Сестра напрокат (Гейнце Н. Э., 1898)

Это старая история, которая вечно…

Впрочем, я должен оговориться: она не только может быть «вечно… новою», но и не может — я глубоко убежден в этом — даже повториться в наше время.

Я рассказываю ее без всяких намеков на современность и, перефразируя девиз ордена Подвязки, заранее говорю всем моим читателям: «Да будет стыдно тому, кто иначе об этом подумает».

Итак, это было давным-давно.

Федор Петрович Стремлянов был молодой человек с обеспеченными средствами. Приехав на жительство в Северную Пальмиру, он, несмотря на возможность жить без труда, пожелал поступить на службу.

— Все-таки будет у меня известное «положение», — рассуждал он как сам с собою, так и в кругу своих приятелей.

Решившись на этот шаг, он начал наблюдать за открывавшимися вакансиями в разных ведомствах. Кандидатский диплом открывал ему дорогу и давал право на поступление на службу по тому или другому ведомству по его выбору.

Долго присматривался он к тем и другим ведомствам; наконец одно из них пришлось ему по вкусу и он подал докладную записку. Место было довольно заманчивое, а потому на него было много претендентов.

Шансов получить его было мало, хотя Федор Петрович по образованию мог бы иметь преимущество, но… Это роковое «но» существовало и тогда для людей без протекции.

Познакомившись и сошедшись даже на дружескую ногу с некоторыми из служащих того учреждения, куда он метил поступить, Федор Петрович разговорился как-то с ними по вопросу: выгорит ли его кандидатура или нет?

Со стороны чиновников было выражено сомнение.

— Вот если бы за вас кто-нибудь просил особенно, — говорили одни.

— Если бы у вас была жена или сестра, да еще хорошенькая, ну, тогда дело можно бы считать решенным. Наш старикашка большой волокита и не в состоянии отказать в просьбе хорошенькой женщине, — заявляли другие.

— Да, это было бы другое дело, — соглашались все.

Федор Петрович положительно потерял надежду: он был холост, сестер у него не было, знакомых, кроме нескольких друзей, товарищей по университету, людей чинами незначительных, тоже не было: приходилось проститься с мыслью получить желаемое место.

Свое горе он сообщил своим приятелям.

— Это дело, по-моему, поправимое, — заметил один из друзей Федора Петровича, Николай Сергеевич Рахманов.

— Будь друг, скажи как? — весь превратился в слух Стрем-янов.

— Надо напрокат сестру достать…

Последовал взрыв общего хохота.

— Не понимаю, что тут смешного, я говорю совершенно серьезно, — продолжал Рахманов. — В Петербурге все отдается на прокат, начиная с мебели и кончая живыми людьми. Мать родную, а не только сестру можно на прокат достать.

— Если ты не шутишь, то объясни! — заявили слушатели.

— Извольте! Есть у меня на примете одна хорошенькая штучка, пополнившая недавно контингент наших «этих дам», но еще неизвестная. Она с удовольствием согласится — за известное вознаграждение, конечно — разыграть роль сестры Стремлянова и ходатайствовать за него у его будущего начальника.

— А ведь это мысль! — заметил Стремлянов.

— Конечно, мысль! — продолжал Николай Сергеевич. — Кроме того, ходатайство такой «сестры напрокат», будет не в пример успешнее, чем сестры настоящей, так как она может дать старичку более авансов.

Все согласились, что выдумка — хоть куда.

— Ты мне это, брат, устрой! — приставал к Николаю Сергеевичу Стремлянов.

Тот обещал.

Через несколько дней он привез согласие Полины Александровны — так звали эту барыньку — устроить дело за тысячу рублей: половина должна быть выдана вперед, а половина — по благополучном окончании.

Стремлянов согласился.

Вскоре он получил вызов к начальнику.

— Я нашел возможным оставить просимое место за вами, — обратился к нему старичек.

Стремлянов почтительно поклонился.

— Как здоровье вашей сестры?.. Она премилая девушка! — заметил начальник.

— Благодарю вас! — и Стремлянов незаметно улыбнулся.

Он получил место и выдал остальные пятьсот рублей Рахманову для передачи Полине Александровне.

Старичок-начальник почти ежедневно, при докладе, справлялся о здоровьи его сестры.

Прошло несколько недель.

Раз в кабинет начальника учреждения, в котором служил Стремлянов, влетел начальник другого учреждения, такой же молодящийся старичок, bon-vivant.

— А я за тобой заезжал вчера, но не застал дома, — затараторил пришедший, — мы устроили катанье на тройках, а потом ужин. Какую я новую «звездочку» открыл, не иностранную, а нашу русскую, но красота, грация, свежесть — dèlicieuse! — причмокнул гость.

— Жаль!.. Я вчера ездил по делу. C'est enneux.

— Не жалей! Не скрою: познакомлю… Ну, и рассмешила же она нас вчера, рассказывая, как она за тысячу рублей разыграла недавно роль сестры одного господина и исходатайствовала ему у какого-то «старого дуралея» место.

Лицо начальника Стремлянова вытянулось.

— Она блондинка? — спросил он.

— Настоящая!

— На левой стороне шейки родимое пятно?

— А ты почем знаешь?

— Так… я слышал, — процедил тот сквозь зубы.

Приятели расстались.

С тех пор начальство никогда не справлялось у Стремлянова о здоровье его сестры.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я