Девочка моего брата

Юлия Рябинина, 2020

Пять лет назад, я потерял ту, которая никогда и не была моей. И выбрав жизнь одиночки, я был полностью удовлетворен тем, кем стал. Заядлый холостяк и циник поселились во мне глубоко и надолго. Но когда в мой размеренный быт вдруг ворвалась она, я потерял голову – снова. Эта девчонка мое проклятье! И что же ей в этот раз нужно от меня и моего брата? Лика Пять лет назад, я оказалась в очень незавидной ситуации. Встречаясь с самым завидным парнем на районе, я нечаянно переспала с его братом. Упс… и это только начало нашей истории… Содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Девочка моего брата предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Пролог

— Хей, рыбонька, ну раздвинь для своего окушка ножки пошире, а то мне совсем неудобно, — сипел Егор, усаживая мой голый зад на сиденье мотоцикла и половчее устраиваясь между моих ног.

— Егор, — ойкнула я, когда парень, отодвинув тонкую полосочку трусиков, уверенно провел предварительно смоченным слюной пальцем по моим сухим складочкам.

Сморщилась от того, что было неприятно и чуточку больно, когда он попытался скользнуть пальцами внутрь.

— Твою мать, рыбонька, ты такая узкая, что я уже готов кончить, — шептал Егор.

А я в голове прокручивала тот момент, что с ним будет, когда я скажу, что хочу расторгнуть нашу помолвку, потому что я… Невольно зажмурилась. Потому что я не уверена в том, что хочу его себе в мужья.

— А-а-ах! — слетело с моих губ, когда его член, раздирая преддверие киски, вошел в меня, будто палка с сучьями.

— О, я знаю, что тебе нравится чувствовать мой член внутри себя, ты так орешь, что все рыбы могут сдохнуть в озере, — гортанно рыча, делал мне комплементы мой жених и при этом посасывал мой сосок, как карась — червя на крючке (по крайней мере, мне мои соски всегда после нашего с ним секса напоминали бедных червячков).

— Блядь… да… да, рыбонька, так хорошо, м-м-м! Так хорошо, а-а-а-арх! — громко стонет он, откинув голову назад и закатив глаза.

— Ах! — наигранно стону ему в унисон.

Чтобы он быстрее кончил.

Когда Егор дернулся в последний раз, поняла, что он все. Слава, Господи.

Я дернулась в его руках, заставляя парня выйти из меня. Когда его опавший член выскочил из моей киски, быстро соскользнула с сиденья мотоцикла и, отойдя в сторону, немного привела себя в относительный порядок. Я медлила возвращаться к жениху. Да и не хотелось мне в этот момент находиться рядом с Егором, а то у него хватит ума еще раз повторить «экстремальный трах» на обочине дороги. Ведь его это так заводит?! А я чувствовала себя так, словно у меня внутри реально побывала суковатая палка, и повторения я уж точно не хотела бы.

Да и сам Егор в последнее время ведет себя так, как будто мы уже законные муж и жена, и конфетно-букетный период мне больше не нужен. «Все, это точно конец!» — каждой подобной мыслью я все больше себя распаляла и настраивала на то, что смогу сказать ему «нет»… Пусть своим отказом я лишу себя обеспеченной сытой жизни, но и так я тоже не хочу. Жить с человеком ради денег?! Нет уж, простите!

Поправляю юбку и, не выходя из-за кустов, достаю электронную сигарету. Чтобы курить настоящие, у меня не хватает смелости. Если тетя узнает, что вообще смею курить, выгонит из дома. Поэтому электронная сигарета идеальный вариант для меня.

В мыслях закипела жизнь, когда, делая очередную затяжку пара, я следила из-за зелени за Егором. В груди трусовато екнуло, и весь мой настрой: четко сказать Егору, что я сомневаюсь в правильности принятия столь ответственного решения, как свадьба — сдулся, как шарик, наполненный некачественным гелием. Сейчас, глядя на его расслабленное, когда-то любимое лицо, я ясно поняла, сделать этого не смогу. Придется подождать.

Вдруг неожиданная мысль проскользнула в голове:

«А с чего это ты, рыбонька, решила посадить этого милого парня на скамью аутсайдеров?»

Я со свистом выпустила белый пар из легких. А действительно, когда я приняла это решение?

И на этот вопрос сразу же нашелся ответ: это произошло в день рождения Егора. Когда я подарила ему то, что было самым ценным у меня… мою девственность. Егор светился от гордости, что был первым у меня, и на тот момент мне казалось, единственным. Обещание жениться и признание в любви постоянно скользили в его речи. А я тогда ему в рот заглядывала. Мне казалось, что люблю его до безумия. Ведь Егор был моим парнем, которому я доверяла, и который верил мне.

Вот только я больше не верила себе.

Тяжело выдохнув очередную затяжку белого пара, я прищурилась, и перед глазами возник снова он. Брат Егора забрался мне под кожу и отравил все мое нутро собой так быстро, что я не смогла остановить вихри безудержных, дурманящих разум чувств. Зеленые глаза с длинными загнутыми ресницами и припухшие губы от моих поцелуев… Каждую ночь будоражил это образ мои мысли.

Широкие мускулистые плечи, перетянутые выпуклыми венами — он был хорошо физически развит для своих двадцати трех — и неприлично наглые пальцы, которые одним своим движением вызывали в моем теле зашкаливающее за все нормативы желание трахнуться с ним. Что, собственно, я и сделала, когда моей Егорка напился до чертиков и валялся в своей комнате без памяти. Я, поддавшись своей женской слабости, отдалась тому, влечение к которому не могла контролировать…

— Рыб, ты долго там будешь еще пропадать? — выдернул меня из воспоминаний Егор, и я, вздрогнув, передернула плечами.

— Да, иду, Егор, — тряхнув головой, попыталась избавиться от навязчивых мыслей об Илье… и не смогла.

Я честно пыталась все это время подавить к нему чувства, но оказалась слишком слаба.

Да, мне казалось, что совсем недавно я была сильно влюблена в Егора. Да, я готова была продать душу дьяволу, лишь бы быть с ним. Но это было до того, как я узнала, кто Илья на самом деле. Именно он и оказался дьяволом, которому я и отдала свою душу, влюбившись в него по уши. Но в этом я могла пока признаться только себе.

— Ну, что, поехали? — Егор притянул меня к себе и, сжав ладонями мою задницу, потерся своим пахом об меня. — А то тетка твоя с ума сходит, наверное.

— Да, Егор, так будет лучше, — отвечаю парню и коротко целую его в губы. — Поехали?!

Он озорно подмигивает мне и, садясь на мотоцикл, протягивает шлем.

— Прокачу тебя с ветерком, — заводит двухколесного зверя и сам надевает шлем, — смотри, держись крепче, — дает напутственный совет, и как только мои руки овивают его талию, мы с диким ревом срываемся с места.

***

— Егор, — стою возле калитки, уже готовая зайти домой.

— Да, рыбонька? Хочешь еще раз поцеловать своего мальчика? — он облизывает губы.

— Нет, не сейчас.

Набираю полную грудь воздуха. Я должна ему сказать, потому что находиться рядом с ним, обманывать его я больше не могу и не хочу.

— Мне надо тебе сказать что-то очень важное. И не перебивай меня, — я дотронулась до его губ пальцем, заставляя молчать. — Я больше не могу быть с тобой вместе. Нам нужно расстаться. Я тебя больше не люблю. Прости.

Разворачиваюсь на пятках и, не глядя парню в глаза, пулей залетаю во двор. Тут же мое запястье обжигает кольцо горячих пальцев.

— Что?! — только и смогла пискнуть я, когда оказалась плотно прижата к рельефной груди Ильи.

— Дура ты, Дань. Зачем ты это сделала?

А я смотрю в его черные омуты и тону в них.

— Потому что… — голос сорвался на прерывистый шепот, — …потому что тебя люблю.

Глаза защипало от слез. Я понимала, что зря сказала, но остановить себя не смогла.

Хватка на руках ослабла, и у Ильи лицо вытянулось странно. Он смотрит на меня, не мигая, и молчит.

Рев мотора за забором и свист покрышек об асфальт заставили вздрогнуть.

— Дура, — обожгло, как пощечина.

А когда Илья оттолкнул меня и, не говоря ни слова, вышел за калитку, мир покачнулся, и я где стояла, там и осела на колени, спрятав в ладонях лицо.

Что же я натворила?!

***

В полудреме, мечась в кошмарах по кровати, я все просила во сне Илью остаться и не уходить, ведь я же не виновата в том, что полюбила его.

Меня выдернул из паутины забытья настойчивый стук в окно. Резко сев на кровати, я оказалась на несколько секунд в прострации и словилась только тогда, когда звук повторился.

Откинув одеяло, я на трясущихся ногах доковыляла до окна. Отдернув занавеску, я почему-то ожидала увидеть за стеклом Егора. Пьяного Егора, который будет просить меня подумать и не рубить сгоряча. И каково же было мое удивление, когда я обнаружила вместо Егора Илью!

Я распахнула створку, и меня окатило ненавистью, которая чувствовалась во всем облике парня. Она будто тяжелыми волнами исходила от него и разбивалась о любого, кто встанет на его пути. В данном случае это была я.

— Что случилось, Илья? — сухими губами пробормотала я, потому как голос неожиданно пропал, и получилось выдавить только это.

— Егор разбился на мотоцикле, — сдерживая гнев, процедил он сквозь зубы.

— Что? — я смотрела парню в глаза и видела в них застывшие слезы. — Я не верю тебе, не верю…

Я попятилась назад. Нет. Нет. Этого просто не может быть…

Взглянув на Илью, я думала, что увижу на его губах усмешку, мол, пошутил я, а ты повелась, но вместо этого я четко смогла прочесть, его безмолвное «во всем виновата ты».

Эти слова, будто удар под дых, заставили меня согнуться пополам. Слезы хлынули из глаз, и я, осев на пол, схватилась за голову.

Что же я натворила… Как теперь с этим жить?

Три недели назад.

— Я так рад, что мы скоро поженимся! — дыша мне в шею перегаром, кряхтит Егор, пытаясь протиснуть в разрез узкого декольте выпускного платья свои наглые пальцы.

— Егор, прекрати, твой брат увидит, — я шлепаю его по руке и украдкой кидаю взгляд в зеркало заднего вида. Хочу убедиться в том, что Илья не смотрит на нас.

— Рыбонька, а что нам Илюха, все же знают, что ты у меня самая узкая телка на районе.

Он пьяно хихикает, а я заливаюсь краской стыда. Не могу поверить, что Егор мог рассказать хоть кому-то о нашем сексе.

— Егор, заткнулся бы ты уже, — долетает до нас голос Ильи, и у меня сердце в груди замирает от ноток раздражения, которые слышны в его тоне.

— А ты чего подслушиваешь, а? Твое дело несложное, Илюх: нас забрать и до дома довезти, а не уши развешивать, — дерзит Егор брату, а сам руками по мне шарит. — Рыб, а давай твоей тетке скажем, что ты у меня ночевать будешь?! Ты такая красивая сегодня, так и хочется съесть тебя всю.

Он проводит влажным языком по моей шее, а я не знаю, куда глаза деть, потому что чувствую, что Илья за нами наблюдает.

— Прости, Егор, — пытаюсь отодрать прилипшие к моей груди пальцы парня, — но мне сегодня лучше домой пойти, а то знаешь же тетку, она меня потом не выпустит.

Хоть тетя Вера и дядя Володя не против были того, что я дружу с Егором, но послаблений мне не давали, видимо, боясь, что я им в подоле принесу ляльку. Поэтому тетка тщательно за мной следила, и надо отдать ее настырности должное, первое время ей это удавалась. У нас с Егором дальше петтинга не заходило. Но скоро я уже выпорхну из родного дома и пойду в колледж, там тетка больше не сможет за мной следить. И тогда уже я буду принимать собственные решения.

— Ты такая скучная, рыб, — насупился Егор, будто обиженный мальчишка, и, убрав руки, откинулся на спинку сиденья. — Ну, смотри сама, вот пока ты там дома за стенами сидишь, окрутит меня какая-нибудь девчонка, и я не смогу устоять, ведь плохо парню без женского внимания.

Егор все говорил, говорил, а я сидела и слушала, впитывая его слова в себя, как губка. А ведь он прав. И я же никогда не знаю, что он делает после того, как провожает меня до дома! Я даже боялась представить то, о чем он говорит, и понимала, что это вполне может случиться из-за строго контроля надо мной. Да и про похождения славной компании Егора чуть ли не легенды ходили по школе. Однажды я все-таки задала Егору вопрос про других девчонок, на что он ответил, что любит только меня. И я даже иногда сама себе завидовала от того, что из несколько сотен девчонок, вьющихся вокруг Егора, он выбрал меня. Так зачем же сейчас он снова сеет во мне зерно сомнения?!

— Приехали, Даня, — врывается в наш разговор голос Ильи.

Хм, странный все-таки брат Егора. Меня так давно никто не называет. Мое полно имя Данилика, и его уже давно сокращают как Лика, а Даней я была совсем в другой жизни. В той, когда родители еще были живы.

— Фу, Илюх, — спустя секунду после того, как оповестил о приезде парень, просыпается Егор, — зачем ты так мою рыбу называешь? Она тебе что, пацанка?

— Спасибо, — коротко бросила я Илье и, наклонившись к Егору, подставила губы для поцелуя.

Влажные губы Егора с запахом алкоголя и сигарет скользнули по моим губам, а потом он засунул язык мне в рот. Я ответила на его поцелуй нерешительно, потому что стеснялась того, что мы не одни. Но Егора это не остановило, он сжал мой затылок и только углубил поцелуй.

— Ну, все, пока, — с придыханием проговорила я, когда он наконец прервал эту пытку, — ты постарайся там без меня не чудить, ок?! — смотрю ему прямо в глаза.

— Рыб, ну, ты что такое говоришь? Мне кроме тебя никто не нужен, ты же знаешь… Я тебя только люблю. Да и Илюха вон, если что, на сегодня мой шофер, так что спи, моя рыбонька, спокойно. Хотя… — он подтягивает мои бедра к себе и, открывая дверцу со своей стороны, помогает как будто бы выйти, а сам ныряет под платье и трогает костяшками пальцев мою киску, — я когда тебе позвоню, можем пошалить немного.

Он соблазнительно улыбается, а я вся трепещу под его прикосновениями.

— Я буду ждать, — раскрасневшись от возбуждения, я пулей вылетаю из машины и, не оборачиваясь, бегу в дом.

— Пока, рыбка, — доносится в спину голос Егора.

***

Ночь на дворе уже давно, а я все не могу уснуть. Все жду звонка от своего Егора. Ведь он обещал позвонить и никогда обещания своего не нарушал. До сегодняшнего дня.

Проворочавшись еще с полчаса, я все же решилась написать сама, но, как и следовало ожидать, в ответ получила лишь тишину. От безызвестности совсем потеряла покой и места себе не находила. И уже спустя полчаса после того, как не пришло ответное смс, решилась на абсолютно необдуманный шаг.

Соорудив из подушек силуэт спящего человека, накрыла одеялом и, тяжело вздохнув от уплотнившейся в грудной клетке тревоги, приоткрыла дверь из спальни, прислушиваясь к тишине в доме. Конечно же, все было пусто и безмолвно. Дядя с тетей спали. Но рисковать и выходить через входную дверь я, конечно же, не стала, потому как, если они меня застукают, не дай бог, это будет полный провал. Тогда меня точно запрут дома до самой старости.

Открываю окно и, не медля ни секунды, спрыгиваю вниз, немного осушая пятки. Адреналин бурлит в крови. Я не могла поверить в то, что делаю сейчас. Это так не походило на меня. Я пошла против своих тети и дяди, и узнай об этом хоть кто-то…

Часто дыша, я под покровом ночи выбралась за ворота на дорогу и только тут поняла, что совершила огромную глупость. Повертела головой по сторонам, осознавая. Дура, какая же я глупая дура… Ведь я совершенно не знаю, где сейчас Егор и куда он мог направиться. Всем сердцем я, конечно, надеялась на то, что парень спит дома, но какой-то червь сомнения внутри меня грыз настолько яростно, что я больше не могла стоять на месте. Нужно было идти. Хоть куда-нибудь. Неважно, куда. Главное идти.

Сама не заметила, как оказалась возле дома Егора. Сердце барабанило о ребра так сильно, что не хватало воздуха в легких от паники в тот момент, когда палец тянулся к звонку.

Зачем я делаю это?! Не знаю! Просто тревога и чувство неизвестности, а если признаться себе откровенно, то ревности, лишили напрочь здравомыслия. Я в тот миг совсем не думала о том, какое мнение обо мне составят родители Егора, и скорее всего, они обязательно донесут моей тетке о том, что я была ночью у них. И все тогда, мне кирдык.

— Стой, — тихой рокот пробил своей энергетической мощью мою спину, и я на пятках сделала поворот вокруг себя.

— Илья?! — удивленно вскинула брови.

Вот кого-кого, а брата Егора я сейчас совсем не ожидала увидеть.

— Что ты делаешь, а? — он обходит меня и, вставив в замочную скважину ключ, открывает дверь.

— Я звонила Егору, а он не отвечал… я запаниковала. Вдруг с ним что-то случилось?!

–…ну или он сейчас трахает какую-нибудь левую телку, а ты до одури в мозгах ревнуешь его, и тебе нужно подтверждение, что это не так, да? — перебил меня Илья и сказал именно то, о чем я думала на самом деле, но не хотела признаваться в этом даже себе.

— Нет, что ты?! — начала я возмущенно отнекиваться. — Я верю Егору.

— Даня, давай ты мне сказки не рассказывай только, — лениво тянет парень.

— Ты ничего не понимаешь, Илья, мы с Егором любим друг друга, и пусть все со стороны, может быть, и выглядит как-то иначе, но…

Я не успела договорить, потому что в этот момент Илья, схватил меня за талию, притянул к себе и, сделав шаг вглубь двора, закрыл за нами калитку. Он прижал меня к стене, впечатываясь всем телом.

— Не надо говорить о том, чего ты не испытываешь на самом деле, — горячий шепот обжег мне ухо.

У меня все замерло внутри и затрепетало, как будто я стою на краю обрыва в ожидании, что вот-вот меня толкнут в спину, и я полечу вниз.

— Но я чувствую, — срывающимся на шепот голос отвечаю ему, и в этот миг его губы обжигают мои жарким прикосновением.

Дыхание забилось где-то в глотке, а я, оторопев от неожиданности, стою и просто принимаю то, как Илья целует меня… взасос.

— Эй, бро! — разрезал, как острый нож мягкое масло, наш поцелуй голос Егора, и у меня ноги подкосились.

Я с ужасом уставилась в глаза Ильи, когда тот, отстраняясь от меня, скривил в усмешке губы.

— Ты телку, что ли, домой притащил?

Я могла только приблизительно по голосу Егора понять, что тот шел со стороны гаража в направлении дома.

— А ты, я смотрю, выспался? — иронично спрашивает Илья брата, а сам при этом смотрит мне в глаза с таким выражением, от которого, мне хочется сквозь землю провалиться, и если можно, то прямо мгновенно.

— Да, легче стало. Хорошо, что в машине уснул, а то бы если мать увидела меня в таком состоянии, точно орала бы, как бешенная. А ты, я погляжу, вообще бесстрашный, — хмыкает Егор, и его голос отдаляется, — мать узнает, что девок домой таскаешь, голову оторвет.

— За себя переживай больше, и… ты вроде Лике обещал позвонить. Забыл? — в его глазах отражается дьявольский блеск, и я ненавижу его в этот миг всей душой.

— Бля, точно, она же ждет, сколько сейчас?! — видимо, Егор посмотрел на часы, потому как громко присвистнул. — Спит она, наверное, уже. Завтра цветы ей куплю, чтобы не злилась…

Господи, какой же дрянью я в этот момент чувствовала себя… просто… вот как я могла так облажаться!

— Ну, что, Даня, вот ты и убедилась, что Егорка дома был, тебе полегчало?

Ох, как мне этому мерзавцу сейчас хотелось врезать по роже за все, что он сделал… Но злость быстро сменилась паникой от того, как мне теперь добраться до дома и забыть все это как кошмарный сон.

— Да, полегчало, — шиплю я и, наконец-то сбрасывая с себя оцепенение, отталкиваю парня, — а теперь выпусти меня немедленно.

— Как скажешь, — пожимает он плечами и открывает калитку.

Я осторожно выглядываю из-за его плеча и, убедившись, что Егора нет, выскакиваю за дверь.

— Постой, я провожу, — долетел в спину голос Ильи, но я, вытянув руку вверх, показала ему фак и со всех ног бросилась бежать в сторону дома.

Когда до спасительной калитки оставалось всего каких-то триста метров, услышала рокот урчащего мотора мотоцикла позади и поняла, что до укрытия я не успею добраться. Немного сбавив шаг, чтобы перевести дыхание, я все где-то внутри надеялась на то, что это не Илья.

Прошло всего несколько мгновений, прежде чем мой путь перегородил красный Yamaha.

— Считаешь себя взрослой, — снимая шлем, проговорил Илья, — а ведешь себя как абсолютная малолетка.

Зажмуриваю глаза, чтобы не видеть того, насколько сейчас сексапильно выглядит парень.

«Это у меня еще алкоголь не до конца выветрился из крови», — уговариваю себя, замазывая в сознании зеленые глаза в обрамлении длинных ресниц и чуть пухлые губы, которые постоянно кривятся в ироничной улыбке и которые такие мягкие и сладкие на вкус…

Божечки, это точно алкоголь подбрасывает в топку неудовлетворенного желания, которое, между прочим, разжег Егор, чертовы феромоны, исходящие от Ильи. Все это заставляет меня часто дышать и умирать от стыда, так как поцелуй парня вызвал во мне прямо противоположное жгучему возмущению чувство.

— И долго ты так собираешься стоять, Дань?! Люди на работу скоро пойдут, и тогда твоя тетка точно узнает, что ты, как самая отъявленная домушница, лазишь через окна, сбегая из дома к своему парню.

— Блин, заткнись, — шиплю в его улыбающееся лицо, — если бы не ты…

— Если бы не я, лунтик, то ты бы сейчас с матерью моей беседовала и ей объясняла, какого хера шаришься ночью по улицам. Надевай шлем и поехали, — он сует шлем в мои руки, и мне ничего не остается делать, кроме как послушаться его, — и не смотри на меня так. Я понимаю, что сейчас твой мозг напоминает прямые линии, но включи уже его, не будь дурочкой.

Ох, как бы мне сейчас стало хорошо, если бы я зарядила по его башке шлемом, но я так сделать не смогу, потому что до меня вдруг доходит еще один момент моего необдуманного шага: назад в окно залезть я смогу только с посторонней помощью. И эта помощь сейчас стоит передо мной.

— Ладно, так уж и быть. В этот раз скажи спасибо неожиданным обстоятельствам, которые спасли тебя от неминуемой смерти.

Натянув на голову шлем, усаживаюсь позади парня и, не желая прижиматься к нему, вцепляюсь пальцами в боковые крепления.

***

— Твою мать! — кряхтя и ругаясь, Илья пытался удержать меня, пока я забиралась в окно.

— Тс-с-с, — сама лезу и шиплю под нос, — нахрен мне так помогать, если своими недовольствами всех соседей разбудить можно?!

Прикладываю максимум усилий, подтягиваясь на локтях. Хотя, если признаться честно, если бы Илья не пошел со мной, то мне пришлось все-таки сознаться тетке в том, что меня не было дома.

— На вид маленькая и худенькая, а тяжелая, как мешок с картошкой, честное слово, — не унимался парень, а я, вся сгорая от позорища, что его руки нет-нет да трогают мою задницу, делала все зависящее от меня, чтобы побыстрее попасть внутрь.

— Благодарить не буду, — оказавшись в комнате, коротко бросила в открытое окно и тут же быстро его закрыла.

Забравшись под одеяло и накрывшись с головой, вдруг поняла, что все, о чем могу думать сейчас, так это Илья. Все мысли были полны воспоминанием о поцелуе. Что я только ни делала, чтобы стереть его вкус со своих губ. Вырвать из памяти его взгляд, а из сердца — чувство потребности в большем, нежели поцелуй. Дуреха. Зачем же я позволила в эту ночь Илье занять место Егора?

Май. День рождение Егора.

— Рыб, это самый лучший подарок, который ты могла бы мне подарить, — сипел Егор, стягивая с себя одежду, — спасибо тебе.

Раздевшись быстро, насколько это позволило его состояние (день рождения, как-никак), он уперся ладонями по обе стороны от моей головы и навис над моим обнаженным телом, по-хозяйски втиснулся между моих ног.

— Я надеюсь, это ты от чистого сердца говоришь? — опускаю ресницы, пряча смущение.

Подарить Егору девственность… это для меня оказалось очень непростым решением. С одной стороны, мы хотели пожениться, и мой парень постоянно твердил об этом, но поцелуй с Ильей внес в мое сердце раздрай… который я, благодаря холодному разуму и постоянному вниманию Егора, быстро вытеснила из груди.

— О чем ты, рыбонька? Ты для меня как целая вселенная, — прикусывая мою мочку, горячо дышит Егор и упирается членом, затянутым в презерватив, в мои складочки.

— Ты для меня тоже, Егор, — подглядывая за ним из-под ресниц, овиваю шею руками и прижимаюсь своей грудью к его.

— Я надеюсь, больно не будет, — он посмотрел мне в лицо, а потом медленно начал вдавливать в меня свою «палку» (именно в тот день я дала его члену это ужасное прозвище).

Я часто задышала и впилась в его спину ногтями, а он, покраснев от усилия, продолжал продираться все глубже.

— Черт! — вырвалось изо рта, когда я почувствовала жгучую боль, словно неосторожно полоснула лезвием ножа по коже.

— Терпи, рыб, говорят, это быстро проходит.

Я прикусываю нижнюю губу и… терплю, ведь Егору я доверяю… Теперь доверяю на сто процентов. Спасибо Илье.

Чертов придурок!

Даже здесь вмешивается между нами… и я, чтобы выбросить его из мыслей, сосредотачиваюсь на том, как Егор толкается своим пахом в мои бедра, при этом звонкие шлепки разносятся по комнате.

— Рыбонька моя, ты такая узенькая, я с ума схожу-у-у-у-у! — громко стонет он, а я так рада в этот момент, что за дверью грохочет музыка, и нас вряд ли кто может услышать.

Егор еще пару раз дергает бедрами, и я понимаю по его хриплому стону, что он кончил. А я?!

А я осознала, что петтинг — это именно то, что заходит мне, а вот «это» — это слишком неприятно и… Он вытаскивает вялый член из моей киски и, снимая презерватив, откидывает куда-то в сторону, а я свожу ноги и сажусь на край кровати, ища свою одежу наощупь. Ощущение внутри просто адски отвратное. Даже сравнения в голову никакие не приходят…

— Рыбонька, ты просто обалденная, — он присаживается на корточки и, поочередно причмокнув губами мои соски, в завершение быстро целует в губы, — это самый лучший подарок!

— Ты повторяешься, Егор, — отвечаю ему, натягивая одежду на потное тело.

— Я тебе это еще не раз скажу, — улыбается он и, дождавшись, когда я оденусь, переплетает наши пальцы.

Мы выходим в самый разгар вечеринки.

Выпив немного спиртного… Я дерзко улыбнулась сама себе. Сегодня я могла себе это позволить, так как тетке меня все же пришлось отпустить на вечеринку в честь дня рождения моего Егора. Но лишь потому, что его мама ей позвонила.

Вот же тупица моя тетка. Мне все равно недолго под ее игом осталось ходить. Скоро я расправлю крылья и улечу, а пока… пока я выпила еще немного пива и закружилась в танце. Сначала в руках Егора, а потом… а потом я уже не помню, что было… Алкоголь слишком резко ударил по мозгам, и я только помнила, как все смеялась и кружилась… кружилась и смеялась, и сама не поняла, в какой момент перед глазами все чаще и чаще начал мелькать пристальный взгляд зеленых глаз… Ильи.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Девочка моего брата предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я