Дожди-неразлучники

Александр Кротов

Много бед обрушилось на Руслана: проблемы на работе, неприятности у друга и горе в семье. И единственным выходом из жизненного кризиса Руслан увидел лишь бегство из старой жизни в новую. Но данное путешествие превратилось в нечто более опасное и необычное, чем простые жизненные передряги. Варианты существования уготовили ему испытания чужим прошлым и параллельным миром, в котором ему придётся бороться не только за свою жизнь, но и за свой разум.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дожди-неразлучники предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Александр Кротов, 2022

ISBN 978-5-0053-4836-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1.

Руслан шёл дворами. Ему нужно было понять — за ним следят или это просто ненужная паранойя. Хоть он и работал следователем, а не шпионом, но точно определить есть ли за ним «хвост» он не мог, не было в его практике таких случаев.

Резко свернув в подворотню, он притаился у мусорного бака. Отсюда Руслан мог увидеть, идёт ли кто за ним по пятам.

Середина июля, жаркий полдень. Совсем близко шумел раскалённый город, переваривая в себе линии судеб разных людей, запутывая пути неизбежности и обрывая контакты с надеждой. В его шуме терялось пение птиц, свободных от этой беготни за комфортом. Они просто пели, несмотря на жару, несмотря на чьи-то важные и не очень проблемы. Пели слишком громко, как показалось Руслану Стахову.

Наконец, в пустой двор зашёл высокий лысый мужчина спортивного телосложения в неприметной одежде и солнцезащитных очках. Его начищенные до блеска ботинки громко цокали по асфальту, почти как каблуки. В руках у него был пакет с рекламой какого-то кофе. Руслану не нравился кофе, от него болел живот, тряслись руки, и сильно стучало сердце… и этот странный мужик тоже ему не нравился. У того в пакете что-то едва различимо звенело. Может быть, две-три бутылки холодного пива? И торопился он домой, чтобы оно не успело нагреться на такой жаре?

Мысли у Руслана путались, ведь он прекрасно понимал, что он не бравый мент из телевизионных сериалов. Он обычный следователь, который много пишет разных отчётов, легко расследует бытовые преступления и имеет в своём пассиве несколько «глухарей». Но ему удалось немного «оживить» одного «глухаря», и сразу всё стало не так, сразу всё стало значительно сложнее.

Ещё оставался вариант убежать через арку на проспект, а там уже окончательно потеряться. Или выйти навстречу к тому, кто шёл по пятам, и попытаться его задержать под придуманным предлогом. Но Руслан раньше и не думал, что в такой ситуации ему будет так страшно. Просто он чувствовал, что его идут убивать.

Мысли закончились тогда, когда лысый мужчина достал из пакета пистолет с глушителем и побежал. В последний раз звякнуло содержимое положенного на асфальт пакета, громко зацокали блестящие чёрные ботинки.

Пришлось действовать. Руслан достал свой пистолет, снял с предохранителя и крикнул:

— Стоять! Оружие на землю!

Мужчина замедлил бег и быстро обнаружил укрытие Руслана. Он вскинул руку с оружием, кажущимся нереально длинным из-за глушителя, чтобы прицелиться. Руслан уже мог начать стрелять, но он никогда этого не делал, кроме как в тире, сдавая нормативы. Он знал, сколько бумаги ему придётся исписать за каждый выпущенный патрон, который легко мог срикошетить куда-нибудь в окно, где могла стоять любопытная старушка. Ну, или всё могло закончиться как-нибудь по-другому, и медлительность Руслана могла стать его роковой ошибкой.

Мужчина начал стрелять первым, но меткость его подвела — пули пробили жесть мусорного бака, а Руслан успел отступить в арку, где был выход на проспект, но там уже не было возможности спрятаться.

Лысый легко пробежал несколько метров, чтобы занять более удачную позицию у того самого мусорного бака, где совсем недавно прятался Руслан. В этот момент с противоположной стороны двора появился ещё один мужчина. Тогда-то Руслан и почувствовал, что его дни сочтены, потому что у второго мужчины тоже был пистолет с глушителем.

Но оказалось, что лысый тоже не ожидал его увидеть. Он направил оружие на незваного гостя, но молодой человек первым открыл стрельбу, моментально сразив лысого киллера наповал — тот бесчувственным мешком с костями свалился на асфальт с простреленной головой.

А парень побежал в сторону Руслана, держа перед собой пистолет. Руслан замешкался и только приготовился к спринту, как тут же услышал крик в спину:

— Стой, не двигайся!

И Руслан послушался.

— Медленно положи пистолет, — отдал новый приказ молодой человек.

В арке было темно и прохладно. В десяти метрах от этого места был оживлённый проспект, где ездили машины, ходили красивые девушки в летних платьях, бегали школьники, свободные в эту пору от занятий… но Руслан был здесь, он не успел убежать и не смог дать отпор. Хотя он много раз представлял себя в подобной ситуации, когда преступники захотят посягнуть на его жизнь. И он думал, что сможет постоять за себя и все враги будут повержены. Но всё оказалось иначе. Нет, его не трясло от страха, он вполне осознавал что происходит. Просто он не смог принять верное решение вовремя.

Руслан стоял спиной к какому-то бандиту, подняв руки вверх. Около ноги лежал его табельный пистолет, а молодой человек приставил пистолет с глушителем к затылку Руслана.

— Скажи, Руслан, ты считаешь себя умным человеком? — гулко раздался в арке спокойный голос вооружённого мужчины.

— Да, — почему-то сказал Руслан, хотя ругал себя в этот момент разными словами и слово «глупец» было самым цензурным.

— Если это действительно так, то ты должен понять как тебе повезло. Ты сунулся туда, куда тебе нельзя. И убить тебя хотел не только я, но и этот дядька. Но я тебя пока убивать не буду. Ты просто закроешь своё дело так, как нужно всем, и уйдёшь с этой нервной и опасной работы. И ни у кого никаких претензий не возникнет. И ты будешь жить. Или сразу тебя пристрелить?

— Нет, я всё сделаю, я всё понял, — сказал Руслан.

— Надеюсь, — сказал бандит. — Стой и не оборачивайся, считай до тысячи. Потом иди сушить штаны.

— Понял, — сказал Руслан.

Глушитель был убран с его затылка. Но шагов за спиной он так и не услышал. Отсчёт он тоже не начинал. Из оцепенения его вывел только какой-то толстый и очень грустный мужчина, который вошёл в арку. Он быстро прошёл мимо, сделав вид, что не заметил того, как Руслан поднимает своё оружие.

2.

Весь день небо хмурилось, но никак не хотело проливаться дождём. Первая половина сентября ещё чем-то напоминала томный август, не заставляя надевать что-то теплее рубашки с длинным рукавом. Но чудилось Руслану, что совсем скоро дожди польются с неба, как из ведра. Он так и думал: «как из ведра». У него было плохо с метафорами. И серое небо было серым, а трава и деревья около дома — зелёными. А полоса, в которой он застрял на данный момент времени — чёрной.

Но он искренне надеялся, что всё плохое рано или поздно останется позади. И что-то хорошее придёт в его жизнь как только сегодняшний день канет в лету, оставшись в памяти тем днём, когда он похоронил своего отца. Старик сильно болел и последние года с головой не дружил — всё чаще и чаще общался со своим давно покойным отцом, и ещё всячески чудил. Впрочем, мать говорила, что мёртвый отец начал приходить к нему раньше того срока, когда он основательно расстался с разумом. Зато сейчас с плеч женщины свалилась огромная обуза, которая существенно отравляла жизнь своими выходками. Никто больше не будет размазывать кал по кухонному столу или вылизывать оконное стекло. Или наоборот. И никто больше не будет вести в ночи долгих разговоров с умершей роднёй.

Мать не плакала в день похорон. Не плакал и Руслан. Но проблемы последних месяцев никак не вылетали из его головы. Он потерял работу, которой очень дорожил, о которой мечтал с ранних лет. И это было для него серьёзным испытанием. Он никем себя не представлял, только служителем закона. И вот он сунулся туда, куда не следовало — и пришлось уйти, заплатив за всё свою цену.

А тут ещё и смерть отца, по стопам рабочей профессии которого и пошёл Руслан. Когда-то давно он был для него настоящим примером, пока в юности Стахов-младший не разочаровался в светлом образе доблестного милиционера, которым был для него отец. Он узнал, что в своём маленьком посёлке его родитель был больше криминальной фигурой, нежели блюстителем порядка. И этого было вполне достаточно, чтобы затаить некоторую злобу на отца. Не стало идеала, но появилась цель стать верным своему делу оплотом справедливости. Полной противоположностью. И от мечты своей Руслан тогда не отказался, а наоборот, стал усерднее стремиться к тому, чтобы не стать таким, как разочаровавший его человек, который до поры до времени вёл двойную жизнь. Как раз тогда и закончилась карьера его отца, и они спешно переехали в большой город, бросив всё. И Руслан получил образование, и, в итоге, стал следователем, и был тоже до поры до времени на хорошем счету.

Руслан Стахов стоял на крыльце маленького деревянного двухэтажного дома, где жили его родители. В доме было всего четыре квартиры и небольшой уютный сад. Жена Руслана, Карина, из вежливости предлагала его матери переехать к ним, в их небольшую двухкомнатную квартирку, которая была значительно ближе к центру, чем родительский дом. Но Руслан совсем этого не хотел, и, к счастью, мать отказалась от переезда.

Не любил он сюда приезжать лишний раз. И дело было не в отце, и не в фотографиях его старшего брата, которые висели повсюду. Просто ему было некомфортно быть там, где всего было в достатке и без него. И своего благополучия, и своего сумасшествия.

— Эх, Алёшка жаль не приехал, — сказала в очередной раз мать Руслана, выйдя к нему на крыльцо.

Она часто вспоминала его старшего брата, который уже много лет жил в Америке со своей семьёй. Его фотографии и украшали быт немолодой женщины и грели её сердце какими-то особыми тёплыми чувствами. А вот фотографий Руслана в доме его родителей нигде не было. Зачем они, ведь он всегда рядом, в городе. В любой момент может приехать. А вот Алексей приехать мог не всегда, и даже на похороны отца он не явился из-за занятости на работе.

— У него хорошая работа, пусть лучше не отлучается от дел, — сказал Руслан то, что и хотела услышать его мать.

— Это да, это да, — задумчиво сказала женщина. — А ты когда работу начнёшь искать?

Вопрос был неприятным и неуместным. Она прекрасно знала, что у Руслана теперь долги из-за организации достойных похорон, и он не может долго сидеть на шее у своей жены. Но его мать совершенно не понимала, почему он не захотел попросить денег у своего брата. Хорошо, что помог друг Гриша, с которым Руслан вместе учился на юридическом и поддерживал дружеские отношения до сих пор. Хоть друг не торопил с долгом, но работа всё равно была нужна.

— Завтра и начну искать работу, — спокойно сказал Руслан, глядя на соседские частные домики. — А почему бабушка не приехала на похороны, она же вроде хотела? Сын её, как-никак.

— Хотела, — сказала мать Руслана. — Да потом передумала. Сказала, не вынесет этого. Пусть, говорит, останется в памяти, как живой.

Руслан ничего не ответил. Он не любил эти разговоры с матерью за жизнь, о делах насущных. Ему хотелось прогуляться, побродить по окрестностям. Но уйти он не мог, ему позвонил друг, который скоро должен был приехать, немного застав поминки. Да и мать высказала ещё не весь негатив по поводу сегодняшнего дня.

— Карина-то зато как быстро уехала, — женщина не могла не оставить без внимания тот факт, что жена Руслана быстро помогла помыть посуду после небольших посиделок дома, когда они вернулись из кафе где проходил поминальный обед, и уехала домой. Рано утром ей нужно было на работу, а отсюда в это время не ходил общественный транспорт.

— Ты же знаешь, как утром сложно отсюда уехать…

— Ты бы вместо мотоцикла купил бы машину в своё время, и возил бы её! — упрекнула мать.

Что ж, мотоциклы были единственным хобби Руслана, и это хобби никто из его семейства не воспринимал одобрительно.

— Куплю машину, — всё так же спокойно ответил Руслан. — В следующий раз.

— Когда ты теперь купишь без работы-то? Попроси хоть Гришу, чтобы он тебя куда-нибудь к себе взял. Он же хорошо в жизни устроился. Глядишь, и у тебя дело пойдёт.

Григорий был бизнесменом средней руки. Не сказать бы, что он очень хорошо устроился, но выручить своего друга в финансовом плане он смог.

— Попрошу, — сказал Руслан.

— Когда он приедет?

— Сейчас. С минуты на минуту.

— Не женился Гришка-то ещё?

— Нет. Но он не так давно нашёл себе хорошую девушку. Через месяц свадьба.

— Вас с Кариной пригласил?

— Официально пока не пригласил, — ответил на любопытство матери Руслан. — Мы даже ещё не знакомы.

— Смотри, пригласит. Хороший подарок ему какой подарите!

— Да, — только и смог ответить Руслан.

Вскоре во двор дома заехал не новый, но вполне солидный серебристый «Мерседес». Из машины вышел Гриша, а следом вышла симпатичная, стройная брюнетка с прямыми волосами до плеч. Она громко хлопнула дверью, увидев Руслана. Руслан тоже на мгновение потерял дар речи.

Когда он жил в посёлке и учился в старших классах, у него были отношения с этой девушкой. Встречались они два года, после чего расстались на фоне каких-то подростковых обид, хотя точную причину разлада отношений никто из них уже и не помнил. Потом Руслан уехал в большой город, а Дарья перебралась в город побольше, в столицу. Бабушка парня рассказывала как-то, что по слухам девушка через несколько лет переехала в их город, но Руслан не хотел лишний раз тормошить старые воспоминания и не интересовался жизнью своей первой настоящей любви, которая оставила след в его сердце только лишь приятными воспоминаниями.

Мать Руслана не узнала Дарью, она в первую очередь поприветствовала Григория:

— Гришка! — сказала она, улыбаясь. — Как раздобрел-то! Настоящий мужик стал, солидный!

— Здравствуйте, Анна Николаевна!

Руслан с Гришей пожали друг другу руки. Гришка улыбался во все зубы, несмотря на совершенно не праздничную причину их встречи.

— Невеста-то у тебя какая красавица! — сказала Анна Николаевна, не сразу узнав Дашу.

— Здравствуйте, тётя Аня. Здравствуй, Руслан, — Даша улыбнулась, хотя ей было немного неловко.

— Оба-на, да вы знакомы? — удивился Гриша.

— Да, мы с Русланом вместе учились в посёлке, в одном классе, — поспешила рассказать Дарья.

— Какая неожиданная встреча! — сказала мать Руслана, приглашая гостей в дом. — Даша, как ты похорошела, выглядишь просто замечательно! Не узнала тебя сразу! Разуваться тут.

Пока гости разувались, Руслан стоял в стороне и рассматривал себя в зеркале. Если Даша действительно выглядела просто замечательно, то Руслан, которому, как и гостям было немного за тридцать, выглядел уже не так привлекательно, как в юности. Появился небольшой живот, плечи ссутулились, блеск в глазах от интереса к жизни немного поугас. Да и подстричь свою шевелюру не мешало бы. Чёрные волнистые волосы были неаккуратно зачёсаны на бок, а трёхдневная щетина будто подтверждала то, что он немного забросил свой внешний вид, хотя никаких упрёков от Карины в его адрес не было. Карина вообще была спокойной девушкой и без лишней причины не упрекала своего мужа.

Зато Гриша никак не стеснялся своей полноты. Казалось, он чувствовал себя превосходно — мужчина продолжал сверкать своей белоснежной улыбкой.

— Только стол мы уже убрали, — сказала Анна Николаевна. — Проходите на кухню. Посидим немного, помянем Петра. Человеком он был уважаемым в посёлке, а вот здесь новую жизнь начать так и не сумел.

— Что ж, помянем, — сказал Гриша, наконец-таки перестав улыбаться. — Крепкий был мужик, как же так-то?

— Да он уже несколько лет еле ходил, не хорошо ему было, — сказала мать Руслана.

— Ну, земля ему пухом, — сказал Гриша, сев на скрипучий табурет. Дарья робко села рядом на аналогичный предмет мебели.

— Вы лучше расскажите, как вы друг с другом познакомились, — продолжила говорить за всех Анна Николаевна, ловко накрыв на стол нехитрую закуску и поставив початую бутылку водки и сок. — Они вон с Русланом-то даже встречались, когда в школе вместе учились. Долго! Потом у них что-то не заладилось, делов-то я не знаю. Но, хорошая была пара, красивая. Соседки-то всё их женихом и невестой звали. Но я рада за вас, два хороших человека обязательно создадут крепкий союз.

— Встречались, значит? — нисколько не расстроился Григорий. — Да познакомились мы неинтересно! Мы с фирмой Дашки сотрудничали, какие-то договоры заключали, так и познакомились. Всё произошло как-то быстро. Вот, жениться надумали. Приглашаем тебя, Руслан, вместе с супругой на свадьбу! Одиннадцатого октября! Да и вы, Анна Николаевна, приходите!

— Да, приходите, — улыбнулась Дарья.

Руслан разлил всем водки. Он сегодня уже немного выпил, но ничего кроме тяжести в голове не чувствовал.

— Куда ты Гришке-то наливаешь, он же за рулём! Вон соку ему! — вмешалась Анна Николаевна.

— Я рюмашку опрокину за Петра Алексеевича, ничего не будет, — сказал Гриша.

— Ну, смотри сам, — недоверчиво сказала мать Руслана и тут же сменила тему. — А ты, Даша, давно из Москвы в наш город-то переехала?

— Давно, тётя Аня, давно, — сказала Дарья.

Водку ей пить не хотелось, но она не решилась отказать помянуть дядю Петю, которого она запомнила как властного, чуть полноватого, с вечной хитрецой в глазах, мужчину, с которым все местные жители старались всегда при встрече поздороваться за руку. Пока того не уволили из милиции.

— Точно, свекровь мне говорила, — сказала Анна Николаевна, поправляя чёрную косынку на голове. — Помянем раба божьего Петра, пусть земля ему будет пухом.

— Помянем, — сочувственно сказал Гриша.

Они выпили, Дарья запила водку соком. Она была голодна, но притронуться к еде стеснялась.

— Даша, расскажи, как ты здесь? — продолжила свой допрос мать Руслана. — Интересно очень. Такая красавица, а! Я всегда жалела, что вы с Русланом расстались, всегда тебя любила и защищала в ваших ссорах, помнишь?

Особых ссор с Русланом Дарья не помнила, но рассказ о своей жизни начала. Небольшая порция алкоголя раскрепостила её, и слова нашлись сами на радость любознательной Анны Николаевны Стаховой. Гриша в это время встал из-за стола, и под вопросительный взгляд хозяйки квартиры, сказал:

— Пойдём с Русланом за жизнь немного перетрём.

— Пойдите, только не курите! — впервые за десять с лишним лет женщина сказала им эту фразу.

— Мы так и не научились, — сказал с улыбкой Гриша.

Они вышли на крыльцо. Небо всё ещё хмурилось. Руслан заметил на пустой улице чужой чёрный джип. Он стоял совсем недалеко от дома родителей Стахова. Гриша тоже стал тревожно рассматривать этот автомобиль. От его хорошего настроения не осталось и следа.

— Я, как устроюсь на работу, начну отдавать тебе долг, — сказал Руслан, наблюдая за взволнованностью друга. — Если что-то срочное, то продам байк, возьму кредит…

— Не, всё нормально, — сказал Гриша. — Я вот чего хотел у тебя спросить-попросить. У тебя ведь связи с коллегами остались?

— Не сказал бы, что остались, — Руслан понял, к чему клонит его друг, поэтому ответил максимально близко к правде. — Жилов, начальник мой, меня знать не желает. Кузнецов один раз звонил, просто интересовался делами. Никто другом мне так и не стал. На моё место уже нашли молодого. И впрягаться за что-то серьёзное никто не будет. Только если по мелочи.

Джип медленно начал движение к крыльцу двухэтажного деревянного дома. Гриша испугался, Руслан напрягся.

— Не по мелочи, — сказал Григорий. — У меня проблемы появились. Проблемы с «Имперой». Слышал про эту корпорацию монстров?

Руслан усмехнулся, потом ответил:

— Мне эта «Импера» всю карьеру и испортила. Косвенно, конечно. В большинстве своём они не только криминалом занимаются. Дают много рабочих мест населению нашего города. Но если дело касается чего-то серьёзного, то тут вопрос так просто не решается. Вряд ли всё вообще как-то решается, если только не в пользу «Имперы».

— Я тебя услышал, — сказал Гриша.

В этот момент джип подъехал к крыльцу. Тонированное окно опустилось, оттуда высунулась коротко стриженая голова худого молодого человека, который был в солнцезащитных очках.

— Гриня, подойди сюда, шепну кое-чего, — сказал он.

Григорий медленно спустился с крыльца, подошёл к автомобилю, склонился над открытым окном. Парень что-то ему рассказал, Руслан ничего не слышал, но он знал, с кем говорил его друг. Местный молодой криминальный авторитет, которого все звали Гоша, и который имел какое-то косвенное отношение к «Импере». Против него тогда Руслан и начинал «копать».

Гриша быстро вернулся на крыльцо, а Гоша, кивнув Руслану, закрыл окно. Джип уехал, а Гриша всё так же был напряжён.

— Серьёзные проблемы? — спросил Руслан. — Поверь, если бы они хотели тебя убрать, то вряд ли бы стали так светиться. Тем более Гоша знает меня. Так что поверь, ты им пока нужен живым…

— Мне кажется, им теперь всё равно. Они могут всё, и за это им ничего не будет, — нервно сказал Гриша, но потом быстро настроился на позитив. — Ладно, не думай! Нет проблем, понимаю, что тут ничем не поможешь.

— Ты же не глупый, — сказал Руслан. — Ты смог бизнес построить. Попробуй решить всё так, как это будет безопаснее для тебя. В конце концов, отдай свой бизнес им. Душа-то им твоя точно не нужна. Займись семьёй.

— Ты прав, — согласился Гриша. — Вот ты такие разумные вещи говоришь, а сам тоже смог в дерьмо вляпаться. Не стыдно?

— Порой не ты в дерьмо вляпываешься, а оно вляпывается в тебя.

— И ещё вопрос, почему все бандиты носят солнцезащитные очки? — усмехнулся Гриша.

— Вот и спросил бы у них, — не поддержал шутку Руслан.

Они немного повспоминали прошлое, немного поговорили о Дарье. Руслан сказал, что рад за друга. И, в принципе, это было так. Какие сейчас могут быть у него чувства к девушке, которую он не видел столько лет?

Через некоторое время у Гриши зазвонил телефон, и он провёл не долгую беседу, подробностей которой Руслан не слышал, и слышать не хотел.

— Да, хотел бы я с тобой ещё поболтать, но сейчас нет настроения и времени. Нужно срочно ехать, дела, — сказал Гриша, как-то рассеянно улыбнувшись.

Они вернулись в квартиру, где на кухне продолжался допрос о делах Дарьи. Но девушка достаточно охотно отвечала на вопросы, у неё развязался язык после второй рюмки водки.

— Руслан, а помнишь, как мы с тобой ходили на волейбол, у вас там тренер был, Васильич? — спросила Даша у Руслана, когда тот сел за стол.

Гриша мялся рядом, будто не зная, как органичнее вписаться в беседу новостью о том, что ему надо срочно ехать.

— Помню, — коротко ответил Руслан.

— Представляешь, он со своей женой развёлся…

— Это которая у вас тренером была? — уточнил Руслан по поводу не интересующей его чужой личной жизни людей, которых он почти не помнил.

— Да, — сказала Дарья. — Развёлся с ней, и женился на нашей химичке, помнишь Колбу?

— Помню. Ну и дурак, — высказался Руслан.

— Почему дурак? — не поняла Даша.

— Потому что зачем на старость-то лет разводиться, когда столько прожили? — Руслан не очень хотел продолжать этот разговор, но ностальгия немного успела затронуть его душу.

Он вспомнил совместные тренировки, когда мальчишки играли против девчонок. Противостояние двух тренеров, преподавателей физкультуры. Мальчишки даже несколько раз проигрывали. Но это было не главное. Важнее для него тогда была улыбка Даши, за которой он наблюдал сквозь волейбольную сетку, когда они играли друг против друга.

— Да, — поддержала сына Анна Николаевна.

— Моя мама дружит с Колбой, — продолжила историю Дарья. — Я часто езжу к родителям, поэтому в курсе этих событий. Вот мама узнала, что Колба всю жизнь любила Васильича, и…

— Это всё очень здорово, но мне надо срочно ехать, — всё-таки вмешался в разговор Гриша. — Бизнес!

— Ну вот, — расстроилась хозяйка квартиры.

— Не хочу прерывать вашу милую беседу, могу оставить вам Дашку, а сам заеду за ней позже, часика через три, или она возьмёт такси, как будет удобно, — протараторил Гриша.

— Как же я без тебя? — спросила девушка.

— Ничего страшного, просто я очень тороплюсь, — сказал Гриша. — Не обижайся!

— Да пусть остаётся, хоть с ночёвкой! — ответила за девушку мать Руслана.

— Могу ненадолго остаться. Решай дела, не буду мешать, — робко согласилась Дарья.

— Хорошо! — сказал Гриша, попрощался с Анной Николаевной, как-то нелепо чмокнулся с Дашей и вышел вместе с Русланом на крыльцо.

— Держи свои эмоции, хорошо подумай о том, как можно всё решить, — посоветовал на прощание Руслан. — Отдай всё, если ситуация того потребует. Если бы ты был серьёзно в чём-то виноват, то тебя бы уже не было в живых, помни. Не доводи до этого. Они хоть и головорезы, но им не нужны горы трупов.

— Это да, — безропотно согласился Гриша. — Ну, прощай! Звони, если что.

— Конечно, я в долгу у тебя, — сказал Руслан.

Григорий только успел сесть в свой автомобиль, как полил дождь. Резкой волной накрыло город, который готовился к тихому будничному вечеру. Стало прохладно. Стахов вернулся домой, где на кухне его мать рассказывала Дарье про успехи своего сына. Не про Руслана, про Алексея.

Стахов не стал вмешиваться в разговор. Он просто стоял в дверном проёме и смотрел на Дашу, в то время как девушка участливо кивала в ответ на все восклицательные фразы Анны Николаевны. Руслану очень нравилась Даша, но она была уже другая, не та прилежная старшеклассница, немного скованная в своих словах и действиях. Нет, стеснительность никуда не пропала, но если раньше это выглядело естественным на фоне общения с людьми, рядом с которыми, следуя правилам какого-то общепринятого этикета, было необходимо проявлять стеснение и максимальное уважение, то теперь это превратилось в некоторое заискивание, вызов симпатии у собеседника. Возможно, так проявлялись профессиональные качества Дарьи, ведь ей немало приходилось проводить переговоров с людьми, которые были старше её и имели большую власть. Вероятно, это качество располагало к себе партнёра, который чувствовал некоторую уязвимость собеседницы, что играло ей на руку в процессе заключения каких-либо договоров. Но, может быть, эта стеснительность вернулась только сейчас, как своеобразная память о тех временах, когда Руслан только познакомил Дашу со своими родителями.

И, безусловно, Дарья изменилась внешне. Она была обычной, хоть и симпатичной девчонкой, а теперь она элегантная девушка, у которой есть свой стиль. Волнистые волосы теперь были безукоризненно прямыми и имели более тёмный оттенок. Макияж был подобран идеально, подчёркивая выразительный взгляд и чувственные губы. Руслан понял, что у его друга действительно серьёзные проблемы, раз он без должного трепета относится к такой красавице, которая согласилась официально связать с ним свою жизнь. Ещё Стахов успел подумать о том, что тот Гриша, которого он увидел сегодня, не был ей парой. Возможно, лет шесть-восемь назад он бы вполне визуально соответствовал такой красавице, которой была Даша, когда Григорий был строго подтянут, без неаккуратных залысин и неестественно белых зубов.

Но Стахов всё-таки оторвал взгляд от Даши и посмотрел на своё отражение в зеркале, что стояло в прихожей: он и сам был не в лучшей форме. Ещё до него дошло, что все его размышления это просто низкое чувство ревности.

— Там такой дождик сильный, — сказала Даша, повернувшись к окну.

Их разговор с матерью Руслана пришёл к логическому завершению, и оказалось то, о чём можно разговаривать часами, вполне реально целиком изложить в сорокаминутной беседе.

— Да, похоже, тепло закончилось. Синоптики обещают всю неделю проливные дожди, — сказал Руслан необязательную фразу, которая разбавила паузу.

Руслан вообще был мастером по необязательным фразам, и всегда в любой компании был тем, в чьи обязанности входило информировать окружение об очевидных вещах, но информировать таким образом, что его слова не были лишены смысла и даже имели некоторую практическую пользу.

— Что ж, на то она и осень, — сказала Анна Николаевна.

— Руслан, как у тебя дела? — перевела свой взгляд на бывшего одноклассника Дарья.

Руслану показалась, что девушка осталась здесь только для того, чтобы спросить о его делах. Может быть, просто чтобы удостовериться в том, что не зря её жизнь развела разными путями с этим человеком, которому она в первый раз в жизни сказала «люблю». Кому она ещё признавалась в этом чувстве? Шептала ли она так же об этом на ухо Грише? Было видно, что они уже привыкли друг к другу в бытовом плане, но всё ли было так гармонично в их душах?

— У Руслана дела плохо, — подсмеялась Анна Николаевна. — Вон даже ответить вовремя не может.

— Нормально, — ответил Руслан. Весь день он был действительно каким-то заторможенным. Может быть, пресловутая депрессия.

— Неужели тебе нечего рассказать? — наигранно разочаровалась в ответе сына Анна Николаевна.

— Есть, конечно. Просто это, вероятнее всего, не так интересно, — сказал Руслан.

— Ой, мне ведь тёте Оле позвонить надо! — встрепенулась Анна Николаевна, и ушла с кухни в комнату.

Это было очень некрасиво, но Руслан от своей матери никогда не ждал благородства, понимания или широких жестов. Всё всегда было дёргано, с ненужными эмоциями и нервами.

— Дела у меня сейчас идут достаточно посредственно, — решил заполнить паузу Руслан. — С работы пришлось уйти, сейчас временно…

— Ты же женился не так давно, мне мама рассказывала? — перебила Даша.

Она теребила в руках мобильный телефон. Было похоже, что дискомфорт от этого места застал её врасплох и она сама не понимала почему решила остаться в этой старой квартирке, а не уехала с будущим мужем.

— Да, женился, — сказал Руслан, прислушиваясь к тому, о чём разговаривает мать по телефону в соседней комнате. — Но женился я давно. Лет шесть назад…

— Детишки, наверное, есть? — спросила Даша.

— Нет, детей пока не завели.

— Ты, как всегда, максимально серьёзный и хмурый. Будто не изменился. Хотя нет, возмужал, — сказала Даша, рассматривая Руслана.

Мужчина под пристальным взглядом девушки вроде бы даже начал смущаться, прятать взгляд, но быстро взял себя в руки и одержал победу в визуальной дуэли. Ему не редко приходилось общаться с хитрыми и скользкими людьми, и он знал что делать со своим взглядом, чтобы выглядеть по-настоящему серьёзно.

— Зачем ты применяешь в разговоре со мной эти шаблонные оценочные суждения? — включил Руслан «следователя».

— Извини, я тебя чем-то задела. Не хотела тебя обидеть, — потупила взгляд Даша, но поддержала эту игру.

В своём репертуаре она имела больший арсенал тактик поведения: от «стеснительной девочки» до настоящей «стервы». Правда, последнюю модель поведения она освоила ещё не слишком хорошо, как ей казалось, поэтому чаще использовала более известные и удобные для неё приёмы.

— Обидеть не получится, — строго сказал Руслан. — Я не понимаю, о чём ты говоришь, когда озвучиваешь свою мысль о том, что я не изменился.

— Я это сказала, чтобы просто что-то сказать, — отмахнулась Даша. — Просто я приехала сюда из-за уважения к Грише. Встретила тётю Аню, тебя. Здесь… здесь такая обстановка, как там, у нас, в посёлке. На мгновение я почувствовала себя там. Почувствовала себя семнадцатилетней. Почувствовала себя в знакомой атмосфере. Вы переехали в большой город, но настроение своего дома забрали с собой. Я будто на мгновение переместилась во времени назад. Как дежавю, только более ощутимое. Это было странно. Теперь прошло.

Руслан понял что Даша просто пьяна. Вероятно, она не ела весь день, потом приехала с Гришей сюда, почему-то решила выпить, почему-то решила остаться.

— У тебя всё в порядке? — с заботой в голосе спросил Руслан. Он сменил свой тон, стал максимально доброжелательнее, проявив желание помочь.

— Да, у меня всё хорошо! — быстро проговорила Дарья. — Всё хорошо, спасибо!

— Знаешь, я рад за тебя и за Гришу, — сказал Руслан то, что должен был сказать. — Гришу я знаю давно, он хороший человек. Меня выручил. А ему я пока ничем помочь не могу.

— О чём ты? — немного встревожилась Даша.

— Ни о чём, — сказал Стахов. — Просто сейчас он выручил меня. Когда-нибудь выручу и я его. Осталось только найти работу. Всё нормализуется.

— Когда вы с Гришей вышли, твоя мама говорила, что ты больше не работаешь в полиции, — сказала Даша. — Могу помочь тебе с работой.

— Это было бы очень кстати, — сказал Руслан. Он пока совершенно не знал с чего начать свои поиски.

— В нашем офисе охранник на пропускном пункте увольняется, я могла бы попросить руководство устроить тебя на это место, работа не пыльная…

— Нет, спасибо, — сказал Руслан, почувствовав некоторую обиду. Неужели некогда скромная и тихая девочка могла так над ним издеваться? А с другой стороны, чего плохого в желании помочь?

— Понимаю, тебе, возможно, трудно так менять свою профессиональную деятельность, но на первое время это вполне хороший вариант. Потом что-нибудь подыщешь, — сказала Даша.

Она по-прежнему вертела в руках смартфон. Вероятно, она уже хотела позвонить Грише или вызвать такси.

Дождь за окном не прекращался. Тьма проникла в дом, закрасив светлые тона и превратив отчётливые образы в смутные очертания. И светлая, даже бледная кожа рук и лица Даши потемнела, будто от какой-то невообразимой болезни. Руслан тряхнул головой, чтобы испарить это наваждение, которое слишком красочно нарисовало в его скудном воображении нереальный недуг. Это действие помогло совсем ненадолго, тогда Стахов включил на кухне свет. Тьма отступила, стало немного проще.

— Я благодарю тебя, — честно сказал Руслан, его обида улетучилась, как и мрачный визуальный морок. — Мне действительно сложно сменить сферу деятельности после того чем я занимался. Я любил свою работу.

— Неужели ничего нельзя сделать, придумать?

— Может быть, можно что-то сделать, придумать. Но я пока в тупике.

— Главное, не опускать рук, — начала свои нравоучения Дарья. — Всё обязательно будет так, как должно быть. Думаю, твой отец тоже сталкивался с подобными трудностями, но достойно выходил из сложных ситуаций. Думаю, он тебе был хорошим примером. Помню как его в посёлке уважали.

— Он действительно был для меня примером, — сказал Руслан. — До тех пор, пока я не узнал, на чём держится его уважение окружающих. На страхе и на выгоде. Мой отец был двуличным человеком, нечестным. Мне за него стыдно, я на него злился. Я клялся, что не стану таким, как он, оборотнем. Но получилось так, что закончить и ему и мне пришлось одинаково. Только он так и не смог оправиться после увольнения и переезда в город. Возможно, мёртвые родственники своими визитами мешали ему взять себя в руки…

— Боже, что ты говоришь, — удивилась Дарья. — Это ужасно.

— Да, не каждый способен выдержать общения с человеком, которого похоронили много лет назад, вот и он не смог, — с иронией сказал Руслан.

— Я даже не про это, у многих с возрастом случаются свои… отклонения, — сказала Дарья. — Просто не думала, что ты когда-то скажешь что-то плохое про своего отца.

— Всё плохое я узнал о нём незадолго до того, как мы расстались, — устало махнул рукой Руслан.

— Кстати, ты помнишь, почему мы расстались? — Даша поспешила сменить одну неудобную для Руслана тему на другую такую же неудобную. — Я вот не помню, если честно.

Девушка улыбнулась, заправив рукой волосы за ухо.

— Я тоже не помню, — сказал Руслан. — Память у меня хорошая, но никакая ностальгия в душе не держится. Значит, так было нужно нам обоим.

— Ты заговорил про душу, — вновь улыбнулась Даша. — Насчёт ностальгии — жаль. Искренне жаль. Это было хорошее время.

— Сейчас тоже всё неплохо.

— Кажется, ты немного груб.

— Извини, но ты сама сказала, что я остался таким же серьёзным и хмурым.

— Серьёзность и взгляд исподлобья не изменились. А интонации голоса, фразы. Это профессиональная деформация или ты просто решил показать, что я лезу со своими вопросами не в своё дело?

— Первое, — просто сказал Руслан. Он не хотел на самом деле обижать Дарью, ему даже хотелось с ней ещё немного пообщаться, но не так и не о том.

— Что ж, понятно, — сказала Даша. — Я ещё раз извиняюсь и повторюсь, что на мгновение я почувствовала что-то похожее на ностальгию, или дежавю. Не знаю. Со мной такого не было.

— Всё хорошо, — сказал Руслан Стахов. — Надеюсь, приглашение на вашу свадьбу ещё в силе. Мы придём с Кариной.

— И тётю Аню с собой возьмите, — напомнила Даша.

— Конечно, как же без неё.

Дарья попыталась вызвать такси через мобильное приложение, но у неё возникли какие-то проблемы, то ли со связью, то ли с не дешёвым телефоном.

— Знаешь, я наврала, — сказала Даша, перезагружая телефон. — Я помню как мы расстались. Не так давно ездила к матери, гуляла по нашему парку. Было лето, вокруг всё зелёное-зелёное, как когда-то тогда. И так же пусто. Кому нужен этот парк в маленьком посёлке? Будто он там был в наше время только для нас. А сейчас он совсем пуст, по-настоящему пуст. Нет нас, и нет никого в этом парке. Я была во всех парках этого города. Нигде мне не было так уютно и хорошо, как там.

— Ты же знаешь, что этот парк хотели сделать для хосписа. Совсем не для нас. Пруд ещё не иссох? Огромные тополи ещё не спилили у трёх скамеек? — будто поддался настроению девушки Руслан.

Он вспомнил то глухое место на окраине посёлка, где хотели строить больницу в начале девяностых, хоспис или даже санаторий, но на это не хватило средств. А стройка начиналась глобально: снесли старое кладбище, быстро возвели фундамент, часть первого этажа и сделали парк. Ну, как парк. Заасфальтировали несколько дорожек, воткнули с пару десятков фонарей, благоустроили пруд, поставив с десяток простеньких скамеек, и обновили мемориал героям, павшим во время Великой Отечественной войны. Место не пользовалось большой популярностью у местных жителей, ведь вокруг посёлка было поле и лес, от которых практической и эстетической пользы было больше. Да и старое кладбище всё ещё оставалось в памяти поселковых, не внушая особых комфортных чувств к этому месту. Даже молодежь не собиралась шумными компаниями попить пиво по вечерам.

Даша с готовностью ответила на вопросы Руслана:

— Пруд? Пруд на месте. Затянуло его тиной, чистить некому. Фонари ни один не горит. Дорожки растрескались. А траву кто-то ещё косит. Только это осталось как раньше.

— Раньше траву косил дед Кузьмич. Он договорился с администрацией сено своим козам забирать, — немного испортил романтику воспоминаний Руслан. — Не думаю, что он ещё до сих пор жив.

— Да, он давно умер, — сказала Дарья, которая чаще ездила в посёлок, чем Руслан. — Но кто-то всё-таки косит эту траву.

— А урны на месте? — почему-то вспомнил про это Руслан.

— Да, — сказала Дарья, озарив кухонную атмосферу своей милой улыбкой. — Урны стоят на прежних местах. И там до сих пор чисто. Никто не мусорит…

— Потому что никто туда не ходит. На девятое мая к мемориалу разве только. В посёлке время остановилось.

— Ты прав, — согласилась Даша. Напряжение в их разговоре пропало, и она немного медлила с заказом такси.

— Когда я в последний раз был в посёлке, у меня даже в мыслях не было сходить в парк. Посёлок для меня сузился, единственное место, где я бываю, когда нахожусь там, это квартира моей бабушки.

— Как давно ты был там в последний раз? — спросила Даша.

Руслан не успел ответить на её вопрос. У девушки зазвонил телефон, и она поспешила принять вызов.

— Господи, — только и успела во время недолгой беседы произнести напуганная Дарья. И так бледная кожа её лица стала ещё белее, руки задрожали.

В это время на кухню пришла Анна Николаевна. Она с каким-то необъяснимо довольным выражением лица посмотрела на сына, потом посмотрела на гостью. Её довольное выражение пропало.

— Что случилось? — спросила женщина у Дарьи.

Девушка широко раскрытыми глазами смотрела куда-то сквозь Руслана и только спустя несколько мгновений смогла сказать:

— Гриша погиб.

3.

На опознание Руслан поехал вместе с Дашей на такси. Девушка не плакала, но её сильно трясло и казалось, что она вот-вот упадёт в обморок. Ноги её как-то странно подкашивались, будто на короткие мгновения теряли способность держать вес стройного тела. Стахов деликатно придерживал девушку, стараясь быть не сильно навязчивым.

Наступила ночь, дождь не прекращал лить. В морге Руслан встретил знакомого врача, с которым они не раз пересекались по работе. Следователя Стахов тоже знал, но парень совсем недавно устроился в их отдел полиции после получения диплома и стажировки, поэтому не имел какого-либо веса в глазах Руслана. Впрочем, дело оказалось достаточно простым: Гриша не справился с управлением на мокрой трассе и улетел в кювет, где автомобиль несколько раз перевернуло, после чего тот врезался в столб. «Мерседес» загорелся, водитель сгорел.

— Ты тут какими судьбами? — обрадовался врач-патологоанатом, увидев Стахова.

Руслан злобно посмотрел на старого знакомого и тот отошёл в сторонку.

— Я не смогу на это смотреть, — сказала Руслану Дарья. — Это невозможно. Это невозможно ужасно.

— Это лишь формальная процедура, — сказал врач, который перестал радоваться своему знакомству со Стаховым. — Сейчас трудно опознать тело, но по остаткам одежды, наручным часам, украшениям, которые на нём были, можно установить личность.

— Как же экспертизы ДНК и прочее? — Дарья подняла свой испуганный взор сначала на Руслана, потом на патологоанатома. Не скрылся от её серых глаз и следователь Зотов, что стоял в стороне.

— Боже, ну какое ДНК, — взмахнул руками врач.

— У вас есть основания подозревать, что это не ваш будущий муж был за рулём? — спросил молодой следователь.

— Нет, — сказала Дарья. — И мне всё равно придётся смотреть?

— Я смогу опознать, — сказал Руслан. У него был иммунитет на такие зрелища.

— Нет, я должна, — собралась с силами Даша.

Врач, не дожидаясь каких-либо просьб, приподнял серую простыню, под которой лежало обгоревшее тело. Дарья тут же отвернулась, закрыв лицо руками. Стахов чуть дольше изучал останки, до тех мгновений, пока патологоанатом с недовольным видом не вернул простыню на место.

— Это он, — сказала Дарья, придя в себя. Она до сих пор сдерживала слёзы и не понимала, что происходит с её организмом, который не был привыкшим к таким ударам судьбы. — Его золотая цепь на шее, крест. Пиджак, кусок материи пиджака та же. Что тут можно разглядеть?

— Пошли отсюда, — повёл девушку под руку к выходу Руслан.

//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Они приехали в квартиру, где последнее время Григорий жил с Дарьей. Руслан не знал, чем он ещё может помочь девушке, которая понесла такую утрату в столь не предвещающий беды день. Ещё его терзали серьёзные сомнения, которые пока не сформировывались в конкретные выводы. Да, с выводами он не спешил, пытаясь принять действительность в том смысле, который диктовали обстоятельства.

За окном тихо моросил дождь, который не так давно плотным ливнем прошёлся по городу и окрестностям.

Дарья разулась, прошла на кухню, села за стол, положив перед собой мобильный телефон. Руслан тоже снял тяжёлые ботинки и медленно подошёл к девушке.

— Чем я могу тебе помочь? Может, заварить чай, или ты выпьешь какое-нибудь успокоительное? — предложил Стахов. Ему было неловко, но горечи утраты, как и в случае с отцом, он не чувствовал.

— Есть какие-то капли, сейчас их выпью, — неровно дыша, сказала Дарья. Взгляд её был отсутствующим, будто она не осознавала себя в моменте «здесь и сейчас».

— Кто из близких у тебя есть в городе? — спросил Руслан.

Ему хотелось уйти, чтобы не беспокоилась его жена, но он не мог оставить Дашу одну. Да и Карина в этот вечер ему так и не позвонила.

— Если бы я с ним поехала, то ничего бы не случилось, — сказала Даша и, наконец, заплакала. Её лицо исказилось гримасой отчаяния, по щекам полились нереально крупные слёзы.

— Чёрт, — тихо выругался Руслан.

Он ждал истерики немного раньше и уже надеялся, что этого не произойдёт. Ему повезло с женой: за всё время, что они были вместе, она ни разу не позволяла себе слёз.

— Он всегда быстро ездил, — начала причитать Дарья. — Я говорила ему, чтобы он быстро не ездил, а он ведь всё равно не слушался, он ведь привык, только на штрафы ругался, что по почте приходили. А у нас к свадьбе всё готово, и ресторан, и платье я купила, и кольца в шкафу лежат, единственное, что не успели букет подобрать…

Руслан налил из чайника воды в стакан, который поставил перед плачущей девушкой. Он хотел погладить её по плечу, но понял, что это будет выглядеть нелепо.

Девушка ещё немного попричитала на превратности судьбы, потом как-то резко взяла себя в руки, престав плакать. Руслан посчитал нужным разбавить послеслёзное молчание. Он сказал:

— Я понимаю, насколько тебе тяжело, и думаю, что тебе лучше не оставаться одной в такой день. Кто может приехать, чтобы поддержать?

— Никто, — спокойно сказала Дарья, попив воды. — Все далеко. Маму напрягать себе дороже, она распереживается сильнее меня. Уже поздно. Ты можешь остаться здесь, тут три комнаты, выбирай любую.

— Останусь, если ты хочешь. Лягу на диване в гостиной, — сказал Руслан.

Он чувствовал усталость, сегодня он рано встал и его день был совсем не простым. Тем более денег на такси у него не было, а просить у Дарьи он не мог, а тревожить Карину не хотелось, она, скорее всего, рано легла спать.

— Хорошо, — согласилась Дарья. — Одеяло в шкафу.

Руслан хотел ещё что-то сказать, но не нашёл слов. Когда он вышел из кухни, Даша сказала ему в след:

— Это очень странно. Такого не бывает. Человек не должен умирать так быстро.

— Никто никому ничего не должен, — сказал Руслан. — К сожалению, так бывает.

— Тебя хоть что-то задевает, хоть что-то тебя трогает? — возмутилась Дарья. — У тебя всегда на всё одна и та же скучная физиономия!

Руслан не знал, что на это ответить. Он только тяжело вздохнул и ушёл спать.

Быстро уснуть не получилось. Он анализировал ситуацию: в морге был не труп его друга, а кого-то другого. Выдали зубы. Гриша долго делал себе красивую улыбку, ведь в студенчестве с этим у него были проблемы, и, наконец, незадолго до знакомства с Дашей, он сделал себе идеальную улыбку. А у трупа сквозь обугленные, порванные щёки виднелись покрытые кариесом зубы, как у какого-то бомжа. Он не верил, что вставные зубы могли так обуглиться, имитируя кариес.

Утром он проснулся позже Дарьи. Девушка, по всей видимости, совсем мало спала, но была достаточно бодрой.

— Чем я тебе могу помочь? — вновь спросил мужчина. — Организовать похороны…

— Я уже всё организовала. С утра похоронные агентства звонить начали. Послезавтра похороны. В полдень. Приходи. Поминальный обед будет в том же ресторане, где мы хотели отмечать свадьбу…

Руслан пообещал быть. Он ушёл, хотя видел как Дарье тяжело. Но что он мог сделать? Рассказать о своих домыслах? В этой подмене был какой-то смысл и Дарье, видимо, не нужно было об этом знать. Или она тоже была вовлечена в эту аферу? Единственной точной мыслью Руслана в то утро была лишь мысль о том, что он не хочет принимать никакого участия в этой игре.

Позвонила Карина, узнала о том, что с ним всё в порядке. С ним всё в порядке, он едет домой.

Но всё ли в порядке с Гришей. Этого Руслан не знал, и не стоило в это вмешиваться, ещё помня прикосновение глушителя к затылку. И Руслан успокоился.

//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Стахов приехал в пустую квартиру, Карина была на работе. Поставил телефон на подзарядку, умылся, сделал яичницу, на которую обильно посыпал чёрного молотого перца и мелко нарезанного зелёного лука. Потом вскрыл банку со шпротами, нарезал огурцов, серого хлеба, на куски которого налил майонезного соуса. Бутерброды удались. Ароматный чай в полулитровой кружке с мятными пряниками тоже хорошо пошли. По телевизору шла какая-то непринуждённая хрень, но она отвлекала внимание, развлекала, и это было хорошо. Время перевалило за полдень. Безделье и обжорство немного успокаивали, скрашивали пустоту быта.

Звонок мобильного телефона застал врасплох, когда Руслан брился. На мгновение ему показалось, что это могла звонить Дарья. Сердце бешено застучало. Потом появились опасения — номер был незнаком. Но трубку взять пришлось.

— Алло, — с осторожностью сказал Руслан.

— Руслан Петрович, здравствуйте! — быстрым голосом проговорила девушка. — Скажите, вы ещё в поисках работы?

— Да, — успокоившись, сказал Руслан.

— Отлично! Предлагаем завтра придти на стажировку в наш магазин на должность охранника. Скажите, магазин «Семейная семёрочка» в микрорайоне «Тюльпаны», около строящегося гипермаркета «Майский» вам подойдёт по локации?

Это была окраина города, достаточно далеко. Но дома сидеть без денег слишком плохой вариант продолжения существования. Руслан согласился.

//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Продуктовый магазин, пристрой к панельной девятиэтажке, открылся в восемь часов утра. Руслана сразу же приняли на работу, после чего начальник охраны быстро свалил в другой магазин, и у Стахова началась стажировка у будущего напарника, Алексея Мудова, полноватого мужичка, любителя посмеяться над ерундой. Стахову напарник не понравился, но что поделать. Это была работа, которую тоже кто-то должен был делать.

Они стояли с Алексеем на крыльце магазина. Покупателей в зале почти не было. Алексей курил, Руслан ёжился от холода — сегодня было дождливо и прохладно.

— В нашем деле главное что? — улыбался, передавая опыт, Алексей Мудов. — Правильно! Смекалка! Наши клиенты, в плане те, кто что утащить может, как думаешь?

— Не знаю, — вяло поддержал разговор Руслан.

— Это плохо, но ничего, научим! — легонько толкнул в плечо Алексей напарника. — Тут одно надо знать. Вором может оказаться каждый! Абсолютно! Школьники помладше часто воруют жвачки. Им строго грозим пальцем. Что с них взять? Дети! Школьники постарше и студенты воруют всё! Их тоже трогать нельзя, хотя раньше я и мог подзатыльник отвесить при конфискации. Но теперь же засудят, с работы выкинут. А оно мне надо? Так же строго грозим пальцем. Алкаши и наркоманы. Тут уже жёсткость нужна, они могут быть в неадеквате! Бывает, до приезда ГБР приходится самому скручивать. Ну, тут можно не стесняться! Тех, кто богато одет, тоже смотрим. Тоже любят красть. Но их поймаешь, они в десятикратном размере расплачиваются, улыбнутся и уходят. Развлечение у них такое, видите ли! Не хватает у них адреналина в жизни. Мы их ловим, только без грубостей. И им и нам приятно. Ещё бабушки. Тырят всё, даже то, что не надо. Потом у них инфаркты, инсульты. С ними аккуратнее. Отнял, что украли, потом отпускай. Они всё равно снова приходят. Лучше всего ходить за покупателями по пятам. Их это напрягает, морально давит, и они не воруют! Но это когда покупателей мало, или напарник, то есть я, в туалет не отошли. Или покурить.

— Ясно, — ответил Руслан, глядя на ленивую постройку большого короба, который будет гипермаркетом.

Алексей проследил за его взглядом.

— Да, — многозначительно сказал мужчина, выбрасывая мимо урны сигарету. — Вот, достроят, и к нам вообще ходить перестанут. Может, туда перейду работать, хотя, знаешь ли, не люблю я такие места. Шумно там. У нас тихо. Можно расслабиться, ведь если не расслабляешься, то это не жизнь!

— Да? — спросил Руслан.

— Конечно! — сказал Алексей, придерживая дверь напарнику, заходящему в помещение магазина. — Расслабление даёт ощущение гармонии с собой и миром. Пока ты расслабляешься, ты можешь почувствовать, сколько нервных клеток умирает вокруг у других людей! Те же продавцы, что торопятся, выставляют продукцию, их зовут на кассу и на отдел. Стресс! Или тётки, они пытаются вспомнить, что купить им надо сегодня, что дома закончилось, что приготовить. Рутина! У мужиков стресс, когда они не за пивом по акции приходят, а со списком от жены. Стоит такой дурень, и мне говорит: а где тут туалетная бумага. Да вот же у тебя перед глазами, кретин! А мыло? Мыло чуть левее, придурок! У него, наверное, тоже стресс. Ну, от того что он придурок.

— Зарплату тут не задерживают? — спросил Руслан.

— Такую зарплату грех задерживать, — вздохнул Алексей.

Несколько часов прошли для Руслана как несколько дней. Камеры, покупатели. Единственное развлечение — поход в туалет на заваленном всякой всячиной складе. Нужно было пройти так, чтобы всё не свалилось. Своеобразный «Форт Боярд». Главным мучением были байки Алексея. Их было немного, и они часто повторялись. Под вечер они закончились, и им уже не о чем было поговорить. Последней грустной мыслью Мудова была та, что возможно одного охранника скоро сократят, и они будут работать поодиночке за ту же зарплату, ведь открытие «Майского» ничем хорошим не грозит для работодателя. И когда Алексей заткнулся, Руслан начал чувствовать себя лучше. После всех случаев с работы, сплетней, армейских баек и семейных проблем нужна была тишина.

Но тишина была недолгой. В магазин зашло трое парней. Им было чуть за двадцать или около того. Спортивная одежда, неспортивное поведение, всё то, что так не нравилось адекватности, неизвестно откуда взявшейся внутри Руслана. Не считал он себя эстетом, а тут такое. Алексей начал рассказывать какой-то случай из жизни, но Руслан решил проследить за парнями, чтобы не слушать очередной неинтересный бред. Напарник этот порыв поддержал. Пока Руслан стоял над душой у парней, один из них смял шоколадное яйцо, что находилось на детском стенде. Парням это показалось смешно. Алексей жестом показал, чтобы бывший следователь не вмешивался, но Руслан вмешался.

— Пацаны, так нельзя, — сказал он.

— Ты о чём?

— Нельзя Машку за ляжку!

— Нельзя быть охранником в магазине!

…ответы парней были один остроумнее другого.

— Оплатите яйцо, — ответил Руслан.

На это был обсмеян, три раза послан, два раза получил цитату о том, что клиент всегда прав, и один раз ему попытались пояснить о том, кто он такой. Под этот поток общего сознания парни купили бутылку лимонада и две булки, потом вышли из магазина. Руслан вышел за ними на крыльцо, где его встретил Алексей с дымящейся сигаретой и советом расслабиться, и что в случае чего «продавцы всё купят».

Расслабиться у Руслана не получилось. Через несколько минут, длившихся для него часами, в магазин зашли двое парней постарше предыдущей троицы. Но они были сильно пьяны и слишком веселы. Вели себя также нагло и вызывающе. Руслан не стал к ним подходить, но по не очень качественному изображению с камеры заметил, будто бы один то ли в шутку, то ли всерьёз положил себе в карман дождевика, похожему больше на плащ-палатку, бутылку водки. Руслан тут же пошел разбираться. Алексей, нехотя, с кряхтением, последовал за ним.

— Пацаны, не нужно ничего класть себе в карманы, — сказал Руслан.

— А ты поищи у меня в карманах, — сказал тот, что пришёл в майке и растянутых спортивных штанах.

— До кассы я имею право где угодно донести товар, если у тебя тут нет нормальных тележек! — сказал другой посетитель, что был в зелёном дождевике.

— Так-то он прав, — тихо сказал Алексей за спиной Руслана.

— У входа в магазин есть и тележки, и красные корзинки, — сказал Руслан. Он, по сути, ничем сегодня не занимался, но страшно устал.

— Я их не увидел, — сказал «плащ-палатка» зачем-то накинув капюшон.

— А мне они не понравились, и что вообще с того? — сказал мужчина в майке.

— Извините, мужики, идите на кассу, — сказал Алексей.

— Он на мой вопрос не ответил! — подступил к Руслану более разгорячённый покупатель.

— Куда нам идти советовать не надо, понял? — встал за спиной товарища «плащ-палатка».

Узкий проход стеллажей и слишком сильный напор двух пьяных мужчин заставил Руслана прижаться к колонне между отделами с соками, лимонадами, и холодильником с пивом.

— Ты кто такой? — спросил у него небритый мужчина в грязной майке. — Ты вообще служил?

Теперь Руслан его мог хорошо рассмотреть, как и почувствовать запах его пота, перегара, сигарет, дешёвого дезодоранта, гнилых зубов.

— Дерьмо должно говорить громче! — сказал мужчина, наступив кроссовками на носки ботинок Руслана.

Алексей стоял рядом, но ничего не сделал. «Плащ-палатка» взял с пристенка бутылку лимонада и начал пить. Руслан вспомнил, что вроде бы как пить они тоже имеют безостановочное право, только потом нужно расплатиться…

Но к чёрту всё!

Руслан ударил вонючего собеседника лбом в нос. В этот момент товарищ вонючки бросил в Руслана бутылку лимонада «Байкал». Пластмассовая болванка комично ударилась в затылок кровоточащего носом алкоголика. Тогда второй алкоголик попытался ударить Руслана рукой, но мужчина среагировал раньше. Аналогичным, но более точным ударом в область челюсти он буквально срубил бросателя бутылок рядом со стеллажом с дешёвым шампанским, что сейчас распродавали по акции. Тот, падая, задел стеллаж и с задорным звоном повалился на кафельный пол в сопровождении нескольких бутылок, содержимое которых тут же растеклось по полу торгового зала.

Мужчина с кровоточащим носом тоже попытался ударить Руслана, но получил удар ногой под колену и упал прямо на товарища в сладкопахнущую лужу с осколками. Кто-то из них попытался подняться, но Руслан смог успокоить «неваляшку» точным ударом носка ботинка в лоб. Никто больше вставать не хотел.

Алексей многократно нажимал на тревожную кнопку. А Руслан опомнился только на крыльце магазина, когда держал в руке зажжённую сигарету. Алексей говорил ему, что он крут и что всё будет хорошо. ГБР приехала синхронно с полицией. Когда Руслан вышёл из магазина, чтобы перевести дух, покупатели решили продолжить дебош. Но полиция не слишком вежливо увезла их в отделение.

— Я знаю, что у тебя завтра какие-то похороны, — сказал Алексей, закуривая под вечерним дождём. — Можешь придти на работу через два дня, как раз в мою смену встанешь. Ты очень крут. Я тебе свой номер в телефон забил, когда ты в туалет днём ходил. Позвонишь как чего. Подписал номер «Лёха Мудов», чтобы ты понял, что тебе Лёха Мудов звонит.

— Ага, — только и сказал Руслан, выбросив в темноту вечера сигарету.

На крыльцо вышла кассирша. Как её звали, Руслан не запомнил. Все они были похожи друг на друга.

— Лёш, там какой-то пьяница ругается на то, что у нас грязно, — сказала она. — Хоть ты успокой его.

— Чем? — удивился Лёха на просьбу. — Полы помою что ли? У нас теперь Руслан главное успокоительное средство.

Алексей ушёл, а Руслан ещё немного постоял под дождём. Ему было не грустно, а тошно. Драться он умел с детства, помогла и секция карате, и улица, да и на работе эти навыки несколько раз пригождались. Эх, вернуться бы в тот злополучный летний день, когда он чуть ли не с полными штанами ждал того, что пуля пронзит его бренное тело. А что теперь? Только и остаётся что бить алкоголиков. Захотелось напиться.

4.

Похороны Гриши прошли быстро, народу на них было мало. Хоронили в закрытом гробу. Грустно капал осточертевший дождь. Жена Руслана отказалась идти — её не отпустили с работы, да она и не сильно хотела отпрашиваться. Это стало причиной скандала дома. Не часто Руслан так себя вёл, а тут что-то нахлынуло. Но Карина не пошла ему навстречу, не стала его слушать и не стала с ним спорить. Руслан пошёл один. На поминках в хорошем ресторане в зале на сто мест было человек тридцать. Руслан никого, кроме Дарьи, не знал. Он просто сидел и пил водку, не замечая степени своего опьянения. Еда была не вкусной, но водка шла хорошо. Каких-то особенных мыслей не было, да и речей никто не произносил. Посидели — разошлись. Как-то всё очень обычно. Когда закапывали красивый гроб, Дарья рыдала, а потом резко взяла себя в руки. На поминальном обеде у неё уже был просто скучающе-отрешённый вид. Руслан не знал, в курсе ли девушка того, что похоронила за свой счёт какого-то бомжа. Ещё мужчина слышал, что сестра Гриши попросила её за три дня освободить его квартиру, ведь у неё семья и им нужна жилплощадь побольше.

Перекинуться парой фраз Руслану с Дашей удалось только в конце поминального обеда, когда все расходились.

— Я тогда тебе серьёзно говорила про работу, — начала первой беседу девушка.

— Да, спасибо, — ответил Руслан. Водка сделала его настроение дружелюбным.

Дарья сунула ему в руку свою визитку.

— Звони в любое время, — сказала она. — В смысле, я допоздна бываю на работе.

— Да, да, — ответил мужчина, заканчивая диалог.

Дарья ушла о чём-то общаться с персоналом ресторана, а Руслан быстро сбегал в соседний магазин, ещё один филиал «Семейной семёрочки», за чекушкой водки и соком. Ему хотелось выпить ещё, хотя он был достаточно пьян. По крайней мере, он себя таким не помнил.

Мужчина не знал, ушла ли Дарья, пока он бегал в магазин, или ещё находилась в ресторане. Возвращаться туда он не решался. Ему хотелось, чтобы девушка вышла, увидела его под сводами большого тополя, где он расположился на лавочке. Дождь моросил, было прохладно и слишком рано стемнело. Будто не сентябрь, а чёрте что.

Чекушка быстро закончилась. Тогда Руслан снова сбегал в магазин за новой чекушкой и «Сникерсом». Денег оставалось только на проезд.

Но Дарью он так и не встретил, видно девушка уехала тогда, когда он бегал в магазин. Это очень расстроило пьяного мужчину, который случайно разбил остатки чекушки и быстро ушёл на автобусную остановку. Но он всё равно не знал, что сказать Даше, хотя вариантов он придумал достаточно много.

Приехав домой, он нагрубил Карине. На следующий день он плохо помнил из-за чего. Вроде бы он одетым прилёг на постель, совсем ненадолго, но супруга отчитала его за это и за пьянство. Мужчина наговорил ей гадостей, и назвал не только дурой, но и ещё как-то.

Утром болела голова. Ровно в восемь Карина была уже на работе. А у Руслана был ещё один выходной перед новой сменой в магазине. График два через два, с восьми до десяти. Остальное время должна была быть другая жизнь. Вот только чем её занять? Безделье надоело.

Вдруг раздался звонок мобильного телефона. Руслан снова вспомнил про Дашу. Но звонил Алексей Мудов.

— Как ты? — спросил он.

— Нормально, — ответил Руслан.

— Это хорошо, — сказал напарник. — Можешь сегодня выйти на работу? У Витька напарник не вышел, он попросил меня выйти к нему. Я согласился, но потом понял, что нет. Не целиком себя чувствую, вчера удачно на рыбалку сходил, ну ты понимаешь о чём я, да? Голова как кусок говна. Короче, выручай! За час доберёшься до работы?

— Да, — сказал Руслан. Никуда ему не хотелось, но он чувствовал вину перед Кариной. Будет занят делом, будет меньше негатива. Хотя, разве это дело.

— Спасибо, брат! — сказал Алексей.

Руслан положил трубку и пошёл в ванную комнату. Санузел в квартире, что досталась Карине от родителей, был совместным, и это было очень удобно. Можно было без лишних переходов справить нужду и тут же помыть руки, умыться, почистить зубы. Именно такой план и был у Руслана. Но он остановился на этапе «почистить зубы».

В отражении зеркала он заметил, что дверь за его спиной в ванную комнату открыта, хотя он всегда её закрывает, даже когда Карины нет дома. Это было каким-то «пунктиком» в голове Руслана. Он не любил открытых дверей. А тут она была открыта, и он не понял, когда она открылась, ведь он её не открывал.

Руслан успел подумать про белую горячку.

Потом просто закрыл дверь. Ему стало немного легче, хотя головная боль не прошла. Доделав свои дела, он вышел на кухню. Солнечное сентябрьское утро встретило его радостными лучами яркого света. Пришлось даже задёрнуть шторы, поставив чайник на открытое пламя газовой плиты. Обернувшись в сторону узкого коридора, где был санузел, Руслан увидел человека.

Стахов вздрогнул. Дважды. Первый раз от неожиданности, а второй раз, когда понял, кто стоит перед ним.

В двух метрах от него стоял его отец, которого он похоронил несколько дней назад. Но отец был на несколько лет моложе, как раз из того периода, когда они переехали из посёлка в город, и он искал работу. У него ещё не было этих дурацких усов, пузо было чуть меньше, майка чище, а штаны были совсем новыми. Не те старые дырявые трико, которые надевала ему мать. Всё равно их приходилось часто стирать. И взгляд. Взгляд был осмысленным. Будто он мог сказать Руслану что-то обычное. Что-то привычное. Но мужчина ничего не сказал. Он посмотрел на Руслана, будто бы даже вздохнул, и ушёл по короткому коридору в большую комнату, смешно хлопая резиновыми тапками-шлёпками.

Через пару секунд Руслан пошёл следом.

— Папа, — позвал он.

Как давно он не называл его папой.

Но в квартире никого не было.

Руслан спешно собрал спортивную сумку, положив туда обед в контейнере и дешёвую униформу, что ему позавчера выдали. Тепло светило солнце, погода была очень хороша. Даже голова не так сильно пульсировала болью. Карина оставила Руслану всего лишь сто рублей, их идеально хватало на проезд, даже с возможностью пересадок. Она предусмотрела тот поворот событий, при котором Руслан мог бы поехать на собеседование или на новую работу, которая ему так не понравилась.

Мужчина подошёл к автобусной остановке, оглядываясь по сторонам. Видение навело шороху в его психике, но он совсем не знал, что с этим делать. Не сразу ему вспомнилось то, как он когда-то подслушал разговор отца с матерью, когда они ещё жили в посёлке. Тогда отец, находясь в изрядном подпитии, рассказал своей жене, что видел своего мёртвого отца, деда Руслана. Что он спрашивал, зачем тот пришёл, но тот ничего не ответил. Мать на это ответила упрёком, что тот выдумывает всякую ерунду. И что тому надо меньше пить. Последнее и стало причиной для Руслана, чтобы ненадолго успокоиться. Всего лишь алкоголь. Не пить, и всё будет нормально.

Двенадцатый автобус всё никак не ехал. Время при тяжёлых раздумьях будто остановилось. Вдруг мужчину кто-то окрикнул из припарковавшейся прямо на остановке красной «Мазды».

— Эй, Руслан, привет! — крикнула блондинка из машины, открыв переднюю пассажирскую дверь. — Иди сюда!

Мужчина подошёл к машине.

— Мы знакомы? — спросил он.

— Нет, садись, — сказала девушка, которой было чуть больше двадцати.

Руслан послушно сел в машину. Они поехали. В салоне больше никого не было, а блондинка явно любила скорость, и не всегда соблюдала правила дорожного движения.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дожди-неразлучники предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я