Кудеяр. Закон – тайга

Юрий Корчевский, 2016

Из глухой тайги – в далекое прошлое. Из наших дней – в Древнюю Русь. Про́клятое золото тянет нашего современника в глубь веков, словно на дно трясины… Здесь, в XV столетии, быть ему городским исправником (сейчас сказали бы: главным опером) и благородным разбойником по прозвищу Кудеяр, что грабит лишь богатых; отстреливаться от татарских головорезов из охотничьего ружья и угодить в плен к язычникам-мордвинам, готовым принести его в жертву своим жестоким богам… Ведь в «темном Средневековье», как и в «лихие девяностые», живут по понятиям: ЗАКОН – ТАЙГА!

Оглавление

Из серии: Боевая фантастика Ю. Корчевского

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кудеяр. Закон – тайга предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2. Бандиты

Он присел на диван, обхватил голову руками и попытался начать мыслить более хладнокровно. А может, отсыпать им килограммов десять и отдать? Так не отвяжутся, начнут интересоваться, где брал. Соврать достоверно не получится — он не знает, где река, на которой мыли золото, или рудник. Вполне резонно бандиты могут предположить, что у него есть канал, через который и поступает золото. Понятно, что они захотят наложить на него лапу. А если пойти в ФСБ? Но звонок к делу не приложишь, а про обыск в квартире можно и не заикаться: сам же их следы уничтожил, заменив замок и наведя порядок в квартире. А вот золото придется сдать — заодно и заложив друзей. Находку делили на троих, и под следствие попадут все. Сколько суд даст за это золото, один бог ведает, но идти в тюрьму не хотелось. Это крах: потеря работы, репутации…

Всю ночь Андрей не спал, мучился, придумывая лучший выход из создавшегося непростого положения.

Утром он встал с тяжелой головой. Почему-то даже не позавтракав, достал банку, где лежал в керосине разобранный «наган». Как-то не доходили руки им заняться, а теперь решил — пора! Оттер детали тряпочкой, прошелся по ним ветошью с оружейным маслом. Револьвер выглядел вполне пристойно. Он был порядком потерт от долгого употребления и ношения в кобуре, но механизм работал исправно.

Андрей пощелкал спусковым крючком, получая удовольствие от одного созерцания оружия. Барабан четко проворачивался, надвигался на ствол, курок взводился и срывался. Были в стволе едва заметные раковины, так ведь и револьверу уже почти семьдесят. Умели все-таки раньше делать!

Андрей зарядил в барабан патроны и сразу почувствовал себя увереннее. Он опустил револьвер в карман и попробовал выхватить. Не получилось, спица курка цеплялась за подкладку. Тогда он сунул револьвер за пояс. Вроде неплохо, но оружие видно. Даже если надеть легкий пиджак или курточку, при малейшем движении полы распахнутся. Единственное, что осталось, — сунуть его сзади за пояс, тогда ветровка прикроет револьвер. Андрей надел ветровку и внимательно осмотрел себя в зеркало со всех сторон. Не видно.

В дверь позвонили. Кто бы это мог быть? Неужели Павел или Саша нагрянули? Не посмотрев в «глазок», Андрей открыл дверь.

На пороге стоял неприметного вида мужчина с ментовским взглядом. Андрей давно уже обратил внимание на то, что полиция смотрит как-то не так, как будто оценивающе — нельзя ли придраться к человеку, документы спросить?

И точно. Незваный гость достал из кармана удостоверение и сунул его Андрею под нос. Он толком и прочитать ничего не успел, взглядом только успел выхватить — Санкт-Петербургское управление. Сердце часто-часто забилось.

— Гражданин Кижеватов?

— Он самый.

— Позвольте войти.

Слова вроде прозвучали вежливо, но, произнося их, человек уже вошел, напирая на Андрея.

— Органы расследуют дело о незаконном обороте золота и валюты. Не желаете сделать заявление или выдать незаконно приобретенные драгоценности или драгметаллы?

— Не желаю. У меня ничего нет.

— Тогда я вынужден провести у вас обыск.

— Но для этого у вас должно быть постановление или ордер — уж не знаю, как правильно.

— Все есть, сейчас предъявим. Только понятых приглашу.

Продажный мент обвел Андрея вокруг пальца. Он открыл дверь и сказал:

— Заходите.

Вошли двое мужчин, явно бандитского вида. У обоих наколки на руках — люди видели зону.

Мент кивнул:

— Я свое дело сделал, он ваш, — и вышел.

Андрей понял, что попал в переделку.

Бандюки ощерились:

— Сам отдашь, что тебе не принадлежит?

— Не знаю, о чем речь.

— По-хорошему спрашиваем.

— Я же сказал — не знаю.

Один из непрошеных гостей не спеша, стараясь произвести впечатление, достал из наплечной кобуры «макаров».

— Поехали с нами. Только учти: начнешь дергаться или кричать, звать на помощь — получишь маслину в брюхо.

Андрей понял, что сейчас лучше не сопротивляться. Он направился к выходу, сопровождаемый бандитами: один пошел впереди, другой — позади Андрея.

Так втроем они вышли на площадку. Андрей достал ключи, запер дверь. Один из бандитов хохотнул:

— Замок сменил, думаешь — поможет? Я такой замок гвоздем открою.

Вышли из подъезда. Метрах в двадцати от подъезда на небольшой стоянке стоял наглухо тонированный джип «Тойота Лендкрузер». Андрея посадили на заднее сиденье, братки уселись с обеих сторон. Водитель, бритоголовый амбал, уже сидел в машине.

Джип резко сорвался с места. Один из бандитов достал мобильный телефон и набрал номер:

— Это я. Да, все в порядке, едем. — Выслушав ответ, добавил: — Молчит, в непонятку играет. Ага. Через полчаса будем.

Машина выбралась из города и, пройдя по трассе километров двадцать, свернула на узкую проселочную дорогу — вроде как там был когда-то пионерский лагерь. Потом его скупили местные богатеи.

Андрей пытался запомнить дорогу. Зачем он это делал, и сам не знал, только чувствовал — пригодится.

— Штырь, он глазиками по сторонам лупает. Может, повязку на глаза наденем?

— Отдаст, что не его — пригодится назад ножками топать. А если нет — обратная дорога ему не нужна будет, — Штырь захохотал. Андрей вдруг ясно осознал, что его запросто могут убить, а тело закопать в этом же лесу. Был человек — и нет его. И следов никаких нет. В полиции заявление о пропаже «имярека» примут, покопошатся вяло, этим все и кончится. По России каждый год тысячи таких пропавших, только находят немногих. Тогда какого черта он сидит, ждет покорно своей участи, как овца на заклании? Надо брать инициативу в свои руки. Если его сейчас привезут в какой-нибудь подвал, то еще неизвестно, выберется ли он из него.

— Парни, мне бы в туалет, — попросил он.

— А где ты здесь видишь туалет? — захохотал Штырь. — Тут только лес. Терпи или дуй в штаны.

— Да я его урою, если он мне машину загадит! — запротестовал водитель.

— Правда, невмоготу уже! — взмолился Андрей.

— Ладно, уговорил. Лысый, останови.

Джип встал. Братки выбрались из машины.

— Давай.

Андрей вылез из машины, вроде случайно покачнулся, схватился за открытую дверь и ногой изо всей силы двинул Штырю в пах. Тот взвыл от боли, согнулся, а Андрей бросился бежать.

— Стой, твою мать! — заорал второй браток и кинулся вдогонку.

Но Андрей бежал быстро. Он не курил, спиртное употреблял редко и в умеренных дозах, здоровье имел хорошее. Браток начал отставать:

— Стой, сука! Стой, хуже будет!

Сзади неожиданно раздался выстрел. Пуля взбила фонтан земли у ноги Андрея, но он рванул еще быстрее, хотя секунду назад ему казалось, что он бежит уже на пределе.

Сзади ударил еще один выстрел. Теперь пуля сбила листья и ветку справа, совсем рядом. Либо бандит стрелять не умел, либо хотел ранить. С мертвого какой спрос? Да и попасть в подвижную цель на бегу непросто.

Но быть агнцем Андрей не хотел. К тому же у бандитов автомобиль, и, вероятнее всего, они знают здесь местность. Потому ему просто не убежать.

Андрей резко свернул за толстое дерево и вытащил из-за пояса револьвер. Он был так называемый «офицерский», с самовзводом. Постоял, успокаивая дыхание.

Бандит бежал, как лось на водопой — шумно, за версту слышно. Он промчался мимо дерева, за которым спрятался Андрей. Метрах в семи остановился и стал озираться, но не видел беглеца. Потом спиной почувствовал присутствие Андрея, резко повернулся и вскинул пистолет.

— Вот ты где, гад! На колени и грабли подними!

Андрей упал на бок и из положения лежа выстрелил. Навыков в стрельбе из короткоствольного оружия у него не было, но охотничий стаж и навыки стрельбы были. К тому же за спиной была армия: два года марш-бросков с полной боевой выкладкой, ночные стрельбы, физподготовка — такое не забывается. Правда, он служил в мотострелковом полку на Урале, а не в десанте или в морской пехоте, как сам хотел.

Пуля угодила бандиту в бедро. От боли и неожиданного сопротивления беглеца его парализовало. Он застыл на месте, с недоумением глядя на расплывающееся по штанине кровавое пятно.

Андрей снова поднял револьвер.

— Ты зачем в меня стрелял, гнида?

Вот идиот! Ему стрелять можно, а его жертве — нельзя! Привыкли к наглым наездам на торгашей или мирный люд, когда не получают отпора. Считают себя хозяевами жизни, а когда получают адекватный отпор, очень удивляются. Вроде уже минуло время лихих девяностых, когда сбившиеся в стаи, шайки и банды дебилы правили бал. Кто-то погиб в разборках, большую часть посадили. Верхушка, набив карманы, из малиновых пиджаков и спортивных адидасовских костюмов выросла. Он надели более приличные костюмы, завели полулегальный бизнес вроде игровых залов.

Потом настало время, когда, отмотав срок, вышли «сидельцы». Но жизнь уже изменилась. Стало безопаснее и выгоднее подкупить мента, взять в долю чиновника из мэрии, получать для своей фирмы госзаказы и без зазрения совести «пилить». Вышедшие из мест лишения свободы теперь стали на подхвате у бывших дружков, успевших подняться, обрасти загородными домами и подругами модельной внешности. Но суть их осталась звериной. Для черной работы, для запугивания конкурентов нужны были такие, как Штырь и этот, что стоял сейчас перед Андреем.

Бандит побледнел, выронил пистолет, покачнулся и внезапно рухнул. Андрей выждал минуту — бандит не шевелился. Наверное, шок.

Он подошел, подобрал пистолет упавшего. Бандюган ведь может очнуться, пальнет со злости в спину.

Далеко позади затрещали кусты. Это ломился Штырь, пришедший в себя после удара Андрея. Он выскочил к Андрею, увидел лежавшего без чувств своего подельника и Андрея с пистолетом в руке.

— Ты зачем моего лепшего кореша замочил? — заорал он.

Глаза Штыря налились кровью, вид был ужасен. Выхватив из кармана нож, он медленно пошел на Андрея, явно пытаясь испугать его. Вот дурак-то! С ножом против пистолета!

Андрей стоял не шевелясь. До него оставалось метров пять, когда Штырь бросился на Андрея, сделав перед собой взмах рукой с зажатым в ней ножом.

Андрей отскочил назад и выстрелил из револьвера в руку. Однако рука с ножом прошла мимо, открыв правый бок бандита. Туда и угодила пуля. Штырь упал, и его рубашка с правой стороны сразу окрасилась кровью, причем почти черной. «Блин, в печень попал, не жилец Штырь!» — подумал Андрей и испугался. Мало проблем с золотом, так теперь на нем убийство будет. Попробуй докажи, что это были бандиты, что его похитили из дома, что в него стреляли. Один доживает последние минуты, второй с ранением лежит в отключке…

Однако каждый из нас, мирных обывателей, смотрит кино и телесериалы, читает книги. И оказывается, если припрет, мозг начинает вытаскивать на свет божий то, что, казалось, совсем забыл за ненадобностью.

А кто сказал, что он здесь был и стрелял? Только водитель джипа, но он не видел, как стрелял Андрей. Тогда надо сымитировать взаимную драку бандюков. Не поделили что-то, и один убил другого. Сымитировать-то можно, но останутся его следы от обуви — это раз. Два — водитель джипа. И третье — кто-то же посылал за ним этих уродов и знает о его существовании. Вот это он попал!

Штырь захрипел, дернулся и затих. Отошел в мир иной.

Андрей на пару минут впал в ступор. Убил, как есть убил! Он отошел в сторону, мысли метались в голове. Надо бы узнать, кто устроил за ним охоту. Зачем — это понятно. Надо знать, кто жаждет получить золото.

Он ткнул раненного в ногу бандита. Тот застонал, открыл глаза и повел мутным взором. Потом увидел Андрея, и взгляд его стал осмысленным.

— Ну, гад, сучий потрох, тебе конец!

— Ой, как я испугался!

— Штырь придет — испугаешься.

— Поверни голову — Штырь уже здесь.

Бандит повернул голову, увидел Штыря и искренне удивился:

— Это ты его?

— Нет, ты. Из своего пистолета. — Андрей, естественно, врал, но мертвый Штырь — это серьезно. — Кто тебя послал?

— Не скажу, мне язык отрежут.

— Я не варвар, язык отрезать не буду — просто застрелю. Вы же повздорили в лесу, друг друга перестреляли. Как тебе такой расклад?

— Сволочь!

— Смотря с кем сравнивать. Мне некогда, водитель уже соскучился. Считаю до трех, не скажешь — стреляю. Раз! — Андрей помолчал. — Два! — Он взвел курок револьвера и отошел к убитому Штырю. — Три! — Андрей поднял револьвер.

— Если скажу, оставишь в живых?

— Так торопись!

— Это не наши дела, из Питера звоночек был — потрясти лоха и забрать у него рыжье. Добыча — пополам.

— Это мне и без твоих слов понятно. Кто он? И где живет?

Раненый неожиданно заорал:

— Ничего не скажу! Хоть режь!

Перемена в поведении была столь резкой, что Андрей понял — сзади кто-то есть. Прогнувшись, он бросился в сторону.

На то место, где он только что стоял, со стуком упала бейсбольная бита. Не сама упала — ее швырнул водитель, тот самый Лысый. И ведь подобрался тихо. Увлеченный разговором, Андрей совсем не контролировал обстановку вокруг и без малого едва не поплатился.

Лысый развернулся и, подняв биту, снова бросился на Андрея. Но он не заметил в его руке револьвера.

Андрей вскинул руку и нажал на спусковой крючок. Сухо треснул выстрел.

Пуля угодила Лысому в переносицу. Он по инерции рухнул на Андрея, едва не задев битой.

Андрея затрясло. Какой кошмар! Хуже любого детектива в кино!

Раненый уже отошел от шока и сел, опираясь на руки.

— Тебя же братва на ленты порежет! — завизжал он.

— Сначала я тебя! Кто?

— Накося! — Бандит вывернул Андрею фигу.

Два трупа на нем уже есть, и он без колебаний убил бы и третьего бандита. Но они на него нападали, он защищался. А стрелять в раненого, сидящего на земле? Как-то с души воротило. И оставит он его в живых — проживет недолго. Вот ведь дилемма!

Андрей подошел к водителю, обыскал его, достал из кармана портмоне и ключи от машины. Потом обыскал Штыря. Никаких документов при нем не было, но в кармане пиджака Андрей нашел пачку денег, российских рублей. Он сунул их в карман своей куртки.

— Мародер! — прошипел увидевший это бандит.

— Кто бы говорил! Вы сами ко мне зачем пришли? Я вас не звал!

Знать, кто из местных воротил подослал к нему бандитов, было для Андрея жизненно необходимо. Иначе они нанесут удар неожиданно, подстерегут на улице или в другом месте.

— Последний раз спрашиваю — кто вас послал?

— А не пошел бы ты…

Выбора у Андрея не было. Оставлять свидетеля было нельзя, и даже не для ментов — для бандитов. Рано или поздно тела обнаружат, и будет следствие.

Он поднял револьвер. Бандит закричал, предчувствуя близкую смерть, и в этот момент Андрей выстрелил ему в голову.

Блин, вот это он наворочал дел — три трупа! Раньше чужую авторучку взять не мог, ни в каком криминале замешан не был, а тут — мокрое дело, да еще сразу три человека. Пусть бандиты, но люди. Хотя, наверное, все-таки нелюди. И ему было их не жаль. Он жалел себя, потому что уже понятно было, что теперь жизнь пойдет не так, как прежде — налаженно и спокойно. Она уже разделилась на «до» и «после».

Хоть и противно было, но Андрей обыскал карманы убитого — там могли быть документы, какие-то бумаги — то есть зацепка для него. Но в карманах было пусто. Надо было думать, как обставить побоище в виде взаимной бандитской поножовщины с перестрелкой.

Андрей достал из кармана платок и тщательно протер револьвер. Все равно в нем остался один патрон, и новых не найти — редкость теперь нагановские патроны. К тому же ствол «грязный», на нем три трупа, и носить при себе такую улику — непростительная глупость.

Держа револьвер за ствол через платок, Андрей вложил его в руку убитого и сжал кисть, чтобы на рукоятке остались отпечатки. Если будут делать экспертизу, на коже есть следы пороха — он же в него стрелял из пистолета.

Нож валялся рядом с рукой Штыря. Андрей его не касался, как и бейсбольной биты Лысого. А уж что они там не поделили, почему повздорили — пусть оперативники гадают.

В кармане Штыря зазвонил мобильник. Черт, ведь Штырь сказал, что его взяли. Правда, он не называл ни имени, ни фамилии — наверное, знал, что весь разговор записывается.

Остается машина. Она стоит на дороге, и по ней бандитов найдут быстро. Угнать ее и бросить где-нибудь нельзя, сразу станет ясно, что, кроме этой троицы, был еще человек. Андрей попытался вспомнить, брался ли он за ручку дверцы? Нет, отпечатков остаться не должно. Шедший впереди Штырь открыл дверь, Андрей сел в машину, а бандиты уселись с обеих сторон. Они дверцы и закрывали. А потом на лесной дороге открывали. Стоп! Он опирался на дверь, когда бил Штыря — на наружную поверхность.

Андрей осторожно вышел к дороге. Вот и джип стоит — метрах в пятидесяти.

Скрываясь за деревьями, он подошел к машине, оглянулся. Никого не видно, не слышно шума мотора. Андрей подскочил к джипу и платком вытер дверь — именно ту, заднюю. Все, можно уходить.

Он так же по леску вышел к трассе и немного прошел вдоль дороги, идя по лесопосадке. Береженого бог бережет, а небереженого караул стережет. Поговорка как раз к месту.

Голова раскалывалась от мыслей. Кто из местных связан с питерцами? И еще. Допустим, он узнает — что это ему даст? Питерские могут приехать снова, им же не надо отрываться с работы, да и в деньгах они так не ограничены, как простые работяги. Получается, вся его стрельба, все попытки вырваться — зря? Стоп! Ведь у мента, которого он так неосторожно впустил в квартиру, было удостоверение — Санк-Петербургское управление УВД. Но мент никаких бумаг не заполнял, не отвез его в местное отделение полиции — просто сказал браткам. Купленный мент!

Андрей постучал себя по карманам. Господи, да тут пистолет «ПМ» этого бандита, что в него стрелял. Избавиться от оружия или оставить? Неужели бандит настолько глуп, что таскал за собой засвеченный в преступлении ствол? Кроме того, Андрею самому сейчас нужно оружие.

Он отщелкнул магазин. Там медным блеском лоснились четыре патрона. Еще один должен быть в стволе. Андрей отвел затвор, успел поймать в руку выпавший патрон и поместил его в магазин. Спустив курок, он поставил пистолет на предохранитель и защелкнул магазин в рукоять. Ха! Да номера на пистолете спиленные, стало быть — он украден где-то. Андрей сунул пистолет в карман и извлек оттуда пачку денег, которую он забрал у бандита. Пачка тысячерублевых купюр была перетянута узкой резинкой. Андрей вытащил одну бумажку. Когда его выводили из квартиры, своих денег, как и портмоне, при нем не было — не смог взять. А теперь есть деньги добраться до дома.

Вернуть бы все назад, когда они с Павликом и Александром ехали на охоту. Знать бы, что все так получится, он не только золото в руки не взял бы — к самолету бы не подошел. Вот приедет он домой — а дальше что?

Андрей вышел на трассу и остановил попутную машину:

— К железнодорожному вокзалу.

— Пятьсот.

— Годится.

На площади перед вокзалом он вышел, расплатился с водителем и «маршруткой» добрался до дома. Здесь осмотрелся. Незнакомых автомобилей и праздно болтающихся людей не было видно.

Андрей зашел к себе в квартиру и заперся. Улегшись на диван, стал размышлять. Идти в полицию ему не хотелось, там мог быть другой продажный мент, купленный бандитами. В ФСБ? Золото придется сдать. Черт с ним, жизнь дороже. Примут, поблагодарят, спросят — где взял? Ах, в самолете, да еще и с друзьями поделился? А что же друзья золотишко-то не несут? Ай-яй-яй! Нехорошо! Пройдемте-ка к вашим друзьям. И про убитых бандитов им не расскажешь. Убил? Извини, парень, в тюрьму! И сколько наш «гуманный» суд даст, столько и придется посидеть. Идти к бандитам сдаваться, прихватив с собой золото? Тогда зачем братков убил? За «мокруху» спросят по полной. Даже если он продаст машину и квартиру, ему не откупиться. Переехать в другой город? Его купленный мент на раз-два вычислит по документам. Поменять документы? Так нет у него таких знакомых, чтобы обзавестись фальшивыми документами. Да и какая жизнь с фальшивкой? Опытный мент ее распознает сразу. Куда ни кинь, всюду клин.

Андрей заметался по квартире. Ну должен же быть хоть какой-то выход? Или рвануть за границу, на ту же Украину? Денег на первое время хватит: вырученные за продажу золота в Питере плюс почти сто тысяч, изъятые у Штыря. Только золото перепрятать надо. Если в гараже искать тщательно, найти можно.

Андрей был в полной растерянности. Что делать в таких случаях?

В пустой квартире резкой трелью зашелся городской телефон. Брать трубку или нет? Пока он стоял в нерешительности, телефон звонить перестал. Черт, он же давно хотел купить телефон с определителем. Все руки не доходили, а вот сейчас как бы он пригодился!

Внезапно ему в голову пришла мысль: какая заграница, какая Украина? Надо ехать в деревню, к тому деду Никифору, там днем с огнем никто никого не найдет, если только никто участковому не пожалуется на пьяные дебоши или еще что-нибудь.

Решив так, он повеселел. Самое трудное — принять решение. Когда поставлена задача, исполнить проще. А пока там будет, придумает что-нибудь.

Андрей пошел в магазин и купил консервов. Даже рюкзак собрал: вещи, консервы. Постоял, решая — брать ружье или нет? Все-таки решил взять. Бросил в рюкзак две коробки патронов с картечью — с такими на волков охотятся. У него враги двуногие, но картечь в самый раз будет. Впрочем — о чем это он? Встречаться с бандитами он не собирался. А ружье — на всякий случай, опять же для деда Никифора отговорка: вроде на охоту приехал, понравилось в их краях. Охота ему и в самом деле понравилась: места дикие, дичь непуганая. Это в центре России на одного зайца по пять охотников приходится.

Андрей закинул за спину рюкзак, на левое плечо — ружье в чехле. Выйдя на площадку, запер дверь и отправился на вокзал. Путь был ему уже знаком.

С черным джипом, въехавшим во двор его дома, он разминулся на пять минут. Браток, выскочивший из машины, взбежал по лестнице и позвонил в квартиру Андрея. Потом пнул пару раз дверь и взялся за телефон.

— Нет его в квартире.

Запрыгнув в джип, браток умчался.

Андрей же доехал до вокзала, купил билет и сел в поезд. Мерно стучали колеса, и его сморил сон.

В Москве он сделал пересадку и продолжил путь.

Через два дня Андрей подходил к деревне. Как недавно он был здесь с друзьями, предвкушая отдых и охоту. И как переменилась его жизнь!

Дед Никифор удивился неожиданному гостю, но был рад:

— Это хорошо, что ты приехал. Воздух у нас чистый, охота знатная. Живи, сколько хочешь: комната свободная, ты нас не стеснишь. А Паша и друг его что же не приехали?

— Дела у них, — соврал Андрей.

И Паша и Александр вообще не знали о злоключениях Андрея и о его поездке к деду.

По мобильному телефону Андрей отзвонился родителям, но о том, что он в Пермском крае, не сказал ни слова. Так, легкая трескотня о жизни. Не знал он, что оператор сотовой связи, получив сто баксов, определил номер и местонахождение абонента.

Полученный ответ бандитов удивил. При чем здесь Пермский край? Насколько они успели собрать об Андрее возможные сведения, родственников у него там не было. Однако, получив сведения о местонахождении Андрея, босс местной мафии воспрял духом. Все складывалось как нельзя лучше. Золотишко-то было из тех, уральских краев. Не иначе этот лох рванул за золотом. Надо дать ему время, пусть купит, сворует или сам намоет золото. А может, достанет из тайника. Босс не знал, как досталось золото Андрею, но он решил послать туда пятерых «быков» из бригады: пусть присмотрят за парнем, а если он добудет нужный груз, то и отберут его. Им золото нужнее, а работяге оно зачем? А самого можно там же и замочить. Это даже неплохо, что он в глухих краях. Сгинул человек в лесах, собирая ягоды или грибы, утонул, медведь задрал, в конце концов, деревом привалило — да мало ли в тайге опасностей?

Братки полученному заданию удивились — сроду они не получали приказа ехать в глухую тайгу. Жители они были чисто городские, ясень от березы отличить не могли.

Для мобильности выехали на джипе. А кроме того, любое передвижение на поезде или самолете оставляло следы. Билеты продавались по паспорту, данные заносились в компьютер. Бандиты ехали в полной уверенности, что предстоит легкая прогулка. Попьют водочки вдали от начальства, понаблюдают за лохом, а потом отберут груз. Что они должны были у него забрать, знал только их старший по кличке Гвоздь, сидевший рядом с водителем. Ввиду возможных проверок пистолет был только у него, да и то припрятан в машине. Остальные надеялись на физическую силу и психологическое давление. Рожи у всех были устрашающими, а мозгов хватало только на то, чтобы есть, выпивать и запугивать мелких торговцев. По их выражению, работать им было «в падлу». Куда интереснее покуражиться над человеком, избить, зная, что не получишь должного отпора — ведь бандюки всегда ходили на разборки только с численным преимуществом. Один на один — это уже не для них.

Они остановились в соседнем селе и упросили одинокую старушку взять их на постой, дав авансом тысячу рублей — большие, по сельским меркам, деньги.

Утром старший, взяв с собой Шкета, направился к соседней деревне, где, по их сведениям, должен был находиться лох. Свое погоняло Шкет получил за малый рост и внешность подростка. Окружающие не принимали его всерьез. Сами же бандиты знали, что Шкет коварен, жесток и злопамятен.

Старший группы имел только устное описание «объекта» — возраст, рост, цвет волос, — достать фотографию в Пешке они не успели. Ну да деревня — не город с миллионом жителей, и потому, поплутав немного, они вроде выспросили у деревенских, как пройти-проехать.

— Вон туда и не сворачивайте.

А грунтовка то сходилась, то расходилась, никаких указателей не было, и дороги выглядели одинаково — поди догадайся, какая им необходима.

Однако же деревню они отыскали. Домишки в ней были старые, как и жители.

— Эх, ни одной девки! — посетовал Шкет.

— Тебя сюда не девок щупать прислали. Затихарись и смотри. Как молодого парня увидишь — это наш.

— Может, схватить да попытать? Не выдержит, расколется — зуб даю.

— У тебя одни вставные! — засмеялся Гвоздь. — Делай, что велено.

Для бандитов потянулись нудные, скучные дни. Ни девок, ни ночных клубов, ни выпивки. Не сказать, что Гвоздь ввел сухой закон, вечерами они выпивали. Но пошуметь, покуражиться — ни-ни! Привыкшие к жизни динамичной, шумной, с выпивкой и драками, бандиты не знали, как провести время. Телевизор у бабки был старый, черно-белый еще, и показывал всего два канала, а читать никто из них не любил. «Глаза только портить!» — говорили они.

Оставались карты. Пока один наблюдал за Андреем, другие с утра до вечера резались в подкидного. Проигрались почти все, да через неделю уже и карты надоели.

А их будущая жертва вела себя смирно. Никаких связей с посторонними замечено не было, сам Андрей никуда не выезжал. В лес выходил пару раз с ружьем, но не охотился — просто бродил. Державшие его в отдалении Хрюн и Мизер за день умаялись, пройдя километров пятнадцать пешком по лесу. К вечеру они едва добрались до съемной квартиры.

— Этот гад просто двужильный. Идет и идет себе, как заведенный. Ноги ему переломать надо!

— Попробуй только, я тебе сломаю! — пригрозил Гвоздь.

Привыкшие к городской жизни и комфортабельной машине, бандюганы разъезжали на колесах, хотя идти было недалеко. Ноги-то не казенные — свои, да и для форсу бандитского.

На следующий выход в лес Андрей обнаружил за собой слежку. Сначала показалось — случайность, мало ли кто в лесу находиться может? Но человек следовал за ним в отдалении, не отставал и не приближался. Андрей направился к озеру, он — за ним. И ладно бы шел скрытно — а то ведь топал, ломал сучья и иногда матерился, спотыкаясь. Это не «топтун» из ментовки.

Андрей решил узнать — кто он такой и зачем следует за ним? Мелькнувшую было мысль о бандитах отверг: никто не знает, где он, — ни родители, ни друзья. Может, беглый зэк? Все-таки Северный Урал изобилует лагерями.

Он зарядил ружье, улегся в небольшую ложбинку и набросал на себя травы, веточек, упавших листьев. Его охотничий костюм, почти как армейский маскировочный, делал его на фоне земли почти невидимым. Костюм он купил год назад, американский, не промокает под дождем и ветром не продувается; легкий, и расцветка так называемая «цифровая».

Через несколько минут из-за деревьев вышел преследователь. То, что он из бывших зэков, Андрей понял сразу. Бросались в глаза татуировки на пальцах в виде перстней. Парень был сутулым, походка приблатненная. Но вот насчет беглого — это вряд ли. Одежда цивильная — не роба тюремная, по размеру подобрана и на фигуре обмята. Парень растерянно оглядывался по сторонам. Как же: был человек и внезапно исчез — как провалился.

Незнакомец подался влево, потом вправо, потоптался на месте. Потом вытащил из кармана мобильный телефон. Вот чудак-человек! Они от деревни отошли на десяток километров. В деревне сигнал слабый, связь периодически пропадает, а он хотел из тайги связаться. Здесь нет вышек сотовой связи, и мобильник бесполезен. Андрей сам в этом убеждался, неоднократно.

Незнакомец повернулся, явно собираясь уходить.

Андрей поднялся из своего укрытия.

— Ты не меня ли ищешь?

Его голос поразил незнакомца. Тот вздрогнул и резко повернул голову. Взгляд его Андрею не понравился: нахальный, злобный, с наглецой и презрением к окружающему миру.

— А зачем ты мне?

Андрей засмеялся. Тайга — не город, где можно встретиться случайно.

— Ты мне голову не морочь! Зачем полдня за мной ходишь?

— А не пошел бы ты, чмо!

Андрей опустил стволы ружья и нажал на спусковой крючок. Сноп картечи лег у самых ног нахала. В испуге тот подпрыгнул.

— Осторожнее! Что, сдурел?

— Еще одно грубое слово, и второй выстрел будет в твою башку.

Андрей пугал — убивать незнакомца он не собирался. А преследователю его никто не сказал, что трое бандитов уже мертвы — те, кто со Штырем были. Потому он угрозу всерьез не принял.

— Ты чего такой борзый? — спросил бандит Андрея.

— Личико твое мне не нравится, а еще то, что ты следишь за мной.

— Что хочу, то и делаю, — начал хамить Андрею преследователь.

— Раздевайся — догола!

— Гоп-стоп? — удивился преследователь.

— Можешь и так считать.

— У меня при себе денег нет, только часы и мобильник.

— Все снимай.

— Не буду.

Андрей приподнял стволы и нажал на спуск. Картечь сорвала листья с ветки и кору с дерева буквально в полуметре от головы незнакомца. На этот раз его проняло.

— Ладно, ладно, уже! — Он стал снимать ветровку, рубашку, расстегивать брюки. Когда он стянул их до колен, Андрей переломил двустволку, и гильзы выбросило эжектором. Он загнал в патронник новые патроны, и ружье снова было готово к стрельбе.

Незнакомцу надо было броситься на Андрея сразу, после второго выстрела, когда ружье было разряжено. Но он сначала растерялся, а потом стал стягивать брюки, и возможности уже не было.

Когда он разделся полностью, Андрей повел стволами:

— Отойди.

— Туфли-то мне можно обуть? Колется!

— Обувай.

Незнакомей отошел от одежды на пару шагов.

— Дальше, на десять метров!

— Ты прямо как конвойный…

— Перебьешься!

Андрей быстро ощупал одежду. Оружия у незнакомца не было, и он отошел в сторону:

— Одевайся!

— Мог бы ошмонать не раздевая.

На спине, груди, плечах и бедрах незнакомца были многочисленные синие татуировки. И не модные среди глупой молодежи всякие иероглифы или тигры с дельфинами, а «Не забуду мать родную» и прочее в таком же стиле.

Когда незнакомец оделся, Андрей приказал ему:

— Садись.

— Присаживайся, — поправил его незнакомец. — Сидеть не хочу.

— Ты кто такой?

— Человек.

— Имя, фамилия, где живешь и зачем за мной следишь?

— Какой любопытный!

— Ты будешь говорить?

— Нет.

— Как хочешь.

Андрей достал из кармана моток веревки. После нелепого случая, когда он угодил в яму, кусок веревки на охоту брал всегда. Кабы не веревка, он тогда не выбрался бы.

Незнакомец забеспокоился:

— Эй, ты что задумал?

— Говорить ты не хочешь, вот я и повешу тебя на ближайшем дереве.

— Шутишь?

— Кто тебя в тайге найдет? Ну, может, скелет, лет эдак через двадцать.

— Ах ты гад! — Незнакомец вскочил и в истерике рванул на груди рубаху — только пуговицы отлетели. — Стреляй! Смелый с ружьем против безоружного!

— Руки давай назад, я свяжу.

Нехотя, делая вид, что подчиняется только силе оружия, незнакомец повернулся к Андрею спиной и скрестил на спине руки. Андрей связал ему их, подергал.

— Так и будешь вести? — насмешливо спросил его незнакомец.

— Много чести! Подойди к дереву!

Незнакомец стал дергаться и попытался пнуть Андрея ногой. Тот не сдержался и отвесил ему плюху кулаком по уху. Незнакомец упал.

Отложив ружье, Андрей подтащил его за руки к дереву и обмотал веревку вокруг ствола.

— Эй, я не понял — ты что задумал?

— Посидишь тут, пока говорить не захочешь.

— Не захочу.

— Тогда я завтра приду.

Незнакомец задергался:

— Эй, а вдруг медведь пожалует?

— Он хозяин тайги. И потом, чему быть — того не миновать. Я думаю, у тебя слюна ядовитая, отплевываться будешь.

Андрей отошел на десяток метров, определил и засек в памяти навигатора местонахождение оставленного в лесу мужика. Завтра надо будет к нему наведаться. Оголодает, комары ночью спать не дадут, кровушки попьют вдоволь, глядишь — разговорчивее будет.

Андрей привязанного не жалел. По жизни он был добрым и отзывчивым, а после того как бандитов жизни лишил — хоть и в порядке самообороны, в душе что-то изменилось. Он стал осторожнее, жестче — даже злее. Сам себе порой удивлялся.

Вернувшись к деду Никифору, он пообедал, хотя по времени был уже ужин, и прошел к себе в комнату. Не нравилась ему эта встреча в лесу, что-то насторожило в слежке.

Он открыл рюкзак и достал оттуда пистолет, отобранный у бандитов. Хоть и было в нем всего четыре патрона, но выручить при необходимости сможет. Теперь в лес надо ходить с ружьем. Он наполнил из коробки с патронами патронташ. Позвонить бы Пашке и Саше, но после сегодняшней встречи он поостерегся.

На следующий день Андрей плотно позавтракал, прихватил с собой пару ломтей деревенского хлеба, вареных яиц, огурцов. Самому подкрепиться можно и пленника покормить. Уже выйдя из дома, он спохватился, что не взял воды. «Ладно, в тайге ручьев полно, напьюсь», — решил он.

Андрей шел ходко, целеустремленно, километра три-четыре не оборачивался. Потом зашел за толстое дерево, выглянул с другой стороны ствола и едва не взвыл от досады: за ним, мелькая между деревьями, шли два человека. Судя по походке — молодые, таких в деревне не было. Идут искать своего товарища, не вернувшегося вечером? Или за ним? Если за ним следят, то с какого момента? В деревне деда Никифора он их не видел, как и автомашин. Надо проверить.

Быстрым шагом, почти бегом Андрей направился к распадку. Нашел на дороге ветку-рогулину, для задуманного — в самый раз. У дерева на склоне он воткнул в землю рогулину острым концом, скинул и нацепил на две ветки ветровку. Сверху шляпу охотничью нацепил. Издалека вся конструкция очень напоминала сидящего человека. Сам отбежал в сторону, залег с ружьем и снял его с предохранителя.

Через несколько минут показались преследователи. Один из них был маленького роста, второй — среднего. Оба запыхались: спортом они явно не занимались, и ходьба их утомила. Вроде разные, и в то же время что-то у них было общее: то ли манера ходить, то ли выражение лиц — Андрей так и не смог сразу определить.

— Стой! — вдруг сдавленно произнес маленький. — Вон он сидит!

— Отдохнем хоть, совсем загнал.

Оба рухнули в траву, отдышались. Один достал из пачки сигарету.

— Ты чего, сдурел? Он же дым учуять может!

— Тьфу ты, что за жизнь! Даже покурить нельзя!

Андрей лежал в двадцати метрах от преследователей и слышал весь разговор, хотя приходилось напрягаться.

Четверть часа ничего не происходило, затем маленький сказал:

— Чего он не шевелится?

— Откуда я знаю, пойди спроси!

— Ты побудь здесь, а я сбоку зайду.

Маленький, укрываясь за деревьями, перебежками зашел сбоку приманки-чучела, сделанного Андреем. Потом махнул рукой:

— Заноза, иди сюда! Облапошил он нас: куртку оставил, а сам исчез.

Заноза не смог скрыть досаду:

— Упустили! Говорил же Гвоздь — глаз не спускать! Что мы теперь ему скажем?

— Подожди, давай попробуем поискать.

— Ты что, собака-ищейка?

— Он не мог далеко уйти!

Андрей уже понял, что следят именно за ним. Если вчерашний незнакомец из их компании, то получается трое. Да еще Гвоздя какого-то упоминали — уже четверо. Надо решать и решать сейчас, иначе они проследят за ним до деда Никифора, а вмешивать в свои дела еще и гостеприимного деда Андрею совсем не хотелось.

Андрей встал за спиной бандитов — в том, что они бандиты, он уже не сомневался. Во-первых, нормальные граждане не имеют кличек вроде Штыря или Гвоздя, а во-вторых, если они не бандиты, то к чему слежка?

— Руки вверх!

От неожиданности бандиты сначала замерли, а потом бросились в сторону. При этом один сбил другого с ног, и оба упали.

— Попытаетесь бежать — застрелю.

Лица у бандитов сначала стали сконфуженными, а потом злыми.

— Мужик, мы тебя в упор не знаем, не трогаем — иди своей дорогой.

— И вы случайно шли за мной почти полтора часа?

— Заблудились! Видим — человек впереди идет, мы за ним.

— Я в сказки не верю. Раздевайтесь!

— Э, ты чего?

Андрей выстрелил под ноги бандитам.

Шкет сразу понял, что лучше подчиниться. Суетясь, он снял с себя все, оставшись в одних трусах.

— Отойди в сторонку.

Шкет отошел. Наступив босыми ногами на сосновую шишку, он вскрикнул.

— Тебе ноги прострелить или башку? — сказал Андрей второму.

Иногда человеку важно видеть перед собой пример. Коли Шкет разделся, то и Заноза решил не кочевряжиться. Тем более когда черные дыры двустволки глядят тебе прямо в грудь. Он споро разделся и отошел к Шкету.

Андрей подошел к лежащей на земле одежде и прощупал ее. Твердых предметов вроде ножа или пистолета не было.

— Одевайтесь.

Оделись они быстрее, чем раздевались.

— Ремни брючные снимите.

Бандиты сняли ремни.

— А теперь лечь на живот и руки назад.

Он стянул обоим кисти рук их же ремнями.

— Можете сесть, если пожелаете.

Сам же, почувствовав себя в безопасности, снял с рогулек куртку, шляпу и оделся.

— Вот теперь поговорим. Кто такие, зачем за мной шли?

— Мужик, меньше будешь знать — дольше проживешь! — скептически скривился Заноза.

— Мы в тайге. Сейчас вас обоих ухлопаю — и все дела. Трупы ваши звери сожрут. Обглодают до костей, а может, и кости растащат.

— Не по закону! — взвизгнул Шкет.

— О законе вспомнил? Ты сколько раз на зоне сидел? А попал туда за законные дела?

— Воспитывать хочешь?

— Нужны вы мне больно! Так: фамилии, откуда сами и зачем за мной шли?

— Пошел бы ты! — Шкет сплюнул.

— Не хотите говорить — сдохнете безымянными, как ваш подельник вчера.

Оба бандита переглянулись, в глазах метнулся страх. Ага, он угадал! Вчерашний типчик из их компании.

— Ты его что… застрелил? — осипшим голосом спросил Шкет.

— Зачем патроны переводить? Повесил! — спокойно ответил Андрей.

— Повесил? — хором переспросили бандиты.

— Ну да. Веревку через сук — и вздернул. Напоследок, правда, успел кое-что наболтать, да уже поздно было, рассердил он меня!

— Хрюн может, — поддакнул Шкет.

— А теперь говорим. Кто скажет первым и все, останется жить, второго повешу, — Андрей для убедительности достал из кармана веревку. Моток после вчерашнего происшествия уменьшился.

Некоторое время посидев молча, Андрей начал делать из конца веревки петлю со скользящим узлом. Потом подошел к раскидистому дубу, перекинул свободный конец веревки через толстую ветку, подергал.

— Выдержит, — сказал он, ни к кому не обращаясь, как будто бы для себя, но так, чтобы его услышали.

Он подошел к бандитам.

— Вставай, пошли, — он ткнул стволом ружья Шкета в спину.

— Почему я? — Шкет истерически закричал.

Приготовления Андрея, спокойные и размеренные до такой степени, как будто он этим занимался не раз, испугали его. Что за человек Андрей, он не знал. И кто знает его, этого чокнутого, может, он маньяк и садист? А умирать ой как не хотелось! Он, Шкет, привык сам измываться над жертвами и примерить на себя мучения и смерть был не готов.

— Потому что молчишь.

— Мы из Рязани, — начал Шкет.

— Я знаю. Дальше.

— У меня погоняло — Шкет, у этого — Заноза.

— Дальше, не молчи. Чем дольше петь будешь, тем дольше проживешь. Сколько вас?

— Пятеро.

Заноза пнул его ногой.

— Погоди маленько, Шкет, тебе мешают. Вставай, — Андрей слегка толкнул ногой второго бандита.

Тот с трудом поднялся.

— Пошли.

Андрей подвел Занозу к дубу, накинул ему на шею веревку и взялся за свободный конец.

— Погоди! — От испуга глаза Занозы вылезли из орбит.

— Гожу и слушаю.

— Нас пять человек послали. Старший — Гвоздь, с ним еще остался Мизер.

— Маленький, что ли?

— Нет, в карты играет классно.

— Задача?

— Какая?

— Ты что, дебил? Какая перед вами была поставлена задача?

— За тобой следить. Если груз получишь, отобрать.

— Какой груз?

— Это только Гвоздь знает, мы не при делах.

— Отберете и дальше?

— В Рязань его доставить.

— А со мной?

Бандит пожал плечами.

— Кто в Рязани задание вам давал?

— Ей-богу не знаю, только Гвоздь в курсе.

— Ты про бога-то не вспоминай. Думаю, за дела твои ночные ты не в рай попадешь. Где вы остановились?

— В соседней деревне. Там у дома джип стоит, номера рязанские. Дом у бабки снимаем.

— Оружие есть?

— У Гвоздя волына.

Теперь Андрею становилась ясна расстановка сил, и он задумался. Что делать с этими двумя? Отпустить? Так они сразу к этому Гвоздю побегут и все расскажут. Тому, понятное дело, это не понравится, и не позднее вечера он пожалует к деду Никифору.

— Где я живу, знаете?

— А как же, первым делом узнали.

— Как вычислили, что я здесь?

— Точно не знаю, Гвоздь говорил — по мобильнику.

Андрей чуть не застонал. Один-единственный звонок он сделал родителям и прокололся! Вот идиот! Надо было другую симку купить!

Он примотал свободный кусок веревки к суку.

— Ты пока постой, не уходи.

Бандит дернулся. Куда ему было идти со связанными руками и петлей на шее?

Андрей вернулся к Шкету. Тот разговора не слышал, но видел своего подельника с веревкой вокруг шеи.

Пока Андрей шел к Шкету, в голове у него родилась идея не отпускать их. В его руках уже трое, отпустит он их — придется воевать одному против пятерых. Расклад не в его пользу, поэтому незачем усиливать вражескую команду.

Шкет смотрел на своего подельника, не отрываясь.

— Не наглядишься? Все рассказывай, не то на другом конце веревки висеть будешь.

— Я все сказал.

— Кто в Рязани Гвоздя посылал?

— Я толком не знаю.

— Тогда вставай, пошли к Занозе. Вдвоем вы красиво смотреться будете.

— Погоди, погоди, я вспомнил. Кажется, у него строительная фирма.

— Какая?

— Не знаю, я там всего раз и был. На Ленина, в самом начале.

— Название?

— Мудреное какое-то — вроде «Орлан» или «Орион». Точно на «О».

— Ты его видел?

— Мельком. Средних лет, лысоватый, с брюшком. При галстуке и на «мерине» ездит — на белом.

— Попробуй имя или фамилию вспомнить.

— Не знаю. К нему на загородную дачу только Гвоздь ездил.

— Это по трассе на Москву?

— Туда. Там направо еще поворот есть.

— Дачный поселок как называется?

— Не знаю. Дом у него в два этажа, из желтого кирпича.

— Еще какие-нибудь приметы есть?

— У мужика?

— У дома!

— Ворота коричневые. Когда мы подъехали, они сами распахнулись.

— Номер дома не запомнил?

— Не-а! Я с похмелья был, голова гудела, как улей. Все мысли были — поскорее похмелиться.

— Еще что знаешь?

— Вроде все.

— Гвоздь — он кто?

— Из офицеров. Из армии турнули за какие-то темные дела. Вроде бы со складов что-то продал — он не рассказывал.

— В Рязани где живет?

— На Юбилейной, пятиэтажка у гипермаркета.

— Знаю такой. Квартира?

— Двадцать шесть.

— Семья у него есть?

— Развелся, с «телкой» живет, но она не при делах.

— Сколько людей у вашего «строителя»?

— Вроде еще пять человек.

— Если у него свой бизнес, зачем вы ему нужны?

— Конкурентов запугивать и устранять. У него в мэрии кто-то есть, выгодные заказы ему отдает. Ну и проверяющих припугнуть, если дотошно во все дела лезть будут.

— Ясно.

Хотя сам так ничего и не понял. Ну, приблатненный бизнесмен, пилит с кем-то бюджет под прикрытием чиновника. Но при чем здесь Питер и золото?

— Хорошо, дарю тебе жизнь. Пошли.

Но когда Андрей повел его к дубу, Шкет уперся.

— Ты обещал мне жизнь.

— Я слово свое держу. Посидите пока здесь.

Он отвязал свободный конец, сделал из него петлю и накинул ее на шею Шкету.

— Садись. Оба садитесь. — Бандиты уселись на землю.

Веревка имела слабину. Можно было сидеть, встать — даже прилечь можно, но только одному. Чтобы лечь на землю обоим, длины веревки не хватало.

— Вы тут не скучайте, я вернусь.

— Не забудешь?

— Если меня Гвоздь не ухлопает.

Бандиты переглянулись. Андрей же, поглядев на навигатор, пошел к оставленному вчера Хрюну.

Вышел на него довольно быстро. Лицо парня было распухшим от укусов комаров и мошки.

— Зря молчал! Подельники твои все рассказали.

— Врешь, сука!

Андрей пнул его в бок.

— Еще раз обзовешь — пожалеешь.

Он развязал сзади веревку.

— Вставай.

Хрюн с трудом поднялся на затекшие ноги.

— Попить бы.

— По дороге попьешь. Может, тебе и штаны постирать? Подванивает от тебя.

Хрюн молчал, помня угрозу Андрея.

У ближайшего ручья Андрей остановился.

— Пей, я не изверг.

— Развяжи.

— Так напьешься. А не хочешь — пошли дальше.

Хрюн встал на колени, наклонился и стал жадно пить воду. Потом попытался встать, потерял равновесие и упал в ручей. Голова и плечи его оказались под водой. Ноги Хрюна задергались, он попытался повернуться на бок, чтобы глотнуть воздуха.

Андрей смотрел на его попытки и думал: «Помочь или пусть тонет?» Однако все-таки не выдержал, схватил Хрюна за шиворот и вытащил из ручья. Хрюн жадно хватал ртом воздух, а отдышавшись, спросил:

— Чего ждал?

— Думал, вытаскивать тебя или нет, — честно ответил Андрей.

— Не соврал.

— Жалко стало лишать тебя радостной встречи с друзьями.

— У меня здесь друзей нет.

— Ага, одни подельники вроде Занозы или Шкета.

Бандит дернулся.

— Не знаю таких.

Андрей отвечать не стал, вышел к распадку.

Хрюн, увидев бандитов с веревками на шее, остолбенел.

— Чего застыл? Шагай! — подтолкнул его сзади Андрей. — Сам сейчас так же сидеть будешь.

— Сука! Урод!

— Или висеть — я еще не решил.

Он подвел Хрюна к бандитам, посадил на землю, соорудил из обрезка веревки, которой был привязан Хрюн раньше, петлю и накинул ее Хрюну на шею. Второй конец привязал к суку, к которому уже были привязаны Шкет и Заноза. Отошел, полюбовался.

— Святая Троица! Хорошо смотритесь!

— Издеваешься? Ну-ну! Как Гвоздь тебя прихватит, пожалеешь. Мы тебя сами повесим.

— Да-да, поболтайте. Времени у вас теперь много будет. Если я Мизера и Гвоздя нейтрализую, будете жить, — Андрей повернулся к ним спиной.

— А если они тебя? — Вопрос прозвучал уже ему в спину.

— Сдохнете тут.

Андрею по-прежнему не было жалко бандитов. Они пришли по его жизнь, так пусть будут готовы отдать свою. Обмен равноценный.

Оглавление

Из серии: Боевая фантастика Ю. Корчевского

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кудеяр. Закон – тайга предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я