Кукловод
Алексей Макеев, 2013

Нелепое происшествие: в детском саду из кабинета заведующей была похищена шкатулка с драгоценной диадемой внутри. Заведующая обращается к своему знакомому Игорю Гладышеву, чтобы тот, не привлекая особого внимания, нашел вора и вернул пропажу. Расследование сразу выявило нескольких подозреваемых. В их число попали и артисты кукольного театра, дававшие представление в детском саду. Но у всех – алиби. Может быть, у кого-то оно все-таки липовое?..

Оглавление

Из серии: Черная кошка

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кукловод предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Подозреваемые

Охранник сидел в кресле за ресепшн и, подперев голову руками, слабо пытался бороться со сном. Голова его тяжелела, тяжелела, потом съезжала с ладоней, он вздрагивал, смотрел осовелыми глазами прямо перед собой, снова укладывал голову на ладони, некоторое время таращил глаза, затем голова его опять тяжелела, тяжелела…

Как я подошел, шериф не заметил. Достав из кармана монетку, я постучал ею по верхней столешнице ресепшн.

— Да-да! — встрепенувшись, воскликнул охранник, тщетно пытаясь казаться человеком, у которого сна — ни в одном глазу.

— Джин с тоником и самую толстую сигару! — потребовал я с видом посетителя, пришедшего в бар.

Охранник откинулся на спинку кресла и подавил зевок.

— На сегодня мы уже закрылись, — пробормотал он. — Приходите завтра.

— Для хорошего человека все двери любых заведений должны быть всегда открыты. — Я обошел ресепшн и встал напротив мужчины. — Разговор есть, ковбой!

Охранник вдруг надул губы, отчего его усы распушились.

— Меня, между прочим, Андреем зовут, — проговорил он обиженно.

— Андреем так Андреем, — не стал я спорить. — Только, шериф, нужно сесть как-то за стол переговоров и выкурить трубку мира, а то ты сидишь, а я стою перед тобой, словно студент перед экзаменатором.

Мужчина недобро взглянул на меня из-под кустистых бровей.

— Хорошо, пройдем в мою комнату, — согласился он не очень охотно — видать, все же не нравился я ему чем-то — и поднялся.

— Кабинетом бы уж назвал, чего скромничать? — хмыкнул я и направился следом за Андреем, шагнувшим в комнатку, расположенную рядом с ресепшн.

«Кабинет» охранника представлял собой помещение метра полтора на три. С одной стороны стоял диванчик, на стене висел щит пожарной сигнализации, шкафчик с ключами, рядом — еще какие-то устройства и счетчики. У стены справа располагался стол с одним стулом, сервант и шкафчик для одежды. В комнате стоял затхлый воздух, пахло подкисшей едой, табаком, грязными носками и еще чем-то.

— Ты бы, шериф, кабинет свой иногда проветривал, — посоветовал я, выискивая местечко почище, куда бы присесть. Выбрал затертый засаленный диван и пристроился на нем, на самом краешке.

— Я привык уже, — спокойно ответил Андрей и сел напротив меня на единственный в комнатке стул.

— Перейдем сразу к делу, — заявил я, решив с ходу взять быка за рога. — Вчера вечером окно в комнате заведующей детским садом ты закрывал?

— Ну, я, — несколько озадаченно проговорил охранник. — А что?

Я пропустил вопрос Андрея мимо ушей.

— Как это было? — в свою очередь, спросил я.

— Ну, очень просто, — как человек, не понимающий, что он такого противоправного совершил, медленно и недоуменно произнес шериф. — Я ежедневно вечером делаю обход здания, проверяю с наружной стороны окна, смотрю, не включен ли где свет. А вчера вечером мне показалось, что окно в кабинете Натальи Александровны неплотно прикрыто. Я толкнул его, и оно открылось. Мне пришлось взять ключ от кабинета и пойти закрыть окно.

— И часто окна бывают открытыми? — поинтересовался я.

Охранник пожал плечами.

— Не часто, но бывают. Особенно в летнее время. Оставляют иной раз после проветривания помещений окна и фрамуги открытыми.

Я человек дотошный, как пристану, не отцеплюсь, пока всей подноготной не узнаю.

— А вчера ты в котором часу окно закрыл?

Андрюха, видать, по ночам службу исправно несет — не спит всю ночь, ибо днем зевает все время, в сон его клонит. Вот и сейчас он, в который уже раз, подавил зевок и признался:

— Сразу после того, как вы, поговорив с заведующей, ушли, и она удалилась вслед за вами.

— А открывал его кто, случайно не знаешь? — спросил я, глядя в упор на охранника.

Тот пожал плечами.

— Понятия не имею. Но наверняка Наталья Александровна, кроме нее некому. Тепло эти дни было, вот она и открыла окно, чтобы проветрить.

Я продолжал сверлить охранника взглядом.

— А может быть, ты открыл окно днем, скажем, часиков эдак в десять? Вспомни!

Охранник отрицательно покачал головой.

— Не-ет, я в кабинет заведующей не заходил. У меня и ключа-то от двери не было.

Я покривил в усмешке губы и со скепсисом произнес:

— Я не про внутреннюю дверь, а про окно, которое ты открыл снаружи. Ты знал, что маленькое окошко можно открыть со стороны улицы с помощью ножа, вот взял и открыл, а?

У охранника враз пропало желание не только спать, но и зевать.

— Да вы что? — вытаращил он глаза. — Зачем мне это нужно?

— Как зачем? — Я сделал вид, будто удивился. — Затем, чтобы просунуть руку в окно, открыть изнутри дверь и войти в кабинет заведующей детским садом.

— Ах, вон вы о чем? — догадался Андрей. — Вы хотите сказать, что это я вошел в кабинет Натальи Александровны и украл из него какие-то вещи?

— Именно это я и хочу сказать! — с нажимом проговорил я. — Вот что, Андрюха, давай-ка сознавайся во всем, верни то, что взял в кабинете заведующей, и я обещаю тебе, что мы замнем это дело без привлечения полиции.

— Ага! — вполне искренне возмутился охранник. — Я дурак, что ли, сознаваться в том, чего не совершал? С какой стати я должен брать на себя чужие грехи? Да и нет у меня никаких вещей Натальи Александровны!

— Да ладно тебе, шериф, — я с фамильярным видом подмигнул. — Было дело, взял. Больше некому. Узнал про то, что в кабинете заведующей ценная вещь лежит, не удержался и стянул. С кем не бывает, соблазн штука великая! Короче, все останется в строжайшем секрете, никто из сотрудников ни о чем не узнает. Будем в курсе только Быстрова, ты и я. Признавайся, Андрей, это твой шанс выйти сухим из воды…

— Мне не в чем признаваться! — ушел в полную несознанку охранник. — И вообще, чего ты ко мне прицепился? — вдруг взвизгнул он, переходя на «ты». — Решил на испуг взять? Если есть какие-то доказательства, что я что-то украл, выкладывай, а если нет, то иди отсюда подобру-поздорову. — Шериф с угрожающим видом стал подниматься.

Нет, не вышел у меня наезд на охранника. Не хочет он «колоться». Возможно, и вправду ни в чем не виноват.

— Ладно, ладно, успокойся! — Я сделал жест, будто постучал по несуществующему баскетбольному мячу, усаживая таким образом охранника на место. — Не хочешь признаваться — не нужно. Поговорим по-другому.

Андрей, выражая всем своим видом недовольство моими инсинуациями, снова сел на стул.

— Ну?! — проговорил он нетерпеливо, очевидно, стараясь быстрее покончить с неприятным для него «допросом».

— А скажи-ка, Андрей, где ты был ровно в десять часов утра?

На секунду на лице охранника отразилась растерянность, но он быстро взял себя в руки и бойко ответил:

— Как где?! Конечно же, на посту охраны!

Я хитро улыбнулся:

— И ты это доказать можешь?

— А почему вас интересует именно это время? — чувствуя подвох, спросил Андрей.

Я не стал интриговать, прямо ответил:

— Потому что в десять часов утра и была совершена кража из кабинета заведующей. Так что, если докажешь, что в это время находился на посту охраны, с тебя все подозрения снимаются.

Шериф задумался. Потом его лицо вдруг просветлело, и он воскликнул:

— А-а, вспомнил! Ровно в десять часов пришла бабушка того самого мальчика, что вчера заболел.

— Она может это подтвердить? — быстро спросил я.

— Конечно, — уверенно проговорил охранник. — Она пришла запыхавшаяся и взволнованная из-за болезни внука. С порога поинтересовалась, все ли с мальчиком в порядке. А потом зачем-то спросила, сколько времени. Я ответил, ровно десять часов.

Я не смог скрыть разочарования.

— Ладно, спросим у старушки, — промолвил я с кислым видом и перешел к следующему, очень интересующему меня вопросу. — А как так получилось, Андрей, что запись с видеокамер наблюдения не сохранилась на жестком диске компьютера?

Охранник заерзал, видать, это был очень неприятный для него вопрос.

— Да там проблема небольшая, — произнес он невнятно. — Компьютер время от времени сам перезагружается, и вся старая информация с него стирается. Это бывает редко, но все-таки случается. Вот и вчера комп перезагрузился, и все данные с него стерлись.

— Ничего себе, небольшая проблема! — удивился я. — Запись с компа стерлась, и теперь невозможно определить вора, и это небольшая проблема, по-твоему, шериф?

Андрей смутился:

— Я имел в виду, в компе небольшая проблема.

— На твой взгляд, — поддакнул я. — А на мой — офигительная. Кстати, «лечить» комп не пробовали?

— Как-то руки не доходили до починки компьютера, — словно оправдываясь, проговорил охранник. — Но после вчерашнего случая завхоз связалась с фирмой, оттуда обещали прислать человека, который либо починит жесткий диск, либо заменит его.

Я с осуждением покачал головой.

— Понятно. Гром не грянет, мужик не перекрестится. — Я поднялся. — Давай, показывай свою систему видеонаблюдения.

— Пойдемте, — вновь переходя на «вы», проговорил охранник и тоже встал.

Мы вышли с ним в фойе. В нем по-прежнему было тихо, пустынно и по сравнению с берлогой охранника — свежо. Наконец-то можно вдохнуть полной грудью. Что я с великим удовольствием и сделал. Затем внимательно осмотрел систему видеонаблюдения. В общем-то, ничего необычного в ней не было. Крепящийся к боковой стене с помощью шарнирного кронштейна монитор, который можно разворачивать под различным углом, установленный на нижней столешнице за стойкой видеосервер, ну, и камеры видеонаблюдения, расположенные в различных точках детского сада. У нас в ДЮСШ на охране была подобная система видеонаблюдения, я в общих чертах представлял ее работу, и если бы посидел за пультом охраны детского сада, то наверняка разобрался бы в предназначении различных кнопок видеосервера, но зачем это делать, если рядом хозяин оборудования?

— Давай-ка, ковбой, покажи поочередно обзор всех видеокамер, — потребовал я у охранника.

Тот молча сел в офисное кресло за ресепшн и нажал на одну из кнопок, расположенных в ряд на видеосервере. С задержкой на секунду на экране монитора появилась цифра 1, обозначающая порядковый номер видеокамеры, а затем возникло пространство перед входом в детский сад.

— Ясно, — махнул я рукой как человек, который не увидел ничего мало-мальски интересного. — Давай дальше.

Андрей понял, что от него требуется. Он стал нажимать на кнопки на видеосервере, и на мониторе одна за другой стали появляться картинки различных участков местности и помещений, передаваемые с видеокамер. Я насчитал девять установленных по периметру детского сада видеокамер и шесть — внутри здания: в фойе, в актовом зале, на лестницах и в гардеробе. Что самое интересное, восьмая видеокамера передавала отличную картинку с внутреннего дворика именно с той стороны, где была расположена дверь в кабинет заведующей детским садом. Эх, если бы видеосервер не перезагрузился сам по себе, я бы сейчас имел запись человека, проникшего в кабинет Быстровой и похитившего драгоценности. Глупость, конечно, я говорю, ведь если бы запись деяний воришки (пардон, учитывая стоимость украденного — вора и даже ворюги) имелась в распоряжении Быстровой, она бы ко мне не обратилась, а решила бы все с вором сама.

В этот момент из двери, ведущей в основные помещения детского сада, в фойе собственной персоной вошла Быстрова. Она посмотрела на меня взглядом бродячей дворняги, выпрашивающей у ресторатора кость. Иди уже, родная, иди, нет у меня пока для тебя вестей ни хороших, ни плохих. Заведующая подавила вздох разочарования и поплелась к своему кабинету. Я с задумчивым выражением лица глядел ей вслед, разглядывая ее превосходную фигуру. Да уж, заместители мэра умеют выбирать любовниц.

Когда молодая женщина взялась уж было за ручку двери, мне в голову пришла одна интересная идея.

— Наталья Александровна! — обратился я к Быстровой.

— Да! — воскликнула она с живейшим интересом и оборотила ко мне свое миловидное лицо, очевидно, рассчитывая на какую-нибудь подачку в виде сообщения о ходе событий в розыскных мероприятиях.

Не хотелось мне в очередной раз развивать ее радужные надежды на скорейшую поимку преступника, но что делать — ход следствия требует.

— Можно попросить вас об одном одолжении? — Я направился к молодой женщине, дабы оказаться вне зоны досягаемости ушей охранника, а когда приблизился, сказал: — Я хочу, чтобы вы сейчас пошли в актовый зал и встали именно на том месте, где вам вчера Варламов передал пакет с драгоценностями.

Быстрова посмотрела вопросительно, однако не дождалась от меня пояснений и молча направилась в проход, где располагались двери актового зала. Я же двинулся к ресепшн.

— Андрей, — сказал я, — пожалуйста, включи-ка мне камеру, установленную в актовом зале.

Он нажал на какую-то кнопку на видеосервере. На мониторе возникло изображение как раз того момента, когда заведующая, уже миновав зал, приблизилась к сцене. Ее хорошенькая головка мелькнула и исчезла за пределами видимости камеры. «Да, высоковато камера установлена, — подумал я. — Ни охранник, ни кто-либо из артистов, окажись случайно рядом с монитором, не могли видеть, как Варламов передавал Быстровой пакет с драгоценностями. Но, черт возьми, тогда откуда же преступнику стало известно о том, что заместитель мэра передал своей любовнице диадему с бриллиантами и шкатулкой?.. Ха, если бы знать ответ на этот вопрос, то можно считать, половина дела на пути к поимке преступника сделана!.. Ищи, Игорек, ищи!»

Я легонько стукнул охранника по плечу и усмехнулся:

— Ладно, ковбой, неси службу бодро, ничем не отвлекайся! Кстати, кража — косяк вашего ЧОПа и твой лично. Недоглядел ты, шериф! Так что я бы на твоем месте сделал все, чтобы реабилитировать себя и помочь отыскать краденое. Ну, пока-пока!..

Оставив охранника размышлять по поводу моих слов, я направился в коридор, где был главный вход в актовый зал. Дверь была приоткрыта, я открыл ее шире и заглянул внутрь. Заведующая детским садом стояла с правой стороны у сцены, очевидно, чувствуя себя неловко. Действительно, выглядела она глуповато, стоя в абсолютно пустом зале, не зная, для чего здесь стоит, какую ей позу принять и куда деть руки.

— Спасибо, Наталья Александровна, вы мне очень помогли, — сказал я и, чтобы Быстрова не чувствовала себя идиоткой, которую как девочку разыгрывают, заставляя выполнять дурацкие поручения, приоткрыл завесу тайны ее стояния в одиночестве в пустынном зале: — Так, пришла одна идея относительно того, как преступнику стало известно о переданных вам драгоценностях, но моя гипотеза не подтвердилась. Пойдемте к вам в кабинет, мне хотелось бы кое-что проверить.

Заведующая, явно испытывая облегчение от того, что ее странная роль у сцены завершилась, довольно резво сорвалась с места и быстро покинула актовый зал. Я, еле поспевая за ней, отправился следом. Мы стремительно миновали фойе и вошли в кабинет Быстровой. Если бы на мне был белый халат, как и на заведующей, мы со стороны, наверное, напоминали бы профессора и ассистента, спешащих к больному. Но в кабинете нас ждал не умирающий больной, а животрепещущая проблема, которой необходимо было всерьез заняться.

— Наталья Александровна! — Я подошел к столу, уже привычно уселся на место заведующей и потянулся к телефонной трубке. — Назовите, пожалуйста, мне номер телефона бабушки того мальчика, что вчера заболел. У вас ведь наверняка есть список телефонов родителей детей.

— Да, да, конечно, — засуетилась Быстрова. Она приблизилась к столу и принялась выдвигать ящики в поисках, очевидно, того самого списка.

— Вот, — молодая женщина наконец-то разогнулась и положила на стол несколько листков бумаги, скрепленных степлером. — Фамилия мальчика Васильев Саша. — Наманикюренный и покрытый не очень ярким лаком пальчик заведующей проехался по списку сверху вниз и остановился в конце первого листа. — Зовут бабушку Татьяна Викторовна. А номер телефона…

Она продиктовала мне цифры, а я набрал их на телефонном аппарате. Приложив трубку к уху, в течение полминуты слушал гудки, потом в трубке щелкнуло, и довольно молодой женский голос проговорил:

— Алло?!

Я уже составил в голове примерный план разговора, поэтому уверенным тоном заговорил:

— Добрый день! Квартира Васильевых?

— Да, — чуть растерянно произнесла женщина.

— Вы бабушка Васильева Саши Татьяна Викторовна?

— Да, — еще больше растерявшись, ответили на том конце телефонного провода. — Что вам угодно?

Люди обычно пугаются, когда им звонят и говорят вот так официально, и я смягчил тон:

— Вы не беспокойтесь, все в порядке. Я звоню вам по долгу службы. Извините, что отвлекаю вас по пустякам, но я из частного охранного предприятия, и у меня к вам пара вопросов по поводу нашего охранника, несущего службу в детском саду «Теремок».

— Какое отношение я имею к вашему охраннику? — изумилась женщина.

Я предвидел этот вопрос и бойко ответил:

— Собственно говоря, никакого. Отношение к нему имею я, поскольку являюсь его непосредственным начальником. Понимаете, Татьяна Викторовна, Андрей, охранник нашего частного охранного предприятия, провинился. У нас есть сведения, что вчера он не был на своем рабочем месте, то есть на ресепшн. У нас за такие вещи строго наказывают. Но Андрей утверждает, что в 10 утра находился у входной двери, и в качестве доказательства, что это было именно так, ссылается на вас. Якобы вы именно в это время видели его в холле. Это правда?

Татьяна Викторовна несколько секунд молчала, очевидно, прикидывая что-то в уме, затем выдала ответ, причем тоном мамочки, пытающейся выгородить провинившегося сына-шалуна. Видать, перепутала меня со своим мальчиком Сашей.

— Ну-у, вы очень суровы к своему работнику, — зачем-то прогнусавила она. — Насколько я знаю, охранник нашего садика парень порядочный и ответственный. В какое бы время я ни приходила в детский сад, он всегда находится на своем рабочем месте. Вот и вчера, когда я пришла забрать заболевшего внука, он стоял у ресепшн.

— В котором часу это было? — поспешно спросил я.

— В десять часов утра, — твердо, как человек, ничуть не сомневающийся в правоте своих слов, ответила Васильева.

— Вы уверены? — продолжал настаивать я на более четком ответе, не желая с ходу верить женщине.

Видимо, Андрюха был кумиром бабушек детей из «Теремка», потому что Татьяна Викторовна еще мягче, словно убеждая меня, проговорила:

— Конечно, уверена! Когда я вчера вошла в садик, то поинтересовалась у охранника, который час. Я очень торопилась забрать внука, мне воспитательница сказала, чтобы я быстро приехала. Вот я и примчалась, потому машинально и спросила, который час. Мне хотелось знать, сколько времени я была в дороге с тех пор, как из дому вышла.

Что ж, вопросов к бабушке у меня больше не было. Я вздохнул: уж очень мне не хотелось вычеркивать охранника из списка подозреваемых. Не нравился он мне.

— Ладно, — проговорил я, стараясь скрыть свое разочарование. — Спасибо, Татьяна Викторовна, за оказанную помощь.

— Да ну, что вы! — отмахнулась заступница охранников всея Руси. — Я была рада помочь вам.

— И напоследок, Татьяна Викторовна, я был бы невоспитанным и черствым человеком, если бы не поинтересовался здоровьем вашего внука. Как здоровье мальчика?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Черная кошка

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кукловод предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я