Фелония дьявола

Abuzər Tagı Salamov, 2019

В городе происходит взрыв. В борьбу с террористами и вступает могущественное СГБ. Дело поручается опытному агенту по борьбе с терроризмом полковнику Анвару Гасанову. На защиту всей группы встает особый отдел. Агентам удается выйти на бакинскую мафию и задержать некоторых участников. После ареста некоторых бандитов мафия меняет свой ход. Нападениям подвергаются агенты и их лучшие друзья. Частое появление потусторонних сил сбивает с пути агентов. В свете этих событий данная история отражается на его личной жизни. Сможет ли он довести дело до конца, не потеряв друзей и любимую девушку?

Оглавление

Эта книга посвящена человеку, который всегда был моим наставником — моему незабвенному отцу Саламову Таги.
От автора

Дорогой читатель, ты держишь в руке книгу, на написание которой ушло намного больше времени, чем я ожидал. Идея написания маленькой детективной истории появилась спонтанно, ещё в девятом классе. Эта маленькая история понравилась моей школьной учительнице, которая до этого не верила в то, что я могу сочинить что-либо подобное книге.

Благодарю всех тех, к кому я обращался, с кем познакомился и беседовал в ходе написания книги, но в первую очередь — моих родителей.

Целью является афиширование героев невидимого фронта. Агентов спецслужбы, которые работают, чтобы мы жили спокойно. Смелость и отвага которых, по ясным причинам, остаются за кадром. Выражаю вам свою благодарность.

Благодарность также выражаю лучезарной Рене Ибрагимовой, благодаря которой я и придумал маленькую историю, которую она оценила.

Идея развития этой истории и написание книги возникло уже на первом курсе университета, после успешно написанных научных статей.

Конечно же мне не удалось бы закончить начатое без помощи со стороны многих людей.

Благодарю своих друзей, Эльвиру Таирову, Нигяр Джавадову, Татьяну Белорус, Намига Мехтиева и Саида Гаджиева, которые вдохновляли и помогали мне на всех этапах развития книги.

Эльвира содействовала почти во всем. Если бы не ее помощь, то книга увидела бы свет еще позже.

Также выражаю свою благодарность Лале Гулиевой, которая на протяжении всего этого времени поддерживала меня и не давала упасть духом.

Все они оказывали мне как моральную поддержку, так и показывали полезные материалы. Я благодарю всех вас за то, что вы так щедро поделились со мной своей мудростью и уделили мне время.

Не раз я говорил с Лалой Алекперовой, с моим педагогом в университете и научным руководителем о состоянии первой рукописи. Она всегда слушала и как профессиональный редактор объясняла некоторые нюансы моих ошибок.

Особенную благодарность и глубокое признание хочется выразить всесторонне развитому человеку Диляре Исаевой, моей школьной учительнице которая поддерживала меня не только в помощь с книгой. Она просматривала весь материал, исправляла мои ошибки по мере написания книги, что и сделали ее лучше, и всегда была рада обсудить написанное.

Она обладает редким даром угадывать, что я имел в виду и находить нужный способ выразить это. Если бы я учел все ее великолепные пожелания, то эта книга была бы еще лучше. К сожалению время и параллельная учеба в университете не позволили реализовать все, но то что было сделано, дало книге многое. Если еще и остались ошибки, то они несомненно принадлежат мне.

Органы безопасности государства или органы разведки, побеждают и достойно выполняют свои обязанности лишь в том случае, если в органах имеется профессиональная обстановка, профессиональные кадры и профессиональный стиль работы

Гейдар Алиев
Пролог

Жестко морозный январский вечер. Шел белый и пушистый снег, что являлось крайней редкостью для этой местности. Под воздействием Апшеронского норда в лицо бил колючие снежинки, от которого мерзли щеки. Было слышно, как под ногами хрустит толстый слой снега. Тишину на улице Рустамова, нарушали изредка проезжавшие машины.

Двое студентов Университета Информатики и Радиотехники, возвращались домой по пустынной и темной улице, которую еле освещал уличный фонарь.

Один шел спокойно, держа левую руку в кармане куртки, а в правой держал тубус. Саид же нервно спешил и очень часто оглядывался. Вот они подошли к автобусной остановке, которую освещал только горящий экран терминала оплаты. Садых заметил металлическую трубку, цилиндрической формы с резьбовой крышкой, лежавшую на скамейке на остановке. Взяв ее в руки, Садых стал откручивать крышку. Прогремел сильный взрыв, от которого полопались витрины остановки, а студенты улеглись на землю, далее наступила гробовая тишина.

Через считанные минуты по опустевшим улицам города мчались машины чуть ли не всех спецслужб с включенными мигалками.

Территорию оцепили оградительной лентой1, за ней уже собрались десятки людей, а среди них и журналисты. На место происшествия прибыло высшее полицейское начальство, а чуть позже, напротив остановки остановились две иномарки и из них вышли пять человек в гражданском и направились на место взрыва. Сквозь оцепления они прошли показывая удостоверений.

Не многие поняли, что это работники более компетентных органов.

Трое из них аккуратно осматривали место, один приступил к заполнению бланков, а самый здоровенный говорил по рации.

Криминалисты, прибывшие еще вместе с полицией осматривали остатки взрывного устройства, когда на место взрыва подъехала черная иномарка с тонированными стеклами. Едва машина остановилась, из заднего сиденья выскочил небольшого роста изящный молодой человек в форме. Его уже ждал начальник районного уголовного розыска майор Амиров.

— Начальник антитеррористического отдела службы безопастности, Анвар Гасанов. А вы майор Амиров?!

— Так точно, товарищ полковник. А это лейтенант Сахибов Идрис.

— Здравья желаю, — отчеканил лейтенант.

Работники отдела по борьбе с терроризмом и бандитизмом, прибывшие на место происшествия до полковника, лишь издалека смотрели на него, ожидая его дальнейших приказов. Гасанов сделав несколько шагов приблизился к остановке и за секунды осмотрел весь участок взрыва.

— Мне доложили, что потерпевших было двое. Так где же второй? — спросил полковник приближаясь к лежавшему на земле прикрытому белой простыней студенту.

Идрис воспользовавшийся отдалением полковника, тихо спросил у майора:

— Это дело забирает комитет2?

— К сожалению. Не волнуйся, Идрис, дело будет раскрыто в кратчайшие сроки. Гасанов один из лучших следователей.

Заметив волнительное поведение лейтенанта, Гасанов заподозрил его, и наводящего спросил:

— Граждане полицейские, подойдите сюда. Скажите вы заметили следы от шин мотоцикла? —

— Так точно, — одновременно ответили Амиров и Сахибов.

— А почему вы не осмотрели всю местность? И вы не ответили куда делся второй пострадавший. Имеются ли другие результаты?

— Так точно, имеются, — ответил майор с приспущенной головой. — Студент, которого вы видите имел серьезное заболевание. У него «порок сердца». От взрыва он испугался и сердце не выдержало. У второго ожог лица и рук, и осколки бомбы попали ему в глазную хрусталь и его госпитализировали. —

— И все? — удивился полковник Гасанов. — Ну с такими результатами мы вряд ли найдем преступников. Снег шел без остановки, а следы не исчезли, это означает что мотоциклист побывал здесь совсем недавно. А зачем обычному гражданину парковать свой мотоцикл на тротуаре, тем более таким образом перекрывая тротуар, затруднив проход? Он остановился на секунду, поставил бомбу и уехал.

Полковник подошел к криминалисту, который собирал свой чемодан. Заметив Гасанова, тот встал и доложил:

— Здравья желаю. Это была так называемая «мина сюрприз», сделанная довольно профессионально. Ее мог открыть каждый, проходивший мимо гражданин. Значит всё-таки теракт.

— Скорее всего да, но все же надо проверить недоброжелателей обоих студентов. — всматриваясь на перекресток ответил Гасанов.

С обратной стороны к остановке аккуратно подъехал белый джип и из нее выпрыгнули двое агентов отдела антитеррора СГБ, в форме и подошли к полковнику. Оба поздоровались военным приветствием, а капитан не убирая руку с виска доложил:

— Здравья желаю, товарищ полковник. Извините опоздали, нас вызвали по тревоге.

— Заведите уголовное дело, Балаев, и просмотрите все камеры видеонаблюдения в округе, а семью убитого студента пока не допрашивать. Я думаю здесь больше ничего нет. Надо допросить второго студента, я заеду к нему.

Полковник приближаясь ко своей служебной машине смотрел прямо в глаза полицейскому лейтенанту, который стоял близко к машине, и тот растерялся. Заметив это майор Амиров, сделав несколько шагов подошел к лейтенанту со стопкой оформленных протоколов и протянул их полковнику, когда тот находился на расстоянии вытянутой руки от них. Гасанов взял стопку и просмотрев первый лист вернул майору. Полковник уселся в машину и сказал водителю куда ехать.

Очень тяжело человеку когда близкий ему человек попадает в больницу. Часто тяжело бывает и следователю который ведет расследование. И очень тяжело вспоминать, что в больницах постоянно бывает много людей, и даже ночью. Но случай со вторым студентом обрадовал полковника, с ним ничего серьезного не случилось. По словам доктора, с которым успел пообщаться полковник, студенту придется две недели лежать в стационаре.

По разрешению доктора, следователь может и сейчас подняться в палату и задать вопросы. Полковник задал несколько вопросов и к доктору по поводу психологического состояния студента. Оказалась что студент даже не был в шоке, что и насторожило Гасанова. Подумав несколько минут в кабинете врача, полковник встал и направился к выходу, где его ждали для проведения в палату.

По заполненному больными и их родственниками коридору предпоследнего этажа больницы шел Гасанов, обдумывая детали происшествия, а впереди справа, щелкая каблуками шла молодая медсестра.

— Четыреста шестая палата. — сказала медсестра, открыла дверь уступив дорогу следователю, и ушла по своим делам.

В палате студент был один, не было ни родственников студента ни других больных, что и очень удивило инспектора. Информация о том что студент был сиротой в протоколе дела имелось, это и объесняло настороженность и недоверие студента, но Гасанов в протоколе успел посмотреть только на номер больницы где он лежит и его имя.

Он подошел к стулу, стоявшему около койки и уселся. Студент услышав дверной скрип, вынул наушники и обмотав их вокруг телефона поставил рядом с собой.

— Мне сказали, что ко мне зайдет следователь. Ко мне зашел взрослый человек, а я даже встать не могу и вид очень неопрятный, простите меня. — заговорил студент, с закрытыми бинтом глазами, с ожогом шеи и с гипсами на ногах.

— Ничего страшного, Саид, я и сам в ужасном виде. За какую футбольную команду ты болеешь?

— Я из тех которые болеют за все команды. А как вы узнали, что я интересуюсь футболом?

— У тебя вся шея обгорела, а кто в такую холодину без шарфа гуляет? Значит был шарф и только синтетика могла мгновенно вспыхнуть от теплового воздействия взрыва. А синтетические шарфы делают для футбольных фанатов, в нем краска разный цветов долго сохраняется. — развеял студента, он — А с кем ты был?

— Аа, это мой одногруппник, Садых. Мы задержались в университете, готовились к выступлению в конференции, потом пошли к остановке ждать автобус. Он увидел какую-то трубку, взял ее в руки и открыл. Дальше ничего не помню.

— Ничего странного ты не заметил?

— Когда мы приближались к остановке, на соседней улице, ближе к выходу из университета стоял милиционер, он стоял боком к нам и благодаря уличным фанарям, я увидел его пагоны. На нем было две звезды, а милиционер был в узких очках.

— А что же тебе показалось странным в этом лейтенанте?

— Когда произошел взрыв, он убежал. А где Садых?

С огорчённым видом смотря на пацана, полковник спросил:

— Ты знал, что у твоего приятеля слабое сердце?

— Нет, не знал. С ним все в порядке? — нервно спросил мальчик.

Инспектор встал и спокойно выдавил из себя:

— Все в порядке, — и спокойно покинул палату, он не хотел травмировать психику подростка. Инспектор не спеша спускался по лестнице, когда ему позвонил его заместитель, подполковник Садыхзаде.

Садыхзаде доложил Гасанову что примерно двадцать минут назад поступил сигнал об ограблении торгового центра и криминалисты там обнаружили те же следы шин от мотоцикла что и на автобусной остановке.

Услышав это Гасанов начал быстро спускаться, минуя две ступеньки за раз, и на ходу давал указание:

— Предупреди Рагима, пусть подъедет в молл.

Уже в машине, полковнику Гасанову по телефону доложили об убийстве дежурного полицейского, который охранял торговый центр и еще несколько деталей происшествия в торговом центре.

Примечания

1

Оградительная лента — ярко окрашенная лента для обозначения опасности, привлечения внимания и ограждения опасной территории.

2

Комитет — сокращенно от комитета госсударственной безопастности.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я