Пещерная тактика
Алексей Переяславцев, 2016

Маленький Стурр, но, как ни странно, с полностью сохранившейся памятью человека. Магический мир, в который ему предстоит вжиться. Но попаданец знает, что все его близкие здесь и он сам по политическим причинам осуждены на гибель. За ним – семья, новообретённые знания и команда, которую ещё надо создать. Против него – громадная сила Великих магов. И предстоящая война, избежать которой нельзя. Поэтому требуется учиться самому и учить других. И ещё понять: что от него хотели те, кто устроил перенос сознания? Через ответ на этот вопрос лежит дорога в родной мир Земли…

Оглавление

Глава 6. Тактика и юриспруденция

Всё время до поединка ушло на отработку связок и вариантов. Поскольку официально мне уже начали преподавать телемагию, то и отец получил законное право обучать приёмам работы с таковой. Я понимал, что в силе удара и вообще по физическим возможностям отстаю и ещё долго буду отставать от противников. Технически они меня будут переигрывать просто за счёт скорости реакции и перемещений. И единственным моим оружием будет тактическая неожиданность. Вот почему к связкам, даваемым отцом, я (уже в одиночестве) пытался добавить нечто от себя. То, что было в моих скрытых возможностях. Потенциально действенных вариантов оказалось мало. Даже очень мало.

День настал. Место для поединка было тем же, где я присутствовал ранее. Зрителей было прилично меньше. Почему?

Мы с Киррином поприветствовали друг друга с холодной учтивостью завзятых дуэлянтов. Соответствующая доля приветствий досталась судье.

Рриса отступила на два шага и звонко крикнула:

— Начинайте!

Тактическую манеру соперника я угадал: ошеломляющий напор с первых же секунд. Но к ней я готовился.

Удар справа — ухожу нырком направо и тут же налево, уворачиваясь от второго удара с левой передней. Проводить встречный пока нельзя: дистанция велика, а мои лапы короче. А на этот раз меня пытаются подловить на таком же уходе направо. Но и это я предполагал: уход назад, Киррин проваливается, я провожу встречный удар, и тут же бросок влево.

Плохо, что без телемагии я не мог бы так финтить. А запас энергии небезграничен. Значит, не в моих интересах затягивать поединок.

После пятого удара в пустоту Киррин сообразил, что тактику надо менять. Это плохо. Значит, попался образованный соперник. То есть моё и без того зыбкое преимущество может сойти на нет. Теперь второклассник лишь обозначал атаки, вынуждая меня расходовать энергию перемещения на уклонение от ударов, которых не было. Так меня надолго не хватит. Но до конца первого раунда я всё же продержался практически вничью.

Во втором раунде я словил пару ударов на уходах. У человека это дало бы синяки. У драконов синяки не видны за чешуёй, однако это не значит, что гематомы вовсе не существуют. Но потерпеть было можно. Хуже было то, что я никак не мог засечь момент для той единственной атаки, которая принесла бы победу.

Но в третьем раунде Киррин меня всё же подловил. Он понадеялся на свою защиту (и правильно), подставил бок под удар и точно попал встречным задней левой по суставу моей правой передней лапы. Боль я заглушил дозированным воздействием магии жизни (опять расход!) и тут же перекатом ушёл от мощного удара сверху.

Не заметить действие своего удара он вряд ли мог. Теперь он спокойно доведёт поединок до победы, потому что с бездействующей передней я буду вынужден расходовать телемагию в куда большем темпе. Значит, надо срочно ставить тактическую ловушку. Терять уже нечего.

Я притворился, что чуть-чуть замедляюсь — так и должно быть, если я экономил бы телемагию. Боковые перемещения у меня выглядели неуверенно. Ну, проводи коронный верхний удар передней правой! Я же вижу, она у тебя ведущая.

И он купился. Удар был нанесён очень хорошо и точно, но в самый последний момент под хвостом оказался ледок. Киррина повело влево. Вот мой единственный шанс. Бросок вперёд, и угол челюсти с нервным узлом оказался в пределах досягаемости моей правой. Удар и одновременное воздействие магией жизни.

Мы упали одновременно. По прикидкам, сделанным до боя, он должен был проваляться в самом для меня худшем случае секунд тридцать. Я же свалился от истощения. Голос судьи я расслышал, как сквозь густейший туман:

— Ничья!

Ну да, когда оба соперника не в состоянии продолжать поединок — битая ничья. Но мне от этого было не легче. Правда, я сумел встать на ноги, но опередил в этом Киррина секунд на пять, не больше.

— Благодарю, ваша честь.

Эту ритуальную фразу положено говорить обоим участникам. В тот момент я думал, что её и сказал. Уже позже мои болельщики (а были и такие) уверяли, что они этих слов не слышали. Впрочем, Рриса была рядом.

— Благодарю, ваша честь.

Киррин говорил куда бодрее, но ноги его слушались ничуть не более, чем мои меня.

Домой я шёл на трёх лапах. Правая раньше просто сильно болела, теперь же она вообще не разрешала на себя ступить. Лечить же себя было нечем. По дороге я ещё упал четыре раза.

Видимо, моя личность выглядела неважно. В маминых глазах плеснулся ужас. Правда, домашних удалось чуть успокоить коротким сообщением: «Ничья». Отец, наоборот, проявил высокую деловитость.

— Ну-ка, поглядим… Так больно? А так? А так? Ушиб связок — вот что это такое. Дня три полежать обязательно. А вообще-то ничья с таким противником, да принимая во внимание твой нулевой опыт — неплохо, даже весьма неплохо.

Я проглотил то, что мне оставили на ужин, и завалился спать. Надо было срочно восстанавливать магическую энергию.

В полном соответствии со своим прогнозом за ночь я восстановился почти полностью. Первое, что я сделал, — наложил хороший (в моём понимании) конструкт на связки. Лапа мне была нужна. Расчёт строился на том, что конструкт продержится часов двенадцать, а за это время я снова восстановлюсь и наложу его ещё раз — кстати, на него энергии потребуется меньше, это я знал. Заживление должно было пройти за два дня.

Против ожидания, за добычей полетела мама, а отец уселся рядом с моей постелью и учинил допрос. Разумеется, я не сказал ни слова о магии жизни, но о пятне льда поведал. Меня он слушал весьма внимательно. По окончании рассказа хмыкнул (у драконов это скорее напоминает смесь рыка с чиханьем, но смысл тот же) и выдал мнение:

— То, что ты тактически грамотно провёл поединок, радует. Но вот этот лёд… ты можешь не получить отметки о поединке.

Разумеется, я попросил объяснений.

Оказалось, что поединок всегда рассматривается не только как узаконенная драка, но также как аналог контрольной. Кто победил, тот её сдал. Решение судьи не оспаривается, а поскольку вердикт был «ничья», то через полгода поединок может повториться. Но в сомнительных случаях должна собираться судейская коллегия. В неё входят не только судьи из учеников, но и преподаватели. Обычно при этом выносят решение по результату поединка, но также возможна поправка к правилам, если это сочтут нужным.

— А моё мнение примут во внимание?

— Конечно нет. Это обязанность судьи — довести до сведения коллегии все обстоятельства поединка.

— А что будет судье, если решат, что её вердикт неверен?

Отец чуть заметно смутился:

— Не знаю. Я сам судил много раз, но никогда мои решения не оспаривались. И вообще… последний раз судейская коллегия собиралась двадцать три года тому назад.

Мы беседовали почти до полудня. Потом отец улетел куда-то, а мне надо было хорошенечко подумать и устроить самому себе разбор полётов.

Был у меня шанс завершить поединок своей победой? Вероятно. Надо было не теряться, а пускать в ход тактическую ловушку в первом раунде. Вот и доигрался до полного истощения. Точно ли мог при этом выиграть? Под вопросом, поскольку всё же в первых двух раундах противник подустал. И никого не удивило, что он свалился. Но вот нокаут в первом раунде от такого малыша, как я, неправдоподобен. Был риск спалиться.

Насколько я понимаю психологию этого мачо в чешуе, он через полгода снова меня вызовет. И за эти полгода подрастит силу и поднатореет в технике и в тактике. К тому же совсем не факт, что мне разрешат пускать в ход лёд. Но даже если и разрешат, не верю, чтобы Киррин не продумал защиту от такого варианта. Выход? Дождаться, само собой, решения судейской коллегии. Но и самому не зевать, а как следует продумать следующие варианты тактических ловушек. Ибо только в тактике для меня сыщется хоть какая-то возможность. Во всех остальных аспектах он будет сильнее.

Впрочем… разве что нарастить себе мускулатуру с помощью магии жизни. Возможно? Да, если бы в моей шкуре был настоящий маг жизни. А я на уровне хорошо если студента-третьекурсника. Нет, риск большой. Восстановить порядок в магополях своего организма — на это великого умения не надо. А вот создать принципиально новые поля… А ещё такой подход заберёт массу энергии, и не факт, что соответствующий конструкт будет устойчив. Отпадает.

Весь остаток дня я придумывал различные варианты поединка — и отбрасывал их как неосуществимые. Уже поздно вечером я почувствовал, что боль возвращается. Это означало, что мой конструкт начинает рассыпаться. Но к тому времени восстановление пошло, и я с лёгким сердцем наложил другой. Как и предполагалось, дело прокатило намного легче.

А через день я пошёл в школу, поскольку был уже вполне здоров.

В Малом судейском зале

— Уважаемые члены судейской коллегии, сегодня рассмотрению подлежит поединок Стурра, сына Гррода, и Киррина, сына Коррга. Уважаемая Рриса, доложите.

Первая часть доклада никаких вопросов не вызвала и не могла вызвать, поскольку в ней рассказывалось о соблюдении формальностей. Оба участника вели себя в этом смысле безупречно.

После этого Рриса приступила к описанию хода самого поединка. Тут слова её чести попали под самое пристальное внимание. Закончила она доклад словами:

…Ввиду неспособности обоих участников продолжать поединок мной была провозглашена ничья.

У кого есть вопросы?

У меня. Был у Стурра шанс выиграть поединок, не прибегая к указанному вами заклинанию водной магии?

Вероятно, очень маленький. Точный ответ невозможен. Также обращаю внимание судейской коллегии, что данный поединок ни по каким меркам не может считаться равным по причине разницы как в возрасте, так и в уровне обучения. Тем не менее Стурр смог свести поединок к ничьей.

Я, в свою очередь, обращаю ваше внимание, уважаемая Рриса, что судейская коллегия собралась не для того, чтобы оценивать моральные качества участников. Хотя мне, как наставнику, разумеется, импонируют стойкость и умение, проявленные Стурром, но в данный момент мы рассматриваем судейский казус: были ли правила соблюдены или они были нарушены? У кого есть ещё вопросы? Нет? Благодарю вас, уважаемая Рриса. Вы свободны. Кто желает высказаться?

Уважаемый председатель, обращаю ваше внимание, что правила запрещают прямое воздействие любых стихийных заклинаний на соперника. В данном случае прямого воздействия не было. Воздействие производилось лишь на землю и воду из неё. Вывод: со стороны Стурра не было нарушений правил. У меня всё.

Уважаемый председатель, позвольте. Категорически не согласен с мнением уважаемого Горрха. Налицо применение стихийной магии одним из участников. Думаю, никто не станет отрицать, в том числе и уважаемая Рриса, что эта магия была направлена на соперника. Если бы то была «Водяная стрела», например, то по этой логике водяная магия также не ориентирована прямо на соперника, но лишь на создание самой стрелы и придание ей скорости. Вот почему считаю подобное применение описанной ранее магии совершенно противоречащим как духу, так и букве правил, а потому незаконным. Равно напоминаю, что имеется прецедент…

Через три дня я наткнулся на Ррису у входа в школьную пещеру.

— Судейская коллегия рассмотрела ваш поединок и признала ничью незаконной. Ты проиграл. Возможно, это к лучшему. Иначе Киррин вызвал бы тебя на повторный поединок через месяц, а так он имеет право на это лишь через полгода, перед летними каникулами. Он сильный тактик, много лучше тебя. Да и физически сильнее. Ну а за полгода многое может случиться.

Мне показалось, в её голосе прозвучало сочувствие. И это надо использовать. Но так, чтобы она сама не заметила.

— Благодарю вас, Рриса. Можно спросить?

— Спрашивай.

— Почему наставник не известил меня об этом?

— Он это сделает в конце недели.

— Судейская коллегия состоит из наставников нескольких школ?

— Да, конечно.

— То место, где они собираются, далеко?

— Не очень. Полтора дня по земле или два часа лёта.

То есть семиклассники летают. Запомним.

— Тогда откуда наставник будет знать о решении коллегии? От вас?

— От меня тоже. Но вообще для этих целей имеются драконы-вестники.

Почта, стало быть. Вот оно — средство связи.

— Случаются ли поединки между дракончиками и драконочками?

Кажется, опасный вопрос. Её бывшая честь не спешит с ответом.

— Правила это не запрещают.

Голову могу дать на отсечение, что есть некие дополнительные моменты, о которых не любят говорить.

— Но не принято, чтобы дракончик вызывал драконочку.

Наоборот — пожалуйста.

— Ещё раз благодарю вас, Рриса. Приятных вам полётов.

Мне показалось, что барышня на мгновение смутилась. Это прощание могло относиться лишь к взрослому. Но, видимо, она решила, что этот комплимент я ей отпустил по малообразованности.

— Хорошей тебе учёбы.

Это было стандартным прощанием для школьника.

Разумеется, дома я рассказал, что мне засчитали поражение. И успел заметить взгляды, которыми обменялись родители. Они что-то такое знали, что следовало бы знать и мне. Но пришлось отложить расследование в долгий ящик.

Учёба шла, а по вечерам я думал, что можно противопоставить соперникам, заведомо превосходящим меня как в магической, так и в физической силе.

Примем как вводную, что в покое с поединками меня не оставят. Что же применить? Очевидно, только то, что есть у меня и нет у других. Магия жизни, само собой, но дело рискованное. Один лишь промах — и всем станет ясно, что удара не было, а противник свалился. Простые тактические изыски могут хорошо сработать лишь при условии, что противник сам в этом не искушён. «Молнию» и «Красную стрелу» я отбросил сразу: очень уж заметные заклинания, только слепой не увидит. А что ещё есть?

Магия разума? Как с ней работать? А ведь есть способ.

В первый же подходящий вечер я подкатился к старшему брату:

— Саррод, покажи мне, пожалуйста, как ты наносишь удары.

С явной ленцой братец пошёл к выходу из пещеры.

— Только медленно. Ты же дерёшься намного лучше меня. Вот и хочу понять, как это идёт.

Комплимент подействовал. Брат показал добросовестно медленно. Тут же выяснилось, что я дурак: это не магия разума, а магия жизни. Выхватить следы разумного управления ударом — это уровень много выше моего. А вот отследить потоки и, главное, их изменения, предшествующие удару, возможно, и такое мне по силам. Тут же оказалось, что подмога невелика, но всё же больше, чем ничего. Недостаток этого способа заключался в повышенном расходе энергии и, что хуже, в невозможности предвидеть любые движения, совершаемые с помощью телемагии. Ладно, попробуем другой заход.

— Саррод, а как ты уходишь телемагией? Только медленно!

— Вот, гляди.

Это уже из области магии разума. Управление потоками телемагии… А ведь заметно. И опять же времени негусто: я буду чуть-чуть быстрее реагировать на атаки, и только. А впрочем, есть ещё плюс. Заранее можно отлавливать связки бросок-удар.

Рискнуть? Не хочется, но надо: ни на ком другом это не попробовать.

— Саррод, ну ещё чуточку. Вот у тебя бросок влево-вперёд, затем удар. Или ещё какой. Попробуй на мне.

Сначала брат показывал медленно. После пяти минут принцип стал ясен. С этого момента моя защита стала гораздо лучше. Мне не надо было просить спарринг-партнёра ускорить темп: раззадорившись, он это сделал сам.

— У тебя хорошо получаются уклоны и уходы. Просто великолепная скорость реакции.

А вот эти поползновения надо гасить в зародыше.

— Нет, Саррод, это не так. Просто я заметил… не обижайся, но, когда ты готовишь удар, у тебя… ну, чуть видное движение когтями, его трудно разглядеть, но я заметил. На него и ориентируюсь.

Братик купился:

— У тебя отличный глаз, Стурр, но реакция тоже хороша. Защита удаётся превосходно. Тебе бы ещё атакующий удар получше.

Проницательный ты мой. Верно говоришь. Но откуда его взять?

Потянулись дни учёбы. Нельзя пренебрегать ничем, ибо в этом мире, как и в любом другом, бесполезных знаний не бывает.

Этикет. Весьма нужный предмет. Не только потому, что младшие учатся знать своё место, но и потому, что даёт большое количество несистематизированных сведений о том, кто же есть старшие. В частности, выяснилось, что человеческие маги старше в чине, чем драконы.

История. Думаю, подлакированная и подкрашенная. Ничего, на то и умение анализировать, чтобы выделить то, что сказано… нет, не между строк, а между слов. Но даже из куцых сведений ясно: раньше Великих магов было больше, и ни один из них не умер своей смертью. Это, впрочем, и так было очевидно. Гораздо интереснее другое: наставник проговорился, что один из убитых владел сильнейшей магией воздуха и насылал ураганы, грозы и смерчи. Другой был магом земли, специалистом по землетрясениям, вулканам, грязевым потокам и громадным созданиям, сделанным из камня (големам?). Я тут же сделал вывод, что против них объединились и прихлопнули. Наставник также мельком упомянул, что описание битв нам будут давать в курсе военной истории.

География. Нужно, и даже очень, но дают далеко не всё. Хорошо излагается география тех краёв, где обитают драконы, но почему-то сведения о примыкающих территориях очень скромные, а о том, что дальше на восток, — почти ничего. А ведь это само по себе показатель. Значит, Великий Ас-Тор удерживает за собой запад материка. То есть драконью территорию и прилегающие земли людей. И нехватку людских магов он восполняет усилиями драконов. Большим потрясением была карта, предъявленная наставником. Отдать ему должное: он предупредил недоумённые вопросы и сразу объявил, что эта карта дана драконам в пользование Ас-Тором. Я заметил, что на ней виднелись пометки, позднее затёртые. О них наставник, конечно, не упоминал. Разумеется, всё отложилось в памяти.

Арифметика. Опасная наука. Мне никоим образом нельзя было показывать, что считать я умею быстрее наставника. Пришлось стараться выдавать результат ровно с такой скоростью, чтобы меня хвалили и ставили в пример. К моему некоторому удивлению, к вычитанию и не приступали. Только сложение в пределах сотни, и притом скорее заучивание наизусть, чем вычисления.

И телемагия. Мои регулярные упражнения принесли кислые плоды: в этом я тоже опережал сверстников. Но одновременно выяснилось, что по магической силе я им заметно уступаю, так что здесь риск спалиться был минимальным: ну что из того, что умею много и хорошо, зато выдыхаюсь быстро.

А потом разразился шторм, который нельзя было предвидеть. Одноклассник вызвал меня на поединок.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я