Работа с научной литературой по Новому завету (новозаветная библеистика) (Г. Г. Ястребов, 2017)

В данном пособии сначала описываются основные способы оценки научных исследований (глава 1), а затем даются библиографические рекомендации по работе с комментариями (глава 2), периодикой (глава 3) и справочными изданиями (глава 4). Основное внимание уделено литературе по новозаветной библеистике, но все, сказанное в главе 1 (а также некоторые дальнейшие материалы), относится и к библеистике ветхозаветной.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Работа с научной литературой по Новому завету (новозаветная библеистика) (Г. Г. Ястребов, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Анализ научных исследований

Рекомендации по работе с чужими исследованиями составлены таким образом, чтобы они были полезны и при написании собственных исследований.


1. Структурированность. Одна из первых вещей, которые следует подмечать при чтении работы, состоит в том, сколь ясна и прозрачна ее структура. Плохая структурированность – не только признак недостаточной культуры (или даже хаотичности, спутанности мышления), но может указывать на то, что автор сам недостаточно разобрался в материале. При этом могут помочь следующие ориентиры:

• Сколь быстро стал понятен основной тезис? Если к третьей странице он еще не ясен, зачастую это признак плохой структурированности. Если основной тезис вообще нигде не сформулирован, как правило, это означает, что место статьи – не в журнале, а на помойке.

• Сколь четкий план у работы? Пункты должны быть ясно взаимосвязаны между собой, логически следовать друг за другом.

• Много ли отступлений? В норме не должно быть никаких отступлений. (Исключение составляют научно-популярные тексты, в которых могут делаться небольшие отступления для привлечения интереса читателя.) Отступления часто говорят о недостаточной дисциплине мышления. Западные ученые подчас пишут более раскованным и неформальным стилем, чем их российские коллеги, вставляя даже случаи из жизни: это допустимо, но у хороших авторов любой случай из жизни работает на основной тезис и не является в собственном смысле «отступлением».


2. Аргумент. Это главное. Именно качеством аргументации определяется основная ценность работы. Назовем лишь некоторые признаки качественной аргументации[2].

• Обоснованность. В работе не должно быть ни одного голословного утверждения. При чтении чужих работ необходимо довести до автоматизма следующую реакцию: откуда автор это знает? Чем обоснована его мысль? Основана ли она на надежных фактах (или как минимум, логичном умозаключении) или на домыслах? Не умалчивает ли автор о каких-то фактах, не обходит ли их стороной?

• Логичность. Нет ли поспешных обобщений? Нет ли случаев non sequitur[3], petitio principii[4]? Нет ли ложных дилемм? Ученые стараются избегать подобных ошибок сами и подмечать их у коллег.

• Взвешенность. Подлинный ученый всегда приходит к выводу, взвешивая данные. Он смотрит, какие факты говорят за и против каждой гипотезы. Более того, одним из важнейших качеств является способность ставить под сомнение свою собственную позицию. Подчас приходится видеть работы, в которых высказаны свежие и оригинальные идеи, но эти идеи не пропущены сквозь сито самокритической рефлексии.

• Объективность. Объективным быть трудно, а полностью объективным – невозможно. Однако возможны усилия в этом направлении. Поэтому следует замечать, упоминает ли автор о взглядах оппонентов? Если нет, к чему приводит это умолчание? Если да, сколь точно изображены эти взгляды? Добросовестный автор старается изложить позицию оппонентов максимально точно, показать ее наиболее сильные стороны. И наоборот, автор недобросовестный изображает мнение оппонентов в искаженном и карикатурном виде, а о сильных доводах умалчивает. В английском языке для подобной риторики есть выражение straw man («соломенное чучело»). «Бить чучело» значит «опровергать» оппонента, излагая его доводы в дурацком и искаженном свете. (Имеется в виду, что соломенное чучело при нападении не сопротивляется, в отличие от реального живого противника!)


Когда вы сами пишете работу, включайте самокритическую рефлексию. Полезно спрашивать себя: что сказал бы об этом аргументе оппонент? Что сказал бы об этом аргументе я сам, если бы его придерживался не я, а мой злейший враг? Если сделать такую реакцию рефлекторной, останется лишь удивляться, сколь высокий процент идей будет забраковываться!


3. Стиль. Легок ли он? Понятен ли? Не расплывается ли автор мыслью по древу? Сколь просто выражается? Лексика должна быть максимально проста (насколько это позволяет точность в научной терминологии). Конечно, не все хорошие исследователи являются хорошими стилистами.

Однако легкость и понятность стиля часто отражает ясность мысли. Напротив, если автор говорит очень сложно, это часто означает, что с ним что-то неладно: за вычурностью и сложностью формулировок сплошь и рядом скрывается убожество или хаотичность мысли. Пусть излишняя сложность и заковыристость станут красным сигналом, звонком тревоги.


4. Тональность. Хорошей научной работе свойственна рассудительная и взвешенная интонация, в ней мало эмоций. Обращайте внимание, нет ли в работе ригоризма, агрессивной убежденности в своей позиции? Конечно, ригористичными бывают и компетентные исследования. Однако очень часто за резкостью и эмоциональностью формулировок стоит слабость содержания и/или предубежденность. Когда вы видите в научной работе повышенный градус эмоциональности, «звонок тревоги» должен включаться. Хорошее исследование написано нейтральным языком, без особых эмоций и эпитетов, уважительно к оппонентам.

• Признаком слабого аргумента (и дурного тона) считается переход ad hominem (на личности). Не вполне уместно и обсуждение мотивов автора: во всяком случае, оно не должно быть частью аргументации, ибо ничего не доказывает. Пример подобной риторики: «Можно ли всерьез рассматривать точку зрения, явно высказанную из соображений самопиара?». Или: «Автором явно руководит желание обосновать христианскую доктрину, поэтому его выкладки нельзя воспринимать как серьезную науку». (Даже если автор исходит из подобного желания, – что само по себе не факт – это не означает его неправоты.)

• Наличие в работе оценочных суждений, особенно если их много и/или они резкие, должно настораживать. Пример оценочного суждения: «Фарисеи отличались крючкотворством и выдумали смехотворные истолкования Закона». Оценочные суждения сами по себе не девальвируют исследование, но часто выдают предубежденность автора, а предубежденность не способствует взвешенности в оценках.


5. Ссылки, библиография. Глядя на ссылки и библиографию, можно сделать прикидочную оценку уровня работы еще до ее серьезного изучения. (После внимательного прочтения работы эту оценку нужно скорректировать.)

• Не ограничен ли кругозор автора старыми работами? Если нет исследований, написанных в последние десять-двадцать лет, это тревожный знак. (Бывает, конечно, что исследование касается очень узкой проблемы, по которой последняя научная работа написана давно, но это редкий случай.) Это может означать, что в работе не отражены новые факты и знание новых аргументов, высказанных за последние десятилетия. Скажем, если тема «Закон и Евангелие» обсуждается без учета полемики, возникшей в связи с трудами таких авторов как Д. Флуссер, Г. Вермеш и Дж. Кроссли, это может предвещать серьезный изъян в исследовании.

• Не ограничен ли кругозор автора новыми работами? Подлинно хорошие комментарии живут веками, как, например, труды Иоанна Златоуста или Кальвина. Но и помимо древней классики, есть ценные работы последних веков, которые нельзя забывать: например, серьезный исследователь богословия Павла едва ли минует Барта и Кеземана. Вообще новизна отнюдь не всегда является гарантией качества, и новые толкования могут быть хуже старых. Бывает, что хорошие старые идеи забываются. Диалог с одними лишь современными исследованиями может означать, что автор чрезмерно увлечен модой.

• Охвачены ли в ссылках основные специалисты (и наиболее важные комментарии)? Если, скажем, автор ссылается на неспециалистов, возникает вопрос: способен ли он отличить компетентного человека от некомпетентного? Понимает ли он, какие дискуссии идут в науке?

• Представлены ли в ссылках (и анализе!) разные научные школы, разные подходы?[5] Если в ссылках отражены лишь работы ученых какой-то одной школы или одного направления, это может говорить либо о неосведомленности автора (иные точки зрения ему не знакомы), либо о его предубежденности. Очень хорошим показателем является способность позитивно сочетать вклад комментаторов разных эпох (например, святоотеческих и современных) и разных школ (например, традиционных/евангельских и постколониальных/феминистских).


Необходимо сделать две оговорки. Во-первых, иногда авторы искусственно увеличивают библиографию, включая в нее не проанализированные и даже не прочтенные работы. Особенно этим грешат студенты, но иногда данный изъян встречается и у специалистов. Поэтому сноски нельзя рассматривать в отрыве от основного текста. Следует обращать внимание, отражено ли в основном тексте знакомство с проблематикой работ, указанных в ссылках.

Во-вторых, большое количество исследований в сносках, даже если эти исследования тщательно изучены, само по себе не доказывает высокое качество работы. Оно может объясняться педантичностью или даже желанием «пустить пыль в глаза». Бывают случаи, что и видные ученые маскируют изобилием сносок изъяны в аргументации. Поэтому библиография, хотя и составляет важный ключ к оценке качества работы и познаний автора, вторична по отношению к главному: качеству аргументации.


Напоследок – несколько кратких советов.

1. Переходите к чтению научной литературы лишь после того, как сами поработаете с текстом и сформируете представление о том, что он говорит. К самостоятельному прочтению прибегайте затем вновь и вновь, чтобы чтение чужих толкований помогало, а не зашоривало восприятие.

2. В книгах внимательно читайте предисловие и рекомендации на последней странице обложки. Предисловие поможет лучше разобраться в тезисе, а рекомендации помогут увидеть, на что обратили внимание другие ученые. Однако составлять впечатление о качестве книги по подобным рекомендациям – не стоит.

3. Помните, что в библеистике редко возможны точные доказательства и опровержения. (Соответственно, и о научном доказательстве/опровержении тех или иных богословских/церковных концепций говорить не приходится.) Обычно мы имеем дело лишь с тезисами разной степени аргументированности. Статус гипотез меняется по мере того как становятся известны новые факты и высказываются новые доводы.

4. Относитесь с осторожностью к утверждению авторов о том, что они представляют «последнее слово науки». Нередко представления о том, в чем состоит «последнее слово», варьируются от одной научной школы к другой. Подчас и сама постановка вопроса в подобном ключе может оказаться признаком нетрезвенности. Несколько обманчивыми могут быть и такие термины как «новый подход», «новая парадигма»[6].

5. Помните, что ученые меняют или корректируют свою позицию. Полезно смотреть, не изменилась ли точка зрения автора в более поздних публикациях. Особенно это касается проблем, по которым в науке идут оживленные дискуссии (например, богословие апостола Павла). При чтении нужно соблюдать внимательность: подчас существенные модификации обозначены лишь в примечаниях или уточнениях отдельных формулировок.

6. Не судите о взглядах ученых по пересказу их в работах других ученых, особенно оппонентов.

7. Всегда обращайте особое внимание на предпосылки автора. Зачастую выводы исследования – прямое следствие его предпосылок. Многие предпосылки носят не сугубо научный, а мировоззренческий характер, причем последние редко проговариваются напрямую.

8. Всегда спрашивайте себя: можно ли объяснить факты иначе, чем это делает автор? Возможно, существует не одно, а несколько альтернативных объяснений? Это касается не только новых гипотез, но и «научных консенсусов»: зачастую консенсусы возникают вследствие некритического восприятия какого-либо одного объяснения, – и рассыпаются, когда кто-либо укажет на альтернативную возможность.

(Примеры «минных полей» подобного рода: синоптическая проблема, история формирования текста, вопросы об авторстве и датировке.)

9. Помните, что исследования, посвященные историческим реконструкциям (включая реконструкции гипотетических первоначальных текстов и истории формирования текстов), значительно менее надежны и значительно быстрее устаревают, чем литературные и богословские анализы[7].

10. Не спешите с выводами.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Работа с научной литературой по Новому завету (новозаветная библеистика) (Г. Г. Ястребов, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я