эволюционировали включив в круг своих забот всё живое и… почти живое.

Так теперь нельзя было охотиться, собирать растения и даже добывать минералы — они же тоже, в каком-то извращённом понимании, были живыми.

Массовые попытки перебить стражей, всё до одной, завершились полным фиаско. На место каждого уничтоженного приходили всё новые и новые механизмы, а когда воины, бросившие им вызов, попытались покинуть планету, то в пространстве их поджидали автоматические крейсера и авианосцы-носители, прибывшие на помощь своим наземным собратьям.

Военные действия продолжались не один год прежде чем и птицы, и ящеры, отложившие ради общей угрозы свою вражду, не признали своё поражение. Можно сказать, что именно эта короткая война и заложила основы современного мира, мира в котором процветало сотрудничество, торговля и взаимопомощь.

Но у любой медали есть и обратная сторона — не менее тысячи систем стали закрытыми для посещений. Стражи, понёсшие там особо тяжелые потери, отнесли эти миры к разряду особо охраняемых и теперь любой, рискнувший появиться в запретном пространстве, моментально классифицировался бездушными механизмами как враг со всеми вытекающими печальными последствиями.

Не менее интересно дело обстояло и с технологиями, имевшими распространение внутри Кольца.

Местные обитатели имели возможность создать любой, сколь угодно сложный техногенный предмет — благо чертежи и списки ресурсов здесь были распространены как воздух. Но стоило только пожелать чего-то иного, не имевшегося в обширной, казавшейся бесконечной базе данных, как исполнители, небольшие кубики 3Д принтеров, впадали в ступор.

Можно было, при наличии нужных ресурсов, изготовить те же самые листы металла, необходимые для ремонта корабля, но заказать простой нож или топор — увы. Стекло — хоть простое, хоть закалённое или кварцевое — пожалуйста. Стакан или бутылку — нет. И что самое неприятное — база данных изделий была закрыта, не позволяя вносить в неё что-либо новое.

И если с первым ограничением ещё можно было как-то смириться — в конце концов, зачем тебе нож, когда в руку прыгает балстер-расщепитель, то второе препятствие было куда хуже.

Ресурсы.

Кубики 3Д принтеров были готовы изготовить что угодно, но только при наличии нужного ресурса. Хотите керамическую катушку с медной проволокой? Да без проблем — только наберите кремния и меди. И их, и только их — имея возможность тасовать молекулы как карты в колоде местные технологии так и не смогли решить проблему молекулярного синтеза, позволявшего перемещать атомы, создавая новые вещества.

Так что тот же лист мог быть создан только из железа и не из чего иного.

Хорошей стороной было то, что планеты, со слов шарика, прямо-таки ломились от ресурсов — только собирай.

Ну а плохой — стражи.

Их маниакальная борьба со всеми, кто дерзал покуситься на богатства планет привели обитателей Кольца к жестокому ресурсному голоду. Нет, что-то, конечно, собиралось, но то были крохи по сравнению с потребностями цивилизации. Космос, куда после появления стражей обратились взгляды разумных, так же не мог помочь с данной проблемой — если в покинутой Игорем галактике астероиды были богаты практически всем элементами периодической таблицы, то здесь, словно в насмешку, ресурсов было мало. Железо, никель, молибден, да и прочие металлы, бывшие дома практически повсюду, здесь отсутствовали как класс. Взамен них обломки предлагали тритий, изредка золото, серебро и платину.

Оставалось одно — спускаться на поверхность и молясь всем Богам, добывать нужные ресурсы постоянно оглядываясь по сторонам.

Результат такой ситуации был на лицо.

Посаженная на голодный паёк цивилизация Кольца замерла, закуклилась и, переместясь со ставших негостеприимными поверхностями своих миров на космические станции, медленно угасала, не имея возможности развиваться. Последний рывок разумные совершили пару столетий назад, попытавшись найти новые миры вне Кольца. Собранный ими объединённый флот исследователей ринулся наружу, но вскоре почти все корабли вернулись с пустыми руками не сумев преодолеть пустоту пространства, отделявшего их скопление от ближайших галактик и туманностей. С этого момента начался необратимый закат цивилизации Кольца.

При всём трагизме ситуации, были и светлые стороны. Отказавшиеся от развития расы сильно ушли вперёд в вопросе создания кораблей для полётов внутри Кольца, а теряя год от года желание путешествовать сделало эти корабли едва ли не доступнее земных автомобилей. Были бы деньги.

А деньги, в современных реалиях, валялись практически под ногами.

Ресурсы.

Да, риск оказаться под прицелом стража был. Но приз — ресурсы стоили дорого, стоил того. Да и выбора особо не было — не сидеть же на этой отмороженной планете до самой смерти?!

Последнее в планы Игоря не входило и он, доверив свою судьбу Великому Русскому Богу Авось, сдвинул колпак кабины, отправляясь на вылазку за ресурсами.

Оглавление

Из серии: За пологом из молний

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Войны Богов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я