Вихрь перемен
Александр Зайченко

Когда Базан, страстный любитель истории, прилетает в Мексику, чтобы собрать материалы для научно-популярного фильма, ему неожиданно выпадает шанс проникнуть в тайный пещерный комплекс, где он находит артефакты древней цивилизации. Базан пытается выяснить, как использовать находки, но оказывается в центре противоборства могущественных сил, которые стремятся завладеть артефактами. Сумеет ли Базан открыть истину и не стать фигурой, принесённой в жертву в чужой игре?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вихрь перемен предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Из Мехико выбирались долго. Многочисленные развязки, повороты, кольцевые. Через какое-то время появилось ощущение, что бессчётные кварталы никогда не кончатся, и на горизонте так и не покажется земля, свободная от человека. Но как только вышли на автостраду «Мехико — Теотиуакан» открылись просторы полей, вздыбленных холмами. Местность не пустовала. Сквозь вечерние сумерки на полях проглядывались аккуратные прямоугольники разлинованной земли.

— Сейчас многие ездят в Аристу, чтобы посмотреть на пирамиды. Вы тоже туристы? — вдруг поинтересовался таксист.

— Пожалуй, что да, туристы, — кивнул Остап.

— Не лучшее время, разве ночью можно увидеть всю красоту? — продолжил водитель.

— Мы остановимся в каком-нибудь местном отеле, и пойдём туда рано утром. Хотим встретить рассвет на вершине пирамиды Солнца.

— Рядом с археологической зоной есть отель, вы можете там остановиться, — посоветовал таксист.

— Благодарю, думаю, так мы и поступим, — согласился Базан.

Все замолчали, и только шум двигателя, да проносящиеся мимо автомобили нарушали тишину. Таксист время от времени разглядывал пассажиров в зеркало, пока не созрел для очередного вопроса:

— Откуда вы приехали? Вы ведь не местные, хоть и говорите по-испански, я это по акценту понял.

— Из Венесуэлы, — незамедлительно ответил Остап, и тут же поймал на себе удивленный взгляд Базана. — А вы, как я понимаю, потомок иммигрантов из Старого света?

— Да, вы попали в точку, мои родители из Испании. Я всю жизнь провёл в Мехико.

— А как вас зовут? — поинтересовался Остап.

— Алехандро Варгас, — он протянул руку, — можете звать меня просто, Сандро. Возьмите мою визитную карточку, на случай если понадобиться такси.

Время в дороге, насыщенное беседой на отвлеченные темы, пролетело быстро. Машина остановилась у городской площади, залитой светом кованых фонарей. Место больше похоже на сквер. В центре — капитальная беседка с красной куполообразной крышей. Вдоль дорожек, в чашах на каменных подставках, зеленеют миниатюрные кусты. Вся площадь выстлана каменной кладкой, которая вплотную подбирается к деревьям.

Базан предложил ждать у центральной беседки. В течение пяти минут никого не было видно. Гонсалес появился неожиданно, его фигура, которую сразу опознал Базан, приближалась с той же стороны, откуда пришли они сами. Это был субъект среднего роста. Смуглое лицо, длинный крючковатый нос, широко посаженные карие глаза, поверх рубашки наброшено тёмное серапе, с незатейливым узором в виде зигзагов по краям. Широко улыбаясь, он поприветствовал Базана, похлопал его по плечам, затем пожал руку Остапу.

— Значит ты не один, кто твой друг? — спросил Родриго.

— Не беспокойся, это самый надёжный человек из всех, которые могли сюда приехать. Его зовут Остап. Ну а о тебе я ему уже рассказал.

— Ты сделал то, о чём я просил? — Родриго застыл в ожидании.

— Конечно, — Базан похлопал по рюкзаку, — посылка у меня. Хочешь на неё взглянуть?

— Не сейчас. Ладно, не стоит торчать на площади, пойдём в машину, я всё объясню по дороге, — предложил Гонсалес.

На обочине ждала старая Тойота Королла серебристого цвета. Когда расселись, Гонсалес продолжил:

— Начну с предыстории. Я работаю здесь почти год. Исходил территорию вдоль и поперёк. В голове у меня созрел только один вывод — туристический маскарад на поверхности создан для отведения глаз. Меня порой восхищает рвение реставраторов, их бы на строительство нового канала между Тихим и Атлантическим океанами. Даже ацтеки, пришедшие сюда в четырнадцатом веке, видели лишь холмы покрытые землёй и растительностью, а знания об этом месте остались только в мифах. Чего греха таить, тут и половины не раскопали. Настоящий Теотиуакан подвергся сильному разрушению в глубокой древности. Везде, где не успели поработать реставраторы, присутствуют следы селевых наносов, или чего-то похожего. Главное, — он посмотрел на собеседников, — я всё больше убеждаюсь, что комплекс связан не с религией, а с технологией.

— И ты знаешь, о какой технологии идёт речь? — перебил его Базан.

— Тайна кроется в имени. Язык индейцев отличается от языка богов — строителей комплекса. Изначальное произношение — Тетивахан. Не спрашивайте, откуда я узнал, но Тетива — название транспортно-энергетической сети, покрывавшей планету до потопа. Само упоминание в мифах божественного костра, который горел целых четыре года, заставляет задуматься. Когда-то в Теотиуакане жил другой народ. Вот одна из строк легенды, что записал в своём труде Мигель Леон-Портилья: «…А стали повелителями мудрецы, знатоки великих таинств, хранители традиций.… Там установили они свою религию и там обосновались верховные жрецы всех людей…». Это лишь осколки того, что нам следовало знать.

— Невероятно! Простите, что перебиваю, — вмешался Остап, — просматривается параллель, как будто у разных древних культур один и тот же корень. Посудите сами, мудрецы-хранители Теотиуакана здесь, это те же брахманы, что были в арийском обществе. Как тут не вспомнить жрецов Египта, славянских волхвов, кельтских и галльских друидов, высшее сословие в культуре.

— Похоже на то, — кивнул Гонсалес. — Со временем традиция была нарушена, а затем утеряна. К счастью, не бесследно. По сей день, жива устная традиция, да и в народе поговаривают, хранители остались. Что касается дальнейшей истории, то на месте мудрецов воцарились сановники, они захватили власть и принесли с собой иные обычаи, в том числе культы людоедства и человеческих жертвоприношений. Я подозреваю, они и выступили в качестве первых реставраторов. До того как Теотиуакан был оставлен, часть знаний мудрецов похоронили где-то глубоко под землёй, дальше от рук новоиспечённых, безумных царей. Понимаете, на что я намекаю?

— Думаешь, твои коллеги нащупали вход в хранилище? — спросил Базан.

— Первое время я так думал, — Родриго помахал указательным пальцем в сторону Базана. — Хранилище есть, но насколько я знаю, тем путём, которым идут археологи, в него не попасть. Меня тревожит, что они подберутся слишком близко, и наткнутся на заветные пустоты. Сегодня они смогли пробиться сквозь второй каменный завал, после чего я слышал, как руководитель работ звонил не кому-нибудь, а советнику по археологии. Но так как это произошло в конце рабочего дня, всё отложили на завтра. Таким образом, утром здесь соберётся целая делегация. Поэтому я торопился. Лучше сделать задуманное прямо сейчас, пока вокруг не такой большой ажиотаж. Мне удалось посмотреть какова обстановка своими глазами.

— Советник по археологии? — удивился Базан. — Есть такая должность?

— Да, друг. Мезоамерика скрывает колоссальный пласт культуры, и какая-то могущественная сила упорно противодействует любой попытке вытащить факты на поверхность.

— В таком случае мы просто обязаны защитить наследие предков от забвения в чужих руках. Скажи Родриго, что ты планируешь там найти? — переключил внимание Базан. — Я уверен, ты знаешь что-то ещё.

— Пришло время взглянуть на посылку. Давай её сюда! — Гонсалес протянул руку в ожидании, и после того, как Базан передал тубус, продолжил. — Вот, взгляните, это самая точная карта естественных и искусственных пещер и тоннелей в районе Теотиуакана, лучше на сегодняшний день ни мне, ни вам не достать. Конечно, она не является исчерпывающей, но главное, на ней указан путь к хранилищу, и ничего подобного у археологов нет. Кроме этого здесь сопроводительная информация, без которой о проникновении в тайные пустоты можно забыть.

— Вон оно что! — с восторгом воскликнул Базан. — Мы с Остапом так и думали. Но кто тебе передал это сокровище? С кем ты работаешь?

— У меня есть информатор, — Родриго прищурил глаза, — но он предпочитает оставаться инкогнито. Раз уж вы пускаетесь в столь рискованную авантюру, я считаю своим долгом поведать о том, что знаю. Распространено мнение, будто культура мезоамерики изучена достаточно хорошо. Но это не так. Почти все индейские кодексы дошли до нас, пройдя через редакторскую работу вдохновителей конкисты. Но один человек поведал мне, что существует главный доколониальный кодекс, правдивый источник всех остальных. А местом его хранения вполне может быть Теотиуакан.

— Это сообщил тебе информатор? — спросил Базан. — Ты недавно упомянул неких хранителей. У меня такое чувство, что твой информатор, один из них, так? — Базан ждал ответ, но Родриго многозначительно промолчал. — А почему ты сказал, что он там лишь может быть? Значит, точно неизвестно, есть ли он там вообще?

— Дело в том, что точное место хранения кодекса не знает никто, — усмехнулся Гонсалес, — Теотиуакан лишь одно из предполагаемых мест. Вообще, мы гарантированно найдём кое-что. Обратите внимание на три ответвления, вот здесь, — он ткнул пальцем в нижний угол карты, — это место, где сейчас проводятся раскопки. Но для того, чтобы проникнуть в хранилище, нам придётся пойти другим путём. Здесь на карте обозначен вход. Сейчас эта территория, чуть южнее Теотиуакана, представляет собой пустырь, попасть туда легко. Единственное, что изменилось, так это сам вход.

— А что с ним не так? — задал вопрос Остап.

— Когда я ходил на разведку, то обнаружил на месте входа лишь небольшую земляную возвышенность. Я осмотрел её со всех сторон, и решил, что либо карта врёт, либо я допустил неточность в расчётах. Исходив весь предполагаемый квадрат, я уселся отдохнуть на тот самый холм, где должен быть вход. Моя нога скользнула по склону, и обнажила поверхность камня. Стоило немного разрыть грунт, и мне всё стало понятно. Когда-то давно вход заложили крупными камнями, и засыпали сверху землёй. Предстоит попотеть, чтобы расчистить лаз, вот такие дела, — развёл руками Гонсалес.

— Как ты определил, что там вход? — спросил Остап. — А если мы полночи будем ворочать камни, а потом узнаем, что под ними ничего нет?

— Не беспокойся. В нижней части кладки крупная щель, оттуда явно тянуло сырым воздухом, и просматривалась полость. Плохо, что мы вынуждены делать работу ночью. В светлое время суток велика вероятность того, что нас заметят.

— Наверно нужно взять инструменты для страховки? — полюбопытствовал Остап.

— Об этом я позаботился. Есть страховочная система, веревка, шлямбурные крюки, карабины, молотки. Так же ко мне в руки попало несколько комплектов комбинированных газо-пылезащитных респираторов, которые могут работать как в режиме фильтрации, так и в режиме подачи воздуха, и баллоны к ним. Ну, и на закуску, — улыбнулся Гонсалес, — армейские комбинезоны, иначе от вашей одежды останутся только воспоминания.

— Ну даёт! — покачал головой Базан. — Когда ты успел?

— Естественно не за один день, — отмахнулся Родриго, — просто вы уже попали на всё готовое. Наверно хватит разговоров, пора действовать. Не передумали? — Родриго посмотрел на собеседников, и, не дожидаясь ответа, завёл автомобиль и тронулся с места.

Пирамиды стали доступны взору, лишь тогда, когда приблизились к древнему городу, но в темноте, при слабых отблесках света, их очертания трудно различимы. Основное освещение сосредоточилось вдоль дороги, где дружно выстроились бары, кафе и рестораны, привязанные к туристической зоне. Периферийную часть Теотиуакана надежно укрывал ночной мрак, что, несомненно, являлось положительным фактором для намеченного мероприятия. Машина проехала по объездной дороге, миновала первый поворот в посёлок, и проследовала вдоль комплекса на восток. Ближе ко второй развилке Гонсалес свернул на обочину и остановил машину у самого края парковки, рядом с густым, раскидистым деревом. Вокруг дерева, словно юбка, примостились заросли кустарника. Осмотревшись по сторонам, и убедившись, что вокруг ни души, путники покинули машину.

— Разгрузите рюкзаки, и оставьте лишнее в машине! — обратился Гонсалес к друзьям, открывая багажник. — Здесь защитные комбинезоны, переоденьтесь! Ну, и не забудьте респираторы, инструменты и фонарики. У меня к счастью, уже все готово, — с этими словами он достал из багажника свой тщательно уложенный рюкзак.

— Мы не вызовем подозрений своими сборами? — с долей сомнения поинтересовался Базан. — А то интересное кино получается. Три человека в защитных комбинезонах, с рюкзаками набитыми инструментом, вышли ночью прогуляться по археологической зоне.

— Ты здесь кого-нибудь видишь? — Родриго повертелся на месте. — Меньше болтай, быстрее действуй. И фонарики не включайте, пока не доберёмся до места, просто идите за мной.

Через пять минут все были готовы. Они обогнули загороженную территорию, пересекли дорогу, где за агавой и кактусами, облюбовавшими обочину, виднелась тропа к пустырю. Приятели петляли между деревьев, а метров через триста повернули на север, где уже около ста метров шагали по открытой местности, пока Гонсалес не свернул. Он остановился рядом с холмиком, метра полтора высотой, с западной стороны холм скрывали удачно выросшие деревья.

— Вот и наша отправная точка, — указал Гонсалес на холм. — Слава богу, здесь всё не тронуто, значит, по моим следам никто не ходил.

— А что, были подозрения? — насторожился Остап.

— Ну а почему нет? Какие-нибудь любопытные местные жители, таких охотников пруд пруди.

— А можно подробнее про охотников, у нас конкуренты? — снова спросил Остап.

— Остап, какого чёрта! Мы же здесь не агаву собирать приехали! Берись лучше за дело.

Родриго надел фонарик, и приступил к расчистке верхнего слоя саперной лопатой. Его примеру последовали Базан с Остапом. Кладка была метр на полтора, и явно скрывала дыру в твёрдой породе. Когда чётко обрисовались контуры, друзья принялись выламывать камни. Базан просунул лом в самую широкую щель, камень хоть и с трудом, но поддался. Разобрав кладку до половины, они заметили ветхие остатки деревянной опалубки, когда-то поддерживавшей стену. Камень за камнем, и проход освободился. Лаз походил на узкий колодец, спускавшийся на глубину немногим более четырёх метров, и там, под углом, поворачивал куда-то в сторону, и сверху совершенно не просматривался.

— Как думаешь, без страховки спустимся? — Базан наклонился в проём, изучая стены. — В принципе есть несколько уступов, но я бы не стал рисковать. Непонятно, есть ли там нормальное дно.

— К чему рисковать, — Гонсалес отрезал от веревки часть, и взялся за дело. — Ну что, кто из вас полезет первый?

— Я думал, мы предоставим это право тебе, как главе экспедиции! — откликнулся Остап. — А мы уж за тобой, как верные оруженосцы!

— Как я могу, вы ведь гости, и я просто обязан пропустить вас вперед. Закон гостеприимства, — радушно проговорил Родриго.

— Ты это слышал, Базан? — улыбнулся Остап. — Родриго пропускает тебя вперёд. Тебе как первопроходцу предоставляется право дать пещере название.

— Я смотрю тут все как на подбор, герои, — грустно продекламировал Базан, — просто Родриго хочет проверить, не сожрут ли там кого-нибудь из нас. Почему нет! Всегда мечтал стать первооткрывателем.

Как только веревка скользнула в провал, Базан достал свой любимый походный нож, зажал его в зубах, и принялся спускаться.

— На кого ты собрался нападать с ножом! — засмеялся Остап.

Базан лишь отмахнулся, не утруждая себя ответом. Лаз был достаточно широким для человека, но не позволял пробраться одновременно с рюкзаком. Базан, обладая неисправимым природным упрямством, каким-то образом умудрился проскользнуть, попутно обложив всеми известными крылатыми выражениями каждое препятствие на пути.

— Все, я внизу, — через несколько мгновений выкрикнул Базан, — здесь достаточно большая ниша, а сразу за ней узкий проход. Даже не знаю, как мы через него будем лезть? И кстати, спускайте рюкзаки отдельно, а то я со своим намучился.

— Да мы заметили, — усмехнулся Гонсалес, приступая к спуску, — сейчас разберёмся. Остап, подавай рюкзаки!

По цепочке, из рук в руки, вещи были спущены вниз, и когда Остап скрылся в проходе, на поверхности ничего кроме веревки не выдавало человеческого присутствия. Овальная нища полтора метра в высоту, наклонно протянулась вглубь, сужаясь, словно челюсти, оставляя пространство, которого едва хватало человеку средней комплекции.

— Здесь когда-то просел свод, смотрите, всё в трещинах. Ладно, теперь моя очередь нырять в неизвестность, — с этими словами, особо не раздумывая, Гонсалес хотел было протиснуться вглубь, но его попытку прервал чей-то голос, донесшийся с поверхности.

— Эй, ловкачи, вы меня слышите?

Все застыли на месте, и смотрели друг на друга ошарашенными глазами.

— «…по моим следам никто не ходил…», — Базан пародийно напомнил Родриго его недавние слова.

Гонсалес прижал указательный палец к губам, призывая сохранять молчание.

— Хватит изображать из себя глухонемых! Повторяю вопрос, вы меня слышите?

— Да, — не сразу отозвался Гонсалес, — проверка слуха прошла успешно. Вам повезло, что застали нас, мы как раз собирались уходить.

— Не торопитесь. Я предлагаю подняться к нам, и обсудить вопрос о вашем появлении в столь поздний час на моей территории, — продолжал голос. — И давайте обойдёмся без выкрутасов, у меня тут пятеро вооруженных парней, со специфическим чувством юмора.

— Благодарю за приглашение, — выкрикнул Гонсалес, а затем подошёл вплотную к друзьям и шёпотом проговорил: — Быстро полезайте в пещеру, пока я отвлеку их. Это наш единственный козырь. Давайте, без лишних вопросов! — затем продолжил уже громким голосом: — Могу я узнать, с кем говорю?

— Высовывай физиономию, и поднимайся, живо! — незнакомец перешёл на повышенные тона. — Я долго ждать не буду, если в течение десяти секунд никого не появиться, эта пещера станет вашей могилой!

— Спокойно, — Гонсалес выглянул из укрытия, — стоит ли тратить силы на бездельников, ищущих легкой наживы?

— Ты мне зубы не заговаривай. Никто из местных не знает об этом подземелье. А вы знаете! Хочешь, чтобы я поверил, что какое-то дурачьё, ночью, совершенно случайно, отыскало на этом пустыре тайный ход?

— Согласен, выглядит не правдоподобно, — в этот момент раздалась очередь, и у ног Гонсалеса в породу врезалось несколько пуль, и он едва успел отпрыгнуть в укрытие.

— Я же предупредил, что не собираюсь ждать! — снова заговорил незнакомец. — Поднимайтесь, других путей у вас нет.

— Разговор не клеится даже на расстоянии! Так что, не вижу смысла присоединяться к вашей компании, мне и внизу хорошо, — заметив, что друзья пробрались внутрь пещеры, Гонсалес тут же втиснулся в лаз, и змееподобными движениями, проталкивая перед собой рюкзак, не успел заметить, как оказался на другой стороне.

Базан и Остап, обеспокоенно глядя на него, застыли в ожидании дальнейших действий. Несколько секунд длилась пауза, потом вдруг Гонсалес подбежал к своему рюкзаку, и спешно его развязал. Он хорошо знал, что ищет, и довольно скоро в его руках мелькнули два округлых предмета.

— Хотел бы я услышать от тебя, что это такое? — Базан настороженно смотрел на приятеля.

— Ручная осколочная граната М67. Не думал, что они пригодятся, но почему-то взял.

— Ты что, хочешь нас подорвать? — возмутился Базан. — А если вход завалит, мы же здесь навсегда останемся!

— Подорвать я хочу не нас, а вход! — уверенно ответил Гонсалес. — Нельзя пускать этих уродов внутрь!

— Тогда оставайся здесь сам, — прервал его Базан, потом посмотрел на Остапа, — а мы выберемся на поверхность.

Едва Базан сунулся в лаз, как Родриго одёрнул его, оттолкнул прочь, и с ещё большей уверенностью проговорил:

— Перед тем, как соберётесь обратно, наверх, послушайте, что я скажу! Эти люди не из полиции, но они вооружены и решительно настроены. Они не станут с нами церемониться. Если мы сдадимся, то потеряем свободу, и останемся заложниками на неизвестный срок. У нас есть альтернатива, это карта. Она поможет выбраться отсюда другим путём. Конечно это риск, но риск ради свободы, выбирайте сами!

— Ты абсолютно уверен, что есть другой путь? — испытующе посмотрел на него Базан. — Имей в виду, когда мы не найдём выхода, и проторчим здесь достаточно долго, чтобы обезуметь с голоду, то первым съедим тебя!

— Я даже не знаю, что сказать, — наконец оживился Остап, — остаться здесь, перспектива жутковатая. Но вторая половина меня не собирается сдаваться, поэтому я рискну.

Гонсалес подошёл к выходу и прислушался, позвал друзей жестом, и проговорил:

— Остап, бери рюкзаки, и уходи вглубь пещеры. А ты Базан, возьми гранату, зафиксируй прижимной рычаг, вытащи кольцо, и держи так до нужного момента. Похоже, что они решили спуститься, устроим им сюрприз. Гранаты бросим одновременно, это усилит эффект, одной может не хватить для обрушения свода.

— Думай, что предлагаешь! Я не буду бросать гранаты в живых людей, — возмутился Базан, протягивая орудие разрушения обратно в руки Гонсалесу. — Откуда они взялись здесь среди ночи? Мы их даже не знаем, или, может, ты чего-то недоговариваешь?

— Они не представились! — Гонсалес отодвинул руку Базана. — С чего ты взял, что я собираюсь их убивать? Вот, — в его руке появился новый предмет цилиндрической формы, — газовая шашка. Сначала выкурим их, а потом жахнем. Только вытащи, пожалуйста, кольцо, рычаг нужно держать зажатым, и жди моей команды.

— Звучит многообещающе! Почему бы тебе самому не жахнуть? Возьмёшь гранаты в обе руки, а кольца можно и зубами, — сумничал Базан, но потянув за чеку, смог выдернуть её с огромным трудом.

— Ага, — улыбнулся, видя потуги Базана, Родриго, — когда захочу избавиться от зубов, так и сделаю.

Грот озарил яркий луч света, и в проходе возникла первая фигура. Человек с опаской посмотрел в черноту, выставил перед собой дуло автомата, и медленно шагнул вглубь пещеры. За его спиной появилось ещё две фигуры. Остап, как ужаленный, схватил рюкзаки, и довольно быстро унёс ноги. Родриго с Базаном вплотную прижались к стенке, друг напротив друга, чтобы их не было видно. Родриго подбросил шашку гостям, и воздух заполонила едкая взвесь из дыма и газа.

— Гаспар, они спрятались глубже. Но здесь нечем дышать, какая-то дрянь дымит, — заговорил тот, что спустился первым, — нам лучше подняться.

— Проклятые сурки, чтоб им провалиться! — выругался Гаспар. — Уго, нужно попробовать выкурить их оттуда! Выпусти хотя бы несколько очередей, посмотрим, как они запоют после этого!

Два человека поднялись обратно, но Уго, одолеваемый приступом кашля, упрямо исполнял приказ босса. Он прострекотал двумя короткими очередями, а потом, чертыхаясь, последовал за сообщниками.

— Я лучше послушаю вашу песню, — выкрикнул Родриго, и словно синхронист, вытянул руку в проход, одновременно подтолкнув к действию Базана, и гранаты громко хлопнув ударником по капсюлю, и лязгнув о камни, выпрыгнули навстречу недружелюбным гостям.

Приятели, в полусогнутом состоянии, совершили спринтерский забег по пещерному коридору. Родриго и Базан преодолели двадцать с лишним метров, прежде чем истекли спасительные четыре секунды, и за их спинами громыхнули два почти одновременных взрыва, которым тут же вторили звуки осыпающихся камней. Они инстинктивно повалились на пол, закрыв головы руками. Когда последний отголосок эха растворился в воздухе, уже через несколько мгновений Гонсалеса нетерпеливо тормошил Остап:

— Вы как, ребята, целы? Я далеко не успел уйти, а когда раздался грохот, бросил рюкзаки и побежал вам навстречу.

— У меня всё внутри сжалось! — поделился впечатлением Базан. — До последнего момента думал, что зацепит.

— Откровенно говоря, нам повезло, что там узкий лаз, который принял на себя основной удар, — засмеялся Гонсалес. — В замкнутом пространстве эти игрушки иногда творят чудеса, и пневматическим ударом волны может шибануть так, что кости наружу вывернет! Нужно глянуть, заблокировался ли вход.

— А ты сомневаешься? — удивился Базан.

— Я всегда сомневаюсь, вдруг нам попалась на редкость крепкая пещера.

При первом взгляде стало понятно, что цель достигнута. Узкий лаз окончательно сложился, оставив вместо себя щель в несколько сантиметров, с потолка обвалилось множество крупных и мелких фрагментов. Противоположная сторона совершенно не просматривалась, очевидное свидетельство в пользу того, что проход завален.

— Ну, вот и всё, деваться некуда, — констатировал Гонсалес, — теперь только один путь, вглубь тоннелей. Не будем терять время, оно работает не в нашу пользу.

— Ну и шуму мы наделали, сейчас полгорода проснётся, — Остап осматривал обломки, — как бы народу не скопилось. Они ведь за собой и полицию притянут.

— Да пусть там хоть конференции проводят, сюда им путь закрыт. Вряд ли, услышав шум среди ночи, кто-либо польстится искать его источник, — рассуждал Родриго. — Меня больше заботит, что за собой притянут ночные гости. После заварушки они не успокоятся, и будут следить за территорией.

— Это не первостепенная проблема, — Базан развернулся, чтобы идти к вещам, — давайте лучше осмотримся.

Туннель, спускался под углом порядка тридцати градусов, в дали пещера расширялась. Стены, пол и потолок выглядели совершенно естественно, не возникало сомнений, в природном происхождении пустот.

— Всё-таки, мне кажется, что данный ход не был основным для доступа в хранилище, — сделал вывод Остап. — Это какая-то лишняя ветка, которую и закрыли, дабы избежать случайных гостей.

— Это и ослу понятно. Мы не в основном рукаве пещеры, — кивнул Гонсалес, — здесь ещё не меньше восьмисот метров петлять, это если прямо. А так, думаю, километр наберётся.

Родриго достал из рюкзака бензиновую зажигалку, и тут же проверил её работоспособность.

— А это зачем? — посмотрел на него Базан. — У нас полно фонарей.

— Пламя подскажет, где опасные загазованные участки пещеры, если таковые, конечно, попадутся. Кругом вулканы, мало ли что из земли на поверхность просочится.

Остап первым взял поклажу, пустил столб света вдоль тоннеля, и, ничего не говоря, устремился на разведку. Буквально через несколько десятков метров, он резко свернул и скрылся из виду, и почти сразу послышался удивлённый посвист, явно свидетельствующий об обнаружении чего-то необычного. Родриго с Базаном, быстро перебирая ногами, понеслись вслед за товарищем. Здесь в сторону уходила тупиковая ветка, представляющая из себя полукруглое помещение. Остап стоял в центре, и вертел головой, разглядывая стены. И тут было на что посмотреть — вдоль стен по всему периметру выстроились стеллажи, уставленные разнокалиберными деревянными ящиками.

— Можете говорить что угодно, — обратился к ним Остап, — но у меня нет сомнений, те ребята так нервничали именно из-за склада. Скорее всего, здесь целый вагон оружия и боеприпасов!

— Да Родриго, — посмотрел на него Базан, — умеешь ты браться за дело. В первый же день наступили на ногу преступному синдикату! Я сейчас ясно слышу голос интуиции — на поверхности нас ждет экзекуция.

— А, не переживай! — махнул рукой Гонсалес. — Это только в случае если мы выберемся, — он сдержанно улыбнулся, и подошёл к первому попавшемуся ящику.

Внутри оказались аккуратно уложенные автоматические винтовки М16. Несколько ближних ящиков были забиты боеприпасами. Базан обшарил соседний стеллаж, вытащил другое оружие, повертел в руках, и спросил:

— Это что, помповое ружье?

— Ухты, — подошёл к нему Родриго, — да, это Remington 870, армейский вариант ружья с магазином на восемь патронов.

— Ты разбираешься в этом деле?

— Каждый человек чем-то увлекается, — Гонсалес вернул ружье на место, — моё хобби — оружие.

— Как думаешь, Родриго, не позаимствовать ли нам у них несколько образцов? — спросил Остап. — Так сказать, повысить шансы на выживание.

— Естественно, — кивнул Родриго, — судьба нам улыбается, и мы кое-что возьмём.

Он по очереди вскрыл коробки, внимательно осматривая содержимое, пока, наконец, не нашёл то, что искал. На его лице отразилось лёгкое удивление, он был доволен:

— Вот то, что пригодиться, — продекламировал Гонсалес, взяв автомат в руки, — это М4, укороченный вариант М16. Возьмите себе по одному, а так же не забудьте патроны из этой коробки, — он ткнул пальцем в один из ящиков. — Ещё не помешают гранаты, они тоже есть, вон там. Я не знаю, что нас ждёт дальше, поэтому, пока не выберемся отсюда в безопасное место, придётся таскать лишние килограммы. Винтовки с пустыми магазинами, — он похлопал по корпусу, — рекомендую зарядить.

— Покажи, как с ней работать, я в оружии не разбираюсь, — попросил Базан.

— Смотри за моими действиями и повторяй, — Гонсалес уселся на ящик, положил рядом коробок с патронами. — Справа защёлка магазина — отстёгиваешь и заряжаешь, — он ловко забил магазин тремя десятками патронов. — Потом возвращаешь на место. Слева находишь флажок переводчика-предохранителя, меняешь положение, отводишь рукоятку заряжания назад, и, — Гонсалес нацелил винтовку на стену, прозвучал тройной выстрел, куски камня отлетели в стороны, напугав Остапа с Базаном, — стреляешь.

— Ёшкин кот, Родриго! — выдал с испугу Базан. — Последний пункт можно было не демонстрировать.

Закончив сборы в арсенале, компания отправилась дальше. В полусогнутом состоянии друзья прошагали два десятка метров, после чего пещера резко забрала влево. Чем ниже спускались, тем больше попадалось натёков растворённой породы на стенах. Несмотря на то, что проход частично расширился, в полный рост идти не получалось. Через некоторое время наклон увеличился и стал достаточно опасен, приходилось упираться руками в стены. Спуск привёл к ровной нише с горизонтальным дном, это был тупик без единого следа каких либо проходов.

— Как это понимать? — с нотками беспокойства проговорил Базан. — Мы шли по единственному доступному рукаву пещеры, и он закончился тупиком. Родриго, я надеюсь, у тебя припасён ответ на такой случай?

— Всё в порядке, Базан, — хмыкнул с усмешкой Остап, — подождём, пока нас откопают. Такой склад без внимания не останется, и за неделю они сюда проберутся.

Гонсалес тем временем, как будто не слышал вопросов и придирок. Он стоял, как вкопанный, посреди грота, и лишь чертил взглядом линии вдоль стен, пола и потолка. Его лоб напряженно сморщился, и Родриго сделал несколько шагов назад, а потом обратился к своим спутникам:

— Решение должно быть. По крайней мере, в подсказке говорится, что бог посещает свои владения лишь в строго определённый период. От информатора мне известен период, и даже точный момент, не зря же я торопился попасть сюда именно в этот день, — Родриго подчеркнул последние слова. — Возможно, то, что я скажу, вызовет недоумение, но скоро вы сами всё увидите, как и я.

— Да не тяни ты! — не стерпел Базан.

— Информатор говорит, что когда земли достигает какой-то конкретный вид космического излучения, волны вступают в резонанс с неизвестными нам технологическими установками. Они совершенно не похожи на технику в привычном понимании, но каким-то образом способны устанавливать связи в материальном мире, влияя на мерности пространства и времени. Поэтому, советую отступить назад, так же как это сделал я, чтобы проход вдруг не открылся у вас под ногами, когда вы к этому не готовы.

— Что? — скривился Базан. — То есть, ты с легкостью решился запереть нас в каменном мешке, надеясь только лишь на работоспособность мифических хреновин?

— О чём вообще речь идёт? — Остап основательно постучал ногами по полу, а потом, то же самое действие проделал со стенами по периметру. — Здесь сплошная каменная порода. Я не вижу никаких перспектив.

— Отставить разговоры! А ну-ка все ко мне, быстро! — скомандовал Гонсалес, уставившись в один из углов.

Левый край площадки потемнел, будто погружаясь в туман. Через несколько секунд отчетливо можно было разглядеть большой чёрный круг на полу. Когда свет от трёх фонарей пронзил черноту, круг перевоплотился в колодец, вертикально уходящий вниз. Оцепенение, вот как можно назвать чувство, охватившее Базана и Остапа. Остап поднял с земли камень и бросил в шахту, где тот исчез в пустоте, вернув лишь несколько цокающих звуков.

— Если сравнивать с данными на карте, то колодец приведёт нас в главный рукав пещеры, — Родриго присел на корточки на уступе перед спуском.

— Тебе что-нибудь рассказывал информатор об этом месте? Как правильно сориентироваться, есть ли там опасные ловушки? — спросил Базан.

— Да, он оставил зашифрованные заметки, — в этот момент Родриго развернул карту. — Внизу, судя по всему, длинный коридор, который ведёт в пещерный зал. Там должен находиться алтарь, посвященный Чаку, богу воды и дождя. Алтарь является первым ключом. Как им воспользоваться — неизвестно. Есть одна подсказка, но непонятно, что она означает. Пока не увидим место, не узнаем.

— Как звучит подсказка? — не удержался от вопроса Остап.

— «Когда бог наполнит сосуд, откроется путь воды». Я думаю, речь идёт о каком-то тайном ходе, подобные штуки не редкость в пещерах майя.

Гонсалес достал скальный крюк, присмотрел надёжное место в выступе, и максимально плотно вбил крюк в породу.

— Хорошо, что я взял много верёвки, — довольно произнёс Гонсалес. — Доставайте из рюкзаков обвязки, и вот такие штуки, — он повертел в руках простое на вид металлическое устройство с роликами, — это спусковое устройство, или проще говоря, каталка. Колодец глубокий, руки загружать ни к чему.

— Да знаю я эти устройства, — отмахнулся Базан, — мы с Остапом несколько раз бывали в походах с альпинистами, в студенчестве. Ну, ты молодец, на каждый случай подготовился.

— Хватит меня хвалить, — Гонсалес надел рюкзак. — Как спущусь, дам сигнал следующему.

Он резво соскользнул в провал, и небольшими рывками двинулся вниз. Помимо учащённого дыхания, и шелеста осыпающихся камней, откуда-то издали доносился журчащий шум. Через пару минут раздался пронзительный свист, сигнал к спуску для следующего.

Родриго очутился в большом пещерном коридоре с каскадным потолком, высотой от трёх до четырёх метров. Ход здесь разбегается в двух направлениях. С одной из сторон виднелось что-то похожее на тупик, и Гонсалес решил всё тщательно осмотреть. Вскоре спустился Остап, и, увидев, что Родриго уже активно исследует подземелье, окрикнул его:

— Ты что-нибудь нашёл?

— Там, метров через тридцать, тупик. Но нам в другую сторону, вон туда, — он вытянул руку перед собой. — Слышишь, где-то вдалеке, как будто вода бежит?

— Да, заметил, перед спуском. Но здесь слышно намного отчётливее. Как думаешь, сколько метров в высоту колодец?

— Я попробовал подсчитать, получилось около шестнадцати метров.

В этот момент сверху осыпалось несколько камней, и наконец, появился Базан. Путь продолжили незамедлительно, в основном шли, молча, внимательно разглядывая окружающее пространство. Серо-коричневые, с отливами, подобными мрамору, стены, в некоторых местах украшали натёки, образовавшие колонны-выступы. Коридор пологий, дно пещеры глинистое, кое-где разбросаны куски породы, когда-то оторвавшейся от потолка и стен. Преодолев не меньше ста метров, путники вышли на развилку, к основному тоннелю примыкала узкая невзрачная ветка, а сам он поднимался несколькими порогами. Именно отсюда, сверху, переливаясь со ступени на ступень, тёк ручей, убегая в узкую трещину и теряясь в бездне.

— Пойдём к источнику воды, — скомандовал Гонсалес, — ручей теперь наша путеводная нить.

— Да тут больше и некуда идти, — отметил Базан.

За порогами туннель значительно сузился. Высота потолка уже не превышала двух метров, а от одной стены до другой легко можно дотянуться руками. Ко всему прочему, ручей растёкся по полу, а камни и натёки стали скользкими, заставляя постоянно удерживать равновесие.

Не меньше двух сотен метров всё оставалось без изменений, но потом коридор расширился, стал подниматься, а ручей спрятался в узкой трещине по левую руку. Подъём был плавным и недолгим, и закончился резким и неудобным спуском. Фонари разрезали кромешную тьму, и осветили маленькое озерцо, приютившееся в углублении.

Первым шёл Гонсалес, он спускался медленно, постоянно цепляясь за выступы в стене, а замыкал группу Базан. В какой-то момент один из выступов, за который держался Базан, откололся, бедолага потерял равновесие, плюхнулся на бок и покатился вниз. Естественно на пути ему встретились Остап и Родриго, которые никак не рассчитывали на дополнительную нагрузку, и вынуждены были присоединиться к скоростному спуску. Достигнув нижней точки, вся троица благополучно финишировала в озерце, окунувшись в бодрящую ледяную воду. Благо, воды было не больше чем по пояс, и уже через мгновение друзья повыскакивали на противоположный берег.

— Базан, твоё везение загонит нас в могилу! — пытаясь быть серьёзным, высказался Родриго. — Думаю, будет разумно, если ты пойдешь первым.

— Признайся, ты просто хочешь мне отомстить? — засмеялся Базан.

— Вы лучше гляньте сюда! — привлёк их внимание Остап, осветив дальнюю часть пещеры. — Коридор снова идёт вверх, но в полу, похоже, вырезаны ступени.

Команда с неподдельным интересом устремилась в обозначенное место. Два ручья текли по бокам коридора, а ступени вели наверх. Теперь никто не думал об очерёдности, все бежали по ступеням, предчувствуя важное открытие.

Лестница привела в большой пещерный зал овальной формы. Высокий округлый потолок вырос до шести метров, а сам зал простирался в длину и ширину на несколько десятков метров. По периметру, с обеих сторон, выдолблены глубокие желоба для стока воды, огибающие остров, полностью повторяя форму помещения. В противоположной части, возвышаясь над всем пространством, величаво стояла человеческая фигура. Первый взгляд на выплывший из темноты силуэт, пробуждал где-то внутри нотки первобытного страха, который, неожиданно охватив, так же быстро отступал, но оставлял после себя привкус беспокойства.

— Эта штука точно не живая? — с недоверием озвучил свои впечатления Базан.

— Думаю это алтарь, — Родриго выдвинулся вперёд, — сейчас поглядим, куда приложить первую подсказку.

Когда подошли ближе, открылась удивительная картина. Вверху зияла дыра, уходящая неведомо куда. Прямо из неё, водопадом, струился ручей, и стекал по наклонной стене прямиком на широкий головной убор статуи, где, уже искусно разделяясь на два потока, убегал в специально сделанные для этого желоба. Шапка на голове божества увенчана широким изогнутым гребнем. Впереди её украшали искусно вырезанные глаза, между которых, словно небольшой хобот, красовался дугообразный нос. Подобный нос имелся и на лице самого божества. Тело Чака облачено в стилизованный индейский костюм, он держал руки немного перед собой, и сжимал два тыквенных горшка. Сразу перед статуей огромный круглый сосуд, отчасти погружённый в пол, вместимостью не меньше трёхсот литров.

— Ничего себе! — Остап заглянул внутрь посудины. — Не его ли должен наполнить бог? Для чего здесь огромный каменный котел?

— Это монолит? — Базан склонился у ног статуи, и ощупал периметр соединения с полом. — Точно, монолит. Да и каменный чан, — он провел пальцем по шву, — он тоже как единое целое с полом.

— Как вам этот ход наверху? — Остап поднял руку в сторону водопада. — Там вполне пролезет человек. Возможно в подсказке какая-то неточность, или в самой пещере произошли изменения? Но пока это единственный путь, который я вижу.

Гонсалес стоял перед статуей и молчал, будто погрузился в транс. Он лишь потирал подбородок, и внимательно бегал глазами по всему пространству. Базан в это время зачерпнул воды, что стекала сверху, понюхал, затем смочил губы, чтобы распробовать, одобрительно улыбнулся.

— А водица хороша, чистая родниковая! — приговаривал Базан, интенсивно умываясь, затем набрал полные руки и отпил. — С такой водой мы здесь не пропадём.

— Ты так это сказал, как будто собираешься остаться, — промолвил Остап, разглядывая русло жёлоба. — А если в воде окажутся ядовитые вещества, или какие-нибудь неизвестные науке бактерии?

— Я их переварю, — невозмутимо ответил Базан, потом переключился на Гонсалеса. — Родриго, как думаешь, ради чего они водрузили здесь этот огромный чан? Уж не варили ли они в нём людей?

— Ага, целиком! — ухмыльнулся Гонсалес. — Давай пойдём логически. Всё, что упоминается в подсказке, мы нашли. Перед нами сосуд, сразу за ним статуя божества, а сверху так называемый путь воды. Осталось придумать, как связать их воедино.

— Есть ещё два сосуда, — Базан принялся рассматривать маленькие горшки в руках божества. — А здесь, кажется, кое-что интересное, — он засунул руку внутрь горшка, и прощупал. — Аккуратное сквозное отверстие, оно уходит в руку.

Гонсалес приподнял брови, и подбежал к Базану, чтобы самостоятельно осмотреть новую деталь. Тем временем, Базан залез под каменный отлив, собираясь изучить заднюю часть статуи. На пол в этих местах попадала вода, и потому он стал достаточно скользким, для того, чтобы преподнести сюрприз невнимательному гостю. Базану было не до того, чтобы смотреть под ноги, и, как и следовало ожидать, он поскользнулся, но успел в последний момент ухватиться за гребень статуи. Тут и случилось то, чего никто не ждал — гребень, с тугим каменным скрежетом, медленно пополз назад, отклоняя отливы. После этого падающая струя воды потекла внутрь статуи, и через несколько секунд вырвалась из кувшинов, что Чак держал в руках, прямиком в огромный сосуд.

— И как это тебе в голову пришло? — восхищённо посмотрел на него Родриго. — Остап, иди, погляди, что у нас происходит.

— Вот тебе и раз! Бог наполняет сосуд, — удивился Остап. — Дождёмся логического завершения. Хоть убейте, не могу понять, что измениться, если вода наполнит его до краёв?

— Думаю, изменится количество луж в пещере. Котёл переполнится, и вся вода хлынет на единственный сухой островок, — Базан почесал затылок.

— А ты садись, и жди, — Гонсалес отыскал поблизости крупный камень, примостился на нём, и, не отрываясь, следил за струёй.

Правду говорят, если наблюдаешь за бегущей водой, то не замечаешь времени. Вот и здесь несколько минут мелькнули как одно мгновение. Уровень воды приближался к самому верху, и для того, чтобы перелиться через край, не хватало каких-нибудь десяти сантиметров. Родриго в этот момент приподнялся со своего места, Остап застыл, не сводя глаз с котла, как лев перед прыжком, и только Базан нетерпеливо подошёл вплотную к сосуду, и стал ползать вокруг него, прислушиваясь.

— Ну вот, сейчас вода пойдёт через верх, — едва Базан успел произнести эти слова, как сосуд неожиданно пришёл в движение, и пополз вниз, заставив Базана отпрянуть назад, и упасть на пятую точку.

Одновременно с опускающимся котлом, сместился пол, на котором покоилась статуя. Ровной прямоугольной плитой он приподнялся со стороны стены, и образовал угол к горизонтальной плоскости в сорок пять градусов. Друзья, изумлённые произошедшим, сорвались со своих мест, желая поскорее увидеть, что скрывалось под плитой. Вода теперь текла в открывшийся тоннель, который в глубине был затоплен.

— Путь воды! — заворожено пробормотал Гонсалес. — Это и есть путь воды. Хитро!

— Что будем делать? Родриго, ты, случайно, не взял с собой водолазное снаряжение? — спросил Базан.

— У меня подозрения, что это сифон, — уверенно проговорил Родриго, а встретив непонимающие взгляды Остапа и Базана, добавил: — водная пробка. На той стороне есть воздух. Единственное что сейчас нужно сделать, так это проверить, насколько длинная пробка.

— Боюсь, у нас ещё одна проблема, — прервал его Остап, глядя на погрузившийся горшок, — вода из сосуда уходит. И я так понимаю, что как только она уйдёт, сосуд подымется, плита опустится и вход закроется. Смотрите, и гребень с отливами из-за наклона вернулся на место под собственным весом. Чистейшая автоматика!

— Не нравится мне эта автоматика. Получается, если мы нырнём в тоннель, это будет билет в один конец, — почесал затылок Базан. — Родриго, скажи лучше, куда, согласно карте, ведёт проход под статуей?

— Если верить карте, то этот рукав пещеры тянется прямо, расширяется, а потом раздваивается на самостоятельные коридоры. Что касается хранилища, то его месторасположение отмечено значком прямо на развилке. Но меня кое-что беспокоит, это вторая подсказка, — Гонсалес потёр лоб. — Она звучит так, «Оказавшись у змеи на языке, берегись дыхания смерти».

— Покажи-ка мне это место на карте, — Остап внимательно посмотрел на чертёж. — У змеи язык раздвоенный, правильно? — окинул он взглядом друзей. — А теперь посмотрите на развилку, это и есть змеиный язык. Поэтому, когда мы попадём в данную часть пещеры, то неминуемо столкнёмся с упомянутым «дыханием смерти».

— Логично, — кивнул Родриго, — лишь бы не прощёлкать, когда это произойдёт. Но, как говорят, предупреждён, значит вооружён.

— А что насчёт лаза наверху? — поинтересовался Базан. — Может ли он нас вывести из пещеры, ты об этом ничего не знаешь?

— Его нет на карте. Поэтому, могу заключить с большей долей вероятности, он никуда не приведёт. Да и стоит ли беспокоиться, ведь когда мы покинем зал, то больше сюда не вернемся. Ты правильно заметил, у нас билет в один конец.

— Нет, так нельзя, — забеспокоился Базан, — а если это наш единственный шанс? Давайте подопрём плиту камнями.

Разговор нарушил шум от возвращающейся на свое место плиты, проход намертво закупорило, а вода вернулась в прежнее русло.

— Что и требовалось доказать! — восхищенно протянул Остап. — Механизму бог знает сколько лет, а работает как часы. Вот что значит, всё гениальное — просто!

— Информатор предупредил на тот случай, если вдруг мы окажемся закупоренными, и не сможем вернуться тем же путем, которым пришли, — ободряюще произнёс Гонсалес. — Но дело в том, друзья, что путь наверх лежит за сифоном. Это один из коридоров за развилкой, так что нечего тратить время на блокировку плиты камнями. Нам нужно двигаться вперёд, и только вперёд! Поворачивай ключ, Базан!

Базан обошёл статую, и уже со знанием дела повернул гребень. Новая порция воды хлынула в сосуд, наполнив зал приятным и звонким журчанием. Гонсалес засуетился, полез в рюкзак, как будто что-то вспомнив, и вытащил плотный полиэтиленовый сверток.

— Это водонепроницаемые чехлы, заверните в них рюкзаки, — пояснил Гонсалес. — Разумно будет поступить следующим образом. Я нырну первым, и посмотрю, куда ведёт тоннель, а кто-нибудь из вас спуститься со мной, чтобы подстраховать. Но так же один человек должен быть наверху, на случай, если там тупик и ходу нет. Кто со мной?

— Полезайте вместе с Остапом, я останусь здесь, — предложил Базан, — должен же кто-то вас вытащить, если что-то пойдёт не так.

Плита поднялась, Гонсалес прошмыгнул в лаз, и через несколько секунд, хорошенько набравшись воздуха, исчез под водой. Остап разместился у самой кромки, и внимательно следил за поверхностью, временами бросая взгляд на Базана. К счастью ждать пришлось не долго. Сначала из воды появился кулак с вытянутым большим пальцем, а следом улыбающееся лицо Гонсалеса.

— Так и есть, проход ведёт дальше, всё в порядке, — не успев отдышаться, пробормотал он. — Базан, хватай рюкзаки и прыгай сюда, нечего там рассиживаться!

— Ты вовремя, тут как раз последние секунды идут, — Базан сбросил поклажу, успел спуститься, после чего плита со скрежетом захлопнулась над самой головой.

— Смотрите, — привлёк внимание Гонсалес, — проход спускается на несколько метров, а потом под острым углом меняет направление, и убегает вверх. Вода чистая, всё хорошо видно. Двигайтесь за мной!

Водная преграда и вправду оказалась небольшой, хватило задержки дыхания на сорок секунд. На другой стороне пол тянулся под небольшим углом вверх несколькими широкими порогами. Потолок образовал наклон в левую сторону. Здесь в изобилии скопились сталактиты средних и малых размеров, свет фонаря заставлял их переливаться оттенками серовато-зеленого и бело-коричневого цветов. За порогами путников ждал узкий проход и очередное снижение. Коридор расширился, образовал протяжённую нишу.

— Странное ощущение, совсем нечем дышать, — Остап облокотился на стену и помахал рукой возле лица. — Пытаюсь дышать чаще и глубже, а все без толку.

— Ты не одинок, — присел на корточки Базан, — глаза слезятся, в горле першит, что-то здесь не так.

— Вот и пришло время для моей зажигалки, — Гонсалес проделал несколько попыток воспламенить фитиль, но пламя появлялось на секунду, и сразу затухало. — Скорее всего, здесь высокая концентрация углекислого газа. Немедленно доставайте респираторы, самочувствие может ухудшиться в любую минуту.

Все суетно принялись рыться в рюкзаках в поисках спасительного снаряжения. И вот, похожие на бойцов, оказавшихся в зоне химической атаки, друзья обменялись одобрительными жестами и отправились дальше. В мертвой тишине не было ни единого шевеления воздуха, пещера периодически меняла уровень, то подымаясь то опускаясь. Через несколько десятков метров луч фонаря выкрал из темноты необычные очертания на полу, которые подозрительно напоминали людей.

— Вы видите то же, что и я? — приостановился Гонсалес. — Там, в дали, что-то на полу.

— Это явно не камни, как будто люди лежат, — Остап вытянул шею, — у меня даже мурашки по коже побежали!

— Лишь бы то, что там лежит, не побежало! — сострил Базан. — Иначе к углекислому газу добавиться еще несколько летучих соединений.

Когда подобрались к объектам, всплыла жуткая сцена. На полу, в перекошенных позах, лежали три тела. Плоть большей частью успела истлеть, обнажив кости скелета. На телах сохранилась одежда. Двое из них облачены в эскаупиль — плотные хлопковые боевые куртки, на ногах антипаррас — защитные гольфы из такой же плотной ткани, и кожаные башмаки. Рядом валялись два шлема, типа капеллины, какие обычно носили конкистадоры, у каждого были изящные испанские мечи. Третье тело значительно отличалось своим внешним видом. Голову защищал шлем другого типа, известный под названием кабассет. Человек был одет в рубашку с высоким воротником и длинными рукавами, а поверх неё светло-коричневый кожаный колет — короткая куртка. На ногах высокие сапоги, и объемные короткие штаны. Тело его вытянуто вдоль стены, а одна из рук сжимает клинок.

— Жертвы «дыхания смерти»! — медленно и печально протянул Гонсалес. — Они оказались бессильны перед невидимым врагом, о котором даже не имели малейшего представления.

— Это конкистадоры. На них одежда первой половины шестнадцатого века, я видел много репродукций, один в один, — отметил Остап. — Надо их внимательно осмотреть, может получиться узнать, кто они?

— Заманчивая перспектива, порыться в карманах пятисотлетней давности, — Гонсалес склонился над одним из тел. — Пришли ли они сюда с той же целью, что и мы? Кстати их тоже трое.

— Древние коллеги, — посмотрел на него Базан. — Нам повезло больше.

Родриго лишь покачал с укором головой, и аккуратно перевернул воина, что вытянулся вдоль стены. Петли на его куртке разошлись, и внутри обнаружился карман, из которого выглядывал краешек бумаги. Гонсалес приподнял полы куртки, и, затаив дыхание, вытянул на свет два аккуратно сложенных листа. Документы совсем обветшали, и когда он развернул первый из документов, тот распался на несколько частей. Тем не менее, записи сделанные сотни лет назад были видны.

— Первый лист, это свидетельство, написано на испанском языке и легко читается, — отметил Родриго. — Оно гласит, что «Алонсо де Моралес является уроженцем города Саламанки, и выполняет обязанности дальнего наблюдателя Доминиканского ордена колонии Новая Испания при Педро де Альварадо».

— Это что-то вроде удостоверения личности, — отметил Базан. — Альварадо, если мне не изменяет память, был правой рукой Кортеса. Согласно хроникам именно Педро де Альварадо назначили комендантом Теночтитлана6 после взятия города.

— Да, ты прав, Базан. И если его люди оказались здесь, значит, ему удалось узнать что-то крайне важное от жрецов.

— Они смогли преодолеть два препятствия — тайный ход, что открывается лишь в определённое время, и замаскированную дверь Чака. — рассуждал Остап. — У них должна быть карта, Родриго. Разворачивай второй лист!

— Вы только посмотрите, здесь схема пещеры, — Гонсалес прильнул к бумаге, щурясь и морща лоб. — Вот святилище, узнаёте? А вот то место, куда мы направляемся, здесь оно обозначено как тайник. Моралес точно знал, куда идёт.

— Есть там что-то полезное, чего мы не знаем? — присел рядом Остап.

— Тоннели расположены идентично нашей схеме. Хотя, тут интересная заметка на счет тайника. Почерк неразборчивый, написано, что «…Камень-ключ разбудит поющую чашу, и бог откроет свои лица. Но будь осторожен, только жёлтый лик истинен, другие же превращают в прах». Об этой детали я слышу впервые.

— Не нравятся мне последние слова. Явный намёк на ловушку, и намёк этот более чем туманный, — высказался Базан. — Хотя, у меня предчувствие, что только эта подсказка нам и поможет.

— Смотрите, у него к поясу привязана сумка, — Остап развязал шнурок, которым сумка крепилась к поясу, взял её в руки.

Когда сумку открыли, там, помимо горсти дублонов, оказался амулет искуснейшей работы из чистого нефрита изумрудного цвета. На поверхности идеального круга было вырезано рельефное изображение, состоящее из четырех змей, загнутых как бы скобами, создающих при этом некое подобие вращательного движения.

— Либо меня обманывает плохое освещение, либо этот камень совершенен! — Базан был явно восхищён находкой. — Я видел много ювелирных изделий, это не простая поделка. Говорите, что хотите, но камень вызывает у меня восторг только лишь одним своим видом.

— Красивая вещь, спору нет. Осталось принять эстафету у наших древних коллег, и позаимствовать всё то, что им уже не пригодится, — Гонсалес протянул Базану кулёк. — Заверни это, и спрячь себе в рюкзак. Пойдём дальше.

— Захватим с собой мечи? — Остап вытянул из ножен клинок, четырехгранное лезвие, всё ещё надёжное, ответило ярким блеском на свет фонаря. — Они прекрасно сохранились. Где найдёшь такую красоту? Превосходный сувенир в память об экспедиции. А если кончатся патроны, то можно будет пустить клинки в ход!

— Ага, ты и шлемы с них поснимай! — махнул рукой Гонсалес. — У нас уже есть огнестрельные сувениры. Пускай вещи останутся со своими владельцами. Иначе, боюсь, я умру от смеха, когда представлю себе эту картину — мы, вооружённые автоматами, мечами, в комбинезонах, с фонариками на лбу, выбираемся на поверхность.

Друзья окинули последним печальным взглядом истлевшие тела, и устремились вперёд. Пещерный коридор привёл к глухой каменной стене. Но отчаиваться не пришлось, здесь вертикально вверх уходила шахта, а в стенах её, по спирали, строители выдолбили каменные ступени.

— Не ошиблись ли мы с маршрутом? — озадачился Базан. — Где развилка?

— Возможно, наверху. На карте не видны вертикальные переходы.

Из шахты путники попали в туннель шестигранной формы, выложенный красивыми, тщательно подогнанными друг к другу, плитами. Туннель закончился помещением, оно было подобно огромной сфере, порядка тридцати метров в диаметре.

По всей внутренней поверхности тянулись кольца-ступени, воображение рисовало сходство с горными террасами, только в миниатюре. С четырёх сторон, на равных расстояниях друг от друга, точно в центр смотрели барельефы в виде голов. Из помещения выходил другой туннель, напротив того, через который вошли. Венцом строения являлось то, что могло неподготовленного наблюдателя привести в состояние абсолютного исступления. В центральной части сферы, между верхом и низом, висела исполинская колонна, причем, оба её конца не имели ни единого соединения с основным сооружением.

Немного в стороне от колонны, в нижней части помещения, возвышалась сложная каменная конструкция, она изящной полусферой втекала в два ряда порогов, передняя часть походила на рупор, а задняя образовывала замкнутую камеру.

Друзья не решались двигаться, они заворожено осматривали архитектурное чудо. Потом Гонсалес снова достал зажигалку, в этот раз пламя горело хорошо и не затухало. Он отсоединил баллон, снял респиратор, и с облегчением вдохнул полной грудью.

— Можно дышать, снимайте защиту. Итак, нет сомнений, мы на месте. Теперь посмотрим, что мы имеем. Здесь есть лики бога, их четыре. Но все они одного цвета, я не вижу жёлтого.

— Знаете, что я думаю? — Базан сделал паузу и потёр шею рукой. — Сегодня много необычного происходит. Но, та колонна, она в воздухе висит, или я стал жертвой оптического обмана?

— Висит, — кивнул Остап, — пойдём вниз, посмотрим поближе!

Непосредственно под самой колонной из пола выдавалась цилиндрическая платформа диаметром чуть больше метра и высотой тридцать сантиметров, и сделана она была из материала похожего на кварц.

Остап с Базаном ощупали весь воздух вокруг колонны, и под ней, но не нашли ни единого намека на крепления. Каменный колосс раздражал любопытство, но одновременно и внушал страх, отчего к нему никто не решался прикоснуться. Всё же, Базан присел на корточки, и наклонился достаточно близко к платформе. Он вдыхал над ней воздух, прислушивался, всматривался, потом протянул к ней руку, и на долю секунды прикоснулся пальцем. Никакой реакции не последовало. Тогда он уже более смело провёл ладонью по поверхности, и буквально через пару секунд округлил брови и обратился к Остапу:

— Она гудит, точнее даже сказать, это гудящий шёпот. Его можно услышать, только если прикоснуться.

— Так и есть, — кивнул Остап, положив руку на камень, — но не знаю, стоит ли прикасаться к колонне?

— Нашли внизу что-нибудь интересное? — окликнул их Родриго.

— Ты лучше скажи, что здесь не интересно? Да тут каждый кирпичик вызывает интерес! Этот каменный ствол чихать хотел на гравитацию, а те, кто его установили, и подавно. Лично я не сомневаюсь, что это работающий механизм, но нет ни единого рисунка, иероглифа, схемы либо обозначения, как с ним работать, — Базан решил подняться к Родриго. — Это всё равно, что попросить шимпанзе настроить скрипку! Успех возможен, но вероятность его ничтожно мала.

— Как бы ни так! Я разгадал одну из частей подсказки. У индейцев каждая из сторон света ассоциируется с четырьмя цветами. В подсказке говориться про жёлтый лик, а жёлтый — это юг. Головы расположены друг напротив друга, и образуют классический крест, а это четыре стороны света. То есть, нас интересует южный барельеф. Вы будете смеяться, но у меня нет компаса, — вдруг вспомнил Родриго, — попытаемся определить стороны света по карте.

— Не утруждай себя, — с важным видом объявил Базан, — в рукоятке моего ножа есть компас, сейчас мы всё узнаем.

К всеобщему разочарованию, стрелка меняла положение каждые несколько секунд. Сначала это вызвало растерянность, потом у Базана появилось предположение, что стоить вынести компас из помещения в коридор. Результат оказался неожиданным и успешным. Нужную голову легко вычислили, друзья побросали рюкзаки на пол и собрались вокруг изображения.

— Всё это хорошо, только одно мне не понятно, — Гонсалес водил руками по камню, очевидно пытаясь что-то нащупать, — если тайник за ней, то её надо как то открыть.

— Думаешь, здесь будет механизм наподобие того, что мы встретили в святилище? — предположил Остап.

Базан в это время отошёл от южного барельефа, и снова взялся рассматривать сферу целиком. Родриго и Остап сначала прощупали швы, потом пробовали толкать скульптуру в разных направлениях, сверху донизу. Через пять минут можно было с уверенностью сказать, что они перебрали пальцами каждую деталь. Камень не реагировал ни на какое воздействие, и, устав от бесплодных попыток, они уселись рядом на пол, облокотившись на стену.

— Мы не тем занимаемся, но у меня появилась мысль, — Базан порылся в рюкзаке, в руках у него мелькнул нефритовый камень. — Ну-ка, посторонитесь! — он поспешил спуститься туда, где был несколько минут назад.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вихрь перемен предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

6

Город, находившийся на месте современного Мехико.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я