Исчезнувший остров. Три шага во мрак

Айрис Нэш, 2022

Заключительная книга захватывающей трилогии "Исчезнувший остров". Извечная борьба между Светом и Тьмой… Но могут ли они сосуществовать вместе? Или одно должно непременно победить? Тьма и Свет идут бок о бок, сражаются не только в прямом смысле, но и в душе Эмили. Все тайны и загадки будут разгаданы, недостающие пазлы найдут своё место. Ибо осколок тьмы жаждет вырваться наружу и страшное предсказание должно вот-вот свершиться…

Оглавление

  • Часть I. Первый шаг во тьму. Поиск надежды
Из серии: Исчезнувший остров

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Исчезнувший остров. Три шага во мрак предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Ступая через хладные тела друзей во тьме грядущей,

Держась за смерти длань, тебя ведущей,

Чрез боль потерь и тягостных лишений,

Сквозь чёрный мрак расстелется ковер истленный.

Взирая на кружащий всюду прах и пепел,

Иди вперёд. Лишь веря в то, что путь твой светел,

Ты обретёшь давно угасшую надежду снова,

В тот миг отпустят страха цепкие оковы,

И по ступеням вверх шагая твёрдо, по верному пути пойдешь,

И на вершине самой искомое ты, наконец, найдёшь.

Но стоит на мгновенье оглянуться, и всё ты потеряешь вновь,

А тем последним, что тогда увидишь, будет только мгла и кровь.

Из предсказаний Баррильды.

Часть I. Первый шаг во тьму. Поиск надежды

Глава 1. Опасный план

В сгустившемся мраке, пропитанном одиночеством, страхом и отчаянием падала ранняя, одна единственная снежинка. Острое зрение Хранительницы Света давно уловило её, такую белую, кристально чистую, словно последнюю надежду в окружающей тьме. Эмили долго следила за полётом этой снежинки, прозрачные грани которой сверкали отблеском факелов временного лагеря. Разве может быть что-то прекраснее неё? В совершенстве и уникальности, в самобытности каждого узора сокрыто истинное сердце красоты. Линии бывают просты и сложны. Прямы и извилисты. И путь каждой снежинки неповторим — будь то долгая дорога в тихом, еле зыблемом падении, или стрелою кружась в вихре дикой, яростной метели. Снежинки падают вместе, и в то же время поодиночке. Совсем как мы. Как похожи мы с ними! И итог у нас один. Мы растаем в вечности, растворимся забвением. Но не всем уготована такая судьба. Есть те, кто вспыхнет яркою звездой, чей свет сиять не перестанет после смерти…

Эмили, разумеется, совершенно не думает о том, чтобы остаться в истории, совершить какой-то подвиг. Нет, она лишь делает то, что считает нужным — то, что должна. Как всегда. Именно поэтому сейчас, в то время, пока лагерь отдыхает, девушка сидит на голой земле и, наблюдая за медленным падением снежинки, размышляет о самом сложном и опасном мероприятии за всю её жизнь — возвращение в Адрамас, чтобы спасти выживших. Если таковые ещё остались… Но весь ужас заключался в том, что участвовать в этой операции по спасению будут только Эмили и Оуэн, и проходить она будет в строжайшей секретности от остальных. Ибо для многих надежда исчезла, точно как белоснежные крылья Эмили, испарившиеся так же внезапно, как и появились, и она не представляла, с чем это связано. Лишь дыры в плаще на спине являлись единственным воспоминанием о них, и девушка радовалась тому, что прорехи закрывает капюшон. Зато теперь девушка точно знала — она действительно лант! Хоть этот факт совершенно никак не помогал ей.

То ли близость тени, то ли давящая, продолжающаяся слишком долго темнота притупили сверхчуткие слух и обоняние, и более того — зрение тоже постепенно начинало снижаться до обычного, людского. Но деваться некуда, она должна действовать. Немедленно! Тем временем снежинка опустилась на землю, и Эмили крепко зажмурилась, чтобы не увидеть, как та растает. Словно, когда увидит, как снежинка безвозвратно сгинет, исчезнет и призрачная надежда на спасение умирающего мира.

— Дэймиор… — еле слышно шептала Эмили. — Друзья… Прошу, будьте живы.

— Нет, — послышался раздражённый голос Джо совсем рядом. — Их больше нет.

— Зачем ты так говоришь? — девушка открыла глаза и серьёзно посмотрела на подругу, присевшую рядом. — И зачем отговаривала всех на совете? Именно из-за тебя и этого придурка Найлонда никто не захотел возвращаться в Адрамас за ранеными… Я думала, ты смелее, Джо…

— Есть смелость, а есть безрассудство и неоправданный риск. Оуэн рассказал мне, что вы собрались туда. Одни… Эмили, я видела, на что способны эти тени… Ты видишь, какая темень вокруг? Дураку понятно, что солнце заколдовано и больше мы его не увидим. В такой темноте у живого существа нет ни единого шанса против тайтов!

— Надо верить…

— К чёрту веру! Ты тащишь с собой Оуэна на смерть! И сама погибнешь! Что за детское безрассудство?! Нам нужно держаться вместе, ты же сама говорила…

— Но не бросать друзей! — резко перебила Эмили. — Ник — твой родной брат сейчас там, борется за жизнь! Как ты смеешь так говорить?

— Нет больше Ника, — голос Джо дрогнул, и она закрыла на несколько секунд глаза. — Больше нет никого. И вас не станет, если туда сунетесь. Единственный выход — спрятаться где-нибудь на краю острова и выживать. Как и говорит Найлонд. Спасать надо тех, кого можно спасти. А не бездумно рисковать и множить жертвы.

— Но нужно же попытаться…

— Хватит, Эмили! Прекрати нести эту чушь! Запомни одно — если Оуэн погибнет в этом походе и ты каким-то чудом выживешь, то… я лично тебя убью. Клянусь.

Шокированная услышанным, Эмили смотрела в глаза подруги, и ей не верилось, что она говорит серьёзно. Но, судя по убийственному взгляду, она и не думала шутить. Джо отвернулась и ушла прочь, оставив после себя лишь груз ответственности, который опять начал давить на хрупкие плечи молодой Хранительницы.

«Сколько это может продолжаться… — думала она, глядя в чёрную, безмятежную даль моря Мэйн. — Почему именно на мне ответственность? Нет, довольно с меня! Я снимаю с себя всю ответственность за чужие жизни!»

Она решительно развернулась, но вдруг уткнулась в Оуэна.

— Куда это ты так рьяно направилась?

— В Адрамас, — со злостью выдохнула она. — Одна.

— Что значит — одна?

— То и значит. Я не собираюсь быть ответственной за тебя.

— Понял, это из-за Джо? Ты же знаешь, у неё бывают заскоки иногда. Вернее, постоянно. А точнее, всегда.

— В одном она права — против тайтов мы бессильны… А ты и все остальные — смертны. Я должна отправиться туда одна…

— То есть ты реально считаешь себя бессмертной? — улыбнулся парень. — Можно начинать смеяться?

— Дурак, — хохотнула она и ударила друга кулаком в плечо. — Я в любом случае не такая уязвимая, как ты.

— Возможно. Но с твоим владением мечом и хроническим невезением, я бы так не говорил. Так что я иду с тобой!

— Ни в коем случае! Джо мне не простит, если с тобой что-нибудь…

— О-о-о, поверь, должно произойти нечто невероятное, чтобы со мной действительно могло случиться хоть что-то! Я — везунчик от рождения!

— Но…

— Никаких возражений не принимается!

Эмили вздохнула и закатила глаза. Похоже, спорить с Оуэном может только Джо.

— Ну хорошо. Тогда мы идём только вдвоём. Остальным — ни слова! Если с тобой что-то случится, я не вернусь в лагерь.

— Отлично! Всё будет хорошо, Эм! Как, кстати, твой апгрэйд?

— Что?

— Крылья.

— А-а… Больше не появлялись…

— Что это вы там обсуждаете?! — сурово окликнул их Кэмдиброг, стремительно приближаясь, а за ним поторапливался и Танталиил.

— Мы решили с Эмили идти в Адрамас одни, — спокойно сдал с потрохами план Оуэн, и девушка закатила глаза.

— Невероятно! И вы серьёзно думаете, что я вас отпущу одних?! — негодовал Танталиил.

— Нет, — всё так же спокойно отвечал парень.

— Но это очень опасно для всех вас! — не унималась Эмили.

— Не опаснее, чем для тебя, — усмехнулся мастер боевых искусств. — Отбываем сейчас же. Оуэн, ты хотел поговорить со мной о чём-то важном вчера. Говори сейчас, потом спокойной возможности может не представиться.

— Да-а, — протянул молодой главнокомандующий, внимательно оглядываясь по сторонам. Но, кроме обломков кораблей, ничего и никого поблизости не было, и он продолжил: — Только сразу скажу, эта информация секретная. Дальше этого круга она не должна уйти. Я знаю, кто предатель. Ну, в смысле, я не знаю, но знаю.

— О, боги, что за бред ты несёшь… — Кэмдиброг закрыл лицо рукой.

— В общем, когда я сидел в тюрьме Санд-Ланарима, к нам поселили избитого пленника. Он был совсем плох, даже лица было не разобрать, и всё время молчал. Утром последнего дня нашего заключения его повели на казнь. А нас с Ником и Алантаем должны были казнить только вечером, но всё обернулось…

— К чему ты клонишь? — раздражённо перебил мастер.

— К тому, что я поспрашивал народ — никакой казни утром не было! Значит, именно он подслушивал наши разговоры, и именно он выдал Совету детали нашего неудавшегося побега и Рамису, соответственно, тоже! А раз с ней он так поступил, то и волкодавов отравить тоже мог!

— Да, пожалуй, всё сходится… Но как же нам теперь понять, кто этот предатель? Никого избитого до неузнаваемости я не видел.

— Это наверняка был грим — всё было подстроено Советом и Саймреллом изначально, чтобы выведать у заключённых имя помощника в побеге. Но один момент они не учли — у того человека нет одного пальца. Что-что, а палец вернуть волшебным образом никому не под силу.

— Отличная работа, Оуэн! — похвалил Танталиил. — Осталось найти человека без пальца! А найдём его — сможем выведать о планах врага!

— Магистр Танталиил, может, вы останетесь здесь и как раз займётесь поисками предателя? — умоляла девушка.

— Ты меня недооцениваешь, Эмили, — улыбнулся эльф. — Моя магия хоть и слаба, но всё же и я смогу вам пригодиться.

— Поиски предателя я уже поручил Джо. Она хоть и сердится на меня, но любит от этого не меньше. Она справится.

— Ну хорошо… — сдалась Хранительница. — Только послушайте меня внимательно. Каждый из вас… очень дорог мне… Умоляю, не рискуйте своими жизнями! Не надо геройствовать! Мы лишь ищем выживших. Я могу чувствовать тень, поэтому смотрите на меня: если я иду — идите и вы; если я остановилась — замрите на месте, а лучше даже не дышите.

— О, как всё серьёзно! — засмеялся Оуэн, но тут же получил подзатыльник от Кэмдиброга.

— Она всё правильно говорит. И главное — всё время прячемся. Стоит только раз выдать себя и тени нам этого не простят. Они боятся огня, но используем его только в крайнем случае, ибо тем самым мы себя выдадим для других врагов. Не разбредаемся, держимся вместе. Если найдём раненых, спасаем по одному. В Адрамас попадём по тоннелю. Нельзя медлить. Выдвигаемся сейчас же!

И четвёрка двинулась в путь. Но никто и не догадывался, что их беседа вовсе не приватна. Как раз за одним из обломков потонувшего судна прятался человек, внимательно подслушивающий разговор. Бывший стражник короля Дарема Галлиард, с которым Эмили была хорошо знакома, снял перчатку и с тревогой посмотрел на ладонь, не имеющую одного пальца. Он всегда скрывал этот изъян, но теперь, когда начнётся проверка каждого, скрывать долго это не получится. Он сжал ладонь в кулак и со злостью ударил дерево.

— Чёртов Оуэн! Надо скорее добраться до Саймрелла… — дрожащим голосом проговорил мужчина. — Только он мне может сказать, что делать дальше. Сюда мне больше нет хода…

Он быстро надел перчатку и осторожно двинулся вслед за путниками, держась от них на большом расстоянии.

— Что ж, они решили идти по тоннелю. Значит, я пойду по верху, обгоню их и предупрежу Саймрелла. Надеюсь, тени меня не тронут…

Глава 2. Неравные силы

— Подыхай, тварь, — Дэймиор ловко пригвоздил очередного тайта мечом Ри к земле. — Ну где же солнце…

Он устало посмотрел на непроницаемые чёрные тучи, простирающиеся до горизонта, и окончательно понял, что здесь замешана чёрная магия — только она могла так плотно замуровать небо. И с каждой минутой сумрак только сгущался. Огромных трудов Дэймиору стоило добраться до Тэтадрэмма через тучи тайтов и наконец он таки достиг заветной цели. Больше всего на свете он хотел встретиться лицом к лицу с Саймреллом и Дамрудом. С мечом Ри молодой король чувствовал себя по-настоящему неуязвимым! Парень продолжил тихо обходить цитадель Адрамаса в полумраке, вслушиваясь в звуки и ища хоть кого-нибудь живого. Он осторожно вошёл на территорию недавно обрушившейся башни Тэтадрэмма. Именно в этой башне ещё недавно временно жила Эмили. Уцелела лишь самая нижняя часть сооружения, а её входы чудом не завалило. Дэймиор брёл по обломкам, а в душе только зрела злость и решимость скорее поквитаться со Стражем Тьмы. Именно за этой башней как раз находится главное здание дворца. Вдруг на пути попалось очередное тело — судя по доспехам, это был один из стражников Адрамаса. Дэймиор наклонился и осторожно потрепал лежащего человека.

— Эй, — тихо позвал парень и пощупал пульс. — Мёртв…

Он вздохнул и, еле разглядев в полумраке башни потухший факел в руке погибшего, забрал его и осторожно зажёг. Стоило только вспыхнуть искре, как тут же по сторонам послышался недовольный визг тайтов, почуявших опасность и мгновенно испарившихся. Они бежали от огня, как звери, но один, самый безрассудный, всё же напал на Дэймиора и в ту же секунду поплатился за это своей жизнью. Подсвечивая пространство и осторожно ступая по руинам, Дэймиор шёл дальше, как вдруг откуда-то из глубины завала послышался не то свист, не то стон. Он с минуту медлил, но когда звук повторился, парень решил раскопать его источник. Откапывая камень за камнем, постепенно всё больше в просветах виднелось чьё-то белое одеяние. Дэймиор быстро убрал все камни с лица — это оказался Фандур! Он дышал и изредка со свистом постанывал. Да, он однозначно был жив.

— Фандур, ты слышишь меня?

— Где… где я? — слабо прохрипел тот, открывая глаза.

— Судя по всему в обители самой Тьмы.

— Тайтенхим? — встрепенулся он. — Я что, умер?

— Пока нет, — усмехнулся Дэймиор и выволок из руин старика. — Двигаться можешь?

Молодой мужчина помог встать Фандуру, и тот тут же принялся разминаться и отряхиваться.

— Целёхонек! — довольно объявил старец.

— Отлично. Надеюсь, и моя обручальная жемчужина цела?

— Ох, — испуганно вздохнул летописец и, явно занервничав, принялся подбирать слова. — Ты же понимаешь… Тут такое произошло… В общем, пропала она в этой суматохе… Потерял я её…

— Что?! Как ты мог её потерять?!

— Говори тише! Мы что-нибудь придумаем… Надеюсь, ты примешь мои извинения.

— Вспоминай! Вспоминай, где ты мог её потерять?!

— Да как же мне вспомнить, меня столько раз тени сбивали, таскали по всему Адрамасу, она может быть где угодно!

Дэймиор принялся расхаживать вокруг в поисках жемчужины, но Фандур тут же встал у него на пути.

— Её здесь нет. Я обнаружил её пропажу раньше, чем добрался до этой части Тэтадрэмма… Жемчужины больше нет, прими это. К тому же это не последняя лунная жемчужина в Рэтхиме.

— Ты не представляешь, сколько усилий мне потребовалось, чтобы найти именно ту жемчужину… — парень с силой приложил кулак ко лбу и замер. — Это самая красивая жемчужина. Именно её Эмили заслуживает…

— Всё равно сейчас не время делать предложение и заниматься ерундой. Посмотри, что творится вокруг! Надо решать другие проблемы.

Дэймиор медленно выдохнул и облокотился о полуразрушенную стену. Несколько минут он стоял с закрытыми глазами, затем выхватил со стены ещё один факел, быстро зажёг его и вручил Фандуру.

— Ты остаёшься здесь. Я иду к Саймреллу и Дамруду.

— Ты спятил! Хочешь преподнести себя им на блюдечке?!

— Они мне ничего не сделают, у меня меч Ри. Сейчас, когда тени рассредоточились по всему Адрамасу, а подкрепление в виде орков, прислужников Дамруда, и может даже кого-то пострашнее, ещё не подоспело, у меня есть единственная возможность встретиться с Саймреллом лицом к лицу. К тому же не забывай — у врагов все центриллы. И доступ к Печати. С минуты на минуту все миры могут рухнуть…

— Это самоубийство! — зашипел Фандур. — С одним мечом против Стража Тьмы?! И самого Дамруда! Я не позволю тебе сделать это!

— А я и не спрашиваю твоего разрешения.

Дэймиор упрямо направился к выходу из башни, а попытки Фандура остановить его оказались бесполезными. Как только король вышел из башни, на него напало несколько десятков тайтов, не побоявшись огня факела, и Фандур, не в силах противостоять им, был вынужден вернуться в башню и спрятаться в обломках. Быстро разобравшись с тенями, Дэймиор пошёл прямо к парадному входу. Оглядываясь по сторонам, он крепче сжимал меч в руке, а в голову лезли воспоминания о вчерашнем вечере. Ведь именно здесь ещё вчера они прогуливались с Эмили вместе, так беззаботно, так спокойно… Парень до сих пор ощущал прикосновение её нежных рук. И от этого становилось ещё больнее.

— Дэм, — вдруг тихо позвал знакомый голос Саймрелла откуда-то из-за стен Тэтадрэмма.

— Саймрелл! Где ты?! Иди сюда! Мы никак не закончим поединок…

— Не сегодня, — всё так же скрываясь, отозвался Страж Тьмы. — Скажи, Дэм, как тебе удалось выжить до сих пор? Каким образом тайты ещё не разорвали тебя?

— Меч Ри.

— О! Раздобыл-таки! Да-а, это осложняет дело… Но, если честно, не очень. Не думай, что тебе он сейчас поможет. Если хочешь выбраться отсюда живым, то поверни сейчас же назад. Считай это дружеским предупреждением.

— Ты серьёзно думаешь, что я могу повернуть назад?

— Конечно же, нет… Что ж, я давал тебе шанс. И всё же поведай мне, чего ты добиваешься, Дэм? Куда так упрямо держишь путь?

— Не понял ещё? По твою душу пришёл и душу Дамруда, — ответил Дэймиор, осторожно поднимаясь по ступеням к парадному входу и всё крепче сжимая рукоять меча обеими руками. — Кстати, что-то затянулся конец света, Саймрелл. Все ключи у тебя, Печать тоже. Все миры уже давно должны рухнуть. Или что-то пошло не по плану?

— Всё идёт по плану! — со злобой выпалил Саймрелл. — Просто занавес должен опуститься красиво и воистину кроваво! Всему своё время.

— Почему же ты сейчас прячешься? Почему не выходишь? Неужели трусишь?

— Нет, просто отсрочиваю момент твоей гибели.

— Или всё же своей? — с усмешкой парировал молодой король, приблизившись к входу.

— Нет, Дэм, у меня тоже припасён сюрприз для тебя.

— Сай, как же мне надоели твои загадки… — устало вздохнул парень и ударом ноги распахнул парадные двери.

В этот же момент что-то с невероятной силой ударило его в грудь и отшвырнуло далеко назад, выбив меч Ри из рук. Перелетев всю парадную лестницу, он упал на мощёную дорожку и разбил себе бровь. Из раны тут же заструилась кровь, стекая по лицу и норовя попасть в глаз. С трудом придя в себя, Дэймиор попытался встать. Перед глазами всё поплыло. Первым делом он огляделся и еле разглядел очертания меча на верхних ступенях прямо перед входом, а в самих дверях стояло какое-то чёрное пятно. Наконец, зрение пришло в норму, и молодой мужчина увидел неказистого уродливого чёрного монстра.

— Что это за урод… — в недоумении проговорил парень и, пошатываясь, направился к мечу.

— Знакомься, — Саймрелл наконец вышел из тени и встал рядом с монстром, широко улыбаясь. — Это Гор — монстр, сделанный из тысяч тайтов. По силе и неуязвимости он не сравнится ни с одним созданием всех миров, включая Хранителей. Понимаю твоё недоверие, выглядит он не очень сильным. Но заметь, не ветер тебя отбросил сейчас на то место, где ты сейчас стоишь.

— Говоришь, он сделан из тайтов? Тем более это для меня не проблема. Меч Ри с ним справится, — спокойно проговорил Дэймиор и быстро направился к мечу. — Как и с тобой, Саймрелл. Ни ты, ни он к нему даже прикоснуться не сможете.

Гор оскалился, спустился на ступень, где лежал меч, и с лёгкостью поднял его, проведя лезвием по своей ладони. Дэймиор опешил и замер на месте от увиденного.

— Как видишь, — засмеялся Саймрелл, — он всё-таки смог к нему прикоснуться!

Монстр спустился, вплотную приблизившись к Дэймиору, но тот и не думал уходить. Гор протянул ему меч и парень с сомнением принял его. И тогда обе руки Гора вдруг превратились в два длинных чёрных меча. Монстр издал звук, напоминающий гогот и нанёс удар. Дэймиор отразил его, однако сила удара была такая, что его отпружинило в сторону. И тогда молодой король, по-настоящему разозлившись, вынул из ножен второй меч и прыгнул прямо на врага, нанося стремительные удары один за одним. Но тот с лёгкостью отражал всё и крушил в ответ. Мощная контратака повергла Дэймиора на землю, и Гор уверенно пошёл добивать его. Ловко увернувшись от сокрушительного удара немыслимой силы, Дэймиор совершил молниеносный манёвр и оказался на спине Гора. Мужчина вонзил оба меча в его спину и тот взвыл от боли, пытаясь стряхнуть противника.

— Эй, — крикнул Саймрелл. — Так не честно!

— Кто бы… говорил… о честности… — проговорил Дэймиор, изо всех сил стараясь удержаться на спине.

Вдруг Гор побежал вперёд, и парень даже опомниться не успел, как монстр вонзил свои руки-мечи в каменную поверхность стены Тэтадрэмма и принялся карабкаться вверх с невероятной скоростью. В считанные секунды они оказались на одном из футуристичных куполов, так высоко, что даже дыхание сбивалось. И тогда Гор с прыжка изо всех сил прибил Дэймиора спиной к самому куполу, затем ещё раз, и ещё. Держась в сознании из последних сил, парень вынул мечи из спины врага, чтобы вонзить их в шею, срубив голову, но монстр успел перехватить его снова обратившейся в когтистую ладонь рукой, схватив за горло и тут же вывесив над пропастью. Попытки парня хоть как-то сопротивляться этой силе ослабли. Взгляды противников встретились, и тогда в глазах парня потухла надежда.

— Прощай, король, — тихим дребезжащим басом проговорил Гор, а затем, победно ухмыльнувшись, вонзил руку-нож в грудь Дэймиора и бросил его в пропасть…

Глава 3. Вылазка в Адрамас

К ночи Эмили, Оуэн, Кэмдиброг и Танталиил уже вошли в тоннель, по которому девушка выбиралась из Адрамаса. Тайтов здесь не было, поэтому путники смело зажгли факелы и разбили лагерь.

— Тени не смогут сюда проникнуть, — сказал Кэмдиброг, укладываясь на холодном полу. — Выход в Адрамас перекрыт. Можете спать спокойно, сейчас этот тоннель самое безопасное место в Рэтхиме.

— Да уж, — саркастично вставил Оуэн, поймав длинного чёрного червяка. — Если не считать каких-то ползучих червей, крыс, сырости, холода и почти стопроцентной вероятности подхватить какую-нибудь заразу.

— Эти ползучие черви — это чёрные артильи, — пояснил Танталиил. — Самый дорогой деликатес в Адрамасе.

— Серьёзно? — парень удивлённо вскинул брови и закинул червяка к себе в рот.

— ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?! — бросился к нему эльф. — Выплюнь немедленно! Их ГОТОВЯТ! А не едят сырыми… Так ты точно можешь подхватить инфекцию.

Оуэн тут же начал плеваться во все стороны, и складывалось ощущение, что его вот-вот вырвет. Глядя на эту картину, Кэмдиброг захохотал во весь голос, а через секунду к нему присоединились и Танталиил с Эмили, которая, кстати, вообще не слышала, чтобы мастер боевых искусств смеялся когда-либо. И лишь Оуэну было не до смеха. Но как бы то ни было, со временем все успокоились и приступили ко сну. Разумеется, все, кроме девушки.

— Эмили, — тихо позвал Танталиил. — Здесь ты можешь спокойно погрузиться в сон Стража. Никакой угрозы нет, и если что — мой сон очень чуток.

— Спасибо, но я не так давно спала, пока мне не нужен отдых.

— И всё же поспи. Такая возможность может представиться нескоро. К тому же я вижу, как присутствие тени высасывает из тебя энергию.

— Да… — сдалась Хранительница. — С этим не поспоришь…

— В любом случае, я считаю, что ты держишься очень сильной.

— А ведь почти всегда была редкой слабачкой и трусихой… — усмехнулся Кэмдиброг, а затем быстро уточнил: — Была. Но сейчас я действительно вижу перед собой другого человека. И держись Дэймиора, он хороший парень.

— Спасибо, — Эмили смущённо опустила голову и не смогла сдержать улыбку. — Мастер Кэмдиброг… Я давно хотела поблагодарить вас… Именно ваши наставления однажды спасли мне жизнь и помогли сделать правильный выбор. Спасибо вам за всё.

— Рад, что мои слова хоть кому-то помогли. А знаешь, когда я впервые разглядел в тебе силу?

— Не-ет, — протянула девушка, пытаясь припомнить хоть один случай, в котором она вела себя при нём не как размазня.

— Впервые ты показала силу, когда не сдала Оуэна во время похода. Тот случай с костром.

— О, чёрт, — проснулся парень. — Так вы всё это время знали?!

— Конечно. И испытывал вас по полной.

— Мастер, я клянусь, я на самом деле изменился с тех пор…

— Да знаю я, знаю… Все изменились. Благо, в лучшую сторону. По крайней мере присутствующие здесь. Так, всё! Всем спать! Развели тут сопли…

— Но это же вы начали…

— Спать, я сказал!

Оуэн побоялся снова спорить и хмуро свернулся калачиком.

— И ты спи, — теперь уже Танталиил строго посмотрел на Эмили, и та с улыбкой кивнула.

«Он всегда обо мне так заботится, — тепло подумала девушка. — Как отец… И я буду вас оберегать, чего бы мне это не стоило. Каждого из вас». Улыбаясь, она наблюдала за засыпающими друзьями, а потом и сама погрузилась в сон Стража…

Проснулись все, когда на часах уже стукнуло время рассвета. Сон Стража сработал, и чуткий слух снова вернулся к девушке. Путники быстро добрались до конца тоннеля, и Эмили сразу же попыталась открыть дверь.

— Я же говорила, что Дэймиор запер её с той стороны… — вздохнула девушка и оставила попытки открыть её.

— Наверняка есть способ как-то поддеть, взломать её, — Оуэн принялся ощупывать дверь. — Как-то было дело, я потерял ключи, и у меня получилось взломать замок своего собственного дома…

— Она не может быть заперта, — замотал головой Кэмдиброг.

— Почему?

— Да потому что там попросту нет замка.

— Значит, Дэймиор чем-то заставил её с той стороны, — пожала плечами Эмили.

— Или… — Оуэн навалился на дверь своим весом, и она легко поддалась. — Или ты просто слабачка, Эм, — засмеялся он, но открывать дверь до конца пока не торопился.

— Дух твой, конечно, силён, — улыбался Кэмдиброг, приоткрывая дверь и осторожно выглядывая наружу, — но только не оболочка.

Эмили было так стыдно, как никогда. Значит, всё это время дверь была открыта! Девушка злилась на саму себя, ведь будь она хоть чуточку сильнее, то смогла бы открыть дверь и догнать Дэймиора, когда тот ушёл. Но теперь уже ничего не изменить, остаётся только принять это и идти дальше.

— Как бы то ни было, — подбадривающе похлопал девушку по плечу Танталиил, — мы всё же выбрались отсюда! Теперь тушим факелы.

— Эм, — Оуэн подошёл к девушке и тихо проговорил: — На случай, если я… умру… Послушай меня внимательно. Это очень важно… Не говори никому, что я чуть не съел живого червя, — он серьёзно посмотрел на Эмили, и все засмеялись.

— А если умру я, — тут же ответила она — никому не рассказывай, что не смогла открыть дверь в тоннеле.

Парень захохотал ещё громче, отчего тут же схлопотал подзатыльник от Кэмдиброга.

— Если умрёшь ты, — успокоившись и потушив свой факел, серьёзно проговорил Оуэн, — нам всем точно конец.

Улыбка с лица девушки моментально исчезла, и опять она почувствовала неприятные объятия страха.

— Наговорились? — сердито прошипел Кэмдиброг уже в полной темноте. — С этого момента — полнейшая тишина! Против тени у нас нет оружия, не забывайте. Если нас всё же заметят тайты — бежим в ближайший дом и запираемся. Хоть это может быть ещё опасней… Сразу предупреждаю, на пути будет попадаться много погибших. Родные, близкие, друзья… Готовьте себя к этому. Взять их с собой нет ни возможности, ни времени. Сосредотачиваемся только на выживших.

Мужчина оттолкнул дверь, и все, наконец, выбрались из тоннеля. Складывалось впечатление, что часы врут, и вместо утреннего времени сейчас глубокая душная ночь — настолько темно было вокруг. Передвигаться в такой темноте было очень сложно, не говоря уже о том, чтобы искать выживших, ибо не было видно абсолютно ничего. Почти сразу же Эмили наткнулась на тело погибшего. «Совсем молодой парень, — с тоской думала она, наклонившись над телом. — Даже похоронить его сейчас нет возможности…». И такие тела стали попадаться на дальнейшем пути очень часто. Гораздо чаще, чем все предполагали. Однако теней здесь не было, хоть и крики их постоянно раздавались то с одной стороны, то с другой. Но пока им везло, причём очень!

К полудню уже начинало казаться, что здесь нет ничего, кроме кромешного мрака и смерти… как вдруг откуда ни возьмись, появились марциллы: они подлетели к Эмили и начали кружить вокруг неё, из-за чего девушка изрядно занервничала, ведь этим самым эти бестолковые светлячки выдают её тайтам, как на ладони. Кэмдиброг замахал руками, прогоняя их от неё, и марциллы, к всеобщему облегчению, улетели чуть поодаль. Теперь они кружили в нескольких метрах от неё, подсвечивая перекрёсток. И тут у девушки возникла идея.

— А вдруг марциллы показывают направление, куда нам нужно идти? — прошептала она.

— Они же тупые, — еле слышно ответил Кэмдиброг. — Что они могут подсказывать…

— Нужно послушать Эмили, — тихо перебил Танталиил. — Тем более у нас всё равно нет выхода. Без марциллов не видать дороги. Не видать совершенно ничего.

Кэмдиброг вздохнул и двинулся вслед за марциллами. Четвёрка дошла до перекрёстка, у которого столпились насекомые, и вдруг эта светящаяся тучка повернула направо и полетела вдаль по улице, пока не остановилась у одного из домов. Эмили было хотела сделать шаг вперёд, но внезапно отвратительное чувство поселилось где-то в грудной клетке. Это предчувствие тени! Она посмотрела на остальных, и те всё поняли без слов. Путники быстро свернули с пути, тихо вбежали во двор ближайшего дома и спрятались за забором.

Эмили боялась пошевелиться, боялась даже просто сделать вдох, поэтому она замерла, словно статуя, и наблюдала за происходящим через щель в заборе. Тайт вывернул из-за поворота и пронёсся куда-то в сторону. Несколько секунд спустя он полностью скрылся из вида. Оуэн уже было хотел выйти из укрытия, но Эмили вовремя остановила его рукой. Из другого переулка выполз ещё один тайт, который бесцельно и лениво блуждал по округе. И блуждал здесь невероятно долго — до самого вечера…

Время от времени проплывали и другие тени, но эта и не собиралась уходить. Словно что-то учуяла. Нервное напряжение накалилось до предела в тот момент, когда у Оуэна громко заурчало в животе, и тайт направился прямо к забору, за которым спрятались его враги. Вот уже совсем близко! Эмили видела, как он остановился прямо рядом с ней. Лишь деревянные дощечки забора отделяли их друг от друга. Сердце девушки предательски громко колотилось, и она всё ждала, когда же оно перестанет биться. Тайт как назло полетел прямо ко входу во двор. Всё. Они пропали! Именно это читалось на глазах у друзей. Тень уже почти вошла во входную арку, как вдруг Танталиил быстро схватил декоративный камень с клумбы и бросил его что было сил далеко за дом. Это подействовало! Тайт молниеносно бросился на звук упавшего камня, перелетев двор, а затем и сам дом, и, похоже, остался там.

Кэмдиброг руками дал команду идти дальше, но Эмили отрицательно закачала головой — она всё ещё чувствовала тень. Тогда он схватил её под локоть, силой выволок из этого двора и быстро потащил дальше. На вопросительные взгляды мастер лишь кивнул назад — тайт, который ещё минуту бросился за камнем, уже успел перелететь обратно и теперь принялся изучать тот самый двор, в котором они недавно прятались. Поэтому путники, ускорившись, быстро пошли в место, где до сих пор их дожидались марциллы. До него по-прежнему было далеко идти. Вдруг прямо над головами послышался шелест. Все вздрогнули и одновременно подняли головы — это всего лишь шелест последней осенней листвы. Подул небольшой приятный ветерок, который сейчас был долгожданным лекарством от убивающей духоты.

То тут, то там продолжали попадаться тела погибших. И ни одного выжившего. Многие пали с мечами и топорами в руках, но никто не уцелел — против тени оружие бессильно. «Неужели все мои друзья мертвы? — думала Эмили, утирая слёзы. — Но у Дэймиора меч Ри… Может быть, он смог выжить… Вдруг он смог добраться до моих друзей и защитить их?» Девушке хотелось верить в это… но надежды почти не осталось. В её воображении всплывали только самые ужасные сценарии развития событий. Так в одном из них Дэймиор добрался до Саймрелла и Дамруда, поплатившись за это жизнью. Эмили до сих пор уверена в том, что Ключника никто не сможет победить. И вдруг ей вспомнилось про то, как Дэймиор рассказывал ей о том, как он управлял марциллами и пугал одиноких странников. «Может, это он ими управляет?! — моментально вспыхнула надежда. — Конечно же, он! Кто же ещё?! Ведь марциллы и правда… не особо умные и до такого не смогли бы додуматься…»

Девушка воспряла духом, и вдруг белые крылья снова вспыхнули за её спиной, отчего все невероятно перепугались. Особенно Оуэн, который шёл следом за ней: он схватился за сердце, а на лице его играла целая буря эмоций. Страшно представить, что бы он сейчас наговорил, если бы можно было разговаривать. Эмили сконфуженно улыбнулась и пожала плечами. Крылья её совершенно не слушались… Однако теперь они создавали большую проблему, так как размером они совсем не маленькие и настолько белоснежны, что, казалось, светились во тьме. И, как назло, она отчётливо почувствовала тень позади. Девушка оглянулась и с ужасом увидела, как их уже заметили по меньшей мере пятеро тайтов!

— Бежим! — закричала она, и все побежали вперёд к марциллам, скучковавшимся рядом с дверью каменного двухэтажного дома с какой-то вывеской, но разобрать, что на ней написано, времени не было. Тени издали ужасающий вопль и полетели за ними, стремительно догоняя.

— А что, если дверь закрыта?! — паниковал Оуэн на бегу, постоянно оглядываясь и опережая всех.

— Проломим! — отозвался Кэмдиброг, не отставая. — Другого выхода нет!

Дом тем временем становился всё ближе, но тайты догоняли ещё быстрее. Эмили начала отставать — ей крайне неудобно было бежать с крыльями. Танталиил заметил это и притормозил, чтобы помочь.

— Не ждите меня! — крикнула девушка. — Я справлюсь!

— Нет, я не брошу тебя! — эльф достал свой короткий меч и приготовился.

Тайты догнали их в считанные секунды и начали кромсать крылья Хранительницы. Складывалось ощущение, что они для теней, словно красная тряпка для быка. Девушка тут же почувствовала нестерпимую боль: похоже, крылья теперь на самом деле стали частью её. Танталиил пытался рубить тень своим клинком, но тайтов это совсем не беспокоило — лезвие не причиняло им никакого вреда.

Тем временем Оуэн почти добежал до дома и уже готовился с удара выбить дверь, как та внезапно распахнулась сама, и парень на всей скорости влетел в помещение, распластавшись на полу. Следом забежал Кэмдиброг. А вот Эмили и Танталиилу пришлось совсем тяжело — тайты не собирались отставать и даже более того, с пронзительным визгом прилетели новые со всех сторон и теперь царапали лицо девушки и атаковывали эльфа. Еле-еле они добежали до дома, и когда оказались на пороге, Эмили первым протолкнула туда Танталиила, но попытка забежать самой не удалась: все тайты разом вцепились в её крылья и поволокли вверх. Но не тут-то было! В то же мгновение десяток рук схватили девушку и с силой потянули внутрь, пытаясь отнять у теней. Мощными рывками всё же удалось затащить её в дом, и дверь тут же захлопнулась перед носом у тайтов.

Глава 4. Цитадель Тьмы

— Что там происходит? — простонал Дамруд, устало распластавшись на троне Тэтадрэмма. Даже отсюда было слышно, как недовольно вопят тайты.

— Не поделили, наверное, что-то, — отозвался Саймрелл, внимательно выглядывая из окна, в то время как маги во главе с Тилерием проводили сложный обряд и постоянно ходили вокруг Дамруда и Арланда, без сознания валяющегося у него в ногах. В углу за круглым столом собрались советники и что-то усердно писали. Дамруд не хотел их принимать, видя в них соперников во власти, и, надо признать, они чудом уговорили оставить их в живых, убедив в том, что беззаконие на этом этапе может только навредить Чёрному Королю. Советники пообещали помочь ему сотворить новый мир, законно подчиняя всех существ, и помогать во всех делах, касающихся бумаг. Разумеется, все их грёзы о хоть какой-то власти быстро улетучились — теперь лишь бы выжить. Но и такое положение сейчас устраивало старейшин, ибо слишком долго они были в бегах.

— Ветер поднимается… — вздохнул Страж Тьмы.

— Мне всё равно на ветер… Ты разобрался, почему не работает Печать?

— Да, ваше величество, — спокойно ответил тот.

— Ну? И в чём причина?

— Пока я не могу сказать, мне нужно кое-что проверить…

— ТАК ПРОВЕРЯЙ! Только не здесь… Санд-Йэр нуждается в короле. Орки без предводителя превращаются в стадо баранов и могут наделать проблем. И прихвати с собой девчонку вместе с её «матерью». Они мне без надобности. Моё время на исходе… — Дамруд поднял дрожащую руку, и та рассыпалась на глазах. — Я умираю, этот мир убивает моё тело… И обряд не проходит…

— Ваше величество, — боязливо промямлил один из магов, — мы уже почти закончили. Мы успеем до того, как ваша оболочка истончится.

— Я на это надеюсь. Иначе клянусь, я достану каждого мага из преисподней. Моя магия… Которой наделили меня через Ламестралл… Я не чувствую её…

— Прошу, подождите… Дождёмся момента, как только ваша оболочка обретёт материальное тело.

— Лишь бы дожить до этого момента… Что с Хранилищем Печати и защитным куполом?

— К Печати может пройти теперь любой, — тихо проговорил Тилерий, не отвлекаясь от проведения обряда: он сосредоточенно чертил какие-то знаки в воздухе, а из ладоней иногда вырывались искры. — И Печать видна любому глазу. Защитный купол разбиваем, но разбить его не просто. На это нужно время. Его ставил старший маг Эстар — он сильнейший из ныне живущих магов…

— Сильнейший? — перебил Дамруд. — Так приведите его ко мне!

— Он не на стороне Тьмы, но и не на стороне Света… — вдруг начал советник Винсель, по-прежнему сидя за столом. — Боюсь, его непросто будет уговорить.

— Ты писарь, вот и пиши! — грубо бросил Чёрный Король. — Твоего совета никто не спрашивал!

— Прошу меня простить, ваше величество… — тот тут же снова погрузился в писанину.

— Старейшина прав, — согласился Тилерий. — Уговорами мы ничего не решим. Но у меня есть его кровь.

— Ты оставил её себе?! — возмутился другой маг. — Мы поклялись уничтожить кровь друг друга!

— Что за кровь? — в недоумении прервал их Дамруд.

— Когда мы вступали в Орден Пурпурных мантий, — поведал второй маг, — то провели обряд, в котором мы все пустили кровь и обменялись кровяными сосудами друг с другом. Это была защита Ордена. Так мы все имели власть над каждым из нас и, если один ступит на неверную дорожку, то, имея его кровь, мы можем проклясть его. И когда орден распался, мы поклялись уничтожить кровяные сосуды.

— Не просто так я оставил его кровь! — оправдывался Тилерий. — Я знал, что Эстар сильнейший маг! Я боялся, что он может навредить… И оставил его кровь. На всякий случай.

— И он настал! — воскликнул Дамруд. — Что ты сможешь сделать? Ты можешь внушить ему мои команды?

— Нет… Но я могу поставить барьер против чувств. Так им легче будет управлять.

— С Дэймиором было также, да? — спросил Саймрелл, и маг кивнул.

— Саймрелл, гляжу, ты ещё здесь?! — взбесился Дамруд.

— Сир, всему своё время. Как только маги закончат обряд, я буду вынужден позаимствовать одного из них.

— Не темни, Страж. Выходки за моей спиной всегда дурно заканчиваются…

— Я и не думал. Мне лишь нужно зачаровать дубобура, чтобы он слушался меня. Ммм, к нам гости! — воскликнул он, и через несколько секунд во врата замка раздался стук. — Заходи, Галлиард!

Мужчина открыл двери и, с ужасом глядя на всё происходящее, на ватных ногах подошёл к трону. Затем он стал на колени и низко склонился.

— П-приветствую вас, король Дамруд… Отныне я ваш покорный слуга…

— Да-да-да, — быстро ответил за Чёрного короля Саймрелл. — Лучше скажи, с чем пожаловал? Есть какие-то новости? Кто-нибудь из наших врагов уцелел?

— Да, Хранитель. Есть лагерь выживших, который притаился у Кладбища кораблей.

— И много выживших?

— Нет, выживших совсем немного, но некоторые из них вернулись сюда, в Адрамас, чтобы спасти оставшихся уцелевших и раненых.

— Хмм… Как они сюда попали?

— Через тайный тоннель, соединяющий города королевства.

— Нашли-таки лазейку… Ну ничего, долго им здесь не протянуть. Кто вернулся?

— Кэмдиброг, новый главнокомандующий Оуэн, эльф-лингвист и Хранительница Света.

— Вот значит как! — искренне обрадовался Саймрелл. — Прекра-а-асно! Просто прекрасно! Надо же её поприветствовать! Но постой, раз есть лагерь, почему ты сейчас не там? Наверное, у тебя есть достойная причина прийти сюда?

— Так точно, Хранитель… Я всё делал, как вы велели, но надо мной нависла угроза разоблачения, — он снял перчатку и показал беспалую кисть. — Когда я сидел в тюрьме по вашему приказу, весь улепленный гримом, кто-то заметил, что у меня нет пальца. А после все поняли, что казни надо мной не было. Теперь я не смогу вернуться.

— Значит… — прокряхтел Дамруд, клоками сдирая с чёрной кожи изуродованной головы последние волосы, — значит, ты нам больше без надобности, смертный… Саймрелл, покончи с ним…

— Нет, прошу! — со слезами кинулся к ногам старого короля Галлиард. — Я же делал всё, как велел Саймрелл! Всё! Вы не можете так со мной поступить!

— Король Дамруд погорячился, — засмеялся Саймрелл. — Нужно смотреть дальше, ваше величество! Этот смертный ещё может сослужить хорошую службу. Ты вернёшься в лагерь выживших.

— Но как же…

— Я сказал — вернёшься. Наколдуют тебе палец, вернёшься и будешь далее вставлять им палки в колёса.

— Наколдуют… палец?

— Не много ли чести для него? — недовольно проговорил Дамруд.

— В самый раз! Ты был очень полезен последнее время, а я всегда вознаграждаю тех, кто доблестно служит мне. Тилерий, ты ведь можешь это устроить?

— Да, Хранитель. Но мне нужна ваша помощь. Сначала вы должны соткать палец из тени на его руке.

— И всё? Да без проблем! — Саймрелл схватил руку мужчины и в считанные секунды наколдовал недостающий палец на руке. Только сейчас он был чёрный, окутанный дымкой.

— О, благодарю, — заплакал Галлиард. — Благодарю!

— Но ты должен и дальше так же преданно служить мне. Понял?

— Да, Хранитель! Я ваш слуга навеки!

— Вот и хорошо.

Свободной рукой Тилерий начертил ещё какой-то знак в воздухе, внимательно смотря при этом на руку Галлиарда.

— Вот, пусть выпьет это зелье до конца.

Другой маг поднёс ему крошечный флакончик фиолетового цвета, и тот незамедлительно выпил содержимое до дна. Тут же палец принял телесный цвет и ожил.

— Он шевелится! Не могу поверить!

— Да-да, а теперь иди и выполняй мои поручения, — устало вздохнул Саймрелл. — Дэймиор мёртв, и теперь…

— Дэймиор мёртв?! — перебил мужчина, не поверив своим ушам.

Страж Тьмы впился острым взглядом в Галлиарда и выдержал многозначительную паузу, от которой испуганный стражник весь понурился и побелел.

— Надеюсь, впредь ты будешь умнее и не вздумаешь больше меня перебивать. Итак, раз Дэймиор мёртв, королём Санд-Йэр теперь назначат кого-то другого. Как и королём Адрамаса вместо Арланда. Возможно, это даже будет один и тот же человек. К примеру один из наследников Арланда. Вотрись к нему в доверие, выведай план. Каждую ночь я буду отправлять к тебе ворона из тени. Если будут новости, изложи всё в письме и отдай ему свёрток с письмом. Только следи, чтобы не было свидетелей! Если ситуация выйдет из-под контроля — убей короля. Можешь убивать кого угодно, если потребуется, но не трогай Стража Света, понял? У меня на неё особые планы. Теперь свободен.

— Я не подведу вас! — Предатель раскланялся и, постоянно разминая кисть, чуть ли не вприпрыжку побежал к выходу.

— Когда это Саймрелл стал… королём Адрамаса? — простонал Дамруд из последних сил. — Ты не слушаешь мои приказы… Идёшь поперёк моего слова. Если я сказал убить, значит, нужно убить.

— Пусть я не король Адрамаса, но ныне я король Санд-Йэр! Чёрный Король, — дерзким тоном обратился Страж, — вы же сами мне дали добро на владение покинутым королевством. А Галлиард мой подчинённый.

— Добро дал, но ты должен по-прежнему слушаться меня… Я сейчас… слишком… слаб… Но как только я обрету тело… Саймрелл, ты пожалеешь о своей дерзости.

— Обряд завершается! — вдруг воскликнул Тилерий, и все на него посмотрели. В тот же миг очнулся и Арланд: он открыл глаза, хоть и по-прежнему лежал на спине и не двигался. — Не переживайте, на нём заклятие оцепенения, он не может сейчас говорить или пошевелиться. Ваше величество, я понимаю, вам сейчас очень тяжело, но вы должны встать и подойти к телу бывшего короля Адрамаса.

Дамруд еле поднял остатки своего тела и буквально подплыл к Арланду. И хоть двигаться тот не мог, в его нервно блуждающих глазах читался настоящий ужас.

— Приготовьтесь, после толчка вы окажетесь в новом теле.

Чёрный Король рассыпался на глазах и в этот момент Саймрелл понял — именно сейчас Дамруд уязвим. И кто знает, какой силой он будет обладать после того, как обретёт тело.

«Ведь я могу сам управлять мирами… — размышлял Хранитель. — Дамруд нужен был лишь, чтобы Печать заработала. Но она не работает… Значит, и Дамруд не нужен! Необходимо всего-то дождаться, пока тот сам не рассыплется в прах. Как сейчас сказать об этом Тилерию? Примет ли он мою сторону? Или всё станет только хуже…»

И только он, наконец решившись, хотел рукой остановить Тилерия, как мощнейший импульс магии ударил дух Чёрного короля и погрузил в тело Арланда… Теперь Дамруд уже в обличии Арланда неспешно встал и несколько минут оглядывал своё тело. Но лицо его оставалось недовольным.

— Почему… — простонал он. — Почему я не чувствую своей силы?

— Вы обретёте её, милорд, — ответил Тилерий, встав пред ним на колени. — Обретёте, когда воссоединятся ключи в Печати. А пока я поставил вам щит. Ни одно существо не способно отныне нанести вам вред, кроме вас.

— Мне этого МАЛО! — проорал король. — САЙМРЕЛЛ! Мне нужны ВСЕ ключи в Печати! И как можно скорее! Ты меня понял?!

— Да… ваше величество… — внезапно он наколдовал клинок из тени и к всеобщему изумлению бросил в Дамруда. Остриё пронзило сердце старика, который в бешенстве вынул его и откинул в сторону. Рана тут же затянулась, а глаза налились кровью.

— Я просто проверял работу Тилерия, — как ни в чём не бывало проговорил парень, подняв руки. — Хорошая работа… Теперь мы наверняка знаем: вы неуязвимы, ваше величество.

— Ещё раз выкинешь подобное — попрощаешься с жизнью! Проваливай! И без всех ключей НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ!

Глава 5. Западня

Не успела прийти в себя Эмили после невероятной гонки с тенями, как её кто-то крепко обнял. Этот запах был ей знаком. Отстранившись, девушка подтвердила свои догадки.

— Йенэр?! — обрадовалась она. — Ты живой!

— И здоровый! Добро пожаловать в нашу мастерскую, Эмилайн!

— Так это ваша мастерская? — За всеми переживаниями она даже и не разглядела вывеску, которая гласила: «Мастерская лучшего портного».

— Именно! Окна мы заколотили, чтобы тени не прознали о нас.

— Но теперь уж что, — послышался бас из-за угла. — Благодаря вам теперь о нас знают все тайты Рэтхима… — Словно в подтверждение его слов, снаружи завопило сразу несколько сотен тайтов и принялось расцарапывать дом. — Мы в западне.

— Остынь, брат. Эмилайн — Страж Света. Она нас всех спасёт, Йенж. Кстати, ничуть не удивлён тому, что у тебя появились крылья! Значит, твоя сила растёт!

— Надеюсь… — пробурчал его брат, здоровенный бугай, и принялся зажигать свечи, потухшие от ворвавшегося вместе с гостями порыва ветра. Внезапно крылья, уже успевшие исцелиться, снова исчезли, и Эмили нервно затеребила прядь волос.

— Ничего, — Йенэр похлопал её по плечу. — Скоро научишься ими управлять!

— Как вам удалось уцелеть? — спросил Оуэн, оглядываясь. С каждой зажжённой свечой становилось светлее, и уже было заметно, как здесь уютно, несмотря на кажущуюся простоту. Стены украшают многочисленные гобелены, витринные элементы одежды и шляпы ручной работы, полы устелены коврами, повсюду расставлены старые кресла и странное оборудование для шитья и обработки кожи, а стол у камина весь завален предметами для швейного дела и кипой всевозможных тканей. Только вот сам камин не работал.

— Мы просто не высовывались, сразу заложили все окна и даже дымоход, — объяснил оборотень. — Оставили лишь щель, из которой наблюдали за происходящим. Поэтому здесь так холодно. Но тебя, Эмилайн, я всегда готов с удовольствием согреть! — Йенэр поймал суровый взгляд Эмили и виновато закусил губу.

— Но я лично видел, как тайты раскурочили несколько домов, вместе с жителями! — недоумевал Оуэн.

— Тут, видимо, строительство мастерской особое, — догадался Танталиил, — так ведь?

— Вы совершенно правы, латэр Танталиил! — Йенэр подошёл к стене дома и постучал по ней. — Скажем так, это особые камни и особый раствор, который их удерживает вместе. Также и окна мы замуровали сразу, как только услышали крики теней. Состав только успел сцепиться, но уже довольно крепок. Этот дом мы строили вместе с отцом, именно он мне рассказал о секретах прочной стройки и о добавлении особого ингредиента в раствор. Он всегда был готов к концу света…

— Кстати, где он? — взволнованно спросила Эмили. — Где Дожж?

— Не вернулся… — печально проговорила седовласая женщина, лицо которой всё ещё сохраняло молодость.

— О, — девушку просто ошарашила эта новость, но она быстро взяла себя в руки. — Я уверена, что с ним всё хорошо.

— Разумеется, — улыбнулась хозяйка. — Прошу, чувствуйте себя как дома.

— Да, я так и не представил гостей… — опомнился Йенэр. — Эмилайн вы уже знаете. А это — великий Кэмдиброг! Это — знаменитый лингвист Танталиил. И Оуэн — мой новый начальник. Именно под его руководством я обучаю… Пушка, — он кивнул в угол — там спал совсем не тот пушистый щенок, которого знала Эмили. Теперь это был большой долговязый и почти облезлый волкодав. Размер его пока не доходил до взрослой особи, однако, глядя на то, как быстро он вымахал, можно предположить, что до своего гигантского размера он вырастет совсем скоро.

— Это… Пушок? — всё ещё не веря, спросила Хранительница.

— Он самый! Я же говорил, зря его так назвали… Мою семью ты знаешь, но представлю для остальных гостей. Это моя мать — Йаллана. Братья: тот здоровяк — Йенжи, мелкий пацан — Йор…

— Я не мелкий! — тут же запротестовал светловолосый худенький мальчик.

— Ну уж явно не большой… А та славная девчушка с розовыми волосами — моя младшая сестрёнка — Йерини.

— Вас было больше, когда мы виделись в прошлый раз. Где остальные?

— Остальные… не пришли… — голос Йенэра дрогнул, и он замолчал, а Эмили готова была провалиться под землю за свой бестактный вопрос.

— Вы, наверное, очень устали, — тихо проговорила Йаллана, пытаясь переменить тему. Она держалась бодро, но глаза всё равно выдавали глубокую печаль. — У нас много еды в погребе, а отдохнуть вы можете на втором этаже. Скоро близится ночь. По крайней мере по часам…

— Спасибо вам за заботу, — учтиво поклонился Танталиил. — Если бы не вы, то нас бы уже точно не было в живых.

— Кстати, это моя идея — подговорить марциллов привести вас сюда! — похвастался Йенэр.

— Твоя? — Эмили пыталась не подавать виду, что расстроена, но сделать это было с каждой секундой сложнее. Надежды на то, что Дэймиор жив, стремительно умирали.

— Да! Тотем Йерини, — он указал на скромную девочку с нежно розовыми волосами, заплетёнными в косу, — розовая сколка, птица, которая может общаться с насекомыми. Вот я её и попросил вас провести при помощи марциллов, как только учуял твой запах. Правда пришлось разбить практически все светильники… Но это того стоит! Ну что, Эмилайн, когда планируешь спасать мир?

— Я… — девушка растерянно замялась. — Я потеряла центрилл… У меня больше нет силы…

В комнате повисла гробовая тишина. Только и слышалось неутомимое царапание теней, безуспешно пытающихся разобрать дом оборотней. Напряжение наросло до такой степени, что его можно было трогать руками и резать ножом.

— Ничего, — заступилась за Эмили мать Йенэра. — Как потерялся твой ключ, так и найдётся. А сейчас всем нужен отдых. Гости, проходите в столовую, я сейчас приготовлю ужин, а затем уложим вас спать. Кроватей на всех хватит.

— Нам нужно продолжить искать выживших, — упёрто гнул свою линию Кэмдиброг. — Но не тешьте себя надеждами. И помните, самая достойная смерть — на поле битвы.

Йаллана сделала вид, что не услышала слова Кэмдиброга и тихо ушла на кухню готовить ужин.

— Выходить отсюда, — грозно начал громила Йенжи, — это самоубийство. И для вас, и для нас. Сэр Кэмдиброг, я прекрасно знаю, какой вы непревзойдённый боец. Прочёл не одну книгу о ваших подвигах, и для меня большая честь встречать вас в своём доме, но… даже вы бессильны перед тайтами. Теперь мы все вынуждены сидеть здесь вечно.

— По крайней мере, пока не закончится еда, — продолжил мысль мальчик по имени Йор. — Теперь с гостями она закончится в два раза быстрее…

— Йор! — строго осадила сына Йаллана.

— Или пока тайтам не удастся разобрать наш дом, — вздохнул здоровяк.

— Не удастся! — уверенно отрезал Йенэр. — И еды навалом, не будьте такими жадными! Всё как-нибудь образуется, я уверен…

Атмосфера оставшегося вечера была по-настоящему угнетающей, несмотря на попытки Йенэра и присоединившегося к нему Танталиила приободрить народ. Но как бы они ни старались, Эмили становилось всё больше не по себе, а страх завладевал ею всё крепче. Она прекрасно слышала, как упорно скребутся тени, стирая каменную поверхность в пыль.

Когда все улеглись спать наверху, Эмили одна расположилась на первом этаже, тускло освещаемом дрожащим пламенем свечей. Волкодав по-прежнему мирно спал в углу, наверняка даже и не догадываясь о приближающемся конце. Никто не строил планы по спасению. Все смирились со своей участью. Но девушка не желала сдаваться. Она долго сидела, размышляя о том, где же теперь найти выход, и есть ли хоть какое-то спасение… Но решения так и не находила. В полночь к ней приблизились чьи-то лёгкие шаги. Девушка оглянулась и увидела Танталиила. Он несколько секунд мялся на месте, а затем присел рядом с ней.

— Как думаешь, — начал он, — когда тени раскопают к нам лазейку?

— Возможно, к утру… Я чувствую, как быстро истончается камень.

— Это даже ещё хуже, чем я предполагал. Да, похоже совсем скоро они здесь не оставят камня на камне…

— Я вспоминала о Заповеднике, который мне показывал Энендил… Это заколдованное место, в котором вечно светит солнце. Мы могли бы спрятаться там, но я понятия не имею, как туда попасть… А вот Риэль знает, — вздохнула Эмили. — Только её нет… Что же нам делать?

— Честно признаюсь — не имею ни малейшего понятия. Но не хочу верить в то, что единственным решением является смирение.

— Я тоже…

— Вот и молодец, — улыбнулся лингвист и похлопал её по плечу. — Надежда сейчас очень важна. Именно надежда может уберечь от многих глупостей.

Танталиил ушёл спать, так и оставив немой вопрос на лице Эмили. Вдруг девушка отчётливо услышала, как завыл ветер на улице и зашуршали листья.

«Ветер усиливается, — подумала она. — Хоть бы он принёс надежду…»

Как назло, неумолимо быстро утекало время и заканчивалась ночь. Совсем скоро настанет рассвет. Правда, сейчас рассвет — лишь стрелки на часах, а по сути продолжение бесконечной ночи. Но Эмили была твёрдо уверена в том, что до этого рассвета не доживёт никто. Слишком быстро истончался камень стен и крыши. Слишком настырны и неистовы тайты. Слишком мало времени осталось.

Тем временем ветер, гуляющий по улицам Адрамаса, превратился в настоящий ураган! Хранительница слышала, как ломались ветки, как кустарники вырывались с корнями от резких порывов ветра. Но теням ураган, как назло, не причинял большого беспокойства. Волкодав проснулся и принялся играться с Эмили, а за ним потихоньку начинали пробуждаться и остальные «пленники» дома и поочерёдно спускались в мастерскую. В полной тишине приготовились они встречать рассвет… или свою смерть. Даже Пушок почуял неладное и притих, изредка рыча на стены дома. Теперь всем отчётливо был слышен скрежет когтей об истончённую каменную стенку. Как бы кто не храбрился, но Эмили прекрасно слышала беспокойный стук сердец каждого. Даже Йенэру не удавалось поддерживать бодрость духа.

— Может, спрячемся в погреб? — дрожащим голосом пролепетала Йерини.

— А ведь точно! — моментально воодушевился Йенэр, уже открывая дверцу в полу. — Места на всех хватит!

Уговаривать никого не пришлось, сначала еле протолкнули туда волкодава, а затем в считанные секунды спустились все остальные. Йенжи, спустившийся последним, на всякий случай закрыл крышку на замок. Йенэр зажёг факел, и теперь можно было разглядеть помещение. Погреб оказался воистину огромным и набитым едой — в кромешной тьме и холоде хранились ящики с овощами и фруктами, а так же многочисленные стеллажи с банками солений, варений и всевозможных соков.

— Дверца же деревянная, — сказал Оуэн. — Тени её сметут в считанные секунды.

— Нужно использовать все возможности, — похвалил оборотня Кэмдиброг, и в этот момент крыша дома обрушилась вместе со вторым этажом.

Грохот стоял такой, что попадали сразу несколько банок с соленьями, стоящие на верхних полках. Чудом не пробило и сам вход в погреб, на котором образовалась лишь небольшая трещина. Пушок испугался больше всех, заметавшись по помещению и чуть не сбив целый стеллаж. Йенэр подал какой-то знак волкодаву, и тот улёгся на пол и не издавал больше ни звука. Тени, не обнаружившие никого, впали в бешенство. Неистово крича, они начали раскапывать завалы в поисках выживших, отшвыривая камни и целые куски здания в стороны… и всё-таки докопали до этой дверцы. Но не заметили её! Неужели это и есть шанс?! Единственный шанс на спасение. Тайты громили обломки с такой силой, что дрожали шкафы со стеклянными банками. Все примкнули к этим шкафам, пытаясь приглушить звон банок, но это плохо удавалось. Разумеется, это не могло не привлечь внимание теней. Но пока убежище остаётся не найденным, надежда не угасает. Один из тайтов заподозрил неладное и издал вопль, похожий на ультразвук. Все с силой позатыкали уши, чтобы приглушить его. На Эмили с её сверхчутким слухом он подействовал ещё сильнее, и она потеряла сознание. Вопль наконец утих, как и все остальные звуки, и Танталиил, стоящий рядом с девушкой, моментально приник к ней.

— Эмили, — прошептал он, осторожно похлопывая по щекам. — Очнись…

Девушка с трудом пришла в себя и села на каменном полу.

— Они что-то задумали, — еле слышно сообщила она, глядя в пустоту, и тут же прижалась к ближайшему шкафу. Все последовали её примеру.

Внезапно раздался грохот — что-то тяжёлое упало на руины дома. Вероятно, тайты подняли на высоту самые тяжёлые обломки и кидали их вниз, в надежде, что пленники выдадут своё нахождение. Похоже, тени оказались умны, и к этому никто не был готов. Сдавленным звоном отозвался этот грохот в стеллажах — все были начеку, и каждый держал свой шкаф. И всё бы хорошо, но тут же на одной из верхних полок зашаталась пузатая банка с вареньем. Эмили это услышала и знаками привлекла внимание Оуэна, держащего как раз этот стеллаж. Он мгновенно всё понял и протянул руку, чтобы её поймать — банка опрокинулась и угодила прямо в руку парню. Но не успели все выдохнуть с облегчением, как следом раздался ещё один удар — самый мощный! Удар такой силы, что попадало сразу с дюжину банок, и даже потолок начал осыпаться. Конечно, никто не успел поймать эти банки, и они со звоном разбились оземь… Тайты не заставили себя ждать — они услышали, откуда доносится звук и непременно начали ломиться в дверцу. Теперь было совершенно очевидно — это конец… Семейство оборотней сжалось в объятиях, самые младшие, Йор и Йерини, начали тихо всхлипывать, Оуэн и Кэмдиброг обречённо отломали стойки у стеллажей и без малейшей надежды приготовились обороняться. Тут Эмили не выдержала и тихо заплакала. «Всё было напрасно… — думала она. — И это только моя вина». Танталиил крепко обнял Эмили и погладил по голове.

— Тише, девочка моя, — ласково приговаривал он. — Всё хорошо… Всё будет хорошо…

И вдруг наступила полнейшая тишина. Несколько минут все в недоумении стояли и ждали продолжения атаки, но все звуки утихли. Лишь ветер завывал снаружи.

— И что это значит? — риторически спросил Йенэр.

— Сейчас узнаем, — Оуэн уверенно направился к крышке погреба.

— Стой! — Эмили подбежала к нему и остановила рукой. — Что ты собираешься делать?!

— Теней нет, Эм! Слышишь?

— Слышу…

— Я осторожно, не переживай. Видишь трещину в дверце? Её осталось только расширить, и мы хотя бы будем знать, что там происходит снаружи, — парень аккуратно отломил щепки и начал ковырять отверстие. — ЧЁРТ, МОЙ ГЛАЗ! — вдруг заорал он.

— Что случилось?! — хором спросили остальные.

— Свет попал…

— ЧТО?!

Оуэн несколько секунд медлил, а затем смело открыл дверцу. Всё пространство моментально заполнил яркий, ослепляющий и невероятно воодушевляющий свет!

Глава 6. В поисках выживших

Когда глаза привыкли к свету, все живо выбрались на поверхность. Вокруг бушевал ураган! Но всё же это был не обычный ураган — сильнейшие порывы ветра трепыхали лишь верхушки деревьев и резво разбрасывали тучи, очищая небо, в то время, как в низинах лишь лёгкий ветерок колыхал пространство. Эмили раскинула руки и, еле сдерживая смех, радовалась только что вставшему солнцу, как своему старому другу.

— Бедная наша мастерская… — пробурчал Йенэр, разглядывая обломки.

— Это всё пустяки. Мы живы — это главное! Погода благоволит! — воскликнул Кэмдиброг, но всё ещё настороженно оглядываясь по сторонам.

— Похоже, это не погода… — таинственно проговорил Танталиил. — Здесь явно замешана сильнейшая магия. Но никто из тех существ, о которых я знаю, не способен так управлять ветром. Ведь этот ветер сметает тучи, созданные высшей чёрной магией! Невероятно…

— Неважно, — пробурчал Кэмдиброг. — Ночь всё равно придёт по расписанию. У нас лишь день, чтобы найти выживших и вернуться к тоннелю. Всех раненых отводим сюда, в погреб. Способных самостоятельно передвигаться просим поучаствовать в поиске выживших. Оборотни знают, где этот тоннель, так что предлагаю нам разделиться. Оуэн, ты со мной. Танталиил — с Эмили. Оборотни — распределяйтесь сами, как вам угодно. Помните, пока вы на свету — вы в безопасности. В тень не заходить ни при каких обстоятельствах! И в дома также! Даже если якобы там будут раненые, умоляющие зайти туда под любым предлогом. Это может быть ловушка! Всем понятно?!

— Да, — тихо отозвались все.

— Отлично. И запомните — сегодня время — наш главный враг! Забудетесь на минуту и не успеете удивиться, как солнце опустится за горизонт. Не позже шести встречаемся здесь и идём до тоннеля. Вместе. Кто отстанет — рассчитывает только на себя. Теперь распределим направления…

— Я иду на Тэтадрэмм! — решительно воскликнула Эмили.

— Уверена? Это самое опасное направление.

— Умоляю! Лайт остался в королевской конюшне, и Дэймиора мы можем найти только там, я уверена! Если он ещё жив…

Кэмдиброг пристально вглядывался в глаза девушки, а затем с глубоким вздохом кивнул.

— Тогда я пойду с тобой.

— Брось, Кэмдиброг, — запротестовал Танталиил, — я способен её защитить. И ты это знаешь.

— Ладно… Только возьмите с собой волкодава. И, надеюсь, хватит ума не заходить в сам Тэтадрэмм.

— Конечно!

— Сэр Кэмдиброг, — нерешительно замялся Йенэр. — Нельзя им с волкодавом.

— Почему это?

— Ну… Пушок очень юн и может натворить такого! Нет, без моего надзора с ним будет опаснее, чем без него. Давайте я пойду с Эмили и заодно за волкодавом пригляжу.

— Понял. Танталиил и Эмили — идёте без волкодава.

— Что? — расстроился оборотень. — Но я же не это имел в виду!

— Да понял я, что ты имел в виду. Приказы не обсуждаются. Итак, передвигайтесь очень быстро, Тэтадрэмм далеко. А ещё лучше — бегите. Ваша цель: быстро добраться до Тэтадрэмма, но не доходя до него самого, а затем успеть вернуться обратно. Очень важно не подходить к цитадели близко! Не забывайте, там Страж Тьмы и сам Дамруд. Поняла, Эмили?

— Да.

— Танталиил, проследи за ней, я на тебя рассчитываю. Если будут раненые, скажите им, куда нужно идти. Если передвигаться сами не смогут — заберёте на обратном пути. Также ваш маршрут будет пролегать через лазарет Джованны, проверьте, возможно, там остались выжившие. Благодаря прозрачному куполу там будет много света, а потому достаточно безопасно. Однако всё равно будьте начеку. Возьмите с собой столько медикаментов, сколько сможете. Мертвых оставляйте на местах и даже не вздумайте с собой брать! Как бы привязаны вы к ним не были. Нет времени на похороны. Сейчас Адрамас и есть кладбище. Всё понятно?!

— Да! — твёрдо ответил Танталиил.

— Мы справимся! — дрожащим голосом воскликнула девушка.

— Тогда марш отсюда!

Эмили уверенно пошла по дороге, решительно сжав кулаки.

— Не в ту сторону! — крикнул Кэмдиброг.

Девушка сконфуженно улыбнулась, и Танталиил, подхватив её под руку, повёл в нужном направлении.

— Кэмдиброг, не беспокойся, я за ней пригляжу.

— Постойте! — подбежала к ним Йаллана с небольшой связкой. — Вот, возьмите, здесь немного еды…

— Благодарю, латэра Йаллана, — низко поклонился эльф, — вы очень добры.

— И если встретите Дожжа и моих детей… Прошу, приведите их…

— Так и будет!

— Удачи вам…

— И смертельно раненых не берите с собой! — крикнул им вслед Кэмдиброг. — Помните, медикаментов мало и тратить их придётся только на тех, кому ещё можно помочь!

— Надеюсь, нам не придётся делать такой выбор… — прошептала Эмили.

Они двигались в очень быстром темпе, иногда переходя на бег, и всё это время девушка вслушивалась в окружающие звуки, пытаясь уловить признаки жизни. Но сейчас Адрамас действительно был кладбищем. Пустые дома, бездыханные тела, попадающиеся на пути, убивали надежду. Мощнейший ураган по-прежнему неустанно раскидывал тучи, так и норовившие снова закрыть небо, обнажая чистую голубизну. Лишь изредка ветер спускался до земли, тревожа ветви деревьев и срывая с них последние пожухшие листья. Но как долго продлится этот спасительный ураган, никто не знает, поэтому путники не останавливались ни на секунду.

Вот попалось очередное тело, и Эмили с ужасом узнала в его очертаниях тётю Тэйлин — знакомую Риэль, у которой та жила и сильно привязалась к ней.

— О нет, — девушка присела рядом с женщиной и закрыла лицо руками.

— Ей не помочь, Эмили. Нужно двигаться дальше, — Танталиил положил ей руку на плечо. — Скоро полдень, а путь ещё так далёк. Не забывай, нам до вечера нужно вернуться к тоннелю.

— Да… Извините… — она встала и с силой вытерла внезапно нахлынувшие слёзы. — Но что же… Неужели так оставить её здесь?

— Ты же слышала приказ Кэмдиброга…

— Тогда пойдём быстрее, — со злостью сказала девушка и почти бегом рванула вперёд.

— Просто не оглядывайся, — сочувственно проговорил эльф, — иди только вперёд.

Всё оказалось сложнее, чем она думала. Эмоции брали верх, и она чувствовала, как проваливала это испытание. Ей захотелось остановиться и повернуть назад. Страх увидеть бездвижные тела друзей брал верх… Эмили уже начала сбавлять темп, как вдруг услышала чьё-то сердцебиение где-то в стороне во двориках.

— Нам надо свернуть туда! — взволнованно сообщила она и побежала на стук сердца.

Похоже, этот звук доносился из дома. Само строение уцелело, а дверь была открыта. Вспомнив приказ о том, что ни в коем случае нельзя входить в помещения, она постучала. Эмили и Танталиил с минуту стояли в ожидании ответа, но никто не отозвался.

— Вдруг там кто-то ранен и нуждается в помощи? — прошептал эльф и было направился в само помещение, но Эмили его остановила.

— Постойте… Эй! — крикнула она в дверной проём. — Здесь есть кто-нибудь живой?!

Стук сердца ускорился, и девушка поняла, что её услышали.

— Не бойтесь! Я Эмили — Страж Света! И со мной Танталиил — лингвист! Мы ищем выживших! Здесь есть уцелевшие? Я слышу сердцебиение!

Но ответом по-прежнему была тишина.

— Мы не будем заходить! — убеждал Танталиил. — Если никто не ответит сейчас, то мы развернёмся и уйдём!

— П-подождите… — послышался сдавленный испуганный мужской голос. — Адрамас захвачен тенями, как вы можете спокойно разгуливать здесь?

— Так солнце светит, — нахмурилась девушка. — Тайты ушли в тень.

— Поэтому нужно быстро отсюда выбираться, — добавил эльф, — пока не зашло солнце!

Послышался скрип, и через несколько секунд из-за двери выглянул огромный мужчина. Эмили вспомнила его! Именно у него они с Йенэром своровали пирожок с начинкой из перелей. Но, похоже, он её не узнал, к её огромному облегчению.

— О, Алирмир… Вы не обманули! Солнце! — мужчина радостно выбежал на улицу, протягивая руки к небесному светилу. — Я спрятался в шкафу, притаился и молился. Двое суток старался не шевелиться, чуть с голоду не помер!

— Знаете, где мастерская Дожжа? — серьёзно спросил Танталиил.

— Конечно, кто ж не знает.

— Идите туда, именно там собираются все выжившие. Здесь оставаться небезопасно. Там наверняка вас накормят. И у меня есть немного…

— Так погодите, у меня и у самого есть еда! С удовольствием со всеми поделюсь!

— Это прекрасно! Тогда берите всю еду, которую сможете унести, и направляйтесь в мастерскую Дожжа. Если есть что-то полезное, медикаменты, тёплая одежда, то тоже берите.

— Конечно!

— Только путь держите через Лонную улицу. Если встретите ещё выживших, берите с собой. И самое главное — не заходите в дома и тень.

— Всё понял! Ох, право сам Алирмир послал вас ко мне…

— Времени очень мало, мы вынуждены идти дальше искать уцелевших, — поторопила девушка. — Удачи вам.

— Конечно! Встретимся в мастерской Дожжа! И пусть ваш путь будет охранять Алирмир…

Мужчина убежал собирать вещи, а Танталиил и Эмили продолжили путь к Тэтадрэмму. Время подстёгивало их ускоряться и переходить на бег. Тех редких уцелевших и раненых, которые попадались на пути, направляли в мастерскую. И что очень обнадёживало, поиск выживших проходил всё легче и эффективнее. Уже долгое время молодая Хранительница постоянно слышала лошадиное ржание, доносящееся из королевской конюшни, к которой они уже скоро должны подобраться. И это очень радовало девушку, ведь Лайт должен быть жив! «Видимо, теней совсем не интересуют животные, — подумала девушка, — иначе ни одного коня в живых бы не осталось. Конечно… Их занимает только уничтожение людей и других двуногих созданий, способных обороняться…». Затем к ржанию лошадей прибавилось множество голосов.

— Столько голосов! — воодушевлённо проговорила она. — Именно из лазарета Джо доносится шум! Ещё немного, и мы доберёмся до него.

И она была права, вот уже показался стеклянный купол лазарета, возвышающийся надо всем.

— Только не это… — Вдруг Танталиил застыл на месте, уставившись в одну точку.

Эмили посмотрела в то место, которое заставило побелеть лингвиста, и в тот же миг у неё защемило сердце.

— О нет, — всхлипнула она, — Алантай!

Впереди, заваленный одним из деревьев, лежал Алантай, истерзанный ранами и припорошённый листвой, а рядом с ним лежал его старый добрый рюкзак-палатка — изорванный в клочья до такой степени, что починить его было невозможно. Но слабое сердцебиение уверило — эльф ещё жив! Путники подбежали к нему, быстро убрали дерево и принялись приводить его в чувства.

— Дружище, очнись! Это я! Танталиил!

— И Эмили! Умоляю, скажите хоть что-то! Подайте знак!

Они не представляли, насколько серьёзны раны картоведа, но он по-прежнему не шевелился и никак не реагировал.

— Танталиил, мы не можем оставить его здесь, — заплакала Эмили. — Это же наш друг…

— Мы не оставим! — твёрдо сказал Танталиил, поливая лицо эльфа водой из фляги.

— Алантай, — Девушка сжала ладонь картоведа руками и вкрадчиво проговорила: — Очнись, прошу, мне нужно, чтобы ты подал знак, что слышишь меня.

— Эмили… — вдруг застонал эльф и открыл глаза. — Ты обратилась ко мне на «ты»? Не может быть. Я точно умер.

Эмили и Танталиил засмеялись и помогли ему присесть.

— Нет, мой друг, — похлопал его по плечу лингвист. — Ты жив! И мы сделаем всё возможное, чтобы ты поправился!

— Да, это всего лишь царапины… Если постараюсь, могу даже шарбаж сплясать, — прокряхтел тот, и все снова засмеялись, ведь шарбаж — это самый энергичный танец Рэтхима. — И всё-таки… Эмили, неужели ты и правда обратилась ко мне на «ты»?

— Да, — улыбнулась она. — Ты же всегда просил об этом.

— Ух, чёрт возьми, ради этого, пожалуй, стоит жить! О нет… — Алантай увидел свой растерзанный волшебный рюкзак и потерял дар речи. — Мой… мой дом…

— Все потеряли свой дом, — с сожалением проговорил Танталиил. — Ничего, сделаем тебе новый.

— Нет… Это подарок Бумбеки…

— Стража Стихий? Дружище, похоже ты слишком сильно ударился головой. Ты можешь встать?

— Да, меня лишь ветками расцарапало да синяками обсыпало, — Эльф кинул последний, полный тоски взгляд на остатки рюкзака, а затем при помощи друзей встал и попробовал выпрямиться. — Оуч! И, судя по всему, сломано ребро. Или два. Нет, всё-таки три…

— Пойдём в лазарет, возможно, там ещё остались лекари. Тебе обязательно помогут.

Друзья, придерживая Алантая, поковыляли в больницу Джованны. К счастью, больше таких тяжелораненых на пути не встречалось, но и выживших тоже. Они уже вышли к лазарету, как вдруг из одного из домов послышался детский плач.

— Это что, ребёнок? — испуганно спросил Танталиил.

— Похоже на то, — подтвердил догадку Алантай. — Бедняга…

— А может и нет, — оборвала их Эмили и те вопросительно на неё уставились. — Я не слышу ни единого стука сердца в этом доме…

— Возможно, ты ослабела и чуткий слух начал подводить… — уверял лингвист.

— Нет, я по-прежнему слышу сердца из лазарета. Много сердец.

— Значит, они могут просто заглушать одно единственное маленькое сердечко.

— Нет, я уверена, что здесь никого нет.

Танталиил, не слушая Эмили, оставил её с Алантаем и подошёл к дому. В окно заглянуть не получилось, так как их закрывали плотные шторы.

— Кто здесь? — громко спросил он и постучал в дверь. Ответом по-прежнему был лишь тихий плач. — Это же ребёнок! И, возможно, он в беде! Нужно помочь ему!

— Нет, прошу не заходите туда! Вдруг это ловушка?

— Неужто тайты заговорили детскими голосами?

— Мы ничего не знаем о них, всё может быть…

— Здесь я соглашусь с Эмили, — подключился к спору Алантай. — Мы ничего не знаем о тайтах. Лучше не рисковать.

— А если там и правда ребёнок? И мы уйдём! Я не могу так поступить, — эльф попытался открыть дверь, и она легко отворилась.

— Танталиил, нет! — хором крикнули друзья, но было уже поздно.

Он зашёл в дом, и его тут же схватил тайт, потащив вглубь. Эмили тут же бросила Алантая и побежала за лингвистом. Тень уже успела проволочить его несколько метров к тому моменту, как девушке удалось-таки выдернуть друга из его захвата. Но без боя тварь не собиралась сдаваться, тайт начал неистово царапать девушку и Танталиила, и тут ворвался Алантай, который через боль схватил Эмили и лингвиста и вытолкнул обратно на свет.

— Кажется, я ещё одно ребро сломал, — простонал Алантай, распластавшись на земле.

— О нет! — выдохнула Эмили, увидев, как из шеи Танталиила хлещет кровь. — Только не это!

— Скорее держи! — картовед оторвал лоскут от своего фрака и незамедлительно протянул ей.

Девушка дрожащими руками схватила ткань и моментально заткнула обширную рану, еле перевязав шею. Алантай с трудом помог ей поднять Танталиила и подхватил под плечо.

— Ты и так ранен, — запротестовала Эмили, — я одна его донесу.

— Брось, не лишай меня возможности погеройствовать! — пошутил картовед, хотя голос его дрожал. — Скорее в лазарет!

Они быстро добрались до больничных дверей и буквально вломились в них. Первым, кого она увидела, был Лоуренс.

— Моя госпожа! — воскликнул он, подбегая к ней. — Вы живы, какое счастье! О нет, Латэр Танталиил! Что с ним случилось?!

— Тайты напали, у него серьёзная рана на шее…

— Понял, — кивнул он и коротко свистнул. — Носилки!

Тут же подбежали два эльфа с носилками, без лишних слов уложили на них Танталиила. Лоуренс, не медля, повёл их за собой в палату. Эмили и Алантай неловко зашли в помещение, которое напоминало операционную. Здесь было много столов, и на каждом из них лежали тяжёлые пациенты. Среди них Эмили с замиранием сердца узнала Дожжа.

— Дожж! — воскликнула она, но тот был без сознания. — Что с ним?!

— Горе… Я нашёл его среди тел его детей. Их не удалось спасти… Он не говорит, не ест. Почти всё время спит. Никто не может достучаться до его разума.

— О боже… Сколько детей он потерял?

— Четверых. Остальных мы не нашли.

— Только не это… Значит, больше никто не выжил.

— Простите?

— Четверо детей уцелело, они сейчас в безопасности. Жена Дожжа меня просила найти остальных… Я не знаю, как она это переживёт…

— Многим предстоит смириться со смертью. Теперь она будет нашим постоянным спутником. Кстати, многие гроссарды выжили!

— Выжили? О, это прекрасная новость!

— Да, они очень храбры! Почти все найденные выжившие — это их заслуга. Они до сих пор на поисках. Только вот короля Хандерлога спасти не удалось… Он пал, пытаясь защитить свой народ…

— А ланты? Их находили?

— Только мёртвые тела…

— Понятно, — зажмурившись, вздохнула девушка. — Лоуренс, Танталиил выживет?

— Не переживайте, мы его обязательно подлатаем, — улыбнулся парень Хранительнице. — Многие спаслись здесь.

— Я не вижу старших лекарей. Где все?

— Они все были приглашены на бал и не вернулись, когда тень всё накрыла.

— Значит, всё это твоих рук дело?! Похоже, ты и правда стал настоящим лекарем!

— О, спасибо, госпожа… — раскраснелся юноша. — Мне очень приятно это слышать от вас. Вы ведь первая в меня поверили…

— Кхе-кхе, — нарочито откашлялся Алантай.

— Точно! — стукнула Эмили себя по лбу. — Ему тоже нужна помощь. У него сломаны рёбра.

— Рёбра пусть немного подождут. Сначала разберёмся с латэром Танталиилом, — смутно проговорил Лоуренс, внимательно разглядывая ранение лингвиста.

— Прошу, пройдёмте со мной, — проговорила картоведу медсестра, и тот, тут же взбодрившись, последовал за ней в другую палату.

— Лоуренс, — серьёзно проговорила Эмили, — нужно как можно скорее отправляться в мастерскую Дожжа. А оттуда до тоннеля. Таков план. И нужно успеть до заката.

— Госпожа, но как же это?! У нас много пациентов, которых невозможно перевезти. Нельзя же их бросить здесь?!

— Нет выхода, — Эмили чувствовала, как ком подступил горлу, и закрыла глаза. Кэмдиброг приказал… приказал оставлять безнадёжных раненых.

— И он прав! — послышался знакомый голос за спиной. Девушка и не заметила, как в помещение вошёл её старый друг из Вирхима.

— Ник! — громко воскликнула она и обняла парня. Как же рада она была ему, словно самому близкому родственнику! И это было взаимно: Ник крепко стиснул её в объятьях и приподнял над собой.

— Не представляешь, как я счастлив тебя видеть живой и невредимой! Джо, Оуэн… целы?

— Да! И на тебе ни царапинки!

— Это заслуги этого камня, — Парень покрутил в руке тот самый камень Кэмдиброга. — Тени при виде его ко мне так и не смогли подступиться!

— Фантастика… Это может сыграть нам на руку!

— Не то слово! Я уже перекинулся парой слов с Алантаем и посвящён в ваш план. Лоуренс, неподалёку королевская конюшня, ты можешь послать туда людей, чтобы привели лошадей и повозки для больных?

— Да, но…

— Нужно перевезти больных до вечера к тоннелю. Только так ты дашь им шанс выжить. Оставаться здесь — это медленная смерть. Ты готов взять на себя такую ответственность?

— Я всё понял, — тихо проговорил юноша, уже зашивая ранение Танталиила. — Я приведу всех в мастерскую.

— Это правильный выбор, — улыбнулась Эмили. — А теперь мне нужно к Тэтадрэмму.

— Госпожа! — Лоуренс от испуга даже выронил инструмент на пол. — Не смейте! Опаснее места сейчас не сыскать во всех мирах!

— Я должна найти короля Дэймиора…

— Я не отпущу вас туда, — юный лекарь преградил ей выход.

— Лоуренс, да успокойся ты, — Ник положил руку ему на плечо. — Я пойду с ней.

— Что? — теперь уже возмутилась Эмили. — Ни за что, я иду туда одна. Больше не хочу никого подвергать опасности. Со мной ничего не случится, я же Страж.

— Со мной тоже ничего не случится, у меня же есть самая лучшая защита! — парень довольно подбросил белый камень.

— Что ж, весомый аргумент, — улыбнулась Эмили, и Лоуренс отошёл от двери.

— Прошу, будьте осторожны…

— Конечно! И тебе удачи, Лоуренс. Собери все медикаменты, которые только сможешь унести. Встретимся в мастерской Дожжа в шесть вечера. Или, в крайнем случае, в тоннеле.

— Несомненно, моя госпожа! До встречи!

— До встречи, — улыбнувшись, сказала девушка и закрыла двери.

— Ну что, вперёд? — вздохнул Ник, а затем, передразнив Лоуренса, добавил: — Моя госпожа.

— Прекрати, — засмеялась девушка. — Вперёд.

И друзья двинулись к Тэтадрэмму, который теперь всецело принадлежит врагу. Они бежали, поскольку время уходило ещё стремительнее, чем обычно. Порой на пути им попадались ищущие выживших гроссарды, их они тут же посвящали в тонкости плана. А вот выживших в этой части Адрамаса здесь совсем не было. И вот, наконец, они остановились прямо перед дворцом, утратившим свой лоск из-за теней, изрядно потрепавших его. Какая-то магия окутывала стены Тэтадрэмма, и слух Эмили так и не мог пробиться сквозь неё и услышать, что же там творится. «Неужели Дэймиор там?» — в отчаянии подумала девушка.

Некоторые башни рухнули, повсюду валялись обломки, тела… Блуждая по руинам, Эмили со страхом заглядывала в лица погибших людей, боясь увидеть друзей. И каждую минуту, каждую секунду она вслушивалась в окружающие звуки, пытаясь уловить самый желанный, самый любимый стук сердца, который она узнает из миллиардов. Но все усилия были тщетны… Зато уловила чей-то другой: чьё-то беспокойное сердцебиение у восточной части Тэтадрэмма. «Ещё один выживший», — подумала девушка и дала команду Нику следовать за ней. Здесь они старались двигаться бесшумно, чтобы не привлечь врагов, способных передвигаться под лучами солнца.

Аккуратно обходя руины башен и стороной держась главной крепости, они дошли, наконец, до источника звука. На камнях, сгорбившись и упираясь лбом в колени, сидел Фандур. Его белое платье было всё испачкано грязью и запёкшейся кровью. В руке он сжимал меч Ри, а повсюду валялись останки тайтов, словно чёрные ошмётки промасленной ткани. А за его спиной лежал Дэймиор…

— Нет, — выдохнула девушка. Чувствуя, как всё внутри холодеет, она не могла заставить себя двинуться с места.

— Эмили? Николас? — поднял голову Фандур. — Создатель вас послал…

Он, пошатываясь, встал и направился к ним, а девушка по-прежнему не могла отвести взгляда от любимого человека.

— Есть ли у вас хоть капелька воды?

— Конечно, — тут же откликнулся Ник и протянул старику не только флягу, но припасённый с собой хлебец. Фандур тут же накинулся на еду и даже поблагодарить забыл.

— Эм… — сочувственно произнёс парень, приобняв её за плечо. — Мне так жаль…

— Он жив! — воскликнул Фандур, опустошив флягу.

— Не может быть… — сдавленно проговорила девушка, удерживая слёзы из последних сил. — Я… я не слышу ни его дыхания… ни… сердцебиения…

— Он дышит! И сердце бьётся! — упрямо возражал Фандур, а затем схватил её за руку и повёл к телу молодого короля. Насильно приложив её ладонь к груди парня, он проговорил: — Чувствуешь?

Это было невероятно, но сердце его билось, хоть и очень слабо.

— Дэймиор… — всхлипнула она, примкнув к нему. — Ты жив!

— Осторожнее, — тут же отстранил её Фандур. — Он упал с вершины купола и чудом остался жив. Хоть падение и смягчили навесы крепости, но у него могут быть переломы. Не могу сказать точно, я не лекарь… Но больше всего меня беспокоит рана в груди. Я перевязал её, но кровь продолжает идти, — и действительно, камни вокруг его тела были все в запёкшихся подтёках почти чёрного цвета.

— Нужно срочно отнести его Лоуренсу!

— Лоуренс уже скорее всего направился в мастерскую Дожжа, — Ник кивнул на солнце, которое опускалось всё ниже. Тени становились длиннее, и вместе с ними увеличивалась и опасность.

— Значит, и нам нужно поторопиться в мастерскую! — Эмили взволнованно осматривала Дэймиора, не представляя, как они его понесут, ведь у него действительно могут быть переломы.

— Надо раздобыть повозку! — словно прочитав мысли девушки, сказал Ник. — Ну или что-нибудь с колёсами.

В брошенном городе раздобыть что-нибудь с колёсами не составило труда: старая, но крепкая телега без дела стояла в одном из садов. Пока Фандур изучал тележку, Ник куда-то запропастился. Эмили решила не терять времени в ожидании и, рискнув, забежала в ближайший дом. Вытащив оттуда простыню, она разорвала её на ленты и перевязала, как могла, рану Дэймиора.

— Жаль, лошади нет, — пробурчал Фандур.

— Но зато есть мы, — добавил Ник, весь обмотанный какой-то шторой и зачем-то приволочивший отломанную дверь.

— Зачем ты обворовал дом? — недовольно спросил летописец.

— Всё это пригодится. У него может быть сломан позвоночник, и как же здорово, что я как-то давно гуглил эту тему! Итак, для переноса на носилки, — он положил дверь рядом с Дэймиором, — нужно минимум три человека, так что мы справимся. Главное переносить его так, чтобы спина не прогнулась вниз. Так, давайте одновременно его приподнимем и переложим на дверь.

Все встали рядом с королём и приготовились переносить.

— На счёт три, — скомандовал Ник, — раз… два… три!

Все дружно и очень осторожно приподняли тело Дэймиора и положили его на импровизированные носилки.

— Отлично! Теперь нужно закрепить тело в ровном положении. Вот для этого и шторка! — парень разорвал материал на длинные полосы, а затем все помогли ему примотать Дэймиора к двери.

— Ник, теперь ты смело можешь идти в лекари! — восторженно проговорила Эмили, наблюдая за тем, как друг формирует из оставшихся тряпок фиксатор для шеи.

— Боюсь, это единственное, что я знаю из медицины, — засмеялся парень. — Да и узнал это волей случая. В общем, дело было ещё в подростковые годы. Как-то раз мы подрались с Джо, и я чисто случайно столкнул её с лестницы.

— Что?!

— Да-а, — сконфуженно протянул Ник, виновато почёсывая затылок, — она отключилась, а затем, когда очнулась, пожаловалась на боль в спине. И тут я в панике перерыл всю информацию о переломе позвоночника. Но всё обошлось! Рентген показал всего лишь перелом двух рёбер, так что она отделалась одним испугом.

— Да уж, — иронично вставила Эмили, поправляя повязки.

— Ладно, довольно болтовни, — пробурчал Фандур.

— Верно, загружаем носилки в телегу и вместе впрягаемся в неё!

Глава 7. Наперегонки с солнцем

После того, как всё было готово, друзья начали путь обратно до мастерской Дожжа. Надо признать, волочить повозку самим было тяжеловато и дело спорилось медленнее, чем хотелось бы. Постепенно поход превращался в самую настоящую гонку с уходящим солнцем. Уже давно стукнуло шесть, а они так и не добрались до мастерской.

— Вот чёрт, — прокряхтел запыхавшийся Ник. — Надеюсь, нас дождутся…

— Лучше на это не рассчитывать, — проговорила Эмили, впрягаясь изо всех сил. — Надо ускориться…

— Уж как тут ускориться, — пробубнил Фандур. — Я вам не лошадь запряжённая!

— Ради Дэймиора… — прошептала девушка. — Я по-прежнему не слышу его сердцебиение…

— Это всё ведьма… — вздохнул старик.

— Ведьма? — нахмурилась девушка. — Что за ведьма? И вообще, что произошло с Дэймиором, как он оказался на куполе? Расскажите всё по порядку.

— Я сидел в убежище и вдруг услышал звуки наверху. В потёмках еле разглядел, как Дэймиор борется с каким-то неведомым мне доселе монстром на куполе Тэтадрэмма. Я не видел, как он там оказался, но увидел, как монстр бросил его вниз. И я сразу побежал к месту его падения, не обращая внимания на тайтов, обороняясь лишь факелом. Когда добрался, увидел ведьму, склонившуюся над его телом. Я спросил, что она делает, и она ответила, что спасает ему жизнь. Сказала, пусть враг не слышит его сердце и думает, что он мёртв. Я не поверил, хотел прогнать, но в тот же миг она превратилась в летучую мышь и исчезла. Кто бы мог подумать, что она говорила правду. Заклятие-то сработало. Раз не услышала его сердце ты, значит, и Страж Тьмы тоже.

— Что это за ведьма была? — хмуро спросила Эмили, уже зная ответ наперёд.

— Капюшон скрывал её лицо, но голос мне показался знакомым. Вот только никак не могу вспомнить, где же я его слышал…

— Баррильда, — уверенно произнесла Эмили.

— Точно! — с облегчением воскликнул Фандур. — Как же я сразу не узнал эту беглую преступницу… После того, как она исчезла, я остался с Дэймиором и защищал его от тайтов мечом Ри. Прошло столько времени… Без воды и еды… И наконец явились вы.

— Спасибо, Фандур… — Эмили с благодарностью посмотрела на старца, который открылся перед ней совершенно с другой стороны. — Если бы не вы…

— Я выполнял долг. И вот ещё что… — Фандур начал копаться в закромах своего платья и нашёл какой-то помятый конверт. — Это лежало на Дэймиоре, когда я его нашёл. Видимо, та ведьма оставила. На письме твоё имя. Я не читал, если интересно будет узнать.

Эмили приняла конверт дрожащей рукой. Она совершенно точно была уверена, что ничего хорошего там не написано и, так и не раскрыв, убрала свёрток в потайной карман. Ник начал тормозить, и Эмили сначала не поняла причины остановки.

— Пришли, — грустно объявил он, оглядывая пустующие развалины мастерской, и устало побрёл к погребу. Но девушка уже точно знала, что там нет ни души…

— Наконец можно перевести дух… — проворчал Фандур и принялся разминаться.

Эмили же первым делом проверила Дэймиора — дыхание и сердцебиение хоть слабое, но прощупываются — а затем стрелой добралось до погреба, в который спустился Ник. Никого. И ничего. Все продукты, банки полностью смели. Но зато на уцелевшем столике дожидалась гостей буханка хлеба и пузатая бутылка воды. Рядом лежала записка:

«Мы были вынуждены уйти. Надеемся, с вами всё в порядке. Ждём в пункте назначения. Удачи! И, надеюсь, до скорой встречи.

Оуэн.

P. S. оставили вам ужин»

— Ну прямо королевский ужин, — иронично заключил Ник, тоже дочитав письмо до конца.

— Вы с Фандуром перекусите, а я пойду к Дэймиору, — проговорила девушка и удалилась.

Подойдя к повозке, Эмили долго смотрела на его лицо, а затем осторожно прикоснулась к нему. Кожа начинала гореть. Температура постепенно сжигала его тело и жизнь.

— Дэймиор, прошу, живи… — молила она и, не выдержав, заплакала. — Борись, прошу… Осталось потерпеть ещё чуть-чуть. Ты меня слышишь?

Девушка ждала хоть малейшего знака, но сознание так и не вернулось к парню. Ещё совсем недавно полный сил и уверенности рыцарь теперь беспомощен и уязвим. Эмили сжала его ладонь и осторожно поцеловала в щёку.

— Борись изо всех сил… — шептала она на ухо, аккуратно гладив его щёку.

В этот момент наружу вылезли сытые Ник и Фандур, и девушка отстранилась от лица Дэймиора, очень неловко себя почувствовав.

— Ой… — испуганно проговорил Ник, указывая вверх. — Надо срочно выдвигаться!

Все подняли головы и увидели, как на небе разыгралась настоящая схватка ветра и туч, и, похоже, ураган стал проигрывать устремившимся к солнцу чёрным облакам.

— Вот теперь надо бежать! — пропищал Фандур, снова впрягаясь в телегу.

Изо всех сил друзья тащили повозку… Да, именно «друзья», ведь теперь Фандур стал им действительно другом, хоть и довольно сложным и порой невыносимым. Как бы то ни было, но действовали они теперь слаженно, и дело спорилось скорее. Небольшой, еле заметный склон очень облегчил им путь, и телега катилась почти без усилий. Они двигались с хорошей скоростью и были уверены, что успеют добраться до тоннеля ещё до захода солнца. Только вот тучи, атакующие солнце со всех сторон, делали всё, чтобы ночь наступила раньше. Повсюду начали просыпаться тайты: они кричали, всё ещё прячась в тенях, но уже готовясь выходить. Как назло повозка так гремела, что все тайты Адрамаса прекрасно знали об их месторасположении. Бешеная гонка наперегонки с тенью длилась бесконечно долго. Путники дьявольски устали, но даже мысли о том, чтобы сдаться, себе не позволяли. Тем временем они оказались в низине, и далее предстоял подъём, на который уже почти не осталось сил.

Пока все переводили дух, Эмили уловила чьи-то грузные шаги вдалеке. И эти шаги приближались к ним. Вдруг из-за угла дома в конце улицы показался орк, облаченный в старые лохмотья, а в руке он грозно сжимал погнутый топор.

— Б-быстро вперёд! — закричала Эмили, показывая на орка, и дважды повторять не пришлось.

Все втопили в подъем, что было сил, но скорость телеги всё равно была медленнее улитки. Шаг за шагом, они упорно шли в подъём, и вершина медленно, но верно приближалась. Орк не торопился: он неспешно шёл за ними, но с его огромными шагами он довольно быстро их догонял.

— Стоять! — протрубил враг. — Борг вам принесёт смерть!

— Эмили, — прошептал Ник, — забирайся в телегу и держи Дэймиора.

— Что-что мне сделать? Я, конечно, не очень сильна, но со мной хоть чуточку легче тащить повозку…

— Я не про то. Короче, у меня гениальный план, давайте переедем его! Путь сдохнет под колёсами!

— Как это?

— С подъёма телега поедет, как масло по сковороде, а орк слишком неповоротлив и грузен, чтобы быстро среагировать. Эм, ты будешь держать Дэймиора, чтобы во время столкновения носилки не вылетели, а мы с латэром Фандуром подгадаем момент и одновременно со всей силы оттолкнём телегу назад, и раздавим орка! Всё, по местам!

У Эмили не было даже секунды возразить на этот сомнительный план, но деваться уже было некуда, повозка притормозила, и Эмили быстро вскарабкалась на неё, крепко схватив «носилки» с Дэймиором. С ужасом увидев в паре-тройке шагов от них орка, Эмили прильнула к парню. Тут же она почувствовала резкий толчок, и телега покатилась, моментально набирая ход прямо на орка. Тот остановился и уже готовился её с лёгкостью остановить, но спуск сделал своё дело — телега благодаря своему весу быстро набрала скорость и смела орка, по инерции ехав всё дальше, всё сильнее разгоняясь.

— А вот это я не учёл… — почесал голову Ник. Они с Фандур остались позади, а орк крепко зацепившийся топором за бортик повозки, и не думал сдаваться — он пытался вскарабкаться наверх, и у него это почти получилось. Эмили достала кинжал, чтобы покончить с орком, но тут же на одной из кочек подлетела и выронила клинок — тот со звоном полетел по дорожке. Чертыхаясь, девушка пыталась столкнуть орка ногой, но тот только схватил её за сапог, ехидно посмеиваясь. Вывернувшись из сапога, она быстро отломала поручень и стала размахивать им, как битой. В этот момент телега внезапно подпрыгнула на очередной кочке, и отлетело целое колесо. Телега сильно накренилась, а орку уже сложнее было удерживаться.

— О нет, — Эмили изо всех сил пыталась удержать носилки с Дэймиором, но повозка рассыпалась на глазах. Вдруг второе колесо с этой же стороны тоже отбросило в сторону, телега начала падать на бок, и дверь, которая являлась носилками, вместе с Дэймиором и Эмили съехала на дорогу, как по маслу. В тот же момент у повозки отлетело очередное колесо, и оставшаяся часть зажевала орка прямо под собой, проехавшись по его физиономии. Когда пыль улеглась, а напряжение спало, Эмили слезла с двери. Ник и Фандур уже успели подбежать.

— Ты как? — обеспокоенно спросил Ник, протягивая ей её кинжал.

— Да уж, план действительно гениальный… — недовольно проговорила Эмили, проверяя лоб Дэймиора. — Теперь нет повозки…

— Вон стоят ещё. Нам повезло, что в Адрамасе процветает торговля и телеги есть у каждого.

— Столько времени потеряно! — возмущался Фандур, проверяя, жив ли орк. — Теперь к тоннелю нам ни за что не успеть! Чёрная магия сильнее ветра, и тучи скоро закроют солнце!

— Но зато орк мёртв, — оправдывался Ник. Похоже, он и сам понимал, что план оказался паршивым.

— Нет, орк жив, — сказал Фандур, наклонившись над ним.

Ник и Эмили (в одном сапоге) подошли к телу орка. Действительно, он дышал, несмотря на то, что его только что раздавила тяжеленная повозка.

— Отдай мой сапог, — злобно проговорила она и выхватила у него из руки обувь. Вдруг он открыл глаза, и Ник сразу же нацелил на него свой меч.

— Мои руки… — низким басом простонал он. — Я их не чувствую… Убей Борга… Убей…

Ник поднёс остриё лезвия ещё ближе, к самой шее… но рука его задрожала.

— Я не могу, — выдохнул он и убрал меч.

— Борг не должен умереть в муках! — молил тот. — Убейте Борга! Как люди его семью…

— Мы не убийцы, — тихо проговорила Эмили.

— Правильно, — закивал Фандур. — Бросим его здесь! Смерть в муках — это именно то, что заслуживает это низкородное существо.

— Не бросайте Борга так! Убейте! Убейте!

Никто и не заметил, как Ник взял обломок от телеги и неожиданно оглушил орка по голове. Тот тут же потерял сознание.

— Простите, но я не мог больше это слушать…

— Правильно, — одобрил Фандур. — Теперь поспешим к тоннелю!

— Мы возьмём его с собой, — решительно проговорила Эмили.

— Что?! — хором возмутились остальные.

— Он ранен… Он страдает… Да и что он здесь делает? Я не видела, чтобы в Адрамас подоспело подкрепление в виде орков. Постойте… — вдруг в голове девушки пронеслось воспоминание о свидании с Йенэром в одном из заведений Адрамаса. Она прекрасно вспомнила тот момент, когда в заведение зашёл именно этот орк! Но его тогда выпроводили. У неё не было ни малейших сомнений — это был он. — Я его вспомнила! Это житель Адрамаса.

— Какая разница, чей он житель?! — заверещал Фандур. — Многие орки перебрались в цивилизованные города, однако они так и остаются отребьем, которое всегда согласится на убийство ради пары десятков медяков. Нет, я категорически не вижу причины для спора.

— Он нуждается в помощи, — Эмили была непреклонна. — Мы не можем его оставить здесь… В муках…

— Но зачем нам эта обуза?

— Мы сотворили это с ним. И мы в ответе. Ни одно существо не достойно такой смерти… Или же мы убиваем его здесь и сейчас, или же везём с собой. Фандур, вы готовы его убить? — Эмили протянула ему кинжал.

Фандур хотел было его принять, но потом задумался и отвернулся в сторону. Немного поразмыслив, он придумал новый аргумент:

— Да он же тяжелее, чем сама повозка! Как бы мы потащили повозку с ним?

— Нам помогут, — улыбнулась Эмили. Она уже несколько минут слышала цоканье копыт, быстро приближающихся к ним. Девушка не была уверена в том, что же это за лошадь к ним направляется в гордом одиночестве, но спустя пару минут её догадки подтвердились — впереди дороги, как раз на той самой возвышенности, куда они держат путь, показался Лайт. А увидев свою хозяйку, тот пустился в галоп навстречу ей.

— Лайт! — засмеялась она, побежав к нему навстречу.

Конь в считанные секунды добрался до Эмили, и она крепко обняла его шею.

— Невероятно! Но что же ты здесь делаешь один?

Вдруг девушка заметила обрывок бумаги на седле. Это было письмо: «Этот невозможный конь всё время рвётся к тебе, Эм. Я уверен, что вы найдёте друг друга. Оуэн»

— Вот это ты даёшь, дружище! — хохотала девушка, но вдруг её лицо стало серьёзным. — Только тебе придётся немного поработать, малыш.

Эмили довольно подвела коня Фандуру, скрестившему руки на груди.

— Моя позиция непоколебима! Мы не возьмём с собой орка!

— Будем решать большинством. Ник?

— Эм, зачем ты ставишь меня перед таким выбором? — сердито спросил парень. — Ну, хорошо… Мда-а, Кэидиброг будет «в восторге» от такого сюрприза…

И как Фандур не возмущался, им пришлось-таки взять с собой орка. Лайта запрягли в очередную повозку, в которую поместили Дэймиора и раненого орка. С Лайтом дело шло гораздо быстрее, хоть это и не тяжелоупряжный конь. Эмили, Ник и Фандур бежали рядом, чтобы не делать повозку ещё тяжелее. Но, как они не торопилась, чёрная магия гнала тучи скорее.

— Я… больше… не могу… — простонал сильно отставший Фандур, а затем просто расселся на земле. Глядя на него, остальные тоже остановились перевести дух.

— Так мы точно… не успеем… — запыхавшись, проговорил Ник, а затем, отдышавшись, шёпотом добавил: — Может, оставим его здесь? — он с улыбкой покосился на Фандура и подмигнул, за что поймал суровый взгляд Эмили. — Ну я же пошутил! — тут же засмеялся он. — Хотя, если подумать… Ну ладно-ладно. Эй, латэр Фандур! Полезайте в телегу.

Старик в тот же миг радостно встал и поковылял в повозку.

— Гляди-ка, сразу силы появились, — усмехнулся парень.

— Вот сразу так бы и решили, — пробурчал Старейшина. — А то где это слыхано, чтобы глава Совета бегал! Долго вы думали…

— Эм, если что, моё предложение в силе, — шепнул Ник на ухо девушке. — Теперь я не шучу!

— Я подумаю, — засмеялась девушка.

Бесконечный путь продолжился, хоть и силы были на исходе. Подъём остался позади. Дорога теперь в основном была прямая, без подъемов и спусков. Солнце опустилось совсем низко, когда они вышли на последнюю улицу, ведущую прямо к тоннелю. Ещё чуть-чуть, и они успели бы до захода солнца! Но чёрная магия взяла своё — тучи победили ураган и застелили всё небо, закрыв последние лучи солнца. Тут же взвыли тени. Изо всех укромных уголков стрелою вылетели тысячи озлобленных тайтов, и направлялись они именно на наших путников.

— О, чёрт! — запаниковал Ник, увидев в потёмках тысячи красных глаз, стремительно приближающихся к ним. — Латэр Фандур, ловите камень! И защищайте раненых! А мне отдайте меч Ри!

Фандур беспрекословно согласился, и они встретили первую волну тайтов. Монстры облепили повозку, но до Фандура так и не добрались — камень останавливал теней и не давал им подобраться к раненым. Повсюду стоял невероятный гул, который очень давил на уши.

— Эм, держись ближе! — крикнул Ник, пытаясь рубить теней, хоть и мастерство владением меча было слабовато, из-за чего теням удавалось расцарапывать их кожу. — Ничего не видно… Где этот тоннель?!

— Я приведу нас к тоннелю! Ник, забирайся в повозку!

— Лайт выдержит?!

— Да!

Парень вручил меч девушке и запрыгнул в повозку. Теперь он был в безопасности.

— Лайт, — шептала она на ухо коню, одновременно неумело обороняясь от теней, — я понимаю, что тебе тяжело, но осталось чуть-чуть. Я должна оседлать тебя, только так мы справимся быстрее!

Эмили забралась на Лайта и погнала его дальше. Она ясно чувствовала, как тяжело даётся ему дорога, каждое движение выходит через силу. Девушка отгоняла тайтов мечом, но они всё равно напирали и напирали, сбивая с ног Лайта и исцарапывая их обоих. Непроглядной пургой кружили тени вокруг, и Эмили вынуждена была идти лишь на звук редких капель, порой уловимых из тоннеля.

— Быстрее, Лайт! — подгоняла она, и через несколько минут ада они, наконец, приблизились к тоннелю. — Чёрт, я и забыла, что здесь есть ступеньки. РЕБЯТА! Будьте готовы скатиться со ступенек! Держите крепче Дэймиора и орка!

Эмили спрыгнула, спустилась по ступенькам, стрелой подбежала к двери и нащупала ручку. «Ох, лишь бы силы не подвели меня на этот раз…»

— Лайт! ВПЕРЁД! — заорала она и изо всех сил потянула за ручку. Дверь не поддалась, а телега уже загромыхала по ступенькам. Эмили тянула её изо всех сил, как вдруг прямо перед Лайтом, наконец, отворилась. С оглушительным дребезгом, чудом уцелев и не развалившись, повозка вместе с Лайтом по инерции проехала дальше, пропустив тучу тайтов в тоннель. Дверь каким-то волшебным образом сама захлопнулась, и девушка принялась неуклюже отбиваться мечом Ри от просочившихся теней. Вдруг кто-то отобрал меч и быстро раскидал всех тайтов. Когда всё было кончено, Эмили не поверила своим глазам: перед ней стоял Кэмдиброг и протягивал ей обратно меч.

— Мастер Кэмдиброг! — заплакала девушка и обняла мужчину.

— Ну полно, — сурово проговорил тот, неловко улыбнувшись. — Не привык я к объятиям.

Эмили засмеялась и отстранилась.

— Я решил дождаться тебя здесь, когда увидел раненого Танталиила. Уже не надеялся тебя увидеть. Так и знал, что ты снова не сможешь открыть дверь сама.

— Так это вы её открыли?! Спасибо! Как давно вы тут? Как Танталиил? Много выживших вы нашли?

— Выживших… меньше чем хотелось бы… Танталиил совсем плох. Главное, ты вернула Дэймиора. А ЭТО ЕЩЁ КТО?!

Наконец Кэмдиброг разглядел орка и в ту же секунду вспыхнул от ярости.

— Прошу, дайте ему шанс! Это житель Адрамаса!

— Который хотел нас убить, — вмешался Фандур.

— Неважно, — оправдывала его девушка, — возможно, у него были на то причины, мы многого не знаем.

— Ладно, сейчас нет времени об этом думать, решим его судьбу на месте. Ну, а теперь пора возвращаться!

Глава 8. Воссоединение

Солнце не смогло пробиться в те рассветные часы, когда путники наконец добрались до лагеря. Встречали их, как настоящих героев! Ещё бы, ведь именно благодаря им было спасено так много Адрамасских пленников, а главное — король Дэймиор. Как же радовалось сердце Эмили, когда она среди выживших увидела Рамису живой, здоровой и такой же суетливой. Дожж воссоединился с оставшимися членами семьи: теперь они могли оплакать погибших и найти силы жить дальше, ибо самое главное — они вместе. Джо, которая обрадовалась возвращению брата и мужа, почему-то избегала Эмили, и это вводило девушку в ступор. Как бы то ни было, остальные ей были очень рады.

Первый день прошёл, как в тумане. Лагерь успел сильно разрастись — соорудили много палаток и целых шатров, самые крупные из которых были главный командный пункт и лазарет. Медикаменты, которые принесла группа Лоуренса, очень пригодились — среди них было много незаменимых препаратов, благодаря которым можно делать сложные операции. Как раз над одной такой сложной операцией целый день корпели Джо, Лоуренс и все без исключения люди и эльфы, которые хоть что-то понимают в медицине. Их определили в помощники. А пациентом был сам Дэймиор. Эмили всё это время порывалась войти, но её не пускали. Поэтому она просто села рядом с шатром, пытаясь унять волнение. Все остальные выжившие занимались благоустройством временного лагеря, сновали туда-сюда без остановки, но Эмили ничего не могла делать. Тревога за любимого человека сейчас занимала всю её сущность.

Чтобы отвлечься, она достала письмо Баррильды и долго смотрела на него. Что-то в этом конверте вызывало отторжение, подсознание умоляло выбросить его или сжечь, забыв о его существовании… Но она не могла так поступить. Если Баррильда написала ей послание, значит, там что-то важное и очень серьёзное. Отбросив все сомнения, девушка вскрыла конверт и достала письмо, которое было исписано с обеих сторон листа. Вздохнув, она принялась мысленно проговаривать каждую строчку.

«Ступая через хладные тела друзей во тьме грядущей,

Держась за смерти длань, тебя ведущей,

Чрез боль потерь и тягостных лишений,

Сквозь чёрный мрак расстелется ковер истленный.

Взирая на кружащий всюду прах и пепел,

Иди вперёд. Лишь веря в то, что путь твой светел,

Ты обретёшь давно угасшую надежду снова,

В тот миг отпустят страха цепкие оковы,

И по ступеням вверх шагая твёрдо, по верному пути пойдешь

И на вершине самой искомое ты, наконец, найдёшь.

Но стоит на мгновенье оглянуться, и всё ты потеряешь вновь,

А тем последним, что тогда увидишь, будет только мгла и кровь»

На последней строчке она горько заплакала.

— Нет… — шептала она сквозь слёзы. — Я не готова к этому… я не хочу этого, нет… — Девушка перевернула лист и прочитала приписку.

Когда придёт час нужный, в нужный день,

Пришлю письмо очередное через тень.

Готовь себя — несёт оно удар большой,

Больнее смерти матери родной.

— Баррильда… — зарыдав, простонала Эмили и скомкала письмо. — Зачем… Зачем… — всё поплыло перед глазами, и девушка поняла, что её вот-вот сейчас вырвет. — Я должна собраться, должна собраться, — глубоко задышала она, и через минуту ей полегчало. Она открыла глаза и увидела обеспокоенную Рамису, которая стремительно к ней приближалась с какой-то миской.

— Эмили, дочка! Да всё будет хорошо! Поправится твой Дэймиор, не печалься так!

— Ага, — натянуто улыбнулась она. На большее она сейчас не была способна.

— На вот, лучше поешь каши… — Рамиса протянула ей миску с чем-то напоминающим по виду переваренную овсянку. — А то исхудала совсем…

— Рамиса, я же Страж, — вздохнула она. — Стражам не нужна еда. И потолстеть я уже тоже не смогу…

— Всё время забываю… — стукнула себя по лбу толстушка. — Но что же, неужели ты так и останешься такой щепочкой?!

— Да, — усмехнулась девушка.

— Ужас-то какой! Вот не надо было тебе в Стража превращаться, пока не поправишься хоть немного… Ох, ну и дела… Но ты хоть попробуй кашу, попробовать ты же её можешь?

— Могу, — немного поразмыслив, ответила Эмили и под взглядом Рамисы, полным надежды, положила в рот целую ложку сомнительного вида каши.

— М-м-м… Вкусно! — девушка даже раскрыла глаза от удивления.

— Так может съешь всю тарелку?

— Рамиса, да не нужна мне теперь еда… Лучше накорми действительно голодных.

— Ох, щепка так и останется щепкой, — сокрушалась кухарка. — Ладно, пойду кормить остальных. Это моя вина, моя… Не успела вовремя откормить… — вздохнула она и побрела дальше по своим делам, всё ещё бормоча себе под нос что-то про щепки.

Эмили с тёплой улыбкой проводила её взглядом, а затем вспомнила текст последнего письма Баррильды. «Нет, — твёрдо решила она. — Не бывать смертям… Я этого не допущу». Но думать больше ни о чём другом, кроме этого проклятого письма, она не могла. Единственное, на что её хватало — это подслушивание разговоров в шатре-лазарете. Но понять суть этих разговоров ей было не под силу — одни сплошные непонятные термины.

— Лоуренс, — послышался раздражённый голос Джо. — Выйди отсюда.

— Целительница, но зачем? — растерялся юноша. — Я что-то делаю не так?

— Да.

— Но что именно? Поправьте меня, если я в чём-то виноват…

— Ты всё делаешь не так, выйди вон, я сказала!

— Но позвольте мне хотя бы помочь другим больным, — тихо проговорил Лоуренс. Эмили даже отсюда чувствовала его обиду.

— Нет. Повторять я не стану!

Парень молча вышел, и Эмили даже боялась на него посмотреть. Лишь мельком взглянув, она увидела его невероятно расстроенное лицо.

— Вы здесь, госпожа… — дрожащим голосом промямлил мальчик, изо всех сил сдерживая себя, чтобы не заплакать. — Значит, вы всё слышали… Я… я не гожусь для лекарей.

Парень было собрался уйти, но Эмили его тут же схватила за руку.

— Постой, ты один из самых лучших лекарей, из тех, кого я видела! Сколько раненых ты спас! Других доказательств не нужно.

— Но Целительница сказала…

— Наверное, у Джо есть какие-то особые соображения по поводу тебя. Быть может, у вас разные техники лечения…

— Если бы так…

— Уверена, что к твоей компетенции то, что тебя выгнали, отношения не имеет. Садись со мной рядом, будем коротать время вместе. Расскажи, как Дэймиор? Танталиил? Как другие раненые?

— У короля раны серьёзные, но, думаю, он выкарабкается. Латэр Танталиил очнулся. Но жар не спадает, это меня очень беспокоит. Боюсь, началось заражение… Возможно, я действительно не всё сделал…

— Не говори так! Я в тебе уверена, ты всё сделал правильно! Он очень сильный и обязательно пойдёт на поправку! А как орк?

— Не знаю. Мне запретили к нему подходить…

— Как это запретили?!

— Целительница не хочет, чтобы на него тратили медикаменты. Я успел лишь сказать санитару, чтобы он дал ему обезболивающее и снотворное. На вид у него переломы обеих рук.

— Я разберусь с Джо, — негодовала девушка. — Что-то в ней переменилось…

— Да, я и сам это заметил.

— Она всегда была очень сложной личностью. Если что, позовём единственного человека, который может найти над ней управу!

— Вы имеете в виду сэра Оуэна?

— В точку! — кивнула Эмили, и Лоуренс засмеялся. — Вот таким ты мне больше нравишься!

Вдруг вход шатра распахнулся, и на носилках вынесли Дэймиора, укутанного одеялом. Лоуренс, завидев свою «начальницу», моментально ретировался.

— Куда его понесли?! — встрепенулась Эмили.

— В его палату. Король всё-таки, — ответила Джо, вытирая пот со лба. — Операция прошла хорошо. Всё позади.

Эмили встала и крепко обняла Джо. Как она не старалась держаться, из глаз заструились слёзы.

— Спасибо тебе, Джо… — всхлипывала она. — Спасибо…

— Нет, это тебе спасибо, — ответила Целительница и тоже её обняла. — Ты рискнула всем. И вернула Ника. В то время как я не верила в удачу…

— Я же говорила, что всё будет хорошо! Я могу пойти в палату к Дэймиору?

— Не сейчас. Сейчас его подготавливают лекари. Нужно поставить восстанавливающие капельницы. Через полчаса можешь его навестить. Но не жди, что он сразу придёт в сознание. Он потерял много крови. Организм обезвожен.

— Но он будет жить?

— Пока рано делать долгосрочные прогнозы. Сейчас главное, что операция прошла хорошо. Но те лекарства, которые он получит через капельницы — самые мощные. Мои новинки — одна капельница уменьшает воспалительные процессы и снимает отёки, вторая восстанавливает разрушенные ткани, способствует быстрому заживлению. С некоторыми компонентами помогли эльфы. Как ни крути, а без их магии никуда. Такого в Вирхиме точно не встретишь. Вместо нескольких недель, восстановление может пройти за несколько часов. Но если момент операции был упущен, то никакие капельницы не помогут.

— Боже…

— Всё будет хорошо. Я уверена, что мы отлично его залатали.

— А почему ты выгнала Лоуренса? Он что-то сделал не так? Бедный парень места себе не находит…

— Я его выгнала потому что… — Джо задумалась, а затем раздражённо добавила: — Он плохо работает! Если я что-то делаю, значит на то есть причины!

— Тише, не заводись, я просто спросила… Кстати, почему ты запретила лечить орка?

— Много чести для нашего врага…

— Он не враг. Он — житель Адрамаса! Он житель Рэтхима! Неужели ты будешь лечить только выборочно?

— Сейчас — да.

— Но это несправедливо!

— Целительница… — снова появился Лоуренс, белый от страха. — Позвольте мне лечить орка…

— Нет. Я не позволю тратить на него медикаменты.

— Я не буду тратить их. Я буду пользоваться лишь тем, что найду в лесу.

— Зачем тебе это нужно? Он же враг!

— Я давал клятву лечить всех существ. Для меня не имеет значения — орк это или глава Совета. Я готов бороться за любую жизнь. Ведь именно в этом предназначение целителей.

— Ты не целитель. Ты лишь помощник! Ну хорошо, ты можешь взяться за орка, только с этого момента теряешь статус моего помощника, и доступ к другим пациентам для тебя будет закрыт! Навсегда!

— Я согласен на ваши условия, — не раздумывая, ответил Лоуренс, и девушки в полнейшем удивлении на него посмотрели.

— Ну что ж. Вперёд! — бросила Джо и ушла в покои Дэймиора.

Лоуренс и Эмили зашли в шатёр с ранеными, а девушка никак не могла поверить в то, что этот парнишка, который так стремился стать настоящим целителем, так легко смог пожертвовать своей карьерой.

— Ты уверен в своём выборе? — всё же спросила Хранительница.

— Да, госпожа. Я никогда ни в чем не был ещё так уверен.

Лоуренс пошёл осматривать орка, а Эмили направилась к Танталиилу, лежащему на одной из коек. Тот был в сознании, хоть и лежал с зарытыми глазами. Его частое дыхание очень настораживало. А ещё больше беспокоили чёрные, словно ветвистые молнии, узоры, распространившиеся вокруг перевязанной раны на шее.

— Латэр Танталиил? — тихо позвала девушка, взяв его руку — она была настолько горячей, что о неё можно обжечься.

— Эмили, — он с трудом открыл глаза и посмотрел на девушку. — Я умираю…

— Что вы такое говорите?! Джо всё сделает! И вы скоро пойдёте на поправку, я уверена!

— Нет, я чувствую смерть… Она рядом… Прошу, не тратьте на меня лекарства. Они не помогают…

— С первого раза ничего не поможет, нужно хотя бы несколько дней пролечиться, только так будет толк!

— Она права, — поддакивал Лоуренс, всё ещё изучающий орка в другом конце временного лазарета.

— Вам всего-то нужно дотерпеть до Живого Древа — оно вас мигом исцелит!

— Нет, это не простая рана… Тайт укусил меня… и пустил яд слишком глубоко… Отпустите меня… Молю… У тебя есть кинжал. Вонзи его в моё сердце, избавь меня от медленной и мучительной смерти!

— Прекратите так говорить! — разозлилась Эмили. — Вы же… вы же мне, как отец! Так никто не заботился обо мне, как вы! Я… Я люблю вас… Не смейте больше такого говорить… Никогда!

— Хорошо, не буду… Ты же мне тоже, как дочь… — улыбнулся он, и Эмили ещё крепче сжала его руку. — Я буду бороться, ради тебя. И когда наступят светлые деньки, мы вместе поедем в Санд-Гри… Будем путешествовать по всему Рэтхиму… Наконец, ты побываешь в Лютоне, у меня на родине. О, Эмили, нет места дивнее, чем Лютон! Зимы там такие снежные, что порой из-за снегопадов невозможно выйти из дома — снег баррикадирует дверь.

— Ого! И как же тогда быть?

— Обычно мы вылезаем через окно, — улыбнулся эльф, и Эмили засмеялась. — А летом город утопает в зелени… Все дома густо оплетают цветы, буйно цветут шиповники и другие цветочные кусты. Так красиво… А по кругу целые плантации виноградников! Из нашего винограда делают самое вкусное вино во всех мирах. Вернее, делали… Ты должна там побывать. Когда-нибудь…

— Обязательно! Мы побываем там вместе! И не раз! А вы бывали у Белых скал?

— Нет. Говорят, там очень красиво.

— О-о, там безумно красиво! Вы обязаны там побывать! Поедем туда вместе! Только теперь Я буду проводником.

— Тогда, боюсь, далеко мы не доедем, а заблудимся на полпути, — пошутил он, и девушка засмеялась. Мечтательная улыбка коснулась губы Танталиила, и он заснул.

— Мы обязательно отправимся в путешествие, — прошептала Эмили. — Только не сдавайтесь!

Девушка вышла из шатра со смутным чувством, что Танталиил уже сдался. Значит, нужно скорее отправляться к Живому Древу! Она подошла к палатке Дэймиора и с нетерпением ждала, когда её, наконец, туда пустят. Вдруг к ней подбежал Пушок, радостно виляя хвостом, сбил с ног и облизал огромным языком всё лицо, чем всё-таки поднял настроение девушке.

— Эй! — захохотала Эмили, безуспешно пытаясь убрать морду волкодава. — Перестань!

— Пушок, нельзя! — послышался строгий голос Йенэра, который еле оттащил волкодава. — Иди, погоняй ворон, бестолковый щенок!

— Я мокрая до нитки, невероятно! — продолжала смеяться она.

— Однако я рад видеть снова твою улыбку!

Волкодав понёсся куда-то в сторону леса, и оборотень помог девушке подняться.

— Итак… Значит у вас с ним всё серьёзно.

— Ты о чём? — жутко раскрасневшись, проговорила девушка и принялась вытирать липкие слюни пса.

— О тебе и короле Дэймиоре, разумеется! Не отнекивайся, и так всё понятно. Я видел, как вы танцевали… Но, знаешь, я рад за тебя! Вы очень здорово смотритесь вместе.

Эмили пыталась придумать ответ или отговорку, но ничего не приходило в голову, и лишь краска ещё плотней закрасила её лицо.

— Кстати, у меня для тебя сюрприз, — парень протянул девушке пирожок, и она засмеялась.

— Неужели с начинкой из перелей?!

— Да-да! Не поверишь, тот бугай всех угощал, и мне перепало. Повезло, что он не узнал меня! Не поверишь, когда подошёл ко мне, вся жизнь перед глазами пролетела.

Эмили снова засмеялась, и парень как-то грустно посмотрел вдаль.

— Как ты? — серьёзно спросила она, вдруг осознав, что он совсем недавно потерял часть своей семьи. — Соболезную твоей утрате…

— Держусь. Мы все держимся. Правда, отец совсем ушёл в себя… Но нам повезло, что хоть кто-то уцелел. Многие потеряли всё. Но ничего, мы ещё наваляем врагу! Верно?

— Верно, — улыбнулась девушка, и в этот момент из входной щели в палатке появилась голова Джо, которая одобрительно кивнула Эмили.

— Что ж, иди к нему, — вздохнул оборотень. — А я пойду к семье. Пушок! Ко мне!

— Йенэр, — позвала она и бросила ему пирожок. — Мне еда не нужна, помнишь?

— Это так, на память, — улыбнулся тот и бросил булочку ей обратно. — Меня-то всё равно больше мясо интересует.

— Спасибо, — кивнула девушка, а затем добавила: — Я рада, что мы друзья.

— Я тоже. Но по правде говоря жаль, что не больше, чем друзья!

— Опять ты за своё, — проворчала Эмили и забралась в палатку к Дэймиору.

Молодой король лежал на импровизированной кровати, в окружении самодельных капельниц и каких-то непонятных приборов.

— Неужели всё так плохо? — испуганно спросила девушка.

— Я не могу ничего сказать… — отозвалась Джо, подкручивая одну из капельниц. — Без моего оборудования я не могу отсканировать его тело. Могу сказать точно — я сделала всё что смогла. Все раны залатали. Ему очень повезло — он чудом не сломал себе позвоночник. Так, пару рёбер, но это пустяки. Самое страшное — сотрясение мозга. Теперь всё зависит от него самого. Насколько много у него сил и желания бороться. Ему поставили очень мощные восстановительные капельницы, он должен быстро проснуться. Если не проснётся к утру, значит дело совсем плохо. Ты подежуришь здесь?

— Конечно, — через ком в горле проговорила Эмили. — Я буду здесь до тех пор, пока он не очнётся.

— Хорошо. И лучше бы это произошло поскорее. Нужно срочно отправлять раненых к Живому Древу. А его транспортировать нельзя. Нужно полное спокойствие. Если к завтрашнему утру он не очнётся, придётся… оставить его.

— Что?! Как ты можешь такое говорить?! Ты же целительница! Ты должна бороться за каждую жизнь!

— Я и борюсь, Эмили! — резко ответила явно уязвлённая Джо. — Я больше всего хочу спасти как можно больше жизней. Но если из-за одной жизни могут пострадать другие… То я выберу меньшее из всех зол. Ты готова пожертвовать другими жизнями, ради одной его? Пожертвовать жизнью Танталиила?

— Если Дэймиор не очнётся, — уверенно проговорила девушка, — я останусь с ним.

— Боюсь, тебе не позволят это…

— Я что, не могу сама решать?

— Нет. Не можешь. Если бы ты рассуждала, как взрослый человек, то могла бы. Ты Страж Света. Эмили, если ты не понимаешь, что реально происходит и как всё устроено, то объяснять не собираюсь. Сама рано или поздно поймёшь… Сейчас я ухожу. Другим тоже нужна моя помощь. Если что, зови. Позже пришлю своего помощника, чтобы поставил новые капельницы.

— Лоуренса?

— Он больше не мой помощник.

— За что ты так с ним? Мальчик старается!

— Перестарался. Всё, я больше не хочу об этом говорить.

Джо, не попрощавшись, выскочила из палатки, оставив Эмили в полной растерянности. Девушка не имела ни малейшего представления о том, что творится с её подругой, но, судя по всему, явно что-то неладное. Она постаралась выкинуть из головы то, что сейчас произошло, и полностью переключилась на Дэймиора. Взяв его руку, она пододвинулась поближе и твёрдо сказала:

— Ты выживешь. Ты обязательно выживешь!

Глава 9. Борьба за жизнь

Минута шла за минутой, час за часом, но парень по-прежнему не просыпался. Время от времени заходила новая помощница Джо — молодая девушка, которая явно не умела ничего делать: пытаясь поменять капельницу, она разбила обе капельницы, а новые повязки на раны, которые она накладывала, постоянно сползали. Поэтому Эмили попросила обучить её саму этим тонкостям, и теперь она меняла всё сама. Так прошла целая ночь.

Рано утром, пока все ещё спали, чуткий слух Эмили уловил шаги, приближающиеся к палатке — это были тяжёлые, шаркающие шаги. Однозначно это был мужчина. Он остановился прямо перед входом и в нерешительности мялся на месте. Девушка на мгновение замерла, но всё же решила выяснить, кто же это. Схватив покрепче кинжал на всякий случай, она тихо подкралась к выходу и отдёрнула импровизированную дверь.

— Мастер Кэмдиброг? — искренне удивилась девушка незваному гостю.

— Я могу зайти? — всё ещё нерешительно проговорил он.

— Конечно!

Мужчина пробрался в палатку и теперь они вместе сели рядом с Дэймиором. Мастер боевых искусств долго молчал. Он просто смотрел на молодого короля, о чём-то размышляя.

— Хорошо, что ты заботишься о нём, — наконец нарушил тот тишину.

— Я не могу иначе… Я единственная, кому не нужен сон, и могу следить за ним всё время.

— Да. Но, я так понимаю, это не единственная причина. Наверное, самая главная причина в том, что ты его любишь.

После этой фразы Эмили впала в ступор и готова была провалиться под землю от смущения.

— Очень хорошо, что у него есть такая надёжная опора, как ты, — продолжал Кэмдиброг, не замечая смущения девушки. — Лишь бы выкарабкался…

— Выкарабкается. Обязательно! Он боец.

— Это точно. С самого первого урока я разглядел в нём волевой характер.

— Мастер Кэмдиброг, как давно вы его знаете?

— Он был ещё совсем мелким пацаном, — тепло проговорил мужчина и лёгкая улыбка тронула уголки его губ. — Кажется, только четыре года стукнуло. Я тогда ещё служил Дарему. Это было задолго до того, как мной заинтересовался Адрамас. Когда родился наследник Латаны и король отправил меня обучать его, я представления не имел, что пацан его сын.

— И даже не догадывались?

— Нет. Хоть мне и показался странным приказ начать обучение так рано. Но малец был не по годам смышлёным. В то время мне дали уже нескольких учеников, и я со всеми занимался в Санд-Рэнне.

— И, наверное, тогда же вы обучали и Саймрелла?

— Да. Саймрелл был в одной группе с Дэймиором. Чёртов предатель… — Кэмдиброг сжал губы, а лицо его потемнело. Эмили углядела, как вспыхнувший гнев внезапно сменился какой-то отрешённой печалью. — Если бы я только знал…

— Тогда они были лишь детьми. Не вините себя. Никто не мог предугадать, кем станет Саймрелл.

— В этом ты права. Никто не мог представить, в кого превратится самый скромный из всех моих учеников.

— Скромный? Мы о Саймрелле говорим?

— О нём самом, — усмехнулся учитель. — Скромняга, но частенько у него проскальзывала в тренировочных боях хитрость и даже подлость. Я боролся с этими его проявлениями. Этот дьяволёнок сам ко мне пришёл, а ведь ему не было ещё и шести. Сирота. На вид хилый. Пожалел я его и взял к себе… Как раз Дэймиору тогда исполнилось семь. Не поверишь, как они сдружились.

— Они на самом деле дружили? — девушка слушала рассказ Кэмдиброга, как какую-то фантастическую сказку.

— Были лучшими друзьями! Дэм и Сай, как они себя называли. Остальные потешались над Саймреллом, ведь все знали, какие руны он носит. Руны ключника были позором для человека, который держал меч. Но Дэймиор его защищал. Хотя чуть позже Саймрелла уже не так просто было задеть. Его владение мечом стало чем-то виртуозным. Как и у Дэймиора. Они лучшие воины, которых я когда-либо обучал. Вечно попадали в передряги. На моих глазах они выросли, возмужали! Как я гордился ими! — с придыханием произнёс он, и вдруг Эмили увидела, как в крае его глаза блеснула слезинка, а взгляд потускнел. — Но однажды случилось… — Кэмдиброг внезапно умолк и так промолчал несколько секунд, а Эмили боялась спросить его, что же всё-таки случилось. — Потом, когда я уже служил в Адрамасе… я увидел Саймрелла в битве при Тайтенриме. На стороне врага. Несущегося прямо на меня. Я замешкался на секунду… И поплатился рукой.

Эмили всё это время сидела раскрыв рот, не веря услышанному.

— Он отобрал мою перчатку. Отобрал мою честь. Отобрал мою жизнь, — с ненавистью проговорил Кэмдиброг. — Но ему воздастся ещё…

— Не сомневаюсь… — туманно отозвалась девушка, всё ещё переваривая полученную информацию. — А Дэймиор? Как он воспринял предательство Саймрелла?

— На вид спокойно. Но кто знает, что творилось у него в душе.

— Каким он был раньше?

— Да таким же, как сейчас. Скрытным. Свои неотступные принципы. Своя волна. И невероятная целеустремлённость. Это в нём есть и сейчас. Он — король по крови и духу, и надежда для людей. Не слушай Джованну, у неё перепутались понятия о благе. Если мы потеряем его, народ впадёт в отчаяние. Джованна весь вечер уговаривала всех покинуть лагерь и двигаться к Живому Древу, чтобы скорее спасти остальных раненых.

— Пусть уходит. Она права… Нельзя рисковать множеством жизней ради одной. Но я не уйду без Дэймиора…

— Я тоже.

Кэмдиброг положил свою руку на плечо парню и закрыл глаза. Так просидел он долго и почти бездвижно, словно молился. Снаружи все уже начинали просыпаться и суетиться.

— Борись, сынок… — наконец прошептал он. — Ты должен сегодня очнуться.

Затем мужчина похлопал своего бывшего ученика по плечу, встал и ушёл. Эмили, всё ещё переваривая прошедший разговор, потрогала лоб Дэймиора. Температура упала, и это было отличным знаком!

— Ну вот, всё будет хорошо! — улыбаясь, проговорила девушка, нежно поглаживая его щёку. — Ты будешь жить! И мы не покинем тебя. Кэмдиброг тебя любит, как сына. Он будет рядом. И я буду рядом всегда… Ведь я так сильно люблю тебя… — После этих слов парень слегка застонал, и девушка встрепенулась. — Дэймиор! Давай, просыпайся! Господи… — она выбежала на улицу и уже хотела позвать Джо, как в ту же секунду передумала. — ЛОУРЕНС!

Незамедлительно из лазаретного шатра выглянул Лоуренс с заспанными глазами.

— Госпожа, вы звали? Или мне приснилось…

— К-кажется, Дэймиор просыпается! — Эмили быстро нырнула в палатку, и юноша, сонливость с лица которого мигом сдуло, побежал за ней.

— Дэймиор! — звала девушка, но тот по-прежнему только стонал и беспокойно вертел головой.

— Думаю, на него неправильно действует целебналья…

— Что?

— Одна из пробуждающих капельниц. Так бывает иногда, если перед её применением была увеличена доза снотворного. А перед операцией Целительница как раз захотела подстраховаться, чтобы он не проснулся во время сложной и длительной процедуры.

— И что делать?

— Это состояние очень опасно для мозга. Нужно его будить. Срочно.

— Будить? Но как?

— Ариндин-илларг.

— Арин… что?

— Ариндин-илларг. Это лекарство. Я давно его припас… Одно из самых сильных пробуждающих. Только прошу, госпожа… не говорите целительнице.

— Конечно, можешь на меня рассчитывать.

Лоуренс вздохнул и осторожно достал из внутреннего кармана туго перевязанный плотный мешочек, размером с маленькую монетку.

— Ты всегда носишь это лекарство с собой?

— Да, госпожа. Такие вещи нельзя оставлять без присмотра.

— Наверное, очень дорогое, — предположила девушка, глядя на то, как Лоуренс очень осторожно развязал этот крошечный мешочек с рассыпчатым серебристым порошком.

— Очень опасное, — поправил её юноша. — Всего одна лишняя гранула способна убить человека.

— Подожди, и этим ты хочешь разбудить Дэймиора?!

— Да. Главное, соблюдать все правила и точно рассчитать количество ариндина. Целительница отказалась от его использования в лазарете, поскольку риск очень завышен.

— А что конкретно может произойти?

— Сердце не выдержит.

— Ох… Ты точно знаешь, как использовать этот ариндин?

— Да.

— А ты когда-нибудь его применял на пациентах?

Парень медлил с ответом, а затем, не глядя на девушку, отрицательно покачал головой. Эмили закрыла глаза и почувствовала, как в грудной клетке что-то оборвалось.

— У нас больше нет вариантов, так ведь? — спросила она, храбрившись изо всех сил.

— Никаких…

— Что ж, тогда вперёд! — девушка обнадёживающе кивнула, хотя глаза выдавали настоящую панику.

Лоуренс сделал глубокий вдох и достал из другого кармана пинцет.

— Можете прогуляться пока, госпожа. Это надолго, — Согнувшись над подносом с инструментами, лежащим на столике, юноша принялся отсчитывать крошечные песчинки, еле слышно производя какие-то сложные расчёты. А девушка так и продолжала сидеть, глядя то на Дэймиора, то на Лоуренса, то на свои беспомощные руки. Ей совершенно не хотелось выходить из палатки и лишний раз всем показывать свою беспомощность.

— Стоять! — вдруг послышался далёкий предостерегающий голос Оуэна за пределами покоев Дэймиора, отчего Эмили вздрогнула. — Ты где был?!

«Интересно, кому это он так…», — любопытство взяло верх, и девушка всё же вышла из палатки. А увидела она следующую картину: на краю лагеря Оуэн, скрестив руки на груди, преградил дорогу Галлиарду, который испуганно сжался, словно щенок. На разборки быстро стянулись любопытные зеваки.

— Сэр Оуэн, меня в чём-то подозревают? — опасливо промямлил тот.

— Пока нет. Сними перчатки. Быстро!

— Зачем? Холодно же…

— Не испытывай моё терпение!

— Ну ладно-ладно… — Галлиард снял обе перчатки и развёл руки. — Теперь вы довольны?

— Нет. Где ты шлялся? Тебя не было в лагере.

— Я проникся вашим подвигом! Вы так смело отправились искать выживших, что я тоже последовал за вами. Но не догнал. Потом в Адрамасе и вовсе заблудился…

— Как же ты там смог выжить? — главнокомандующий сузил глаза.

— Так ураган же унёс тучи. Вот я и воспользовался возможностью…

— Почему же мы тебя там не встретили?

— Ну… — замялся тот, но быстро нашёл ответ: — Наверное, пошли по разным направлениям. Адрамас большой, так что в этом нет ничего удивительного.

— Ну хорошо, допустим. Но ты вернулся только сейчас… Как же ты справлялся после того, как солнце снова накрыло?

— Я схоронился в одном из ближайших домов. Мне очень повезло, тайтов в той части Адрамаса было очень мало, и я медленно пробирался всё ближе и ближе к мосту через Миригрей. А потом было уже проще, ведь теней сдерживает в Адрамасе невидимый магический купол… Скажите прямо, меня в чём-то подозревают? Если нет, я могу наконец пройти? Я очень устал и хочу есть…

Оуэн несколько секунд стоял, пристально вглядываясь в лицо мужчины, а затем всё же отошёл в сторону. Галлиард медленно выдохнул и уверенно прошёл в лагерь.

— Ответь мне на последний вопрос, — уже спокойнее заговорил Оуэн за его спиной. — Выживших ты видел?

— Нет, сэр, — обернулся тот. — Только тела…

Вдруг послышался стон Дэймиора, и девушка пулей влетела в палатку.

— Ну что?! — со страхом спросила она, видя, что юноша по капле вливает раствор в одну из капельниц, а вместо того, чтобы проснуться, Дэймиор корчится от боли.

— Не знаю, госпожа… — чуть не плача, пропищал Лоуренс, влив последнюю каплю. — Я уверен, что сделал всё правильно… Но…

— Так и должно быть? — Эмили приложила ладонь ко лбу — тот оказался ледяным. — Ему же больно!

— Я не знаю… Я никогда не делал ничего подобного и не видел, как это делается… Но действовал строго по описанию процедуры из книги погибшей целительницы Анны…

— Так, — Эмили сделала несколько глубоких вдохов, — всё будет хорошо, ты же всё сделал правильно, значит, и нет причин для паники…

Внезапно лицо Дэймиора стало спокойным, а дыхание размеренным.

— Ну вот, всё хорошо! Самое страшное позади! — чуть не смеялась от счастья девушка и посмотрела на Лоуренса — тот медленно покачиваясь, готовился упасть в обморок.

— Эй, Лоуренс! — девушка похлопала мальчика по лицу, чтобы тот пришёл в себя. — Всё хорошо?

— Д-д-да… — туманно отозвался тот.

— Ты молодец!

— Но… он по-прежнему не просыпается… — мальчик был явно в ступоре.

— Возможно, всё же нужно немного времени, — предположила Эмили, хотя саму одолевали большие сомнения. — Всё будет хорошо.

— Я очень надеюсь… Сейчас утро, целительница может зайти с минуты на минуту проверить короля. Если она меня здесь застанет…

— Понимаю.

— Позовёте меня, если король очнётся?

— Что ещё за «если»… Не если, а когда! — улыбнулась девушка. — Конечно, позову. Лоуренс, кстати… Как Танталиил? Есть хоть какие-то улучшения?

— Целительница не разрешает мне к нему подходить… Но со стороны никаких улучшений не видно.

— Ясно, — горько вздохнула девушка. — А орк?

— Ночью я провёл операцию, как учила целительница раньше, зафиксировал все сломанные кости, наложил шины, насобирал в лесу лекарственные травы и листья, какие смог найти. Я сделал всё, что было в моих силах. Пока руки не заработали, нужно время.

— Он проснулся?

— Да, но не заговорил. К нему уже подходили и сэр Оуэн и сэр Кэмдиброг, но он ни слова не проронил. Пойду навещу его как раз.

Лоуренс покинул палатку и тут же забежал обратно, весь белый, белее простыни.

— Я ВИДЕЛА ТЕБЯ! — приближающимся громом прогрохотали слова Джо.

— Всё, я пропал… — Лоуренс стёк на землю и спрятался за кровать Дэймиора.

«Двери» палатки разлетелись в стороны, и в обитель ворвалась вся красная, словно дьявол во плоти, Джо.

— Джо, успокойся! — еле остановила её девушка, когда та чуть ли не набросилась на мальчика. — Я его сама позвала!

— И зачем же?!

— Я… — мысли судорожно заметались, и Эмили в панике выбрала самую худшую из них: — У меня заболела голова.

— У тебя? У Стража? Умнее ничего не могла придумать?

— Я так сказала, потому что ты ни за что не поверишь, что он мой друг и мне просто захотелось поговорить с другом. Ведь ты любишь всё усложнять…

— Просто поговорить? — усмехнулась целительница. — Лоуренс, а ну смотри мне в глаза! Ты прикасался к королю Дэймиору?! Лечить его вздумал?!

— Н-н-нет… — мальчик весь сжался в комок и задрожал.

— Не трогал он Дэймиора! — заступилась Эмили. — Ты не в себе!

— Лоуренс, выметайся отсюда! Живо!

Тот, спотыкаясь, пулей вылетел из палатки, а Джо, проводив его испепеляющим взглядом, принялась сверлить теперь Эмили.

— Простолюдины не смеют входить в палату короля, поняла? — уже спокойнее проговорила она.

— Поняла… — обиженно пробурчала девушка.

— Тебе нужно выучить королевский этикет, если хочешь быть рядом с королём. Творится такой хаос, что к королю подпускают кого ни попадя… Никаких рамок…

— Как Танталиил? — перебила Эмили, не собираясь выслушивать больше нравоучения.

— Улучшений нет. Как и у короля… Он ещё не очнулся.

— Но уже просыпается! Только недавно он беспокойно ворочался.

— Это ни о чём не говорит, — Джо села рядом с Дэймиором и пощупала его пульс. — Если не проснётся сейчас, значит, надежды на его выживание нет. Я хочу, чтобы ты поняла мою позицию, Эмили…

— Я понимаю. Ты хочешь спасти как можно больше людей. И ты права! Веди всех к Живому Древу, спаси Танталиила и остальных! Но и ты меня пойми… Я… не могу без него…

— Это ничего не меняет. Сейчас я соберу совет, на котором мы решим двигаться дальше. Ты, как Страж Света, и как взрослый и ответственный человек примешь решение идти с нами. Все ждут от тебя взрослого решения, Эмили.

Джо встала и вышла из палатки, оставив девушку со своими мыслями. И мыслями, надо признать, нерадужными… Медленно и болезненно до сознания Эмили доходило осмысление слов подруги и её правоты. Как она не хотела в это верить, но Джо была действительно права. Девушка посмотрела на Дэймиора и приблизилась к нему. Сейчас его сон был так спокоен… Словно он никогда не проснётся.

— Дэймиор… — прошептала она, поглаживая его щёку, — очнись! Умоляю! Если ты не проснёшься… Тогда единственным королём станет сын Арланда, а Санд-Йэр исчезнет и вовсе… Примут решение об уходе… Все будут ждать, чтобы и я пошла с ними. Но как я могу? Как я могу уйти без тебя? — на последнем слове она задохнулась слезами и прижалась к его тихо вздымающейся груди.

Тихо проплакав несколько минут, вдруг её отрешённый взгляд зацепился за крошечный мешочек, лежащий прямо в постели. «Видимо, Лоуренс в панике случайно выронил лекарство», — догадалась она, и вдруг к ней в голову пришла одна идея. Она снова выпрямилась и крепко сжала руку парня.

— Да. Лучше умереть… И пусть появится новый Страж Света. Всё равно он будет получше меня, — девушка уверенно раскрыла мешочек и через секунду со злостью треснула себя по лбу свободной рукой. — Чёрт, я же не могу умереть таким образом… Дурацкие сверхспособности Хранителя… И дурацкие мысли…

Девушка крепко закрутила мешочек и убрала его в нагрудный карман. Посмотрев наверх, она тяжело вздохнула, а затем, крепко закрыв глаза, впервые обратилась к богу этого мира.

— Алирмир… ну почему у него нет моего дара исцеления? Он же был истинным Стражем! Лучше бы он мог исцеляться, а не я…

Вдруг что-то коснулось её груди в области ключицы.

— Не думаю, что это хорошая мысль, — слабо прошептал самый желанный голос.

Девушка со страхом открыла глаза и, боясь, что это всё ей лишь мерещится, посмотрела на Дэймиора. Он загляделся на полоску металла между её ключицами — старый шрам от топора охотника на кентавров. Парень осторожно провёл ладонью по осколку рукой, а затем убрал ослабевшую руку. Их взгляды встретились, и она, в тот же миг опомнившись, примкнула к его шее и зарыдала. Дэймиор положил руку на её волосы и сделал глубокий вдох.

— Ты слишком часто плачешь… — тихо проговорил он осипшим голосом. — Мне больно видеть твои слёзы, не плачь, умоляю.

Эмили попыталась произнести что-то, но получилось лишь невнятное завывание. И она разревелась ещё пуще прежнего.

— Ну вот… — вздохнул он. — Опять делаешь всё наоборот… Мне пора к этому привыкнуть.

Девушка через слёзы рассмеялась, и даже Дэймиор не смог спрятать улыбку. Через минуту, когда она полностью успокоилась и отстранилась от парня, на смену радости пришло чувство жгучей неловкости. Они просто с улыбкой смотрели друг на друга, а Эмили всё размышляла: «Как же хочется прикоснуться к нему… но хочет ли он этого? Остались ли те чувства, которые он показал мне на балу… и после бала…»

— Я так понимаю, мы в лагере? — нарушил неловкое молчание Дэймиор.

— Да! — опомнилась девушка. — Сейчас как раз начался совет. Народ принимает решение том, чтобы покинуть лагерь и идти к Живому Древу, спасать тяжелораненых. Все будут счастливы, узнав, что ты очнулся!

— Совет, говоришь… Так пойдём же.

— Но ты ещё слаб! К тому же, мне столько надо тебе рассказать… Не поверишь, кто тебя спас от нападения теней!

— Расскажешь по дороге. В меня влили столько лекарств, что я чувствую себя бодрым и отдохнувшим, — устало проговорил он, вынимая из вен капельницы.

— Ты уверен?

— Конечно, — Дэймиор с трудом сел и хотел было убрать одеяло, но вовремя увидел свою одежду, сложенную неподалёку. — Знаешь, я вдруг понял, что я без одежды, — сконфуженно улыбнулся он.

— Ой, прости, — девушка быстро подала ему одежду и уже намылилась выходить, как он остановил её за руку.

— Подожди, не уходи. Я ещё слаб, вдруг мне понадобится помощь.

— К-конечно, — девушка отвернулась в сторону и пыталась всеми силами привести ритм сердца в норму. Пока Дэймиор одевался, она взглядом перебрала уже все вещи этой части палатки, чтобы отвлечь себя от различных мыслей.

— Готово, — к облечению Эмили произнёс парень.

Девушка повернулась к нему и увидела его безуспешные попытки встать.

— Может тебе помочь? — робко поинтересовалась она.

— Думаю, да… — вздохнул он. — Ноги не слушаются.

Эмили подала руку Дэймиору, и тот нежно её взял. Держась за неё, парень с трудом встал рядом с ней и слегка приобнял её, опершись, чтобы не упасть.

— Извини за мою слабость… — неловко проговорил он, отвернувшись в сторону.

— Тебе не за что извиняться! Ты очень долгое время был без сознания, на восстановление нужно время, даже с чудодейственными лекарствами…

— Что это… — держась за девушку, Дэймиор нащупал рукой под капюшоном рваные дыры.

— А-а, это… Это от крыльев, — улыбнулась девушка. — Судя по всему, я лант! Только вот крылья исчезли и больше не появлялись.

— Лант? — хмуро переспросил он, а во взгляде проскользнула тревога.

— Да… Что-то не так? Ты выглядишь расстроенным.

— Да нет… Конечно, нет, — он тепло посмотрел на девушку и улыбнулся. — Просто это большая неожиданность.

Эмили хотела было что-то ответить, но, утонув в его взгляде, забыла все слова. Снова так близко его лицо, так близки губы… И этот полный нежности взгляд, блуждающий по её лицу…

— Кхе-кхе! — вдруг закашляла только появившаяся в проёме палатки голова Оуэна. — Я не помешал?

— Нет конечно! — зарделась Эмили, мысленно проклиная Оуэна.

— А по-моему помешал, — захихикал тот. — Надо было заглянуть позже. И вообще буду впредь осторожнее и сначала стучаться. Что ж… Рад снова видеть тебя, ваше величество!

— И я тебя, — вздохнул король.

— Очень вовремя ты проснулся, совет окончился, все собирают свои вещи. Такой траур у народа, что король нас покидает… А Кэмдиброг и вовсе отказался ехать! Между прочим, Найлонд перетянул на себя одеяло и возомнил единственным королём. Но я сейчас всех обрадую! Особенно Найлонда… — потирая руки, парень выбежал из палатки и заорал во всю глотку: — КОРОЛЬ ОЧНУЛСЯ!

— Ну вот что с ним делать, — усмехнулся Дэймиор, и они с Эмили тоже вышли из палатки.

Люди слетелись на эту новость, как мотыльки на огонь. Они радовались, плакали от счастья, кланялись королю до земли. И лишь Найлонд скрипел челюстями от злости. Кэмдиброг опередил всех с серьёзным выражением лица, несколько секунд просто молча смотрел на него, поджав губы, затем похлопал по плечу и ушёл. Эмили знала, что эти, хоть и очень скупые на вид эмоции на самом деле стоили очень дорогого. Как знал это и сам Дэймиор, выпрямившийся и взбодрившийся после этого жеста. Но вдруг за одну лишь секунду всё в нём переменилось, и лицо преобразилось тревогой. Эмили и сама почувствовала непонятную вибрацию в воздухе и непонятный, еле уловимый скрежет. Девушка посмотрела в сторону, откуда он доносился, и её сверхзрение смогло разглядеть тот световой купол, которым был накрыт Адрамас. Тот самый купол, который она помогала творить вместе с магами. Сейчас она прекрасно могла его разглядеть — он был похож на белёсую туманную плёнку, покрытую чёрными пятнами, а по всему его периметру образовывались царапины. Пока эти царапины были едва заметны, но, похоже, скоро положение станет совсем плохо. Более того, всё её тело начало улавливать какие-то ритмичные равномерные толчки, доносящиеся будто из-под земли. Теперь уже и простые жители услышали этот скрежет и начали испуганно переглядываться.

— Скоро рухнет купол, удерживающий тайтов в Адрамасе… — проговорила Эмили, внимательно изучая поверхность светового барьера. — Он тает на глазах…

— Но что же нам делать, ваше величество? — испуганно отозвалась женщина из толпы.

— Уходить на юг, — вдруг вставил старший сын Арланда Найлонд. — Дэймиор не единственный король. Я ныне полноправный король Адрамаса. И также вправе принимать решения. Нам необходимо как можно скорее добраться до Живого Древа, там у нас будет хотя бы возможность выжить. И уходить нужно немедленно!

— Найлонд прав, — согласился Дэймиор. — Нужно срочно найти ведьму Баррильду и верховного мага Эстара. На стороне Дамруда сильные маги… Нам нужен противовес. И не только. Необходимо пройти через все города и деревни, которые только сможем по пути на юг, чтобы собрать всех выживших.

— Нет, — тут же запротестовал Найлонд. — Прошло достаточно много времени с падения Адрамаса…

— Может, всё-таки послушаешь короля Дэймиора? — вдруг перебил его младший брат Лиронд. — Или хотя бы подумаешь?

— Не лезь во взрослые разговоры, брат! Похоже, я единственный, кто здесь думает. Я уверен, что орки и рыцари Ордена Тени теперь начали захват всех городов и деревень. И магов и ведьм мы вряд ли найдём, Дамруд наверняка подчинил всех себе.

— Это вполне может быть правдой, — согласился Кэмдиброг. — Но можно действовать по обстановке. Держать путь близ городов и если всё будет спокойно, собирать горожан.

— Так и поступим, — Дэймиор кивнул своему наставнику, а затем посмотрел на короля Адрамаса. — Нельзя бросать людей. Верность народу — это то, что отличает истинного короля от лицедея, — вдруг он вспомнил слова своего отца.

— Хорошо, — сдался Найлонд. — Но тогда и без того долгий путь ещё удлинится!

Пока короли спорили, Эмили, насторожившись и прислушиваясь к звукам, отошла в сторону. Толчки, доносившиеся из земли, усиливались и постепенно превращались в монотонный размеренный грохот, повторяющийся с одинаковой периодичностью. Некоторые люди тоже обратили на это внимание и начали испуганно оглядываться.

— Король Дэймиор, — вдруг вмешался в спор один из гроссардов. — Как вы знаете, наш король Ханделрог пал. Наследник его слишком мал, чтобы править нашим народом. Поэтому мы на совете решили подчиняться вам, — он встал на колено и прижал руку к груди. Его примеру последовали и остальные гроссарды.

— Вы захотели подчиняться ему?! — негодовал Найлонд, а его самый младший брат, который был ещё совсем юным, всё время одёргивал его за рукав, чтобы успокоить.

— Да, — твёрдо ответил гроссард. — Отныне, на время тёмного времени, мы будем чтить вас, как нашего короля. И подчиняться вашим приказам. Ваше решение собрать выживших мы полностью поддерживаем, — мужчина встал, и Дэймиор подошёл к нему. Крепкое рукопожатие скрепило сделку и обозначило новый союз двух королевств: Санд-Йэр и Гросс.

— Для меня это большая честь. Думаю, мы успеем добраться до Древа скорее, чем разрушится купол, — подытожил Дэймиор, пока Найлонд буравил взглядом то его, то гроссарда. Лишь его младший брат не давал ему наброситься на парня. — Выдвигаемся сейчас же! Нужно убраться отсюда скорее, чем нас заметят великаны.

— Великаны?! — в ужасе зашептались люди.

— Да. Вибрация земли, которую вы ощущаете в последнее время, этот нарастающий грохот — это они. Видимо, Дамруд с ними договорился… Арланд недооценил их, в отличие от врага.

Все вглядывались вдаль, чтобы разглядеть во мраке приближающихся великанов, но лишь у Эмили удалось увидеть их очертания, от которых стыла кровь в жилах. Словно горы, двигались навстречу Адрамасу гигантские создания — тёмные силуэты, похожие на каменные живые статуи людей невероятных размеров, грозно возвышались над горизонтом. Их было всего два, но было уже понятно, что справиться с ними никому не под силу. Хранительница посмотрела на народ, который с любопытством выглядывал, чтобы хоть краем глаза увидеть огромное существо. Именно в этот момент Эмили вдруг резко ощутила безысходность, ведь один такой великан в считанные минуты способен разрушить целый город! И вот теперь эти создания, которые перешагнули широкую реку Миригрей, словно ручей, на стороне врага. Земля сотрясалась от их неспешных шагов, уже приблизившихся к стенам столицы. Здесь они замерли, словно бездвижные скалы, в ожидании дальнейших указаний нового правителя не только Адрамаса, но, похоже, и всего Нового мира…

Глава 10. Любви конец света не помеха

Очередным холодным вечером Эмили устало брела в хвосте группы выживших по дороге на юг. Несколько недель утомительного пути в бесконечной ночи дались всем очень тяжело, не говоря уже о дороге близ Долины Встречных Ветров, пронизывающих до дрожи своим ледяным ветром. Стояла по-зимнему холодная погода, однако, несмотря на минус, каким-то чудом до сих пор Рэтхим не занесло снегом. Вдобавок ко всему эта бесконечная беспросветная ночь натягивала и без того слабые нервы путников, и те то и дело срывались друг на друге, накаляя обстановку. Но как бы то ни было, король Дэймиор неустанно напоминал всем об общей цели, которая была клеем, связывающим всех выживших — добраться до юга, до Живого Древа. Однако не было ещё ни дня без язвительных нападок Найлонда в адрес Дэймиора. Он всеми силами пытался принизить короля Санд-Йэр, но тем самым лишь терял уважение к себе со стороны простого народа. Король Змеиного Солнца пыжился, лез из себя, выдвигал напыщенно бравые речи, натирал ежечасно свои золотые латы, чем очень отличался от Дэймиора, который всегда был спокоен, говорил по существу, да и одевался скромно, предпочитая свою обычную одежду — кожаную куртку горчичного цвета, да обычные тёмные штаны с сапогами.

Напряжённая обстановка между королями не могла не сказаться на их подданных. Всё чаще происходили стычки между жителями королевств. Но общее дело в конце концов заставляло забыть о вражде и следовать цели. Собирая из доступных городов и деревень выживших людей, повозки, остатки провизии, а также тёплые вещи и лекарства, путники быстро двигались дальше. Некоторые поселения были уже захвачены людьми Саймрелла и орками. Связываться с ними, как следует не вооружившись, более чем рискованно, поэтому приходилось держаться в стороне и идти дальше. С городами и деревнями королевства Санд-Йэр ситуация оказалась совершенно другая — они до сих пор брошены, и, судя по всему, теперь не представляют интереса для врага. А вот что же сейчас происходит со столицей, только предстояло узнать.

Всё чаще Эмили замечала странного ворона, который будто следил за ними: порой он куда-то пропадал, но через некоторое время всегда возвращался. Птица, как птица, но девушку по необъяснимым причинам настораживал этот незваный гость.

Теперь, когда Дэймиор окреп, он снова был погружён с головой в свои королевские обязанности. Эмили же была вынуждена постоянно ловить на себе тяжёлые взгляды выживших. Виною всему то, что она, будучи Стражем Света, так и не могла возродить свою силу, хоть и пыталась изо всех сил. Но теперь девушка не могла сформировать даже элементарный световой шар. Более того, её сверхсильные чувства слуха и зрения снова начали подводить и появлялась слабость во всём теле, а погрузиться в сон Стража так и не представилось возможности.

Омрачало её дух также и ухудшение самочувствия Танталиила, в то время как остальные поправлялись, включая орка, который всё так же молча держал с ними путь. Вдруг Эмили увидела, что с Танталиила, лежащего в телеге, сползло одеяло. Она догнала его повозку верхом на Лайте и забралась к нему. Поправляя одеяло, девушка не могла не обратить внимания на то, что чёрные прожилы распространились уже по всему телу эльфа. «Значит, никакие лекарства не помогают, — с тревогой думала она. — Джо права, так просто эту болезнь не вылечить. Тут явно нужна помощь очень сильной магии».

— Ничего… — ласково проговорила девушка, трогая огненный лоб эльфа, — скоро доберёмся до Живого Древа, и всё будет хорошо…

— Не будет, — простонал Танталиил и открыл глаза. — Не тратьте на меня лекарства, они всё равно мне не помогают… Но могут помочь в будущем многим…

— Ну вот, опять вы за своё…

— Убей меня, Эмили… Умоляю… Я не могу больше испытывать эти муки… Я вижу давно умерших близких… Они ждут меня…

— Хватит, Танталиил! — строго наказала девушка, ей больно было слышать, как он сдаётся. — Немного потерпеть осталось, совсем немного. И всё будет хорошо.

— Они ждут… Я их вижу… Они ждут…

Эльф устремил взгляд куда-то сквозь Эмили, продолжая бредить. Ком подступил к горлу девушки. Она не знала, как заставить его бороться. И тут в повозку заглянула сама целительница.

— Джо, сделай что-нибудь, прошу, — дрожащим голосом, пытаясь удержать слёзы, умоляла Эмили. — Он бредит… И… совсем сдался…

— Всё, что возможно, я перепробовала, — вздохнула она, забираясь в повозку. — Таблетки почти закончились. Очень хорошие таблетки… Только не действуют они на него. Остаётся только вколоть ему снотворное, чтобы мог отдохнуть. Зато теперь мы знаем, что укус тайта — это укус самой смерти…

— Но Живое Древо ведь может помочь?

— Если учитывать, что это рана или укус, то да. Без проблем. Но как дело обстоит с укусом тайта… Не знаю. Никто не знает. Лишь бы успеть…

Эмили поцеловала в щёку Танталиила, но тот ничего не видел сейчас, кроме своих галлюцинаций. Девушка отвернулась и, не выдержав, заплакала…

— Мы успеем добраться до Живого Древа! — уверенно проговорила она, утирая слёзы. — Успеем!

Эмили вновь пересела на Лайта и, взяв себя в руки, продолжила путь. Скоро они доберутся до Санд-Ланарима, но Эмили была уверена, что он захвачен врагом. «Наверняка Дэймиор тоже так думает», — подумала она и посмотрела на возлюбленного. В этот же момент он оглянулся и взволнованно посмотрел на неё. Взгляды — это единственное, чем они теперь могут довольствоваться, вынужденные держаться порознь. Фандур позаботился о том, чтобы король Санд-Йэр был постоянно занят, обсуждал стратегию выживания и многие другие вопросы, а также подключал к обсуждению нового короля Змеиного Солнца Найлонда, с которым парень никак не мог найти общий язык, и который лишь дразнил и трепал ему нервы. А в промежутках между спорами и обсуждениями, к Дэймиору подходили то Кэмдиброг, то Оуэн, то подчинённые, то простые жители со своими многочисленными вопросами и проблемами, которые ему, как королю, приходилось незамедлительно решать. И неудивительно, что ночью парень оставался без сил и засыпал, стоило ему лишь прилечь. Девушка видела его прямо перед собой всё время, ощущала его так невероятно близко, но несоизмеримо далеко, не имея ни малейшей возможности подойти и заговорить. Это было настоящим испытанием для неё. Но этим вечером всё пошло не по плану Фандура.

— Дэймиор, скоро мы доберёмся до Санд-Ланарима, — зевая, доложил старец. — Осталась последняя миля. Король Найлонд! Прошу, подойдите ко мне, нужно обсудить план действий…

— Стой, — оборвал его на слове Дэймиор, а затем громко объявил: — ПРИВАЛ НА НОЧЬ!

— Ну слава Создателю… — тихо пробормотал уже было напрягшийся Найлонд и с облегчением вздохнул. Он не меньше Дэймиора ненавидел эти постоянные советы.

— Какой привал! — запищал Фандур. — Мы же можем дойти до Санд-Ланарима! Остальные города Санд-Йэр свободны до сих пор, значит, и Санд-Ланарим может быть ещё свободен! Так там и заночуем и заберём припасы, которые мы не унесли, когда покидали его!

— Санд-Ланарим захвачен. Скорее всего, его захватили уже сразу, как только мы его покинули. Я слышу орочью речь…

— Но всё равно нужно проверить!

— Фандур, лучше не рисковать сейчас, когда народ устал от бесконечного пути и постоянного напряжения.

— Но…

— Я сказал — привал, — поставил точку Дэймиор, и Фандур, сжав челюсти, всё-таки сдался.

— Ну хорошо… Стража! Быстро поставить палатку королю Дэймиору! И палатку королю Найлонду!

Дэймиор развернулся и пошёл в обратном направлении, прямо навстречу к Эмили, отчего та моментально встрепенулась.

— Ты куда собрался?! — завопил летописец.

— Оставь меня в покое, хоть на пять минут, умоляю…

— А кто будет разнимать драку? — Фандур указал на двух амбалов на окраине лагеря, спор которых постепенно переходил в драку.

— Пусть Найлонд разберётся.

— Э, нет! — тут же отозвался наследник Арланда. — Это Санд-Йэровцы, так что сам с ними разбирайся… Граждане Змеиного Солнца не позволяют себе такого поведения.

Дэймиор раздражённо вздохнул, но всё же пошёл к драчунам. Эмили знала, что такие разборки затягиваются обычно надолго и просто проводила его смирившимся взглядом. Глубоко вздохнув, девушка побрела по лагерю в поисках хоть какого-то дела. Она давно уже не чувствует себя полезной, поэтому искала способ принести хоть какую-то пользу. Эмили подходила к занятым делом людям и предлагала помощь, но все, как один, отказывались. От этого она чувствовала себя ещё бесполезнее… «Я знаю, кто точно не откажется от моей помощи!» — воодушевлённо подумала она и направилась туда, где уже вздымался пар от большого котла.

— Рамиса, тебе помочь? — с надеждой спросила девушка у кухарки, которая рубила овощи на ужин, расположившись за импровизированным столом из перевёрнутой кастрюли.

— Да у меня уже столько помощниц, что девать некуда! — она кивнула на девушек, столпившихся у котла. — Иди отдыхай. И, кстати, Эмили… не слушай, что говорят люди.

Эмили сузила глаза.

— А что говорят люди?

Рамиса замешкалась на секунду, а потом нервно заулыбалась.

— Ничего, девочка моя! Это я так. Неважно… Просто помни, что ты у меня умничка.

— Рамиса! — вдруг испуганно позвала её одна из девушек. — Бульон закипает! Ой, тут пенка! Что с ней делать?!

— Ох, да что же за неумёхи пошли… — заворчала она. — Ну ладно, девочка моя, побежала я спасать суп! И помни: всё будет хорошо! Главное — приходи потом отведать супчик!

«Даже Рамисе не требуется моя помощь…» — вздохнула Эмили и обречённо пошла дальше, глядя себе под ноги, как вдруг чуть не врезалась в Дэймиора. Девушка совершенно растерялась от неожиданности и спешно попыталась убрать растрепавшиеся волосы за уши. «Я, наверное, выгляжу ужасно! — взволнованно думала она. — Что он обо мне подумает…»

— Привет, — робко поздоровался он, но лицо оставалось хмурым.

— Привет, — еле слышно прошептала она, пытаясь совладать с волнением.

— Я могу сегодня подойти к тебе?

— Ты уже подошёл, — улыбнулась девушка и только сейчас поняла, как глупо это звучит.

— Я имею в виду… когда все уснут. У меня есть к тебе серьёзный разговор, который не предполагает наличие свидетелей.

Лицо Дэймиора стало ещё более серьёзным, чем было, и даже обеспокоенным. Эмили замешкалась и ещё больше запаниковала, но всё же согласно кивнула.

— Хорошо. Тогда до скорой встречи, Эмили. Только отойди от лагеря подальше, чтобы не было видно ни воронов, ни людей. Не нужны ни шпионы, ни свидетели. Я тебя найду, — молодой мужчина задумчиво поклонился девушке и ушёл по своим королевским делам, оставив её в полной растерянности.

«Что ещё за серьёзный разговор…», — нахмурилась она и вдруг услышала недовольный шёпот в палатке. Эти голоса она уже слышала давно и прекрасно запомнила — красотки, влюблённые в Дэймиора. Именно поэтому их разговор так привлёк её внимание.

— Нет! — яростно шептала одна из них.

— Да! — не менее яростно перечила вторая.

— Нет, Юлена! Не может быть такого, чтобы они с королём Дэймиором были вместе!

Эмили остановилась как вкопанная и, чтобы её никто не заметил, обошла палатку сзади и тихо приблизилась.

— Да ты посмотри, как он глядит на неё! — продолжался спор. — Да и слухи ходят…

— Но она же никчемный Страж! Чем она могла его зацепить? Да не переживай ты так, скоро он одумается, когда поймёт её бесполезность! Да и внешность странная какая-то у нее…

— А вот это правда! Вся белая, точно призрак…

— Вот и я о том. К тому же, как гласит закон, королю нельзя сочетаться браком со Стражем. А вы бы с Дэймиором так смотрелись здорово! Говорю тебе, это вопрос времени…

Эмили сжала челюсти от злости и торопливо пошла в сторону от лагеря. Остановившись поодаль, она внимательно осмотрелась по сторонам: огни лагеря остались за невысоким холмом, и теперь поблизости не было ни единой души. Только тоскливый, угнетающий мрак. Девушка быстро собрала хворост и разожгла небольшой костерок — не для того, чтобы согреться, ведь Хранители не мёрзнут, а для того, чтобы не чувствовать себя одинокой. Когда всё было готово, Эмили вздохнула и уселась прямо на холодной земле возле огня. Ей нравилось смотреть на огонь. Всё плохое забывалось рядом с ним. Он, словно старый друг, успокаивал и дарил умиротворение измученной душе. Девушка прекрасно понимала, что лагерь уснёт ещё не скоро, и нужно это время чем-нибудь занять, чтобы поскорее выкинуть из головы разговор тех девиц. Без центрилла она не могла призвать души умерших и упокоить их, поэтому посвятила это время тренировкам в создании света, как и каждую ночь до этого.

Как и всегда, Эмили села поудобнее и начала усердно тереть свои ладони, разогревая до горяча. Мысленно она призывала свет, обращаясь к нему в глубине подсознания… Она старалась изо всех сил! Но ничего не получалось… Совершенно ничего. Только тьма. Опустошение. И невероятная усталость. Девушка опустила руки и легла на землю, расслабившись всем телом и сложив руки на животе. «Земля становится всё холодней», — печально подумала она, уставившись на чёрное, затянутое мглой без малейшего проблеска к звёздам, небо. Эмили тяжело вздохнула и закрыла глаза, слушая как потрескивает костёр, а ветер беспокоит сухую, пожухшую траву. Она лежала долго, наслаждаясь мелодией ветра… И настолько погрузилась в свои мысли, что совсем не заметила приближающихся к ней шагов. Дэймиор тихо подошёл и просто с улыбкой наблюдал за девушкой. Он неслышно присел рядом, наслаждаясь её лицом. Парень точно знал: сейчас она думает о чём-то приятном, потому что её губы коснулась лёгкая улыбка. Лицо Эмили притягивало его, и он осторожно наклонился над ним, разглядывая закрытые глаза, нос, губы… Он не удержался и легко коснулся её губ своими.

Девушка от испуга открыла глаза и увидела в отблесках пламени лицо Дэймиора. У неё перехватило дыхание, а сердце пустилось в галоп от неожиданного поцелуя, воспламеняющего кровь. Но внезапно парень отстранился и просто сел рядом с ней, смотря перед собой.

— Прости… Я не удержался.

— Тебе не за что… извиняться, — всё ещё задыхаясь, проговорила девушка, а в ушах всё звучала фраза «не удержался», заставляя улыбаться.

— Нет. Я не должен обращаться с тобой, как с собственностью, и делать, что заблагорассудится.

— Ну… мне… мне… — Эмили затаила дыхание, набралась смелости и на выдохе проговорила: — понравилось.

— Мне тоже, — Дэймиор улыбнулся и ласково посмотрел на неё. Ещё несколько секунд он о чём-то размышлял, а затем нерешительно пододвинулся ближе. Теперь они сидели рядом, еле ощутимо касаясь друг друга, и с глупыми улыбками смотрели на костёр.

— Ты хотел поговорить о чём-то серьёзном? — нарушила неловкую тишину Эмили.

— Да, — лицо парня моментально потеряло лёгкость и приобрело оттенок озабоченности чем-то. — Это действительно очень серьёзно. Пусть этот разговор останется только между нами. Есть одна большая проблема — это пункт назначения. Мы идём к Живому Древу. Все выжившие идут к Живому Древу. А врата в Вирхим рядом.

— И они открыты, — закончила его мысль девушка. — Ты думаешь, кто-то из наших захочет пройти в Старый мир?

— Я уверен в этом. Как уверен в том, что мы все будем истощены к тому времени, как доберёмся до юга.

— Ты предлагаешь войти в Старый мир?

— Ни в коем случае. Это может вылиться в огромные проблемы. Ещё бОльшие, чем мы имеем сейчас.

— Но что же делать? Как выжить в этом мире? В мире, где всё умирает без солнца…

— Пока не знаю. Я ищу решение. Эмили, ты какое-то время провела в Адрамасе в поисках выживших, окружённая тайтами. Что ты успела узнать о них?

— Только то, что они очень умны.

— Умны? — нахмурился Дэймиор.

— Да. Один из них очень здорово имитировал детский плач. Но, насколько я поняла, полноценно разговаривать они не умеют. Зато могут ловко приманивать жертву. Как Танталиила… Это тайт столкнул тебя с башни?

— Не совсем. Это было странное существо, именуемое Гором — результат смешения тысячей тайтов и высшей магии. Должен признать, что сильнее соперника я не встречал…

— Даже сильнее Саймрелла? Его ты наверняка знаешь, как облупленного. Вы ведь были лучшими друзьями.

— Кэмдиброг проболтался? — усмехнулся Дэймиор, и девушка занервничала, даже и не предполагая, что это был секрет. — Да, мы были друзьями. Но это в прошлом. Не стоит вспоминать о нём.

— Прости, мне не стоило о нём заговаривать…

— Нет, всё нормально. От тебя у меня нет секретов. Кстати, ты же замечаешь ворона время от времени? Так вот, это творение Саймрелла. Именно поэтому я попросил тебя найти место подальше от воронов.

— Ты уверен? Но этот ворон выглядит не как тень, а как самый настоящий ворон.

— Он способен оживлять тени, превращая их в совершенные создания. Его сила растёт. Как и твоя.

— Ха-ха, очень смешно, — усмехнулась девушка и понурилась.

— Это не смешно, ты будешь очень сильным Стражем. Я знаю это.

— Откуда же, интересно… — спросила она, не поднимая голову.

— Чувствую. Я чувствую многое, Эмили… Я… — начал парень и запнулся, подбирая слова. — Я скучаю по тебе. — Он нежно приобнял её за плечи и уткнулся носом в щёку. — После падения с башни… только ради тебя я держался за жизнь.

— Ради меня? — прошептала девушка, боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть и лишь смотрела перед собой, ощущая его дыхание на своей щеке.

— Только ради тебя. Больше мне не для кого жить. А глядя на тебя, я ощущаю столько жизни! Этих коротких мгновений с тобой наедине мне так не хватает, чтобы напиться тобой, надышаться… Чёртов Фандур… Я не могу себя сдерживать, — он крепче обнял её плечи и прижал к себе, закрыв глаза, пока девушка взволнованно смотрела в никуда. — Твоё присутствие меня сводит с ума… Прошу, скажи откровенно, чувствуешь ли ты ко мне хоть что-то подобное?

— Дэймиор, — дрожа всем телом, прошептала Эмили, а затем набралась смелости и повернула голову к нему. Теперь они касались друг друга носами. — Я люблю тебя. Больше жизни люблю… И если потеряю, не смогу больше жить.

— Нет, так не годится. Пообещай, что если меня однажды не станет, ты будешь жить дальше и найдёшь счастье.

— Почему ты это говоришь?

— Просто пообещай, — вкрадчиво говорил парень, еле-еле касаясь её губ своими.

— Но…

— Обещай.

— Хорошо, — выдохнула она, и Дэймиор нежно поцеловал её.

Тревоги, волнения, проблемы: всё в одно мгновение исчезло, потеряло хоть какое-то значение и вес в этих плавных и нежных движениях губ. Лишь сладкое счастье волнами растекалось по телам влюблённых.

— Кхе-кхе! — громко откашлялся Оуэн, и парочка тут же отстранилась друг от друга. Девушка отодвинулась, всё ещё задыхаясь от пылкого порыва, и прижала руку к груди, пытаясь успокоиться изо всех сил.

— Дико извиняюсь! — с разгоревшимся интересом и довольной улыбкой до ушей воскликнул парень. — Ну и забрались вы, однако! Еле нашёл!

— А не мог подумать, что мы, может, и не хотели, чтобы нас нашли? — процедил сквозь зубы Дэймиор, еле совладав с охватившей его бурей эмоций.

— Первым делом! Я даже старался шаркать ногами как можно громче, чтобы вы меня заметили! Но, ребят, вы были слишком поглощены друг другом. А промешкая я чуть дольше, боюсь, мне было бы уже совсем неловко! — засмеялся тот.

— Зато сейчас совершенно никакой неловкости, — саркастично заметила Эмили, закрыв лицо руками и сгорая от стыда от всей этой ситуации.

— Зачем ты пришёл? — резко спросил Дэймиор.

— Так Фандур же послал! Паникует старикан!

— Скажи ему, что ты меня не видел.

— Так он же ещё хлеще запаникует! Поднимут весь лагерь!

— Придумай что-нибудь…

— Хмм… Ну что например? У меня туго с фантазией…

— Может, — скромно начала девушка, — скажешь, что Дэймиор пошёл искать какие-нибудь целебные растения в лесу для Танталиила?

— А это неплохая мысль! — Вдруг Оуэна осенила какая-то идея. — Помощница Джо как раз недавно собрала не те растения, в общем супруга моя рвала и метала… Точно, скажу, что по её просьбе ты и пошёл за нужными лекарствами, как человек, на которого можно рассчитывать.

— Может, лучше не впутывать сюда Джо? — нахмурилась Эмили.

— Пусть, — одобрил план Дэймиор.

— Конечно! Джо я беру на себя! А вам нужен отдых. Только смотрите, сильно не устаньте отдыхать, — давился смехом парень.

— Оуэн! — хором прикрикнули влюблённые, и тот расхохотался пуще прежнего.

— Ничего такого, куда завело твоё больное воображение, нет и не будет этой ночью, — твёрдо заявил Дэймиор, и Эмили внезапно поймала себя на мысли, что на самом деле расстроилась. — Так что прекрати нести этот бред, а лучше иди к Фандуру и скажи ему всё, как договорились.

— Понял, тогда я побежал!

Оуэн быстро ретировался, а у девушки по-прежнему осталось смешанное чувство на душе.

— Надеюсь, Фандуру не приспичит искать меня самому, — пошутил Дэймиор, и девушка как-то безрадостно засмеялась. Он заметил потерянность и недопонимание на лице Эмили и тихо проговорил: — Я прощу прощения за то, что произошло. Мне очень сложно… совладать с собой. Но… Всему своё время, Эмили… Со мной ты не потеряешь достоинство и честь.

«Не потеряю… достоинство и честь?» — растерянно думала она.

— Есть ещё одна важная причина моей встречи с тобой.

— Какая же?

— Астральный сон Стража. Тебе нужно набраться силы. Я прослежу за твоим сном.

— Нет, это исключено. Тогда ты не выспишься.

— За это можешь не переживать, — он показал девушке корешок хорошо известного ей растения.

— Корень яснушки?! Откуда он у тебя?

— Лоуренс поделился, — улыбнулся он. — И мне почему-то думается, он отдал последний.

— Но ты же можешь послать кого угодно следить за моим сном… И не рисковать своей репутацией, оставаясь со мной.

— Нет. Я хочу хоть какое-то время провести с тобой. Пусть я буду лишь смотреть на то, как ты спишь… — Дэймиор неловко перевёл взгляд на землю. Невероятно, но было похоже на то, что он смутился!

Эмили не смогла скрыть довольную улыбку, которая против воли осветила её лицо. Девушка так и смотрела на Дэймиора, не в силах отвести от него взгляд, пока тот снова не взглянул на неё. Тут она закрыла глаза и уже было приготовилась погрузиться в сон, но прямо сейчас в голове проносилось столько противоречивых мыслей, что она даже не знала, за какую из них зацепиться. Поэтому она просто гнала все мысли дальше. Но в одном она была уверена совершенно точно — теперь сосредоточиться на сне Стража, да и вообще на чём-либо было очень сложно. Вдруг Дэймиор сел позади неё и обнял. Эмили спиной чувствовала биение его сердца, которое унисоном отражалось в её собственном. В этих крепких, но в тоже время нежных объятиях она почувствовала себя в полной безопасности.

— Я не оставлю тебя, — прошептал он, словно боясь разбудить, и вдохнул запах её волос. — Спи спокойно. Я буду защищать тебя от всего. Всегда…

Его слова магическим образом вселили спокойствие в разум девушки, и это несмотря на окружающий мрак и холод. Ведь все понимают, конец света уже неизбежно близко. Вот он, совсем рядом, и каждый чувствует его ледяное дыхание, дыхание самой смерти. Солнце никогда не взойдёт. Тем невероятнее ощущать спокойствие именно сейчас. Странное чувство, несмотря на окружающую разруху, хаос и безысходность, вопреки рассудку и здравому смыслу, испытывать настоящее счастье! Ведь рядом любимый человек… И прямо сейчас девушке больше ничто не нужно, и никакой конец света не в силах помешать её счастью — счастью, которое Эмили так долго ждала — любить и быть любимой. По-видимому, и правду говорят — для любви нет никаких преград.

Чувствуя, как спокойствие и умиротворение распространяется по всему телу, она даже не заметила, как погрузилась в Астральный сон… Такой глубокий и крепкий, что она даже не заметила, как проспала аж до четырёх часов ночи. А проснувшись, девушка всё ещё ощущала себя в объятиях Дэймиора.

— Ты отдохнула? — обеспокоенно спросил он, сидя по-прежнему за её спиной.

— Странно… — озадаченно проговорила девушка. — Я не чувствую себя отдохнувшей… Чуткий слух, зрение не вернулись… — она посмотрела на свои ладони, — и совсем не чувствую света… Я не понимаю, почему так?

— Хм… Видимо, виновато долгое отсутствие солнца, — парень взял её руки в свои. — Может попробуешь ещё поспать?

— Нет, — проговорила девушка, сжимая его ладони. — Раньше мне хватало и меньшего количества времени для того, чтобы набраться сил. А сейчас…

— Просто тебе в этой непроглядной тьме негде набраться энергии. Но не переживай, Эмили, мы найдём выход. На окраине леса Рош, неподалёку от Санд-Гри есть одно озеро… Мать говорила, что оно исцеляет силой Света.

— Ты говоришь о Змеином озере? — девушка вспомнила о странном месте, где дерево растёт вглубь земли, а его корни, похожие на змей, образуют озеро.

— Точно! Это оно. Доберёмся до него и посмотрим, что можно сделать. И заодно попробуем исцелить Танталиила.

— Я не думаю, что это озеро настолько сильно…

— Эй, где же твой бодрый настрой? Неужели мы поменялись ролями?! Нет уж, мне способность вечно влипать в неприятности не нужна! Лучше уж я сам буду тебя от них оберегать.

Эмили развернулась к Дэймиору, сделав шутливо обиженное лицо, а затем захохотала. Парень тоже засмеялся, поцеловал в щёку и обнял девушку ещё крепче.

— Почему эта ночь должна закончиться… — вздохнула она, закрыв глаза.

— Но пока она не закончилась. Впереди ещё много минут, и я не хочу их терять. — Дэймиор несколько секунд изучал лицо девушки, а затем, когда казалось, что он вот-вот снова поцелует её, вдруг огорошил её вопросом: — А теперь расскажи мне о своём прошлом в Вирхиме.

— Ты шутишь? — с иронией покосилась на него Эмили.

Но судя по серьёзному выражению лица, он не шутил. И девушке пришлось удариться в бесконечные воспоминания, кажущиеся ей невероятно скучными, ведь кому может понравиться жизнь девочки-неудачницы. Однако Дэймиор слушал с неподдельным интересом, и сам рассказывал ей о своём детстве, как оказалось, тоже под завязку набитым разными передрягами. Так за разговорами, наполненными одновременно и смехом и тоской по прошлому, прошёл остаток этой самой прекрасной ночи из всех — ночи, сблизившей их ещё теснее.

Глава 11. Непростой выбор

Наступило утро, такое же чёрное и холодное, как ночь, и лишь стрелки часов показывали утренние часы. Дэймиор и Эмили нехотя направились в лагерь, но не успели до него дойти, как Дэймиор резко остановился, сосредоточенно вслушиваясь и всматриваясь в линию горизонта.

— Я должен скорее добраться до Оуэна, — вдруг проговорил он. — Ты — не торопись. Тебе ничего не угрожает. Не следи за мной. Иди в лагерь и не сворачивай.

— Что-то случилось?

— Всё будет хорошо, — кинул он через плечо и убежал вперёд.

Эмили занервничала и не торопиться теперь уж точно не могла. Она ускорила шаг, а затем и вовсе перешла на бег. Добравшись до лагеря, девушка обнаружила, что всё здесь как всегда, тихо и спокойно. Она заметила, что Дэймиор уже куда-то вёл с собой Оуэна и нескольких воинов. И конечно, Эмили пошла вслед за ними.

«Да что же такое случилось? — нахмурившись, размышляла она, следуя за ними по пятам уже за пределы лагеря. — Как же мне не хватает моего суперслуха…»

— Эмили, ну куда ты пошла?! — строго спросил Дэймиор, заметив её. — Я же сказал, иди в лагерь!

— Я не могу уйти. Я же вижу, что происходит что-то странное…

— Ноэль, уведи её.

Только рыцарь двинулся с места, как из-за пологого холма, как раз со стороны Санд-Ланарима, появился небольшой отряд орков, и взгляд Ноэля и всех остальных устремился на них. И тут Эмили пожалела о том, что она слишком любопытна.

— Чужаки! — радостно протрубил орк. — Порубим их и принесём в Санд-Ланарим!

— Саймрелл будет доволен, когда вернётся! — поддакивал второй.

Но недолго они радовались, Дэймиор и его небольшой, но бравый отряд в считанные секунды зарубили врагов и, похоже, это не доставило им никаких хлопот.

— Я же говорил, иди в лагерь! — ругался молодой король, быстро приближаясь к ней и убирая мечи.

— Прости, я больше так не буду! — быстро протараторила девушка раскаивающимся тоном.

Парень остановился перед ней и всё ещё грозно смотрел на неё.

— Давай договоримся… Если я говорю что-то, то это не просто пустой звук.

— Да, я понимаю…

— И если я говорю что-то, то это нужно выполнять!

— Понимаю…

— Не просто потому, что я король… — его голос смягчился, — а потому, что люблю тебя. И не могу потерять.

Эмили ошеломлённо смотрела на него, а потом перевела взгляд на его не менее шокированных подчинённых, которые всё прекрасно слышали. Один лишь Оуэн улыбался во все свои зубы. «Неужели он говорит об этом вот так спокойно во всеуслышание? — думала Эмили. — Неужели он не боится осуждения и порицания?». Но, судя по всему, Дэймиор вообще ничего не боялся.

— Пора в лагерь. Будешь меня слушаться? — спросил он, вскинув брови и предлагая руку.

— К-конечно… — промямлила она, чувствуя, как заливается краской. До неё только сейчас начало доходить, что он впервые открыто признался ей в любви, отчего внутри стало очень горячо.

— Замечательно, — Дэймиор знаком подал приказ рыцарям идти в лагерь, и, дождавшись, пока те уйдут вперёд, повёл туда и Эмили.

— Теперь мне нужно поговорить с тем орком, которого ты спасла.

— Зачем? — насторожившись, отстранилась она.

— Просто поговорить.

— Но из него не очень интересный собеседник. За всё время он ни словечка не проронил.

— Ничего, со мной заговорит.

— О нет, — испуганно прошептала Эмили, вспомнив, как он развязал язык Рэллу — прислужнику Саймрелла. — Что ты задумал?!

— Лишь разговорить нашего неразговорчивого орка.

— Какими методами, интересно?

— Эмили, то, какими методами я работаю, и вообще все мои действия не подлежат обсуждению.

— Дэймиор, он хороший орк! — кинулась на защиту девушка.

— Помнишь, как ты была уверена, что Рэлл не врёт?

Девушка виновато закусила губу, так и ничего не ответив.

— Я не утверждаю, что этот орк само зло во плоти. Просто запомни, я знаю, как поступить лучше.

Эмили не нашла аргументов в споре, однако ей стало страшно за жизнь того создания. Они добрались до лагеря, и Дэймиор уверенно зашагал в сторону того орка, а Эмили, словно приклеенная, поторапливалась за ним. Орк вместе с Лоуренсом расположились на окраине лагеря, и в тот момент, когда король до них добрался, юный лекарь как раз снимал бинты с его рук.

— Доброе утро! — поприветствовал обоих молодой мужчина.

— Доброе утро, ваше величество! — обрадовался королю юноша. — Если вы за корешками яснушки, то, к сожалению, у меня их больше не осталось, я отдал вам последний.

— Нет, мне нужно поговорить с твоим… пациентом. Не оставишь нас?

— Конечно, одну секунду… — Мальчик быстро доделал свою работу, и когда все бинты были сняты, орк согнул и разогнул ладони, но так ничего и не сказал. Лоуренс ушёл, и тогда Дэймиор вопросительно взглянул на Эмили.

— Ты хочешь остаться?

— Да, — уверенно ответила она, уже готовившись защищать орка. Даже если она будет не права.

— Ну как знаешь… Итак… Орк, как твоё имя?

Дэймиор ждал ответа несколько секунд, но допрашиваемый и не собирался отвечать, а лишь продолжал смотреть на свои руки.

— Моё имя — Дэймиор. Я король Санд-Йэр. А вон там как раз Санд-Ланарим — столица моего королевства. Столица, которую осадили орки. Твои дружки. Не хочешь к ним?

Орк всё-таки поднял свои глаза на короля, но как-то злобно на него посмотрел. Эмили, сузив глаза, внимательно наблюдала за допросом. Пока всё проходило как-то на удивление мирно, а Дэймиор общался подозрительно мягко.

— Я могу тебя отпустить. Прямо сейчас. До Санд-Ланарима рукой подать. Даю тебе своё слово, что не буду препятствовать. Ну что, пойдёшь? — Дэймиор внимательно следил за выражением лица орка, но у того не дрогнул ни один мускул. — Чего ты добиваешься у нас в лагере?.. Всё ещё не хочешь отвечать? Что ж… Тогда у меня к тебе другое предложение, — Дэймиор неспешно вынул один из мечей из ножен, и Эмили тут же напряглась. — Понимаешь, я не знаю твоих намерений. Ты не отвечаешь. На контакт не идёшь. Лучше разобраться с этим здесь и сейчас. Мне не нужны враги в лагере. Тем более, я гляжу, руки твои стали рабочими. А зачем нам здесь орк, который может голыми руками передушить половину лагеря? Поэтому я предлагаю тебе два варианта на выбор — или ты сейчас идёшь в Санд-Ланарим. Или… — король на мгновение замолчал, оглядывая остриё клинка, — или я казню тебя. Здесь и сейчас.

— Что?! — Эмили не верила своим ушам. — Да ты ему не оставляешь никакого выбора!

— Эмили, о чём мы разговаривали буквально пять минут назад? Мои действия не обсуждаются.

— Да ты ненормальный! Кстати, нормальный человек не стал бы забивать до смерти тогда Рэлла… Как и сейчас, так легко лишить существо жизни! Я думала, ты изменился…

— Оуэн! — вдруг позвал Дэймиор.

— Вызывали, ваше величество? — отозвался только что прибежавший парень.

— Да. Нужно отвести орка подальше от лагеря.

— Так точно, — без лишних вопросов парень подчинился, и уже через пару минут они скрылись за холмом. И всё это время Эмили буравила Дэймиора гневным взглядом.

— Мы отошли достаточно далеко от лагеря. Оуэн, теперь держи Эмили. Чтобы не мешала казни.

— Казни? — растерянно пробормотал тот, переводя испуганный взгляд с короля на орка.

— Именно, — хладнокровно ответил Дэймиор. — Держи Эмили.

— Только посмей прикоснуться! — девушка приняла оборонительную позицию.

— Э-э… Хорошо, — Оуэн лёгким манёвром скрутил руки Хранительницы, и та оказалась в плену.

— Да что ты себе позволяешь!

— Эм, без обид, просто выполняю приказ короля.

— Нет, я не дам вам свершить самосуд! — девушка изо всех сил пыталась вырваться из захвата, но её попытки оказались ничтожны — Оуэн слишком силён.

— Эмили, — обратился Дэймиор к ней, — ты не должна на это смотреть. Ты можешь уйти. Но если откажешься уходить, тебе придётся быть сейчас пленницей.

— Я остаюсь, — процедила девушка сквозь зубы.

— Как скажешь, — равнодушно отозвался Дэймиор, а девушка не могла поверить в то, что это он. Словно его подменили. А вернее, он снова стал прежним, как во время их знакомства.

— Итак, — продолжил король, — предлагаю тебе последнюю возможность уйти. Даю слово — тебя никто не будет преследовать. Всё просто. Наши пути разминаются. Мы идём в одну сторону, а ты в Санд-Ланарим. К остальным оркам. Если отказываешься — прощаешься жизнью. Ну так что, ты идёшь?

Орк посмотрел в сторону Санд-Ланарима, а затем стал на колени и опустил голову. Во взгляде его читалось полное смирение.

— Значит, ты выбрал казнь…

Эмили начала всхлипывать, а Дэймиор достал второй клинок и приготовился делать особый сложный приём — анхо, что переводится, как обезглавливание двумя мечами.

— Ты так и остался извергом… — проговорила Эмили, но Дэймиор не обращал внимания. Он поднёс мечи к горлу орка, и девушка крепко зажмурила глаза. Вдобавок ко всему начал подкатывать приступ тошноты.

— Можешь встать, — король убрал клинки в ножны, и Эмили открыла глаза, в которых читалось полное недопонимание. — Отныне ты свободен. Если захочешь держать путь с нами, я буду рад. Всю стражу с тебя снимаю. Как твоё имя?

Орк только сейчас открыл глаза и в изумлении посмотрел на Дэймиора.

— Моё имя Борг… — тихо проговорил он, к удивлению Эмили.

— Ты будешь держать с нами путь?

— Да.

— Вот и отлично. Вопрос решён, возвращаемся в лагерь и сейчас же выдвигаемся к Змеиному озеру. Оуэн, Борг, идите вперёд. Мы придём чуть позже.

Дэймиор дождался, когда они останутся наедине, и посмотрел на полностью потерянную девушку.

— Прости меня… — прошептал он. — Прости, что тебе пришлось пройти через это… Я не собирался его убивать. Тем более у тебя на глазах.

— Тогда что это было? — обессиленно спросила она.

— Мне нужно было, чтобы он видел твою искренность. Поверил в мою решимость его казнить. Это был спектакль для него.

— Но почему ты мне сразу не сказал? — глотая слёзы, вопрошала девушка. — Почему не предупредил? Я же начала думать худшее…

— Тогда бы спектакль не удался. Нужны были искренние эмоции, а я не знаю никого искренней тебя. Орки видят неподдельные эмоции. Ты спасла его. Он теперь полностью оправдан. Ведь он выбрал смерть, нежели попасть к другим оркам… прислужникам Саймрелла. Умоляю, не молчи, — Дэймиор взял ладонь девушки и прижал к своей груди. — Ты меня прощаешь? Я пойму, если ты меня не простишь… Но это был единственный способ спасти Борга.

Эмили посмотрела на Дэймиора и крепко обняла его.

— Мне не за что тебя прощать, — выдохнула она, вытирая непрошенную слезу. — Только никогда не делай так больше… Чёртов гений…

— Обещаю, больше этого не повторится… — Его руки оплели её талию, и он прижал девушку к себе. — Я же говорил, что знаю, что делаю. Теперь ты будешь мне доверять?

— Да…

— И опять эти слёзы, не плачь, умоляю… Каждая слеза — кинжал в моё сердце.

Дэймиор непременно поцеловал её в щёку, но тут появился вечный нарушитель уединения.

— Ваше величество! — Оуэн развёл руками, будто ни в чём невиновен. — Я просто предупредить! Фандур бежит! На всех парах!

— Вот чёрт… — король закрыл лицо рукой, и Эмили засмеялась. — Вот тебе смешно, а мне страшно, — улыбнулся Дэймиор, и девушка очень вовремя отстранилась от него — как раз в этот момент из-за холма появилась вечно недовольная голова Фандура. Под строгим надзором Старейшины они пошли в лагерь, который уже собирался выдвигаться, и теперь, когда все были в сборе, отряд выживших отправился в путь.

Глава 12. Тернистая дорога к надежде

Орки, напавшие на лагерь, совершенно точно дали понять, что Санд-Ланарим захвачен, как и говорил Дэймиор. Драгоценное время сэкономлено, и именно поэтому путники сменили направление и обогнули бывшую столицу королевства Санд-Йэр, держась на расстоянии. Теперь они держали путь к Змеиному озеру. С каждым днём Эмили становилось всё хуже — слабость из-за отсутствия света убивала её, но она старалась не подавать виду. Однако Лайт чувствовал, что с хозяйкой что-то неладное, и сам тосковал. Всю дорогу конь был вынужден перевозить на себе ребятишек, пока девушка находилась в крытой повозке и ухаживала за Танталиилом, который ныне всё время спал. Прогноз был неутешителен, но девушка верила, что они успеют добраться до Живого Древа.

Эмили всё чаще вспоминала ту ночь близ Санд-Ланарима и последующее утро. И она по-прежнему не могла поверить в то, что Дэймиор выдал своим подчинённым их отношения. «Прямо при них сказал, что любит меня… Любит меня… — повторила она в мыслях и расплылась в улыбке, но затем снова нахмурилась. — Теперь сплетен точно не избежать. И проблем…», — обречённо решила она… но очень ошибалась! Как оказалось, рыцари прекрасно понимали, где та граница, за которую нельзя заступать в своих разговорах, и тайна так и осталась тайной. Это показывало, насколько уважают короля. Всё осталось, как и прежде, и Хранительница и король были вынуждены вернуться к своим ролям и снова обмениваться лишь взглядами. Но теперь, когда прикосновения стали необходимы, как воздух, эта вынужденная дистанция обоим давалась ещё тяжелей. Но Фандур, как назло, принялся следить за ними ещё пристальней, и увидеться наедине было практически невозможно. Однако, как только выдавалась хотя бы самая крошечная возможность, Дэймиор подходил к Эмили, украдкой касаясь её руки, отчего сердце той трепетало, словно птичка в клетке..

Между тем Змеиное озеро становилось совсем близко. Повозку с Танталиилом пришлось оставить на входе в лес из-за сложной проходимости. Вместе с Танталиилом осталась Эмили, стражники и большинство жителей. Остальные вошли в чёрный лес под предводительством Дэймиора и Алантая, знающего эти места как свои пять пальцев.

— Что-то здесь не так, — нахмурился картовед, лучиной указывая на поломанные ветви, раскиданные повсюду. Некоторые деревья и вовсе были повалены. И чем ближе путники подступались к озеру, тем хуже становилось предчувствие.

— О, создатель… — Алантай подбежал к краю озера и застыл от ужаса. Все, кто вместе с ним подобрался к берегу, только и охали и ахали. Дэймиор с опаской подошёл к озеру и увидел… его гибель. Корни, образующие озеро, были порублены, вода высушена… Теперь это дивное озеро напоминало разорённое гнездо.

— Оно потеряло исцеляющие свойства, — обречённо доложила Джо.

— Кто мог это сделать? — сокрушался Алантай.

— Орки, — ответил Дэймиор, осматривая следы вокруг. Он, в отличие от всех, по-прежнему оставался хладнокровен и рассудителен. — Уверен, они действовали по приказу Саймрелла.

— Но зачем?

— Хотели отнять у нас возможность запастись исцеляющими ресурсами. Здесь больше не на что смотреть, — спокойно сказал он. — Наша цель — Живое Древо. Пойдём через Санд-Гри — в деревне наверняка осталось много выживших и много провизии. Не будем терять времени. Вперёд!

Его настрой воодушевлял остальных, и все уверенно следовали за ним. Даже Найлонд. На выходе из леса группы соединились.

— Продолжим путь на юг, — объявил Дэймиор, и путники тут же зашептались.

— А что с озером, ваше величество? — в недопонимании спросила Эмили из повозки.

— Его больше нет.

— Нет? — слабеющим голосом проговорила она, не понимая, как это может быть.

— Не переживай, Эмили — Дэймиор подошёл вплотную к девушке и погладил по плечу. — Мы уже скоро будем у Живого Древа. Пойдём через Санд-Гри, соберём жителей, провизию, лекарства. Всё будет хорошо, — Дэймиор улыбнулся ей, поклонился и пошёл вперёд.

Повозка тронулась и в этот момент очнулся Танталиил. Эмили взяла его огненно горячую руку и погладила по волосам.

— Скоро доберёмся до Санд-Гри! — воодушевлённо воскликнула она.

— Что со Змеиным озером? — простонал эльф.

— Возникли… э-э… некоторые сложности, поэтому придётся дождаться Живого Древа.

— Понятно… — как-то обречённо проговорил Танталиил, глядя в никуда.

— До него рукой подать! — радостно приговаривала девушка. — Скоро всё наладится!

— Не теряй своего оптимизма, Эмили, — эльф слабо сжал ладонь девушки, а затем снова заснул.

«Что ж, по крайней мере он уже не видит галлюцинаций. Думаю, это хороший знак!» — подумала она и вдруг почувствовала, как повозка остановилась. «Неужели мы уже добрались до Санд-Гри? Как-то слишком быстро…». Выглянув из-под навеса, она увидела полосу белого тумана, стелющегося впереди, как раз со стороны деревни.

— Дни Белого тумана… — вздохнула Эмили, прекрасно понимая, что теперь в Санд-Гри дорога закрыта. Путь на юг всё время подкидывает им неприятные сюрпризы, но она надеялась, что полоса невезения уже должна закончиться. Этот путь превращается в ад.

— Идём к Живому Древу! — крикнул Дэймиор после короткого совещания с Фандуром и Найлондом, и все пошли дальше, не разбивая лагерь.

На лице каждого путника отпечатался след сильной усталости, но близость пункта назначения приободряла. Эмили уже не соображала, день сейчас или ночь, всё одно — бесконечная тьма. И она понятия не имела, сколько времени было на тот момент, когда повозка в очередной раз остановилась. Послышались приветствующие возгласы незнакомцев. Очень много новых голосов.

Сначала девушка насторожилась, но, судя по их интонации, настроены были они очень радушно. Вдруг до её слуха донёсся плеск воды. «Наверняка мы добрались до реки Исмей», — с этой мыслью девушка вылезла из повозки и глазам своим не поверила — оказалось, остановились они на краю какого-то обрыва, а впереди простиралась безбрежная водная гладь. По крайней мере в сумерках другого берега совершенно не было видно. Всё пространство берега было занято бесконечными факелами и лучинами, самодельными фонарями, огромным количеством лодок, а также скромными хижинами. Складывалось впечатление, что они построены совсем недавно. Повсюду туда-сюда сновали какие-то, несмотря на мороз, очень легко одетые в простую одежду люди, которые с любопытством пялились на приезжих. Эмили никак не могла понять, куда же они приехали. Девушка пыталась найти глазами Дэймиора, друзей, хоть кого-нибудь знакомого, который мог бы пролить свет на вопрос об их месте расположения, но, как назло, её повозка находилась в самом хвосте, где были одни лишь незнакомцы, а кучер её повозки куда-то исчез.

Эмили поймала взглядом самого ближайшего к ней человека — темноволосую женщину в сером балахоне, перевязанном светлыми лентами. Она что-то увлечённо плела, сидя на пеньке в окружении лучин, время от времени сердито поглядывая на берег, где резвятся дети. Свет огоньков хорошо освещал её лицо и Эмили, разглядев его, поняла, что это не совсем обычная женщина. Оказалось, это вур — водяной человек. С виду вуры действительно очень похожи на людей, но при ближайшем рассмотрении ясно становятся видны отличия. К примеру, глаза и зрачки больше, причём имеют аж по паре век на каждый глаз, а уши, напротив, — очень маленькие. На шее продолговатые жабры, несмотря на наличие носа, как и у нас. Кожа толстая, напоминает резину: именно это помогает им не мёрзнуть даже в лютые морозы. Ещё одной отличительной особенностью является обувь — это большие ботинки с расширяющимися носами, они закрывали ноги-ласты, и даже между пальцами рук есть перепонки, как у лягушек. Эмили уже доводилось их видеть раньше и даже быть переводчиком в дни службы в Санд-Ланариме. Это очень спокойный и безобидный народ. Давным-давно перед ними предстал выбор — жить в Рэтхиме или же в Мэйнхиме, поскольку, как полурыбы-полулюди, они могли жить, где захотят. Но вуры выбрали Рэтхим. И теперь живут в Вуреннриме — самом южном королевстве острова, на берегу Безбрежных вод.

«Неужели это край острова? — в полном недоумении рассуждала Эмили. — Самое южное королевство? Тогда как я умудрилась «проспать» такое огромное количество времени?» Она набралась смелости и подошла к женщине-вуру.

— Здравствуйте! — начала она на вуреннримском наречии. — Не подскажете… Это Вуреннрим? — решила она без прелюдий разобраться с вопросом.

— О, здравствуйте! — радушно начала женщина, почтенно поклонившись, и Эмили поклонилась в ответ. — Вы же Эмилайн? В наших краях наслышаны о вас! И слышали мы только хорошее! Для меня большая честь встречать вас лично! Моё имя Эрле. О-о, с вами же сам Танталиил! Наша семья в долгу перед ним. Именно благодаря ему наш мальчик смог заговорить.

— Серьёзно?

— Да! Килар не разговаривал до семи лет, но латэр Танталиил много занимался с ним в его школе, и произошло чудо… КИЛАР! — вдруг закричала она мальчику-вуру, играющему на берегу с другими ребятами. — НЕ УПЛЫВАЙ ДАЛЕКО! Ах да, вы спрашиваете не Вуреннрим ли это… Вопрос сложный. Если исходить из того, что Вуреннрим там, где вуры, то да! Это Вуреннрим!

— Что? — Эмили совсем запуталась.

— Но если вы имеете в виду наше южное королевство… То мы его покинули, когда остров стал разделяться.

— Остров… что?!

— Да. Это произошло. Тот разлом в земле, который устроил Энендил перед своей смертью, расширился до реки Исмей — земля между разломом и рекой попросту просела и разрушилась. Но на этом всё не остановилось — патрульные вуры доложили, что теперь наш участок Рэтхима вместе с лесом Алирмира никак не связан с остальным Рэтхимом и начал отдаляться. На срочном совете было решено покинуть королевство и перебраться на основную часть острова. А уплывшую часть теперь мы зовём Осколок Рэтхима.

— Невероятно… Когда это произошло? До того, как наступила вечная ночь?

— За день до этого. Тогда мы последний раз увидели Лик Алирмира из белого тумана. Я слышала, что и вы с ним встречались, верно?

— Да, ещё когда училась в Рэтхимской школе… Продолжайте, прошу вас.

— Облик Алирмира был предзнаменованием… Увы, во Тьме он не может являться. Поэтому, боюсь дух Алирмира покинул Рэтхим… Да, простите, я отвлеклась. Вечером последнего дня мы добрались до острова, а на следующее утро солнце уже не взошло. Так что теперь здесь основываем новый Вуреннрим. Только вот орки ныне спокойно разгуливают… и боюсь долго отбиваться от них мы не сможем…

— Ох, вам безопаснее было бы остаться там…

— Но кто же знал…

— А вернуться в прежний Вуреннрим пробовали?

— Пробовали, Хранительница, но он отдалился слишком далеко, в неизвестном направлении… Искать его подобно самоубийству. КИЛАР! Да что же за непослушный ребёнок… С вашего позволения, Хранительница, мне срочно нужно разобраться с сыном, — Эрле ушла, уперев руки в бока и приготовившись отчитывать ребёнка, который унырнул слишком далеко.

— Только не это, — девушка закрыла лицо руками, не представляя, что делать теперь. Ведь вместе с Вуреннримом уплыл и лес Алирмира с Живым Древом и вратами.

В этот момент подошёл Дэймиор и обнял её за плечи.

— Судя по всему, ты уже обо всём знаешь, — вздохнул он. — Мы спасём Танталиила, не переживай. Возьмём его и отправимся на поиски отделившейся части.

— Кто это «мы»?

— Я, Алантай, как картовед, и Лоуренс, как лекарь. Я сам его выбрал.

— А я?

— Эмили, это слишком рискованно. К тому же ты слишком ослабела без света…

— Мне всё равно! — моментально завелась она. — Силы у меня есть! Даже если их не останется, я найду их где бы то ни было!

— Помнишь, ты обещала меня слушаться?

— Да, но это другое, Дэймиор. Танталиил мне как отец. А ты… ты — моя жизнь. Я не смогу жить без вас… Не смогу жить, не зная, что с вами… Прошу, не оставляй меня одну! Это хуже смерти!

— Ты не будешь одна, здесь остаются многие твои друзья.

— Без тебя я всё равно, что одна! К тому же женщина-вур мне только что сказала, что орки совершают на них набеги. И ты действительно думаешь, что мне здесь находиться безопаснее?

Дэймиор к удивлению девушки задумался. «Есть! — мысленно возгордилась она. — Мне удалось посадить зерно сомнения в мыслях самого непреклонного человека в мире!»

— Ну хорошо… — сдался мужчина. — Со мной ты будешь в бОльшей безопасности. По крайней мере под моим присмотром ты не натворишь глупостей.

— Что правда, то правда! — взбудораженно воскликнула Эмили и довольно заулыбалась.

— Но в пути слушаешься меня беспрекословно. Поняла?

— Конечно! Никого послушнее ты никогда не увидишь!

— Да уж конечно… И любой свой шаг, любое действие обсуждаешь со мной. Поняла?

— Конечно-конечно! Когда отправляемся?

— Прямо сейчас. Не будем терять времени. Вуры разрешили взять нам несколько лодок. Перевяжем лодки верёвками, чтобы никто из нас не потерялся. Мы с тобой поедем в одной лодке. Так мне будет спокойнее…

«Это же прекрасно!» — замечталась девушка, расплывшись в улыбке.

— Я поеду с вами! — тут же вставил непонятно откуда появившийся Фандур. — И я каждому предоставил возможность к нам присоединиться!

— Ты с ума сошёл?! — вдруг озлобился Дэймиор. — Это лишь неоправданный риск для каждого! Каждый, кто отправится с нами, будет рисковать жизнью!

— Чем больше будет народу, тем безопаснее. Через полчаса сбор на пристани. Дэймиор, подойди сейчас же к Найлонду, нужно уладить кое-какие вопросы перед отбытием, — поставил точку Фандур и ушёл.

— А он прав, — как бы между прочим сказала Эмили, и Дэймиор удивлённо посмотрел на неё. — Чем больше людей с нами будет, тем безопаснее.

— И ты туда же… У этой медали есть две стороны. Думаю, ты понимаешь, о чём я.

— Разумеется. Каждый, кто согласится, будет рисковать своей жизнью. Но это решение каждого отдельно. Ты не можешь решать за них.

— Но ответственность за каждую жизнь лежит именно на мне. Как на короле.

— Дэймиор! — грозно позвал Фандур, и мужчина был вынужден удалиться.

Эмили, задумавшись, побрела к Танталиилу. Она никак не могла понять одного — почему именно на короле лежит ответственность за чужие жизни. Неужели каждый не отвечает сам за себя? Как бы там ни было, но согласилось плыть с ними не так уж много выживших. Главное — те, кто согласился, приняли решение стойко и уверенно. Оуэн, Джо и Рамиса тоже хотели присоединиться, но все сошлись во мнении, что они нужнее здесь, на основном острове. В итоге с Танталиилом решено было отправляться следующим составом — Эмили, Дэймиор, Фандур, Лоуренс, Алантай, Йенэр, орк Борг, у которого уже зажили руки, и два гнома — Андох и Ридох — те самые вечно спорящие гномы, которые когда-то очень давно пропускали ещё неперерождённых ребят в Ошен-Майр и провожали Ника к королю Думдану.

— Выдвигаемся! — объявил Фандур, и все поторопились к берегу. Все, кроме Дэймиора. Он незаметно взял Эмили за руку, пока все были увлечены предстоящим предприятием, и быстро отвёл её за ближайшую телегу, спрятавшись от посторонних глаз.

— Такая возможность может представиться ещё не скоро, — тихо проговорил он, обхватил её лицо руками и нежно поцеловал в губы. Так нежно, что коленки девушки подкосились. Но это было лишь мгновение. Через несколько секунд, когда появились свидетели в виде вуров, он отстранился от неё, и Эмили чуть не упала. Парень, по-доброму засмеявшись, подхватил её.

— Ты держишься? — с улыбкой спросил молодой король, всё ещё придерживая девушку, несмотря на свидетелей, которые их засекли.

— Почти, — улыбнулась Эмили, как вдруг сама заметила, что на них смотрят. Это моментально отрезвило её, и она отпрянула, а вуры разбежались. В этот момент опять послышался ненавистный голос Фандура: «Дэймиор!».

Влюблённые засмеялись и пошли к берегу, наполненному народом. Там, у кромки безбрежных вод в изобилии марцилловых огоньков их уже поджидал летописец — он всё сильнее хмурился при приближении пары и недовольно притоптывал ножкой. За его спиной гномы Ридох и Андох неуклюже пытались усесться в одну из лодок и перевернули её, что породило громкий хохот окружающих. Но Фандуру это, разумеется, прибавило лишь очередной нервный тик. Остальные лодки уже были почти подготовлены, оставалось их только связать друг с другом, чтобы не растерялись. Рамиса и вуры уже успели снабдить все судна провизией. Лодки хоть и были маленькие и рассчитанные лишь на двоих, но всё равно оставались довольно вместительными, а главное, безукоризненно отлаженными. Форма и идеальный баланс позволяли легко управлять ею лишь одному гребцу. Эмили засмотрелась на красивый острый нос лодки и не заметила, как они уже дошли до Фандура.

— Где вы были?! — от злобы пыхтел он, стреляя молниями то в Дэймиора, то в Эмили.

— Не твоё дело, — как всегда спокойно отозвался Дэймиор.

— Всё моё дело! Только вас и ждём! Поскольку каждая лодка рассчитана только на двоих, я распределил порядок следующим образом: Алантай в самой первой лодке, как путеводитель, вместе с ним орк; следующую лодку возглавляем с тобой мы, Дэймиор; третья лодка: гномы Андох и Ридох; в четвёртой лодке Эмили компанию составит Йенэр…

— Йенэр? — напрягся парень, а Эмили уже представляла, как оборотень будет её доставать.

— Да-да, он самый, — довольно пролепетал Советник. Хоть он и старик, но отлично смекал, что к чему. — А в самой последней, пятой лодке располагаются Танталиил с Лоуренсом, как с лекарем. Он не умеет пользоваться вёслами, а Танталиил не может. Так что будем все везти его.

Эмили посмотрела на дальнюю лодку — Джо вместе с Лоуренсом молча подготавливали к долгому пути Танталиила. Время от времени она буравила мальчика своим фирменным суровым взглядом.

— Э-э-э, — вдруг закрытыми глазами простонал Танталиил, и Джо примкнула к нему, а Эмили подбежала к их лодке. — Эм-мили…

— Я здесь, — с надеждой проговорила девушка, сжимая его руку. — Как вы себя чувствуете?

— Что происходит? — он открыл глаза и попытался оглядеться. — Я в лодке?

— Всё хорошо! Только до Живого Древа придётся плыть…

— Плыть… Всё ещё хуже, чем я думал. Только оказавшись в пропасти, уничтожив свою сущность, опустошив чашу своей жизни, пропитавшись отчаянием без остатка, окажется два пути. Убить себя. Или же бороться, начать мучительное восхождение… чтобы обрести себя.

— Он бредит, — констатировала Джо, а Танталиил всё продолжал.

— Но я давно не вижу смысла для борьбы… Не нужно ради меня это делать…

— Хватит, Танталиил! — прикрикнула Эмили.

— Я не доживу… Умоляю… Не надо… Убейте… Я умираю в муках…

— Джо, сделай что-нибудь, — чуть не плача, молила Эмили.

— Правильно, — Танталиил посмотрел на целительницу. — Ты можешь убить меня, Джованна. У тебя хватит сил и духу…

Джо достала шприц, набрала в него какой-то состав и под настороженным взглядом Эмили ввела его в вену на руке Танталиила.

— Я должен кое-что сказать… Я не… — начал эльф, когда вся жидкость была введена до конца, но так и не успел закончить фразу.

— Что ты сделала?! — чуть ли не криком спросила Эмили.

— Снотворное, — улыбнулась Джо и достала десять флакончиков со снотворным и шприцы. Она серьёзно посмотрела на Лоуренса и молча отдала всё ему. Выбравшись из лодки, она тихо проговорила: — Верните его живым. Вернитесь все живыми.

Йенэр пошёл прощаться со своей семьёй, а Эмили с Лайтом и остальными друзьями. Пушок, почуяв неладное, заскулил и бросился в воду выволакивать лодки, чтобы никто на них не уплыл. Семейство оборотней вместе с гномами тут же принялись его успокаивать. Но теперь с волкодавом, который вымахал до гигантского размера совладать было очень сложно, и на подмогу присоединились почти все. В это время к Дэймиору подошла женщина-вур Эрле в сопровождении своей семьи: мужа и ребёнка. Это было понятно по тому, что они все держались за руки.

— Ваше величество, — начал мужчина-вур, поклонившись, — Моё имя Май. Позвольте мне отбыть с вами.

— Это опасный поход, а у тебя семья.

— Это наше семейное решение. Мы понимаем, как велик риск. Но Латэру Танталиилу мы обязаны всем, ведь благодаря ему мой сын обрёл речь. Я могу вам помочь в поисках Осколка Рэтхима. Мы, вуры, очень хорошо ориентируемся в водном пространстве и можем видеть те препятствия, которые не заметны ни для кого. Даже если вы чудом найдёте остров, обратно вернуться у вас вряд ли получится.

— У нас есть Алантай, он умеет читать звёзды.

— Но у него нет опыта в мореплавании. Как и у каждого из вас. Без этого опыта далеко вы не уйдёте.

— Ну, хорошо… Буду рад сотрудничеству, — Дэймиор пожал руку вуру и направился к Оуэну, который под наставничеством короля Найлонда усердно связывал лодки друг с другом толстой верёвкой.

— Крепко связаны? — спросил Дэймиор у Оуэна.

— Да, — вместо Оуэна ответил Найлонд. — Лучший узел, который тебе только доводилось видеть! Теперь точно не растеряетесь в Безбрежных водах.

— Не сомневаюсь, — ответил парень и протянул меч Ри Оуэну.

— Дэймиор… — тот не осмеливался принять клинок, пока Найлонд испепелял всех негодующим взглядом. — Лучше пусть он будет у тебя.

— Нет, у вас должна быть защита, когда рухнет купол.

— А почему ты ему предлагаешь меч, а не мне — королю Адрамаса? — недопонимал Найлонд.

— Я отдаю его в руки тому, кто действительно сможет хорошо им владеть.

— Я король, а значит, клинок должен быть у меня!

— В твоих руках это будет не спасение для твоих людей, а погибель.

— Да как ты смеешь?!

— Я знаю, что ты занял последнее место в последнем рыцарском турнире, — спокойно заявил парень, и тот мгновенно умолк. — Я хочу быть уверенным, что наши народы будут хорошо защищены. Есть возражения, Найлонд? Если есть, то можете сразиться в тренировочном поединке с Оуэном. Кто победит, того и меч. Только учти, если ты проиграешь, в чём я совершенно уверен, клеймо позора не смоется с твоей репутации никогда. Оуэн, ты не против поединка?

— Всегда за! — взбудораженно воскликнул главнокомандующий, уже потирая руки.

— А ты, Найлонд?

Тот ничего не ответил, лишь буравя Дэймиора взглядом, полным ненависти.

— Вот и хорошо, — король Санд-Йэр безмятежно протянул меч Ри Оуэну.

— Но как же ты? — Оуэн с сомнением принял меч. — Как будете защищаться в случае обрушения купола?

— Нас мало. Хватит и камня Кэмдиброга.

Вдруг Найлонд схватил Дэймиора за плечо и силой отвёл чуть поодаль. Парень резко выдернул руку и оттолкнул его.

— Ты себе слишком много позволяешь, Дэймиор! — зашипел Найлонд, подойдя к нему вплотную, но тот оставался спокойным.

— Как и ты. Не боишься так вести себя со мной?

— Я не боюсь тебя! — гневался король Змеиного Солнца, брызжа слюной. — Ты не проявляешь должного уважения ко мне!

— Ты не заслужил моего уважения. С чего бы мне тебя уважать? Может быть, с твоих трусливых решений?

— Я заставлю себя уважать! Твоё высокомерие меня достало! Ты считаешь себя лучше меня, но я-то знаю, что это не так! Ты обычный преступник, который половину своей жизни работал на Орден Тени. Пусть все сделали вид, что забыли о твоём тёмном прошлом, но я-то прекрасно помню. И знаю, что ты не изменился!

— Ты в этом так уверен?

— Да. Твоя кровь запятнана, и так просто её не очистить. Ты позор для королевства! И знаешь что?! — тихо, но яростно зашептал он ему в ухо. — Ваш отряд сдохнет в Безбрежных водах! Вы слабы, самые слабые отбросы Рэтхима, и отправляетесь в последний путь. А знаешь, кто слабее всех? Эмилайн! Все так и ждут, чтобы она почила, и чтобы её силы унаследовал кто-то другой! Настоящий Страж! — ухмыльнулся Найлонд, и Дэймиор, смотря на него холодным взглядом, сжал кулаки, приготовившись поставить его на место.

— Ну-ка, парни, остыньте, — вовремя вмешался Кэмдиброг, спокойно становясь между ними. — Вы должны давать людям надежду на мир, а не сеять раздор! Найлонд, иди займись делами. У тебя теперь удваиваются обязанности, пока Дэймиор отбудет.

Король Адрамаса стрельнул последний грозный взгляд в парня и гордо ушёл.

— Не поддавайся на его провокации, — вздохнул Кэмдиброг, вручая камень, защищающий от тени. — Ты же заешь такой тип властолюбивой знати.

— Знаю… — процедил сквозь зубы Дэймиор. — Этот ублюдок испытывает моё терпение… И однажды он нарвётся.

— Этого он и добивается. Пока тебя не будет, я пригляжу за ним. Не забивай свои мысли пустой злобой. Вам предстоит опасное предприятие. Будь внимателен ко всему. К звукам. К своим соратникам. Особенно к Эмили, — он кивнул на девушку, которая сражалась с Рамисой на берегу — кухарка пыталась втиснуть ей гору еды и тёплой одежды, а та безуспешно отнекивалась, что вызвало улыбку на лице Дэймиора. — Что-то происходит с ней.

— Что? — нахмурился парень.

— Не могу понять… Но иногда есть в её взгляде что-то такое… что я видел в тебе, когда ты вступил в ряды Ордена Тени.

— Нет, не может быть такого…

— Просто будь внимателен. А почуете неладное — возвращайтесь. Джованна всё же права. Если риск выше возможной выгоды, лучше повернуть назад. И не рисковать жизнями.

— Понимаю, — уверенно проговорил парень. — Но надеюсь до этого не дойдёт.

— Вот и отлично. И рассчитывай еду, её должно хватить на обратный путь. Надеюсь, вы скоро вернётесь. Удачи… сын, — Кэмдиброг похлопал Дэймиора по плечу, и тот обнял его. Старый мастер растерялся на мгновение, а потом улыбнулся и тоже крепко обнял парня. — Будь осторожен.

— И ты.

Все распрощались с отбывающими, и после долгих напутствий, добрых слов и приручения неугомонного волкодава, небольшой, но бравый отряд, наконец, отбыл в неизведанные дали.

Глава 13. Путь в никуда

Долгое, изнуряющее путешествие во тьму по воде изматывало ещё больше, чем пешее. Здесь не было возможности размяться, не говоря уже о том, чтобы хотя бы походить и побегать — а ведь этого стало не хватать больше всего. Безмятежный штиль лишь изредка сменялся волнением. Лодки держались рядом, а Алантай и вур Май, постоянно ныряющий в океан, сосредоточенно и уверенно вели вереницу за собой. Они находились в одной лодке вместе с орком Боргом. Удивительно, но чем дальше уплывали они от берега, тем становилось всё светлее. Нет, день по-прежнему был ночью, но здесь однозначно было немного светлее, чем на острове. Будто чёрная магия, закрывающая небо и солнце, становилась всё тоньше, даже линия горизонта была теперь отчётливо видна — ровная линия и никакого намёка на сушу. Хотя со временем горизонт разглядеть было сложно, так как его постепенно начал закрывать туман, и вуру Маю приходилось постоянно нырять: проверять дно и выглядывать в чистой воде Осколок Рэтхима. Но, несмотря на это, наши странники совсем не падали духом.

Компания подобралась на редкость разношёрстная, и если на некоторых лодках была гробовая тишина, то на других не смолкали разговоры и песни. Самой голосистой парой были гномы, за что постоянно получали строгий выговор от Дэймиора. Те пристыженно утихали, но не выдерживали и получаса, чтобы снова не заспорить, что-то бурно обсудить или затянуть песнь. Эмили подумалось, что они ещё хуже, чем тандем Алантая и Хэдикоша во время Большого похода. Кстати, судя по лицу короля, он уже двадцать раз пожалел, что взял этих гномов с собой. А вот Алантай, несмотря на свою любовь к бесконечным разговорам, так и не смог настроить орка Борга на дружелюбную волну: тот оставался угрюмым и молчаливым, и никто не мог понять, зачем он вообще решился на такое путешествие. Эмили предполагала, что он лишь ищет возможности сбежать. А главным болтуном по праву можно считать Йенэра, который всю дорогу под суровым взглядом Дэймиора усердно забалтывал Эмили. Она, конечно, не очень рада была такому соседству, но и обижать парня совсем не хотелось, ведь он старался быть милым и пытался проявлять заботу, отвлекая от мрачных мыслей. Однако ничто не могло уберечь девушку от нарастающей усталости.

— Кстати, был у нас с отцом ещё один очень интересный заказ, — продолжал свои истории Йенэр, — пришлось нам добираться аж до королевства Гросс! Заказ сделал многократный чемпион по испитию эля. Так вот, более широкого человека не сыскать во всех мирах! Причём заказывал он именно одежду для участия в турнирах, то есть нужно было сделать очень тягучей в области живота… Эмилайн, с тобой всё в порядке? — Оборотень настороженно посмотрел на девушку, но лицо её было безэмоционально. — Эмилайн!

— Да… — устало отозвалась она. — Извини… Мне что-то… Нехорошо…

Хранительница действительно плохо себя чувствовала. Очень много времени во тьме… Эта тьма выпивала её силу, словно вампир. Любая концентрация сошла на нет. У неё не было сил ни на что, даже на разговоры. Даже на мысли.

— Эмили! — обеспокоенно крикнул Дэймиор, находившийся через лодку. — Тебе нужно погрузиться в сон! Срочно! Йенэр, присмотри за её сном.

— К-конечно… — растерянно проговорил оборотень и заёрзал на месте.

Эмили закрыла глаза, но заснуть не смогла.

— Нет… — ссутулившись, проговорила она. — Я не могу заснуть. Чувство тревоги одолевает… Что-то не так…

— А вот с этим я соглашусь, — обеспокоенно сказал Йенэр, вглядываясь в туман, а затем повернулся к Дэймиору. — Ваше величество! У вас же тоже чуткий слух… Вы тоже слышите это?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть I. Первый шаг во тьму. Поиск надежды
Из серии: Исчезнувший остров

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Исчезнувший остров. Три шага во мрак предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я