Загнанная в силки

Юлия Михайловна Герман, 2022

Приняв помощь от первого встречного, я собственноручно разрушила свою счастливую жизнь, превратив её в беспросветный кошмар. Думая, что спасаю семью, предала свою любовь и себя. Теперь я стала безвольной куклой в руках чудовища, возомнившего себя вершителем судеб. Сломит ли меня эта связь или навсегда пленит мое сердце? Содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Загнанная в силки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ГЛАВА 1

Настоящее время

Приложила магнитный ключ к замку, открывая дверь. Комната оказалась пуста. Помещение больше похоже на бордель, чем на место для переговоров. Синий неон, сменяющейся на зеленый, затем на розовый и агрессивно-красный, обволакивали, соблазняя. Приглушенная музыка и полумрак, создавали слишком интимную обстановку для деловой встречи. Обошла диваны и накрытый стол. Остановилась у огромного окна, открывающего обзор на танцпол. Смотрела как внизу веселились люди. Они танцевали, пили и любили друг друга, а я завидовала их беспечности. О каком веселье может идти речь, когда моя жизнь разрушена и теперь я лишь игрушка для утех.

— Нравится наблюдать? — хрипло прозвучало над ухом.

Вздрогнула. Не слышала как он вошел.

Кожа вмиг покрылась мурашками. Я боялась этого мужчину и одновременно с этим, каждая частичка тела желала его. Это было неправильно. Низко. Я сама себе противна от того как низко пала. С каждым днем я растворялась в нем все больше. А он играл мной, пользовался, избавлялся от наваждения, мешающего жить.

— Любишь подглядывать? — Роберт перекинул со спины мои волосы на одно плечо.

Длинные пальцы коснулись тыльной стороны шеи, чуть сжимая её и помассировав шершавой подушечкой большого пальца. Чуть прикрыла глаза от удовольствия. Под его руками я таяла как шоколад. А он видел это и извлекал пользу.

— Вот так же и я смотрел на тебя и представлял, как затащу сюда и буду трахать, прижав к этому стеклу. Голую. Всеми возможными способами.

Дыхание участилось. Голос с хрипотцой и пошлые разговоры Роберта возбуждали. Чувствовала как вмиг набухли складочки между ног и пульсировал возбужденный клитор. Мне было стыдно признаться самой себе в этом, но мне не терпелось, чтобы он сделал все о чем обещал. Брал меня жестко, грязно. Так как ему захочется. Потому что не сомневалась, с ним мне понравится абсолютно все. Он уже сумел это доказать.

***

За шесть месяцев

— Паш, ну ты где? У меня машина заглохла, а через пять минут сад закрывается, — с облегчением выдохнула, когда муж наконец-то взял трубку.

–У меня совещание, — проговорил, понизив голос.

— Паша, ну меня же ЧП. Дежурки нет сейчас, дети наши где будут ждать пока твоё совещание закончится? Хорошо, я успела хотя бы на обочину съехать.

— А я что сделаю? — раздраженно рыкнул в трубку.

— Это я что сделаю? У меня впервые бензин заканчивается посреди улицы. Я же с утра тебя спрашивала хватит ли мне топлива, чтобы детей забрать. Ты, не я, ответил, что хватит, — начинала паниковать. И ведь прекрасно знал, что у меня после работы будет время только заехать к нему за машиной и сразу за детьми. — Через пять минуть сад закрывается! — понимая, что мужу плевать, перешла на крик.

— Позвони Тохе, мне сейчас никак не вырваться.

— Паш, дети там одни! — кричала вдогонку мужу, когда он сбросил вызов, оставив меня переваривать произошедшее и с открытым ртом смотреть на его имя на дисплее телефона.

— Вот же гад! — проговорила со злостью. В груди всё клокотало от ярости и растерянности. Муж — человек на которого я всегда могла положиться, просто скинул мой вызов, предоставив решать проблему самостоятельно.

Я стояла на обочине одной из центральных улиц города с включенной аварийкой. А на улице первые морозы, пусть ещё нет снега. Но без включенной печки, в одной парке и без шапки, можно быстро задубеть. Но больше всего меня беспокоили дети. Нужно скорее забрать их, а потом разбираться со всеми второстепенные вопросами. Меня обруливали машины, заставляя ещё сильнее нервничать из-за сложившейся ситуации. Глаза щипало, но гнев, бушующий во мне, взял вверх, прогоняя подступившие слёзы.

— Какое-то вонючее совещание ему важнее жены и детей! — возмущалась на весь салон авто. В груди всё клокотало от злости и растерянности. Муж — человек, на которого я всегда могла положиться, просто скинул мой вызов, предоставив решить проблему самостоятельно.

Я стояла на обочине одной из центральных улиц города с включенной аварийкой. А на улице первые морозы. Пусть ещё нет снега, но без включенной печки, в одной парке и без шапки, можно быстро задубеть. Меня обруливали машины, заставляя ещё сильнее нервничать из-за сложившейся ситуации. Глаза щипало, но гнев, бушующий во мне, взял вверх, прогоняя подступившие слёзы.

— Какое-то вонючее совещание ему важнее жены и детей!

И вроде я понимала, что сейчас Паше лишний раз нельзя перед начальством отсвечивать. Сильно пристально они стали следить за кадрами, в связи с оптимизацией производства и сокращением штата. И в то же время, жутко злилась за то, что он оставил меня один на один в такой проблеме.

Задвинув эмоции подальше, набрала номер Антона, близкого друга Паши, стараясь сосредоточиться на решении проблемы, а не смаковании обиды. Но Антон не отвечал. Попробовала набрать его ещё два раза, но и они оказались безрезультатными.

— Гадство, — ударила по рулю.

Лихорадочно перебирая в голове всех знакомых, пыталась отыскать тех, кто способен бросить всё и броситься мне на выручку. Но, к моей огромной печали, не смогла припомнить ни одного. Папы в городе не было, остальные друзья так же сидят по офисам и пальцем не пошевелят, чтобы отпроситься ради моего спасения. Оставался единственный выход. Оставить машину здесь и бежать изо всех сил до садика. А потом переложить проблему с реанимацией нашего транспортного средства на супруга.

Услышала странный звук, похожий на последнее издыхание моего автомобиля. Машина кашлянула выхлопной трубой, чихнула и замолчала.

–Да, твою ж мать! А-а-а! — только вспомнила, что так и не заглушила машину, продолжая топить транспорт. И похоже, помимо закончившегося бензина, я всё же посадила аккумулятор.

— Идиотка! — упала на спинку кресла, закрывая лицо ладонями. — Как можно быть такой идиоткой!

Выскочила из машины, оглядываясь по сторонам и думая, как поступить. Встала на обочину, шагая вдоль транспорта туда и обратно.

В голове мелькали тысячи разных мыслей и возможных исходов ситуации. Бросать тачку практически на проезжей части, не самая лучшая идея. Без присмотра её скорее всего эвакуируют, но и бросать детей в детском саду не получится. Просить кого-то взять их к себе тоже не выйдет. Всех ребятишек уже скорее всего забрали и лишь мои сидят там бедненькие, ждут, когда объявится их непутёвая мамаша. Оставался последний вариант, просить помощи у незнакомцев.

Молодец, Улька! Докатилась. Пришёл твой звёздный час, когда встанешь с протянутой рукой вдоль трассы!

Если бы я только знала, что через несколько мгновений познакомлюсь с источником всех моих бед, то бежала бы без оглядки.

***

Месяц назад

Дверь за мной распахнулась и воздух заполнил запах табака, виски и терпкого мужского парфюма. Роберт Альбертович заполнил собой весь дверной проем, посмотрев куда — то сквозь меня, твёрдым шагом двинулся к столу.

— В чём дело? — спросил на ходу, не поворачивая головы.

— Роберт Альбертович, мне очень неловко, что пришлось Вас побеспокоить, но я больше не знаю к кому обратиться, — теребила пальцы, желая провалиться сквозь землю.

— Говори, — опустился в кресло, пристально смотря на меня.

Поежилась от этого взгляда, но расправила плечи, понимая — это мой единственный шанс. Если не поможет он, тогда никто не сможет вытащить нас из этого ада. Подошла ближе к столу, заглядывая в чёрные глаза.

— Роберт Альбертович, у меня безвыходное положение. Дело в том, что мой муж — программист, иногда он в качестве подработки брал на тестирование новые программы. И после одного из таких заказов за ним пришли люди в форме. Говорят, что он украл у банка сто двадцать миллионов рублей. Компания, нанявшая его на это дело, испарилась даже не оплатив работу, не говоря уже о каких-то миллионах, о которых он даже не слышал. Никаких свидетельств существования той фирмы не существует, — ком в горле не давал говорить нормально, но я прокашлялась, продолжая.

— Муж говорит, что не знает о каких деньгах идёт речь и не имеет представления где их искать. Мне пришлось заложить квартиру, чтобы оплатить юриста, но и он утверждает, что не в силах помочь. Сторона истца предложила сделку, заплатить двадцать миллионов компенсации и муж отделается условным сроком. Иначе Паше грозит десять лет заключения. У меня и моих знакомых таких денег нет, и продавать мне больше нечего. Все окружающие меня люди, бессильны. Быть может, Вы сможете как-то то помочь? Я готова на любые Ваши условия, только помогите вытащит супруга, пожалуйста.

По непроницаемому взгляду мужчины невозможно было понять о чем он думал и вообще понял ли то, о чем я ему рассказывала, таким равнодушным казался его взор. Он не спешил отвечать и мне становилось душно от сдерживаемых слез и безвыходности моего положения.

— Двадцать миллионов, — усмехнулся он, отодвигая ящик стола и доставая оттуда два бокала и бутылку виски. — Это большая сумма.

— Колоссальная, — меня начало потряхивать от переполнявших эмоций. Я таких денег не то что в руках никогда не держала, даже не знала людей у кого вообще бывают настолько большие суммы. — Вся наша квартира стоит два миллиона, но и тех больше нет. Всё ушло на юриста и экспертов.

Грудь заложило, ещё немного и я расплачусь. Хотя, думала, что выплакала уже все слёзы за эти несколько месяцев.

— Выпей, — разлил по бокалам янтарную жидкость, протягивая мне.

Подошла ближе к столу, сев перед мужчиной в кресло. Понюхала содержимое стакана, поморщившись. От резкого запаха к горлу подкатила тошнота.

— Не думай, пей, — торопил низким, уверенным голосом Роберт. Когда он говорил с такой интонацией, то не возникало ни малейшего желания спорить.

Сделала глоток и жидкость тут же обожгла горло. Закашлялась.

— Пей всё, чтобы попустило.

Зажмурившись, превозмогая рвотные позывы и жжение во рту допила виски. Закашлялась, ловя губами воздух, словно рыба. Придя в себя, моментально ощутила как ослабели ноги, а по телу разлилось тепло. Да, без допинга я вряд ли смогу пережить этот разговор.

— Как собираешься отдавать долг, если твоя семья в такой плачевной ситуации? — сделав небольшой глоток, сжимал широкий бокал, так что его длинные пальцы смыкались вокруг стекла.

— Возьму ипотеку, наверное, буду Вам выплачивать столько сколько будет нужно.

— Ипотеку? — приподнял в удивлении брови, тут же рассмеявшись в голос.

Если бы не выпитый алкоголь, я бы моментально покраснела и прокляла решение обратиться к этому неприятному человеку. Но виски расслабил меня, представляя сложившуюся ситуацию в приглушенном свете. Отчего-то начало казаться, что я со всем справлюсь и верну Пашу домой. Да и Роберт Альбертович, не пугал так сильно, как раньше.

— Я на любые Ваши условия согласна. Если поможете, то готова даже…, — запнулась, не смогла сразу произнести это вслух, и выпитое не помогало преодолеть этот барьер.

— Даже на что? — хищно заблестели глаза мужчины.

— Спать с Вами, — проговорила и прикусила до боли нижнюю губу, пытаясь привести себя в чувства.

— А ты настолько хороша? Думаешь стоишь двадцати миллионов? — снова отпил из бокала, а я следила за тем как шевелится кадык на его мощной шее. — И почему считаешь, что по-прежнему мне интересна?

— Говорю же, на все готова. Возьмите меня к себе на работу пожизненно. Буду отрабатывать пока не выплачу долг полностью.

— Это уже не работа будет, а рабство.

— Вы разве таким не промышляете? — откинулась на спинку кресла, усмехаясь.

Сказав самое непристойное, теперь могла больше не трястись. Вряд ли положение может быть унизительнее, чем сейчас. Похоже, мне стало по-настоящему плевать на то, что со мной будет дальше.

Роберт Альберотвич поставил бокал, медленно поднимаясь с кресла. Пристально смотрел мне в глаза, не давая отвести взгляд в сторону. В груди все встрепенулось. Сердце застучало быстрее. Роберт остановился всего в шаге от меня.

–Так любишь, что за его свободу себя готова продать? — ухмыляется, проходит по мне оценивающим взглядом.

— Он мой муж, — шепчу, голос подводит. — Вы сами сказали обращаться, если будет нужна ваша помощь! — Страх переполняет, но я стараюсь держать себя в руках. — Так вот. Я здесь!

Мужчина молчит. Смотрит на меня, изучает. Внутри все сжимается в тугой комок.

— Сказал. Верно, — проводит большим пальцем по губе. — И что? Меня уже не боишься? — воздуха становится мало. Трудно дышать!

— Боюсь, — в груди все трепещет. Теперь я знаю, что чувствует мышка у филина в лапах. Чистый. Панический страх. — Но вы мой единственный шанс!

Взгляд мужчины теплеет. Он делает пару шагов назад.

— Посмотрим на что ты сгодишься! — снова этот липкий взгляд на мне! — Раздевайся! — в голосе звон металла. — Или струсила?

Сердце пропускает удар. Я в логове хищника. Сама пришла и дороги назад больше нет. Делаю глубокий вдох, дрожащими пальцами расстегиваю рубашку, снимаю. Он смотрит.

Как далеко заставит пойти?

***

Шесть месяцев назад

Машины летели в своём направлении, не обращая на меня внимания. Оглянулась по сторонам. Метрах в двадцати стояло небольшое офисное здание с припаркованными в ряд машинами, и как назло ни одного человека рядом. Чёрный внедорожник свернул с проезжей части, параллельно паркуясь к зданию. В груди забрезжила надежда на спасение. Но увидев водителя и его пассажира, стало страшно. Два здоровых амбала с суровыми мордами головорезов, вышли из машины, не удостоив меня и взгляда.

В надежде найти других кандидатов на спасение повертела головой по сторонам, но так и не увидела никого другого. Набрала в лёгкие воздуха и выкрикнула, пока окончательно не струсила.

— Простите пожалуйста! — шагнула в их направлении.

Амбалы проигнорировали меня, закрыв машину на сигнализацию и повернувшись лицом к зданию. Продолжая храбриться, подошла ближе и как-то слишком громко прокричала.

— Молодые люди! Не могли бы вы мне помочь?! — и сама зажмурилась от того, как это отвратительно прозвучало, особенно мой мерзкий визг.

Мордовороты на ходу оглянулись, заметив меня.

— Ты это нам? — пробасил лысый, тот что сидел за рулём, просканировав меня взглядом с головы до ног.

— Да, вам. Извините, что беспокою. Но у меня безвыходная ситуация. Бензин закончился и кажется, вдобавок сел аккумулятор. А мне нужно детей из садика забрать, он через пару минут закрывается, — выпалила словно очередь из пулемёта. — Мне бы хотя бы немного бензина, чтобы до детского сада доехать. Я вам сейчас же переведу за него деньги. Вы меня так выручите, — умоляюще посмотрела на незнакомцев, стараясь изобразить взгляд кота из Шрека.

— Вадим, помоги девушке. Всё равно придётся меня ждать, — проговорил брюнет, в деловом костюме.

— Не вопрос, Роберт Альбертович, — чуть ли честь не отдал лысый своему Альбертовичу.

Брюнет сразу же скрылся в здании, а лысый пошёл к багажнику.

— Мне правда очень неловко, — принялась объясняться с лысым Вадимом, чувствуя облегчение и вместе с тем хотелось провалиться сквозь землю.

— Да не волнуйся ты так, — криво улыбнулся он. — Сейчас всё сделаем в лучшем виде и отправим в полёт твою ласточку.

— Я вам так благодарна, вы даже представить себе не можете!

Казалось, что мой словесный понос никогда не прекратится.

Мужчина достал из багажника канистру, и эта гора мышц двинулась к моей старенькой короле, подмигивая.

Побежала открывать люк бензобака, наблюдая как незнакомец вовсю хозяйничает. Откручивает пробку, вставляет воронку, заливает топливо. И всё это с таким серьёзным выражением лица, будто от этого зависит его жизнь.

— Попробуй, заведи, — скомандовал.

Находясь в какой-то блаженной эйфории от того, что смогла выйти из затруднительного положения, даже не успела мысленно возмутиться на его интонацию. Как и ожидалось, королка не издала ни звука.

— Я аккумулятор посадила. Печку-то не выключила, — виновато промямлила. — Не могли бы вы прикурить?

— Базара нет, — усмехнувшись, снова подмигнул и ушёл к своему автомобилю.

Сидя в машине как на иголках, быстро набрала номер воспитателей, объяснив ситуацию и попросила подождать ещё около десяти минут. Женщины они были понятливые и не выказали ни намёка на возмущение. Хотя, вероятнее всего, в душе они негодовали, но мне никак не выдали своих истинных чувств. Огромный джип остановился справа от моей машины, закрывая её тенью от своего массивного кузова. Рядом с ним, наша старушка выглядела совсем малышкой. С восхищением смотрела на блестящую эмаль и мысленно снова и снова благодарила незнакомцев. Вадим подсоединил провода от своего аккумулятора к моему.

— Вози собой канистру, разные ситуации бывают, — поучал лысый качок.

— Я это уже поняла. И постараюсь не совершать тех же ошибок.

— То-то же. Заводи, — снова скомандовал, а я радостно выполнила указание повернув ключ зажигания.

Машинка со скрипом завелась и монотонно затарахтела.

— Ура-а-а! — выкрикнула, не желая сдерживаться. — Вадим, вы мой спаситель!

Выскочила из машины, подскакивая к лысому и затушевалась. Не понимала, как именно должна благодарить доброго самаритянина.

— Вадим, продиктуйте пожалуйста ваш номер телефона. Я переведу деньги за бензин.

— Да успокойся ты! — усмехнулся лысый, низко засмеявшись. — Что я с девушки копейки буду требовать вернуть, что ли?

— Но вы ведь могли и не помогать. А я же обещала вернуть деньги, а то как-то уж совсем неловко, — нахмурилась, смотря в серые глаза парня, пытаясь понять его.

В его взгляде плясали озорные искорки. Похоже, его забавляло моё предложение.

— Тогда просто скажите, как я могу вас отблагодарить?

— Езжай за детьми, — теперь уже улыбнулся в полную силу, во все свои тридцать два белоснежных зуба.

— Всё уже, закончили? — подошёл брюнет, посмотрев на гудящую машину, а затем на своего подручного.

— Да, Роберт Альбертович! Вот теперь девушка настаивает на том, чтобы вернуть деньги за бензин, — смеялся Вадим.

— Какие могут быть деньги? — удивленно посмотрел на меня мужчина, рассматривая, и останавливая взгляд на глазах.

— Обычные деньги, — внезапно стало даже обидно, что моё вполне логичное предложение подняли на смех.

— Мы с девочек платы не берём, — пристально вглядывался в меня тёмными почти черными глазами этот самый Альбертович.

На вид ему было за сорок. Над глубоко посаженными слегка раскосыми глазами нависали тёмные брови, широкие скулы и волевой гладко выбритый подбородок. На смуглой щеке, словно инородное тело красовался тонкий шрам, придававший его лицу опасный вид. Перевела взгляд на мощную шею и такие же широкие, как и у лысого, плечи, чувствуя, как колени подгибаются от страха. Альбертович производил устрашающее впечатление. Казалось, что его даже рассердило моё предложение, а судя по съехавшимся бровям, это могло для меня плохо кончиться.

— Ну, нет, значит нет, — сделала пару шагов к двери. — Ещё раз огромное спасибо, вы меня очень выручили! — подняла сжатый кулак вверх, выставив вперед пальцами, махнув им в качестве дружественного жеста. — Спасибо и хорошего дня, добрые люди!

— Бывай! — улыбался Вадим.

Я же поспешила ретироваться на водительское сидение и быстро пристегнувшись, вдарила по газам, оставляя позади пристальный взгляд амбалов.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Загнанная в силки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я