Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании медицинской деятельности

Александр Мохов, 2003

В работе на основе анализа базовых понятий и категорий общей теории права и отраслевой юридической науки рассматриваются вопросы правового регулирования медицинской деятельности с точки зрения проявления интересов. Значительное место уделяется объему, содержанию, системе и принципам медицинского права России, исходя из потребности обеспечения баланса частных и публичных интересов при осуществлении правового регулирования этого вида общественно полезной деятельности. Книга адресована студентам, аспирантам, преподавателям юридических вузов, практикующим юристам, организаторам здравоохранения, а также всем интересующимся вопросами правового регулирования медицинской деятельности.

Оглавление

Из серии: Медицина и право

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании медицинской деятельности предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

©А. А. Мохов, 2003

© Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003

Введение

Происходящие в России социально-экономические преобразования проявились прежде всего в изменении соотношения личных, коллективных (групповых), общественных и государственных интересов. Без учета этого обстоятельства невозможна разработка в среднесрочной и долгосрочной перспективе адекватного складывающимся реалиям общественной жизни механизма правового регулирования.

В советской правовой доктрине значение частных интересов в жизни групп, общества и государства всячески нивелировалось. Отсутствовала и соответствующая база для такого рода исследований: деление права на частное и публичное не проводилось; частная собственность отсутствовала; личным неимущественным правам не уделялось должного внимания[1]. Интересы господствующего класса, которые выражало государство, возводились в абсолют; несогласные или сомневающиеся подвергались остракизму. Человеку оставалось лишь принять отведенную ему скромную роль.

Такой подход показал свою несостоятельность. Чрезмерная зарегламентированность большинства проявлений человеческой жизни и патернализм государства при замещении основополагающих потребностей индивидов их суррогатами привели к безынициативности, паразитированию одних социальных групп за счет других и в конечном счете — к глубокому и затяжному социально-экономическому кризису, разрешившемуся революционным путем с соответствующими издержками, в том числе — навязыванием большинству населения России либеральных ценностей, воззрений в крайнем, «наиболее радикальном их выражении»[2].

Преодоление негативных последствий административно-командной экономики многим виделось в скором «внедрении» рыночных отношений во все или большинство сфер общественной жизни. Государственное регулирование экономики и отчасти социальной сферы воспринималось как пережиток прошлого, предполагалось, что «невидимая рука рынка» эффективнее справится с большинством накопившихся проблем. На фоне общей эйфории от успехов в сломе старой государственной машины было попросту забыто основополагающее правило медиков, просуществовавшее не одно тысячелетие: «Не навреди». Как нечто естественное и неизбежное воспринималось даже словосочетание «шоковая терапия». Упование на стихийную рыночную саморегуляцию едва ли не во всех сферах общественной жизни привело к разрыву хозяйственных связей, резкому уменьшению объемов производства, массовым банкротствам хозяйствующих субъектов, сворачиванию социальных программ, и как следствие, к небывалому падению жизненного уровня населения и росту социальной напряженности.

Постепенно правящая элита не без помощи сформировавшегося класса новых собственников начала осознавать необходимость государственного вмешательства в экономику и создания определенных правил игры. Претензии власти на этом этапе стали предъявляться и в связи с наличием социальной напряженности в российском обществе, что таило в себе угрозы благополучию как самой правящей элиты, так и новому классу собственников.

Было решено все интеллектуальные и финансовые силы и средства направить на системную перестройку экономики с одновременным проведением административной реформы и усилением правоохранительной составляющей, о чем со всей очевидностью свидетельствует рост численности аппарата управления и правоохранительных органов и их общего количества.

Проблемы повседневности, конкретной личности или отдельных групп остались в стороне от столбовой дороги преобразований, что не замедлило сказаться на демографической ситуации в России[3]. Кажущаяся вторичность локального уровня и его надлежащего правового регулирования уже не раз была причиной социально-политических конфликтов: мелкие неурядицы вырастали до масштаба государственных проблем; принятые законы оказывались неработающими или приводили к парадоксальным результатам. Несоответствие государственных решений потребностям конкретных людей, требованиям здравого смысла, тенденциям развития тех или иных общественных отношений порождает «обесчеловеченную» среду обитания. Такая среда может оказать и оказывает негативное влияние на общественные и государственные институты. Возникает замкнутый патологический круг, требующий гораздо больших затрат на его разрушение, чем своевременное и адекватное реагирование имеющимися в арсенале общества и государства средствами на появляющиеся отклонения. Профилактические меры дешевы и высокоэффективны, однако им не всегда уделяется должное внимание.

Юридическая наука, право и законодательство обладают таким эффектом. Задача науки — разработать и предложить обществу и государству соответствующий правовой инструментарий, посредством которого реализуются функции права. Для науки важно опережение, т. е. разработка модели общественных отношений с учетом имеющихся тенденций и перспектив правового регулирования общественных отношений.

Задача законодателя — обеспечить законодательство, которое соответствует имеющемуся состоянию общественных отношений и потребностям их дальнейшего развития. Отмеченные задачи относятся к категории трудноразрешимых, что нисколько не снижает их значимости.

Человек, его жизнь и здоровье — высшие ценности, относительно которых определяются другие ценности и блага. Жизнь и здоровье — это естественные и непреходящие ценности. Здоровье занимает «самую верхнюю ступеньку на иерархической лестнице ценностей и в системе категорий человеческого бытия — среди интересов, идеалов, гармонии, красоты, смысла и счастья жизни, творческого труда, программы и ритма жизнедеятельности»[4]. Эти ценности не сравнимы с имущественными интересами, которые меркнут и не представляют никакой ценности для их обладателя при утрате им жизни или значительном повреждении здоровья.

Особое место таких благ, как жизнь и здоровье, в иерархии человеческих ценностей обусловливает необходимость их всемерной охраны, в том числе и правовой, а также актуальность исследования общественных отношений, складывающихся по поводу охраны здоровья граждан и оказания медико-социальной помощи.

Право на жизнь и здоровье признано на государственном и международном уровне. Статья 25 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая питание, одежду, жилище, медицинский уход и требуемое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи»[5].

Конституция России провозгласила следующие положения ст. 7: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты»[6].

Реализация отмеченных положений на практике зависит от множества взаимосвязанных и взаимообусловленных факторов: государственного устройства; приоритетов социально-экономического развития на том или ином этапе развития общества и государства; состояния правопорядка; состояния здравоохранения; уровня общей и правовой культуры российского общества в целом и его отдельных групп; иных обстоятельств социально-экономического и политического характера.

Все большую роль в сохранении здоровья граждан играет система здравоохранения. Здравоохранение — это система социально-экономических и медицинских мероприятий, цель которых сохранить и повысить уровень здоровья каждого отдельного человека и населения в целом[7]. Конституция РФ 1993 г. в ст. 42 закрепила право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Человек рождается на руках у людей в белых халатах, и нередко последним, кого человек видит в этом мире, — человек в белом халате. Каждый из нас в течение жизни многократно обращается в поликлиники за различного рода справками, заключениями и т. п. Медицина и медицинские работники буквально «пронизывают» нашу повседневную жизнь, неся с собой гражданам заботу, облегчение страданий и радость выздоровления.

Наряду с достижениями медицинской науки и практики в диагностике, профилактике и лечении многих заболеваний бывают случаи, когда медицина оказывается бессильной. В этих условиях желаемый результат не достигнут, права и охраняемые законом интересы граждан нарушены, а значительные финансовые средства потрачены.

Нередки ситуации, когда неблагоприятный исход возникает в силу субъективных, а не объективных причин. Речь идет о встречающихся в медицинской практике «врачебных ошибках[8]», халатности медицинского персонала и т. п. Не случайно в России, как и в большинстве развитых стран, деятельность медицинского корпуса, несмотря на этические начала и регламентацию посредством деонтологических норм, подлежит обстоятельному правовому регулированию.

Вопрос определения границ государственного вмешательства в частную жизнь граждан, в деятельность хозяйствующих субъектов в сфере здравоохранения, принимаемых государством мер по охране здоровья граждан и реализации на практике права на жизнь и здоровье, составляет в конечном счете проблему сочетания публичных и частных интересов при правовом регулировании медицинской деятельности.

С учетом изложенного в книге будет предпринята попытка исследования теоретических проблем правового регулирования здравоохранения и медицинской деятельности.

Выбор темы исследования определяется рядом факторов.

Во-первых, в советский период каких-либо существенных требований к медицинской деятельности, закрепленных в законодательстве, фактически не существовало[9]. Вступившие в силу в 1993 г. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан изменили ситуацию. В России появился специальный закон, регулирующий целый ряд правоотношений в здравоохранении и медицинской практике.

За последнее десятилетие был принят ряд федеральных законов, регулирующих отдельные правоотношения в рассматриваемой сфере: Закон РФ от 28 июня 1991 г. «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»; Закон РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»; Закон РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека»; Закон РФ от 9 июня 1993 г. «О донорстве крови и ее компонентов»; ФЗ от 30 марта 1995 г. «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции); ФЗ от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах»; ФЗ от 22 июня 1998 г. «О лекарственных средствах»; ФЗ от 17 августа 1998 г. «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»; ФЗ от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии»; ФЗ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»; ФЗ от 18 июня 2001 г. «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» и другие, ряд законов субъектов РФ[10], регулирующих рассматриваемые правоотношения.

Отдельные нормы, регулирующие медицинскую деятельность, появились и/или получили дальнейшее развитие в гражданском, административном, уголовном законодательстве. В связи с этим вопросы, связанные с правовым регулированием здравоохранения и медицинской деятельности, являются актуальными и требуют осмысления, особенно сейчас, когда потребитель медицинских услуг все громче заявляет о нарушениях своих прав и предъявляет иски в суды[11]. Таким образом, на современном этапе становится необходимым проведение научно-теоретических исследований правового регулирования медицинской деятельности и здравоохранения в целом.

Во-вторых, развитие в России рынка медицинских услуг, правовая основа которого была заложена нормами гл. 39 ГК РФ, конкуренции по-новому ставит вопрос о месте и роли медицины в жизни нашего общества и требует улучшения практики организации и функционирования здравоохранения Российской Федерации.

В-третьих, решение таких наиважнейших задач здравоохранения, как повышение качества и культуры медицинской помощи и медицинских услуг, развитие ее специализированных видов и осуществление комплекса профилактических мероприятий, во многом определяется наличием и степенью регламентации медицинской деятельности.

В-четвертых, изучение законодательства и практики его применения позволит избежать целого ряда проблем и ошибок при определении новых направлений реформирования и структурной перестройки здравоохранения, а следовательно, и совершенствования законодательства, регулирующего медицинскую деятельность.

В-пятых, в последние годы в средствах массовой информации и на страницах научной печати все чаще рассматриваются биоэтические проблемы, которые привлекают внимание общественности. Действительно, такие понятия, как «зачатие в пробирке», «суррогатное материнство», «потенциальное донорство», «смерть мозга» и многие другие, еще новы для читателя в связи с их малой распространенностью, непонятностью и потому интересны. Так случилось, что появление новых биотехнологий в России совпало по времени с затяжным кризисом в политике, экономике, социальной сфере и здравоохранении. Здравоохранение оказалось в состоянии «полного этического банкротства»[12]. Произошли отчуждение врача от пациента, потеря видения пациента как личности, выключение его из процесса принятия ключевых решений. Поиск путей выхода из сложившейся ситуации идет разными путями. Пересматриваются имеющиеся и разрабатываются новые концепции общественного развития, формируется новая стратегия развития медицины и здравоохранения. Этот процесс носит объективный характер и стимулируется научным прогрессом и использованием достижений науки и техники в медицинской практике.

Отсутствие глубоких научных исследований механизма правового регулирования здравоохранения в целом, медицинской деятельности и ее отдельных направлений через призму сочетания частных и публичных интересов не позволяет охватить в предлагаемой читателю книге все аспекты рассматриваемой темы. В связи с этим в данной работе на основе анализа и обобщения действующего законодательства, регулирующего отношения в сфере здравоохранения, взглядов и положений, содержащихся в правовой науке, исследуются вопросы, касающиеся определения понятия «интерес», выделения видов интересов, их формирования и проявления в праве, а также объема, содержания, системы и принципов медицинского права как отрасли российского права.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании медицинской деятельности предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

См.: Малеина Μ. Η. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 7.

2

Керимов А. Д. К вопросу о формировании в России гражданского общества // Право и политика. 2002. № 8. С. 4.

3

См.: Социальная политика государства на современном этапе: проблемы и перспективы: Семинар депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, руководителей и работников аппаратов органов государственной власти субъектов Российской Федерации. 20–22 марта 2001 г. М., 2001. С. 7–8.

4

Петров В. И., Седова Η. Η. Проблема качества жизни в биоэтике. Волгоград, 2001. С. 28.

5

Всеобщая декларация прав человека // Международная защита прав и свобод человека. М., 1990. С. 18.

6

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.). М., 1996. С. 6.

7

Краткая медицинская энциклопедия: В 3 т. М., 1989. С. 480.

8

См.: Сергеев Ю. Д., Ерофеев С. В. Ятрогенная патология — актуальная судебно-медицинская проблема // Судебно-медицинская экспертиза. 1998. № 1.

9

См.: Сальников В. П., Стеценко С. Г. Нормативно-правовое обеспечение здравоохранения в советский период // Журнал российского права. 2002. № 1.

10

См.: Путило Н. В. Законодательство субъектов Российской Федерации о здравоохранении // Журнал российского права. 2002. № 2.

11

См.: Филиппов П. М., Мохов А. А. Судебно-медицинская экспертиза по гражданским делам: теория и практика. Краснодар, 2001; Козьминых Е. Судебная экспертиза «по врачебному делу» // Российская юстиция. 2002. № 3. С. 31–32; Мохов А. А. Организационно-правовые проблемы судебно-медицинской экспертизы по «врачебным» делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 6. С. 10–13.

12

Щепкин О. П., Коротких Р. В. Задачи развития биомедицинской этики в России // Проблемы социальной гигиены и история медицины. 1994. № 3. С. 4.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я