Возьми, если сможешь. Том I. Часть 1
Alex I, 2019

История разворачивается вокруг одного из множества игроков, запертых внутри игры с чудовищным уровнем реалистичности. Ноэлю и его спутникам предстоит стать полноценными жителями огромного магического мира со своими законами и порядками, ценой узнавания которых нередко становится пролитая кровь, а то и вовсе чья-то жизнь. Как и небольшая часть игроков, Ноэль не помнит, кем был в реальном мире, и оттого противостоять миру виртуальному ему еще сложнее… Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • Том первый

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Возьми, если сможешь. Том I. Часть 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Том первый

Глава 1

Три маленькие фигурки терялись в тумане.

— Борис! — крикнул эльф испуганно обернувшемуся воину. Рослый мужчина в доспехе из дубленой кожи беспомощно мотал головой из стороны в сторону. Позади легла гигантская тень. Влажный звук, словно острые зубы впиваются в сочную мякоть яблока, пронзил Седой Лес.

Испуганный взгляд Бориса сменился недоумением, зрачки медленно закатились вверх, под самые брови, исчезая где-то в глубине черепа. Он судорожно дернулся и повалился наземь, парализованный Туманным Прыгуном — боссом локации, за которым пришла группа.

Охотник потянулся к колчану, согнулись плечи резного лука, скрипнула тетива, и в многоногую тварь, нависшую над Борисом, вылетела стрела. Пронзив липкий туманный воздух, она глухо отскочила от хитинового панциря, упав где-то во влажной траве. Паук размером с сарай поднял головогрудь, покрытую серебристым мехом, будто бы насмехаясь над этой бесполезной атакой, щелкнули ониксовые челюсти, с хрустом проникая все глубже в спину парализованного воина.

Повалил густой пар — паук впрыскивал пищеварительные соки. Подернутые белесоватой дымкой, как и вся локация, глаза Туманного Прыгуна тупо смотрели на растерянных темного эльфа и человека, выражая какую-то животную, примитивную эмоцию. А чего еще ожидать от моба?

— Там, где крепятся лапы… — пробормотал эльф.

Охотник прищурился, стараясь разглядеть сквозь туман.

— Хитин только сверху. Ниже этой выступающей линии, скорее всего, можно бить, — заключил Маркус.

— Целься тщательней, — эльф обновил бафф на скорость и зашелестел по высокой траве. Лучник лишь тихо хмыкнул, доставая новую стрелу.

Каким бы огромным и крепким ни был паук, он не смог проигнорировать эльфа с двумя длинными катанами, оббегавшего его по дуге. Монстр бросил воина, несколько струек кислоты вытекли из его пасти, прожигая траву под брюхом. Эльф на мгновение замедлился, гадая, каким именно будет ответ Прыгуна на его выпад, а после быстро метнулся к разворачивающемуся на месте пауку, не выпуская из виду передние, самые длинные лапы.

Когда эльф оказался уже совсем рядом, паук встал на дыбы, шипя и брызжа едкой слюной; увернувшись от зеленой струи, мечник подгадал момент, рубанул по одной из фаланг, паук завизжал, опуская все лапы на землю. Как и ожидалось, хитин и тут был весьма крепок, однако лезвие все же резануло по мясу, заставив монстра поджать раненую конечность, серебристый мех которой темнел от вытекавшей наружу гемолимфы.

Туманный Прыгун взревел, оглашая лес, прижался к земле еще ниже, задрав брюхо, и бросился на обидчика, однако сделал это неуклюже, спотыкаясь — парализованный воин с развороченной спиной, пышущей паром, крепко сжимал одну из его лап. Этого было достаточно, чтобы охотник сумел приблизиться. Просвистела заговоренная стрела, ввинтившаяся в паучье брюхо по самое оперение. Босс завизжал от боли, но в крике его появились незнакомые нотки.

Туман наполнился пощелкиваниями и потрескиваниями — сминая влажную траву, сотрясая ветви деревьев, к игрокам бежали по земле и спускались по паутине пауки-приспешники, не уступавшие в размерах большому псу.

Пока Прыгун отвлекался, эльф хладнокровно подскочил к нему и, извернувшись, дважды рубанул по здоровой передней лапе, отрезав ее конечный сегмент. Паук тут же выставил раненую прежде лапу, чтобы удержать равновесие, но, еще раз взвигнув от боли, окончательно сломал ее, заваливаясь вперед и вновь подставляя лучнику свое мягкое снизу тело.

Еще две стрелы просвистели в воздухе, но чудовищу этого было мало. Из двух бугров, венчавших его серое брюхо, выстрелили белые струи, прямо в воздухе формировавшие сеть.

— Сука! — выругался Маркус, заваливаясь на спину. Быстро выхватив с бедра нож, он принялся кромсать паутину, но только больше путался в ней. Колчан больно упирался в лопатки.

Тем временем одна из катан по рукоять вошла в белизну паучьего глаза; эльф отступил и ударом ноги полностью вогнал оружие в лопнувший студень зрительного органа Прыгуна. Паук рыгнул на мечника кислотой и затих.

“Поздравляем! +2 новых уровня! Ты стал сильнее, юный герой!” — возникло перед внутренним зрением у обоих игроков.

Морщась от разъедающей кожу кислоты, эльф бросил свое оружие и в несколько быстрых движений перемахнул через паучью тушу, в воздухе распределяя статы. Приземлившись, он был на 8 пунктов сильней и на 2 ловчей.

Рядом с бешено копошащимся в паутине Маркусом ухнул наземь клубок членистых лап. Эльф решил проверить первую же свою теорию, и, подбежав к пауку, со всей силы пнул его ногой. Взвизгнув, монстр отлетел примерно на метр, он оказался гораздо легче, чем выглядел. Длинные лапы переломились от удара и сейчас он беспомощно топтался на одном месте.

— Всего-то… — тихо заметил длинноухий.

Лучник кое-как встал во весь рост и сгреб в охапку несколько паутин, натянув их в толстый пучок.

— Руби!

Взмах катаны, и Маркус выбирается в образовавшееся отверстие, чертыхаясь и вырывая лоскуты волос, прилипших к паутине. Прибывающие монстры вынудили охотника так и остаться стоять с юбкой из паутины, отстреливаясь, пока эльф носился вокруг него, орудуя катаной — все же пинать твердые хитиновые панцири существ весом под тридцать килограмм оказалось больновато, особенно через мягкие кожаные сапоги.

Предпоследний паук с хрипом осел на траву. Из его спины выглядывал наконечник стрелы, блестящей от прозрачной крови. Последний же, оторвавшись от паутины, спикировал на эльфа, однако лишь нанизался на тонкое лезвие катаны, доехав пушистым брюхом до крепко сжатых на рукояти пальцев. Взмах руки — и туша покатилась по траве. Маркус, выпутываясь из последних липких ошметков, про себя отметил, что два уровня назад эльф ни за что бы не смог с такой легкостью удерживать и швырять подобные веса.

Эльф медленно подошел к ближайшему трупу, лежащему на спине с согнутыми лапами, и медленно погрузил в него клинок. Затем с тем же наслаждением вытащил его. Снова погрузил. И опять. И опять.

— Ноэль! — окликнул его лучник, — ничего не поделать. Кто мог подумать, что такая громадина может висеть наверху?

— Мы должны были подумать, Маркус. Мы. Мы должны были смотреть в оба, мы же идем позади, черт побери.

Охотник устало смотрел на беснующегося товарища, каждое слово которого камнем ложилось на душу.

На его спину они старались не смотреть, слишком ужасное зрелище она собой представляла. Рука воина по-прежнему крепко сжимала огромную волосатую лапу, увенчанную двумя серповидными когтями. Зрачки Бориса опустились и теперь он просто смотрел перед собой остекленевшими глазами.

Они забрали его меч, сняли нагрудник и зелья. Ноэль вытащил из превратившегося в ослизнелую дыру паучьего глаза вторую катану, оторвал массивные паучьи челюсти, называвшиеся, конечно, “паучьими клыками”.

— Закапывать все равно… — начал было Маркус, но мечник дал понять, что и не собирался хоронить товарища. Ночные падальщики все равно выкопают.

Тихо. Как только они вошли в туман Седого Леса, их сразу поразила царящая здесь тишина. Они продвинулись в него не более чем на километр, а по информации НИПов он простирался на десятки. И чем дальше, тем гуще… Маркус нес вещи Бориса, а Ноэль взвалил на себя мешок с челюстями.

— Зачем ты вкачал силу? — Спросил охотник, когда они вышли из леса на земляную дорогу, освещаемые розовыми лучами заката.

— Для новых мечей. Хочу продать катаны. Слишком уж они легкие, я еле-еле смог двумя ударами отрубить этому ублюдку фалангу, а ведь она была концевая, самая тонкая. Борис бы от него мокрого места не оставил.

— Ну, не сравнивай себя с воинами. Тебе не повезло, выбрал, считай, саппорта. Сейчас-то еще ладно, на седьмом уровне кое-как справляешься, а вот потом разница станет колоссальной.

— Да что ты? Полное описание классов что ли выучил?

— Кое-что помню. Да и я не очень-то с персонажем подгадал. Мы с тобой патизависимые. В одного особо не покачаемся. Хотя, сейчас никто не рискнет в соло что-то делать.

— Обосрались, — заключил Ноэль, смотря себе под ноги и вспоминая проведенный в лесу день.

В целом, все было не так уж плохо, если не считать, что никто не знал, как выбраться из игры, почему извне их до сих пор никто не отключил, и почему умершие игроки не забили тревогу. Собственно, именно последний факт и удерживал всех от массового суицида. Погибшие в игре, могли ли они умереть в реальности? Никто из 998 тысяч 152 в живых на данный момент игроков больше не горел желанием проверить это на собственной шкуре. Все ожидали, что тела запаниковавших игроков-самоубийц исчезнут, как это бывает в обычных играх, и, может быть, что-то изменится, и их вытащат. Но ничего не менялось, а когда трупы начали смердеть, пришлось их закопать. Вот тогда-то все и поняли, куда попали.

Отдушина — ежедневные квесты можно было выполнять группой, и награды за них вполне хватало, чтобы оплатить ночлег в трактире и пропитание. “Коренных” жителей Аррелиона хватало на всех игроков, так что, выполнив какую-нибудь простецкую задачу вроде сбора ягод или убийства нескольких злобных кабанов, можно было оставшийся день проводить в стенах города и ни о чем не беспокоиться.

— Приветствую, герои! Как дела в Седом Лесу? Вижу, вас стало меньше, — с насильно выпячиваемой вежливостью спрашивал один из стражников у северных ворот, пост которого не кончился с тех пор, как они проходили мимо него утром.

— Открывай уже, — пробурчал Маркус.

— Понимаю, — многозначительно улыбнулся страж, свистнул пареньку на крепостной стене, и через какие-то десять секунд, под гремящий звук цепей, створки городских ворот распахнулись.

Мужчины прошли внутрь и свернули к ближайшему трактиру, в котором обосновались в самом начале игры, четыре дня назад. Много таких было разбросано по городу, однако некоторые игроки все равно спали на улице.

Трехэтажное длинное здание как всегда было окружено аурой табачного дыма и гомона человеческих и не только голосов. Звякнув медным колокольчиком, висевшим над дверью, они вошли в этот оплот уюта и отдыха.

Первый этаж трактира был заставлен круглыми столами, за которыми сидели игроки и те из НИПов, что свободно передвигались по городу и могли выдавать задания. Как ни странно, эти персонажи тоже ели и пили, могли споткнуться или выругаться. Один из таких местных и восседал в гордом одиночестве за кружкой пива и опустевшей тарелкой. Завидев их, он махнул рукой:

— Присаживайтесь.

Тяжело ухнул на пол мешок с челюстями.

— Как заказывал, — Ноэль искал глазами служанку.

Сидевший напротив мужчина одним махом допил свое пиво и наклонился к мешку, борясь с собственным жирным пузом. Мешок и так пах не очень, а когда местный развязал его, так и вовсе в нос игрокам ударил сильный запах дикого животного, пахло… пауком.

— Чего будете? — Спросила подошедшая молодая девушка в потертом длинном платье и косынке, в суете работы съехавшей на шею.

— Принеси нам с другом чего-нибудь поесть и выпить, что у вас посвежее. — Улыбнулся Маркус. Девушка кивнула и скрылась за дверью кухни.

НИП, давший им задание, убедившись в подлинности челюстей, или что он там мог проверять, поднялся, тяжело дыша.

— Э-э-э, Борис, да? Он…

— Погиб. — Оборвал его Маркус.

— Да… Что ж, тем больше будет ваша награда. Выгодно, правда? — На раскрасневшемся лице местного играла неподдельная улыбка.

— Очень выгодно, ублюдок. Гони награду. — Сказал эльф.

— Пожалуйста, какие мы нежные, — НИП бросил на стол увесистый мешок монет, а игроки почувствовали прибавление очков опыта.

— Почти восьмой, — констатировал Ноэль.

— А я теперь девятый.

— Бывайте, воины. Если вдруг мне опять понадобится часть какого-то чудовища, обязательно дам знать, — скрежетнул отодвигаемый увесистой тушей стул, и НИП заковылял к выходу, закинув мешок с паучьими клыками на спину.

— Топорные они какие-то, — Маркус разглядывал несущую поднос официантку, — топорные, но красивые.

Девушка поставила две тарелки дымящегося мяса с отварной картошкой. Охотник не отрывал взгляда от ее филейной части.

— Блин, они тут все идеальные. Ну ты только глянь. Игровые модельки.

Девушка нахмурилась, но ничего не ответила.

— Марк, — тихо шепнул эльф.

–Что? Они же мобы, чувак, — продолжил охотник, когда девушка удалилась за их выпивкой.

— Тебя не напрягает, что их фразы не повторяются? Что с ними можно разговаривать? Такое ощущение, что они просто нам подыгрывают. Иногда мне даже кажется, что из жалости…

— Просто ты ничего не помнишь. На это и был создан искусственный интеллект. Он уже давно такое умеет. Хотя здесь они его особенно развили, согласен.

— Ну не знаю. Надеюсь, ко мне вернется память, когда все это закончится. — Эльф отправил в рот кусок мяса.

— Обязательно. Это баг или, не знаю, может тебе привод некачественный попался. Да даже если не вернется — выплатят огромную компенсацию. Я таких амнезиков уже штук шесть видел. Короче жопа компании. Платить вам за потерю памяти, и всем нам — за то, что заперли здесь. — Маркус определенно говорил о наболевшем, только и успевал прожевывать, — меня уже с работы выперли как пить дать. Четыре дня!

— Не говоря о том, что мы сейчас лежим под капельницами и в памперсах. Интересно, кто сейчас заботится о моем теле.

— Да тян твоя, по-любому. Или мама. Не ссы ты, вспомнишь все.

Подошедшая служанка поставила две кружки с пивом.

— За Бориса! — Сказал Маркус.

— За то, чтобы он сейчас сидел дома и тоже пил пиво за наше спасение! — Поднял кружку эльф.

Мужчины отпили добрую половину пенистого напитка и вернулись к еде.

Ноэль поднимался на третий этаж, скрипя ступеньками. Охотник решил прогуляться перед сном. В огне лампы, которая висела прямо напротив комнаты эльфа, заиграл золотым простенький ключик. Мечник отпер дверь и вошел в комнату, сбросил с себя всю одежду и подошел к окну.

Там, снаружи, было темно, совсем не так, как было ночью в реальном мире, который он все же немного помнил. По большей части, он забыл свое личное прошлое, а о современном мироустройстве знал достаточно, хотя и оно было как в дыму. Темные эльфы — вроде как жители пещер, и должны хорошо видеть в темноте, однако он мог разглядеть проходящих людей лишь в полосах света, отбрасываемых на землю огнями домов. Не став зажигать света, он сразу лег в кровать.

Руки его пробегали по приобретенным синякам, он ворочался, отмечая, в каком месте и что опять потянул. Ему показалось, что мышцы его за последнее время стали тверже и больше. Он поднял голову, смотря на выступающий из-под тонкой кожи брюшной пресс. В первый день его не было.

Он не верил в спасение Бориса, как и не мог точно сказать, верил ли в него Маркус. Никто не спешил перерезать себе глотку или пускать кровь, значит, не верил никто. Самый лучший вариант происходящих событий — это действительно какая-то жуткая ошибка в работе системы, из-за которой они не могут выйти из игры, и к ним никто не может войти, чтобы прояснить ситуацию. А самый худший вариант, думал эльф, переворачиваясь на живот — что они совсем даже не в игре.

Глава 2

Утром все ушибы и разрывы зажили, и Ноэль поднялся без единого отголоска боли в теле. Натянул на себя одежду, сваленную вчера в кучу, прицепил катаны на пояс и вышел в коридор. Сквозь окно в конце длинного помещения пробивался нежный свет предрассветного утра.

Он умылся из бочки с водой, что стояла на заднем дворе. На фоне темного дна деревянной бадьи вода казалась непроницаемо черной. До длинного эльфийского уха донесся шорох, Ноэль обернулся и увидел вчерашнюю служанку, пытавшуюся незаметно прошмыгнуть мимо него с улицы. Раскрасневшись и опустив глаза, она быстро взлетела по ступенькам крыльца и исчезла в проходе, что вел на кухню. Вид у девушки был потрепанный, словно она с кем-то боролась минуту назад.

Мужчина вылил воду в траву и вышел на улицу. Есть сейчас нигде не подавали, да и не хотелось пока, поэтому Ноэль отправился за город, в небольшой лесок близ окрестной деревеньки, где ежедневно надо было убивать волков, повадившихся задирать скот. За пять дней игры он шел на это задание второй раз. Тогда он выполнял его вместе с Маркусом и Борисом, но сейчас, на седьмом уровне, все должно быть по-другому. Пустой город казался вымершим, лишь иногда ему попадались укутанные в тряпки игроки, лежавшие кто на телеге в тюке сена, кто, явно не на сухую, прямо на земле в парках. Все это были люди, надломленные невозможностью выйти из игры, сдавшиеся.

Покинув Аррелион и пройдя деревню, в которую нужно было принести любые части тела, подтверждавшие убийство пяти волков, эльф вошел под сень деревьев безымянного леса. Почти сразу же его острый взгляд заметил две черные тени, мелькнувшие меж древесных стволов, покачивающихся в утренней тишине. В первый раз волки их неслабо перепугали — превосходя размерами самую крупную собаку, для новичков они являлись серьезным испытанием.

До его ушей донеслось тихое рычание, и он ощутил присутствие всех пятерых мобов. Один из волков вышел на открытое пространство и бросился к нему. Эльф не стал доставать оружие, вместо этого он лишь отвел ногу назад. Когда волк был уже совсем рядом и намеревался вгрызться в грудь эльфа, Ноэль со всей силы ударил его сапогом. Моб не отлетел, как он того ожидал, а лишь слегка подпрыгнул, но зато ступня эльфа с хрустом пробила грудную клетку и уткнулась в мягкие внутренности. Выдернул окровавленную ногу. Взвизгнув, моб завалился набок. “Так вот каково это — иметь 50 силы”, — подумал про себя мечник, но тут же вспомнил про магов, которые, по рассказам, убивали всю стаю за пару секунд. Рык справа прервал его размышления, второго волка он решил встретить кулаком. Первый удар по осклабленной пасти выбил псине добрую половину зубов, второй вывернул челюсть, а, схватившись обеими руками за морду ошарашенного поедателя скота, Ноэль крутанул ее с такой силой, что зверю пришлось резко упасть, чтобы не сломать шею. Мечник надавил ногой на черную макушку, сломав череп и выдавив немного мозгов. Остальные волки, подтверждая статус стайных животных, успели за это время взять мечника в кольцо и устремились к нему в одновременной атаке. “А может, дело не только в силе, но еще и в разнице уровней? Это все-таки мобы первого лвла…”, — думал он, вытаскивая катану. “Нет, вряд ли в этой игре есть что-то подобное…”. В последнее мгновение мечник резко крутанулся на месте, разрезав лоснящиеся слюной и пеной пасти. Звери по инерции врезались в него, царапая ноги и тело когтями, но это скорее лишь выглядело опасно, на деле же он даже не чувствовал боли. Отпихнув беспомощно мотающих мордами волков, брызжущих во все стороны кровью, он поочередно проткнул их головы клинком.

Он отнес останки в знакомый дом, из которого вышел приземистый старик с длинными волосами, выбивающимися из-под соломенной шляпы. Крестьянин хотел было начать разговор, но эльф быстро сунул ему связку отрубленных волчьих носов. Кивнув, старик скрылся за дверью, и вскоре вернулся с худым, но все же имеющим вес холщовым мешочком.

— Последний для тебя, — сказал старик.

— Ага. До завтра.

Ноэль развернулся и зашагал прочь, к Аррелиону, не видя, как все еще стоящий на пороге земледелец хитро улыбается.

На завтрак в трактире всегда подавали что-нибудь вкусное; усевшись за стол, он встретился с вопросительным взглядом хозяина, легонько ему кивнул, и через пару минут перед ним уже красовалась тарелка с пышущим жаром омлетом.

Впервые за все время еду разносил лично хозяин. Эльф в очередной раз ужаснулся габаритам этого человека — запястье волосатой руки, что сжимала кайму его посуды, в толщине не уступило бы лодыжке Ноэля. Гектор, так звали трактирщика, был более двух метров роста, с хорошей жировой прослойкой, которой все же было недостаточно для сокрытия массивов мышц, густо облепивших его широкий костяк. Мечник увидел в глазах трактирщика неприкрытую ненависть вперемешку с едва уловимой ухмылкой, словно он что-то знал.

Но бояться мобов, тем более мирных, глупо.

— Сегодня вы? А где же ваша дочь? — Воздушный омлет таял во рту.

— У друга своего спроси, — Гектор развернулся и ушел на кухню.

Пазл, первые фрагменты которого ему подкинуло утреннее появление девушки во дворе, наконец-то сложился. Значит, этот придурок изнасиловал её? Впрочем, может быть, она сама…

Вредить местным — этого они еще не пробовали. Слишком мало времени прошло, слишком подавлены они были последними событиями, но даже охотник, которому, казалось, было чем заняться, умудрился вляпаться. Хотя кто знает, каким человеком он был там, в реале. Ноэля это особо не заботило, пока они успешно осваивали этот мир. Он лишь восхищался великолепным ИИ НИПов, который так умело реагировал на любое их действие. ИИ… А что, если реакция эта окажется слишком правдоподобной?

Быстро все доев, эльф побежал на третий этаж, в комнату Маркуса. После серии громких и продолжительных ударов за дверью все-таки послышалось движение, щелкнула задвижка, и в щели между обшарпанной дверью и вымазанным какой-то краской косяком показалось усталое лицо охотника.

— Что ты сделал с той служанкой?

Удивление сонных глаз.

— Откуда ты знаешь?

— Сегодня вместо нее еду разносит отец. И он очень зол.

— Серьезно? Мобы и такое могут? Вот уж не думал. Да-а. Кстати, по ощущениям — все как надо. Настоящие женщины.

— Да кто бы сомневался. Зачем ты ее изнасиловал?

— Да я не то, чтобы прям изнасиловал. Я напился, разыскал её, мы разговорились, то да се, уже целуемся, это было здесь, в коридоре. Ну я ей говорю: “пошли ко мне”, а она морозится. Ну а я ж пьяный, зажал ей рот да поволок в комнату. Сначала она сопротивлялась, довольно сильная, знаешь ли, но потом сдалась. Так что это был скорее грубый секс, чем насилие.

— Рано утром она вошла во двор с улицы.

— Да, хотела обмануть отца, якобы гуляла всю ночь. Видимо, не получилось.

— Хотела обмануть отца? Мы с тобой точно говорим о НИПе, Марк?

— Да хорош. Оглянись вокруг — в такое время живем. Скоро жениться будем на нейронных сетях.

— Я не видел характеристик Гектора, но думаю, он может прихлопнуть нас двоих одним махом.

— Успокойся ты. Он еще и еду мне подаст. Потом, днем…

— Я так понимаю, сегодня мы никуда не пойдем?

— Прости. До сих пор штормит.

— Ладно. Будь осторожней.

— Ага. — Дверь захлопнулась, и Ноэль остался один.

Весь день он слонялся по городу, выполнил несколько одиночных квестов, и теперь догнал по уровню своего товарища. Наконец-то ему хватало силы для комфортного использования мечей от 7 до 15 уровня. Катаны и снаряжение Бориса он продал, и теперь у него на поясе в ножнах красовались мечи с изогнутыми широкими лезвиями. В них чувствовался вес и Ноэль не сомневался, что теперь сможет разрубать средний доспех и защищенных монстров.

На городской площади, мимо которой он проходил, как раз дуэлились авангардисты — так они называли геймеров, частично знакомых в реале и всерьез заинтересованных в прохождении игры. Когда в первый день все паниковали, они, не раздумывая, пошли качаться. Ноэлю было интересно попробовать свои силы, и потому он долго мозолил им глаза, пока на него не обратили внимание и не предложили дуэль.

Забаффавшись, эльф стал в круг, который видели только дуэлянты. В десяти метрах от него стоял маг — человек 15 уровня (Ноэль находил это словосочетание забавным, но так оно и было). Противник уже получил первичную специализацию, выбрав стихию огня, и демонстрировал свои способности любому желающему. На нем развевались желтые просторные штаны со свисающей между ног полоской ткани и белая рубаха. На изящном запястье парня красовался огненно-рыжий браслет, увеличивавший скорость преобразования магической энергии и ее силу. Если два меча, что сжимал Ноэль, в руки мог взять и использовать кто угодно, то браслетом могли пользоваться только маги, хотя, по логике Ноэля, его баффы тоже являлись магией.

В их головах отщелкал счет, эльф сорвался с места, на ходу вытаскивая мечи, маг же просто стоял на месте. Когда клинки Ноэля уже почти коснулись груди мага, тот превратился в огненный столп, заставивший танцора смерти отпрянуть. Позади раздался рев пламени — из пылающего огненного облака стремительно выпорхнул противник, в акробатическом пируэте он ударил не успевшего среагировать эльфа ногой. Мечник едва удержал оружие, отлетев в сторону на несколько метров и ударившись о твердую плитку площади. Стоящие в стороне зрители одобрительно улюлюкали.

Маг вскинул брови, видимо, только сейчас осознав разницу между собой и баффером. Не желая больше красоваться на фоне заведомо слабого противника, он вытянул вперед руку, на конце указательного пальца тут же возник бешено вращающийся огненный шарик размером с куриное яйцо. Стихийник щелкнул пальцами, и фаербол устремился в едва успевшего встать на ноги эльфа. Прогремел взрыв, в воздух, хвостами увлекая за собой струики дыма, взметнулись лоскуты одежд мечника и подножный мусор.

Когда облако дыма рассеялось, все увидели Ноэля, лежащего в круге сажи, волосы и ресницы его почернели, руки шипели и дымились, сжимая рукояти раскалившихся мечей. Воздух подернуло запахом паленого мяса.

— Маги — имба! — Выкрикнул из толпы здоровый орк, опиравшийся на копье.

— И не говори. Как обычно, — ответил еще кто-то.

Эльф выдохнул, выпустив изо рта дым. Все тело будто пронзали миллионы острых иголок, каждая из которых вдобавок вибрировала. Дернул руками, пытаясь избавиться от горячих мечей, но, выскальзывая, они вытянули куски кожи, к которым прикипели. Лицо Ноэля, и без того перекошенное агонией, свернула мученическая гримаса боли. Над ним нависла фигура его оппонента. Маг протягивал руку.

— Сейчас пройдет.

— Знаю, — прохрипел Ноэль, поднимая к нему уже абсолютно здоровую пепельно-серую ладонь. Спустя несколько мгновений с его черепа на плечи спустились черные волосы, а еще через секунду с покрытия дуэльной площади исчезли следы взрыва — словно ничего и не было.

Когда они направлялись к кучкам людей, столпившихся в маленьких компаниях возле фонтанов, чтобы поглазеть на битвы, мимо них прошли сразу две пары дуэлянтов. Маг шел к своему свежесколоченному клану — те сидели на широких ступенях постамента огромной бронзовой статуи местного божества, которого игроки определить еще не могли.

Здесь было всего девять человек, но мечник прекрасно знал, что их гораздо больше — это все команды про-игроков, которые в реальном мире состязались на турнирах и все друг друга знали. Пока Ноэль шел позади повелителя огня, то смог рассмотреть его характеристики. Сила 28, Ловкость 40, Интеллект 95.

Как конкретно работала эта часть механики игры, они не понимали — просто можно было, сконцентрировавшись, узнать нужные данные о человеке. Игрок мог скрыть свои характеристики и всегда знал, когда кто-то его изучает. По крайней мере, к такому выводу пришли они с Маркусом и Борисом.

Маг уселся рядом с симпатичной девушкой, по щиту, на котором располагались ее ягодицы, можно было предположить, что она воин.

— Итак, Ноэль. О чем ты хотел с нами поговорить? — Улыбнулась она ему.

— В ги возьмете? Меня и одного охотника, тоже 9 лвла.

— Вы вдвоем за пять дней прокачались до 9 уровня?.

— За три. Втроем. Третий погиб на Туманном Прыгуне.

— Погиб, — хохотнула воительница, — ты говоришь это слишком серьезно для танцора смерти. Мы же в игре!

— Если мы в игре, почему вы не выйдете?

— Кто знает, что тогда будет, — говорил уже маг, — очевидно, что-то пошло не так. Но пока мы здесь, нужно играть. Такова наша стратегия.

— Да… — Задумчиво протянула воин, видимо, превосходившая мага званием, — ты успел засечь его телепорт и даже почти смог отскочить от фаербола. Хороший. Мы возьмем вас. У нас выше 15-го никого нет, сегодня все отдыхаем, а с 9 до 15 вас за два дня качнуть можно. Так что будем на равных. Да и вообще. Людям надоедает сидеть без дела, скоро все начнут играть, и тогда станет сложней. Нужно быть впереди, чтобы не сражаться потом за мобов. Проведешь их по той цепочке с Големом, Фил?

— Лады.

— Я Лаурен. — Представилась наконец девушка, — заместитель нашего гильдмастера. Маг, что тебя победил, — Филипп. Вот, — тут она повернулась, трогая рукой сидящего рядом лучника, — Биал.

— Чертова игра слишком реалистичная. Ни тебе чатов, ни форумов. Ни почты. Даже имен над участниками пати не видишь. — Пробурчал охотник, протягивая руку Ноэлю.

— Ну… — Лаурен повертела милой головкой, глядя на остальных согильдийцев, некоторые из которых следили за разговором и поднимали руки в знак приветствия, — остальных узнаешь сам, кто понравится. Мы тут ребята дружелюбные, на самом-то деле.

Эльф прошелся по ступенькам, узнав имена всех согов, сидевших на этой стороне. Несмотря на то, что Биал говорил правду, согильдийцы все же интуитивно ощущали, что их в игре что-то связывает.

— Филипп, — позвал Ноэль, вновь спускаясь к ним.

— Да?

— Я смотрел твои статы. У тебя сила меньше моей, как ты умудрился так вмазать мне?

Лаурен поджала губы, изображая обиду.

— Завидуй, — расплылся в улыбке маг, толкая ее плечом. — Все просто, Ноэль. Я на мгновение могу конвертировать свой интеллект в силу. Когда я тебя бил, моя физуха равнялась 123.

— Маги-читеры, Ноэль. — Сказала Лаурен, — у меня, воина, и то 117.

Эльф внимательно посмотрел на девушку.

Показатель ее физической силы вырос до 145.

— Ого… Да ты себе все статы что ли равномерно вкачал? Молодца. У нас такие баффы только 15-уровневые дать могут.

— У вас тоже есть танцоры смерти?

— У нас есть все классы, все расы. Правда, один дурачок решил ради интереса повышать себе одну только физуху. Сейчас она у него где-то 170, силен, да, но к нему может любой подбежать и в капусту изрубить, Генри и понять, кто на него напал, не успеет. Теперь будем выравнивать.

— Ну, я не силен в этом. Да и никто не силен, игра сырая, нужно все пробовать. Ловкость у меня, все же, в приоритете. И повышаю я ее в основном за счет скорости.

— Про фехтование тоже не забывай, — посоветовал Биал.

— Ну, теперь, когда у меня будет куча спарринг-партнеров, буду развивать все.

За их спинами громыхнуло, зрители аплодировали.

Девушка указала пальцем на одну из главных улиц, что уходила вдаль бесконечной линией, нашпигованная множеством лавочек и закоулков.

— Найдешь там большую гостиницу с золотым пегасом на вывеске. Наша гильдия живет там. Если хотите, можете со своим другом перебраться туда. Но мы не настаиваем.

В голове эльфа тут же возник образ девушки, что прокралась позади него в трактир, и он вновь испытал то тревожное ощущение, что преследовало его весь день.

— Да, мы, наверное, придем.

— Отлично, — еще раз одарила его своей улыбкой заместитель гильдмастера авангардистов.

Глава 3

Ему следовало бы вернуться к Маркусу, но почему-то так не хотелось покидать это место. Его обычные маршруты обходили стороной центральную площадь, и все же пару раз он проходил мимо нее, всегда засматриваясь на галдящий здесь народ, на ту суету, которой, казалось, ему так не хватало. Может быть, в реальности он был журналистом, или состоял в охране важной персоны, и к толпе уже сформировалось привыкание, которое сохранилось здесь, в игре, даже после его амнезии. “Чушь” — заключил он. Это просто человеческая потребность в общении, психологическая подпитка от эмоций других людей.

Игроки приходили и уходили, а он все стоял, иногда присаживаясь к одинокому постаменту. Ноэль сразился еще в трех дуэлях, все проиграл, но ничуть об этом не жалел. Вот почему бы он действительно скучал, потеряв — так это вовсе не по шумной толпе игроков, пытающихся заглушить кричащую на задворках сознания панику весельем от игрового процесса; нет, он будет скучать по возможности выйти с двумя клинками наголо против другого разумного существа, и сразиться с ним. Это было лучше женщин, лучше вкусной еды. Когда ты весь превращаешься в рефлекс — тут уж не до раздумий о собственной судьбе. Все мысли собираются на конце лезвия, как на кончике носа при медитации. Да. Это и была его медитация.

Было известно, что, в зависимости от расы, может меняться характер, незначительно, но может. Ведь игра очень реалистична, и нужно как-то заставить мягких по своей природе людей играть в нее. Сражаться и убивать. И здесь все так и делали. Похоже, по этому поводу никто не заморачивался, кроме него. Но на всякий случай он все же придумал себе оправдание. Это игра.

Когда уже стемнело, и на площади осталось всего несколько сотен человек, Ноэль собирался уходить. Он преодолел всю плитку дуэльной площади и уже ступил на дорогу, когда воздух пронзила мелодия из нескольких нот.

Издаваемый, казалось, самим небом, сигнал явно имел электронное происхождение. Оглянувшись, Ноэль увидел взволнованных людей, которые друг за другом поднимались, смотрели на соседей, на четыре главных улицы, крестом сходившихся у площади.

А затем далекую тьму вечерних небес прочертили огненные буквы, каждая из которых, должно быть, разлилась на несколько километров. Исполины алфавита составили предложение, для каждого (не сомневался эльф) на родном для него языке. Надпись гласила: “Ознакомительный период закончился, с 00:00 нового дня начнется истинная Игра! Возьми, если сможешь!”. Еще раз прозвучал игровой сигнал, и буквы расползлись на сотни пламенных языков.

Ноэль стоял неподвижно, всматриваясь в галдящую толпу. С города потянулись потоки игроков, всем нужно собраться вместе, в единую массу, чтобы обсудить первую за все время новость. Из толпы высовывались чугунные головы двухметровых орков, запахло парфюмом, потом и едой. Ноэля несколько раз толкнули, и тот клочок камня, на котором он надеялся высмотреть кого-то из авангардистов, утонул в людском море. Мелькнула мысль побежать в гостиницу с пегасом, но он быстро передумал. Сосредоточился и узнал игровое время — 21:13. Через каких-то 3 часа их ждут новые потрясения. Нужно было спешить в трактир. В трактир.

Первый этаж преобразился. Если раньше, сидя за столом под теплым светом, отбрасываемым лампами, чувствовалось какое-то умиротворение, место отдыха, то сейчас Ноэль, откусывая кусок жирной курицы, ощущал тревогу. Она исходила от людей — игроки возбужденно переговаривались друг с другом, рождая напряженный гул, как в улье, будто это не средневековая забегаловка, а общественная столовая во время обеденного перерыва. Еду разносили несколько девушек, среди них была и дочь Гектора.

Дымя папиросой, напротив плюхнулся Маркус. Вид у него был усталый.

— Видел? — Спросил Ноэль.

— Все видели.

— И что скажешь?

Маркус затянулся, затем выпустил вверх облачко дыма.

— Мы попали.

— Что ты имеешь ввиду?

— Игра работает. Значит, там, снаружи, всем все известно. Все продолжается. И, думаю, дальше будет только хуже. — Охотник скользил взглядом по головам сидевших в зале.

— Хочешь сказать, на нас забили?

— Не знаю. Может, и забили. А может, через пару часов нас наконец отключат. Но это сообщение меня выбесило, создалось впечатление, будто все так и должно быть. Будто мы сами во всем виноваты.

— Странно, у меня такого ощущения не возникло, — ответил Ноэль.

— А где ты, собственно, был?

— Вступил в ги авангардистов. Тебя они тоже согласились взять.

— О, эти задроты… И что, сильные они? — Маркус перевел взгляд на мечника.

— Очень. Все 15 уровня.

— Ого… И ты уже вступил к ним? Вот так сразу, просто. — В голосе охотника чувствовались нотки обиды.

— Ну, сперва мы сразились…

— Ах да, это все меняет.

— Если не хочешь, можешь оставаться тут. Нужно любой ценой выжить. Это сейчас легко — выполняй тупые ежедневки, жри, пей, да трахай грудастых НИПов, а что будет завтра? Нужно держаться сильных мира сего, они сказали, что за два дня качнут нас до 15-го.

Лучник отвернулся. Они молчали. Трактир шумел, слышались шорохи пододвигаемых кружек, обрывки недосказанных фраз…

— Пить будете? — Подошла к ним Си — так звали дочь хозяина заведения. Она стояла лицом к эльфу, но украдкой поглядывала на Маркуса.

— Да. Принеси воды. — Сказал Ноэль.

Девушка кивнула и развернулась. Когда она отошла, мечник заметил Гектора, стоящего за своей стойкой и смотрящего на них.

— Ты уже контактировал с ее отцом? — Почему-то вполголоса спросил Ноэль.

— Да. Ничего он мне не сделал. Ну, разве что смотрел сурово.

— Как сейчас? — Спросил эльф, смотря в сторону трактирщика.

— Да.

Си принесла Ноэлю воды, тот сразу же осушил весь стакан и почувствовал приятную тяжесть в животе, рождающую сонливость. Тело его расслабилось, а мысли замедлились. Он поднялся.

— Я решение принял, Маркус. Советую не быть дураком и вступить в гильдию. Я спать.

— Угу. Я тоже скоро пойду. Слабость сегодня какая-то весь день. Странно.

Тяжело ударили об пол ножны. Запер дверь, не раздеваясь, рухнул на кровать. Через окно в ночном небе виднелась полная луна, далекая и яркая. Он спроецировал на нее игровое время: 22:55:12, 22:55:13 — пробегали из вечности в вечность секунды. Ноэль вдруг восхитился мыслью, что самый долгий срок, самая большая бесконечность — вся состоит из этих пресловутых секунд, которыми люди даже свое бытовое время гнушаются измерять. Все часы да минуты.

Хлопнула дверь напротив. Маркус. На часах половина двенадцатого. Все хорошо. В конце-концов, выжить здесь не так уж и сложно. Завтра они переберутся в гостиницу, кишащую сильными игроками, и никто из них больше не умрет. Да. Так и будет. Эльф хотел раздеться, но ему стало так лень, что он только перевернулся на живот, засунул руку под подушку и отдался сладкой дреме, что уже некоторое время давила на его веки, оплетала паутиной мозг, нашептывала свое шелестящее “спи”. И ему не мешали звуки проходящих под окнами людей, собирающихся встретить новый день с открытыми глазами. Тьма сгущалась, сквозь ткань век он видел, как идет по высокой траве к обрыву. Дует ветер, позади кто-то говорит, что лишь бы не убирали ежедневки и не поднимали цен на еду.

Он подходит совсем близко к краю, смотрит вниз, и проваливается в густую черноту, что бушует у подножия скал.

Все тело мечника содрогнулось, он проснулся, чувствуя губами мокрое пятно на подушке от набежавшей слюны. Время. 23:59:20. Где-то в недрах дома натужно заскрипела старая лестница. Ноэль вскочил, отирая рукой мокрые губы, схватил ножны, быстро отпер дверь и вылетел в коридор.

Тревожно звенела в руках связка с двумя ключами. Отрывисто щелкнули тоненькие засовы-язычки в дверном замке комнаты лучника, и темный эльф влетел в его номер.

— Поднимай жопу! Быстро! — Шипел он, запирая дверь.

— Какого хрена, Нол? Я только вырубился!

— Чшш! Ни слова! Собирайся скорее! — Яростно шептал эльф.

Поняв, что Ноэль серьезен, Маркус юркнул к стулу с одеждой.

— Что случилось? — Спросил охотник, натягивая штаны.

— То сообщение. В полночь все НИПы перестанут сдерживаться игрой, и начнут реагировать адекватно нашим действиям.

— Но тогда…

— Тогда тебе надо к авангардистам! — Эльф дернул ручку окна, выходящего на улицу. Первый раз стекло задрожало, но рама выстояла. Со второго раза отсыревшее дерево поддалось, и, кроша облупленной краской, створка окна распахнулась. Ноэль подбежал к кровати, доставая из-под нее колчан с луком и протягивая Маркусу.

— Через окно? — Прошипел тот, поднимаясь.

— Да, лучше…

Металлическая ручка двери вдруг резко крутанулась. Вся коробка дверного замка задрожала, а потом со скрежетом вырвалась, теряясь где-то во тьме коридора. В образовавшейся дыре появились очертания массивной руки; толстые, как канаты, пальцы мягко легли на развороченное дерево и потянули на себя. Скрипя от чудовищного веса, дверь отворилась.

Гектор был очень высок, а потому, пока он не вошел в комнату, виднелась только его выпирающая грудь да квадратный подбородок. Левую руку хозяина трактира обвила Си, по ее щекам текли слезы, она с мольбой задрала голову вверх, глядя на отца.

Эльф бросил быстрый взгляд на охотника. По его лицу было ясно, что в темноте он вошедшего не видит, оттого и поджал губу от страха.

Но вот Гектор легонько дернул рукой, стряхнув с себя дочь, и вошел в комнату. Блеклый лунный свет осветил его угрюмое лицо, поросшее жесткой щетиной. Ноэль услышал, как стучит в груди его сердце.

Мечник тронул Маркуса за плечо, шепнув про окно. Хозяин трактира хотел было что-то сказать, но эльф уже бросился к спасительному клочку света. На бегу выставив локти, он “щучкой” влетел в заветный прямоугольник стекла.

Свежий воздух зазвенел в ушах; незнамо как он умудрился приземлиться на ноги. Погасив энергию падения неуклюжим перекатом, он отскочил еще дальше от трактирской стены. Тут же из окна вылетел Маркус. Как ни странно, он тоже смог безболезненно перенести падение с третьего этажа.

Проходившие мимо люди останавливались с тревогой на лицах, глазея на происходящее. Тяжело дыша, Маркус подковылял к Ноэлю, заряжая стрелой лук.

Раздался скрежет вырываемой с корнем оконной рамы, и на обозрение толпы тяжело приземлился Гектор. Землю тряхнуло так, что почувствовали даже Ноэль с Маркусом. Со звоном ударялись друг о друга осколки битого стекла.

Эльф всмотрелся в силуэт мужчины.

Сила — 438

Ловкость — 52

Интеллект — 39.

— Убери свой лук, Маркус. Его никто не победит.

— Почему…

— Кажется, это босс.

— Кажется… — Охотник выронил стрелу.

— Отец, не надо! — В прогале тьмы наверху виднелась тоненькая фигурка Си.

Гектор приподнял рубаху за спиной и вытащил на лунный свет огромный тесак.

— Бежим! — Шепнул эльф, припустив к ближайшему переулку.

Они петляли, один раз даже забрались на какой-то дом и перемахнули с него через высокий забор, огораживавший скотный двор. Выбравшись из него, они выбежали на одну из главных улиц, ведущую прямиком к гостинице с пегасом, но их внутреннее чутье — игра, подсказывало, что Гектор идет по пятам и ни за что их не отпустит.

Наконец, они оказались у нужного здания. Народ так и толпился вокруг, и среди этой массы Ноэль углядел знакомые лица.

— Лаурен! — Эльф остановился перед ней, тяжело дыша. Позади него, согнувшись, стоял Маркус.

— Что случилось, Нол? — Спросила девушка, зевая. Она сидели на ступенях открытой веранды, служившей для гостиница крыльцом. Рядом сидели один особо крупный орк в доспехах и светлый эльф в просторной рубахе мага.

— НИПы больше не подчиняются игре. Теперь они совсем как мы. Один особо сильный гонится за нами.

— Мы его одолеем? — Тут же перешла к делу замгильдмастера.

— Не знаю… — Он смотрел на девушку, как смотрел бы на того, кто способен в мгновение ока решить все их проблемы. Но все же вспомнил ее характеристики. — Нет.

— Нет? И даже всей гильдией? — Скривил губы в самоуверенной ухмылке маг-эльф.

— Всем городом. Его сила 438, ловкость чуть ниже моей.

— Это бред. Не должно в городе быть настолько мощных существ. Это нелогично.

— О какой логичности ты говоришь?! — Отдышавшись, вмешался в разговор Маркус. — Посмотри, где мы.

— Да, но ведь всему должно быть свое объяснение. Почему он хочет вас убить?

— Не нас. Меня. — Произнеся это, охотник еще сильнее сгорбился, уперевшись руками в ноги. Ему казалось, что он сказал что-то ужасное.

— За что? — Не унимался эльф.

— Переспал с его дочкой. — Тихо ответил Маркус.

Никаких комментариев не последовало. Игроки загалдели, и снова воздух запах тревогой. Ноэль догадался, что многие из присутствующих здесь имели контакты с НИПами. Только несколько эльфиек и девушек, наморщив гладкие лобики, поглядывали на обескураженных парней.

— Ладно, сделанного не воротишь. Не умеете вы свое хозяйство в штанах держать, что уж тут. Нол, он вооружен?

— Да, но… Это не имеет значения. Он чудовище.

— А прочность его ты успел разглядеть? Может, мы его достанем чем-нибудь?

— Мы сразу убежали, не успел. Но доспехов на нем нет.

— Отлично! — Кивнула Лаурен.

— Идет, — сдавленно прошептал охотник, не столько авангардистам, сколько самому себе.

Гектор не спеша проходил мимо игроков, снующих по улице, возвышаясь над их разноцветными головами своей косматой рожей. Орки, эльфы, люди и гномы, замечая в его руке гигантский тесак, спешили пройти мимо, но затем останавливались и смотрели, куда идет этот монстр. Затем, посмотрев на него игровым зрением, они широко раскрывали глаза, не веря тому, что по безопасной зоне разгуливает полноценный босс.

По мере его приближения к гостинице, авангардисты вставали, из недр здания появлялись новые игроки, вытащенные из постелей по чьему-то приказу. Кто-то высовывался из окон на верхних этажах, держа наготове лук или боевое заклинание. То движение, что украшало эту ночь, остановилось; игроки и НИПы высыпали на балконы, крыши.

Гектор остановился перед слегка расступившейся перед ним толпой.

— Хватит прятаться от меня, Маркус! — Взревел он, — выходи и прими свою смерть, как мужчина.

Бледный охотник не сдвинулся с места, не шелохнулся, словно хотел окаменеть, перестать существовать.

Темный эльф следил за Лаурен — девушка закусила губу, над чем-то размышляя. Она хотела поговорить с Гектором, попробовать решить вопрос мирно, но, услышав дикий, свирепый голос мужчины, увидев его воочию, поняла, что ничего не выйдет. Она кивнула какому-то человеку, и через мгновение со всех сторон в Гектора полетели десятки стрел вперемешку с фаерболами, сгустками света, струями воды и комьями земли. Все это почти одновременно грянуло в трактирщика.

В лицо Ноэлю ударила взрывная волна, Гектора окружило облако дыма, пара и пыли, шипящее и клубящееся. Игроки застыли в ожидании. Дымовая завеса подернулась, из облака высунулась мясистая рука, резко махнула в сторону, и весь дым развеялся, будто от налетевшего внезапно ветра. Трактирщик стоял на том же самом месте, в окружении обломков стрел и рытвин. Его рубаха сгорела, явив всем торс, на котором даже через слой жира отчетливо проглядывались пластины пресса. Лишь высоко поднятый подбородок и холодный взгляд серых глаз выдавали в Гекторе человека, а не обритого налысо самца гориллы. Он сделал один шаг вперед — обугленные кожаные сапоги пустили струйки дыма из-под подошв.

— Отдайте мне этого лучника, и я, — он сделал акцент на последнем слове, — вас не трону. Или придется убить всех, кто мешает. Мне то что.

Ноэль взглянул на Маркуса — тот стоял, потирая мокрые от пота ладони. Охотник с ужасом смотрел себе под ноги, губы его дрожали. Толпа людей вокруг начала медленно расступаться, подскочившая к эльфу Лаурен потянула его за руку, но он отдернул ее и остался стоять рядом с тем, с кем делил последние пять дней. Впрочем, для него это и была вся жизнь.

Трактирщик двинулся вперед. Вскрикнув, Маркус развернулся и бросился бежать, однако брошенный вслед ему тесак, попав рукоятью, сшиб его с ног. Мимо Ноэля пронесся Гектор, став неожиданно быстрым. До нюха мечника долетел терпкий запах пота и хмельных специй. Люди в страхе разошлись, образовав широкий круг вокруг Маркуса. Стоная от боли, он кое-как поднялся, но тяжелая рука сзади уже легла на его плечо и сжала так, что все услышали, как хрустят его кости. Охотник вскрикнул, ноги его подкосились, и он начал падать, повиснув в мертвой хватке босса.

— И это ничтожество испортило мою дочь… — размышлял вслух трактирщик, смотря на безвольно болтающийся затылок Маркуса.

— Отец! — Крикнула навзрыд Си с того конца улицы, что вел на площадь. У девушки был громкий, звонкий голос, дрожащие вибрации которого разносились, должно быть, на кварталы. Но мечник этого не слышал. В это же мгновение Гектор, крепко держа Маркуса за плечо, обхватил ладонью его голову, и с омерзительнейшим звуком рвущейся плоти и лопающихся сухожилий вырвал её. По окружающей толпе прошла волна ужаса. Ноэль посмотрел в лицо этой голове — с раззявленным ртом, закатившимися глазами, подернутой гримасой смерти, застывшее где-то между мукой телесной боли и блаженством вечности. Но этот звук…

Гектор бросил голову к ногам прибежавшей дочери. Упав, голова Маркуса сделала несколько оборотов, пока не установилась лицом к Си, будто бы спрашивая у девушки вывалянными в песке губами, неужели одна ночь с ней стоит так дорого. Девушка упала на колени и разрыдалась.

Уходя, трактирщик даже не посмотрел в сторону Ноэля — только схватил за запястье свою дочь и медленно зашагал обратно, в свою обитель сигаретного дыма, скрипучих постелей и крепких напитков.

Ноэль еще какое-то время стоял, погруженный в себя, ощущением целого чувствуя, как вокруг разгорается нечто суетливое и тревожное, но он до самого конца не хотел возвращаться в реальность, омерзительную и несправедливую.

Он смотрел на голову своего друга. Что это, в сущности, был за человек? Эльф не смог бы ответить. Он хорошо его знал, и не знал одновременно. Родители, девушка, возраст, образование, религия, политические взгляды — спроси у него хоть что-нибудь из этого, и ничего, кроме молчания. И все же они были знакомы пять бесконечно долгих дней, а день здесь, в этом мире, шел, должно быть, за год. Ноэлю было легче так думать. Уж если тебе трудно, то всегда приятней считать, что труд этот невыносимо огромен.

Шум вокруг усиливался, мечнику все сложнее было удерживать тот взгляд в никуда, которым смотрит каждое разумное существо, когда погружается в водоворот собственных мыслей. Сейчас он не выдержит и осмотрится, и сердце его, уже немного успокоившееся, забьется с удвоенной силой. Он знал это.

Что-то маленькое ткнуло его в плечо.

— Ноэль! Пойдем! — Лаурен. Она смотрела на него. В глазах тревога, подернутая дымкой усталости. Им всем надо поспать.

Ноэль, Лаурен и еще десяток авангардистов бегом отправились к одной из средних улиц. Возле гостиницы с пегасом мечник заметил несколько зло озирающихся НИПов, и пару игроков, зажимающих кровоточащие носы. Да, именно об этом и подумал мечник, когда бросился в комнату Маркуса.

— Куда мы бежим? — Спросил он, глядя на спины согильдийцев.

— Надо оценить масштаб беды. У оружейной мы разделимся, тебе, Ноэль, на улицу Якова. — Не оборачиваясь, ответила Лаурен, — В дома не заходи, всех, кого увидишь, отправляй в наш дом. Своих мобов мы охладили, но, если придется сражаться с кем-то, вроде того… Остерегайтесь мест, где могут обитать сильные НИПы. Конюх Гордвуд, стражники, вышибалы, кто знает, какие у них вылезут характеристики. Нужно собрать как можно больше наших. Удачи.

— И вам. — Тихо сказал кто-то из игроков; остальные молча разбежались по двое-трое, чтобы затем опять разделиться. Ноэль же был один.

При каждом шаге в ножнах бряцали мечи. Он взглянул на время: 00:32:17. Прошло каких-то полчаса, а город изменился до неузнаваемости. Больше никто ленно не шатался по ночным улицам, теперь все передвигались почти бегом. Встречным игрокам Ноэль объяснял дорогу, слушая в коротких перерывах бега зудящий гул тысяч голосов, стоявший над городом. К сожалению, Аррелион был невероятно большим, и на его осмотр даже всей гильдией ушел бы не один час.

Оказавшись под окнами очередного постоялого двора, где проживали игроки, эльф услышал ругань. Так ругались только местные. Какой-то мужчина чертыхался и проклинал все вокруг, в его голосе, помимо неистребимой злобы, чувствовалось отчаяние. Кажется, он плакал.

Мечник прильнул к стене здания и стал наблюдать за парадным входом. Вот дверь открывается, и рослый мужчина в окровавленной пижаме, матерясь, вышвырнул одного за другим два трупа. Это были игроки. Один в штанах, другой совсем голый. На их телах Ноэль заметил множество окровавленных ран. Мужчина вернулся в прихожую дома и вышел оттуда с окровавленной саблей, явно принадлежавшей одному из убитых. Спрыгнув с крыльца, он направился к соседней гостинице.

— Зачем ты туда идешь? — Спросил Ноэль, выходя из укрытия.

Мужчина обернулся, лицо его было перемазано кровью и слезами.

— Чтобы убить ублюдков вроде тебя! — НИП поудобней перехватил оружие и бросился на мечника.

Ноэль пятился, попутно баффаясь и пытаясь рассмотреть характеристики нападающего.

— Я не желаю тебе зла. Я ничего тебе не сделал. Остановись.

— Я остановлюсь только тогда, когда это пронзит твою грудь! — Мужчина сделал выпад, но эльф сумел парировать и, почувствовав, что противник слабее, ударил того ногой в живот.

НИП отступил, согнувшись и лишившись дыхания. Ноэль наконец-то смог рассмотреть его характеристики. “Слабый. Хорошо.”

— Мне придется тебя убить, если не прекратишь. Чем провинились эти двое?

— Двое… — С трудом выдохнул НИП, улыбаясь, — Если бы двое, — мужчина беззвучно смеялся. Безумец.

В голове мечника мелькнула ужасная мысль. Он с разбегу врезал НИПу по челюсти, мгновенно вырубив, и побежал в здание.

Уже в конце парадного коридора на полу виднелась рука. Подойдя ближе, он увидел, что это была девушка. Тоже местная. Ноэль быстро обошел обеденный зал на первом этаже и поднялся наверх. Несколько НИПов лежало в луже крови вперемешку с игроками. Интересно, из-за чего все они сцепились? Впрочем, это было неважно. Во многих комнатах игроки лежали в окровавленных простынях, видимо, даже не успев проснуться перед смертью. В номере 315 зарезанных было двое — бугай-орк и эльфийка. Судя по сильному запаху спермы и крови, ударившему Ноэлю в нос, напали на них в самый неподходящий момент.

Где-то в коридоре раздался шорох. Мечник выбежал, но никого не увидел. Тогда он подбежал к окну, выходящему на улицу — местный с саблей по-прежнему лежал без сознания. Возможно, удар Ноэля его убил.

Снова шорох. Эльф обновил бафф, тихо подкрался к двери, из-за который он донесся, и резким толчком меча распахнул ее настежь. Вскрикнув, кто-то упал на пол. Мечник еще раз взглянул в коридор, заваленный трупами, и вошел в комнату. Сапоги погрузились в густую кровь, которая медленно пропитывали деревянные доски пола.

— Пощадите, прошу вас! — Пролепетал женский, почти детский голосок из-за кровати.

Эльф глянул под ноги — на завалившегося набок жирного повара. Штаны его были спущены до колен, но “достоинство” пряталось под нависшим жирным брюхом, из которого и набежали все эти багровые реки.

— Я игрок.

Приглушенное дыхание, которое невольно вырывалось у прятавшейся изо рта, утихло, и у изголовья показалась миниатюрная блондинка с длинными волосами.

— Что происходит? — Жалобно пропищала эльфийка. Ноэль увидел, что нижняя губа у нее рассечена, девушка стыдливо натягивала на грудь лохмотья, которые когда-то были сорочкой. Оголенные плечи нездорово краснели.

— НИПы теперь ведут себя максимально правдоподобно.

— Этот… — девушка всхлипнула, — хотел меня изнасиловать.

— Я же и говорю — максимально правдоподобно… — Эльф взглянул на омерзительную рожу повара.

— Как тебя зовут, сколько лет?

— Мирилет. Тринадцать.

Мечник нахмурился, глядя на ребенка, запертого в теле белокурой красотки.

— Мирилет, никому и никогда не говори, что тебе тринадцать, хорошо? Говори, что тебе двадцать.

— Хорошо. — Послушно согласилась девушка.

— Меня зовут Ноэль. Как ты попала в игру?

— Я потеряла память.

— Понятно. А выживала как до сих пор?

— Я подружилась с темной эльфийкой и орком, они обо мне заботились. Они…

— Хорошо, — Ноэль отвернулся и вышел в коридор. — Я отведу тебя к другим игрокам. Пойдем.

— Хорошо. — Мирилет утерла слезы с лица, на мгновение оголив упругую грудь, и выбежала к Ноэлю. Эльф заметил, что тряпки, которые заменяли ей нижнее белье, тоже разорваны, и девушка краснела каждый раз, когда ей приходилось их подтягивать. Штанов или юбки на ней почему-то не было.

— Та-а-к. Пойдем.

В конце коридора Ноэль юркнул в 315 номер, наспех собрал женскую одежду. В проходе появилась Мирилет.

— Я же сказал ждать меня у лестницы.

Девушка молчала, глядя на переплетенные тела тех, кто заботился о ней все это время. Всю ее жизнь.

— Больно… — Сказала она тихо.

— Если больно, значит, ты еще жива.

— Как их звали? — Спросил он, смотря на лестничный пролет, изгибом уходящий вниз, слушая шуршание тряпок за спиной.

— Лара и Рэдиал. А мне… белье тоже надевать? Оно мокрое…

— Натягивай, на тебе высохнет. — Почему-то мечник начинал злиться. “Проклятая игра” — думал он, с силой сжимая рукоять меча.

Наконец Мирилет пришла к нему, перешагивая через тела. На ней были штаны, рубаха и легкая кожаная куртка. Они выбрались из дома. Завидев вырубленного Ноэлем мужчину, Мира прошептала:

— Это же владелец дома.

— Да? А почему НИПы на вас так обозлились? Что вы сделали?

— Не знаю. Я ничего никому не делала.

Улица выглядела пустынной, хотя вокруг по-прежнему слышались крики. Эльф подошел к мужчине и ткнул его носком сапога в щеку. Предыдущий удар пришелся в нижнюю челюсть, которая сейчас была перекошена.

Мужчина открыл глаза.

— Зачем вы напали на игроков? — Спросил Ноэль.

— Они злоупотребляли нашим гостеприимством. Кто нам отдаст все те деньги, что мы отдали им за цветы, куски мяса и прочее барахло?

— Но ведь вы сами предложили это. Это были ваши задания.

— Те времена прошли. А сейчас время расплачиваться по долгам. Каждый тем, чем сможет. Да, куколка? — НИП криво улыбнулся. — Уж ты-то за всех своих друзей расплатиться сможешь, а? — Мужчина схватил ее за ногу. Мирилет вскрикнула и сделала шаг назад, но моб держал крепко, и эльфийка упала.

— Кха!.. — Хотел было закричать НИП, но точный удар в висок заставил его умолкнуть. Через секунду в его заляпанный грязью лоб погрузилась холодная сталь. Эльф поднял девушку, и они побежали обратно, к перекрестку средних улиц.

У оружейной, возле которой они с авангардистами разминулись, стояло несколько уже вернувшихся согильдийцев. Они встретили Ноэля безразличным взглядом.

— Ну что на остальных улицах? У меня все плохо. Улица Якова завалена трупами. НИПы убивают наших прямо в кроватях. Спасаются только те, кто был в этом время на улице и не один. Все из-за того, что народ не качался.

— Ноэль, да? — Небрежно спросил высокий эльф-воин, словно информация эта их совершенно не интересовала.

— Да.

— Ты численность игроков давно проверял?

Танцор смерти хотел ответить, но осекся и вызвал в сознании онлайн игры. 465 192. Цифра с каждой секундой уменьшалась.

— Пятьсот тысяч… А может, просто…

— Нет. Игру не починили. То, что ты описал, сейчас происходит во всем городе. Наши и левые маги помчались шерстить город на наличие выживших. Мы здесь уже бессильны.

— Ноэль оглянулся на Мирилет. Девушка дрожала.

— Еще не факт, что они нас из города выпустят. Могут посадить в тюрьмы, или разорвать прямо на улице. — Сказал другой парень, охотник, затягиваясь папиросой. Он посмотрел своими желтыми глазами на Миру. — Так что бери свою подружку и дуй в какой-нибудь ближайший домишко, развлекитесь напоследок. Жаль, у меня никого нет.

— Поэтому и нет, дубина. — Снова заговорил воин. — Какое, нахрен, “развлекитесь”.

— Пошли, — Ноэль взял Мирилет за руку. — Лаурен на месте?

— Ага. — Кивнул воин.

Главная улица кишела игроками. Они с Мирой влились в эту неспокойную толпу. Идя мимо людей, эльфов, орков и гномов, Ноэль отметил cпокойствие, которого не ожидал увидеть. Все просто стояли, сбившись в кучки, и рассуждали о том, что еще преподнесет им разгневанный Аррелион.

Вокруг гостиницы стояло оцепление из авангардистов, видимо, чтобы собравшиеся массы не мешали членам гильдии курсировать между улицей и зданием. Увидев Ноэля, два мага расступились, пропуская его в пятачок перед крыльцом. Одним прыжком он оказался у входной двери, и они с Мирилет вошли внутрь.

Внутреннее устройство “Пегаса” не особо отличалось от остальных обиталищ игроков. Да, интерьер во всех домах был разный, но для Ноэля, за все время побывавшего примерно в двадцати подобных заведениях, они все были как одно.

На полу валялась отрубленная рука в луже крови. В обеденном зале за круглыми столиками сидели авангардисты, увлеченно беседуя.

— Очевидно, что все это было спланировано с самого начала. Было ведь предупреждение игры. Но пойми — вся эта хрень рассчитывалась на нормальных игроков, которые могут выходить и заходить. Воскресать. А в итоге что мы имеем? Шестьсот тысяч наших перебито. Через час, наверное, останемся только мы. — Говорил коренастый гном в нагруднике с бронзовыми вставками.

— Ну и что? Мало этого, что ли? — Мужчина с длинными волосами допил пиво и смачно рыгнул.

— Кто знает. Не зря же вход в игру требовался именно одновременный.

— Да какая теперь разница! — Воскликнула девушка, сидящая между мужчинами, — даже если мы выберемся, нас уже точно не хватит, если для прохождения предполагались какие-то масштабные военные действия. А ведь они наверняка предполагались.

— Жалко. Надеюсь, мы все просто окажемся в своих домах. Целые и невредимые.

— Надейся. — Раздался новый голос, уже с противоположного конца помещения. Мимо мечника и девушки прошел высокий эльф. У него была пепельная кожа, серые, с металлическим отливом волосы, точеное лицо, как и у всех представителей его расы. Незнакомец скользнул острием своих бледно-желтых глаз по замешкавшимся Ноэлю с Мирилет и прошел мимо, к беседующей троице.

— А ты что скажешь, Сильвер? — Обратился к эльфу гном.

— Мне все равно. — Маг, Ноэль увидел на его тонком запястье серебристый браслет, взял у дворфа кружку и осушил ее до дна, не проронив ни капли терпкого напитка.

— Алкоголь не придаст храбрости, только глупости. — Задумчиво произнес гном, глядя на переливающиеся мутно-золотые остатки своего эля в поставленной Сильвером кружке.

— Храбрость — плод нужды. И мы вкусим его сполна, когда придет время.

Черноволосый мужчина и девушка смотрели на своих собеседников, нахмурившись.

— Вы тоже боитесь, признайтесь. — Сказала девушка, облокачиваясь на стол.

Ноэль ожидал, что на вопрос отреагируют и гном, и темный эльф, однако, похоже, что девушка обращалась на “вы” именно к Сильверу. За все время игры мечнику не доводилось еще слышать подобного обращения.

— Чего мне бояться, Юли? — Усмехнулся Сильвер, — мое тело в реальном мире, а душа человеческая вообще бессмертна. Боитесь тут только вы, и я никак не пойму — чего.

— Не знаю. Я боюсь. Как бы то ни было — умирать здесь по ощущениям так же неприятно, как в реальности. — Тихо сказал длинноволосый мужчина.

— Тогда постарайся умереть как можно быстрее. — Смысл слов эльфа был жесток, но сказал он это спокойным, даже немного заботливым тоном, а потому в ответ мужчина лишь слабо улыбнулся.

— Ноэль, — Мирилет дернула его за руку, показывая на закуток впереди, ведущий в проход на задний двор. Там виднелись тела. Пройдя вперед, эльф увидел сваленные в кучу у стены по меньшей мере десять тел, двое из них явно были когда-то игроками. На улице, меж пробитых и перевернутых бочек лежали еще трое НИПов. “Авангардисты себя в обиду не дадут” — подумал Ноэль и вспомнил, зачем пришел.

Коридор второго этажа был пуст, лишь в конце, в обширной гостевой комнате, которой в доме Ноэля не было, слышались отголоски разговоров.

Позади на лестнице застучали быстрые шаги, мимо пары спешно прошел охотник. Он скрылся в проеме гостевой, и звуки там сразу притихли.

— Постой тут, — сказал Ноэль эльфийке.

Он волновался, хотя и не очень сопротивлялся этому. Люди, что находились там, в паре метров, очень скоро, возможно, обретут огромную власть. Да и без власти любой из них без труда размажет его по стенке. Но вот заходит в комнату и оказывается перед круглым столом, за которым сидело всего лишь пятеро.

— Ноэль! Ты-то нам и нужен. — Лаурен улыбнулась знакомой ему улыбкой человека, который то ли слишком близко подпускает всех к себе, то ли слишком искусно лжет. Словом, он сразу почувствовал себя в своей тарелке. Девушка удобно устроилась на диване рядом с мужчиной, вплотную подобравшимся к рубежу зрелости. Его массивное лицо с глубокими трещинами редких морщин, идущих к усталым глазам, выражало коровье спокойствие. Далее, уже на стульях, сидели двое молодых парней — орк и белокурый эльф. Замыкала пентаду авангардистов незнакомая Ноэлю женщина.

— Зачем я вам нужен? — Спросил эльф.

Лаурен повернула голову к соседу. Тот оторвал широкую спину от мягкого дивана и статно выпрямился.

— Я Кадиэл, глава гильдии авангардистов. Приятно познакомиться. Все наши танцоры прокачались довольно эгоистично, не для пати; в нашем положении никто не хочет быть чистой поддержкой и зависеть от других, да и в целом класс ваш малопопулярный, сам понимаешь, что жирному танку или магу прожить гораздо легче, чем тонкому танцору, ну, что я объясняю. Так вот. Сила баффов мечников зависит от интеллекта. Поэтому ты должен следующие шесть уровней, до пятнадцатого, качать только интеллект. И сделать это ты должен как можно быстрее, мы скоро покинем город и нам нужен хороший усилитель. Мы не знаем, с чем можем столкнуться, и это — одно из наших предусмотрений. Позже мы надеемся вырастить чистых бафферов с самых первых уровней.

Эльф какое-то время обдумывал сказанное, рассматривая обращенные к нему лица. Светлый эльф — охотник, пробежавший мимо них в коридоре, стучал пальцем по столешнице.

— Ладно, согласен. — Лаурен снова улыбнулась, а Кадиэл лишь качнул головой. — Но ты говоришь, что вы покинете город. Я что, могу где-то здесь набрать пятнадцатый уровень?

— За НИПов дают много опыта, Ноэль. — Тихо сказала Лаурен.

Брови эльфа уже начинали кривиться в гримассе замешательства, когда Кадиэл пробасил:

— Ты же не из этих, надеюсь? Мы всего лишь в игре.

— В любом случае, мы в тебе очень нуждаемся, — Лаурен больше не улыбалась.

— Я не из"этих". — Холодно сказал мечник, понимая, что сейчас решается вопрос его положения в гильдии.

— Вот и славно. Гош, отведи его к Филиппу. Филипп и Балус, один из наших воинов, пойдут с тобой на всякий случай. Ты ведь знаешь, как распределяется опыт? — Мечник кивнул.

— Хорошо, — подытожила Лаурен, — тогда не медлите. Чем раньше ты апнешься, тем больше живых игроков отсюда свалит.

Громадный орк, скрипя отодвигаемым стулом, резво поднялся и направился к массивному копье, приставленному к дальней стене. Ноэль вышел в коридор, к Мирилет.

— Выйди на улицу и слейся с толпой, — шептал он под грузные шаги приближающегося Гоша.

— А ты? — Спросила девушка.

— Решу одно дело и найду тебя. Иди.

Эльфийка засеменила по дубовым ступеням, сверкнув напоследок золотистой копной растрепанных волос.

— Твоя подружка? — Спросил орк. Его голос, хоть и был ниже человеческого, все же не обладал той клокочущей мощью, которой струились гортани иных орков. В свистяще-глухих звуках, выбиваемых гошевым языком, чувствовалось безразличие.

— Да, — соврал Ноэль.

Глава 4

Идя впереди Филиппа и Балуса, который оказался крайне молчаливым орком, танцор смерти вспоминал, как они с Маркусом и Борисом вычисляли распределение опыта в пати. В отличие от других игр, здесь доля экспириенса на игрока всегда определялась тяжестью и временем нанесенного им урона.

То есть, когда Борис вспарывал волку брюхо, а Маркус затем пронзал его череп стрелой, примерно 70% опыта получал воин, поскольку через несколько секунд моб все равно бы умер от кровопотери. И то, что вы в пати, вообще ничего не значило. Объединение в группу позволяло лишь ощущать примерное местонахождение сопатийцев и лучше читать их стиль сражения — так гласило внутриигровое описание. Однако никакой разницы лично они так и не почувствовали.

Первый дом, где, предположительно, были НИПы. На территории в несколько кварталов вокруг гостиницы с пегасом авангардисты, ища выживших, вырезали всех местных.

Накинув силовой бафф, Ноэль толкнул плечом входную дверь забегаловки с одним надстроенным этажом для постояльцев.

Глаза, привычные к ночной темноте, мигом обежали все устройство обеденного зала. За одним столом, уткнувшись лицами в тарелки, распластались двое игроков. Из их окровавленных шей на пол натекли солидные лужи. Эльф тихо, стараясь не задеть обнаженными мечами за случайный стул, направился вглубь здания.

Когда до кухни оставалось не более метра, ее округлая дверь резко распахнулась и на мечника с криком бросилась молодая кухарка, вооруженная ножами. Где-то позади от неожиданности вскрикнул маг, но эльф успел сделать быстрый выпад мечом.

Холодное острие клинка мягко вошло в правый бок девушки, выйдя из ее поясницы. Занесенная в ударе тонкая рука дрогнула и опустилась, выронив нож. Ноэль тут же выдернул меч, отступив на шаг назад. Из мгновенно пропитавшей грязно-белый фартук раны на доски под ногами девушки закапала темная кровь. НИП тут же потеряла сознание и упала к ногам Ноэля, со всего размаху ударившись лбом об пол.

— Фу-у-х, — облегченно выдохнул маг.

Балус шикнул на него и показал рукой наверх, эльф, осмотрев кухню, уже забирался туда по ступеням. Наверху мелькнула тень, с легким шумом юркнувшая в коридор.

— Еще один. Прячется. — Тихо сказал Ноэль.

— Найдем, — прошептал маг.

Все комнаты, кроме последней, оказались нежилыми; похоже, в этом доме игроки не ночевали. В крайнем же у окна номере пряталась девочка лет пятнадцати. Она сидела на корточках у кровати. Взгляд ее заплаканных глаз был смесью страха и ненависти, а черты лица подсказали эльфу, что он убил ее старшую сестру.

— Почему ты не выпрыгнула в окно? — Спросил он, оставаясь стоять в дверном проеме.

Девочка недоуменно на него посмотрела, а потом закрыла глаза в самобичевальном жесте.

“И все же они не люди” — мелькнуло в голове Ноэля. Он в два шага приблизился к на его счастье остолбеневшей посудомойке, резко просунул меч ей в подмышку, наверное, порезав руку, и оттолкнул ногой. Раздался глухой звук падения тела на деревянные доски.

— Чисто, — сказал он, погружая один меч в ножны и разворачиваясь. Маг с воином, расслабившись, повернули к выходу.

К удивлению Ноэля, он почувствовал повышение уровня, и даже ощутил приличное количество опыта сверху. “Достижение миротворец выполнено” — увидел он игровым зрением.

Стуча быстрыми ногами, он думал, как однажды вспомнит эти шальные минуты, когда нет времени на вздох, и улыбнется. Чему? Больше всего он боялся, что легкости и незначительности происходящего, которая будет меркнуть на фоне пережитого. Черную мглу затхлого коридора прорезала белизна обнаженных в нервной улыбке зубов. Продолжать. Продолжать.

— Гребанные ублюдки… — тяжело дыша, грохотал массивный мужчина. На его широких плечах болтались два тела, придерживаемые жилистыми руками — юноша и женщина, которых Ноэль убил парой домов ранее.

Они с магом и воином стояли на узкой улочке опустевшего базара. В спины бил ветер, накрапывал дождь, падая им на головы. Они внимательно смотрели на НИПа, который аккуратно положил своих родных на землю.

Сила — 197

Ловкость — 89

Интеллект — 27.

— Надо бежать, — шепнул Филипп, — один удар, и мы покойники.

— Я думаю, за него сразу пятнадцатый дадут, — сказал Балус.

— Да хоть двадцатый. Вы точно ему ничего сделать не сможете, а я не полезу.

— Рискнем, — не унимался Балус, — вместе мы…

Брошенная на базаре кем-то перекошенная телега натужно заскрипела, когда моб, пыхтя от напряжения, поднял ее за ось. Мужчина сделал размашистый оборот всем телом и запустил четырехколесный снаряд в игроков.

— Справимся! — Уже кричал Балус, не успевший полностью отскочить с линии огня. Какая-то часть повозки, что теперь валялась грудой ломаного дерева позади, задела его. Он попытался встать, но раненая нога предательски подогнулась прямо посередине голени, он увидел торчащий край берцовой кости, натянувший штанину.

Уцелевший Ноэль замер, обновляя баффы Филиппа на силу и интеллект. Маг тяжело дышал, его трясло.

НИП взревел, выдернул вбитый в землю кол, служивший остовом навесу пустого прилавка, и ринулся к ним. Эльф как-то инстинктивно выставил перед собой мечи, готовый в любой момент атаковать Он очень надеялся, что этого делать не придется.

В лицо НИПа врезался огненный шар, разорвавшись снопом искр. Мужчина замешкался, а из огненной вспышки за его спиной уже выпорхнул пиромант. Раздался глухой звук удара, моб сделал пару шагов, согнулся, но устоял. Филипп, приземлившийся сзади, готовился выпустить новый фаербол, как НИП едва заметно двинул рукой, и мага отбросило назад. Со сдавленным стоном, будто разом из него выбили весь воздух, пиромант пропахал несколько метров грязи. С его груди скатился вырванный мобом железный шест.

Еще когда глаза НИПа скользнули назад для расчета броска, танцор смерти уже понял, что лучшего времени для атаки ему не найти. Быстро, как только мог, он помчался навстречу широкоплечему монстру.

Для Ноэля все замедлилось. Он отчетливо видел, как черные зрачки мужчины скользнули по белкам раскрасневшихся от слез и ярости глаз, сфокусировав на нем, Ноэле, свой горящий ненавистью взгляд. НИП выставил вперед руку, пытаясь защититься, и хотел развернуть ноги к нападающему, но, видимо, удар Филиппа все же не прошел бесследно, и мужчину повело. Он постарался устоять, видя, как Ноэль, с сосредоточенным до предела выражением лица, уже выбрасывает меч.

Острие клинка разорвало ладонь выставленной НИПом руки, скользнув дальше, по запястью, к плечу, пока не уткнулось в подмышку. Искрой, что разжигает огонь, вспыхнула боль. Он отдернул руку, но мечник надавил на эфес всем своим весом, вгоняя клинок между ребер, в легкое. Издав вопль, мужчина попытался схватить Ноэля за голову, но эльф успел отскочить, чудом вырвав меч из пут его мускулистой плоти.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Том первый

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Возьми, если сможешь. Том I. Часть 1 предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я