Сквозь кротовую нору

Юлия Владимировна Васильченко, 2018

Марго всегда мечтала полететь в космос и что может быть лучше, чем сразу же после обучения попасть в команду галактических исследователей?! Но теперь всё вокруг становится только запутаннее. Непонятные сны с участием незнакомого мужчины не дают ей покоя с первой ночи. Да ещё оказывается, что земляне далеко не одиноки во Вселенной, но об этом надо помалкивать. И приходиться сменить профессию: стать торговцами. А командир галактической полиции Кейн загадочно предупреждает о скорых переменах в Галактике.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сквозь кротовую нору предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог.

Все живые организмы состоят из частиц. И в физике существует теория, что если две из них оказываются взаимосвязанными, то эта связь сохраняется, даже если их разнести в разные уголки Вселенной. Возможно, здесь и берет свое начало понятие «родственные души». Эти люди без кровных уз очень близки по духу и интересам. Они принимают неприемлемые для других черты характера и чувствуют, находясь на расстоянии, что «родственной душе» нужна помощь.

2152 год. Земля была перенаселена, мест первозданной природы уже попросту не существовало, в СМИ все чаще говорили о надвигающемся продовольственном кризисе. Колонии на Луне и Марсе немного облегчали ситуацию, ведь они сами для себя выращивали в теплицах продукты, но это не было выходом. К счастью третьей мировой войны не произошло, и человечество развивало мирные технологии, в том числе и космические. И если бы писатели-фантасты начала 20-го века жили бы сейчас, то увидели, что абсолютно не ошиблись, когда писали о том, что земляне будут летать на межзвездных кораблях. Люди задумались о жизни вне Солнечной системы, желали найти другие цивилизации и не хотели признавать, что они единственные разумные существа во Вселенной.

К тому времени, после долгих подготовок экипажей и технических разработок кораблей, начались полеты к давно найденным экзопланетам. Но только к тем, у которых процент пригодности для существования человека составляет более 80%. Команды, которые отправлялись на космических кораблях к далеким звездам, были названы галактическими исследователями. Это была очень престижная и в то же время опасная профессия, каждый член экипажа являлся хорошо обученным профессионалом в своей области. И каждый год одна из таких групп отправлялась в определенный район галактики Млечный Путь. Там она должна была искать пригодную для человека планету, а заодно и внеземную культуру. Но не всё было так гладко с этими миссиями. Многие группы исследователей после пары полетов возвращались на Землю и вели затворническое существование, никогда подробно не рассказывая о том, что они видели в космосе. А были и такие команды, которые пропадали бесследно, но разумная жизнь так и не была обнаружена.

Глава 1

— Вот он! — не удержалась и громко сказала я. И напрасно, мимо меня, кажется, проходили мои одногруппники.

«Обратно пойдут сплетни, что я разговариваю сама с собой! — промелькнуло в моей голове. — Ну и пусть, все равно я скоро улетаю».

— Привет Марго, — послышалось за спиной.

Обернувшись, я и вправду увидела почти всю свою группу. А тот, кто меня окликнул, стоял в серёдке и обнимал сразу двух девиц и при этом ехидно улыбался мне. Да, в последнее время он старался не упускать ни одной юбки и, должно быть уже пошел по второму кругу. Намеревался оторваться напоследок и думал, что его возьмут в команду исследователей, но с его мозгами максимум, что ему светит так это место диспетчера по управлению полетами. Его имя я стремилась забыть и никогда не произносить вслух. Он — моя ошибка, точнее моей ошибкой было идеализировать его. Но кто знал, что он просто хотел поразвлечься с перспективной девушкой из своего окружения, ради еще одной победы в своих любовных похождениях. И если я добьюсь успеха, то он всем может хвалиться, что был моим первым парнем.

Имена остальных я не помнила или запросто могла перепутать. Да я и не пыталась никогда их запоминать, в нашей разнонациональной группе язык сломаешь называть всех по имени. К тому же, по сути, мы все здесь конкуренты, к чему церемонии.

— Что ты здесь делаешь? — с пренебрежением в голосе спросила меня низенькая темноволосая девица, прижавшись к Нему. Она была, вроде бы, кореянка по национальности.

Я махнула рукой в сторону стоявшего рядом космического корабля, которым минуту ранее любовалась. В космопорте, где я сейчас и находились, стояли еще несколько кораблей, но именно на нем солнечные батареи, вмонтированные прямо в корпус ярко сверкали на уходящем в закат солнце.

— Да вот собиралась разглядеть поближе! — с превосходством ответила я.

— Так это, правда! — воскликнул загорелый брюнет, стоящий позади всех. Он, скорее всего, был родом из Мексики.

— В «Центре подготовки космонавтов» только и говорят, что кого-то из нашего выпуска приняли в команду! Так это тебя?! — без зависти протараторил он.

Я только улыбнулась и кивнула. И тут все наперебой начали расспрашивать меня, требуя подробностей моего назначения, а кто-то даже поздравлял. А вот Его лицо выражало жуткую зависть и злость, он, просто испепеляя меня взглядом, но потом почему-то смягчился и уже с интересом наблюдал за мной. Я машинально и односложно отвечала на все вопросы, ведь мысли мои были далеко.

Я всегда мечтала о звездах. Они завораживали меня своей недосягаемой красотой. А еще меня охватывало жгучее желанием посмотреть на них с более близкого расстояния. Еще со школы понимала — я не с этой планеты. И меня всегда тянуло к науке: исследования, расчеты. А вот к языкам никакой склонности, но хотя бы английский надо было выучить, если хочешь стать галактическим исследователем. Ученые приняли его «единым» для космических полетов, и мне как «претенденту из России» было обидно: всё же русский язык намного ярче и богаче, ведь даже ругнуться нормально не получиться. Но пришлось за него взяться, так как с первых дней учебы все преподаватели разговаривают на английском и требуют, чтобы и мы между собой на нём говорили.

На Земле меня ничего не держало, никаких сильных привязанностей у меня не было. Я родилась в простой и довольно обычной семье. Папа приучил к книгам, в том числе и про космос, а маме я обязана своему упорному характеру. После окончания школы я без спросу поехала на учебу. Родители, конечно же, не одобрили мой поступок, но когда они осознали, что по-другому нельзя, то смирились. А я же, в свою очередь, убедившись, что у них все хорошо и они спокойно переносят мое отсутствие, полностью занялась учебой.

После истории с этим парнем, которая случилась еще в начале моего обучения, заниматься личной жизнью у меня не было никакого желания. Я не собиралась ему мстить, это вообще не в моей натуре. А хотя могла, к примеру, на уроках по физической подготовке запустить пару кинжалов в опасной близости от него, пусть понервничает. Я не озлобилась, просто стала больше думать о себе, и всего лишь сделалась эгоисткой. Но нынешнее поколение и так очень эгоистичное, я же, по крайней мере, не шла по головам как некоторые, а упорным трудом добивалась своей цели. Что большая редкость среди нынешней молодежи. Имея в шаговой доступности все блага цивилизации, каждый думал только о своей выгоде, а я неожиданно у себя обнаружила повышенное чувство справедливости, из-за чего я не раз пыталась вступиться за незаслуженно обиженных, что в итоге ни к чему хорошему не приводило. Но я не замкнулась в себе, общалась со своими одногруппниками, правда только по необходимости, а вечерами любила в одиночестве сидеть на подоконнике своей комнаты и смотреть в звездное небо. И это принесло свои плоды: из просто перспективных учениц, я «выросла» до лучшей претендентки в команду галактических исследователей и заодно получила ярлык «странной».

В основном все шли в эту профессию по двум причинам: из-за славы и из-за дальнейшего безбедного существования, если конечно вы вернетесь на Землю. Лично мне нравилась первая причина. Прославиться на всю планету, а если повезет, то и на всю Галактику, это очень заманчиво для меня. Мое имя будет навечно записано в «Аллее космонавтики», расположенной в единственном космическом порту на планете. Кстати на его строительство скинулись все державы мира, поэтому и группы по обучению разнонациональные. Каждая страна отправляла сюда лучшего из лучших.

Претенденту надо быть не только талантливым, но и обладать крепким здоровьем, а владение кого-нибудь вида оружия или рукопашным боем считалось необходимым. Ведь неизвестно какие миры нас поджидают, и мы должны быть подготовлены. Еще в школе я начала бегать, хотя это не сильно мне помогло, а для обязательного пункта я с удивлением обнаружила у себя талант в метании и владении ножей и кинжалов. Но и это еще не все: каждый член разнонационального экипажа, состоящего из пяти человек, должен быть силен в определенной научной области. Ученые посчитали, что на борту обязательно должны быть капитан, биолог, геолог, бортинженер и пилот-астрофизик. Лично я метила на последнюю вакансию. Не люблю хвалиться, но я могла быстро просчитать оптимальную траекторию полета или эффективность гравитационного маневра, учителя на подготовках не раз говорили мне, что у меня математический склад ума.

После трех лет обучения, мучительных тренировок, утомительных тестов и просто бешеной сдачи выпускных экзаменов меня неожиданно взяли в команду. Обычно выпускники могут достаточно долго ждать назначения. Наверное, на это и рассчитывали мои родители. Многие проработали сначала несколько лет в «Центре подготовки», потом и в космопорте, а уже потом им посчастливилось попасть в команду корабля. И только малая часть выпускников попадала на межзвездные корабли, не всем суждено отправиться к далеким звездам. Пилоты, геологи, биологи и бортинженеры были необходимы и в Солнечной системе. На Плутоне, к примеру, нашли залежи редкоземельных металлов, на спутнике Сатурна Титане обнаружили аргон, а Европа (спутник Юпитера) оказалась кладезю редких неорганических соединений. Но мне же повезло, меня взяли к одному довольно опытному экипажу. Вообще мне очень часто везет по жизни, и я всегда считала себя везучим человеком. Но не в плане выигрыша в лотерею, а в плане сесть в нужный поезд или выйти на улицу в нужный момент.

И вот сегодня утром после очередной пробежки вокруг всех корпусов «Центра по подготовке космонавтов», я возвращалась в свою комнату. Все экзамены я сдала, и оставалось только ждать. В этом году команда исследователей уже улетела и поэтому дожидаться формирование следующей группы надо будет еще как минимум полгода. Они отправились в созвездие Девы, к звезде 61 би. Я завидовала им белой завистью и не знала чем себя занять все это время. Конечно «Центр подготовки» предоставлял временные рабочие места, дабы мы не теряли квалификацию. И мне уже предложили заняться обучением основам пилотирования вновь прибывших студентов, но до занятий было еще два месяца.

— Ранняя пташка, — окликнул меня инструктор по физической подготовке, когда я не спеша пробегала мимо заднего входа, а он видимо тоже вышел на прогулку.

— Все еще отсыпаются от экзаменов, а ты я смотрю, решила не пропускать ежедневные тренировки, — похвалил меня он и рукой велел остановиться.

— Пробежка это святое, — ответила я, с трудом приводя дыхание в норму.

Ему было уже за пятый десяток, но он все упражнения выполнял вместе с нами и даже на марафонских дистанциях бежал впереди. Вообще-то его курс давался мне очень тяжело. Дыхалка у меня слабая, ноги не тренированные, и для того чтобы хоть как-то сдавать нормативы приходилось заниматься бегом в свободное время. Но хорошо, что это компенсировалось моей меткостью во владении холодным оружием.

— Ну, раз так пошли за мной, — скомандовал инструктор, озираясь по сторонам.

Мне было очень интересно, куда это мы идем и, причем с такой опаской. Но я промолчала, интуиция подсказывала мне, что утро сегодня задалось, а я всегда ее слушала. Мой проводник привел меня к дверям директора нашей организации, затем он остановился, повернулся ко мне и серьезно сказал:

— Сейчас все зависит от тебя! Такой шанс выпадает один раз за всю жизнь, не упусти его.

Я слегка опешила от таких слов, и пыталась предположить, что меня ждет дальше. Но затем инструктор постучался, и на раздавшийся в ответ громкий голос «Войдите!», втолкнул меня в комнату. Влетев туда, я увидела директора сидевшего за своим столом в большом кожаном кресле и крупного мужчину, который из стороны в сторону расхаживал по кабинету с недовольным лицом.

— Здрасте, — негромко промолвила я, чувствуя, что здесь меня не ждали.

Начальник при виде меня поднял указательный палец вверх, показывая, что он занят, и я осталась стоять у двери. Он был русским, откуда-то с Сибири и уже в возрасте, но уходить с этого места не собирался. Имел прославленное сибирское здоровье и такой же закаленный характер. И уже более десяти лет занимал должность директора «Центра по подготовке космонавтов», а это очень долгий срок, особенно когда тебя со всех сторон пытаются спихнуть с нее. К нему я заходила всего пару раз, и здесь ничего особо не изменилось с прошлых моих посещений. Темно — зеленые шторы на двух окнах, на полу лежал бежевый ковер с толстым ворсом, а стены были обшиты пластиком цвета «под дерево», делать все это настоящим деревом не по карману даже «Центру подготовки космонавтов».

— И что мне делать?! — спросил «недовольный» на чистом английском языке. — Мне срочно нужен пилот!

Руководитель уже хотел что-то ответить ему, но я его опередила.

— Я пилот! — вклиниваясь в разговор, стараясь говорить правильно и без акцента также на «едином принятом» произнесла я.

Мужчина с любопытством взглянул на меня и спросил:

— А это кто такая?

Директор посмотрел на меня внимательным взглядом, вспоминая, а затем пододвинул к себе стопку папок, лежащую на столе.

— О, самая первая! — удивленно произнес он, и, взяв в руки верхний документ, открыл его.

У него в руках было мое личное «дело». Посетитель встал за спиной шефа, и они вместе начали изучать содержимое. После двух минут чтения гость улыбнулся, и вид у него сделался очень довольным. «Американец» — заключила я про себя.

— Ну, вот и решение! — промолвил он, потирая руки.

— Да, но она только вчера сдала выпускные экзамены, — осторожно заметил директор.

— Зато как сдала, она лучшая на курсе, — комментировал мои показатели визитер так, как будто меня здесь и нет.

— Может, ты посмотришь других, — предложил директор, двигая стопку с «делами» других претендентов ближе к нему.

— Я готова приступить к обязанностям пилота хоть сегодня, — выпалила я, желая отвлечь его от просмотра других папок.

— Нет, — мотая головой, ответил всем американец. — Через неделю, — заявил он, указывая на меня пальцем. — Я должен еще закончить свои дела, да и твои бумаги не за один день будут готовы.

Затем он подошел ко мне и протянул руку для приветствия. «Обрусевший американец» — поправила я свою догадку.

— Джон Райт, капитан «Кир», — представился он.

Каждый корабль, на котором летали галактические исследователи, был назван в честь великого правителя древности. И корабль капитана Джона Райта не был исключением. Монарх Кир II правил Персией еще до нашей эры и был хорошим стратегом и гуманным правителем.

— Марго, то есть Маргарита Соколовская, — еле сдерживая эмоции, произнесла я.

— Вот и познакомились, — оживленно произнес он и, помахав рукой нашему директору, покинул помещение.

Теперь я поняла, что уже слышала об этом корабле и его команде, слухи распространяться у нас со скоростью света. Они уже побывала в созвездии Лебедя, сделав немало открытий, но правда не найдя там инопланетной жизни. А пилота-астрофизика при работе в открытом космосе задело обломком астероида, и он, точнее она — погибла. Поэтому они и вернулись на Землю, ведь без него на корабле не обойтись. В такой работе никто ни от чего не застрахован, но моего энтузиазма этот инцидент не охладил. Я чувствовала неимоверное желание полететь в космос, как будто от этого зависит чья-то жизнь или смерть, моя я ли, я не знала.

Можно предположить, что капитану в полётах заняться нечем, при таком количестве умников на корабле, но это не так. Вся ответственность за команду и корабль ложиться на его плечи, он отвечает за все, даже за мелкую работу отдельных членов экипажа, и поэтому обязан владеть обширными знаниями во многих областях. А на счет «закончить дела» он имел виду случай с погибшим пилотом, именно ему придётся писать рапорты и объяснительные, общаться с руководством и родственниками погибшей.

Теперь я осталась один на один с нашим руководителем, он, не замечая меня, принялся барабанить пальцами на сенсоре рабочего ноутбука.

— Меня что и вправду берут в команду?! — все еще не веря в происходящее, поинтересовалась я.

— А ты разве не слышала?! — не отрываясь от экрана, сухо произнес он. — Мои поздравления! Я внес тебя в программу «Предстартовое прохождение» все подробности и уведомления будут приходить на твой рабочий планшет.

— И кстати, Марго, — окликнул меня директор, когда я уже собиралась уходить, — попрактикуйся в английском языке, произношение у тебя сильно хромает.

Процедив сквозь зубы «хорошо», я вышла из кабинета. Мой эгоизм сейчас просто купался в лучах превосходства, но поблагодарить одного инструктора все-таки стоило. В наше время не часто встретишь такой порыв участия от абсолютно чужого для тебя человека.

Моего инструктора по физической подготовке я обнаружила на пустом стадионе, где он разбирал инвентарь и не видел, как я подошла, поэтому немного вздрогнул от моих слов:

— Спасибо вам огромное, — искренне проговорила я. — Но меня очень интересует, зачем вы это сделали?

Здесь никто никому не помогал, конкуренция была большая. Многие старались пропихнуть сюда своих родственников, но, насколько мне известно, инструктор не состоял со мной в родстве. Он повернулся и посмотрел на меня, прищурив глаза, от чего морщин на его лице стало еще больше, и произнес загадочно:

— Удивительно как ты смотришь на звезды!? Твое желание отправиться в космос хорошо читается в глазах, и ты предпочитаешь быть там, чем здесь. Так что давай лети, и я надеюсь, ты не разочаруешься!

Я слегка растерялась от его слов, за весь период обучения никогда не замечала за ним подобных философских речей, но здесь он был прав. Еще раз, поблагодарив своего инструктора, я направилась к себе.

Глава 2

Только к вечеру приведя в порядок мысли и прекратив прыгать от радости по всей комнате, я решила пойти развеяться в космопорт. Встретить там одногруппников в мои планы не входило. И поэтому, не вдаваясь в подробности, я рассказала им историю своего принятия в команду, конечно не выдав нашего инструктора по физической подготовке. Быстро отделавшись от них и еще немного погуляв по космопорту, я направилась в общежитие тренировочного центра. Лето в этом году было холодное, а вечерами начинал задувать ветер с севера. Вот и теперь он решил спутать мои не сильно длинные каштановые волосы.

Добравшись до своей комнаты, я тут же плюхнулась на кровать и огляделась вокруг, здесь мне недолго еще осталось жить. Две обычные кровати для меня и соседки стояли у противоположных стен. Два стола, стулья, два шкафа для одежды хаотично были расставлены по всей комнате. А на моем столе еще лежали несколько стопок книг: напоминание о том, как я готовилась к экзаменам. Одна я еще ими пользовалась, а все уже давно перешли на электронную библиотеку. Здесь было довольно уютно, на полу лежал мягкий ковер, да и сены были окрашены в пастельный бежевый цвет. Слабость вскоре накатила на меня, день был и правда морально изматывающий, и я решила пораньше лечь спать. Но этого мне сделать не дали. Видеофон на стене пропиликал, оповещая меня о том, что мне предстоит сеанс видеосвязи с моими родителями. Я обреченно подошла к нему и нажала на кнопку «принятие вызова». Теперь помещение осветило голографическое изображение с голубоватым отблеском.

— Ты с ума сошла?! — вместо приветствия произнесла мама, как только связь установилась.

— Привет, мам! — только и сказала я. Её голограмма сидела на стуле посередине комнаты, а за ее спиной собрались почти все мои родственники, и мне пришлось помахать им рукой для приветствия.

— Хорошо выглядишь, — сделала мне комплимент моя старшая сестра. А младшая замахала рукой и искренне заулыбалась. Это был единственный человек, который радовался моему назначению, еще бы, ей было пять лет.

— Зачем тебе это надо? — не отставала от меня мама и вперила на меня такой взгляд, что я поежилась.

Но ответа на этот вопрос я не знала, мне просто надо полететь в космос и все. Но такой ответ мою маму не устроит, и поэтому надо было что-то придумать и, причем немедленно.

— А почему бы и нет, — начала на ходу придумывать я. — Слетаю, вернусь, заработаю кучу денег. Вам помогу, младшая получит хорошее образование. Купим большой дом где-нибудь у речки и будем все там жить, — с улыбкой продолжала я расписывать все прелести такой жизни.

— А если не вернешься, ты о родителях подумай, ведь думаешь только о себе, — прервала меня тетя.

— Вот именно, — поддержала ее мама.

— Ничего со мной не случиться, — самонадеянно проговорила я.

— К чему такой пессимистический настрой, — также не согласился с ними папа. — Все будет хорошо.

По ту сторону видеосвязи мнения разделились и начались ожесточенные споры. Доводы все приводили разные, кто-то соглашался, кто-то опровергал их. А у меня от этого даже заболела голова, пора было прекращать эту дискуссию.

— Вы будете смотреть трансляцию моего отлета? — громко спросила я и, увидев озадаченные лица твердо добавила:

— Я все решила и отступлюсь.

— Конечно, будем, — с грустной улыбкой после небольшой паузы ответила мама, и все поддержали ее.

Когда, наконец, все пожелания и наставления закончились, я попрощалась со всеми и отключила видеосвязь.

Если честно у меня не было желания быстро возвращаться на Землю, я хотела как можно дольше задержаться в космосе, и наверно подсознательно желала оказаться в списке пропавших команд. А еще было бы неплохо первыми найти разумную жизнь. Но как говориться бойся своих желаний.

Откинувшись на спинку стула, я запрокинула голову и закрыла глаза. Мне нужно было собраться с мыслями. Но тут раздался стук в дверь, моя соседка электронным ключом сама бы её открыла, поэтому ко мне заявился незваный гость.

— Да когда же меня оставят в покое! — в сердцах произнесла я, так чтобы меня услышали за дверью.

Открыв ее, я неожиданно для себя увидела своего «бывшего» стоящего в непринужденной позе с ухмылкой на лице, а в руке он держал бутылку вина. И как он мог мне нравиться?! Да красавчик и фигура хорошая не спорю, но сейчас его внешность казалась мне слишком приторной.

— Чего надо? — невозмутимо спросила я.

— Не хочешь отметить свое назначение? — с томным голосом проговорил он, повертев в руках бутылку.

— Ты разве забыл, что я не пью. И вообще мне завтра нужен здравый ум.

— Ну, ты же не откажешься от бокала хорошего французского вина? — не желал сдаваться он.

— Не откажусь, — ответила я и на его лицо озарила ехидная улыбка.

— Но не в такой компании, которую ты предлагаешь, — с иронией добавила я.

Я уже собиралась закрыть дверь, как он ногой остановил ее. Затем парень наклонился ко мне и самонадеянно проговорил:

— Тебе может не подвернуться больше шанса, побыть с мужчиной.

— Чему я очень рада, — язвительно осекла его я, и чуть ли не со смехом добавила:

— И кстати, ты сильно превозносишь свои таланты!

Затем я с силой захлопнула дверь, а он со всей злостью кулаком ударил по ней и громко выругался. Но вскоре я услышала его удаляющиеся шаги и теперь могла спокойно засыпать, а он найдет, где утешиться.

На следующий день у меня началось то самое «Предстартовое прохождение». И я считала, что это будет похоже на еще один экзамен, но я все эти дни приходила в медицинский корпус и обходила там врачей. Мне сделали необходимые прививки, обкалывали гормонами для остановки роста волос и ногтей, а также остановили мою репродуктивную функцию, за что им отдельное спасибо. А к концу «прохождения» меня вообще лишили всех волос, оставили только на голове. Это была очень унизительная процедура и почему об этом не предупреждают, когда ты только поступаешь на обучение, я хоть бы все три года к этому морально готовилась. Но это все учёные виноваты, они доказали что если космонавт не беспокоиться о своем внешнем виде, то и работает он продуктивнее. И, конечно же, я проходила многочисленные тесты на психологическую совместимость с остальными членами команды, дабы мы не попереубивали друг друга запертые на одном корабле. Мои показатели психики сравнивали с аналогичными показателями моих будущих коллег.

Вообще было сделано много изобретений специально для космонавтов. Это и специальные скафандры, для высадки на планеты и заумные средства связи. Но ученые, прежде всего, были помешаны на стерильности. Они очень боялись, что какой-нибудь вирус, случайно занесенный с далекой планеты, погубит всю команду или еще хуже будет занесен на Землю. На корабле было очень много асептических средств, которые автономно обрабатывали каждый угол корабля. А один из таких препаратов предназначалось специально для исследователя, в простонародье ее прозвали «зубная таблетка». С виду это была обычная маленькая таблетка, но свойства ее были потрясающие. Достаточно было просто положить ее под язык, и она мгновенно растворялась и окутывала тонкой пленкой всю полость рта, а в результате зубы чистые, кариес не страшен и дыхание свежее. Ученому, который ее изобрел даже Нобелевскую премию дали. Но самым главным открытие за все существование человечества на Земле было создание «кротовых нор» их контроль и управление, именно с их помощью земляне и начали исследовать космос.

И вот, наконец — то я сижу в своей каюте на борту космического корабля «Кир», в команде исследователей. Форму капитан мне уже выдал. Это были черные, облегающие брюки из приятного материала, и того же цвета джемпер с длинным рукавом и фирменным знаком исследователей: толстая зеленая полоса на боковых швах и рукавах. В комплект еще входила облегчённая куртка с капюшоном, но я не нашла ей применение и оставила лежать в ящике. Обувь у исследователей очень похожа на кроссовки на невысокой подошве, но они из очень прочного дышавшего материала, и к тому же удобно сидят на ноге.

В моей каюте, впрочем, как и почти на всем корабле, были белые мягкие стены, мне это немного напоминало комнату для буйных душевнобольных, но ведь невесомость еще никто не отменял. Я имела в своем распоряжении обычную каюту: кушетка, узкий комод с двумя выдвижными ящиками и встроенные в потолок светильники. Естественно вся мебель была намертво приделано к полу. Иллюминаторов здесь, конечно же, нет. Панорамный вид на открытый космос открывается только на мостике, в который можно попасть, пройдя по длинному коридору, вдоль всех кают команды. Там же находился бортовой компьютер и штурвал, и мне не терпелось поскорее все это увидеть. Ведь именно на мостике я буду управлять этим кораблем.

На борт не разрешалось брать личных вещей, но иногда если вещи не тяжелые и очень важные для космонавта, то делалось исключение. Для меня этим исключение стали серебряная цепочка с кулоном в виде витиеватого ключа, его я купила еще на первую стипендию, не смогла пройти мимо витрины, и блокнот с карандашом. Я решила, что буду зарисовывать все увиденные планеты и звезды.

В основном все девушки, попавшие в команду исследователей, коротко стриглись. Я же не хотела этого делать, волосы мои мне очень нравились и чтобы в невесомости на тренировочных полётах они не стояли дыбом, я постоянно плела косы или закалывала их. Заколки я пронесла на борт вместе со своими волосами.

— Всему экипажу собраться на мостике, — вдруг раздалось в динамике внутренней связи корабля.

Я уже переоделась в форму, поэтому сразу же пошла в указанное место. На мостике: самом большом помещение корабля, не было мягких стен, зато были четыре кресла с ремнями безопасности, и здесь меня уже все ждали.

–Хочу представить тебя экипажу, — сказал капитан Джон, как только я вошла.

Мне было очень волнительно находиться здесь, становиться рядом с капитаном и оглядывать свою команду. Только теперь я начала к нему присматриваться, в форме капитан мне казался совсем другим, не таким как я его запомнила при нашей первой встрече. Как и полагается американцу он часто улыбался, и его улыбка затмевала все остальные. У него были коротко стриженные светлые волосы и ничем не примечательное лицо, но в глазах я увидела огоньки хитрости, выдававшие его непростой характер. Я всё же очень надеялась, что мы сработаемся. И еще капитан Джон был довольно пухлый для космонавта, но он так легко передвигался, что уже через короткое время его вес переставал бросаться в глаза. Он поочередно представил мне каждого члена экипажа.

— Это наш биолог Ханна, геолог Франсуа и бортинженер Рока.

Все они поочередно мне улыбнулись.

— А это, — он указал на меня, — наш новый пилот-астрофизик Маргарита Соколовская. Но у нас никаких фамилий, — предупредил меня капитан, — мы обращаемся друг к другу только по имени. Это очень сплачивает, и мы все работаем в этакой неформальной обстановке.

Я не готовила приветственную речь, да и оратор из меня никчемный, но я постаралась выдавить из себя несколько фраз.

— Я очень рада оказаться в вашей команде, — немного смущаясь, сказала я. — Зовите меня просто Марго. Конечно уменьшительное от моего имени Рита, но оно мне не особо нравиться.

— Как королева Марго? — с улыбкой произнес Франсуа.

— Да нет, я и не думала об этом, — замялась я, не зная, что и ответить.

— Не обращай внимания, — обратилась ко мне с улыбкой Ханна. — Франсуа вечно говорит не подумав.

— Не лезь к девушке с глупыми вопросами, — беззлобно бросила она ему.

Я только улыбнулась глядя на их милую перепалку, со стороны было видно, что у них все еще впереди. Все смотрели на меня добродушным и главное искренним взглядом, что радовало.

— Ну, раз все познакомились и разрешение на взлет нам уже дали, то пора взлетать. Или, Марго, тебе хотелось бы ненадолго отложить старт и попрощаться с родными в космопорте, ты ведь не скоро сюда вернешься? — все также улыбаясь, но с каким-то подтекстом проговорил капитан.

Он напомнил мне, что за нашим кораблем сейчас наблюдают множество людей через экраны планшетов, ноутбуков, а кто-то по старинке в телевизоре, и еще можно было сказать несколько прощальных фраз родным и просто знакомым через связь с космопортом. Но вместо этого я посмотрела в лобовое, оно же панорамное окно космического корабля. Его площадь поражала, он занимал всю переднюю часть мостика и высоту был от потолка до пола. Я видела и безоблачное небо космопорта, и снующих вдалеке работников в спецодежде, и стоящие корабли. Нет, я не стремилась оставаться на Земле больше ни минуты, я хотела с нее сойти и не желала оттягивать свидание с космосом. Поэтому в ответ я только замотала головой.

Капитан жестом указал мне на мое рабочее место: рядом с борткомпьютером. Он представлял собой длинную металлическую панель, стоящую на двух опорах, с многочисленными кнопками, посередине у него имелся сенсорный экран. Вдоль панели двигался очень удобный мягкий стул со спинкой. А напротив экрана и располагался руль управления корабля.

Мои глаза загорелись, по рукам, от нетерпения схватиться за штурвал, начала бить мелкая дрожь. Я подошла к нему, это были два рычага, которые непосредственно связаны с работой ионного двигателя. Показав безупречную выправку, я приготовилась слушать капитана.

— Наша миссия направиться в созвездие Весы, звезда Глизе 581. Действуй Марго! — отдал свой приказ капитан Джон.

Глава 3

Я сотни раз управляла кораблем на тренажерах, да и на реальных кораблях под присмотром инструктора, но теперь мне предстоит проделать это по-настоящему. И сейчас самое главное представить, что это просто еще один учебный полет, иначе страх, что никто тебе не поможет в случае ошибки, просто поглотит тебя.

Все сели на свои места и пристегнулись. Глубоко вздохнув, мои руки схватили штурвал, не передать словами какую эйфорию я при этом испытала. Плавными движениями я поворачивала его и поднимала корабль вверх, не забывая о том, что сейчас вся планета наблюдает за нами. Благодаря моим умениям мы без происшествий стартовали с Земли, и уже через несколько минут были в открытом космосе на орбите. Сейчас я впервые видела нашу планету из окна космического корабля. Голубая планета, да, не зря говорят: я видела огромный Тихий океан, была также видна часть Евразии, остальную же закрывал циклон, и белая полярная шапка на Северном полюсе. Сейчас я мысленно с ней попрощалась.

Звезда Глизе 581 имела такой же спектральный класс, что и наше Солнце. А экзопланета под кодовым номером 581 ди, вращающаяся вокруг нее, была к тому же расположена в «полосе жизни». И значит, эта планета вполне может быть пригодна для обитания. Быстро найдя созвездие и звезду в памяти борткомпьютера, я ввела координаты звезды. Отлетев на безопасное расстояние от Земли, миновав множество спутников и МКС, которая уже практически перестала функционировать и служила как перевалочный пункт для космонавтов, я выстрелом из электронно-лучевого излучателя создала «кротовую нору», а бортовой компьютер начал проверять ее на пригодность. «Кротовая нора» это туннель в пространстве, причем весьма тонкий и он не должен проходить через звезды, квазары и черные дыры, а иначе все мы погибнем. Бортовой компьютер показал 98% пригодности, то есть вероятность того что мы все погибнем 2%. Увы, риск есть всегда.

Отточенными движениями я поворачивала штурвал, и, долетев до края кротовой норы, наш космический корабль просто нырнул в нее. Теперь я поставила корабль на автопилот, а «нора» сама донесет нас к «выходу». Бортовой компьютер уже просчитал время полета по ней и высвечивал его на голограмме над монитором. Но по инструкции я должна была сказать его вслух.

— Через пять суток и восемь часов мы будем на месте, капитан, — отрапортовала я.

За спиной послышались аплодисменты.

— Отлично, не зря тебя рекомендовали, — проговорил капитан, вставая с кресла и подходя ко мне.

Он нажал на одну из многочисленных кнопок борткомпьютера, и металлический щит закрыл лобовое окно корабля. Внутри кротовой норы пространство переливается всеми цветами радуги, это конечно красиво, но быстро надоедает. Только на мониторе борткомпьютера было видно наше постепенное движение к «выходу». На мостике автоматически включилось освещение и временная искусственная гравитация. Теперь все системы корабля перешли в «ждущий» режим, только системы жизнеобеспечения работали на полной мощности.

— Все могут быть свободны, — отдал приказ капитан Джон. — Марго, я дежурю первый, — обрадовал он меня.

На корабле принят 24-х часовой день, как и на Земле, чтобы исследователям не чувствовали дискомфорта. Подъем в 6 утра, отбой в 22.

Никто в команде не сидел без дела, у меня поочередно с капитаном через день были дежурства на мостике. Ханна в лаборатории занималась исследованиями, отвечала за поддержание микроклимата и следила за оранжереей. А Рока с Франсуа проверяли и тестировали системы жизнеобеспечения корабля. А чтобы никто не путался, на стене висело электронное табло, на котором каждое утро высвечивалось, кому какое задание предстоит сделать. И каждый день всем необходимо было ходить в душ.

Душ на корабле исследователей это вообще верх гениальности ученых. В нем нет воды, он выглядит как обычная душевая кабина, только без кранов и с огромным количеством переплетающихся трубок. Сама система душа — чистая физика, и основана на простом принципе, что разнозаряженные частицы притягиваются. Поверхность космонавта отрицательно заряжена, трубки душа — положительно, вот и весь секрет. Душ автоматически очищает себя сам, скапливает мусор и отправляет его для сжигания в топку. Принятие душа занимает две-три минуты в зависимости от степени «грязности», а звуковой сигнал сообщает, что «мытье» закончилась. Расписание на посещение душа тоже было высвечено на табло. Это очень экономит время, вообще все на корабле сделано для того чтобы космонавты работали и не отвлекались на бытовые заботы.

Первый день на борту пролетел незаметно. Ханна проводила со мной инструктаж и показывала все отсеки. А вечером ненадолго покинув свой пост, ко мне в каюту наведался сам капитан Джон.

— Марго ты умеешь хранить тайны? — сразу в лоб спросил меня капитан, когда вошел.

— Ну, да, — ответила я, немного растерявшись, и встала со своей кушетки, на которой решила отдохнуть перед своим первым дежурством. — А о каких тайнах вы говорите?

— Тебе нужно впить вот эту таблетку, — произнес он, уходя от вопроса.

Теперь в его голосе не было и намека на ту жизнерадостность, которую он так излучал еще в начале дня, да и не улыбался он уже. Он был немного растерян и задумчив и со всей серьезностью протянул мне таблетку стального цвета, с виду, напоминающую батарейку. Я машинально её взяла.

— А от чего она?

— Ее необходимо запить водой и ни в коем случае не разжёвывать, — так и не собирался отвечать на мой вопрос капитан и сразу же протянул мне стакан воды.

— Хорошо, — недовольно ответила я.

Только это и пришлось сказать, спорить в первый день с капитаном не хотелось и тем более на предстартовой подготовке в меня влили столько лекарств, что от одной таблетки точно хуже не будет.

— У тебя может быть жжение в горле и головные боли после приема, но не пугайся они пройдут, — добавил он, выходя из моей каюты.

Мне этот разговор показался очень странным, было чувство, что капитан мне что-то не договаривает. Но я ее выпила, таблетка и правда была со стальным привкусом. Вскоре я заснула.

Что такое осознанное сновидение?! Сон, которым ты можешь управлять?! Но этот феномен до сих пор до конца не изучен. А исследователи, которые уже побывали в космосе, говорят, что когда тебя не притягивается планета, а атмосфера не оберегает тебя от космических лучей, то сняться абсолютно другие сны, и я в первую же ночь убедилась в этом.

Я знала, что сплю, но мой разум находился в абсолютно другом месте, я осмотрела себя и обнаружила, что нахожусь в той же одежде что и ложилась спать: в форме космического исследователя.

Вокруг меня была заснеженная местность, и догадалась я, что это сон, от того что холода не чувствовала. Было пасмурно, а вокруг лежал снег, очень много снега, и не было никаких строений. А чей-то голос совсем рядом пробурчал:

— Когда же меня оставят в покое. Опять они меня нашли. Четверо на одного, это даже смешно! Ну что повеселимся?!

От неожиданности я резко обернулась и увидела, что стою рядом с человеком по виду и голосу — мужчина. Он улыбался, смотря вдаль, и эта улыбка напоминала мне звериный оскал. Его фигура была скрыта от меня объемной теплой одеждой из шкур животных, а на лице были очки типа наших горнолыжных, закрывающие половину лица.

— Эй! Где я? — сказала я, помахав рукой перед его лицом. — Что здесь происходит?

Но судя по тому, что в мою сторону не взглянули, меня не видели и не слышали. Зато сцена здесь разворачивалась нешуточная: четверо хорошо вооруженные мужчин скопом бежали сюда, и мне показалось, что хотели они явно не поздороваться со старым другом. Тот с кем я стояла, резко бросился в сторону небольшой скальной гряды, я же, как будто поплыла за ним. Бежал он не по прямой, а зигзагами. В нашу сторону летели дротики и сети, но ни один снаряд так и не попал в цель. Обернувшись, я увидела, что только один из нападавших смог добежать до пещеры, в которую юркнула я вслед за убегающим человеком. Остальные же так и остались лежать там, в снегу, кто-то угодил в ловко расставленные ловушки, кто-то из-за своей поспешности поскользнулся и слетел прямо в ледяную пропасть. Теперь я оказалась в заснеженной пещере, куда свет проникал только через небольшие отверстия в стенах. Я стояла за уступом рядом с незнакомцем. Он в каждой руке сжимал нож с закругленными концами и в полумраке внимательно наблюдал за входом в пещеру. Последний оставшийся в живых мужчина не заставил себя долго ждать. Он медленно крадущимися движениями протиснулся в пещеру и начал продвигаться внутрь. А перед собой он в двух руках держал массивное оружие, такого на Земле я не видела.

— Тебе не спрятаться от меня! — с хриплым басом проговорил преследователь.

Незнакомец, с которым я стояла, молча стоял и выжидал когда же он подойдет поближе. А мужчина все болтал и болтам, пытаясь запугать противника, но незнакомец даже глазом не моргнул. И вот нападавший уже находился на расстоянии вытянутой руки от нас, как через мгновение он уже лежал на земле с перерезанным горлом и в агонии пытался зажать себе рану, из которой пульсирующей струёй текла кровь. Все произошло так быстро, что я не смогла уследить за всеми движения. Незнакомец обошел раненого мужчину и выпинул оружие из руки, и как ни в чем не бывало, направился к выходу. Я же склонилась над проигравшим и всмотрелась в его лицо. Оно выражало огромную досаду, и страха перед неизбежной смертью я не увидела, а через пару мгновений он перестал дышать. Я не знала никого из этих людей, и переживать ни за кого не собиралась.

Дальше пространство вокруг меня поменялось, и я уже находилась в другой пещере. Снаружи был снежный буран, я даже слышала, как завывает ветер. Незнакомец, сидел у самодельного очага, в котором горел огонь, над ним он соорудил что-то вроде вертела, и на нем готовил себе еду. В пещере было довольно уютно, на полу лежала шкура неизвестного мне зверя, на стенах были непонятные записи, даже запасы еды лежали на самодельных полках. Теперь я начала присматриваться к здешнему обитателю, это был молодой мужчина на вид лет двадцать пять, с мускулистым телосложением, даже когда он сидел, это было заметно. Эти края не были ему домом, мужчина был смуглым. К тому же брюнет был с очень короткими волосами, и скорее всего раньше был абсолютно лысый и сейчас волосы просто немного отросли. Теперь он посмотрел на то место, где стояла я и, конечно же, никого не увидел, я же не могу находиться в двух местах одновременно. Зато я рассмотрела его лицо. Оно не было идеальным, но оно было интересным и запоминающимся: немного пухловатые губы, довольно широкий нос, округлый подбородок, но самое запоминающееся были его глаза. Они были сиреневые с черной окаемкой, и это так контрастировали с его внешностью, что он мне показался не настоящим, а просто плодом моего воображения. Но его взгляд был такой пронизывающий, что я невольно вздрогнула.

— Пора выбирать с этой планеты. Меня нашли, — тихо сказал он и резко встал, бросив поднятый с полу камень в огонь.

Сигнал будильника, встроенного в стену возле изголовья кушетки заставил меня открыть глаза и напомнил, о том, что наступает очередь моего дежурства. А возможность опоздания в свой первый рабочий день быстро вытащила меня из моего странного сна. Во рту и правда было жжение, да и в ушах звенело, но, как и обещал капитан это очень быстро прошло.

Выйдя из каюты, я заметила одну странность, на корабле всегда была включена искусственная гравитация, хотя я хорошо помнила, что по инструкции ее следует включать не больше чем на шесть часов в день, дабы не перенапрягать генератор. На мостике приняв пост у капитана, я, когда были свободные минуты, принималась рисовать в своем блокноте все, что я видела в своем сне. У меня было очень много предположений, почему мне все это приснилось. Может, это было необычное осознанное сновидение или я просто переволновалось сильно и сниться всякое. А, в общем, мне сон очень понравился, в нем было столько динамики и неожиданных поворотов, прям как в фильме. И мне этого будет не хватать в моей обычной, а временами рутинной работе исследователя.

Я с первого дня привязалась к команде. Франсуа, чистокровный француз, как он часто сам про себя говорил, был высокий блондин лет 35 с кудрявыми волосами, постоянно всех подкалывал и очень любил шутить, и я никогда не видела его мрачным или хмурым. Ханна наш биолог, немка по национальности была помоложе и также блондинкой, хоть и много проводила времени в своей лаборатории, тоже была женщиной приятной в общении. И еще Рока, как и все японцы, был немногословен, темноволос, да и невысокого роста всего лишь мне по плечо, хотя это нормально при моем-то метр семьдесят. Рока гениальный техник. Он всегда пытался что-то усовершенствовать внутри корабля и вёл все расчёты в уме.

Все «корабельные» ночи мне продолжал сниться этот молодой человек. Мой блокнот уже на две страницы был изрисован. Я не зря ходила в художественную школу, ее правда не закончила, бросила, но его глаза и мускулистый силуэт получались очень даже похоже. Иногда в моих снах он вел мирную жизнь в оборудованном под себя месте, все там же в заснеженной местности, и я просто садилась напротив и наблюдала за ним. И мне казалось, что он планирует что-то совершить и пытается просчитать все варианты. А иногда дрался с очередными нападавшими людьми, его не пытались убить, а зачем-то хотели поймать. Драки были очень динамичными, он хоть и был младше атакующих, но превосходил их в силе и ловкости, он словно предугадывал их движения. И со всем этими снами я с каждым днем все больше и больше не высыпалась, такое чувство, что во сне отдыхало только тело, а вот мозг работал на полную катушку. Словно если бы я решала в уме математическую матрицу. И поэтому я решила разобраться во всем этом. Ханна у нас на борту была не только биологом, она было еще врачом, медсестрой и психиатром. Дабы не сойти с ума в свободный от дежурства день я заглянула к ней в лабораторию.

— Привет, Ханна. Ты не сильно занята, я хотела бы с тобой поговорить?

— Нет не сильно, заходи, — улыбаясь, пропела она. — Ты о чем хочешь поговорить, надеюсь не о том, как растут помидоры или не пропали семена салата, — рассмеялась она.

Я только улыбнулась и чтобы не ходить вокруг да около, решила спросить ее напрямую:

— Скажи, что тебе сниться?

— Неожиданно! — сказала она, присев на привинченный к полу стул. — Знаешь, мне сниться мое детство, — растеклась в улыбке она, — я жила за городом и там, рядом с домом текла речка, а немного подальше она образовывала небольшой водопад. Так вот он постоянно мне сниться, я слышу журчание воды, и даже чувствую на руках ее прохладу. Такой реалистичный сон мне никогда не снился на Земле.

— То есть тебе сниться прошлое, что ты раньше видела?

— Да.

— И ты просыпаешься отдохнувшей? — спросила я, продолжая все выпытывать.

— Конечно, а у тебя, что проблемы со сном? — заинтересованно поинтересовалась она.

— Ну не то чтобы проблема, я сплю, — сказала я, — но просыпаюсь не отдохнувшей.

«Если это можно назвать сном» — добавила я про себя.

— Знаешь, скорее всего, у тебя просто стресс, такое бывает и лучше сначала попробовать альтернативные способы, ну там массаж или ароматерапия. Тебе лучше всего сходить к Рока он у нас спец по восточной медицине.

Я уже направилась к выходу, но остановилась и, повернувшись к Ханне, задала свой последний вопрос:

— Скажи, а бывают сиреневые глаза?

Кажется, мой вопрос немного напугал ее, она растерянно смотрела на меня, но все же взяла себя в руки и ответила:

— Цвет глаз, Марго, зависит от меланина в радужной оболочке. Сам меланин это очень сложный пигмент и порой его количество, и распределение определяется условиями окружающей среды. Я скажу тебе одно вполне возможно, что существует человек с сиреневыми глазами, но он явно не с планеты Земля.

От ее загадочного тона мне стало не по себе, и я ни сказав, ни слова вышла из лаборатории. Я направилась к вспомогательным отсекам корабля, где постоянно проводил время наш бортинженер. А по дороге меня не покидало чувство, что манера разговора у Ханны изменилась. Она, конечно, и по-английски говорила с немецким акцентом, но сейчас он как будто усилился. Когда я подходила, то услышала разговор Рока и Франсуа, они этим временем ремонтировали наш постоянно ломающийся душ. Наш геолог на коленях и с инструментами в руках копошился у основания кабины.

— Мастер готово! — проговорил Франсуа, вставая, и вспомнив заодно старую шутку.

— Что готово? — не понимая этой шутки, но «правильно» ответил Рока.

— Сломал! — уже почти смеясь, отвечал Франсуа.

— Как сломал?! — Рока слегка оттолкнул геолога и начал проверять, то, что он наделал.

Поняв, что все цело, он повернулся с недовольным видом, а я и Франсуа уже ухохатывались. Хорошо, что Рока был отходчивым. Чтобы сменить тему я сразу же вкратце рассказала бортинженеру о своей проблеме, и то, что Ханна порекомендовала его. Он сразу же согласился помочь мне, и поскольку они уже все починили, мы направились в медицинский блок. Там есть специальный угол для медитации. А поскольку у Франсуа сейчас было свободное время, он решил пойти с нами. Я и Франсуа уселись на специальные коврики как Рока в позе «лотоса». По крайней мере, мы пытались подражать ему, но до его мастерства нам было еще очень далеко.

— Так, — командовал он, — нужно согнуть указательный палец и надавить большим пальцем на вторую фалангу указательного, а остальные пальцы просто отвести в сторону.

Рока показал, как нужно сделать и продолжил:

— Это должно успокоит твою нервную систему. Вот скажи Марго, что тебя успокаивает?

— Вот меня успокаивает большой кусок жареного мяса, — ответил вместо меня Франсуа.

Мы все дружно рассмеялись, ведь нам предстоит питаться сублимированной пищей и по любимой еде все скучали. Я лично скучала по блинчикам с вареной сгущенкой.

— А теперь серьезно, — первым перестал смеяться Рока и посмотрел на меня.

— Море, — с тоской ответила я, если я и скучала по Земле то только из-за моря, свои первые каникулы на побережье я теперь вспоминала с грустью.

— Закрываем глаза! — скомандовал Рока. — Представь, что ты сидишь на берегу моря, и волны медленно подкатывают к берегу. Ты слышишь его шум, вдыхаешь солоноватый воздух.

Так мы сидели молча минут пятнадцать, а я изо всех сил пыталась расслабиться. Потом он показал японскую технику снятия стресса — массаж пальцев. И сказал, что нужно это делать перед сном. Я выполняла все его указания, но не была уверенна, что это поможет. Поэтому когда в следующую «корабельную ночь» мне приснился все тот же парень, я снова заглянула в лабораторию к Ханне с вопросом:

— Ханна, а что делают, если альтернативные способы не помогают?

Без слов она встала и начала рыться в ящиках для лекарств, а потом протянула мне баночку с таблетками.

— Вот возьми, принимать надо по одной перед сном. Это и успокоительное и снотворное, так сказать два в одном. Улучшенная рецептура и побочных эффектов нет, — разрекламировала его Ханна.

— Спасибо, — сказала я и направилась в свою каюту.

И сегодня, перед тем как лечь спать я проглотила одну таблетку, в надежде, что мне больше не будут сниться такие странные сны.

Глава 4

Корабль трясло, а через лобовое стекло внутрь проникал яркий солнечный свет. Это был неизвестный мне корабль, внутри было много острых углов и голого металла, а также очень мало места. Мой знакомый сидел в кресле пилота и всеми силами пытался удержать штурвал. Вены на его руках вздулись, а на лбу появилась испарина. Наконец-то корабль выровнился и стало видно, что вокруг много высоких каменных столбов, и мы летим прямо в одну из них. Пилот в последний момент заметил это и резко вывернул штурвал, направив корабль влево, но какой-то частью эта посудина все-таки задела каменную глыбу. Затем я ощутила резкий толчок и падение. Инстинктивно я попыталась схватиться за что-нибудь, чтобы не упасть, но мои руки проходили сквозь предметы, как будто я была призраком. Все вокруг меня тряслось и падало, но я стояла ровно. Резкий удар корабля о поверхность выкинул пилота из сиденья, он успел нажать на какую-то кнопку и двери корабля открылись. Мужчина быстро выбрался наружу и я за ним.

Сверху на корабль начали падать камни потревоженной вершины, сначала небольшие, а потом огромные глыбы, мы оба бросились в сторону, хотя в принципе мне они не угрожали, но рисковать не хотелось. Отбежав на небольшое расстояние, он остановился и посмотрел на корабль, практически полностью заваленный камнями, вряд ли он теперь мог взлететь. И тут на него падает целая груда небольших камней, видимо от соседнего каменного столба. Я даже вскрикнула от неожиданности. Хорошо, что его не полностью придавило, а только правую часть тела, но лежал он без сознания. Кинувшись к нему, я попыталась убрать камни, но мои руки проходили сквозь них. Тут я начала кричать и звать на помощь, но оглянувшись, поняла, что местность, на которую он приземлился, была безжизненна. Вокруг не было ни воды, ни растительности, одни камни и голая земля. Как вообще здесь можно выжить, да еще и покалеченным. Я в панике начала метаться из стороны, в сторону думая, что делать, но тут я проснулась.

Я лежала в своей каюте с бешено бьющимся сердцем. Будильник напоминал мне, что мое дежурство на мостике скоро наступит. Я резко села на кушетку, чувство, что надо как-то ему помочь не покидало меня, хотя и понимала, что ничего не могу сделать. Ведь я даже не была уверена, что этот человек вообще существует. Постаравшись убедить себя, что мне это безразлично, и отогнав от себя все волнения, я без опозданий была на мостике.

— Марго, с тобой все в порядке? Ты мрачно выглядишь, — спросил капитан Джон, когда я пришла сменить его.

— Все хорошо капитан Джон, — небрежным тоном ответила я.

— Не забудь корабль сегодня выходит из «кротовой норы».

Из-за своего сна я была не в настроение, а он почему-то не выходил у меня из головы и это немного нервировало.

— Я помню, — сквозь зубы сказала я, хотя на самом деле забыла.

Когда корабль вылетал из кротовой норы, все находились на мостике в пристёгнутых креслах, и все прошло без происшествий. Убрав защитный экран от панорамного окна, все увидели, что мы оказались вблизи звезды, которую наши ученые нарекли Глизе 581. Это было потрясающее зрелище. Желтый раскаленный газовый шар, немного больше нашего Солнца, был в центре открывающейся картины. Вокруг него, по эллиптическим орбитам вращались три планеты, практически одинаковые по размеру. Все они с виду были серыми и безжизненными. Наш курс был на вторую планету этой системы.

Капитан Джон подошел к бортовому компьютеру, и стал нажимать на какие-то кнопки. Над монитором борткомпьютера появилась трехмерная голограмма планеты 581 ди подсвеченная бледным фиолетовым светом.

— Сажай корабль в этой точке, — указал на голограмму капитан, а на мониторе высветились координаты приземления.

— Сажать? А как же выпустить дронов, чтобы взять пробы воздуха и грунта, исследовать полученные образцы? — удивилась я.

— Мой приказ не обсуждается, — ровным беспрекословным тоном проговорил капитан Джон.

Не ожидав такого ответа, я посмотрела на капитана непонимающим взглядом, а он с невозмутимым лицом смотрел на меня. Спорить я не могла, приказ есть приказ. Но что-то здесь было не так.

Я посадила корабль в указанном месте. И вся наша команда вышла на пустырь. Гравитация здесь была небольшая, да и дышалось довольно тяжело, грунт состоял из мелких камней и на первый взгляд это были гипс и минералы. Но мы вышли без специальных скафандров, значит, капитан Джон знал, что здесь безопасно. Я уже хотела задать соответствующий вопрос, как необычный гул заставил меня поднять глаза в небо.

— Капитан Джон, — сказала я, чувствуя, что во рту пересыхает, — а ничего что инопланетный корабль сейчас приземлиться рядом с нами!?

— Марго, сейчас хорошо бы вспомнить о том, что ты умеешь хранить тайны, — только и ответил мне капитан.

Больше я ничего не говорила, и, судя по лицам моей команды, только для меня одной это было неожиданностью. Тест на стрессоустойчивость еще на Земле я прошла на «отлично», только показатель агрессии был слегка завышен. Именно поэтому я не металась в панике, а стойко переваривала происходящее.

Инопланетный корабль был больше нашего, с торчащими наружу многочисленными антеннами. И как мне показалось, был оборудован несколькими лазерными установками. К нам вышли двое мужчин и женщина, с виду это были обычные люди, они ничем не отличались от нас. У них не было огромных глаз, вытянутой головы, да и ростом они были среднего. Только одеты они были не так как мы: на темно-синий костюм, состоящий из прямых брюк и рубашки с коротким рукавом, было одето что-то вроде бронежилета, только более объемное. А после того как капитан Джон и главный инопланетян пожали руки и начали разговаривать, я просто оцепенела, и наверное так долго бы еще простояла, если бы речь не зашла обо мне.

— Я смотрю в вашей команде пополнение? — спросил главный инопланетянин.

— Верно. Знакомьтесь, — подвел меня за руку капитан Джон. — Это Марго, наш новый пилот-астрофизик.

— Меня зовут Кейн, я командир галактической полиции, — представился главный инопланетянин, остальные же стояли в стороне.

Кейну на вид было под тридцать, темноволосый с небольшой щетиной. А вот глаза у него, да и у его спутников были изумрудного цвета. Смотрелось это очень необычно. Второй в команде мужчина был крупный здоровяк с наполовину бритой головой, а женщина была примечательна только цветом волос, она покрасила концы своей пепельной шевелюры в сиреневый цвет.

— А почему я вас понимаю, разве вы знаете английский язык? — еле переборов свое потрясение поинтересовалась я дрожащим голосом.

— Ту таблетку, которую дал тебе капитан, было не что иное, как голосовой транслятор, теперь ты поймёшь любого кого встретишь, с какой бы планеты он ни был, — твердым тоном объяснил Кейн.

— Так мы не одни во Вселенной?! — дошло, наконец, до меня и мой следующий вопрос был адресован капитану Джону:

— Почему вы не рассказали об этом на Земле когда вернулись? — в негодовании спросила я.

— Это запрещено! — жестко ответил вместо него Кейн. — Ваша планета находиться под контролем Галактического Правительства. Если люди на планете узнают о нас, то наступит хаос, а мы никогда не допустим уничтожения Земли. Вы уникальны, ни в одном из миров нет такого разнообразия видов и культур как у вас.

— Мы оберегаем вас, — продолжал Кейн. — Именно по приказу Галактического правительства 150 лет назад, при извержении вулкана Колима наши подразделения применили антивулканические бомбы и благодаря этому предотвратили масштабные разрушения и серьезное изменение климата на вашей планете.

Всё что он говорил, происходило еще во времена молодости моей прабабушки, и я не могла проверить это, но сомневаться не приходилось, Кейн отчеканил всё как хорошо выученный отчет.

Пока он все это произносил, я потихоньку приходила в себя, и начинала злиться, все мои надежды на спокойную жизнь исследователя рушились на глазах. Я часто задавала себе вопрос, что я хочу от этих полетов, и ответ на него я всегда хорошо знала: размеренной жизни, интересной работы, и знание того, что я приношу пользу. А вот зачем я лечу, не знала до сих пор. Единственная радость, что теперь можно спокойно говорить по-русски и не ломать язык английским.

— Так чем мы теперь занимаемся, капитан Джон, раз исследования других миров потеряли всякий смысл? — спросила я, едва сдерживая свою злость.

— Командир Кейн кое-что нам предложил, — не обращая на мою интонацию внимания, мягко проговорил капитан Джон.

— Поднимемся на борт, — обратился он ко всем, — там все и обсудим.

Все дружно направились на наш корабль, проходя мимо, Франсуа и Рока похлопали меня по плечу, а Ханна сжала мою руку и сказала:

— Не переживай, нам всем было не по себе, когда мы всё узнали. Но мы привыкли, и ты привыкнешь, — с мягкой улыбкой произнесла она.

А вот с этим я могла поспорить.

Уже на мостике капитан Джон вместе с Кейном колдовали над нашим борткомпьютером. Последний с помощью неизвестного мне устройства загружал в нашу базу данных сведения обо всех мирах и необходимые нам знания. В разговоре между ними я поняла, что нам сделали апгрейд всего космического корабля. Заменили генератор, теперь нам не страшна была невесомость, и усовершенствовали корпус, сделав его более прочным. Капитан Джон вывел голографический экран, на котором были перечисленные название всех обитаемых планет и где они находятся. По моим подсчетам их оказалось где-то около двухсот.

Двести разных миров, я ужаснулась от этой цифры. Мы думали там пустота один вакуум и больше ничего, а там оказалось сотни ярких миров и жизнь. А мы до сих пор считаем, что одиноки во Вселенной.

Вообще поведение нашего капитана было довольно странное, он прислужничал перед командиром галактической полиции и его свитой, у меня сложилось такое впечатление, что он их боится. А Ханна, Франсуа и Рока даже не обращались к инопланетянам лишний раз.

— Марго, — обратился ко мне капитан, видя мое отрешенное выражение лица, — командир Кейн предложил нам освоить профессию вольных торговцев. У нас даже кодекс есть, — он улыбнулся и помахал увесистым томом, а затем положил его на стол и продолжил:

— К тому же эта профессия самая мирная, практически безопасная и самое главное прибыльная.

«Торгаши» — метнулось у меня в голове и от этого стало не по себе, а вслух я произнесла:

— Так значит, нет пропавших команд исследователей, они просто поменяли профессию? А что стало с вашим пилотом-астрофизиком, она точно погибла? — с вызовом спросила я, обращаясь ко всем.

— Пропавших нет, — произнес Кейн. — За каждой командой мы наблюдаем. Выбор у вас небольшой: или работать или возвратиться на Землю и помалкивать. Твоя команда изъявила желание остаться в космосе, — властно объяснил он.

— Нет, она жива, — тихо ответила мне Ханна, — на планете, на которой мы закупали товар, она осталась жить. В ее оправдание скажу, что она рассчитала нам программу возвращения на Землю, хотя это именно из-за нее нам нужно теперь начинать все сначала.

— Да, — подытожил Кейн, прохаживаясь по нашему мостику — выбор у вас небольшой. В основном все выбирают торговлю, как вы, а кто-то просто переселяется на понравившуюся планету и живет там обычной жизнью и платит налоги, ну, а есть и совсем отчаянные, они становятся охотниками за головами, но таких мало.

— Охотники за головами? — переспросила я.

— Те, кто гоняется за беглыми заключенными, — начал объяснять Кейн. — Да у нас есть тюрьмы, даже целые планеты-тюрьмы. За беглых дают хорошее вознаграждение, они прячутся в одиноких, малопригодных для жизни планетах. Я уже проводил инструктаж с твоей командой и теперь повторяю для тебя, Марго. При встрече, будь крайне осторожна, не показывай вида, что ты их узнала, — говоря это, командир выложил на стол внушительную стопку листовок, на которых были запечатлены лица беглых заключенных, как их зовут и сколько дают за поимку.

Я подошла и взяла довольно плотные листы, как мне сначала показалось картона. Но хорошо приглядевшись и пощупав их, это оказался тонкий пластик с переливающейся поверхностью. И когда его наклоняешь, анфас преступника сменяется его профилем. И я начала их медленно пересматривать, как вдруг на одном из этих листков на меня смотрел мой знакомый, именно он сниться мне каждую ночь. Я не могла прочитать ни его имени, ни размер выплаты голосовой транслятор только на слух переводил все незнакомые слова, и я просто ошарашенно смотрела на его портрет. И тут я вспомнила свой последний сон, со всеми этими новостями я и забыла, что с ним случилось. И скорее всего он мертв, там не выжить. В голове всплывали картинки, как на него падают камни, и он лежит без движения, а вокруг безжизненная каменная пустыня.

Командир Кейн подошел ко мне и посмотрел, кем я так заинтересовалась.

— Да кстати, я бы назвал его, — указывая на кусок пластика в моей руке и показывая его капитану Джону, — самым опасным преступником. Скоро за его мертвого будет больше награда, чем за живого. Он очень опасен, убийца, причем хладнокровный, превосходный стратег и тактик, и весьма неплохой психолог, может манипулировать людьми, в бою практически непобедим.

— А что именно он сделал, — осторожно спросила я.

Кейн повернулся к здоровяку из своей команды и произнес:

— Каллум, ты лучше меня знаешь его биографию, расскажи им.

Женщина же стояла в стороне с гордым видом, не собираясь даже поддерживать наш разговор, и надменно рассматривала все вокруг.

— Его зовут Алекс Джей Марвел, ходят слухи, что он с планеты, которую уничтожили во время последней галактической войны, — рассказывал Каллум низким голосом. — Попал в тюрьму из-за драки, в которой убил противника, потом сбежал. Но охотники за головами выследили его, и в схватке он убил половину команды и угнал их корабль. Сейчас нет информации о том, где он может находиться, — отчеканил он.

Я хотела добавить, что еще как минимум семерых охотников можно приписать на его счет, но передумала вешать на себя проблемы, а вместо этого спросила:

— Неужели прям так и хладнокровный убийца, может он просто защищался?

Я не могла поверить, что он монстр. Да, я и во сне видела, как он убил человека, но там или он или его. Тройка инопланетян недоуменно уставилась на меня, даже эта «гордячка» повернула голову в мою сторону.

— Запомни, Марго, он никогда ничего не делает просто так. Если ты с ним встретишься, советую уносить ноги, — строго предупредил меня Кейн.

Но я все равно незаметно от всех легко свернула листок несколько раз и засунула его в задний карман своих брюк.

Моя команда вместе с командиром Кейном и Калумом еще долго обсуждали между собой все нюансы свободной торговли. А я не вслушивалась и не поддерживала разговор, ведь моей обязанностью на корабле остается управление кораблем и расчет кротовых нор. Но я заметила, что взгляд Кейна часто останавливается на мне, а если я не успеваю отвести глаз, то он всегда одаривает меня улыбкой. Этого еще не хватало, чего он хочет!? Разница между нами огромная, и не только в возрасте. Пообещав себе, что не буду реагировать на его поведение и постараюсь не оставаться с ним наедине, в надежде, что он сам все поймет, я ушла в свою каюту, взяв со стола кодекс. Там я решила скоротать время и почитать его, благо он был переведен на английский язык.

Это оказалась наискучнейшая книга, в ней подробно описывалось, как правильно перевозить те или иные товары, при какой температуре их хранить и тому подобное. Но некоторые главы были весьма любопытными. К примеру, человек с любой планеты может быть принят в команду вольных торговцев с согласия капитана. И тогда ему списывались все его провинности перед законом. Также еще сообщалось о неприкосновенности землян, которые стали вольными торговцами на любой планете. Я немного еще почитала и поскольку мое дежурство заканчивалась, решила лечь отдохнуть. Теперь я знала, как его зовут, и кто он такой и мне не терпелось увидеть, что с ним произошло дальше. У меня возникла догадка, что если он умер, то я каждый свой сон буду проводить рядом с его мертвым телом. Да не радужная перспектива для меня, поэтому я хотела, чтобы он выжил. Я как будто каждую ночь смотрела по одной серии сериала, и уже настолько втянулась, что с нетерпением ждала следующей. Чтобы быстрее уснуть, я, как и в прошлый раз выпила таблетку.

Алекс Джей Марвел стоял, облокотившись на большой камень. Вид у него был изможденный. На ноге была шина сделанная из длинных костей, перетянутая лоскутом ткани, а на руках, голове и спине были кровоточащие раны и порезы. Но он был жив! По его взгляду я поняла, что ему пришлось нелегко, но он так просто не сдастся. Тут он резко повернулся в мою сторону, мне сначала показалось, что он меня увидел. Но потом я услышала вой зверей и топот лап. Обернувшись, я поняла, что на меня бегут два волка. Точнее они не совсем походили на земных волков, они были крупнее с острыми ушами, да и шерсти у них было поменьше. Забыв, что сплю, я вскрикнула и присела, ожидая нападения, но звери промчались сквозь меня. Жаль, что Алексу так не повезло, но он заметил их раньше меня и уже был готов обороняться. Алекс упорно отбивался камнями и заостренной длинной костью, которую он приспособил и как оружие и как костыль, вскоре звери поняли, что его так просто не победить и отступили. Но я думаю, что эти волки еще не раз попробуют напасть на него. Прихрамывая, Алекс добрался до небольшой пещеры, зашел в нее и с большим усилием забаррикадировал вход большим овальным камнем. Я хотела пойти за ним, но что-то не пускало меня. Странно, раньше такого не было, меня упорно не пускали внутрь пещеры. Но и пройдя тридцати метров от пещеры, где прятался Алекс Марвел, я словно натыкалась на невидимое препятствие. Меня не подпускали близко, но и отпускать не хотели.

Поскольку я всё ещё не просыпалась то начала оглядываться вокруг. Это была странная планета. Красное солнце слепило мне глаза, в небе летали огромные птицы и казались мне доисторическими птеродактилями. На земле повсюду были разбросаны кости животных. Да, малоприятная планета, никаких признаков воды я так и не обнаружила, как он умудрился здесь выжить, я даже не знаю. К моему счастью я, наконец, проснулась.

Я лежала на кушетке в своей каюте и слышала голоса в коридоре. Кейн и его команда все еще находились у нас на борту. Но когда я вышла в коридор, они уже уходили и Кейн обратно уставился на меня.

— Они улетают? — с надеждой спросила я, когда двери корабля закрылись за ними.

— Нет еще, — ответил мне капитан Джон. — Кейн решил ненадолго задержаться и подождать нас. Он думает проводить нас до следующей планеты.

Я только вздохнула, этого мне еще не хватало. Остаток дня я провела в своей каюте, делая зарисовки в блокноте и читая кодекс вольных торговцев, а затем посетила наш починенный душ. Чтобы как можно сильнее устать я сходила еще в наш тренировочный отсек, ведь я с нетерпением хотела посмотреть следующую серию.

Глава 5

И вот я снова в его мире. Теперь я видела Алекса с уже хорошо затянувшимися ранами, и если я всё это вижу в реальном времени, то регенерация у него супер. Красное солнце нещадно палило, а он карабкался по высокой отвесной скале, я же стояла на соседнем выступе и наблюдала за ним. Делал он это без страховки, а на некоторых крутых уступах поднимался лишь на одних руках. Я со страхом взглянула вниз, высота было приличная, не думала, что боюсь высоты, но чувствовала я себя здесь некомфортно. И я надеялась, что мне не придется, карабкается вслед за Алексом, но тут мне повезло. Как только он взобрался на вершину, я очутилась рядом с ним. Его одежда, конечно, поистрепалась, но сам он выглядел намного бодрее. Я начала присматриваться к нему и не увидела никаких татуировок, которые говорили бы, что передо мной стоит преступник, да он не был на него похож. У него были только шнурованные кожаные браслеты на запястьях, не знаю, что они означали, но смотрелись со стороны очень мужественно. Алекс Марвел неподвижно стоял и уверенно смотрел в одном направлении, и я приблизилась к нему, чтобы узнать, что он рассматривает. Перед нами простиралась безжизненная равнина выжженная солнцем, а вдалеке почти у самого горизонта виднелся довольно крупный город с космопортом. Я заметила, что солнце уже начало клониться к закату и небо окрасилось в бледный рубиновый цвет, а скалы и сам город отбрасывали длинные тени. Вместе с ним я еще долго стояла на той вершине и наблюдала, как небольшие корабли то совершали там посадку, то наоборот покидали эту планету. Искренняя улыбка озарила его лицо, я впервые ее видела и уже жалела, что она предназначалась не мне.

Проснувшись и посмотрев на будильник, я поняла, что еще очень рано, на корабле была полная тишина, выйдя в коридор, я обнаружила, что все еще спят, и на мостике никого не было. Я решила выйти на свежий воздух, а когда дверь корабля открылась, увидела что снаружи идет дождь. Всего лишь неделю как я улетела с Земли, а я уже так соскучилась по нему. Он был такой теплый и почти земной, что я просто стояла, подставив лицо под его капли и закрыв глаза. Мне надо было остыть, образ Алекса Марвела, стоящего на вершине той горы был еще очень четок. Да что же это со мной, эти сны на меня плохо влияют, я становлюсь впечатлительной. И с каждым разом мне было не просто наблюдать за ним со стороны и не сопереживать ему, теперь он мне не казался просто симпатичным. Нужно было привести свои мысли в порядок. Конечно, то, что рассказал этот Каллум не надо оставлять без внимания, но я всегда была сторонником презумпции невиновности.

«По крайней мере, нужно будет посмотреть еще одну серию, чтобы сложить полное мнение об этом беглом заключенном» — думала я.

— Не спиться?

Я даже вздрогнула от неожиданности. Открыв глаза, я увидела, что передо мной стоит командир галактической полиции Кейн. Вспомнив обещание, которое дала самой себе, я решила попытаться отделаться от него.

— Интересный кулон у тебя — ключ, — проговорил он, не давая мне опомниться, и рукой потянулся к нему, но я резко отскочила, сама от себя не ожидая подобной реакции. Но Кейн нисколько не смутился и продолжал внимательно разглядывать меня.

— Да, спасибо, но мне уже пора, а то я вся промокла, — поспешно проговорила я, поглаживая свою мокрую одежду и, повернувшись, стала подниматься на борт, но Кейн упорно шел за мной.

В коридоре он окликнул меня:

— Марго подожди!

Я развернулась и с непониманием посмотрела на него.

— У тебя нет никаких вопросов ко мне? — нарочито вежливо спросил он.

Поняв, что быстро отделаться от него не получиться я решила умерить свое любопытство по полной и, не растерявшись, спросила:

— Почему ваши имена такие понятные для нас, в них нет двойных гласных или трудно выговариваемых имен. Ведь Кейн, Каллум и Алекс, — я не удержалась и сказала его имя, — на наш слух обычные имена.

— Все дело в голосовом трансляторе, — Кейн положил руку на свое горло. — Он транслирует в ваш мозг самые близкие по значению слова, и поэтому вы всегда будете понимать, о чем идет речь. За исключением тех слов которых нет в лексиконе того человека к кому вы обращаетесь.

— Еще какие-нибудь вопросы будут? — с хитрой улыбкой произнес он.

— Вы не боитесь, что кто-то проболтается о наличие жизни за пределами Земли? — задала я довольно каверзный вопрос, ведь под «кто-то» я подразумевала себя.

— Марго, никто не хочет стать причиной хаоса на Земле, и я уверен, что и ты этого не хочешь! — раскусил меня Кейн.

— Почему вы считаете, что на Земле обязательно будет неразбериха. Мы умеем здраво принимать информацию, — решила переубедить его я.

А Кейн только глаза закатил и, не допуская возражений резко ответил:

— Галактическое правительство так не думает, ваши эмоции возьмут верх над разумом и тогда ваша спокойная и размеренная жизнь на Земле исчезнет. Тем более никто особо не хочет вступать с вами в контакт. Ресурсы планеты вы и так очень скоро выработаете, но то, что на Земле такое большое население всех устраивает.

Его ответ показался мне довольно странным, но я не стала больше ничего расспрашивать, по нему было видно, что тема разговора ему не приятна.

— Почему у того преступника двойное имя Алекс Джей? — осторожно полюбопытствовала я.

— Одно имя дали ему родители на родной планете, а второе те, кто воспитывал его. Но тебе не стоит интересоваться им, он просто беглый зек, — заявил мне Кейн с явным недоумением.

Его ответ породил еще больше вопросов о нем, но я ясно поняла, что у Кейна лучше ничего не спрашивать. Я и так была рада его таким исчерпывающим ответам и, поблагодарив, уже собиралась оставить его одного, как он снова остановил меня, ухватив за локоть.

— Подожди, Марго, теперь моя очередь спрашивать, — властным голосом и с такой же хитрой улыбкой произнес он.

«Так вот оно что! Усыпляет бдительность перед главным вопросом, с ним нужно быть настороже» — сообразила я.

— Не представляю о чем, — с удивлением сказала я и как можно резче высвободила свою руку, а он даже бровью не повел и продолжал:

— Я вижу, что тебе не нравиться, то чем будет заниматься твоя команда.

— Да не нравиться, — осторожно подтвердила я.

Наш разговор явно затягивался, и теперь немного страха от капитана Джона перед Кейном передалось и мне.

— Ты можешь пойти в галактическую полицию, я замолвлю за тебя словечко, — сказал он самодовольно, — будешь работать в моей команде, я тебе буду во всем помогать. Денег будешь получать в два раза больше, чем вольным торговцем, а планет и звезд которых ты увидишь, устанешь считать.

— Благодарю вас за участие, — сказала я с вызовом, — но я свою команду не оставлю. Я хотела увидеть далекие звезды, и какая разница в команде исследователей или вольных торговцев, но лучше я буду с теми, кого знаю и кто мне не безразличен, — закончила я, делая акцент на последние слова.

Да я умею очень резко отвечать, но я поздно вспомнила, что грубить-то не стоит, ведь он нам помогает, и необходимо сдерживать свое недовольство. Я, конечно, погорячилась, его предложение, если спокойно и здраво рассудить было очень привлекательным. Но я подумала о другом: Кейн полицейский и его главная обязанность гоняться за преступниками. И, судя по рассказам Каллума, они очень хочет упечь этого Алекса за решетку. А я не собираюсь им в этом помогать. Если уж я встречу этого беглого заключенного обязательно попробую с ним подружиться и дерзну рассказать ему о своих снах, интересно как он отреагирует?!

— Все не так просто, Марго, — выдал Кейн, явно задетый моим ответом, — В Галактике полно всяких опасностей. Я всего лишь хочу тебя защитить.

— Я и сама сумею за себя постоять, — выпалила я.

Обратно я вовремя не закрыла рот, но я терпеть не могу, когда меня оберегают, а от незнакомого человека вообще этого не потерплю.

— Ты излишне самоуверенна, и просто не представляешь, что здесь может с тобой приключиться, — не отставал от меня Кейн, явно запугивая.

–Странно разве вы не цивилизованное общество? — озадаченно спросила я.

— Даже в цивилизованном обществе есть свои «отбросы», о чем говорит та стопка разыскиваемых преступников, — ответил мне Кейн, а затем серьезно добавил:

— Грядут перемены в Галактических Мирах и еще неизвестно останутся ли земные исследователи такие неприкосновенные. И лучше тебе быть подальше от всего этого.

И тут я задала вопрос, который очень боялась задавать:

— Зачем вы мне всё это рассказываете?

Он немного замялся, но все же ответил:

— Не хочется попусту растрачивать такой ценный кадр, судя по рассказам капитана Джона, ты очень талантлива и к тому же хороший биоматериал.

Тут моя самооценка на время резко упала до нуля, я то думала, что действительно понравилась ему. И больше всего боялась услышать от него тираду о своей красоте и о том, что его с первого взгляда потянуло ко мне, а тут такое.

— Хороший что? — не сдерживая неприязни, спросила я.

Но тут в коридор, где мы стояли с Кейном завернули Рока и Франсуа. Они поздоровались с нами и рассказали, что не зря окрыли «собирательные» отверстия на корабле, благодаря дождю они наполнились и теперь нужно их закрыть. Хоть душ у нас и безводный, но вода на корабле нам все равно необходима.

Наш разговор с Кейном теперь перестал быть конфиденциальным и оборвался, уже вышли из своих кают капитан Джон и Ханна и направились кто на мостик, а кто в лабораторию. Я, пользуясь этой заминкой, поспешила вслед за капитаном и по дороге утешала себя тем, что возможно он имел в виду нечто другое и просто слово «биоматериал» немного подходило под определение. Я не сильна в медицине, но насколько я помню быть «хорошим биоматериалом» не очень выгодно для живого человека. Но Кейн не спешил уходить, он сначала поговорил с капитаном Джоном по поводу груза. Я же на мостике делала вид что работаю и очень сильно занята, но командир полиции все же уделил мне внимание.

— Подумай над моими словами Марго и дай мне знать, если согласишься, — сказал он, подходя ко мне и нажав на пару кнопок борткомпьютера добавил:

— Я установил связь между нашими кораблями, и теперь ты всегда сможешь со мной связаться, — улыбнулся он. — И еще давай перейдем на «ты» у нас не такая уж и большая разница в возрасте.

Без особого энтузиазма я согласилась, и наконец, он покинул наш корабль.

Наш отлет был назначен через несколько часов, и у меня было свободное время, но я не пошла, отдыхать, а вместо этого бесцеремонно ворвалась в каюту капитана Джона и дерзко спросила:

— Значит и мы теперь стали пропавшими исследователями?!

Наш командующий глубоко вздохнул, сел на кушетку и произнес:

— К сожалению, сигнал от нас на Землю перестал поступать, как только мы высадились на Глизе 851 ди. И да мы теперь пополнили список пропавших команд. Я надеюсь ты пришла не для того чтобы сказать что хочешь вернуться на Землю?! Ты излучала такое рвение полететь в космос, что я без сомнения принял тебя.

Капитан Джон на корабле как главный отвечал за связь с Землей. И поскольку мы уже прибыли на место и сутки не выходим на связь, то на Земле нас автоматически зачислили в список «пропавших без вести». А значит, моя семья еще лет пять не сможет получить компенсацию за меня.

— Нет, я тоже не хочу возвращаться. Но, капитан Джон, вольные торговцы это так, так…, — я пыталась найти приличное слово, чтобы объяснить ему свое недовольство, но приличных слов не нашлось, поэтому я сказала: — Так не похоже на то, чем мы собирались заниматься.

— Здесь свой мир со своими правилами, Марго, — со вздохом пытался объяснить мне он, — и мы должны придерживаться их, если хотим здесь обосноваться.

— Может быть охотники за головами? — осторожно спросила я.

— Марго?! — удивлённо рассмеялся капитан. — Если тебя и Рока я еще могу представить в ожесточении бегущими за каким-нибудь беглым зеком, то вот Ханну и Франсуа никогда. Мы не подходим для такой работы!

Здесь он был прав наши биолог, и геолог были по характеру очень мягкими людьми и полностью посвятивших себя науке.

— Кстати, почему вы боитесь Кейна? — деликатно спросила я после небольшой паузы, а капитан Джон смутился, но еще раз вздохнув, ответил:

— Он большая «шишка» на верху, курирует все наши команды, с ним лучше быть в хороших отношениях. И вообще Марго, можно быть с ними и повежливее, они здорово помогли нам.

Мне нечего было больше сказать и я, извинившись за свои резкие выпады, покинула каюту капитана Джона. В оставшееся время перед отлетом у себя в каюте я думала над сложившейся ситуацией и пыталась понять характеры всех новых знакомых. Командир Кейн, явно «темная лошадка», а внешне может быть, и был симпатичным, но его постоянные погони за преступниками, работа без отдыха сделали свое дело. У Алекса тоже жизнь была не сахар, но у него не было усталости в глазах как у Кейна, Алекс просто излучал жизненную энергию. Ну, вот я теперь их сравниваю, этого только не хватало. Этот громила Каллум думаю, не блистал умом, но вот переломить кому-нибудь шею ему раз плюнуть. Да и странное поведение женщины-гордячки тоже заставляло задуматься.

Когда какой-то товар привезенный командой Кейна был погружен в наш грузовой отсек, все приготовления были закончены, и мы уже совсем скоро собирались взлетать, командир полиции отвел меня в сторону.

— Ты не передумала? — с надеждой спросил он.

— Нет, — твердо сказала я.

— Ну что ж тогда до встречи, мы все равно изредка будем встречаться.

Он ненадолго задумался и добавил:

— И я надеюсь, ты не откажешься прогуляться со мной, когда мы вместе окажемся на какой-нибудь обитаемой планете. Я покажу тебе красивые пейзажи наших городов, — заботливо произнес Кейн.

Он что подкатывает ко мне?! Но мне абсолютно не хотелось никаких отношений, ведь я от них специально с Земли улетела.

— Кейн, — решила я сразу прояснить ситуацию, — лучше не стоит. Я думаю, вряд ли между нами что-то может быть. И вам, то есть тебе лучше даже пытаться, я тяжелый случай, — предупредила я его.

Он непонимающе посмотрел на меня.

— Насколько я знаю, вас набирают из людей, не обременённых привязанностями, абсолютно свободных, — Кейн покосился на мою команду. — Может ты с кем-то из своих?

— Мы все очень хорошие друзья! — отмела я его догадку, и мне очень не нравилось, куда он клонит.

— Мне пора, я нужна своей команде, — как можно резче сказала я и поднялась на борт.

Теперь мы летели на другую планету, уже обитаемую на которой сможем продать наш товар и получить за это деньги. Галактическое правительство дает новым торговцам ссуду или кредит, как он у них называется, чтобы команда встала на ноги. Но их, разумеется, необходимо вернуть. Следующая планета находилась всего в двух днях пути от нас. Когда корабль, совершил маневр и благополучно вошел в «кротовую нору», капитан Джон поинтересовался:

— Марго, что от тебя хотел командир Кейн?

— Наверное, нашей Марго в любви признавался, — рассмеялся Франсуа, не давая мне ответить. — Разве вы все не заметили, как он целый день на нее смотрел?!

Я с укором посмотрела на нашего геолога, а теперь уже он стал кем-то вроде товароведа. А я не хотела втягивать команду в свои трудности, поэтому пришлось немного покривить душой.

— Ничего интересного командир Кейн мне не говорил. Я надеюсь, что мы вообще больше никогда с ним не встретимся, — отрезала я.

Когда, наконец, мое дежурство закончилось, в своей каюте я с удовольствие погрузилась в сон.

Глава 6

Каждую бортовую ночь я продолжала видеть во сне Алекса Марвела, а он продолжал жить своей странной жизнью. Но теперь я понимала, почему он так себя ведёт, когда за тобой постоянно охотятся, становишь скрытным и недоверчивым. Но я не замечала в его поведении безудержной агрессии: специально он ни на кого не нападал, а всегда только защищался. В своих снах я пыталась поговорить с ним, но меня не слышали. Не было никаких зацепок, где он может находиться, он редко с кем разговаривал, да и в этих разговорах не проскальзывало ни имен, ни названий планет.

После всего, что я узнала, на меня накатила апатия. Мы уже посетили три или четыре разумных мира, а я лишь мельком смотрела на вид, открывающийся за панорамным окном. В основном я следила за всем на мониторе и голограммах борткомпьютера. Я даже не выходила наружу, когда мы приземлялись, а все свободное время проводила на корабле в своей каюте. Я не дышала свежим воздухом и не любовалась закатами на небе новых миров. Зато я с каждым днем становилась все грустнее и грустнее, меня уже не радовали штурвал, кресло возле борткомпьютера и вид звезд за панорамным окном корабля. Ханна все чаще спрашивала меня о самочувствии, а остальные постоянно переглядывались в моем присутствии. А я только отшучивалась, ведь рассказать правду я не могу, еще на таблетки посадят или еще хуже — отправят на Землю. Я выполняла свою работу на автоматизме, и не интересовалась успехами в нашей работе, хотя они были. Наша команда благодаря торговой жилке Франсуа и капитана Джона заключала хорошие сделки, и мы быстро отдали долг Галактическому правительству.

Согласно Кодексу вольных торговцев команда получала 40% выручки, которая поровну делилась между всеми. Еще 40 % оставались в «фонде торговцев» и могли тратиться только на закупку груза или ремонт корабля. А оставшиеся 20% от выручки отправлялись Галактическому правительству как пошлина за использование нами их космоса. Когда выдавали вознаграждение, я игнорировала это и всегда отсиживалась в каюте.

Однажды когда я с поникшей головой шла из душа в свою каюту меня окликнула Ханна и позвала в медицинский блок. Там оказался еще и капитан Джон, они оба указали мне на кушетку, и я приготовилась к не очень приятному для меня разговору.

— Марго, мы все переживаем за тебя, — начал капитан Джон.

— Ты очень похудела и осунулась. Что случилось, может тебя кто-то обидел? — участливо высказалась Ханна.

Но я постаралась защититься:

— Мы все здесь похудели с таким питанием, не только я. И никто меня не обижал.

Рассказывать им правду я не собиралась, я решила, что всё поведаю тому, кто мне сниться.

— Да, но твое эмоциональное состояние оставляет желать лучшего, — не отступал наш биолог. — И у тебя появились круги под глазами, а цвет лица стал землистым, это нехорошо.

— Может тебе лучше вернуться на Землю? Не все выдерживают такие потрясения, — осторожно спросил капитан Джон, намекая на наличие в галактике инопланетной разумной жизни.

— Что? — с вызовом спросила я, вставая с кушетки. — За что? Я не нарушала дисциплину, все приказы выполняла, вы не можете отправить меня на Землю, я не согласна! — чуть не со слезами на глазах выпалила я.

— Хорошо, хорошо — сказал с довольной улыбкой капитан Джон, — но с твоим поведением надо что-то делать. Давай договоримся, ты меняешь свое поведение, а я в свою очередь не отправляю тебя на Землю, — уверенно продолжал капитан Джон, поняв, куда нужно давить.

— Я обещаю, нет, я постараюсь, — твердо произнесла я, — быть более жизнерадостной. И попробую вникнуть в работу вольных торговцев и вообще в жизнь команды.

— Мы все надеемся на это, — сказала Ханна. — В любом случае ты всегда можешь высказаться или спросить совета у любого из нас.

На этой сердечной ноте мы распрощались, а уже в каюте я пообещала себе, что буду из кожи вон лезть, но вживусь в этот новый мир, и ничто не сможет мне помешать.

Алекс Джей Марвел стоял перед дверью небольшого одноэтажного здания, на улице уже было довольно темно, а фонари горели тускло. Неожиданно для меня дверь отворилась, и я резко отпрянула от нее.

— Кого-то ищешь? — спросил открывший дверь русоволосый парень с сиреневыми глазами.

— Одного друга, невысокого, коренастого, с татуировкой на плече, отзывается на имя Джек, — ответил серьезным голосом Алекс.

— Да, видел такого, а зачем он тебе нужен? — сурово спросил он и внимательно посмотрел на Алекса, так они постояли немного, а потом заулыбались и по-дружески обнялись.

— Я рад тебя видеть Алекс, — сказал молодой человек, открывший дверь.

— А я тебя Джек.

Молодые люди зашли внутрь помещения, и я отметила, что у Джека были такие же кожаные браслеты на запястьях как у Алекса. Джек был не один, в большой комнате было оживленно, народ сидел за столами.

— Мне нужен корабль, — шепнул Алекс, а увидев незнакомых людей спросил:

— Кто они?

— Беглые. Воры, насильники, убийцы скрываются от полиции, — как ни в чем не бывало, ответил Джек.

— Я сяду в углу, и не буду никому мешать. Как освободишься, поговорим, — сказал Алекс и направился в дальний угол комнаты.

— Хорошо, — немного замявшись, сказал Джек и направился к своим «гостям», а Алекс уселся в кресле, я же устроилась на подлокотнике, вытянув ноги.

Свое местоположение Алекс выбрал и правду очень удобное, он всех видел и мог наблюдать, при этом его было тяжело разглядеть в затемненном углу.

— Отличная компания Алекс, — с сарказмом выдала я. — Ты вообще с кем-то нормальным общаешься?

Теперь и я осматривалась. Мы находились в каком-то закрытом баре, Джек оказался барменом и официантом в одном лице и разносил всем выпивку. Место было потрёпанное никакой роскоши, да и зачем она беглым преступникам. Грязные деревянные столы, приборов на столах не было, все ели руками, тусклый свет не добавлял этому заведению уюта.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сквозь кротовую нору предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я