Слева от Азии (Олег Ярков)

Говорят, попробуй побывать в чужой шкуре, а если выпадет случай побывать в своей собственной шкуре, но изменённой настолько, что останется диву даваться – как ты смог в неё втиснуться?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Слева от Азии (Олег Ярков) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Остаток дня мы просидели с женой в номере и щёлкали переключателем каналов на телевизоре. Когда пальцы устали давить на кнопки, мы решили выйти и посмотреть то, что здесь называется Чехией. Тем более что в номере нам не хотелось ни о чём говорить.


На первом этаже крутился Вова, всем своим видом показывая, как себя должен вести провалившийся разведчик.


– Вы куда?


– Куда захотим, понятно? Или ты собираешься остановить нас, а? Ну, давай, делай что-нибудь! Чего вылупился на меня? Или отойди от дверей, или останавливай!


Вова искал достойный ответ, но он не приходил.


– И ещё одно. Ты нам со своей пукалкой под мышкой не охрана. Уяснил? Ты не друг, и не соперник. Изображай Рембо перед той тёлкой, у стойки администратора. А надумаешь руку протянуть ко мне или, не дай Бог, к жене, я тебе палец сломаю. Это однозначно. И чтобы ты не сомневался. Ты один раз лихо обосрался, но на всю жизнь, поэтому я тебя не боюсь и не уважаю. А теперь отвали от дверей!


Чистюля начал расстёгивать куртку, под которой было оружие, но передумал. Мне было всё равно, почему он передумал. Мне, вдруг, стало на многое наплевать. Но неожиданно для нас путь к дверям стал свободен, и мы вышли на улицу. Настроение было испорчено, зато начало скверных отношений положено. Как же мне не хватало Валеры!


Круговорот событий в природе происходил в режиме стабильного постоянства. Что в эту минуту делал Петрович, Валера или неизвестный телефонный собеседник я не знал. Но никто в бездействии не оставался, это было без сомнений. Никто, кроме меня, который из-за дурацкого настроения рассматривал архитектуру старого города без интереса и любопытства. Ожидание каких-то событий или разговоров портило настроение впрок.


День так и закончился ничем. Не считая ужина и просмотра местных телепрограмм. Один день отвоёван. Из расчётных четырёх-пяти дней на подготовку к новой операции, один можно вычеркнуть.


На следующее утро, когда мы пили кофе, номер без стука вошёл Вова. Он оглядел номер, посмотрел на кофейный столик и решил открыть рот.


– Сегодня никуда.


– Значит, слушай сюда! Я всегда разговариваю с людьми так, как они разговаривают со мной. Это моё правило и сейчас оно сработало. Ты вынесешь из комнаты свою жопу, постучишь и испросишь разрешения войти. Войдёшь тогда, когда тебе позволят. Если ты не понимаешь, в чём дело, то здесь находится женщина. Далее. Входя в помещение надо здороваться. Если ты этого не сделал, то ты проявил неуважение к тем, кто в помещении. То есть к нам. А если ты не уважаешь нас, то мы не уважаем тебя. Другими словами, если я не нужен искусству, то на кой хер оно мне сдалось. Понятно? Хотя это уже не важно. Поэтому я плевать хотел на всё то, что ты сегодня сказал. И буду делать то, что захочу. Вова, на сегодняшний день я стою столько денег, что стоит мне только пукнуть, как тебя тут же отправят изображать непобедимого бойца в коровнике перед быком-производителем. Ты для нас не указ и не охрана. Ты… короче, вали из комнаты! Надо будет, тебя позовут. Чего стоишь? Может, выстрелить хочешь? Ну, смелее! Не стреляешь? Тогда слиняй с экрана! Ты нам надоел. Разговор окочен!


– Ты ещё побазаришь у меня! – Как-то недобро сказал Вова, но из комнаты вышел.


– Ты с ума сошёл? – Спросила жена. – Что ты его драконишь?


– Он мне не нравится.


– Я тоже его фотографию над кроватью не повешу, но злить его зачем?


– Пока они не получат от меня денег, Петрович позволит мне говорить всё, что угодно. Да и в их лагере нервозность не повредит. Был бы повежливее с нами, всё было бы иначе, а так….

– Со своей мнимой безопасностью, ты просто растягиваешь резинку, которая не может растягиваться вечно. Если она лопнет, то одним концом врежет по нам. Это тебе понятно?


– Понятно. Слушай, здесь рядом есть город с интересным названием Ждирец над Дубравой. Давай туда поедем? На день. Это тридцать-сорок километров. Вечером обратно приедем. Так мы протянем ещё один день и заодно пропустим воспитательный момент от Петровича.


– Поехали, только не заводи этого придурка.


– Как выйдет.


Но не вышло никак. Вову мы нигде не встретили по пути из пансионата. На улице его не было тоже.


Подозвав такси, мы поехали в соседний городок, который привлёк нас названием с чем-то там над Дубравой.


Этой самой Дубравой оказалась речка в четыре шага шириной. Чем должен был оказаться Ждирец над этой рекой, нам узнать не довелось. Жизнь становится немного интереснее, когда в ней есть что-то непознанное.


Городок мы обошли вдоль и поперек минут за сорок. На три тысячи населения здесь был заводик, а почему был? Есть заводик, три СТО, магистратура, больница, футбольная команда и три кафе, по местному называемых «господа», с ударением на второе «о». В одной из таких господ мы решили попробовать настоящего Чешского пива.


Мы сидели за столиком, потихоньку смаковали по-настоящему вкусный напиток и, не спеша, обменивались мнениями, относительно увиденного, услышанного и выпитого.


– Извините, вы здесь на работе или проездом?


– Во как! В такой глуши и такая речь! Здравствуйте! Мы здесь изображаем из себя туристов. Хотите присесть?


– Спасибо. Виктор, – представился подошедший и придвинул себе стул.


Мы по очереди назвали себя и, как положено в случае нового знакомства, начали переживать первые молчаливые минуты в компании нового человека. Слова старательно не скатывались с языка, а мысли плавно перекали в бесполезные жесты.


– Я вот что предлагаю, – сказал я. – Давай быстренько выпьем, перейдём на «ты» и выйдем из этого ступора. А то разговор повис в воздухе. Возражения?


– Согласен. Я закажу.


Высоченная чешка принесла нам на подносе три стопки и, как-то по- домашнему улыбнулась, ставя стопки на стол перед каждым.


– За знакомство, за «ты» и за всё такое прочее.


Выпитое оказалось очень вкусной водкой, которую не хотелось закусывать. В приступе удовольствия, я попросил официантку принести нам бутылку этой штуковины. Что и осуществилось.


– Мы и вправду тут туристами. Просто катаемся по Чехии и смотрим по сторонам. Заехали в… этот… Брод, ну ты понял, о чём я говорю… ага, Гавличков Брод, ну и поехали сюда, купившись только на название. Ждирец над Дубравой. Решили осмотреть местность. Но оказались в господе. Такая у нас история. А ты как здесь оказался?


– По разводу за мои деньги.


– Звучит, как экстремальный вид спорта. И что это такое, если не секрет?


– Я приехал сюда на работу вместе с женой. И уже здесь узнал, что нас развели. Не в смысле брака, а в смысле развода, как кроликов.


– Ясно. Наколпачили на ёжика.


– Ну, что-то такое. Сначала было обидно до крика, а потом осталась только злость. Ну да ладно, хватит о грустном.


– Погоди. Эти чехи здесь так изгаляются? Я про развод?


– Нет, это свои. Хохлы.


– Интересно, а без хохлов в мире происходит хоть одна гадость? Бен-Ладен, как я понимаю, на втором месте.


– Скорее всего, нет. Без них никуда.


– А ты украинец?


– Нет, я русский. Мне по судьбе выпало жить на Украине. Родители русские… просто после войны они по институтским направлениям приехали на Украину.


– Как и мои.


– Короче, было у нас так. Когда дома стало напряжённо с работой, мы начали крепко думать, что делать и куда деваться. На глаза попало объявление в газете, что можно попасть на работу в Чехию. Фирма помогает оформить документы. Вот мы и поехали в эту фирму. «Калейдоскоп» называется.


– Это где такая роскошь?


– В Донецке. Ну вот. Нам такое рассказали, что мы на домашнем совете решились на поездку. Собрали какие-то документы, фотки и поехали оформляться. Тут нам и объявляют по полторы тыщи евро с носа за их услуги. Мы начали им мягко намекать, что в объявлении было написано про полное или частичное кредитование. Эти лбы, в фирме, начали буксовать, что-то мямлить про то, что это исключительный случай, что всё-таки лучше заплатить и всё такое. Одним словом, нас уговорили на половину суммы. Но они, лбы эти, тут же говорят, что за использование кредита, то есть второй части суммы, мы должны им заплатить. Ладно, заплатим, решили мы. Нам пообещали, что месяца за три, максимум за три с половиной мы уже будем в Чехии. Отдаём им деньги, принесённые документы и начинаем ждать. На пятый месяц ожидания нам звонят и предлагают приехать.


– А вы раньше не созванивались?


– Звонили. Но они такой бред несли! Вроде документы отправили, там, в Чехии, их уже сделали и, вроде, отправили обратно. Но их отправили в одном пакете с документами из других городов. Поэтому эти документы и кочуют из города в город. В общем, вызвали нас снова в «Калейдоскоп». Нас там передают какой-то Свете, которая будет вести нас дальше. Эта Света с большим декольте и с постоянным перегаром, который старалась замаскировать жвачкой, начала изображать из себя старшего специалиста по Чехии. Нам пообещали заработки по тысяче евро и больше. И тут, с верой в эту сумму, которая показалась нам заоблачной, мы перестали по-настоящему обращать внимание на всякие мелочи, которые происходили в этом «Калейдоскопе». Но сомнения потихоньку начали отступать, когда нам позвонили из Чешского консульства и пригласили на собеседование. Раздаётся второй звонок и наш «куратор» Света приглашает нас для последнего собеседования перед визитом в консульство. Едем. Она в своём обычном похмельно-жвачном состоянии начинает с нами общаться. Спрашивает нас на полном серьёзе:» Вы уже выучили чешский язык?». Мы только переглянулись. Какой дурак его учил? Ага. Теперь, говорит она, мы заполним анкету на Шенгенскую визу и достаёт чешский алфавит. Представляете? Она, работая по Чехии, заполняет анкету с алфавитом! Но самое противное, что вот такие мелочи, которые запомнились и только здесь стали такими подозрительными, там, в « Калейдоскопе», нам действительно казались только мелочами. Ну, ладно. Потом эта Света начала сильно путаться в названии валюты, в которой мы будем получать свои тыщи. Были и евро, и доллары и коруны. Наконец-то заполнив, эту несчастную анкету, она начала нас предупреждать о неразглашении в консульстве названия её фирмы. Говорила о возможных вопросах, о необходимости запомнить адрес, по которому мы будем проживать. Весь свой рассказ она сервировала обильным амбре изо рта. И на это мы тоже большого внимания не обратили. А свой монолог она закончила тем, что уведомила нас о необходимости уплатить ей ещё по двести евро с носа за ускорение оформления документов. Вот тут уже не выдержала жена. Она её спросила, как же так вышло, что по их же обещаниям, мы, вот уже два месяца, должны быть в Чехии, хотя ещё сидим дома? В чём заключается ускорение, за которое надо платить? Эта Света снова одарила нас ароматом дыхания и сказала, что поговорит ещё и всё выяснит до конца. С кем поговорит и что выяснит, она не рассекретила. Я не знаю, поймёте ли вы наше состояние или нет, но наша, почти врождённая затурканность, не давала ни малейшей возможности трезво взглянуть на каждую минуту, проведённую в «Калейдоскопе». Перед глазами и в ушах стояло обещание большого и постоянного заработка. А как бы вы вели себя на нашем месте? В той жопе мира, под названием Украина, при постоянных кризисах внутри, даже без мирового, получить заработанные деньги или получить по жопе было равноценным событием. И вдруг, на фоне документов, написанных на чешском языке, вам обещают большой заработок…. Мы просто не обращали внимания на нестыковки в их разговорах, я о «Калейдоскопе», мы почти перестали обращать внимание на постоянно появляющиеся и необходимые платежи… мы ведь рассчитывали заработать в Чехии и перекрыть наши калейдоскопические расходы. Да…. Ну, так вот. В назначенный день мы приезжаем в консульство. Очередь, сдача документов, оплата, и, наконец, личный разговор с мужиком-чехом, который может быть даже и консул. Ответили мы всё, как надо, вроде всё в порядке. И тут же этот чех мне говорит: «А почему вы не оформили документы в обычную чешскую фирму? Зачем вам кому-то переплачивать ни за что?» Представляете, а нам и ответить нечего… Я тому, в консульстве, сказал, что не имеем информации о тех чешских фирмах, которые берут иностранцев на работу. Поглядел на меня тот чех с сожалением и ничего не сказал. Это теперь я точно знаю, что выражал его взгляд. Тогда же я думал, что эта его фраза не больше, чем провокация, что он хочет выведать у меня название фирмы, которая меня отправляет…. Снова мы дурканули. Какое-то зомбирование было, честное слово! Ладно. Выписали нам, после консульства, бумажку с цифрой нашего остаточного долга. И опять не забыли взять с нас деньги за справки и бронирование мест в автобусе до Праги. И опять возник вопрос об оплате за ускорение оформления документов. Жена опять в штыки – какое ускорение? Прошло два лишних месяца сверх обещанных трёх, а вы про ускорение. Калейдоскоповские по столу глазами шарят, что-то бормочут о том, что они уже оплатили это ускорение из своего кармана, но не их вина, что кризис туда и сюда…. Мы отказываемся платить, тогда они решают содрать с нас деньги за то, что нам в консульстве обещали дать ответ в течение трёх месяцев, а фактически дали через месяц. Это, мол, они подсуетились и не только способом личного контакта, но и в материальном воплощении. Мы, как дураки, спрашиваем, как вам удаётся сидя в Донецке решать вопросы на межгосударственном уровне? Они скромно отвечают, что нет предела их возможностям. Короче говоря, взяли мы бумажку с рисунком нашего долга и отправились до города Градец Краловы, где нас должен был встретить тот, кто делал наши документы в Чехии и кто предоставлял нам тысячеевровую работу. Такой вот два в одном. Вот мы Чешской земле. Сидим на вокзале часа три – ждём. Вокруг всё необычно, красиво и от этого даже страшновато. Появляется наш соотечественник и ведёт нас на стоянку к машине. Здесь мы и узнаём, что этот соотечественник, Евгений Каторгин, нас не ждал, и у него нет для нас работы. Пиз…, ой, извините, не сдержался. Что бы вы сказали в тот момент? Этот Каторгин продолжает нас добивать, говоря о том, что с этим «Калейдоскопом» вообще сложная ситуация, они ему за оформление документов для десятерых человек деньги не переслали, а людей гонят и гонят. Оформление пакета документов, на одного человека, ему обходится в пятьсот долларов, что он работает себе в убыток, но врождённое человеколюбие и порядочность заставляют его бесплатно помогать людям, хотя эти люди могли бы напрямую к нему обратиться и все вопросы решались бы дешевле для самих людей, и для его, Каторгина, человеколюбивой порядочности. Это сейчас я рассказываю обо всём так спокойно. Ну, относительно, спокойно, а тогда… Ну вот. Садит он нас в машину и везёт в этот Ждирец. Да, с нами в автобусе оказались ещё двое, которые ехали к тому же Каторгину. В сумме нас было четверо, но работников, фактически, двое – это те, кто ехал с нами в автобусе, Лена и Витя, по прозвищу Паганель. Они оформлялись непосредственно у Катогина, ему же они и платили, поэтому и были дороги его человеколюбивому сердцу. Дороги настолько, что прямо из машины сделав один звонок, Каторгин устроил вновь прибывшую Лену на работу, самостоятельно уволив другую работницу. Уволил, мотивируя её плохой работой. Когда он успел об этом узнать и откуда у него право убирать с работы неугодных, не знаю. Но факт остаётся фактом. Витя-Паганель получил работу через день. Мы с женой ждём хоть какой-то работы две с половиной недели, сидя в общежитии. Само общежитие сделано в форме буквы «П», это традиционная форма постройки для тюрьмы с внутренним двориком. Нам выделили отдельную,… чуть не сказал камеру, комнату. Стены белые, потолок из вагонки, на полу линолеум, в окне стеклопакет. Старый диван с толстым поролоновым листом был единственным представителем мебели. Через месяц нам дали шкаф. Комната была чистая, сухая и почти тёплая, потому что иногда сквозило из-под дверей и частенько отключалось отопление. Но в целом – очень приличное жильё. На то же этаже было ещё три комнаты для семейных, которые были заселены. Был отдельный туалет, душевая кабина с холодной водой и кухня с баллонным газом. Да, ещё был холодильник с отдельной полкой для каждой семьи. В общем, из всего того, что обещал «Калейдоскоп», в реальности осуществилась только одна отдельная камера… чёрт! Комната! И всё. Развод начался и благополучно набирал обороты. Практически каждую минуту мы задавали себе вопрос – какого лешего мы здесь делаем? Сидеть в комнате за границей можно было бы и дома в мечтах. Так мы ещё и проедали деньги, которые с собой привезли. Настроение, в котором мы находились, не передать. Короче говоря, через два-три дня активного бездействия и под влиянием решимости, не подкреплённой знанием законов, мы говорим Каторгину, что если у вас нет для нас работы, то мы хотим уехать в другое место, скажем в Польшу. Он нас благословил и вызвался подвести к поезду. Но тут нам подсказывают, что нам нужна прописка и ставится она в трёхдневный срок, иначе будут проблемы. Вот так. А Каторгин о прописке нам ни слова не сказал и ещё согласился на наш отъезд, прекрасно понимая, на что мы можем нарваться. Да, а когда мы пересекали польско-чешскую границу, мне на мобильный телефон пришло сообщение, что при необходимости я могу обратиться в Украинское посольство и дали номера телефонов. Я набираю один из номеров и, представившись, задаю вопрос о том, сколько дней при моей визе и легальном положении в Чехии я могу быть без прописки. Знаете, что они ответили? Не догадаетесь. Они сказали, что не знают! И положили трубку. Я снова звоню и уже не так вежливо говорю, что я не вопрос из кроссворда для интеллектуалов спрашиваю, а нахожусь в конкретной ситуации, в которой счёл необходимым обратиться в посольство страны, гражданином которой я являюсь. К сожалению. Они снова отвечают, что не могут ответить и дают телефон консульства. Звоню в консульство минут двадцать, и, наконец-то берёт трубку какая-то девица. На мой вопрос она даёт исчерпывающий ответ. Она не знает. Видимо во время разговора со мной мимо этой девицы кто-то проходил и она задала мой вопрос этому проходящему. Тот, как я и ожидал, тоже ни хера… ой, простите, ничего не знал. Вот так. Девицы ещё сказала, что через два дня будет консул, может он знает, поэтому она предлагает мне перезвонить позже. Вот так я и не смог разгадать тайну, хранящуюся в министерстве иностранных дел. Да и чему удивляться, если у министра этого ведомства фамилия Огрызко! Теперь я точно знаю, что фамилия человеку даётся не просто так, она многое определяет в его судьбе и характере. И ещё одно я понял точно. И навсегда понял. Никогда, нигде и никому ты не нужен ни в своей стране, ни за её пределами. Если на мой простой вопрос нет ответа, то что можно ожидать морякам, которых захватили негры из Сомали? Так что полагаться больше не на кого – формальная страна и формальная власть. Потом я не знаю, что случилось, но этот Каторгин даёт нам возможность поработать в общежитии, мы ведь ехали отделочниками. Предлагает поработать месяц, хотя работали мы две недели. Показали, что умеем, показали, что знаем и всё. На стройку нас больше не пускают. Там работают бывшие трактористы и звеньевые колхозов. То есть качество никого не интересует, работать должны только свои люди. Понятно? Ну вот. После ещё нескольких разговоров о том, что для нас нет работы по специальности, по которой мы приехали, нас отправили на Зеленину. Это овощная база. До сегодняшнего дня мы работаем там. У жены, правда, воспалились почки от сырости и холода. На этой базе, я подорвал спину, перетаскивая по семь-девять тонн овощей только руками. Такая вот штука. Зарплату не дают, только авансы на продукты. Объяснение такое. Зарплата за месяц, скажем, январь, будет выплачена в марте, и так дальше по нарастающей. Всё бросить и уехать – жалко, теряешь деньги за отработанный месяц. Так нас и держат. Да, что он ещё придумал. Здесь он тоже снимает деньги за оформление документов по пятьсот долларов с человека. Понимаешь? Фирма сняла полторы тысячи евро, он – пять сотен долларов. Во сколько обошлась эта долбанная работа? Во столько же, во сколько обошлось дурацкое желание поработать в Европе. Тут ведь чехи мало что значат, не смотря на то, что они в своей стране. Чехия поделена на зоны, одной из которых владеет Каторгин, имеющий людей и обирающий их. Система очень проста – он оформляет документы для выезда в Чехию любому, кто заплатит. Тот, на радостях от встречи с Европой, согласен отработать Каторгину долг. Но ещё на Украине этот кандидат в Европу не имеет никакого представления о сумме долга. Вот документы готовы и этот некто в Европе. Его устраивают на работу корун, скажем, на 85—90 в час, а в глаза говорят, что ему повезло и его оклад самый большой в этом регионе, аж пятьдесят пять корун. А разница остаётся у Каторгина. Таким образом, он снимает по 30—35 корун в день с каждого работника, а при официальном оформлении документов в две тысячи, Каторгин отбирает десять с половиной тысяч с человека. И эти суммы, в качестве призового бонуса, работник узнаёт только тогда, когда собирается уезжать домой. Такой вот развод. «Калейдоскоп» и какие-то резиденты на местах в Украине присылают Каторгиным людей, желающих поправить любым способом своё материальное положение, ставшее катастрофическим из-за повального воровства бездарной власти с косой и диоксином. Тут, в Чехии, люди попадают в ситуацию, которая ничем не отличается от домашней, кроме языка. Ничем. Я тут ещё об одном подумал. Вот смотрите, что получается. На Украине уже несколько человек пытались и официально и, скорее всего, через бандитов, потребовать сатисфакции от этого «Калейдоскопа». Без результата. Даже официальное обращение в милицию ничего не даёт. Почему? Теперь история с посольством и консульством в Чехии. Они что есть, что их нет – результат нулевой. Они не заинтересованы в помощи согражданам. Тоже почему? И последний вопрос. Каторгин в Чехии этим занимается уже лет восемь, я имею в виду пересылку людей. Информация о документах, которые он оформляет, не является секретом. Не тайна также и количество документов, которые срабатывает Каторгин. И за это время он ни разу не попал под внимание бандитов? Государственных бандитов из огрызковых иностранных дел и обычных бандюков, уровня самого Каторгина? Никто не обратил внимания на бесконтрольный и постоянный приток людей и денег, к какому-то там Каторгину в заштатном городишке? Да чтобы вы не сомневались! Это система, которая кормит и тех и других бандитов. Только государственные бандиты крышуют Каторгину по-взрослому. Ещё бы, это же посольство и консульство, вроде как авторитет. Пусть страна изговняла себя такой властью, но посольство штука авторитетная в любой стране, даже если это посольство нашей с вами цитрусовой республики. Та же госмашина прикрывает и «Калейдоскоп», по той же схеме. Это, только на словах, для тупоголовых, власть, что-то делает для страны. А вот представьте себе, сколько денег пошло бы в бюджет страны от всех этих «Калейдоскопов» и от Каторгиных. Что я не так говорю? А вы видели хоть раз хоть какую-нибудь информацию о правах украинца, выехавшего не в какую-то там страну, а в уже общую Европу? Не видели. Потому, что её нет. Её попросту нет. Нет, она есть. Но где-то там, на каком-то там сайте, на который заглянуть может совсем не каждый. Нет обычной печатной информации, такой, как бигборды со счастливыми мордами кандидатов. Информации нет. Её и не может быть! Её нет специально!!! Держать в неведении людей выгодно для кармана сидящих во власти. «Калейдоскоп» кому-то платит в Донецке, Донецк отстёгивают в Киев, а там собранную дань собирает доверенная особа еврейской девочки с куличом на голове или псевдоотравленного. Такая вот страна, народ и люби друзи…. Но если я не интересен этому голодоморному государству, то оно меня тоже не беспокоит. Поэтому я ищу способ вернуть свои деньги, а не наказать «Калейдоскоп» и Каторгина. Хотя есть способ разорвать Каторгина, но в одиночку сделать это тяжко. Да и лезть в драку ради этих трусливых хохлов, зализывающих зад Каторгину ради пары тысяч аванса, а в свободное от этого занятия время клянущих его последними словами, не хочу. Если даже у меня и получится затея с выбиванием денег, то эти хохлы через час меня забудут, считая, что они всего добились сами. А вот, ежели, я проиграю, то чтобы поболее понравиться Каторгину, они меня камнями забьют. С хохлами дел не сделать. Кстати, я недавно подумал, почему у многих национальностей есть по два названия? Вы не задумывались над этим? Мне кажется, что я понял. Титульное название нации достаётся только маленькой части этой же нации, порядочной, что ли, честной, человечной. Остальным достаётся кличка. Мне это пришло в голову тогда, когда я слушал свежие анекдоты от свежеприбывших. Ни один анекдот не включает в себя таких персонажей, как, скажем, украинец, русский, якут. Есть хохлы, кацапы и чукчи. Вместо евреев – жиды, вместо белорусов – бульбаши, и тому подобное. Это не случайно. Люди, носящие национальную кличку и ведут себя так, как существа, носящие кличку, а не имя. Как шавки подзаборные, накинуться сворой и разорвать могут, а в одиночку – мокрозадые трусы. Вот почему-то эти и концентрируются у Каторгина. И общежитие живёт по законам 37 года. Что-то вынюхивают друг у друга, подслушивают, что-то неверное специально подсказывают. Цель этих действий хохляцкого каторгинства настолько чётко прослеживается, что до рвоты становится мерзко. Цель – сдать Каторгину своего соседа по комнате, любого, с кем ешь, работаешь, собутыльника, с кем вместе в магазин ходишь, у кого деньги занимаешь на хлеб и на пиво…. Сдать, и тем самым получить у шефа бонус, который заключается в том, что появляется шанс не быть выгнанным из Чехии ещё какое-то время. Ещё какое-то время есть возможность пониже наклониться перед Каторгиным и раздвинуть свои ягодицы, при этом елейным голоском у него спросить: « Женечка, а тебе удобно меня фик-фик? Может пошире раздвинуть попу?» Мерзость, какая! А Каторгин млеет от удовольствия… царьком себя уже почувствовал. Хочет – выгонит, хочет – даст подзаработать. Эдакий вершитель судеб со сладостным привкусом власти не только во рту, но и в глазах. Тоже не так давно мысль пришла интересная. Теперь размышлять о многом получается, разговаривать ни с кем не хочется. Вот с вами разговорился. Не устали от меня? Ну, спасибо. Так вот, мысль пришла в голову. А как, интересно знать, фамилия человека влияет на его характер или судьбу? Я уже, практически, уверен, что влияет. Или имеет очень тесную связь с тем, что происходит с человеком в жизни. Вот такой пример. В Москве есть ресторан с чем-то там ещё развлекательным, ну не важно, так этот ресторан называется «Метелица». Слышали? Так вот, его строил, ну не в одиночку, конечно, знакомый, по фамилии Вьюгин. Связь улавливаете? Другой знакомый, геолог, половину Сибири пешком обходил, он носит фамилию Никитин. Как его тёзка, путешественник, только он не Афанасий. Мой одноклассник дослужился до генерал-майора, и фамилия такая же, Хорунжий. А у этого работодателя в Чехии фамилия Каторгин. Аналогия ни с чем не прослеживается? Если переделать фразу Жванецкого, то, что с человеком ни делай, он упорно соответствует своей фамилии. Да, ещё немного о людях. Так вышло, что мы сюда приехали, но нас сюда не звали. Мы сами к чехам припёрлись. В их страну, в их культуру, в их привычные взаимоотношения друг с другом…. Но что наши тут вытворяют! На работе одна девица, лет двадцати с небольщим, готова была лечь под любого чеха с целью, наверное, и ей самой до конца не понятной. Её, мягко говоря, упрощённое поведение дошло до того, что рабочие-чехи начали откровенно издеваться над ней. То покажут ей жест, используя который, лыжники отталкиваются палками при ходьбе, то назовут ею бл… ю. Она, в ответ, только довольно хихикает и всячески поощряет их. Вместе с этой девицей, Леной её кличут, работают ещё несколько женщин, в том числе и моя жена. И у чехов отношение к этой идиотке начинает проецироваться на всех женщин из этой страны. Кому это может понравиться? Я работал в той же бригаде. Если бы чех показал, может уже по привычке, такой жест моей жене, то был бы скандал, и большой. Но какой спрос с чехов, если они видят в представительнице Украины только ****ь и рабочую скотину? Где, хоть какое-нибудь женское достоинство у этой Лены? Где достоинство человеческое? А его нет. И не было. Никогда. И это достоинсто не закладывалось никем и ничем в этой, в смысле нашей стране. Потому, что они хохлы. А украинцы, которые в любой ситуации остаются достойными людьми в любой стране мира, катастрофически вымирают. Теперь и страну надо назвать не Украина, а Хохляндия. Причём с маленькой буквы. Вот сейчас вспомнил пару разговоров, которым я был свидетелем. Это так, для прикола расскажу, если хотите. Ехали мы машиной с работы, я с женой, молодая Лена и водитель, по имени Саша. Разговор, в общем-то, начал я.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Слева от Азии (Олег Ярков) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я