Мёртвое сердце. Том 2. Кровь от крови

Этель Рефар, 2020

Некромант и воровка – странный тандем для земель Альтдорфхейма, однако судьба свела их вместе. Научный интерес привёл мага и его спутницу в подземный могильник под руинами древнего храма… С того часа привычный мир людей повис на волоске, а судьба заставила героев сделать выбор. Второй том.

Оглавление

Глава 1. Истинная хозяйка

Башня Высоких Звёзд

Из группы магов Огня, неделю назад посланных за Реваном и его спутниками, обратно под своды Высшей Академии Магии вернулись только двое, и то лишь за счёт вовремя активированных артефактов. Оба мага находились в критическом состоянии, вот уже не один день над их здоровьем колдовали лучшие целители и жрецы. И ни те, ни другие, не смогли излечить поразившие двух огневиков недуги.

— Лорд Нотт, — Нерая Арана осторожно поманила декана факультета магии Огня и отошла в сторонку, чтобы переговорить наедине.

Маг, осторожно глянув на выживших, поёжился и поспешил за целительницей. С момента, когда вернулись Эрек и Ллоэл, он впервые смог навестить их. Если пугливо брошенный взгляд можно счесть за… визит. Короткого мгновения было достаточно, чтобы понять простую истину — молодые маги стали жертвами каких-то страшных чар. И, думалось лорду Нотту, об истинной природе колдовства мог поведать только один человек, ныне изгнанный.

— Мне не хотелось бы говорить об этом, но стоит готовиться к худшему, — Нерая качнула головой. — Мы имеем дело с чёрной магией высшего порядка. Это чистейшая некромантия и, боюсь, даже будь с нами мэтр Вегри…

— Ш-ш-ш, — лорд Нотт предупреждающе схватил целительницу под локоть. — Сейчас это не то имя, которое стоило бы упоминать вслух.

По лбу мага скатилась крупная капля пота, и он тут же промокнул её шёлковым платком, который постоянно носил с собой. Нерая сделала глубокий вдох и легонько кивнула. Она допустила оплошность, такого больше не повторится. С недавних пор в стенах Академии некоторые имена было запрещено упоминать, таков был указ Архимага.

— Так ч-что вы там говорили про… некромантию? — последнее слово лорд Нотт произнёс едва ли не шёпотом.

Мысль о том, что в мире ещё остались те, кто способен не к теоретической, а практической магии этого жуткого направления, наводила на магов и священников панику.

— Они прокляты, — коротко сказала Нерая. — Вы видели их, сами понимаете. Они гниют заживо, разлагаются и…

Маг Огня поморщился, приложив надушенный платок ко рту. Конечно видел. Трупные пятна, серая кожа, гнойные язвы и просто отвратительная вонь, которую не способны перебить даже самые резкие травы. При всём при этом оба пациента были живы — они дышали и, кажется, даже в состоянии были стонать.

— Вы не могли бы без подробностей, кхе-кхе. Простите. Ближе к делу, леди Арана.

— Мы сделали всё, что было в наших силах. Процесс гниения замедлен, остановлен, но повернуть его вспять невозможно. Пока невозможно, — поправилась Нерая под взглядом лорда Нотта.

— Поставьте их на ноги. Это ваш долг! Эрек и Ллоэл лучшие мои выпускники и… Это будет слишком большая утрата для Академии. Вы поняли?

Нерая Арана кивнула, но в этом жесте не было твёрдой уверенности. Лорд Нотт тяжело вздохнул. Должно случиться чудо, чтобы парни встали на ноги и смогли восстановиться после пережитого ужаса. В глубине души мастер огненной магии понимал, что светлые чары и святые молитвы бессильны. Чтобы снять проклятье, нужно было звать того, кто не понаслышке знаком с чёрным колдовством. Да вот только число некромантов стремительно сокращалось.

Мастер Нотт вышел из лазарета, у самых дверей его остановил слуга с посланием от самого Архимага. Очередное заседание Совета по поводу судьбы Башни Кости и самого факультета некромантии уже началось, и все ждали только декана огненного факультета.

— Дело было назначено на завтра, — проворчал мастер Нотт, но возмущаться тому, что его не предупредили о переносе заранее, не стал.

…Заседание было назначено в большом Зале Советов, в то время как обычные совещания руководства Академии проходили в малом, и мэтр Нотт явился туда в самый разгар дебатов. Почтенные маги и жрецы не стеснялись в выражениях. Громче всего звучали слова о полном роспуске всего факультета и запечатывании Башни Кости, но было немало и тех, кто ратовал за более сдержанный подход. Достаточно лишь усилить наблюдение и контроль за потенциальными некромантами, признанными студентами и преподавателями. На третьей стороне выступали те, кто желал прибрать строение к своим рукам. Не всем факультетам хватало места в стенах Академии, некоторые были непрочь разжиться новой площадью.

— Я внимательно выслушал всех вас, господа. Моё решение таково — всех действующих некромантов оставить в Башне Кости под тщательной охраной. Набора новых учеников не будет, а всем одарённым отныне будет накладываться печать, ограничивающая магию. Деятельность факультета будет упразднена, а здание перейдёт под полный патронаж Академии, — архимаг, выслушав все точки зрения, подал голос. — Если большинство членов Совета проголосует"за",решение вступит в силу незамедлительно.

— Разумно…

— Архимаг мудр…

По залу пронёсся согласный шёпот. Мастер Нотт молча слушал и помалкивал, предпочитая не лезть в большие игры. Все собравшиеся здесь маги прекрасно понимали, что Совет не более чем формальный повод. Архимаг не мог единолично решить, кто будет новым владельцем Башни Кости, для этого требовалось коллегиальное решение и подписи большинства, а лучше всех, членов Совета. И вряд ли кто-то захочет перечить и губить собственную магическую карьеру… Не хотел этого делать и мастер Нотт.

И разумеется под тяжёлым взглядом архимага все профессора единогласно подняли руки вверх. Магистр Ларанэльбыл особенно воодушевлён — действующий факультет богомерзкого тёмного искусства для него был что бельмо на глазу.

— Я вижу, — архимаг Корнелий обвёл взглядом собравшихся, — что у вас, господа, нет никаких возражений. И всё же по закону я обязан задать этот вопрос. Есть ли в зале тот, кто желает оспорить решение Совета и предъявить свои права на Башню Кости?

В зале повисла гробовая тишина, некоторые маги не сдерживали улыбок. Оспорить права было невозможно, бывший истинный владелец Башни погиб сотни лет назад и здание окончательно переходило в собственность Академии. Ритуальная формула-вопрос была лишь данью традиции, не более.

— Что ж… — Корнелий поднял посох, чтобы ударить им об пол в знак свершения новой сделки.

Решение Совета вот-вот было бы признано законным, если бы высокие двери с грохотом не открылись. Чёрная фигура в белом зале казалась самим средоточием тьмы.

— Я! — с вызовом воскликнула женщина, вошедшая в зал. — Я, Шадива Дларанеран из Дома Серебряных Лилий, заявляю свои права на Башню Кости. Вот моя печать-ключ!

И в подтверждение слов над вошедшей эльфийкой серебром вспыхнул сложный магический узор с родовыми вензелями и символами власти. Подделать такую печать было невозможно, она переходила только по доброй воле владельца к тому, кого он желал видеть своим преемником.

— Посмеет ли кто возразить мне? — прищурившись, волшебница окинула взглядом собравшихся.

Она стояла с высоко поднятой головой прямо в центре зала, наслаждаясь всеобщим замешательством. Против магических законов пойти никто не осмелился, Совет молчал, даже бледный Архимаг не мог перечить законам магии. Не люди и не эльфы установили их когда-то, и не им их нарушать.

— Притязания законны. Право вступает в силу, — только выдавил он севшим голосом.

Эльфийка улыбнулась, и это был оскал ядовитой змеи:

— Чудно.

В портальном зале Шадиву догнали.

— Г-госпожа Дларанеран, подождите.

Эльфийка чувствовала волнение, исходившее от человека за спиной. Она остановилась и медленно повернулась. Что ж, в конце концов, ей некуда торопиться и она может уделить немного внимания магам Академии. Перед Шадивой стоял невысокий лысеющий мужчина средних лет, в полных руках он держал шёлковый платок и нервно мял его пальцами.

— Я Флавий Нотт, декан факультета огненной магии.

Шадива вскинула светлую бровь. Надо же, целый декан факультета, а по виду и не скажешь.

— У вас очень талантливые ученики, мэтр Нотт. Имела честь с ними познакомиться.

— Видите ли… о них я и хотел с вами поговорить. Снимите с них ваше проклятье.

— Они напали на меня первые, я защищалась.

Нотт нервно промокнул взмокший лоб. Беспокоится за своих, пришёл просить за них сам и делал это вполне искренне. Уж что, а ложь эльфийка чувствовала безошибочно. Декан огненного факультета не был ей врагом как, впрочем, и те молодые мальчишки. Будь она на их месте, с незнакомым магом поступила бы так же. Что ж, пусть мэтр Нотт радуется, что ему повезло застать Шадиву в хорошем настроении. В такие моменты она вполне благодушна и вполне способна на милосердие.

— Ваш народ всегда отличался благородством, госпожа Дларанеран. Прошу вас, пусть это будет знаком ваших мирных намерений, коль скоро вы вернулись в мир людей. Я уверен, молодые люди извлекли свои уроки и достаточно настрадались.

«Бросьте ваши сказки для детей», — хотела ответить Шадива, но вместо этого улыбнулась:

— Ведите.

Сарох, Башня Кости, то же время…

Соран проклял тот день и час, когда из малодушия согласился на уговоры сверху и стал информатором для Конклава. Маги понимали, что Ревану, ведомому жаждой знаний, рано или поздно наскучит сидеть в Башне и он отправится исследовать мир. И всё то время, пока они путешествовали из Сароха в Верянские земли, Соран посылал магически зашифрованные отчёты. Ничего особенного, лишь убедить Конклав в том, что ничего опасного не происходит. Он надеялся, что они вернутся с «практики» с пустыми руками и Конклав не сможет ни в чём их упрекнуть, но в какой-то момент что-то пошло не так.

Только благодаря хорошей работе Сорану мало того, что сохранили жизнь после всего, что Реван устроил, но даже позволили остаться в Башне Кости, куда за короткий срок сослали как в тюрьму всех свободных некромантов. На всю империю таковых насчиталось не более десятка, и теперь маги коротали дни в одном месте под надзором нескольких приоров и мастеров стихийников.

За последние пару недель Башню Кости перевернули вверх дном, особенно пострадала библиотека. Книги по некромантии, часть из которых собирал сам Реван в своих научных поездках, были безжалостно сожжены. По указке сверху уничтожили даже ученические конспекты, А что творилось в кабинете Ревана… Он бы поседел раньше времени, если увидел тот бардак, который устроили сначала приоры, а потом Наблюдатели в поисках хоть какой-то информации против него. К их разочарованию у Ревана не было привычки записывать мало мальски серьёзные планы в личный дневник, у него была отличная память, чтобы держать всё ценное в уме. Да и, в чём Соран точно был уверен, так это в том, что у мэтра никогда не было мании к свержению устоявшейся магической власти, не говоря уже о чём-то большем. Захват мира Реван тоже не планировал, жажда знаний была единственным его грехом, но это пока ещё было законно.

Пострадали и алхимические лаборатории, из которых были изъяты все хоть сколько-нибудь опасные ингредиенты. Во-первых, чтобы у некромантов в Башне не было возможности сварить какую-нибудь дрянь и отравить охрану. Во-вторых, чтобы не было соблазна уйти из жизни самому. Уж в том, что касается ядов, факультет теоретической некромантии даст фору алхимикам и целителям. Соран как раз был в лаборатории и, чтобы хоть чем-то себя занять, варил снотворное зелье. Он плохо спал и видел кошмары, во снах являлся Реван и обвинял в предательстве. Соран хотел прекратить это безумие и теперь подбирал необходимые компоненты, сверяясь с рецептом на столе, как неожиданно по всей Башне прошла дрожь от основания до самого шпиля. В дверцах шкафчиков зазвенело стекло, пузырьки заходили ходуном, а по воде в котле пошла рябь. Землетрясение? В коридоре послышались взволнованные голоса других магов.

— Что случилось?

— На Башню напали?

— Землетрясение?

Все, кто был, гурьбой высыпали в центральный зал с магическим источником. Кто-то только-только вскочил с постели и успел накинуть на себя лишь верхнюю мантию, кто-то пытался на ходу допить горячий чай. Маги надзиратели тоже были тут как тут и, как и их подопечные, не понимали, что происходит.

— Это магия! Смотрите! — Соран указал на источник, огромный магический кристалл.

В норме он был прозрачен, но сейчас сменил цвет на серебристый и испускал волны. Кто-то из надзирателей мог бы решить, что это чья-то шутка, и тогда влетело бы всем. Но каждый маг прекрасно понимал, что повлиять на источник невозможно. Кристалл сам реагирует на перемены. С каждой волной энергии по Башне проходила уже знакомая дрожь. Синие знамёна с гербом Академии, висевшие на стенах, затрепетали будто от ветра. Ещё одна волна, и они сменили цвет на тёмно-фиолетовый. На полотнищах проступили серебряные лилии.

Соран не верил своим глазам. Он слышал о том, что Башня отчасти живое существо и реагирует на магический фон вокруг и чувствует своих владельцев, но зримое подтверждение этого видел впервые.

— Что всё это значит?

Невия, единственная некромантка из всех присутствующих, пощупала ткань одного из знамён. Настоящая, не иллюзия.

— Это значит, что Башня Кости сменила хозяина.

— Башня собственность Академии! — воскликнул маг Воды.

— Формально. У меня был хороший учитель, я много читал и знаю, что после исчезновения Ардоса его наследник так и не объявился, а Академия лишь взяла над Башней временное покровительство. Оно, правда, затянулось на несколько сотен лет, но это ничего не меняет.

Соран одёрнул себя, понимая, с кем и где говорит. Он и не думал, что в нём проснётся страсть к лекторству, обычно этим учитель страдал…

— Соран, почему ты замолчал? — Невия подлетела к нему с горящими от любопытства глазами. — Продолжай пожалуйста, это очень интересно. Если ты такой умный, может скажешь тогда, кому теперь принадлежит эта Башня?

Услышь бы сейчас это Реван, его бы инфаркт хватил молодом возрасте. Историю Башни Кости проходят не то что некроманты, а вообще все маги на курсе общей истории. Но Невия, видимо, предпочла им что-то более интересное.

— Невия, ты могла бы учиться усерднее, стыдно такого не знать. — не выдержал один из старших некромантов. — Ардос был из Дома Серебряных Лилий. На обновлённом гербе серебряные лилии, есть ещё варианты, что бы это могло значить?

Невия покраснела от смущения.

— Эльфы, — кто-то мрачно озвучил не высказанные вслух догадки собравшихся в зале.

— Эльфы… — мечтательно протянула Невия. — Это же так прекрасно! Мудрые, бессмертные, прекрасные и вечно юные. Это же хорошо, разве нет?

Ответом была гробовая тишина.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я