Дневник Эмбер. С чистого листа

Эмбер Даст, 2018

Насколько непредсказуемой порой бывает судьба? Никогда не узнаешь, пока сама не столкнешься со всеми крутыми поворотами, которые встанут у тебя на пути. Эмбер уже окончательно и бесповоротно решила забыть ту, что оставила ее одну, ту, что вдребезги разбила ее сердце. Забыть и жить дальше. И вот в голове уже есть план действий и четкая позиция, но, кажется, злодейка-судьба решает, что ей это не по нраву. Что делать, когда та, что разожгла в твоем сердце великое пламя, а затем утопила тебя в слезах, снова появляется на пороге твоей размеренной жизни? Сможет ли Эмбер забыть все обиды и начать все с чистого листа?

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дневник Эмбер. С чистого листа предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог

Меня зовут Эмбер Дастин, и это мой дневник. Хочу предупредить сразу, это не увлекательная история о захватывающих приключениях, не мемуары человека с интересным жизненным путем, не поучительная, полная смысла и морали повесть, а просто дневник девчонки, которая по уши влюбилась. Влюбилась той самой незабываемой и всепоглощающей любовью, которая в жизни каждого человека бывает лишь раз. Первое нежное и воздушное чувство, прерываемое тяготами и невзгодами подростковой жизни обычной девчонки-подростка. Отличие моей истории любви от всех остальных только лишь в том, что предметом моего жгучего чувства стал не школьный красавчик, разбиватель девичьих сердец, звезда школьной футбольной команды или просто привлекающий своей таинственностью мальчиш-плохиш, а девушка. Да-да. Именно девушка. Если Вы ярый гомофоб, то Вам лучше сразу же закрыть книгу и найти ту, что будет Вам по душе.

Все началось тогда, когда Элла Харрис перевелась в мою школу, тем самым оставив неизгладимый след на моем сердце и самые яркие и насыщенные воспоминания в моей памяти.

Вся моя жизнь всегда состояла исключительно из серых, невзрачных картинок, словно из кадров черно-белого кино, но с ее появлением, я забыла о своем спокойствии. Последний год в школе стал для меня серьезным испытанием на прочность. Я узнала, что значит быть на седьмом небе от счастья, что значит сгорать от чьих-либо прикосновений, подавлять слезы счастья от одного лишь взгляда или слова моего прекрасного зеленоглазого ангела, каково это, когда в теле бушует страсть, нагоняя целую толпу непокорных мурашек, когда каждая клеточка изнывает от желания прикоснуться к любимой. Я все это узнала не понаслышке. А также я на собственной шкуре испытала всю боль, которую можно испытать в самых непредсказуемых и наполненных трудностями отношениях. Кажется, я пролила уже миллион горьких слез в те минуты, когда мне казалось, что между нами все безвозвратно кончено, что я никогда не смогу быть с ней. Я знаю, каково это, когда за твои нетрадиционные отношения тебя порицает и осуждает толпа, когда тебя почти в прямом смысле закидывают камнями. Но хуже было от осознания, что Элла уехала, испарилась, пропала навсегда из моей жизни, и что она больше в нее никогда не вернется.

Я сделала для себя, возможно, самые важные выводы за все мое существование и решила, что буду жить дальше. Мне даже удалось хорошо сдать экзамены. Я понимала, что мое сердце еще не скоро сбросит с себя оковы и откроется для новых чувств, поэтому я просто смирилась с тем, что придется немного походить с колотыми ранами на сердце, да и в душе.

И знаете, я не раз говорила, да и скажу еще миллион раз, что жизнь странная и крайне непредсказуемая штука. Вот вроде бы ты решаешь, что все позади, и что ты готова двигаться дальше, вдохнуть полной грудью и наслаждаться жизнью, но судьба подкидывает тебе новое испытание. И именно в тот момент, когда ты меньше всего этого ожидаешь.

Глава 1

Как я уже и говорила, последний год в школе выдался для меня не самым легким и не самым радужным. Но есть плюсы. Благодаря тому, что я очень много размышляла над сложившейся ситуаций, а потом и над своей жизнью в целом, я приняла очень важное для себя решение. Я решила не поступать на тот факультет, где я ничего ровным счетом не понимаю, а именно — экономический. Я поступила на факультет журналистики. Ведь литература всегда была моей страстью. Благо мои родители не то что не осудили меня за мой выбор, а даже поддержали. А Хейли так вообще была на седьмом небе от счастья, поскольку она настоящая сторонница того, чтобы идти за своей мечтой.

Я во многом благодарна своей семье. Ведь для них это оказался тоже непростой период. Принять тот факт, что ваша любимая дочь испытывает чувства к девушке, довольно сложно. Я даже представить себе не могу, каково это. Да, вышло так, что сначала все сложилось довольно печально. Когда мама узнала правду, разразился самый крупный скандал за все то время, сколько я себя помню. Но мои родители не были бы моими родителями, если в итоге не пошли мне навстречу. Хейли вообще стала для меня самой надежной опорой. Казалось, она как грозный хищник готова была защищать меня любой ценой. Я тысячу раз отговаривала ее пойти и надрать зад Элис. Элис получила сполна. Говорят, что на выпускном, который я пропустила из-за простуды, она дико напилась и много чего навытворяла. Но мне это неинтересно.

Единственное, из-за чего я ужасно расстроилась, это была новость о том, что Софи поступила в другой университет, который находится почти на другом конце страны. Да, конечно, мы договорились созваниваться и переписываться каждый день, да и на праздники мы будем обе приезжать домой, но я все равно с тяжелым сердцем приняла это ее решение. Я понимаю, чем она руководствовалась. Возможно, ей действительно хватило сполна всех моих стенаний по Элле, и в какой-то момент она просто взяла и решила, что больше не намерена за этим наблюдать. Я просто надеюсь, что наступит тот момент, когда она перестанет испытывать ко мне чувства, кроме дружеских, конечно, и снова сможет принимать активное участие в моей жизни. Касательно ее успеха в университете, я в ней вообще не сомневаюсь. Я искренне верю, что она добьется всех вершин, каких только можно добиться и засияет новым, ослепительным светом.

Первый день в университете, наверное, прошел бы самым обычным образом — знакомство с однокурсниками, занятия, куча новых впечатлений, если бы не одно но.

Эта пара зеленых глаз, цвет и выражение которых я не забуду никогда в своей жизни, уставилась прямиком в моем направлении, словно прожигая новую дыру в моем сердце, заставляя старые раны раскрыться и закровоточить снова. Я пару раз моргнула, дабы убедиться, что это не сон, и что я вижу ее по-настоящему, вживую, что она не очередная моя больная иллюзия из тех, что мучали меня почти каждую ночь. Мне с трудом удалось побороть желание больно ущипнуть себя. Надо ведь проверить. Если будет больно, то я не сплю. Интересно, а сердечная боль подходит? Потому что сейчас я чувствую, будто мое сердце буквально трещит по швам.

Она ужасно похудела, обрезала волосы до удлиненного каре, а ее глаза искрятся жуткой, просто невыносимой печалью и сожалением, в них появилось какое-то новое выражение — там уже нет того яркого девичьего озорного огонька, который раньше сводил меня с ума, вместо этого я вижу в ее взгляде, да и во всех чертах лица непоколебимую твердость и серьезность, что придает ей вид повзрослевшей и много осознавшей в своей жизни девушки. Ну, а в остальном, должна заметить, что она осталась прежней, той же самой Эллой Харрис — идеальной, безукоризненно одетой, накрашенной без изъяна, идеально уложенные волосы, словно она буквально только что вышла из салона.

Я не решаюсь не то что шаг сделать, а вообще моргнуть. Она, кажется, тоже не спешит предпринять что-либо.

И тут я вспоминаю наш разговор в тот вечер, когда кошмар еще не настиг нас и не разрушил наше счастье. Тогда она сказала мне, что не собирается пускаться в бешеную гонку за престижем, поэтому спокойно последует за мной в тот университет, который выбрала я. Что ж, кажется, она сдержала свое слово. А я и забыла об этом. Я никак не ожидала, что увижу ее здесь, я даже и мысли допустить не могла о том, что она сможет последовать за мной после всего, что случилось.

Воспоминания новой удушающей волной нахлынули на меня, а все ужасы прошедшего года заполнили мое сознание, словно все это случилось лишь вчера. Я вижу, как мой ужас отражается и на ее лице.

— Привет, — вдруг раздается прямо над моим ухом чей-то беззаботный щебет. Я резко разворачиваюсь, вызвав легкий испуг у маленькой миниатюрной девчонки с большими выразительными голубыми глазами, как у меня, только намного светлее.

— О, — я не сразу собираюсь с мыслями, чтобы вступить в диалог, — Привет, да.

— Я, наверное, сейчас выгляжу ужасно глупо, но мы тут поспорили, на какой факультет ты поступила. Просто ты смотрела на нас и возможно…

— Журналистика, — сухо перебиваю ее я, стараясь превозмочь в себе желание вернуть взгляд в направлении Эллы.

— Да! — выкрикивает голубоглазая птичка, — Я выиграла.

Я с недоумением смотрю на нее, словно я не слышала всего, что она только что мне сказала.

— Ну, — теперь победоносное выражение на ее лице сменяется растерянностью и смущением, — Мы тоже. Вот ищем своих, чтобы не было так страшно и одиноко в первый день. Кстати, я Кортни.

— Да, ты права… Кортни. Я тоже искала кого-то, к кому можно примкнуть. Я Эмбер.

— Ну, тогда идем к нам. Познакомлю тебя с остальными и будем бороться с ужасами первого дня вместе. Что скажешь?

Прежде чем я успеваю что-либо произнести, она уже с беззаботной улыбкой хватает меня за руку и тянет в сторону главного корпуса. Я не могу побороть желание обернуться, поэтому украдкой бросаю взгляд через плечо, но тут же понимаю, что на том месте, где еще пару минут назад стояла Элла Харрис, уже никого нет. Она ушла? Так быстро? Или же у меня начались серьезные проблемы с психикой, и теперь я воочию вижу свои иллюзии, как если бы они были реальными людьми?

Облегчение наряду с легким разочарованием окутывают мое сознание. Кажется, я была совершенно не готова к этой встрече, однако где-то в глубине души мне бы так хотелось увидеть ее вновь.

Мои страхи и опасения быстро испаряются, когда Кортни знакомит меня с самой чудаковатой компанией на свете (и как их вообще свела судьба). Сама Кортни порхает от одного человека к другому словно маленький непокорный мотылек, не желающий ни на секунду угомониться. И откуда в этой девчонке столько энергии? Кажется, вечный двигатель все же существует.

Брайан, долговязый худощавый парень, одетый так, словно попал на элитную вечеринку. Без шуток. На нем строгий костюм и яркая, цвета фуксии, рубашка. На все вопросы он ответил, что одевается так всегда, ведь никогда не знаешь, когда тебя могут застигнуть врасплох. Из нашего недолгого разговора, состоящего по большей части из шуток и смеха, я поняла, что он ужасный фанат Стивена Кинга, что он очень любит отличный хоррор, как в литературе, так и в кино, и что когда-нибудь мечтает прославиться как писатель именно в жанре хоррора.

Джастин, милый кучерявый парнишка с добродушным выражением лица, которое он не теряет ни на секунду — либо это выражение крайней безмятежности и добродушия намертво приклеено к его лицу и не исчезнет, что бы ты ни делал, либо он просто на просто родился с ним. Он очень любит фотографировать и не упустит подходящего момента, чтобы увековечить поистине потрясающий кадр. Почему он пошел на журналистику, он так и не ответил. Кажется, что-то там про основную профессию и про хобби. Насколько я поняла, журналистику он хочет сделать делом жизни, а фотографию оставить в разделе «Увлечения», что вызывает во мне целый шквал сомнений. Человек, глаза которого загораются, как рождественская елка, при одном только упоминании о фотографии, просто не может взять и забросить это ремесло. Надеюсь, он не забросит.

Сара вообще отдельный случай. Стройная, прекрасная девушка. Кажется, она была звездой старшей школы. Ее идеально чистая кожа не выдает ни единого намека на изъян, волосы собраны в высокий пучок, взгляд стальных серых глаз искрится серьезностью, целеустремленностью и амбициями. В глаза сразу же бросается ее тонкая длинная шея и просто нереальная осанка. Объяснение было самым логичным — она балерина, занимается балетом чуть ли не с трех лет, но никогда не пылала к нему любовью, а лишь выполняла прихоть родителей, особенно матери, которая в юности грезила балетом, но так и не смогла в нем реализоваться. Журналистикой позволили заниматься через целый ряд ссор и скандалов. Но Сара выбила таки себе право на обучение искусству журналистики. А все потому, что сердце ее давно уже отдано русской классической литературе.

Ну и сама Кортни. Ярая фанатка японской культуры, мечтающая когда-нибудь создать свою первую мангу.

Новые знакомые настолько закружили меня в своем красочном водовороте разных и противоречивых личностей, что я на какое-то время немного отвлеклась от размышлений об Элле. Хотя одна мысль все же не давала мне покоя с самого ее возникновения в моей больной голове — Хейли. Она ведь, кажется, тоже видела Эллу. Как тогда объяснить ее поведение? Теперь ситуация осложняется, ведь объяснений тут только два. Либо Элла Харрис действительно прямо сейчас находится в одном пространстве со мной, либо мы с Хейли сошли с ума вместе. Второе маловероятно. Сестра, конечно, не отличается железным здравомыслием, но не настолько.

Первые лекции показались мне на удивление интересными и занимательными, и я с радостью отметила для себя тот факт, что здесь все кардинально отличается от того, что было в школе. Нудные уроки не шли ни в какое сравнение со здешними занятиями. Ну, или может быть, это всего лишь мое первое впечатление. Но пока могу с уверенностью сказать, что мне здесь нравится.

На обеденном перерыве мы собрались все вместе и принялись яро обсуждать, где нам провести свой первый обед. Решено было пойти в ближайшую кофейню. И это был, возможно, самый верный выбор за день. Кофейня оказалась настоящей находкой. Не так много народу, уютный интерьер так и приглашал присесть на один из мягких диванчиков и отвлечься от университетской суеты. Кофе и выпечка тоже оказались просто отменными.

Мои новые друзья, как только мы расположились за самым уютным столиком у большого окна, принялись делиться впечатлениями по поводу почти прошедшего первого дня.

— Я крайне редко такое говорю, — произнесла Сара с легкой улыбкой на идеальном личике, — Но я просто в восторге от всего.

— Я не испытаю восторга крайней степени, пока не узнаю, что сегодня будет вечеринка, — Кортни еле удерживается на месте от переполняющих ее эмоций, — Вы же все пойдете, так?

Остальные тут же выдают положительные ответы, а я, затерявшись в собственных размышлениях, медлю, не решаясь что-либо сказать. Вечеринки как правило влекут за собой неприятности. А так не хочется влипать в неприятности в первый же день. Но и прослыть скучной затворницей, не желающей развивать свои социальные навыки, тоже не очень-то хотелось бы.

— Эмбер? — Кортни вопросительно смотрит на меня, и к ней тут же присоединяются и остальные, устремив на меня свои взволнованные взгляды, из-за чего у меня сразу возникает ощущение, будто я на допросе, и от меня ждут жизненно важного решения.

— Я ничего не могу обещать, но скорее всего…

— Да брось, — начинает Джастин, и его теплая улыбка тут же растапливает мое сердце, — Мы же будем вместе. Ничего криминального никто делать не собирается.

— Хм, — вдруг выдает Брайан, — Я вдруг задумался, а она ведь права, что не кидается в омут с головой. Кто сказал, что мы можем доверять друг другу. Мы же только познакомились.

Все переводят взгляды на него. На лице Брайана тут же отражается растерянность, словно он только что ляпнул что-то, чего вовсе не хотел говорить.

— От кого я это слышу, — вдруг отзывается Сара, — От парня, который только что хвастался своим званием короля вечеринок в старших классах.

— Ага, — подхватывает Кортни, — И который весь день втирал нам, что жить нужно сегодняшним днем, ловить мгновения, не задумываясь о прошлом.

— Но о будущем ведь задумываться стоит, — защищается Брайан.

— Я считаю, что вечеринка как раз таки неплохой способ узнать друг друга получше, а возможно даже познакомиться с кем-то еще, — встревает Джастин.

— Стоп, — меня вдруг осеняет, — Но кто вам сказал, что вечеринка вообще будет?

Мои новые друзья как по команде замолкают и в нерешительности смотрят друг на друга, явно обдумывая сказанные мной слова.

— Детка, — наконец выдает Кортни, — Ты считаешь, что здесь не закатывают вечеринки по поводу если не первокурсников, то хотя бы начала нового учебного года? Ты ошибаешься. Кто бы вообще поступал сюда, если бы здесь не отрывались как следует.

Остальные поддакивают ей.

— Все, что от тебя требуется, это согласиться и скинуть мне смской номер твоей комнаты в общаге, чтобы я смогла зайти за тобой, — продолжает она.

Я не спешу дать ей ответ, чем видимо лишь подогреваю всеобщее ожидание. Черт. Если я в первый же день влипну в неприятности, я себе этого не прощу. Однако с другой стороны, на самый крайний случай у меня есть Хейли. Следовательно, я все-таки могу пойти на вечеринку. Я все равно не пью и не собираюсь, значит, мне тем более не о чем волноваться. Да и к тому же, вдруг на этой вечеринке будет…

— Тук-тук, есть кто? — Кортни пробуждает меня от моих размышлений.

— Ладно. Я иду, — столик взрывается ликованием, прежде чем я успеваю выставить условия, — Но во-первых, не допоздна, а во-вторых я не пью и не употребляю всякую дрянь.

Эх, во что я ввязалась.

***

Когда я заселялась в свою комнату в университетском общежитие, мне так и не удалось познакомиться со своей соседкой, поскольку, как я позже узнала, она из другого города и появится только к началу учебного года. Этот фактор тоже не давал мне покоя. Я все никак не могла перестать думать об этом. А что если мы с ней не подружимся? Что если она мне не понравится, или ей не понравлюсь я? Или же если она какая-нибудь отвязная тусовщица, сомнительные друзья которой будут постоянно зависать в нашей комнате.

С этими мыслями я поднимаюсь на второй этаж общежития и подхожу к двери моей комнаты (пока что моей). Как только я захожу внутрь, я сразу же понимаю, что пока меня не было, сюда кто-то заселился. По вещам ничего определенного сказать нельзя. Обычный чемодан и пару сумок. Кажется, эта девушка еще даже не распаковывала вещи.

Волнение снова овладевает мной. Значит, уже очень скоро я встречусь с той, с которой мне предстоит провести как минимум семестр в одном пространстве. Я придирчиво, в сотый раз, оцениваю ее вещи. Черный большой чемодан, без каких-либо опознавательных знаков, две сумки спокойных цветов. На секундочку мне становится страшно. Я сразу же вспоминаю миллион жутких историй о том, как серийный убийца убивал десятки девушек, а потом, когда его все-таки ловили, все его друзья и родные говорили, что «он был обычным парнем, ничем не примечательным, ничто не выдавало в нем монстра». Это я к чему? А к тому, что она, конечно, может и не быть серийным убийцей, но вполне может оказаться не самым приятным вариантом для совместного проживания. Вдруг у нее там куча скелетов в шкафу, как у…

Вот же блин. И почему любые размышления неизбежно приводят меня только к одному человеку. Я ведь уже почти отучила себя от этой привычки.

Нет. Стоп. Все будет хорошо. Надо мыслить позитивно. Это наверняка, милая и славная девчонка, с которой мы обязательно подружимся. Либо серая мышка-зубрилка, которая будет вести себя так, что я буду периодически забывать о ее существовании.

Успокоив себя, я принялась разбирать оставшиеся вещи, а именно книги и учебники. Я полностью погрузилась в это занятие, с любовью протирая переплет каждой книги, прежде чем поставить ее на полку. И почему я раньше не замечала в себе такой непреодолимой любви к книгам? Наверное, потому что два года подряд отдавала свою любовь и внимание Эл…

Серьезно. Это уже не смешно. Пора бы перестать сводить все к Элле Харрис. Я так далеко не уеду. Но вот вопрос — действительно ли я хочу забыть о ней и зажить новой жизнью, в которой ей не будет места?

Сложный вопрос. И возможно, если бы не сегодняшнее происшествие, я бы ответила, что да, я вполне готова выкинуть ее из головы.

Я обреченно плюхаюсь на свою кровать, и прежде чем успеваю о чем-либо подумать, мои пальцы машинально находят в телефоне ее номер. Да, номер, который я так и не удалила. Точнее, я удаляла его сто раз, но в итоге записывала его снова, потому что просто помню его наизусть.

Я вдруг осознаю, что начинаю серьезно обдумывать такую опцию, как позвонить ей сейчас. Почему бы нет? Ведь сколько раз я пыталась это сделать, но все было без толку. Ее телефон был неизменно выключен. Когда я наконец смирилась с этим фактом, я перестала, словно одержимая, каждый вечер набирать ее номер и слушать холодный голос оператора, сообщающий мне о ее недосягаемости для меня. Она действительно стала для меня чем-то настолько недосягаемым, что я и забыла о реальности моих прикосновений к ней. Вот и вернулись туда, откуда начали. Она снова поселилась на Олимпе моих мыслей и мечтаний.

Подумав так, я набираюсь решимости и нажимаю кнопку вызова. Я была уверена почти на все сто процентов, что ничего нового я не услышу, но меня сразу же прошибает жар и целая толпа мурашек, вызванных самым настоящим ужасом, покрывает каждый сантиметр моей кожи, когда я слышу на том конце длинные гудки.

Я молниеносным движением сбрасываю и откидываю телефон на подушку, а сама отскакиваю к противоположной стене, как будто это как-то поможет мне.

Что? Но как это возможно? Спустя столько времени она вдруг решила включить чертов телефон. Я уже давно решила, что она сменила номер, и мне уже никогда не услышать ее голос именно по этому номеру.

Я словно парализованная стою у стены не в силах даже пальцем пошевелить. Поразительно, как такое маленькое, почти незначительное событие так сильно потрясло меня и буквально выбило из колеи. Я не успеваю прийти в себя, как телефон вдруг оживает, оповещая меня о новом сообщении. Я мелкими шажками приближаюсь к подушке, на которой покоится зловещий аппарат. Мне почти становится смешно от внезапно возникшей мысли о том, что я сейчас безумно похожа на героиню какого-нибудь ужастика, которая услышала где-то в отдалении шум и пытается узнать, что же ждет ее там. А там, как правило, она и вскрикнуть не успевает, как получает нож в сердце. Так же и я сейчас. Иду в неизвестность.

Спустя целую вечность я наконец беру в руки телефон. Новое сообщение. Незнакомый номер. Я холодею от ужаса. Боже, незнакомые номера до сих пор вызывают во мне дичайшую панику. Но ведь та история давно позади, поэтому мне ведь не о чем волноваться, да?

Дрожащими руками я открываю сообщение и сразу чувствую, как облегчение укутывает меня мягким облаком.

«Вечеринка. Ура. Ура. Я иду за тобой. Будь готова через час. Кортни».

Глава 2

Господи, Кортни выглядит так, словно собралась посетить самое важное событие года. На ней яркое блестящее коротенькое платье, боевой раскрас и какая-то неимоверная прическа. Я с ужасом смотрю на нее в ожидании того, что она и меня заставит принарядиться. Но она лишь скучающим взглядом окидывает мой скромный наряд, состоящий из темных джинсов и черного топа, а голые руки и плечи я успешно закрыла джинсовой круткой. Эксперимент по самостоятельному нанесению макияжа удался на славу, и я осталась крайне довольна собой, ведь макияж получился неброским и одновременно, скрывающим все недостатки. Мои волосы, как и челка, отросли, и теперь каскадом спадают мне на плечи, поскольку с прошлого лета я так ни разу и не удосужилась подстричься. Я завила их в легкие локоны, что мне показалось вполне достаточным довершением образа для обычной студенческой вечеринки.

Однако под взглядом сверкающей пташки я невольно бросаю на себя взгляд в зеркало в поисках недостатков, но вроде как ни одного не нашла.

— Честно, Эмбер, я предполагала, что ты принарядишься немного. Но впрочем, ты все равно выглядишь круто, — она дарит мне теплую улыбку, — Кто твоя соседка? Она адекватная? — с испугом в глазах спрашивает Кортни.

— Эмм… Я не знаю. Я с ней еще не познакомилась. Она, судя по всему только заселилась, — сбивчиво отвечаю я. Черт, Кортни своим вопросом об адекватности моей таинственной соседки поставила меня в тупик, и все те мысли об ужасах совместного проживания с предполагаемой психопаткой, снова заполнили мой мозг.

— Просто моя соседка жутко странная. Мне кажется, она родилась обкуренной. Постоянно загоняет мне какую-то хрень про реинкарнацию и жизнь после смерти. Немного жутко, — Кортни съеживается.

— Ну, надеюсь, мне повезет чуточку больше, — говорю я, глядя на вещи таинственной незнакомки, поселившейся со мной под одной крышей.

— Да, надеюсь, — задумчиво произносит она, но уже через пару мгновений возвращает себе былой боевой настрой, хватает меня под руку и тащит к выходу, — Нам пора, детка. Мы просто обязаны всех тут покорить.

Я выдавливаю из себя слабую улыбку, но все же следую за ней. Перспектива покорения «всех» приводит меня в ужас. Общение с другими представителями человеческого рода никогда не было моей сильной стороной. Я просто надеюсь, что я не облажаюсь достаточно сильно, чтобы стать местной легендой и героиней сплетен. Этого мне хватило в школе.

Когда мы выходим на улицу, остальная часть нашей небольшой группы приветствует нас радостными возгласами.

— Черт возьми, я был уверен, что ты не решишься пойти, — говорит Брайан, легонько хлопая меня по плечу. Кажется, нелюбовь к вечеринкам так и сквозит в каждой моей черте.

— А я знал, что Эмбер не подведет команду, — как всегда милый и добродушный Джастин подмигивает мне.

— Так, нельзя терять ни минуты! — врывается в разговор Кортни и буквально сражает всех своим боевым настроем. Похоже, я здесь не единственная, кто пребывает от нее в легком шоке.

— Так веди нас, ты ведь знаешь дорогу, — возмущается Брайан, но Кортни это, кажется, ни капли не смущает. Она пару минут что-то ищет в своем телефоне, а затем с победным выражением лица устремляется вперед по кампусу. Нам же ничего не остается, кроме как последовать за своим полководцем. Мы с Сарой перекидываемся взглядами, полными отчаяния, но все же безмолвно пускаемся в нашу первую авантюру в этом университете.

***

Идея с вечеринкой перестает мне нравиться в тот самый момент, как мы выходим из кампуса. Начнем с того, что эта идея не нравилась мне с самого начала, но теперь же я абсолютно от нее не в восторге.

Брайан не перестает ныть о том, что мы идем уже целую вечность. Да уж, на самом деле это так, мы в пути уже около получаса, если не больше.

— Клянусь своим чувством стиля, если мы сейчас же не придем уже куда-нибудь, я просто лягу прямо здесь, и вам придется меня тащить, — в очередной раз заводится он.

— Брайан, если ты сейчас же не заткнешься, я убью тебя прямо здесь, и тащить тебя придется уже в другое место, — срывается Сара, которая явно терпела его нытье до последнего. Кажется, она тоже не очень-то рада перспективе бесцельной прогулки за пределами кампуса.

Кортни молчит. На ее лице читается выражение растерянности и легкой печали. Кажется, она расстроена. Мне на минутку даже становится ее жаль. Она была так воодушевлена этой идеей, а теперь просто не может найти дорогу. Я уже почти решаюсь приободрить ее, как меня опережает Брайан. Ей богу, этого парня лучше не расстраивать, он становится просто невыносимым. Я невольно вспоминаю Алекса. Черт, а я ведь скучаю по этому придурку. Надо будет обязательно написать ему в свободное время.

— Кортни, признай, что вождь из тебя никакой, — допытывается он до бедняжки Кортни, — Просто сворачивай свою экспедицию, и пойдемте найдем какую-нибудь приличную пиццерию.

Не успевает Брайан продолжить свою атаку, как Кортни взвизгивает, заставляя нас всех вздрогнуть. Она подпрыгивает на месте, мы следуем за ее взглядом в поисках того, что привело ее в такой восторг и видим дом, который по всем признакам и стал местом проведения грандиозной вечеринки. Довольно большой двухэтажный дом, украшенный новогодними огоньками, на крыльце стоит компашка парней, что-то бурно обсуждающих. Из дома раздается музыка.

Кортни, не теряя ни минуты, срывается с места и бежит к дому. Ох, ну понеслась. Я горестно вздыхаю и иду за остальными.

Мы проходим в дом, и первое, что я осознаю, так это то, что здесь просто не протолкнуться — столько народу. Музыка играет так громко, что я почти не слышу свои мысли. На кухонной стойке целый ассортимент напитков, даже знать не хочу, что там.

— Видите, — кричит Кортни, уже во всю поддаваясь ритму музыки, — Я же говорила.

Мы проталкиваемся через толпу. Сара тут же притягивает парочку мужских взглядов. Неудивительно, ведь в этом платье, подчеркивающем ее точеную фигурку, она выглядит просто бесподобно. Я вдруг ловлю себя на мысли, что тоже не отказалась бы от чуточки внимания в мою сторону, но как только какой-то смазливый парнишка шарит по моему телу похотливым взглядом, я тут же холодею и понимаю, что лучше все же быть серой мышью.

Кортни выскакивает откуда-то из толпы, еле удерживая в руках пластиковые стаканчики. Я активно мотаю головой, отказываясь от предложенного напитка, по запаху напоминающего смесь пива и виски. Я благодарна Кортни, потому что она не доканывает меня и лишь переходит к остальным членам нашей небольшой группы. На удивление все они принимают из ее рук стаканчики. Черт, боюсь, мне придется тащить на себе четверых упитых в ноль людей.

Не проходит и десяти минут, как мы все рассасываемся. Парни, кажется, нашли себе компанию других парней старшекурсников. А мы с Сарой остаемся на месте, придирчиво рассматривая толпу.

— Музыка дерьмо, — кричит Сара, а я киваю, соглашаясь с ней, спустя пару минут она добавляет: — Если малышка Кортни накидается, я убью ее.

Я нахожу в толпе нашу заводилу. Она беззаботно, самозабвенно танцует с группой каких-то девчонок.

Кажется, остались только мы с Сарой. Ну, хоть так. Было бы хреново, если бы я осталась совсем одна. Только я успеваю подумать об этом, как откуда ни возьмись появляется парень. Ух ты. Довольно симпатичный — высокий, крепкий, русый парень с ослепительной улыбкой.

— Привет, дамы, — говорит он нам, в то время как его взгляд обращен лишь на Сару. Ну, мне не привыкать.

— Привет, — мило улыбается Сара. Кажется, в конце концов, снежная королева оказалась не такой уж снежной.

— Могу я предложить вам чего-нибудь? — он подходит к ней ближе, а она смущенно опускает глаза в пол.

Черт, а этот парень зря времени не теряет. Я не выдерживаю и со скучающим видом закатываю глаза. Он сейчас так напомнил мне Роберта. Похоже, моя прошлая жизнь никак не хочет отпустить меня. Пора что-то делать с этим.

А тем временем, они быстро знакомятся, и между ними уже завязывается какая-то непринужденная беседа. Я ощущаю болезненный укол обиды. Я привыкла, что меня никогда не замечают, что для таких парней, как этот, я буду последней в списке жертв. Но и все же, это довольно обидно, когда тебя не оценивают по достоинству. Мне становится почти тошно, и я сама того не осознавая, вдруг срываюсь с места и лечу в непонятном направлении. В голове крутится лишь одна мысль «С меня довольно. Я просто хочу уйти отсюда».

Я тщетно пытаюсь найти путь к выходу, но неизменно на каждом шагу с кем-нибудь сталкиваюсь, либо меня просто сбивают с пути. Их я тоже винить не стану — людям весело, а я слишком незначительный пустяк, чтобы заметить меня в толпе.

Недовольство заполняет меня до краев, когда я понимаю, что мне не единожды отдавили уже обе ноги. Последнее столкновение оказалось роковым. Я налетаю на какую-то стальную гору мышц и почти лечу на пол, но сильная рука удерживает меня.

— Прости, — бормочу я.

— Куда же ты так летишь? — слышу я глубокий низкий мужской голос у своего уха.

Я поднимаю глаза и сталкиваюсь с пронзительным взглядом темных глаз. Я отскакиваю в сторону, рискуя сбить кого-нибудь еще.

— Эй, поаккуратнее. Или ты все же хочешь добиться своего и сбить кого-нибудь с ног? Если это так, то мешать не стану, — слышу я все тот же голос, но уже с насмешливыми нотками в нем.

Я набираюсь решимости и вскидываю голову, чтобы разглядеть своего спасителя. Высокий, отлично сложенный парень, темная копна волос непослушными прядями падает ему на лоб, а в темно-карих глазах сверкают яркие искорки.

— Я Кайл, — ничуть не смутившись, парень протягивает мне руку, по неизвестным мне причинам я беру ее и пожимаю, — А ты видимо, первокурсница и не очень любишь вечеринки, я прав?

— В точку, — я немного расслабляюсь, — Как раз пыталась свалить отсюда, и буду тебе крайне признательна, если покажешь мне выход из этой цитадели алкоголя, разврата и дерьмовой музыки.

— Воу, полегче. Это требует привычки, знаешь ли. К последнему курсу будешь обожать эти сборища.

— Поспорим? — я с вызовом смотрю на него.

— Цена вопроса, — он с решимостью смотрит мне прямо в глаза.

Я чувствую, что начинаю теряться под его взглядом. Боже, что же я делаю? Решила заключить пари с неизвестным мне парнем. Кажется, это называется «выйти из зоны комфорта», если я не ошибаюсь.

— Ладно, ладно, — сдается он, видимо, поняв, что на большее я не способна, — Пошли, отведу тебя на свежий воздух, может быть, там голова будет работать лучше, — он игриво подмигивает мне и расталкивает толпу, давая мне дорогу.

— Намек на мои недостаточные умственные способности? — подшучиваю я.

— Намек? Я не намекал, я сказал прямо.

Не могу ничего с собой поделать, этот парень начинает мне нравиться. Он вдруг кажется мне таким близким и знакомым. Мне не нужно было много времени, чтобы понять, что Кайл чертовски напоминает мне Алекса, моего рыцаря, моего доблестного защитника, который не боялся встать на мою сторону даже тогда, когда все либо отворачивались, либо тыкали в меня пальцами с самыми безжалостными издевками.

Мы выходим на улицу, и я тут же ощущаю заветную освежающую прохладу ночного воздуха. Я хватаю воздух ртом так, словно меня только что выпустили из преисподней. И только спустя пару мгновений я понимаю, что Кайл все это время с интересом наблюдает за мной.

— Что? — спрашиваю я напрямую, потому что больше не чувствую ни страха, ни стеснения по отношения к нему. Боже, кажется, я действительно лесбиянка.

— Ничего, — совершенно спокойно отвечает он, — Просто ты так и не сказала мне свое имя.

В моей голове уже появляется не один остроумный вариант ответа, как вдруг из дома вылетают два таких же широкоплечих здоровяка, как и Кайл.

— Кайл, дружище, мы обыскались тебя, пошли, там кое-что намечается.

Он не успевает сказать мне напоследок и слова, как друзья затаскивают его обратно в дом. Я не решаюсь последовать за ними. Мне все же нужно набраться немалой смелости, прежде чем я смогу еще раз поддаться этой пытке.

Я остаюсь на крыльце и размышляю над тем, как же все-таки быстро и порой молниеносно может измениться жизнь. Вот ты жалкая школьница, неудачница и предмет всеобщих насмешек, а уже в следующий момент ты студентка первого курса в университете, где тебя никто не знает. Словно, жизнь дает тебе еще шанс. Главное, не упустить его. Но упускать шансы я умею лучше, чем что-либо другое в своей жизни. Я обхватываю себя руками. Показавшаяся сначала умиротворяющей ночная свежесть становится зябкой. И я вдруг понимаю, почему. В какой момент я сняла с себя куртку? И где ее оставила? Черт. Кортни ведь пролила на меня пиво и решила помочь мне застирать пятно, но потом просто забыла об этом и пустилась в безудержный танец в кругу таких же подвыпивших студентов.

Я набираюсь сил и решимости, чтобы снова войти в адскую жаровню, как вдруг мои плечи окутывает что-то теплое и пушистое, будто свитер, а затем я чувствую, как кто-то легонько приобнимает меня за плечи. В следующий миг свежий нежный цветочный аромат с легкими цитрусовыми нотками поражает мое сознание, отдаваясь старой и такой знакомой болью в самом сердце.

Глава 3

Самая нелепая из всех мыслей на свете приходит ко мне в голову, и я не удивлена, ведь кто, как не я, мог до этого додуматься. Я подумала, может быть притвориться, что я ничего не замечаю?

Да, конечно, Эмбер, это будет выглядеть ничуть не странно. Тебя трогают, а ты стоишь столбом. Но, Боже, как же страшно мне вдруг стало. Я просто не хочу обернуться и увидеть там ее лицо, ее прекрасное лицо, которое сводило меня с ума своими идеальными чертами каждый чертов день. Если она стоит прямо позади меня, то это будет означать конец всему. Мой мир снова полетит к неизвестным до этого момента чертям. Я просто не представляю, что я смогу сделать со всем этим. Что?

Человеческое любопытство великая вещь, как ни крути. Это один из двигателей прогресса. Господи, как же это верно. И насколько губительна эта черта — любопытство. Подумать страшно, сколько человек погибло или погубило свои судьбы из-за простого любопытства. Вот и сейчас, хитрый дикий зверь пожирает меня изнутри, заставляя повернуться и посмотреть на того, кто стоит за моей спиной, хоть сознание и кричит мне о том, что оно уверенно в том, что это Элла.

Я медленно разворачиваюсь и понимаю, что на моих плечах действительно покоится мягкий кашемировый свитер нежного кремового цвета.

— Ты замерзла, — нежный глубокий голос обволакивает меня теплом, согревая больше, чем сам свитер.

Прекрасные изумрудные глаза горят даже в ночи, отправляя меня в прошлое, в те дни, когда я была счастлива. Я окидываю ее взглядом — бесподобна, как всегда. Черное платье сидит на ней так же идеально, как на манекене (а мы с вами знаем, что в магазине вещи сидят идеально только на манекене), волосы струятся волнами, словно сверкающий водопад, губы подчеркнуты соблазнительной темно-красной помадой.

— Я… привет, — она в нерешительности смотрит на меня, избегая прямого зрительного контакта.

Я лишь киваю в ответ, потому что просто не могу позволить предательскому кому слез вырваться наружу и выставить меня полной дурой.

— Я видела тебя сегодня утром. С Хейли. Выглядишь потрясающе, — кажется, она действительно не знает, что сказать, а я молчу, что, по всей видимости, нисколько ей не помогает, — Я надеялась, что ты не поменяешь своих планов и поступишь туда, куда хотела. И вот, ты здесь. И я здесь. Ну, в университете. Не на вечеринке. Хотя и на вечеринке мы обе тоже…

Черт, что она несет? Я думала, что это только я блещу своими гениальнейшими репликами, которые не идут в сравнение ни с одним пьяным бредом. Я замечаю, что она нервно теребит в руках клатч, кажется, она волнуется. Еще бы. Я бы на ее месте вообще не знала, как мне поступить. Она хотя бы пытается. Похвально, но я в любом случае не знаю, что мне ей ответить. И надо ли? Я приложила столько усилий для того, чтобы избавить себя от всей той боли, что стала моим неизменным спутником на протяжении не одного месяца. А теперь она вот так вот предстает передо мной и пытается наладить разговор? А что потом? Чего она хочет? Чтобы мы снова были счастливы каких-нибудь пару деньков, а потом опять неизбежно погрузились в океан страданий и неудач? Нет уж, я пас.

Я вздрагиваю от вдруг поразивших меня мыслей и срываюсь с места. На подходе к двери, Элла хватает меня за руку и удерживает около себя. Я с недовольством смотрю на ее руку.

— Прошу тебя, нам нужно поговорить. Удели мне хотя бы минутку, — она с мольбой смотрит на меня, и я чувствую, как мое сердце готово сдаться, в то время как мозг истерично кричит во весь голос, предупреждая меня о грядущем разочаровании.

И, тем не менее, я останавливаюсь и выжидающе смотрю на нее. Черт возьми, она безумно красива, я вновь чувствую острую нужду в ней, непреодолимое желание прикоснуться к ее мягкой нежной коже, почувствовать ее тепло.

— Я знаю, что тебе пришлось тяжело после того, как отец забрал меня из города. Я находила тысячу способов связаться с тобой, но все они были провальными. Ты везде заблокировала меня, а уехать из города без его ведома я просто не могла.

Ну что за ложь? Я не блокировала ее. Как я могла? Это я ждала хотя бы одного жалкого сообщения от нее, надеясь, что она хоть как-то свяжется со мной. Я чувствую, как откуда-то из глубины начинает расти негодование.

— Я все время думала о тебе. Постоянно. Каждую секунду, Эмбер. Я молила Бога о том, чтобы ты не передумала и поступила сюда, чтобы мы смогли встретиться. Я знаю, что я облажалась. Я должна была что-то предпринять, но я как глупая идиотка боялась отца. Я боялась, что он причинит тебе вред. Так и вышло. Я знала, что ты не взяла денег, но он позвонил твоим родителям и все им рассказал. Мне так жаль, Эмбер. Я просто… Позволь мне все исправить.

Каждое ее слово отдается новой болью в моем итак покалеченном сердце. Она смотрит на меня так, словно от меня зависит ее жизнь. Черт, лучше мне не смотреть в ее глаза, иначе земля окончательно уйдет из под моих ног. Я набираю воздух в легкие и наконец произношу:

— Элла, все не так просто как тебе кажется. Неужели, ты считаешь, что можешь вот так просто взять и появиться в моей жизни снова после всего, что было и сделать вид, что ничего такого не произошло? Я думала, что сойду с ума. В некоторые момент, я была почти на грани, — я чувствую, как с каждым произнесенным словом ком слез все растет, но я не могу позволить ему пролиться.

— Я знаю. Знаю, — тихо произносит она, — Я так же знаю, что ты уже не раз давала мне шанс, но я просто прошу еще об одном. Теперь я точно знаю, что мне нечего скрывать, что нам никто не помешает. Я свободна, Эмбер. И свою новую свободную жизнь я хочу посвятить только тебе, — она делает шаг мне навстречу и легонько касается холодной ладонью моей щеки.

Тысячи вспышек поражают меня, словно выстрел в голову. Меня вновь переполняют те ощущения, что я испытывала с ней — от ее прикосновений хочется парить, хочется, чтобы этот миг не заканчивался никогда. Я прижимаюсь к ее ладони, а она делает еще один робкий шаг ко мне, и вот мы уже смотрим друг на друга, зачарованные, не в силах пошевелиться. Элла переводит взгляд на мои губы и нервно сглатывает. Я знаю, о чем она думает, потому что в моих мыслях сейчас происходит то же самое.

— Пожалуйста, крошка, — шепчет она. Одно маленькое слово в конце ее фразы, и я готова отбросить все свои сомнения в сторону и броситься в ее омут с головой, и не важно, что меня ждет впереди — желанное счастье или же новое разочарование.

Я тянусь к ее губам, Элла спешит помочь мне, медленно сокращая сантиметры расстояния между нами. И тут где-то в отдалении я слышу голос разума. Стоило прислушаться к нему чуточку внимательнее, и он уже стремительно набирает громкость и уверенность. Он просит меня остановиться. Остановиться во что бы то ни стало. И я вдруг понимаю, что он прав. Я не могу вот так просто взять и принять ее обратно после всего, что между нами было. Слишком много боли и обид. Моя жизнь только начала приходить в норму. А с ее появлением… Я просто не хочу, чтобы моя университетская жизнь стала второй школой. Нет.

— Нет, — твердым голосом говорю я и отстраняюсь от нее.

Последнее, что я вижу, перед тем как отвести взгляд, это то, как она мрачнеет и съеживается.

— Я не могу, — продолжаю я, — Ты все понимаешь? Все знаешь? Так ты говоришь? Но ты ни черта не знаешь, Элла. Ты оставила меня там. Одну. Разгребаться со всем тем дерьмом, что натворила Элис. Я была там одна против всех. А ты постоянно была недоступна. Не так уж я тебе, выходит, и нужна, если твой страх все же пересилил желание быть со мной не смотря ни на что. Ты могла бы сделать хоть что-то. Элла, хоть что-нибудь. Выходит, все, что ты мне говорила, было ложью. Сладкой ложью. Легко говорить приятные слова, когда ты счастлив. Еще легче, видимо, сбежать, когда все плохо, верно? — я не могу поверить, что весь этот поток сейчас с такой легкостью обрушивается на голову Эллы, но остановиться я уже не могу.

— Послушай, Эмбер. Прошу, просто послушай, — она снова делает ко мне шаг, но я отступаю назад.

— Что слушать? Ты уже все сказала, — я повышаю голос, но тут же беру себя в руки, — Это ты послушай. Я не могу. Точка.

Она замолкает, на ее лице отражается задумчивость и некая борьба.

— Я виновата? Ты делаешь виноватой меня? — вдруг произносит она, — Ты считаешь, что я просто просидела все это время, довольная всем, что происходило? Ты чертовски ошибаешься. И если ты думаешь, что я ничего не предпринимала, то ты ошибаешься вдвойне. Но ты не была на моем месте. Легко говорить все это, имея прекрасную, да просто замечательную понимающую семью, надежных друзей, которые не предадут и не оставят в трудный момент. Ты просто не понимаешь, каково это — быть мной, Эмбер, — я холодею, ведь она права, я же прекрасно знаю, насколько дерьмово ей пришлось в жизни в целом, я чувствую, как мой мозг, поразмыслив, начинает давать задний ход, — Моя жизнь рушилась. И не раз. Рушилась у меня на глазах. И я ничего не могла с этим сделать, даже если бы очень сильно захотела. Черт побери, я столько раз хотела просто сдаться и больше никогда не пытаться жить заново. И так и будет. Я больше не буду пытаться. Без тебя не буду. Мне нужна только ты, понимаешь? Без тебя я просто не смогу.

— Я… я…, — я действительно не знаю, что сказать, — Просто не нужно.

— Значит, — я улавливаю раздражение в ее голосе, — У тебя уже кто-то другой, так?

Это было последней гранью, раздражение накатывает на меня не просто волной, а девятым валом.

— Что?! Да как ты можешь? — кричу я.

— А как я могу? — парирует она.

— Ты рехнулась, Элла? — я чувствую, что почти хочу хорошенечко встряхнуть ее.

— Я не рехнулась. Может быть, ты просто не можешь мне сказать, что забыла обо всем и двинулась дальше? — в ее зеленых глазах появляется такой редкий оттенок стали, который можно увидеть лишь в те моменты, когда она действительно зла.

— Трусиха у нас здесь ты, Элла Харрис. Как и лгунья, — выкрикиваю я прежде, чем успеваю понять смысл своих слов.

Она в доли секунды подскакивает ко мне, хватает меня за плечи и резко, но не сильно трясет всего один раз, но достаточный, чтобы немного меня усмирить.

— Не смей, — она прерывисто дышит, ее губы напряжены, а глаза сверлят меня так, что я вот-вот вспыхну, — Не смей называть меня лгуньей, — цедит она сквозь зубы, — Кем угодно, но не лгуньей.

Ее пальцы впиваются в мою кожу, я чувствую ее теплое дыхание на своих губах. В ее прекрасных глазах вспыхивает изумрудный огонь, сжигающий меня дотла. Я чувствую, как на тех местах, где она прикасается ко мне, кожу саднит от легкой боли и ощущения изнеможения, дикого желания, чтобы она не отпускала меня.

Уже в следующий момент я прихожу в крайнее изумление от того, насколько все же ясно мыслит мой мозг и насколько он сильнее моего сердца на данный момент. Я легонько, но настойчиво отталкиваю Эллу и отхожу в сторону. Я закрываю глаза и пытаюсь привести в порядок спутавшиеся в клубок чувства и мысли. Сердце совершает бешеный забег на неимоверной скорости.

— Но это так, — тихо говорю я, — Я не блокировала тебя. Все, что я делала, это ждала твоего звонка. Или сообщения. Хоть чего-нибудь. Не нужно все драматизировать. Я знаю, что тебе пришлось нелегко. Но зачем говорить, что ты пыталась со мной связаться, когда я знаю, что это не так.

— Но…, — она в растерянности смотрит на меня, — Эмбер, я могу доказать тебе.

— Не нужно мне ничего доказывать. Элла, просто оставь меня. Твое появление было слишком внезапным, я только начала жить без тебя и без постоянных мыслей о тебе. Дай мне пожить спокойно, потому что я уже даже забыла, каково это — чувствовать себя свободно, не знать, что такое боль, не быть зависимой от мыслей о ком-то. Просто оставь меня, прошу.

Я говорю все это, но не решаюсь поднять на нее взгляд, я не могу сейчас видеть ее лицо, иначе я просто разрыдаюсь. А мне так надоели постоянные слезы. Черт, да я уже давно должна быть обезвожена после такого количества выплаканных слез.

— Эмбер, я здесь только ради тебя. Не проси меня, я не оставлю тебя. Я хочу быть рядом, и я буду рядом, — ее голос надрывается на конце фразы и она замолкает.

Не успеваю я хоть как-то отреагировать, как дверь распахивается и оттуда вылетает Сара с таким выражением лица, как будто только что увидела что-то ужасное.

— Эмбер, вот ты где, — она подлетает ко мне и хватает меня за руку, — Слава богу, ты не ушла. Прошу, помоги мне. Кортни устраивает стриптиз на столе. Идем!

Она тянет меня за руку, а я не сопротивляюсь. Возможно, мне было просто необходимо, чтобы кто-то силой увел меня отсюда. Я бросаю один последний взгляд на Эллу и сразу же жалею об этом. По ее прекрасному лицу, по ее мягкой шелковистой коже струятся слезы. Наши взгляды пересекаются, и меня поражает выражение невыносимой боли в ее глазах.

Это последнее, что я увидела, но этого вполне хватило, чтобы окончательно добить меня.

Глава 4

Когда мы с Сарой пробираемся сквозь толпу, перед моими глазами действительно предстает удивительное зрелище. Кортни вытанцовывает на столе, вокруг которого собралась целая компания парней, да и девчонок, подбадривающих ее оживленными возгласами. Хорошая новость — она не раздевается, плохая новость — она вот-вот свалится со стола, если еще раз вильнет бедром. Я еле сдерживаю улыбку. Судя по всему, ей сейчас кажется, что все, что она вытворяет, смотрится дико изящно, на самом же деле каждое ее движение все больше приближает ее к тому, что она скоро неизбежно полетит на пол. Кто-то должен уберечь ее от позора.

Мы с Сарой переглядываемся и не сговариваясь бросаемся на помощь перебравшей алкоголя новой подруге.

— Девчонки, — издает наша танцовщица радостный писк, который на удивление слышно даже не смотря на ужасно громкую музыку, — А я вас искала.

— Так, давай, девочка, — Сара хватает Кортни за руку и пытается аккуратно спустить с импровизированной сцены на землю, но как ни странно, подвыпившая Кортни очень неплохо сопротивляется.

— Давай, Кортни, ты же не хочешь упасть и расшибить лоб, — говорю я, присоединяясь к Саре.

— Тут так весело, — она вырывает руку и продолжает отплясывать под какую-то взрывную песню, — Я же вам говорила, что вечеринки это круто.

— Черт, Сара, в какой момент она успела так упиться? — спрашиваю я.

— А я откуда знаю, — раздраженно отвечает Сара, пожимая плечами и выискивая новые способы дотянуться до Кортни.

— Но ты была здесь. Ты могла бы и последить за ней, — строго произношу я.

— То есть, — Сара выпрямляется и направляет на меня серьезный взгляд, — напилась Кортни, а виновата я? Я тут была не одна, знаешь ли. Джастин и Брайан тоже ведь где-то здесь, но что-то им обоим глубоко наплевать на тот факт, что наша анимешница вот-вот опозорит себя и свою Японию в придачу.

Я не нахожу слов, чтобы ответить ей, ведь по факту она права. Не только Сара ответственна за поведение нашей подруги. Я оглядываюсь вокруг в поисках парней, но их и след простыл. Как бы они не влипли во что-нибудь посерьезнее танцев на столе.

Сара надув губы и скрестив руки на груди стоит и наблюдает за неуклюжими движениями Кортни, кажется, она уже оставила какие-либо попытки спустить ее с импровизированной сцены.

— Кортни, — кричу я, но девчонка либо не слышит меня, либо просто отказывается слышать, — Давай спускайся.

Она вдруг резко оборачивается в мою сторону и серьезным взглядом окидывает меня с ног до головы, словно впервые видит за весь вечер.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дневник Эмбер. С чистого листа предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я