Интеллектика. Как работает ваш мозг (Константин Шереметьев, 2013)

Вы можете все. Инструмент, с помощью которого вы способны достигать любых высот, – это ваш интеллект. Именно от работы «серого вещества» зависит уровень вашего успеха. Хотите достичь серьезных жизненных целей – научитесь правильно им пользоваться. В этой книге Константин Шереметьев – кандидат наук, психолог, имеющий 20-летний опыт в сфере практической психологии, – объясняет, как применить интеллект «по назначению». Автор рассказывает, как менялся интеллект в процессе эволюции человека, чем отличается мужской интеллект от женского, как сделать своего ребенка гением и что на самом деле показывает тест на IQ. В книге приводятся техники, с помощью которых вы сможете повысить уровень развития своего интеллекта, научитесь быстро и эффективно решать задачи, которые ставит перед вами жизнь, и будете с честью выходить из затруднительных положений! Книга адресована тем, кто хочет стать интеллектуально развитым, умным человеком и расширить границы своих возможностей.

Оглавление

  • Введение
  • Часть I. Происхождение интеллекта

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Интеллектика. Как работает ваш мозг (Константин Шереметьев, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть I

Происхождение интеллекта

Каково назначение человека? Быть им.

Станислав Ежи Лец

Вы хотите быть успешным и счастливым? Вы хотите быстро и эффективно решать те задачи, которые ставит перед вами жизнь? Вы хотите справляться с любыми ситуациями и с честью выходить из затруднительных положений?

Если да, то у меня есть для вас приятная новость. Природа подарила вам такую возможность. Она подарила вам интеллект – самое эффективное средство для решения проблем.

Правда, к интеллекту не прилагается инструкция по применению. Это означает, что вам надо разбираться в своем интеллекте самим. В этой книге будет детально рассмотрено, что такое интеллект, как он работает и как им правильно пользоваться.

Глава 1. Что такое интеллект?

Всякий умный человек знает, что такое интеллект… Это то, чего нет у других!

Начнем с определения интеллекта. Как ни странно, но сразу дать это определение не так просто. Психические процессы настолько взаимосвязаны, что тяжело найти ту ниточку, за которую нужно потянуть, чтобы распутать весь клубок.

Все становится намного проще, если проследить, как именно появился интеллект. Когда мы увидим последовательность возникновения тех или иных функций, нам легче будет понять их отношение и связь.

А зачем вообще нужен интеллект?

Зачем нужен интеллект?

Природа дала человеку очень мало шансов выжить. Представьте, что вы оказались в джунглях. Без одежды и без оружия. С ближайшей ветки на вас лениво смотрит леопард. В траве проползает шестиметровый питон. На берегу реки греется пара крокодилов. В небе кружат стервятники. А рядом жужжит муха цеце. Сколько вы продержитесь?

У человека нет острых зубов, как у тигра, мощных мышц, как у медведя, быстрых ног, как у гепарда. И даже защититься рогами или мощным ударом копыта он не может. Он практически беззащитен, а это в мире зверей большой недостаток.

Каждое животное находится в условиях непрерывной борьбы за существование. Оно должно найти себе пропитание, избежать нападения хищников и завести потомство. Этому помогают быстрые ноги, острые зубы, крепкие мышцы.

Человек сильно выделяется в этом жестоком мире борьбы всех против всех своей явной беспомощностью. Но в то же время мы видим, что человечество не только не боится тигров или медведей, но даже решает, оставить их на Земле или уничтожить, как уничтожило раньше десятки видов других животных.

Секрет такой силы человека в том, что природа снабдила его более страшным оружием, чем клыки или когти. Природа подарила человеку интеллект – лучшее средство выживания.

Посмотрим, как интеллект помогает побеждать в борьбе за существование.

Даже микроскопическая бактерия должна сначала решить, что перед ней – еда или хищник, – а потом уже действовать. А для этого любое животное должно хоть что-то знать об окружающей среде, или, говоря другими словами, иметь модель окружающей среды.

Перед тем как броситься на добычу или наутек, животное должно сначала распознать ситуацию.

Если мы рассмотрим какое-либо животное, то увидим, что оно успешно живет в пределах своей экологической ниши, несмотря на то, что число опасностей, которые его подстерегают, весьма велико.

Закон естественного отбора приводит к появлению таких животных, которые идеально приспособлены к конкретным условиям существования, то есть животных, которые имеют систему отражения окружающей среды.

Но обратим внимание, что произойдет, если изменится среда существования.

Хищная рыба, для которой нет никаких опасностей в ее родном пруду, может быть съедена случайно залетевшим журавлем. Стадо слонов может подвергнуться нападению несметных полчищ муравьев. Наступивший ледниковый период полностью меняет условия жизни, вынуждая животных покидать насиженные места или приспосабливаться к новым обстоятельствам.

В таком случае в действие опять приходит закон естественного отбора, который начинает отбирать особей, способных построить модель и этой ситуации, а значит выжить.

И наконец, любое земное животное пока бессильно перед воздействием космических катаклизмов. Следовательно, естественный отбор приводит к тому, что системы отражения должны будут воссоздавать все более и более широкую среду существования.

На определенной стадии развития должна появиться система отражения, способная воссоздать всю Вселенную. Такой системой отражения и стал человеческий интеллект, который воссоздает всю Вселенную, или другими словами:

Человек – это зеркало, в которое смотрится Вселенная.

Отражая Вселенную, интеллект в то же время отражает и те опасности, которые угрожают человеку. Интеллект позволяет построить модель любого хищника и модель такого поведения, которое позволяет справиться с этим хищником.

Преимущество построения модели в том, что в предстоящей схватке человек заранее может определить свою цель и заранее продумать, как ее достичь. Борьба за существование разделяется на два этапа. Сначала человек строит модель достижения цели, а затем эту цель реализует на практике. Это и дает человеку колоссальное преимущество в борьбе за выживание.

Интеллект нужен человеку для того, чтобы добиваться своих целей.

Эволюция живых систем

Теперь нам необходимо выяснить, что такое жизнь и какие системы можно считать живыми системами. Для этого рассмотрим подробнее развитие свойства отражения.

Для того чтобы распознать ситуацию нападения и выжить, животное должно сначала получить и обработать информацию об угрозе нападения. Обработка информации определяется той моделью окружающей среды, которая хранится в системе отражения. Птица, увидевшая охотника, будет вести себя по-разному в зависимости от того, имеет ли она внутреннее отражение ситуации охоты и связанной с этим опасности.

Оценка информации сильно зависит от внутреннего состояния системы отражения. Чем более опасно воздействие, тем более важным будет информация об этом воздействии.

Если система ничего предпринимать не будет, то перестанет существовать. Для простоты понимания введем условное понятие глобальной цели системы.

Глобальной целью всех систем (живых или неживых) является продолжение своего существования. Все остальные цели могут быть только локальными. Ведь для того, чтобы чего-то добиться в какой-то момент времени, нужно обязательно существовать в это время. Отличие в том, что живые системы предпринимают какие-то действия для достижения глобальной цели, а неживые ничего не предпринимают. Просто лежат и ждут. Авось пронесет.

Введем исключительно важное понятие, которое часто будет использоваться в дальнейшем. Важность информации для достижения некоторой цели мы будем называть валентностью.

Так, например, поведение волка при виде добычи будет в значительной степени зависеть от сытости. Голод повышает валентность информации о добыче, а насыщение ее понижает. Сравните две ситуации. Вы приходите с работы, где едва удалось перехватить сухой бутерброд. В животе тоска, во рту пересохло. Вы открываете дверь и чувствуете волшебный запах жареной курочки. Все мысли прочь, и вы устремляетесь на кухню.

И другая ситуация. Вы третий час сидите за праздничным столом, осоловело глядя на кучу объедков и икая салатом. И тут хлебосольная хозяйка вносит ту же жареную курочку. И вы отшатываетесь, бормоча: «Нет, я все». Но запах курочки тот же. В чем разница? Валентность изменилась!

Задача выживания требует определения валентности для каждой получаемой информации. Общая цель выживания включает подцели поиска пищи, заведения потомства, бегства от хищника.

Неживые системы также могут реагировать на информационное воздействие. Например, охранная сигнализация может реагировать на попытку проникновения. Но неживые системы используют информацию не для выживания, а просто выполняют свою функцию.

Живые системы достигают глобальной цели путем изменения поведения в ответ на стимул с наибольшей валентностью.

Это ключевой признак живых систем.

Другими словами, это означает, что живой организм меняет свое поведение в зависимости от факторов, не связанных с энергетическим воздействием на него. Ветер может отнести в сторону и слетевший с дерева листок, и воробья, но если воробей заметит в стороне нечто привлекательное, например воробьиху, то он все равно будет стараться лететь в ту сторону, куда ему хочется.

С другой стороны, ракета с тепловым наведением на цель также будет реагировать на поступающую от цели информацию до тех пор, пока не самоуничтожится при взрыве, то есть реагирование в данном случае не служит достижению глобальной цели. Если какая-то особо умная ракета внезапно осознает, что преследование цели приведет к гибели ее самой, плюнет на цель и начнет уходить подальше от места боевых действий, уклоняясь от попыток ее сбить, то можно считать эту ракету живой.

Все механические системы создаются для выполнения человеческих целей, поэтому даже если добавить блок самосохранения, то все равно целью этой системы будет выполнение своей функции, а не самосохранение.

Понятие информации тесно связано с понятием жизни, и для того, чтобы живая система могла существовать, она обязательно должна иметь подсистему для обработки информации.

Для живых организмов такой подсистемой является нервная система. При этом чем более развит живой организм, тем более совершенную нервную систему он имеет.

С момента появления жизни эволюция живых организмов протекала в направлении совершенствования нервной системы. Нет такого периода эволюции, в течение которого появлялись бы организмы с менее развитой нервной системой и одерживали бы верх над прочими организмами. Возможности выживания росли с развитием нервной системы.

Эволюция жизни – это эволюция нервных систем.

Определение интеллекта

Нервная система человека имеет возможность отразить всю Вселенную. Но среди моря информации нужно выделить именно ту, которая нужна для достижения цели, поскольку она все время валентируется. И животное, и человек – не пассивные потребители информации, они активно ищут важную информацию. Отличие в том, что человек может отбирать ее из гораздо более широкого, практически неограниченного диапазона.

Другими словами, попасть в капкан может и животное, и человек. Но только человек будет думать о том, кто это мог поставить здесь капкан и что будет, если он этот капкан сломает или если он напишет заявление в милицию, и что нужно запастись справкой от врача. Процесс мышления, независимо от вызвавшей его причины, неограничен. От любой мелочи можно перейти к обдумыванию проблем Вселенной.

Мы подошли к очень важному этапу. Раз человек может понять всю Вселенную, то он может понять и свои отношения с этой Вселенной, а следовательно, может действовать таким образом, чтобы добиться изменения Вселенной в соответствии со своими потребностями.

Все, что ему требуется для этого, – это обеспечить целенаправленные воздействия на Вселенную, а для этого, в свою очередь, нужно понимать свои цели и то, к чему приводит каждое воздействие.

Что же произойдет, если в фокус системы отражения человека попадет он сам? Ну, во-первых, он себе как минимум не понравится. Но ведь он всегда может это в себе изменить! Вопрос только в том, как это сделать. Так мы все ближе и ближе подходим к определению интеллекта.

Раз человек может отразить всю Вселенную, то он может отразить и самого себя. Значит, он может целенаправленно воздействовать не только на Вселенную, но и на себя как на часть этой Вселенной. То есть система отражения сама может порождать стимул, который будет направлять ее поведение. Свойство системы вырабатывать стимулы для изменения собственного поведения мы будем называть автостимуляцией.

Примеров автостимуляции очень много. Можно, например, повесить на стенку фотографию любимого героя и решить подражать ему, можно написать план собственного усовершенствования, можно заплатить инструктору-боксеру, и он профессионально займется коренным преобразованием твоего образа.

Автостимуляция предназначена для направления своего собственного поведения в отличие от простой стимуляции других систем.

Стимулы, создаваемые при автостимуляции, могут обладать свойством отложенного действия, то есть они создаются до непосредственного их использования.

Наиболее распространенными примерами таких заранее созданных стимулов являются программы проведения различных мероприятий, например чемпионата мира по футболу. Задолго до того, как команды выйдут на поле, появляются планы проведения игр, схемы отбора лучших команд. Еще никто не знает, какие команды выйдут в финал, но уже известна дата финального матча. Еще может не существовать стадиона, на котором десятки тысяч болельщиков будут следить за перемещениями еще не существующего мяча, но уже любители футбола начинают планировать свое присутствие на этом стадионе и откладывать деньги на поездку.

Все это примеры стимулов, которые воздействуют на участников событий не в момент их создания, а гораздо позже.

Поэтому интеллект позволяет, вместо непосредственного реагирования на текущую ситуацию, перейти к выполнению заранее обдуманного и всесторонне подготовленного плана, который и приведет к желанной цели. Таким образом, мы теперь можем дать строгое определение интеллекта.

Интеллект – это свойство системы достигать поставленных целей путем автостимуляции.

Глава 2. Происхождение жизни

Теперь нам надо понять, в какой именно момент неживая природа стала живой, так как именно эволюция живых систем и привела к появлению интеллекта.

Раньше, а точнее 15 миллиардов лет назад, в нашей Вселенной произошел Большой взрыв, в результате которого возник колоссальных размеров огненный шар. По мере остывания этого шара возникло облако материи, из которого стали появляться первые галактики. Сила взрыва была настолько велика, что галактики и сейчас удаляются друг от друга. Поэтому если у вас в планах есть посещение другой галактики, то особо откладывать это не стоит.

Приблизительно 5 миллиардов лет назад на окраине галактики, имя которой Млечный Путь, образовалась и наша планета.

Условия жизни на Земле сначала были не столь приятные, как сейчас. На том месте, где вы сейчас сидите, наверняка извергался очередной вулкан. И потоки раскаленной лавы стекали в океан, образуя клубы пара. Непрерывно гремел гром и сверкали молнии. Дышать было нечем, так как кислорода не было совсем. В атмосфере находились только метан, аммиак и водяной пар. А ультрафиолетовое излучение было существенно выше, так что вы сразу бы покрылись загаром.

Вот в таких ужасных условиях природа начала грандиозный химический эксперимент по созданию жизни.

Принцип автосборки

Противники теории самозарождения жизни на Земле часто говорят, мол, вероятность самозарождения равна вероятности того, что на мусорной свалке сам собой собрался бы «Боинг» и улетел.

Те, кто приводят данный аргумент, слабо разбираются в теории вероятности. Дело в том, что при расчете вероятности любого события необходимо учитывать взаимозависимость элементов, участвующих в эксперименте.

Для понимания процесса происхождения жизни проведем сначала мысленный эксперимент. Представьте себе, что одно ведро мы наполнили теннисными мячами, а другое – колючками чертополоха. Энергично встряхнули ведра и затем перевернули их.

Очевидно, что с теннисными мячами ничего не произойдет, и они раскатятся в разные стороны. Это произойдет потому, что мячи независимы. Поведение одного мяча не связано с другими. Можно сколько угодно повторять эксперимент, результат будет одинаковый.

А вот из ведра с колючками вывалится плотный ком. Колючки сцепятся и образуют сложную систему, которая будет обладать устойчивостью. После этого повторить эксперимент с колючками уже не удастся, так как разорвать связи между колючками гораздо сложнее, чем образовать их. Назовем это явление принципом автосборки, который сыграл определяющую роль в возникновении жизни на Земле.

Роль колючек в процессе образования органических веществ играют молекулы углерода, которые легко образуют связи.

Кстати, схожими свойствами обладают молекулы кремния. И на Земле могла бы быть кремниевая жизнь, но мы – углеродники – успели сделать это первыми.

Соединения углерода отличаются образованием большого количества межатомных связей, что приводит к появлению макромолекул, включающих тысячи и миллионы атомов. Кроме этого, внутри молекулы существует большое количество менее прочных связей между ее частями. Все это позволило углеродсодержащим макромолекулам создать миллионы различных веществ, которые затем стали основой зарождающейся жизни.

Ученые многократно проводили опыты по смешиванию метана, аммиака и водяного пара и воздействовали на эту смесь электрическими разрядами. В результате подобных опытов легко получаются простейшие молекулы. Самое любопытное в этих экспериментах то, что проще всего получить органические молекулы, потому что они более устойчивые. Собственно, поэтому они и получили название органических, так как именно устойчивые молекулы стали основой жизни.

Образование сложных органических молекул происходило в следующей последовательности.

Смесь газов метана, аммиака, водяного пара, цианистого водорода под влиянием электрических разрядов (проще говоря, молний) превращалась в набор аминокислот, азотистых оснований, порфиринов. А эти простейшие органические соединения послужили основой для образования белков и нуклеотидов – основы жизни. Белки – это кирпичики, из которых мы сложены. А нуклеотиды – это буквы, которыми записан чертеж нашего тела.

Матричное копирование

Теперь рассмотрим важное свойство нуклеотидов. Нуклеотиды бывают четырех типов, сокращенно обозначаемых буквами А, У, Ц и Г. Они легко образуют длинные цепочки, называемые полинуклеотидами. Нуклеотиды А и У, а также Г и Ц попарно образуют специфические химические связи. Это значит, что если нуклеотид А случайно встретится с нуклеотидом У, то они сцепятся, как две колючки.

В результате каждый полинуклеотид может служить матрицей для получения другого полинуклеотида. Если, например, полимерную цепочку, состоящую из нуклеотида аденина (А), поместить в среду несвязанных нуклеотидов урацила (У), то благодаря специфическим химическим связям молекулы урацила также выстроятся в полимерную цепочку (рис. 1). То есть нуклеотиды могут управлять построением полимерных молекул.


Рис. 1. Матричное копирование


В свою очередь, получившийся полинуклеотид может служить матрицей для получения аденина. В результате одна молекулярная цепочка может породить другую, и это приведет к тому, что несвязанные молекулы скоро займут свое место в одной из цепочек.

Таким образом, матричное копирование, или репликация, является чрезвычайно мощным механизмом копирования органических структур. Фактически матричное копирование – это самый примитивный способ влияния на окружающую среду. Забравшись в раствор органических молекул, макромолекула начинает выстраивать свое собственное зеркальное отражение.

Полинуклеотиды любят закручиваться в спирали. Поэтому в процессе репликации рядом с исходной спиралью выстраивается зеркальная спираль, и макромолекулы «сплетаются в объятиях».

С момента появления в первичном бульоне первых нуклеотидных цепочек хаотическое движение нуклеотидов прекращается, и все холостые нуклеотиды начинают выстраиваться в строго упорядоченные парные спирали – предшественники великой спирали ДНК.

Сама ДНК также состоит всего из четырех видов нуклеотидов. Эти четыре нуклеотида составляют алфавит жизни. Строение всех живых организмов, в том числе и нас, записано буквами этого алфавита.

Катализ репликации

Следующим шагом эволюции стало образование таких полимеров, которые могут катализировать собственный процесс репликации. Катализатор – это вещество, которое ускоряет химические реакции. Следовательно, ускоряется образование именно тех полимеров, которые сами ускоряют данный процесс. В результате определенный набор полимеров становится более устойчивым и образует систему, в которой преобладает определенный вид макромолекул.

Начинается естественный отбор органических систем. Теперь при встрече двух цепочек побеждает та, которая сумела катализировать свой процесс репликации, а неудачная цепочка распадается. Хотя мы и называем этот процесс естественным отбором, мы все еще имеем дело с неживым организмом. Идет простая химическая реакция, результатом которой становится преобразование неустойчивых макромолекул в устойчивые.

В соответствии с нашей теорией, живые системы должны иметь систему отражения, а здесь пока идет прямое химическое воздействие.

Синтез белков

Нуклеотиды имеют относительно слабые возможности для построения специфических функциональных систем, но способны направлять синтез полипептидов, то есть белков. Для синтеза белков используется специальный генетический код, в котором определенные триплеты нуклеотидов кодируют определенные кислоты. Этот код одинаков у всех живых организмов. Из этого следует, что в результате естественного отбора появилась определенная органическая система, сумевшая синтезировать белки, которая вытеснила все прочие полинуклеотидные системы. Все существующие сейчас живые организмы являются потомками одной органической системы. Короче, наша нуклеотидная цепочка забила всех остальных. Ну так им и надо!

Эта органическая система и есть первобытная ДНК. Именно эта нуклеотидная цепочка сумела первой поставить себе на службу белки и добиться подавляющего преимущества перед другими полинуклеотидами.

Хотя организм человека содержит около квадриллиона клеток, каждая из них включает в себя ДНК, в которой записана полная информация о строительстве этого организма. Данная информация представляет собой руководство, описывающее те белки, которые требуется синтезировать для создания организма.

Способность направлять синтез белков позволила создавать практически любые органы и ткани, что в дальнейшем привело к чрезвычайно большому разнообразию живых систем.

Заключение в мембрану

Заключительной частью появления первых клеток было появление мембраны. Это произошло благодаря свойству определенных органических молекул, называемых фосфолипидами, образовывать в воде замкнутые двухслойные пузырьки.

Так как для синтеза белков необходима физическая близость молекул, то наиболее устойчивыми системами синтеза оказывались наборы макромолекул, попавшие внутрь фосфолипидных пузырьков, которые в итоге стали клеточными мембранами. В результате заключения их в мембрану появилась возможность гораздо более эффективного синтеза белков, так как катализаторы всегда находились в контакте с полипептидами и могли точнее направлять их синтез. После этого появилась возможность построения всех остальных подсистем клетки.

Первая живая система

Таким образом, появление первых клеточных систем на Земле основано на следующих основных свойствах органических молекул:

• автосборка;

• матричное копирование;

• репликация систем;

• синтез белка;

• образование мембраны.

В результате эволюции органических молекул появились замкнутые органические образования, которые в дальнейшем эволюционировали в живые системы. Для появления живой системы должна была возникнуть система реагирования, которая заставила бы клетку отвечать не на само воздействие, а на информацию о нем.

Первой живой системой была клетка, которая изменила свое поведение в ответ на информацию о воздействии.

Появление такой клетки стало возможным путем создания специальных видов белков, которые стали не просто материалом для строительства клетки, а полноценными устройствами для восприятия и обработки информации.

Первые клетки были крайне примитивны. Все органические образования, включая ДНК, были перемешаны и разбросаны по всей клетке. Органические соединения они вырабатывали, питаясь неорганическими соединениями, метаном и двуокисью углерода.

Подобные бактерии встречаются и в наше время, но они могут существовать только в экзотических местах: в горячих минеральных источниках и вблизи действующих вулканов.

Системы отражения первых клеток представляют собой молекулы белка, которые реагируют на концентрацию химических веществ. Двигательным аппаратом являются так называемые жгутики, которые позволяют клетке перемещаться относительно градиента химических веществ.

Таким образом, система отражения этих клеток может реагировать только на непосредственное окружение клетки.

Строматолиты

А как же выглядели самые первые живые организмы? Для того чтобы узнать это, нужно перенестись на другой конец земного шара – в Австралию. В залив Шарк. Особенность этого залива в том, что вода в нем настолько соленая, что в ней не могут жить хищники.

И здесь спокойно существуют самые древние живые организмы – строматолиты (рис. 2). Остатки строматолитов находят по всему земному шару в горных породах, возраст которых достигает трех миллиардов лет.


Рис. 2. Строматолиты


Строматолиты научились синтезировать питательные вещества при помощи энергии солнечного света, то есть освоили фотосинтез. Поэтому можно считать строматолиты предками первых растений.

Появление многоклеточных

Важнейшим шагом эволюции стало появление многоклеточных. При переходе к многоклеточному организму появляется возможность выделения системы отражения в отдельную подсистему, что позволяет сделать ее гораздо более эффективной.

Организованные формы совместного реагирования встречаются даже у одноклеточных организмов. Например, многие цианобактерии не расходятся после деления, образуя нитевидные цепочки до метра длиной. Через регулярные интервалы в такой цепочке встречаются изменившиеся клетки, способные включать атмосферный азот в органические молекулы. Эти специализированные клетки (которых немного) осуществляют фиксацию азота не только для себя, но и для соседних клеток, с которыми они обмениваются продуктами метаболизма.

Последовательность развития многоклеточных легко проследить на примере зеленых водорослей, которые существуют как в виде одноклеточных, так и в виде многоклеточных организмов.

• Род Chlamydomonus – жгутиковые простейшие, живущие отдельно.

• Род Gonium – простейшие, имеющие форму вогнутого диска, биения их жгутиков ориентированы в одном направлении, поэтому они способны приводить колонию в движение. Каждая клетка такой колонии может дать начало новой колонии.

• Род Volvox – колония клеток, которая может включать до 50 тысяч клеток, образующих полый шарик. Индивидуальные клетки соединены цитоплазматическими мостиками, и биения жгутиков скоординированы. Имеется специализация. За воспроизводство отвечает небольшое количество клеток. Остальные клетки неспособны к самостоятельному существованию.

Особенно интересно поведение таких созданий, как клеточные слизевики – миксомицеты (рис. 3). Основную часть жизни эти клетки живут автономно, питаясь бактериями. Но если запас пищи иссякает, то каждая клетка выделяет особое вещество, которое служит сигналом объединения. Миллионы клеток соединяются вместе и образуют слизистую массу, которая перемещается как единое целое. Этот слизевик реагирует на свет и химические вещества уже как целостный организм. А в конечном итоге слизевик принимает вид плодоносящего тела.


Рис. 3. Миксомицеты


Очевидно, что появление специализированных клеток сделало многоклеточные структуры более устойчивыми, чем одноклеточные. Появилась возможность выделения системы отражения в отдельную структуру, которая способна неограниченно развиваться.

Глава 3. Эволюция нервных систем

Немногие из наших предков были совершенными леди или джентльменами; в большинстве своем они не были даже млекопитающими.

Роберт Уилсон

Эволюция постепенно отбирала для дальнейшего использования элементы отражающих систем, пока не построила из них самую совершенную систему отражения, которую торжественно вручила человеку.

Эволюция живых организмов

Общая схема эволюции живых организмов представлена на рисунке 4.


Рис. 4. Эволюция живых организмов


Эта схема отражает наиболее крупные этапы эволюции, которые прошли живые организмы. Левый ряд схемы показывает ту ветвь, по которой быстрее всего развивалась нервная система.

Правые ветви на рисунке отражают альтернативные варианты эволюции, уровень систем отражения которых хотя и примитивен, но полностью соответствует их образу жизни. Растения не имеют нервной системы, но те немногие способы реагирования, которыми они обладают – открытие и закрытие цветов, сбрасывание листьев, – вполне достаточны для получения многочисленного потомства. И хотя какая-нибудь травка в таких условиях легко уязвима из-за слабой системы отражения, в целом вид является очень устойчивым.

Особенно продвинулись в этом направлении членистоногие. Общественная жизнь муравьев или пчел настолько сложна, что ученые прошлых столетий считали семьи этих насекомых настоящими государствами.

Другой особенностью таблицы является то, что левый ряд схемы все больше и больше заботится о потомстве. Это означает, что врожденных реакций становится все меньше, а приобретенных – все больше. Успешность выживания начинает определяться не наследственностью, а обучением.

Теперь рассмотрим основные этапы эволюции систем отражения до появления головного мозга.

Системы отражения простейших

Самые простые живые организмы, дожившие до нашего времени, – это простейшие. Самые крупные простейшие не превышают миллиметра. Но, несмотря на свои размеры, они имеют весьма сложную систему отражения. У них в зачатке есть практически все отделы нервной системы, которые есть и у человека, – зрение, слух, вкус. Это говорит о том, что наличие системы отражения дает живому организму такое преимущество, которое позволяет существовать миллиарды лет без каких-либо существенных изменений.

Системы отражения простейших построены по принципу непосредственной реакции избегания вредных стимулов и приближения к полезным. Если аквариум с эвгленами поставить в тень и осветить небольшой участок, то все эвглены соберутся в этом участке. Парамеция-туфелька загоняет в глотку все, что плавает рядом, но бактерии она переваривает в создаваемых для этого желудочках, а несъедобные частицы выплевывает.

Некоторые бактерии могут не только убегать, но и защищаться. Инфузория имеет специальные стрекательные палочки и на раздражение отвечает залпом этих палочек из множества отверстий. Некоторые бактерии в ответ на содержание в среде ядовитого для них пенициллина начинают выделять особый фермент, который разрушает это вещество. После разрушения всего пенициллина синтез фермента прекращается.

Самое удивительное, что у простейших есть даже способности к обучению. Инфузория спиростомум на сотрясение воды реагирует сжиманием в комочек. Если сосуд со спиростомумами регулярно подвергать сотрясению, то инфузории начинают сжиматься все меньше и меньше. Этот вид обучения называется привыканием.

В копилку эволюции

На примере простейших природа выделила те стимулы, которые действительно важны для выживания: зрительные, слуховые, вкусовые. На все эти стимулы нужно как-то реагировать. Впрочем, если стимул повторяется, то можно особо не стараться, ничего важного в нем нет.

Системы отражения кишечнополостных

Кишечнополостные состоят из трубки, образованной двумя слоями клеток, между которыми расположен слой студенистого вещества, называемого мезоглеей. С нижнего конца трубка закрыта, а с верхнего – открыта. В открытом конце трубки находится ротовое отверстие.

К кишечнополостным относятся полипы, актинии, кораллы. Наиболее известным представителем кишечнополостных является пресноводная гидра (рис. 5).


Рис. 5. Гидра


Гидры прикрепляются к камням или водным растениям на дне пруда или ручья. В случае раздражения сжимаются в комочек. Гидры питаются мельчайшими организмами, выбрасывая ядовитые нити и затягивая добычу в рот.

Гидра разрешает обращаться с собой довольно фамильярно. Например, гидру можно разрезать на части. Из каждой части вырастет новая гидра. Если одну гидру «привить» на другую, то произойдет реорганизация двух гидр в одну.

Нервная система гидры – это диффузная сеть нейронов, находящаяся непосредственно под поверхностным слоем клеток. Нейрон – это специальная клетка, которая может передавать электрические импульсы. Однако между нейронами связь происходит химическим путем через синапсы. Нейроны посылают сигналы мышечным клеткам. Передача сигналов возможна от любой точки к любой другой. Сильное раздражение приводит к реакции всего животного.

Область отражения – небольшое поле около самого животного. Интересен сам принцип отражения. На любой стимул реагирует вся нервная система целиком. Выделения объектов нет. Каждый раздражитель воспринимается или как еда, или как враг. Еда переваривается. От врага гидра прячется, сжимаясь в комок.

Есть суммационный рефлекс, при котором разные стимулы повышают общую реакцию, и привыкание, при котором часто повторяемый сигнал снижает общую реакцию.

Интересным подходом к организации нервной системы отличаются мшанки Cristatella. Это похожие на гидр мелкие водные животные, которые живут колониями. Каждая особь имеет один ганглий[1] и отходящие от него нейроны. При этом они производят общий мышечный слой и соединяют свои нервные системы в одну. Колония мшанок начинает реагировать как единый организм. При раздражении в одной точке вся колония начинает двигаться.

Противоположное поведение демонстрируют морские звезды, относящиеся к типу иглокожих. Нижнюю поверхность звезды устилает множество щупалец. Они ощупывают дно и перемещаются к пище. Если только один конец морской звезды обнаружил пищу, то вся звезда перемещается в этом направлении. Но возможен вариант, что пища одновременно обнаружена разными концами звезды. Тогда звезда начинает стремиться в разные стороны, и ее разрывает пополам. Впрочем, для морской звезды это не страшно, из этих половинок образуется две новых звезды.

В копилку эволюции

Кишечнополостные изобрели нейрон – универсальную клетку для реагирования. Изобретение оказалось на редкость удачным. Нейрон с некоторыми видоизменениями позже взяли на вооружение все последующие виды организмов, включая человека.

Нейрон удобен тем, что позволяет запросто строить нервные сети любой сложности, а на их основе легко отражать все более сложные элементы окружающей среды.

Системы отражения червей

Вдоль всего тела дождевого червя тянутся две параллельные цепочки нервных ганглиев. Две пары самых первых – наиболее крупные. Их активность влияет на активность остальной нервной системы. Благодаря светочувствительным клеткам кожи черви реагируют на свет.

Дождевые черви уже имеют сложные врожденные схемы поведения – инстинкты. Они роют норки и затаскивают в них кусочки растений. В светлое время суток черви проводят время в норке. В сумерки черви цепляются задним концом тела за край норки, а передним концом обследуют поверхность вокруг норы и затаскивают туда листья и мелкие камушки. Листьями дождевой червь питается, а камушки использует для укрепления норки.

Если червь покинет норку, то найти ее не сможет и будет рыть новую. Образовывать условные рефлексы дождевые черви не могут.

У планарий (плоских червей) также есть набор ганглиев, но светочувствительные клетки сосредоточены только в глазных ямках, расположенных в головном отделе. Планарии живут в воде, избегают света и предпочитают двигаться против течения.

Планарии используют экзотические методы защиты. Планария терриколя в случае опасности сама себя разрывает на куски. Через несколько часов каждый из 10–20 кусков регенерирует в целого червя.

Если планария будет долго голодать, то она начинает пожирать себя. Сначала половые органы, потом мускулы. Но ганглии она есть не будет.

При попытке выработать у планарий условный рефлекс на световой стимул и электрический удар выяснилось, что у них просто усиливается чувствительность к любому стимулу – поэтому можно считать, что черви не способны к обучению.

Нервная система червей не требует целостности организма и также может разделяться на части. Черви палоло живут на морском дне у побережий Фиджи и Самоа. Для метания икры червь посылает на поверхность только заднюю часть своего тела. Эта часть тела отращивает глаза и ножки, всплывает на поверхность, лопается и разбрасывает икру.

Изучение червей показывает, что они имеют набор одинаковых групп нейронов, которые соединяются врожденными связями. Например, нематода Caenorhabditis elegans имеет всегда 302 нейрона. Нематоды делают ставку не на нейронную сеть, а на быстрое размножение. Самки нематод откладывают до четверти миллиона яиц в сутки. В теплой и сырой почве количество нематод может достигать до 2 миллионов на кубический дециметр. Этот червь интересен еще тем, что для него была детально определена структура ДНК, и выяснилось, что большинство генов человека уже содержится в геноме этого червя.

В целом, система отражения червей – это заданная программа поведения на определенные стимулы. И хотя поведение червей достаточно гибко, приспособиться к новым условиям и чему-либо научиться они не могут.

Впрочем, для их образа жизни это не очень важно. Гигантский трубчатый червь устроился лучше всех. Он достигает размера около 3 метров и селится около горячих источников. Можно сказать, живет на курорте. У него нет даже рта и пищеварительной системы. Он питается отходами бактерий, которые живут у него внутри. Зачем этому червю чему-либо учиться?

В копилку эволюции

Черви «догадались», что нейронная сеть нуждается в координации. Для координации они завели нервные ганглии. Именно в ганглиях происходит отбор валентной информации, и они же решают, какова должна быть реакция организма на стимулы.

С этого момента природа решила, что идет в правильном направлении, поэтому дальше она сосредоточилась на работе с ганглиями.

Системы отражения хордовых

Первые хордовые появились на Земле еще в кембрийском периоде, около 570 миллионов лет назад. В этот момент истории Земли появились многоклеточные, и природа принялась массово экспериментировать с различными формами жизни. На протяжении кембрийского периода уровень моря неоднократно повышался и понижался. При этом происходила резкая смена условий жизни, и целые виды целиком вымирали. Необходимо было выработать принципиально новые системы отражения, которые позволили бы организмам выживать в столь быстро меняющихся условиях.

В первую очередь, необходимо было выделить нервную систему в специальный защищенный орган. Так появилась жесткая хрящевая струна – хорда, которая предохраняла нервную трубку, от которой отходят многочисленные нервы. Хорда и по сей день появляется у зародышей всех позвоночных, включая человека.

У хордовых нервная система получает полное управление организмом, а сама нервная система обладает выраженной иерархией. Следующим шагом станет появление головного мозга (у первых хордовых мозга еще не было).

В настоящее время существует единственный представитель хордовых, который еще не обзавелся головным мозгом – это ланцетник (рис. 6). Изучение этого животного показало, что оно уже может организовывать устойчивые условные рефлексы, которые сохраняются в течение суток. Более того, его условные рефлексы вырабатываются именно на определенные виды раздражителей и сопровождаются двигательными реакциями.


Рис. 6. Ланцетник

В копилку эволюции

Первые хордовые уже «поняли»: инстинкты – это хорошо, но учиться тоже нужно. Для этого нужно выделять те сигналы, которые сопровождают валентные стимулы, и реагировать на них.

Уровни организации нервной системы

Теперь мы можем выделить основные приобретения нервной системы до появления мозга.

Инстинкт. Живой организм появляется на свет с набором готовых схем реагирования на стимулы, который генетически заложен в строении нервной системы.

• Реагирование. Любой валентный сигнал попадает в нервную систему, и результатом его обработки является двигательная реакция.

• Привыкание. Снижение валентности повторяемых сигналов. Часто повторяемый сигнал не опасен, и реакция на него уменьшается.

• Иерархия нервных цепей. Сравнение валентностей различных каналов передачи информации. Сигнал, проходящий по более важному органу, перекрывает не очень важный сигнал.

• Цефализация. Выделение ряда головных ганглиев в качестве центральных. Это очень важно для подвижных животных, так как при перемещении нужно быстро определить, что ждет впереди, и среагировать на это.

• Условный рефлекс. Постоянное сочетание невалентного сигнала с валентным повышает валентность этого сигнала.

Альтернативная ветвь эволюции

Может показаться, что врожденные модели поведения, записанные в определенных нейронных сетях, весьма примитивны, но сравнение с другой ветвью эволюции показывает, что это не так.

В случае с членистоногими природа выбрала следующий подход развития систем отражения. Отдельная особь является частью некоторой семьи, поэтому системой отражения обладает семья в целом, а каждая особь выполняет в семье набор заранее определенных функций. Эти функции записаны генетически в виде специальных программ поведения, которые включают и средства коммуникации между особями.

Наиболее развитые представители членистоногих – пчелы, термиты, муравьи – имеют сходное с червями строение нервной системы, а именно параллельные цепочки нервных ганглиев. Но есть и существенные отличия.

Во-первых, размер ганглиев. Ганглии пчелы содержат 850 тысяч нейронов в отличие от червей, у которых число нейронов измеряется лишь сотнями.

Во-вторых, наличие органов чувств. У пчел хорошо развито зрение и обоняние. Зрение пчелы – набор из нескольких тысяч маленьких глазиков – омматидиев. Половина мозга занимается обработкой зрительных образов. Существенную роль для пчелы также играет обоняние.

Посмотрим, на что же способна такая организация системы отражения.

Общественная жизнь пчелы очень сложна. Вскоре после выхода из куколки пчела становится уборщицей. Она чистит ячейки, в которые матка будет откладывать яйца. Через три дня она начинает кормить личинки. Через десять дней обязанности молодой пчелы усложняются. Ей приходится заниматься строительством сот из воска, приемкой меда от пчел-сборщиц, заполнением медом ячеек. На двадцатый день она становится охранником и дежурит у входа в улей. Наконец, взрослая пчела становится сборщицей меда.

Хотя разговаривать пчелы не могут, они все-таки могут обмениваться информацией. Для этого используется специальный танец. Танцем пчела сообщает другим пчелам, в каком направлении находится пища. Но не следует думать, что она просто запомнила свой маршрут и повторяет его в танце. Даже если она нашла пищу путем долгого кружения по местности, другим пчелам она сообщает сразу кратчайший маршрут.

Танец пчелы состоит из пробежек по прямой и вилянии брюшком. Направление пробега указывает угол маршрута по отношению к солнцу. Если источник пищи далеко, то пчела делает круг и опять повторяет танец. За пчелой-танцовщицей следуют другие пчелы, которые повторяют танец и нюхают «солистку». Запах, исходящий от танцовщицы, указывает, на каких цветках искать пищу.

Возможности обучения пчел своеобразны. У пчел хорошо вырабатываются условные рефлексы. Можно научить пчелу садиться на листы бумаги определенного цвета. Пчела определяет время суток, так как от этого зависит, какие виды цветов раскрываются к этому времени. Но условные рефлексы хорошо вырабатываются только на ту деятельность, которой пчела постоянно занимается.

Вершину общественной организации у членистоногих демонстрируют муравьи. Муравей имеет еще более сложное строение органов зрения. Некоторые виды муравьев имеют пару сложных глаз в передней части головы и три простых глаза в верхней части. Кстати, это не предел для насекомых. Тарантул смотрит на мир восемью глазами.

В муравьиных семьях может существовать до десяти каст. Среди муравьев бывают няньки, строители, разведчики, пастухи, фуражиры, солдаты. Все они образуют иерархическую социальную структуру, своеобразный сверхорганизм, который может решать достаточно сложные задачи.

Некоторые виды муравьев разводят скот. Они пасут тлей. Зимой строят им глиняные хлевики, а летом доят. Для этого они щекочут тлей, а те выделяют падь – сладенькую водичку. Если удои большие и пастухи не справляются, то объявляется дополнительный набор. Для этого пастухи просто хватают молодых муравьев и приносят их на пастбище. Если муравьишка попался глупый и убегает, то его приносят снова, пока из него не получится хороший дояр. Не стоит думать, что к разведению скота муравьи относятся менее серьезно, чем люди. Одна семья муравьев Formica rufa собирает в год до полутонны пади.

Муравьи-листорезы разводят плесневый грибок. Для этого они вырезают из листьев специальные кружочки для перегноя и высаживают на них кусочки грибов. Грибами они питаются сами и кормят своих личинок. Процесс выращивания грибов отлично организован. Бригада муравьев-заготовителей срезает кусочки листьев. Бригада муравьев-носильщиков доставляет нарезанные листья в муравейник. Их сопровождают огромные муравьи-солдаты. Доставленные листья пережевываются муравьями-жевателями в кашицу. Этой кашицей удобряют грибы маленькие муравьи-садоводы. В каждой бригаде подбираются муравьи, наилучшим образом приспособленные для данной работы. Вес одного муравья-солдата равен весу 300 муравьев-садоводов.

Муравьи-жнецы запасают зерна пшеницы. У каждого зерна они отгрызают зародыш, чтобы оно не проросло. Промокшие зерна они вытаскивают на поверхность для просушки, а потом аккуратно складывают обратно в норки. Поиском зерен занимаются муравьи-разведчики. Каждый разведчик имеет свой участок и каждый день его обходит. Если разведчик находит созревшие семена, то приводит с собой тысячи фуражиров, которые и приносят зерна в муравейник.

Муравьи-амазонки вообще не любят работать. Войско муравьев-амазонок захватывает личинки бурых лесных муравьев. Те муравьи, которые выводятся из захваченных личинок, становятся рабами и выполняют всю работу по муравейнику.

Общаются муравейчики с помощью запахов. Заметил опасность – выделил химическое вещество. Все, кто унюхал, бегут на помощь и тоже угрожающе пахнут. Чем больше опасность, тем больше запахов и тем больше муравьев бросается на помощь.

Кажется, что столь сложное поведение членистоногих требует сложной нервной системы. Но в действительности это набор автономных программ, которые записаны в определенных ганглиях. Если фуражиры муравья-жнеца бегут по следу разведчика за зернами, то можно сколько угодно сыпать перед ними на дороге семена. Они будут просто перешагивать через них. Их задача – только следовать за разведчиком и брать зерна там, где он покажет.

Сами ганглии у членистоногих тоже независимы, что порождает разделение тела на области отдельного управления. Во время копуляции[2] богомолов самка начинает поедать самца, начиная с головы, но самец продолжает копуляцию. После отделения брюшка у осы ее передняя половина продолжает кормиться.

Инстинктивное поведение социальных членистоногих при всей его сложности – это набор типовых схем реагирования, координация которых осуществляется семьей. Способности к обучению крайне малы.

В копилку эволюции

Членистоногие обзавелись органами чувств – то есть датчиками точного выделения валентных стимулов. Другое изобретение членистоногих – это возможность осуществлять сложное поведение путем коллективной координации.

Глава 4. Появление головного мозга

Накопив бесценный опыт в построении отражающих элементов, природа приступила к построению целостной отражающей системы – головного мозга.

Появление головного мозга привело к принципиально новым возможностям систем отражения, которые мы сейчас и рассмотрим. Но сначала несколько замечаний о том, насколько аккуратно нужно относиться к описанию работы головного мозга.

Где искать причину поведения

Где начало того конца, которым заканчивается начало?

Козьма Прутков

Прежде чем мы начнем разговор о возможностях головного мозга, нужно сделать важное замечание. При описании работы мозга легко впасть в заблуждение – и это происходит со многими людьми. Это заблуждение состоит в приписывании мозгу причины поведения организма.

Пока мы говорили о системе отражения простейших, было очевидно, что поведение бактерии определяется воздействием внешней среды. Мы говорим «бактерия движется к свету» в том смысле, что бактерия реагирует на свет. Можно это выразить и другими словами: «Цель бактерии – достичь центра светового пятна». Но эта фраза уже имеет двойной смысл, так как неясно, кто поставил эту цель бактерии: окружающая среда или она сама. И наконец, если мы скажем, что «бактерия хочет достичь центра светового пятна», то мы сами себя запутаем, ибо такой подход напрочь закрывает нам дорогу к пониманию причин перемещения бактерии. При таком подходе появляется какое-то мистическое начало, управляющее бактерией. Это мистическое начало будет уклоняться от любого анализа, так как его реально не существует, оно привнесено неправильным описанием процесса. Телега поставлена впереди лошади. Вместо реально существующей причины, а именно светового стимула, привнесена вымышленная причина, не имеющая места в действительности.

Мы видим, что даже на таком простом примере можно запутаться, если неправильно описывать то или иное явление. Теперь обратимся к описанию мозга. Животные, обладающие мозгом, демонстрируют явное целенаправленное поведение. Среди множества высказываний о таком поведении сплошь и рядом встречаются фразы: «Собака хочет есть», «Соловей любит петь», «Петя мечтает стать продавцом мороженого». Исследователь, пытающийся разобраться в поведении и воспринимающий эти фразы буквально, вынужден ввести понятие некоторой непознаваемой сущности, которая, собственно, «хочет», «любит», «мечтает». Для человека (а иногда и для животных) в качестве такой сущности обычно используется душа. Дальше исследователь заходит в тупик, так как любые дальнейшие рассуждения приводят к порочному кругу. Душа определяется через действия, а причиной действий является душа.

Разорвать такой порочный круг достаточно просто. Головной мозг – это система отражения окружающего мира, своеобразное зеркало. Любые психические процессы запускаются стимулами внешней среды и нужны для отражения этих стимулов. Правильное описание психических процессов должно начинаться со слов «в ответ на…». Например, в ответ на снижение питательных веществ в крови у собаки формируется чувство голода. В ответ на начало брачного сезона соловей использует песню для привлечения самки.

Описание человека будет чуть сложнее. В ответ на рассказы взрослых у ребенка начинает формироваться модель идеальной жизни. В ответ на удовольствие от съеденного мороженого эта модель приобретает законченную форму в виде стремления стать продавцом мороженого.

В дальнейшем изложении мы для краткости не всегда будем использовать эти слова, но для правильного понимания работы мозга достаточно мысленно подставить эти слова в начало описания психического явления – и любой психический процесс становится доступным для анализа.

Восприятие реальности мозгом

Поведение животных, имеющих головной мозг, отличается столь большой сложностью и целесообразностью, что возникает впечатление эволюционного разрыва. Кажется, что природа неожиданно сделала непонятный скачок в эволюции. Но это только на первый взгляд.

Эволюция мозга, как и эволюция других органов, протекала по достаточно простой схеме. Сначала за какую-либо функцию отвечает множество клеток, при этом каждая клетка выполняет и другие функции. Но затем природа постепенно формирует орган, который предназначен именно для данной функции.

Это хорошо видно на примере столь сложного органа, каким является человеческий глаз. На первый взгляд, трудно представить, как он мог появиться случайно. Но стоит посмотреть на его эволюцию, и все становится очевидным. У гидры на прикосновение реагируют все нейроны. У дождевого червя уже появляются специализированные светочувствительные клетки. Затем специализированные клетки объединяются в группы, образуя светочувствительные глазные ямки у планарии. И, наконец, набор специализированных клеток снабжается мышцами и другими функциональными клеточными структурами для управления самим процессом получения информации. Таков глаз морского червя. Поэтому постепенная эволюция может приводить к появлению очень сложных структур.

В результате специализации клеточных структур головные ганглии получили дальнейшее развитие в головном мозге, а прочие ганглии – в спинном мозге.

Кажущийся разрыв в эволюции мозга обусловлен тем, что появление мозга с его принципиально новым способом отражения реальности дал животным такие преимущества, что они полностью вытеснили своих безмозглых конкурентов. Поэтому в настоящее время хозяевами Земли стали обладатели мозга. Хозяевами воды – рыбы, хозяевами воздуха – птицы, хозяевами суши – млекопитающие. А все прочие организмы они используют в качестве корма.

Чем же так отличается мозг от набора ганглиев? В первую очередь тем, с какой информацией он работает.

На первый взгляд, если мозг отражает реальность, то он отражает ее так, как это делает зеркало. То есть полностью воспроизводит образ внешней среды. Но это не верно.

Органы чувств животного способны подать в мозг гигантское количество информации. Если бы мозг попытался обрабатывать все, то он сошел бы с ума. Поэтому органы чувств передают в мозг не ту информацию, которую они получают, а интерпретацию этой информации. Для этого мозг использует специальные элементы – детекторы.

Можно пояснить этот процесс следующим примером. Командир послал группу разведчиков на другой берег реки. Каждому разведчику поставлена определенная задача. Одному – найти место для переправы, другому – определить наличие постов противника, третьему – оценить численность противника, четвертому – следить только за тем, будет враг форсировать реку или нет, и так далее. В результате командир получит именно ту информацию, которая ему нужна для проведения операции. Задача получения несущественной информации – например, о том, созрели вишни или нет, – разведчикам не ставится, а следовательно, командир ее не получит.

Каждый разведчик в данном случае – это детектор. Он нацелен на поиск определенной информации.

Так же и в мозге существуют специальные нейроны, которым, как и разведчикам, поручено сообщать о наличии специальной информации. Например, есть нейроны, которые реагируют на контур объекта. Не имеет значения, в какой области зрительного поля появится объект. Нейроны следят за выделением контура и докладывают об этом в мозг.

Есть нейроны, которые реагируют на наличие в поле зрения горизонтальных полосок. Они срабатывают всегда, когда такая полоска есть в поле зрения. На вертикальные и наклонные полоски эти нейроны не реагируют. На рисунке 7 видно, как быстро воспринимается горизонтальная полоска на фоне множества наклонных.


Рис. 7. Восприятие горизонтальной полоски


При повреждении зрительной области мозга возникает эффект так называемого слепого зрения. Больной ничего не видит, но правильно угадывает, какую линию ему показывают: горизонтальную или диагональную. Это означает, что нейроны правильно определяют линию, а сбой происходит на верхнем уровне, где все линии должны быть сведены в единый образ.

Есть нейроны, которые реагируют на новизну. Они говорят мозгу: «Обрати внимание, что-то изменилось». Мозг тут же дает команду глазам более внимательно присмотреться к этому месту.

И вот когда все детекторы отработали, мозг, собственно, и начинает процесс отражения реальности.

Следует обратить внимание на важный момент восприятия реальности мозгом. Возьмем, например, восприятие цвета. По существу, это явное искажение реальности. Световой спектр электромагнитных волн непрерывен, но мозг его воспринимает как дискретный. При восприятии непрерывного спектра световых волн специальные нейроны разбивают его на отдельные участки спектра, которые мы называем цветами.

Налицо явное искажение восприятия. Но такое искажение позволяет быстро выявлять в окружающей среде валентные признаки, например красный цвет – цвет крови, а следовательно, признак опасности. Хищные животные обычно имеют ярко-красную окраску. Не случайно в качестве запрещающего цвета светофора выбран красный. Человек реагирует на него очень быстро.

Но это еще не все. Стоит только внимательно присмотреться к восприятию цвета, как выявляются совершенно изумительные подробности, которые позволяют понять основные принципы работы мозга. Глаз восприимчив именно к тому спектру электромагнитных волн, который меньше всего поглощается атмосферой. В результате глаз выделяет в окружающей среде именно те волны, которые доставляют максимальное количество информации об объектах. То есть глаз видит то, что хорошо освещено.

Во время хорошего дневного освещения присутствуют все цвета одновременно, поэтому вроде бы глаз должен докладывать о наличии полной цветовой палитры. Напротив, так как естественная освещенность не имеет существенного значения, она воспринимается глазом как отсутствие цвета. То есть глаз не видит то, что постоянно (а следовательно, неинтересно).

Поэтому восприятие реальности мозгом, начиная уже с органов чувств, обладает способностью игнорировать ненужную информацию и дорисовывать нужную.

В некоторых случаях невалентная информация вообще не попадает в мозг, если он занят важной деятельностью. Например, при регистрации электрических токов у спокойно сидящей кошки видна четкая реакция на тикающий метроном. Но при появлении мыши реакция на метроном исчезает. Нацелившись на мышь, кошка перестает слышать посторонние звуки.

Так же и командир может слушать разведчика, который рассказывает о переправе, но тут вбегает другой и кричит: «Они наступают!» Командир приказывает замолчать первому разведчику и полностью переключается на второго. То есть мозг даже не получает ненужной информации.

И, наконец, сам командир, выслушав донесения разведчиков, передаст в штаб только одну фразу: «На моем участке фронта сосредотачиваются крупные силы противника», – избавив тем самым штаб от анализа больших объемов информации.

Так и здесь: по мере продвижения информации от органов чувств к мозгу подключаются нейроны более высоких уровней абстракции, которые выделяют движущиеся объекты или представителей своего вида.

В мозг от органов чувств поступает не фотография окружающей среды, а модель мира, сконструированная из набора типовых отражающих элементов – детекторов.

Мозг при восприятии создает свою внутреннюю реальность. Чем больше развито животное, тем сильнее внутренняя реальность отличается от внешней. Процесс решения задач осуществляется с помощью абстракций, которые получены от органов чувств и которые воспринимаются как образ мира. Эти абстракции позволяют очень быстро выявлять наиболее существенные изменения обстановки и выделять те объекты, которые представляют интерес для животного. Дальнейшее поведение также строится на достижении определенных целей в мире этих абстракций. Другими словами, мозг позволяет животному реагировать не на изменения света или звука, а на появление матери, хищника, водопоя и т. д.

У приматов отдельные группы нейронов образуют детекторы лиц, которые позволяют быстро отличать одно лицо от другого.

Мозг выделяет в окружающем мире действующие объекты и позволяет реагировать не на отдельные признаки объектов, а на поведение этих объектов в целом. Можно считать, что мозг составляет из признаков объекта понятие об этом объекте.

Мозг выполняет свои функции путем использования абстракций, которые отражают отдельные объекты окружающей среды.

Сами детекторы зависят от развития мозга. Чем более развит мозг, тем большее количество детекторов участвует в отражении реальности. Детекторы более высокого уровня надстраиваются над детекторами более низкого уровня и продолжают процесс интерпретации. Этот процесс един для всех животных, обладающих мозгом, и, более того, является основным процессом восприятия реальности. Назовем этот процесс каскадной интерпретацией (рис. 8).


Рис. 8. Процесс каскадной интерпретации

Головной мозг рыб

Первыми головным мозгом обзавелись рыбы. Сами рыбы появились около 70 миллионов лет назад. Ареал обитания рыб уже сравним с площадью Земли. Лососи (рис. 9) плывут на нерест тысячи миль из океана в ту реку, где они в свое время вывелись из икры. Если это вас не удивляет, то представьте, что вам без карты нужно добраться до неизвестной реки, пройдя при этом хотя бы тысячу километров. Все это стало возможным благодаря головному мозгу.


Рис. 9. Лосось


Вместе с мозгом у рыб впервые появляется особый вариант обучения – импринтинг (впечатывание). А. Хаслер в 1960 году установил, что тихоокеанские лососи в определенный момент своего развития запоминают запах того ручья, в котором они родились. Затем они спускаются по ручью в реку и плывут в Тихий океан. На океанских просторах они резвятся несколько лет, а потом возвращаются на родину. В океане они ориентируются по солнцу и находят устье нужной реки, а родной ручей находят по запаху.

В отличие от беспозвоночных, рыбы в поисках пищи могут путешествовать на значительные расстояния. Известен случай, когда окольцованная семга проплыла за 50 дней 2,5 тысячи километров.

Рыбы близоруки и отчетливо видят на расстоянии всего 2–3 метра, зато имеют хорошо развитый слух и обоняние.

Принято считать, что рыбы молчаливы, хотя на самом деле они общаются при помощи звуков. Звуки рыбы издают с помощью сжатия плавательного пузыря или скрежещут зубами. Обычно рыбы издают треск, скрежет или щебет, но некоторые могут выть, а амазонский сом пирарара научился кричать так, что его слышно на расстоянии до ста метров.

Главное отличие нервной системы рыб от нервной системы беспозвоночных состоит в том, что головной мозг имеет центры, отвечающие за зрительную и слуховую функцию. В результате рыбы могут различать простые геометрические фигуры, и, что интересно, рыбы также подвержены влиянию зрительных иллюзий.

Головной мозг взял на себя функцию общей координации поведения рыбы. Рыба плывет, подчиняясь ритмичным командам мозга, которые через спинной мозг передаются плавникам и хвосту.

У рыб легко вырабатываются условные рефлексы. Их можно научить подплывать к определенному месту по световому сигналу.

В опытах Розина и Майера золотые рыбки поддерживали постоянную температуру воды в аквариуме, приводя в действие специальный клапан. Они достаточно точно удерживали температуру воды на уровне 34 °C.

Как и у беспозвоночных, в основе размножения рыб лежит принцип большого потомства. Сельдь ежегодно откладывает сотни тысяч мелких икринок и не заботится о них.

Но есть рыбы, которые ухаживают за молодняком. Самка Tilapia natalensis держит икру во рту, пока из нее не вылупятся мальки. Некоторое время мальки держатся стайкой около матери и в случае опасности прячутся у нее во рту.

Выхаживание мальков у рыб может быть достаточно сложным. Например, самец колюшки строит гнездо, а когда самка отложит в это гнездо икру, он плавниками гонит воду в это гнездо для вентиляции икры.

Большой проблемой для мальков является узнавание родителей. Цихлидовые рыбки считают своим родителем любой медленно движущийся предмет. Они выстраиваются сзади и плавают за ним следом.

Некоторые виды рыб живут стаями. В стае нет иерархии и явно выраженного вожака. Обычно группа рыб выбивается из стаи, а затем вся стая следует за ними. Если отдельная рыбка вырвется из стаи, то она тут же возвращается. За стайное поведение у рыб отвечает передний мозг. Эрих фон Хольст удалял у речного гольяна передний мозг. После этого гольян плавал и питался как обычно, за исключением того, что у него отсутствовала боязнь вырваться из стаи. Гольян плыл туда, куда он хотел, не оглядываясь на своих сородичей. В результате он стал вожаком стаи. Вся стая считала его очень умным и неотступно следовала за ним.

Кроме того, передний мозг дает возможность рыбам образовывать имитационный рефлекс. Опыты Э. Ш. Айрапетьянца и В. В. Герасимова показали, что если в стае одна из рыб проявляет оборонительную реакцию, то другие рыбы подражают ей. Удаление переднего мозга прекращает образование имитационного рефлекса. У нестайных рыб имитационного рефлекса нет.

У рыб появляется сон. Некоторые рыбы для того, чтобы вздремнуть, даже ложатся на дно.

В целом, мозг рыб хотя и демонстрирует хорошие врожденные способности, к обучению способен мало. Поведение двух рыб одного вида практически совпадает.

Мозг земноводных и рептилий претерпел незначительные изменения по сравнению с рыбами. В основном, отличия связаны с улучшением органов чувств. Существенные изменения в мозге произошли только у теплокровных.

Появление теплокровных

Холоднокровные животные подвержены прямому влиянию внешней среды. По мере снижения температуры их активность падает. Скорость физиологических процессов с участием белков максимальна при температуре 35–38 °C. При понижении температуры скорость снижается, а при повышении начинается распад белковых структур.

Холоднокровные животные пытаются приблизить температуру тела к этой величине. Змеи отыскивают участки земли, нагретые солнцем. Пчелы поддерживают температуру в улье за счет вентиляции или испарения приносимой в улей воды. Но в любом случае эти усилия существенно подавляются колебаниями температуры окружающего воздуха. И при наступлении зимы холоднокровные животные впадают в спячку.

Для избавления от оков температуры необходима внутренняя терморегуляция. Она появилась у птиц и млекопитающих.

Теплокровные появились в самом начале кайнозойской эры, 65 миллионов лет назад, и стали быстро эволюционировать. Независимость от температуры внешней среды позволила им проникнуть в самые сложные области обитания. Сейчас они населяют все климатические пояса Земли: от знойных пустынь до зон вечной мерзлоты. Императорские пингвины сохраняют тепло своего тела даже в Антарктиде, где морозы достигают –60 °C.

В кайнозое появились и первые приматы, наши далекие предки, которые были маленькими зверьками, похожими на землероек.

Теплокровие требует хорошего аппетита. Например, лев съедает количество пищи, равное собственному весу, за неделю, а холоднокровному комодскому дракону (крупная ящерица) необходимо для этого питаться около двух месяцев. Большая синица за сутки съедает такую массу насекомых, которая равна весу ее тела.

Другая особенность теплокровных животных связана с размерами. Чем больше животное, тем меньше оно теряет тепла, так как отношение поверхности тела к объему снижается с увеличением размеров.

В результате теплокровные животные по сравнению с червями, муравьями и пчелами – это большие и вечноголодные животные. Им нужно постоянно искать себе пищу, а большое тело требует хорошего управления.

Особое значение у теплокровных животных имеет воспитание потомства. Детеныши теплокровных животных не могут сразу находить требуемое количество пищи, их нужно не только защищать, но и кормить.

Поэтому мозг теплокровных животных стал быстро развиваться и вплотную приблизился к тому рубежу, через который перешел только человек.

Головной мозг птиц

Птицы легко ориентируются на всей поверхности Земли. Каменка, вылупившаяся из яйца в Северной Гренландии, может одна найти дорогу к зимовке на юге Западной Африки. Каждую зиму кроншнепы пролетают около 9 тысяч километров от Аляски до крохотных островков в Тихом океане. Арктическая крачка (рис. 10) каждый год летает из Арктики в Антарктиду и назад. За это путешествие она преодолевает около 40 тысяч километров.


Рис. 10. Арктическая крачка


Такой навык к ориентированию сочетает в себе врожденные способности и обучение. Скворцы с берегов Балтики летят в Англию. Врожденным является полет в юго-западном направлении. Если молодых скворцов выпустить в Швейцарии, то они полетят на юго-запад в Испанию. А вот взрослые скворцы, выпущенные в Швейцарии, летят сразу в Англию, то есть они уже имеют внутреннюю карту территории.

Птицы заботятся о своем потомстве и выкармливают птенцов. Это не такое простое дело. Длиннохвостая синица приносит корм птенцам до 450 раз в день.

Птицы не только заботятся о своем потомстве, но и обучают его. Обучение состоит не в простом показе «делай как я», а в настоящем активном обучении, которое может длиться месяцами и имеет логичную и стройную систему уроков, заканчивающуюся выпускным экзаменом.

Орлы-беркуты (рис. 11) сначала кормят своих птенцов только печенью зайца, которую мать рвет на мелкие куски. Когда птенец подрастает, мать дает ему целую печень. Птенец учится самостоятельно разрывать ее. Дальше мать приносит ему полностью обглоданный скелет зайца, внутри которого остается одна печень. Птенец должен извлечь печень самостоятельно и запомнить, где она находится.


Рис. 11. Беркут


Уроки становятся все более сложными, пока птенец сам не научится разделывать добычу. На следующем «курсе» птенец обучается правильному полету. Когда же он научится летать, родители начинают его учить охотиться. Для этого опять поэтапно птенец учится выслеживать добычу, догонять уже загнанную и обессилевшую дичь и, наконец, добивать ее.

Наконец, наступает время экзамена. Родители берут птенца на охоту, но уже не учат его охотиться, а просто следят за ним. Молодой беркут должен сам поймать добычу. Если у него это не получается, то родители помогают отыскивать зверьков, но сами в процесс охоты не вмешиваются, пока «экзамен» не будет сдан успешно.

Некоторые умения у птиц являются врожденными. Молодые голуби, которым не давали летать, позже летали ничуть не хуже других своих сверстников.

Но большинство действий требует обучения. Если на колонию чаек нападает хищник, и стая с тревожными криками взмывает в воздух, молодой птенец затаивается. Через некоторое время в такой же ситуации он тоже начинает кричать и взмахивать крыльями. А затем, как и взрослые чайки, бросается на врага.

Существенную роль в жизни птиц имеют пение и звуковые сигналы. С помощью пения самцы обозначают территорию и привлекают самок.

Для общения птицы применяют набор условных криков. Например, куры используют четыре вида сигналов об опасности, которые можно назвать так: «опасность близко», «опасность вдалеке», «опасность – человек» и «опасность – коршун».

Если чайка найдет немного еды, то она съест ее молча, стараясь не привлекать внимания, чтобы не отняли. Когда еды много, то, еще даже не приступая к еде, чайка оповещает всех об этом.

Стая диких гусей взлетает только после того, как все птицы договорятся. Для этого одна из птиц подает клич: «Летим!» Если этот клич подхватывает другие, то скоро вся стая кричит: «Летим! Летим!» – и взлетает. Если на крик птицы никто не ответил, то она замолкает.

У птиц появляется уважение к старшим. Крик молодой галки об опасности обычно игнорируется. Если же сигнал опасности издаст опытная галка, то все птицы мгновенно взлетают и обращаются в бегство.

Поведение птиц определяется сочетанием «встроенных» программ поведения и программ, приобретенных в процессе обучения.

Птица, выращенная в изоляции, легко выполняет сложные действия типа строительства гнезда или ухаживания за самкой. Но многие способности птиц проявляются только при наличии особого сочетания стимулов.

У птиц также важную роль играет импринтинг. В определенный момент развития мозг птенца становится готов к восприятию образа матери. Вылупившийся гусенок импринтирует первого, кого он увидит, как свою мать, а затем повсюду следует за ней. Механизм импринта заключается в том, что специальный стимул вызывает образование рефлексной сети, которая сохраняется на всю жизнь.

Если в момент готовности к импринтингу не оказывается рядом матери-гусыни, то импринт образуется на любой движущийся предмет. Конрад Лоренц описал случай, когда гусенок импринтировал шарик для пинг-понга и повсюду следовал за ним. Другой гусенок импринтировал самого доктора Лоренца.

Импринт уже не меняется, и впоследствии гусенку можно предъявлять настоящую мать, но он ее не сочтет матерью.

Импринтинг – это очень важная вещь для подстройки к внешнему миру. Природа оставляет маневр для развития мозга в определенном направлении, а не помещает его в строгие рамки врожденных инстинктов. В результате животное существенно лучше приспосабливается к внешней среде, так как развивает только те способности, которые необходимы в реальной обстановке.

Импринт возможен только в определенное время. У вылупившегося гусенка – обычно в течение нескольких часов после вылупления. Если в этот момент никого похожего на мать так и не появится, то способность к импринту пропадает, и больше гусенок никого матерью признавать не будет.

Импринты сопровождают весь период взросления птенца. Зяблик научится петь только в том случае, если в определенный момент взросления услышит песни взрослых птиц. Если же в этот момент пения не было, то петь он уже не научится.

И наоборот, если птенец услышит в этот момент более сложную песню, то научится петь лучше, чем представители своего вида. Тинберген описал случай, когда птенец снегиря воспитывался в обществе канареек. Этот снегирь научился петь песни канареек, а затем даже научил этим песням своего внука.

Это показывает, что природа решила к инстинктивным способностям добавить импринты для более точной подстройки под реалии внешнего мира.

По принципу импринтинга развиваются и сексуальные предпочтения. В одном эксперименте Лоренц стал объектом сексуального внимания галки. В ритуал ухаживания галок входит засовывание червей в клюв любимому. Лоренц об этом узнал, когда спал на лужайке. Когда он отказался от лакомства, то галка засунула червяка в ухо Лоренцу.

Импринты имеют большое значение и для человека. Многие способности, например способность к овладению языку, развиваются по принципу импринтинга. Маленький ребенок легко овладевает языком или несколькими языками в возрасте от двух до пяти лет. Взрослому для этого приходится уже прилагать массу усилий. Если же ребенок в этом возрасте не услышит человеческой речи, то полноценно говорить он уже не сможет.

Птицы умеют считать. Например, в экспериментах над сойками удалось добиться, чтобы сойки клевали по два зернышка из коробочек с черными крышками и по три – из коробочек с зелеными крышками. Самые способные могли считать до пяти зернышек.

Птицы начинают ценить красоту. Само понятие красоты появляется еще у насекомых. Предназначение восприятия красоты в том, чтобы сразу оценить гармоничность сочетания всех качеств партнера. У большинства насекомых поиск партнера производится на основе химических веществ, поэтому красота насекомым не особо нужна. Но у одного вида стрекоз ухаживание построено именно на зрительной стимуляции. Поэтому эта стрекоза выглядит столь эффектно, что даже получила название «красотка-девушка» (Calopteryx virgo) (рис. 12).


Рис. 12. Стрекоза Calopteryx virgo


Развитый мозг птиц вывел чувство красоты на первый план. Брачное поведение птиц во многом определяется красотой ухаживания.

Изначально пение птиц предназначалось для обозначения территории. Но развитие пения, появление рулад, подражание пению других птиц появилось как продолжение эстетического чувства.

В таком же направлении развивались танцы у журавлей. Истоки журавлиного танца состоят в демонстрации силы и возможностей самца. Журавль сначала принимает угрожающую позу по отношению к самке, но затем обращает ее на другой предмет. Как заметил Лоренц, этот танец можно перевести так: «Я могуч и ужасен – но я не против тебя, а против вон того, того и того». Но танцевать журавлям понравилось, и они могут это делать просто от хорошего настроения. Журавли танцуют парами, иногда совершают танцевальный полет и затем продолжают танцевать. А иногда они начинают танцевать всей стаей.

Гармония совместных действий позволяет лучше согласовывать поведение. У императорских пингвинов самец и самка насиживают яйца по очереди в складках кожи. Передача яйца – это опасная операция, требующая согласования. Поэтому выглядит она так. Когда самец хочет получить у самки яйцо для насиживания, он подходит к ней и кланяется. Она кланяется в ответ. Затем они поют дуэтом, и самка передает яйцо.

Красота позволяет сделать процесс ухаживания более быстрым. Павлин раскрывает хвост из 200 перьев, каждое из которых украшено красным глазком. Самка просто замирает от такого зрелища и влюбляется с первого взгляда, что сильно экономит время.

У фазанов хвост не столь впечатляющ, поэтому они используют флирт. Самец распускает свой хвост перед самкой. Только самка в восторге начинает любоваться этим зрелищем, как самец сворачивает хвост и поворачивается к самке задом. Самка в растерянности. Самец, оставаясь стоять задом, опять распускает хвост. Самка понимает, что может увидеть хвост во всей красе спереди, и оббегает самца. Самец, довольный произведенным эффектом, выдерживает паузу, а потом опять поворачивается на 180 градусов. Самка опять бежит по кругу.

Птицы-шалашники решили, что к себе привлекать внимание не стоит, поэтому сами имеют невзрачную серую внешность. А самок они привлекают своим архитектурным искусством.

Шалашники строят из веток шалаши высотой до 2–3 метров и украшают их мхом. Перед шалашом они разбрасывают дикие розы и посыпают их яркими плодами. Потом шалашник начинает петь и привлекать самку. Самка подходит к шалашу и останавливается. Самец начинает демонстрировать самке украшения: он берет их клювом и протягивает. При этом старается выбирать предметы под цвет оперения или цвет глаз своей любимой. Если самке понравится шалаш и украшения, то она остается. Если она уходит, то шалашник старается найти еще более красивые предметы для своей коллекции. У одного шалашника в шалаше даже были настоящие бриллианты.

У птиц происходит отделение влюбленности от половых отношений. Серые гуси могут иметь платонические отношения. Они гуляют вместе и поют дуэтом. У этологов такое поведение получило название «бездетное содружество». В то же время они могут иметь половые отношения с другими гусями. И наоборот, молодые гуси могут неоднократно совокупляться, но не образовать пары.

Также у птиц появляются гомосексуальные браки, прочность которых не уступает гетеросексуальным. Лоренц описывает случай, когда он насильственно разорвал брачный союз двух гусаков, услав одного из них в другую колонию. Гусаки были в трауре почти целый год. Потом они все-таки подыскали себе гусынь и стали выращивать птенцов. Но когда гусаков опять соединили, они побросали свои семьи и вновь образовали пару.

Брачная пара гусаков, благодаря своей объединенной мощи, приобретает в стае наивысший ранг. Иногда к ним присоединяется гусыня, и брак становится тройным. Птицы втроем участвуют в любовных играх и выращивают потомство. У некоторых видов птиц любовный треугольник достаточно популярен, так как два взрослых самца надежнее защищают птенцов. По наблюдениям Питера Скотта, у короткоклювых гусей значительный процент семей состоит из двух самцов и одной самки.

Птицы начинают видеть сны. Рыбы и рептилии тоже спят, но они спят без сновидений. Птицы же имеют фазу парадоксального сна, которая, впрочем, длится не более 15 секунд. Биологи из Чикагского университета установили, что певчим птицам снится, что они поют.

Также у птиц впервые появляется асимметрия мозга. Способность петь у кенара пропадает только при повреждении левой половины мозга.

Хотя импринты и дают птицам возможность получения принципиально новых навыков, но в дальнейшем мозг птиц перестает быть восприимчив к новому. Обучение птиц чему-либо, чего они не делают в природе, практически невозможно.

Соображать птицы тоже не любят. Если курице показать зерно за сеткой, то курица будет стучать клювом в сетку, пытаясь добраться до зерна. Сообразить, что сетку можно обойти, она не может.

Впрочем, птицам особо соображать и не надо. Умение летать позволяет сразу покинуть опасное место, не разбираясь, почему оно опасное. А вот тем, кто летать не может и находится в самой гуще событий, пришлось развивать свой мозг дальше.

Головной мозг млекопитающих

Главный недостаток инстинктивного поведения в том, что такое поведение очень мало учитывает реальные условия жизни.

А для успешного выживания животному нужно ориентироваться прежде всего в том, что окружает его. Какие хищники живут рядом, какая пища съедобна, где она находится, где устраивать норы, как лучше прятаться, на фоне чего приходится прятаться: снега или листвы? Все эти знания существенны для животного, но они не могут быть переданы по наследству, так как условия жизни все время меняются.

Первый шаг к учету реальных условий дает импринтинг. Но импринты позволяют учесть только отдельные условия и только в определенный момент жизни. Для более эффективного выживания нужен механизм, который позволяет постоянно учиться и приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам.

Такой механизм млекопитающим обеспечила кора головного мозга. Кора, в отличие от других структур мозга, не имеет явно выраженной функциональности. Ее возможности больше определяются опытом животного, чем наследственными факторами. В то же время коре передаются функции общего управления как поведением животного, так и функционированием его внутренних органов.

Кора головного мозга позволяет оценивать реальную обстановку и действовать с учетом конкретных условий.

Но учитывание реальной обстановки требует большого количества времени на то, чтобы освоиться в этой обстановке, построить ее модель. Кора мозга может детально отобразить все важные объекты и их поведение. Но на это уходят годы.

У млекопитающих мозг изменился качественно. Кроме развития коры полушарий мозга, сами нейроны покрылись миелиновой оболочкой, которая ускоряет прохождение нервных импульсов.

С другой стороны, появление коры привело к тому, что детеныш годами не может самостоятельно выживать. Наличие коры требует большого периода обучения, хотя результаты обучения позволяют ориентироваться в окружающей среде значительно успешнее. Забота о потомстве достигает высшей степени. В отличие от рыб, для которых главной задачей было производство множественного потомства, у млекопитающих число детенышей ограничивается единицами, но забота о них приобретает совершенно иные формы. Млекопитающие вынашивают детенышей в своем теле. Сохранность детенышей значительно увеличивается. Кормят детенышей молоком, что опять повышает независимость от внешних условий.

Импринты слишком ненадежны, любой предмет может запечатлеться в сознании в качестве матери. Кора мозга позволяет точно распознавать своих. Многие виды поведения у млекопитающих возможны только при личном знакомстве между особями.

Появление коры дало животным возможность осуществления принципиально иного поведения, а именно поведения на основе индивидуального опыта.

Глава 5. Думают ли животные?

Принято считать, что животные не способны к образованию понятий, а управляются условными рефлексами. Популярность такого мнения объясняется опытами академика Павлова по образованию условного рефлекса у собак. Эти опыты оказали настолько важное влияние на развитие психологии вообще и на развитие зоопсихологии в частности, что нужно остановиться на них подробнее.

В начале XX века академик Павлов, изучая процессы пищеварения у собак, обратил внимание на любопытный факт. Слюна у подопытных собак начинала выделяться до того, как исследователь показывал ей пищу. Павлов предположил, что если собака реагирует выделением слюны не на пищу, а на появление экспериментатора, то она как-то связывает обстановку начала эксперимента и последующие кормление. Он решил проверить догадку и провел ряд экспериментов, в которых собаки получали пищу и одновременно звенел звонок. Догадка блестяще подтвердилась. Через некоторое время собаки начинали выделять слюну по звонку, даже если им не давали пищи. Павлов назвал такую реакцию условным рефлексом.

В отличие от безусловных рефлексов, которые являются врожденными, условные образуются на любой стимул, если он сочетается с приемом пищи.

Дальнейшие опыты показали, что с помощью вырабатывания условных рефлексов можно научить собаку достаточно сложному поведению.

Опыты академика Павлова в свое время были значительным шагом вперед. В его экспериментах над собаками впервые в истории психологии были получены точные и воспроизводимые результаты.

Но, к сожалению, эти результаты были неправомерно обобщены на всю психическую деятельность животных. В результате многие зоопсихологи пытались свести любое поведение животного к процессу образования условных рефлексов. Это казалось таким простым и понятным! Любое поведение – это набор рефлексов.

Но свести деятельность животных к простому образованию условных рефлексов получалось далеко не всегда.

В 1929 году Блоджет проводил эксперименты над крысами. В этих экспериментах крысы находили приманку в лабиринтах. С каждым разом они отыскивали ее все быстрее, а в конце эксперимента уже не бегали по лабиринту, а направлялись сразу к приманке. Этот опыт хорошо объяснялся образованием условных рефлексов. Затем опыт был изменен. Одной группе крыс предварительно предлагался этот же лабиринт без всякой приманки. Крысы просто бегали по лабиринту и знакомились с ним. Другая группа лабиринт не изучала. Затем с обеими группами крыс повторялся опыт на поиск приманки в этом лабиринте. Выяснилось, что крысы, которые раньше уже были знакомы с лабиринтом, обучались находить приманку значительно быстрее.

Этот результат кажется вполне предсказуемым, но для теории условных рефлексов он стал камнем преткновения. Зачем крысы обучались, если они не получали пищи?

Блоджет назвал этот способ научения латентным. Этот термин получил широкое распространение, хотя он крайне неудачен. Слово «латентный» означает «скрытый». Но в этом опыте крысы действительно обучались и обучались совершенно явно. Они исследовали лабиринт и составляли понятие о лабиринте. Можно сказать, что они создавали внутреннюю карту лабиринта. Процесс картирования не является скрытым или побочным. Этот процесс исключительно важен для животного, ибо позволяет запоминать условия той обстановки, в которой животное находится.

Выводы Блоджета показались слишком сомнительными, потому что образование понятий для животных в тот момент считалось невозможным. Толмен повторил эти эксперименты с бо́о́льшим количеством лабиринтов и получил сходные результаты.

Спенс и Липпет решили упростить этот эксперимент. Сытые крысы помещались в ящик с двумя ответвлениями. В одном помещалась вода, в другом – пища. Так как крысы были сыты и не испытывали жажды, то они просто бегали по ящику и с равной вероятностью забегали в ответвления. Затем одну группу перестали кормить, а другую – поить. И опять выпустили в этот же ящик. Выяснилось, что голодные крысы сразу бежали в ответвление с пищей, а испытывавшие жажду – в ответвление с водой. Очевидно, что они запоминали, где находится вода и пища, а потом использовали это знание в подходящей ситуации. Столь простая ситуация никак не объяснялась теорией условных рефлексов. Ученым пришлось признать, что поведение млекопитающих является более сложным, чем это показалось в начале века.

И окончательно пришлось отказаться от условного рефлекса как причины поведения животных после опытов американского ученого И. Ф. Дэшиелла. Он показал, что пробные забеги крыс в тупики лабиринта вовсе не случайны, а, как правило, производятся в сторону «цели». После первой ориентировки в лабиринте животное выбирает общее направление движения и уже старается двигаться в этом направлении. Аналогичные данные были получены Спенсом и Шипли.

Позже было установлено, что условный рефлекс – это функция даже не мозга, а нервных ганглиев. Выработать условный рефлекс можно даже у пчел. Таким образом, условный рефлекс – это достаточно примитивный способ реагирования на окружающую среду, который появился на очень ранней стадии эволюции нервной системы. У млекопитающих условный рефлекс хотя и сохраняется, но не является основным психическим процессом.

Основной психический процесс млекопитающих состоит в обучении путем сохранения образа окружающей среды в коре головного мозга. Этот образ используется в дальнейшем, поэтому большое значение получает память, которая сохраняет образы внешней среды и помогает использовать их для более эффективного поведения.

Образ, который животное хранит и запоминает, имеет свои особенности. Каждый внешний объект для животного интересен, прежде всего, с точки зрения избегания опасности или добывания пищи. Поэтому детально запоминать и распознавать весь объект смысла не имеет. Гораздо более эффективно выделять некоторый набор ключевых признаков и определять только их. Таким образом кора делает первый шаг к появлению абстракции.

Абстракция позволяет упростить реальность и эффективно действовать даже в сложной обстановке. Быстро выделить сходные признаки хищника и убежать – для зайца гораздо безопаснее, чем если бы он сел, подпер голову лапой и раздумывал: «Что бы это могло быть?»

Но слишком абстрактное восприятие действительности тоже опасно. Сходные объекты могут вести себя по-разному. Если волк не сможет отличить больного оленя от здорового, то это может кончиться очень печально для волка. Поэтому животное должно иметь возможность уточнения и развития понятий. Это приводит к особому виду поведения млекопитающих, которое Ротенберг назвал поисковым поведением.

Поисковое поведение выделяет млекопитающих в царстве животных. Менее развитые животные всегда осуществляют поведение, которое непосредственно связано с выживанием и размножением. Поисковое поведение – это поведение особого рода. Оно не связано с конкретным решением определенных задач, а предназначено для знакомства с миром. Млекопитающие становятся любопытными. В отличие от менее развитых животных, они активно ищут в окружающей среде что-то новое, принюхиваются, прислушиваются, изучают. Поэтому каждое млекопитающее имеет понятие о каждом объекте в окружающем его мире, а следовательно, может использовать это понятие для достижения своих целей.

Кора головного мозга дает интерес к жизни.

На основе полученных знаний животные устанавливают причинно-следственные связи между событиями и успешно их используют для достижения своих целей.

Так как образование понятий о мире мы обычно называем пониманием, а использование понятий для решения задач – обдумыванием, то млекопитающие, несомненно, и понимают, и думают.

Психическое здоровье животных

Поисковое поведение требует очень больших энергетических затрат. Исследование нового и неизведанного всегда содержит потенциальную опасность. Поэтому животное должно быть постоянно настороже и в то же время продолжать эту опасную, но привлекательную деятельность.

Это приводит к особому виду отражения, которое мы будем называть психикой. Психика – это новый этаж в системе отражения, поэтому нужно рассмотреть его подробнее.

Каждый орган животного выполняет определенную функцию. Например, легкие снабжают кровь кислородом, а сердце обеспечивает кровоснабжение всего организма. Каждый орган имеет сложные взаимосвязи с другими органами. Например, легкие для правильной работы должны быть снабжены мышцами, которые обеспечивают расширение и сжатие грудной клетки, и кровеносной системой, которая подводит кровь для снабжения кислородом. Функционирование любого органа должно быть согласовано с функционированием всего организма. Если организм выполняет тяжелую работу, то легкие должны работать интенсивнее. Рассогласование означает болезнь.

Психика – это виртуальный орган, необходимый для построения модели мира. Этот орган также требует обеспечения для своей работы. Это обеспечение состоит в наличии понятий о мире. Также психика должна быть согласована с поведением всего организма. В конкретной ситуации психика должна обеспечить адекватное отражение этой ситуации, активизировать наиболее важные понятия. Проще говоря, психика должна понимать ситуацию.

До появления коры все функционирование нервной системы задано генетически, а следовательно, автоматически является согласованным. Но кора приводит к появлению совершенно нового явления – некоторой виртуальной реальности, которая возникает только в момент знакомства конкретной особи с конкретными обстоятельствами. Образуется уникальный набор понятий, который может быть как согласован, так и рассогласован. В последнем случае мы имеем дело с психическим заболеванием.

Принципы образования психических расстройств были изучены в следующих экспериментах. Животное помещалось в клетку, в которой находился рычаг. Через пол клетки подавался электрический ток. Животное металось по камере и случайно нажимало на рычаг, который выключал ток. Очень быстро животное обучалось контролировать ситуацию, и никаких психических расстройств не наступало.

В другом эксперименте рычага не было, и животное никак не могло справиться с ситуацией. Оно металось по камере, но найти выход не могло. В какой-то момент, убедившись, что усилия бесполезны, животное забивалось в угол и отказывалось от поискового поведения. В этот момент в клетку помещался рычаг для выключения тока, но животное уже не делало никаких попыток его использовать. У животного образовывалось психическое расстройство. Расстройство психики, как и расстройство любого органа, сказывалось на состоянии всего организма. У животных начинала выпадать шерсть, появлялась язва желудка, повышалось давление.

Таким образом, приобретение психики означает и приобретение возможности психических болезней. Критерием психического здоровья у животных является наличие поискового поведения.

У здорового животного поисковое поведение становится основой общего поведения. И наоборот, прекращение поискового поведения говорит о психическом расстройстве, неврозе или общей болезни животного.

Все это говорит о том, что для животных, имеющих кору головного мозга, психическое здоровье становится столь же важным, как и здоровье любого другого органа. А критерием здоровой психики является наличие поискового поведения.

Животное является здоровым, если ему интересно жить.

Это серьезное дело – игра

Поисковое поведение и развитие понятий о мире у млекопитающих начинается с самого детства. Но так как детеныш слишком мал и беспомощен, то желательно, чтобы развитие понятий проходило в безопасной обстановке – в противном случае цена ошибки будет слишком высока. Это приводит к появлению игры. Игра – это необходимое условие развития умственных способностей. В игре происходит формирование понятий, которые затем будут определять поведение животного. Именно игра способствует тому, что понятия о мире будут согласованы, а следовательно, животное будет психически здоровым.

Игры для млекопитающих – очень важный элемент выживания. Игры особенно развиты у хищников. Для них умение владеть своим телом, отслеживать добычу, прятаться и нападать – особенно важно.

Немецкий этолог Р. Шенкель проследил игровое поведение львят с первых дней жизни. Основу игры львят составляют движения подкрадывания, нападения и борьбы, причем партнеры все время меняются ролями.

Призыв к игре – это вытянутые вперед лапы. Так лев обращается к львенку, а собака обращается к нам. Медведи для приглашения к игре осторожно обхватывают партнера передними лапами.

Часто игру начинают взрослые животные. Львица дразнит львят кончиком хвоста, павиан корчит юному павианчику страшную рожу. Самки шимпанзе щекочут детенышей, переворачивают их, кусают понарошку. Но даже если рядом нет партнера по играм, то животное начинает играть само, используя для этого любые предметы.

Буйволы любят скользить по льду, радостно мыча, лоси любят совершать дикие прыжки в снегу.

В игре животные сочетают врожденные способности с теми, которые изобрели сами. Берман рассказывает, что у него жила такса, которая любила бегать с мячом в зубах. Один раз она вскочила на стул и выпустила мяч. Мяч высоко подпрыгнул. Таксе это очень понравилось, и ее любимым развлечением стало запрыгивать с мячом в зубах на стул и выпускать мяч. Она проделывала это десятки раз.

Вюстехубе наблюдал игру трех молодых хорьков с консервной банкой. Эту банку они с грохотом бросали в таз. Вюстехубе забрал у них банку и дал им резиновый мяч. Грохота уже не было, и хорькам стало скучно. Но один из хорьков нашел фаянсовую затычку, которая производила нужный грохот, и игра возобновилась.

У Эйбл-Эйбесфельдта был ручной барсук, научившийся делать сальто.

Сами животные прекрасно осознают, что они играют. В имитации схватки они никогда не причиняют друг другу серьезного вреда. Посторонний шум приводит к остановке игры, и поведение животного сразу меняется. Теперь нападение и защита осуществляются всерьез.

А в игровой ситуации нет необходимости напрягаться. Наоборот, если в игровой борьбе один участник сильнее, то он начинает поддаваться, чтобы продлить игру.

Игры не имеют эмоций. Рычание и поскуливание от боли также игровые. Они прекращаются сразу, как прекращается игра.

Все это говорит о том, что игра происходит в другом, виртуальном мире. Она наполняет психику воображаемым пространством.

Игра имеет чрезвычайно сильную биологическую мотивацию. Молодую самку шимпанзе не кормили и не давали ей играть в течение 15 часов. После этого предлагали ей на выбор пищу или игру. В 40 % случаев она выбирала игру.

В то же время мозг не содержит никакого центра игры. Игра – это потребность коры в целом, деятельность, которая направлена на моделирование отношений особи и мира.

Глава 6. Насколько умны животные

Достижения животного интеллекта мы рассмотрим на примере самых выдающихся представителей животного мира.

Любимый зверек Будды

– Сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: черные, неестественной величины! Пришли, понюхали – и пошли прочь.

Гоголь «Ревизор»

По восточной легенде, на празднование Нового года Будда пригласил двенадцать животных. Самой расторопной оказалась крыса, которая пришла первой. Поэтому именно крыса открывает двенадцатилетний цикл восточного календаря. Не следует думать, что прибежать первым к Будде было легко. Путь к Будде преграждала широкая река, которую нужно было переплыть. Неужели маленькая крыса сумела первой переплыть реку? Конечно, нет. Первым реку переплыл бык, а крыса просто устроилась на его спине. В этой легенде крыса предстает весьма сообразительным созданием, но это в легенде, а как же дело обстоит в реальности?

Как ни странно, в реальности крыса еще сообразительнее. Крыса, по выражению польского зоолога Мирослава Гуща, – «интеллигент животного мира». Она демонстрирует чрезвычайно хитрое и осмотрительное поведение.

Крысы (рис. 13) появились более 50 миллионов лет назад, они являются одними из древнейших млекопитающих. Это также самые многочисленные млекопитающие на Земле. Именно крысы бросили вызов человеку и чуть не положили конец человеческой цивилизации. Черные крысы были разносчиками чумы и брюшного тифа. Самая большая эпидемия чумы в Европе в 1347–1353 годах унесла жизни около 24 миллионов людей, сократив население Европы вдвое. Эрнст Уолкер заметил, что болезни, занесенные крысами, унесли за последнюю тысячу лет больше человеческих жизней, чем войны и революции.


Рис. 13. Крыса


Люди объявили крысам настоящую войну, но потерпели в ней поражение. Самые хитроумные приемы крысоловов оказались бессильными против крыс. Человечество спасло то, что началась война между черными и серыми крысами, в которой победили серые.

Крыса, в отличие от человека, хорошо вооружена. Она имеет самозатачивающиеся резцы, которые растут в течение всей жизни. На кончиках резцов крыса при укусе способна развить давление до 500 килограмм на квадратный сантиметр, чего достаточно для прогрызания бетона и металла.

Крысы умело сражаются и никого не боятся. Крыса, загнанная в угол, бросается на врага, целясь прямо в лицо.

У крысы прекрасные физические данные. Она может бежать со скоростью 10 километров в час, прыгать в высоту на 80 сантиметров, зарываться в землю на метровую глубину и переплывать километровую реку.

Крысы отлично приспосабливаются к окружающей среде. Они могут размножаться и при температуре 45 °C в котельной, и при –10 °C в холодильной камере.

Крысы чувствуют радиацию. Исследователи из Калифорнии направляли поток рентгеновских лучей на спящих животных. Просыпались от них только крысы. Крысы оказались единственными существами, пережившими взрыв водородной бомбы на атолле Кваджалейн в Тихом океане.

Крысы обладают необычайной сопротивляемостью к инфекциям, в том числе передаваемым половым путем. Крысы не болеют цингой, так как они вырабатывают собственный витамин С. Поэтому они могут жить на безвитаминной диете.

Крысы – гурманы. Если им предложить большой выбор очищенных питательных веществ, то они сами составляют хорошо сбалансированный рацион. После чего избегают любого нового корма.

Размножаются крысы очень быстро. Крысята достигают половой зрелости к двум месяцам и уже могут производить потомство. Каждый месяц крысиная пара приносит по 6–8 крысят, а общее потомство крысиной пары за год может составить до 15 тысяч крыс.

Человек издавна боролся с крысами, но способности крыс к выживанию столь высоки, что, несмотря на все усилия, существенно сократить поголовье крыс ему так и не удалось.

В 50-е годы XX века был открыт чрезвычайно эффективный препарат против крыс – варфарин. Сначала крысы практически полностью исчезли на огромных территориях. Казалось, многовековая борьба с крысами кончилась победой человека. Но отдельные крысы – их прозвали суперкрысами – оказались устойчивы к варфарину. К 70-м годам популяция крыс полностью восстановилась, причем все они уже были суперкрысами.

Но наиболее удивительными являются умственные способности крыс. Раньше считалось, что одним из самых умных животных является дельфин. Но исследования профессора О. Гуртюркюна из Бохумского университета показали, что мозг дельфина содержит меньше нервных клеток (по отношению к своим размерам), чем мозг крысы.

У крыс еще нет лобных долей мозга, но уже есть гранулярные нейроны, из которых состоят лобные доли высших млекопитающих. Эти нейроны рассеяны по всей коре и позволяют крысе действовать целенаправленно.

Хотя поверхность полушарий мозга крысы гладкая (то есть крысы не имеют извилин), тем не менее крысы прекрасно соображают.

Когда ученые стали исследовать умственные способности крыс, они были поражены. Эти животные демонстрировали явные способности к оценке обстановки и решению сложных задач с применением подручных материалов. Крысы быстро находят дорогу в самых сложных лабиринтах, а для того, чтобы достать приманку, используют самые удивительные способы.

В одном эксперименте крысе был предложен ящик с двумя полками. Приманка была положена на верхней полке, а к нижней вела приставная лесенка. Крыса влезла на нижнюю полку, подумала, затем подтащила лапками лесенку и по ней взобралась на верхнюю.

Если крысам необходимо перетащить яйца в нору, то одна крыса обхватывает лапами яйцо и ложится на спину, а вторая тащит ее за хвост. Для того, чтобы достать кефир из бутылки, крыса срывает фольгу, запускает в бутылку хвост, а затем облизывает его.

Лесная крыса неотома придумала целую охранную систему для своей норки. Она отгрызает колючки у кактуса и втыкает в стенки у входа остриями к входу.

Опытные крысы не берут приманку в крысоловке, а трясут крысоловку до тех пор, пока не соскочит пружина, а затем спокойно съедают приманку.

В настоящее время 99 % исследований психологии животных проводятся на крысах.

Самое удивительное в поведении крыс состоит в том, что очень многое у них сходно с человеком. Крысы подвержены стрессам и болеют неврозами. От невроза их, как и людей, можно вылечить психотропными препаратами. Они реагируют на кокаин так же, как и люди, и могут пристраститься к алкоголю.

Крысы легко поддаются дрессировке. Крысу, как и собаку, можно обучить командам «сидеть» или «ко мне». В экспериментах крысы по команде нажимают на рычаги, тянут за веревочки, хватают различные предметы. Все это говорит о том, что у крыс быстро формируются понятия об окружающих объектах.

У крыс появляется такая функция, как передача потомству накопленных знаний. Если крыса найдет яд, то она метит его, и другие крысы его не возьмут. Если молодая крыса попытается взять опасную приманку, то опытные крысы будут отталкивать глупышку от приманки. Предупрежденные об опасности, крысы будут сообщать об этом другим сородичам, пока вся популяция не начнет избегать такой приманки.

Развитие крыс существенно зависит от материнской ласки. В опытах Шенберга только что родившихся крысят отнимали от матери. Когда они переставали ее осязать, у них в организме замедлялось производство гормона роста, а в коре мозга подавлялись здоровые клетки. Но стоило ласково погладить крысят влажной кисточкой, имитируя материнскую ласку, как все приходило в норму.

Крысы чувствуют страдания других крыс. В Институте высшей нервной деятельности АН СССР крыс научили нажимать на рычаг для получения пищи. Затем опыт усложнили. Нажимая на рычаг, крыса одновременно причиняла боль другой крысе и слышала ее писк. Как только крысы понимали эту связь, они сразу переставали нажимать на рычаг. Крысы готовы были терпеть голод, только бы не причинять боли своим собратьям.

Крысы учитывают свое поведение. В экспериментах Бенингера они научились нажимать на один из четырех рычагов в зависимости от своей деятельности. Если крыса чистила шерсть и звучал зуммер, то она нажимала на первый рычаг. На остальные рычаги крысы нажимали, если зуммер заставал их в тот момент, когда они ходили, вставали на задние лапки или сидели спокойно.

В опытах Крушинского крысы угадывали движение тележки с пищей, которая мелькала в окошке ширмы. Крысы бросались за приманкой к нужному концу ширмы.

Сон у крыс хорошо изучен. Биотоки крысиного мозга во время быстрого сна совпадают с биотоками их поведения днем. Сравнивая записи биотоков, исследователи могут сказать, в какой момент крыса бежит по лабиринту или находит приманку.

Все это говорит о том, что крысы создают понятия о мире и могут пользоваться этими понятиями для решения задач.

Миу Египетская

Человек культурен настолько, насколько он способен понять кошку.

Бернард Шоу

А теперь познакомимся с тем животным, которое появилось на закате эпохи динозавров, примерно 50 миллионов лет назад. А возможно, и стало причиной этого заката. Это креодонты – маленькие плотоядные млекопитающие. Креодонты обладали хорошо развитым мозгом, в котором появились зачатки лобных долей. Креодонты охотились значительно лучше динозавров, которые имели весьма примитивный мозг.

Наступивший ледниковый период положил конец царству динозавров. Даже при теплом климате динозавры туго соображали, а уж при оледенении эти холоднокровные чудища вообще перестали что-либо понимать. Размножаться им уже как-то не хотелось, к тому же их очень активно поедали теплокровные креодонты, которым ледниковый период был не так страшен.

В результате динозавры вымерли, а креодонты стали предшественниками семейства кошачьих, которые получили настолько совершенное строение и развитые умственные способности, что практически не изменились за 40 миллионов лет. Именно тогда ветвь семейства кошачьих отделилась от могучего ствола млекопитающих.

Все кошачьи имеют сходные черты, которые присущи только этому семейству. Внутри семейства отличия незначительны, поэтому поведение домашней кошки (рис. 14), леопарда и тигра очень схожи. Отличие есть только у льва, который любит жить семьей. Прочие кошки – это независимые охотники-одиночки.


Рис. 14. Кошка


Кошки – это первые хищники, которые обзавелись лобными долями коры головного мозга. В результате кошка имеет те же отделы мозга, что и человек. Хотя у человека значительно лучше развиты лобные доли и он превосходит кошку по части интеллекта, зато у кошки гораздо лучше развит мозжечок, поэтому человек уступает ей по грациозности своих движений.

Так как кошки – это идеальные хищники, то они никого не боятся. Сетон-Томпсон рассказывает об эпизоде, когда в Йеллоустонском парке кошка-мать бросилась на медведя и вынудила его спасаться бегством.

Кошки прекрасно ориентируются в незнакомой обстановке и без особого труда находят дорогу домой.

Кошка слышит звуки до 65 кГц, а человек – только до 20 кГц. У кошки от 60 до 80 миллионов обонятельных клеток, а у человека – всего только от 5 до 20 миллионов. Так что человеку и близко не услышать и не унюхать того, что слышит и обоняет кошка. Не говоря о том, что у человека нет супердетекторов – вибрисс.

А электроэнцефалограммы мозга кошки и мозга человека визуально практически неотличимы.

Как же устроена кошачья психика и что дало появление лобных долей? Поведенческие реакции кошки являются врожденными и практически не меняются с возрастом. Уже у котят двухмесячного возраста появляются все необходимые детали поведения: подкрадывание, преследование, бросок и удар лапой. Но врожденными являются только элементы. Для того чтобы охотиться как настоящий хищник, котенку требуется очень большой срок, в течение которого из врожденных элементов образуется законченное поведение. Львенок обучается охоте на антилоп около двух лет. Но даже когда он начинает сам охотиться, его движения совсем неумелы. Пройдет немало времени, пока сложные процессы незаметного подкрадывания и стремительного броска будут отточены до совершенства.

Мозг кошки уже требует обучения и настройки. Исследования показали, что для нормального развития котят необходимы общение с матерью и игры с другими котятами.

А теперь подробно разберем функцию лобных долей. Для нас это важно, так как именно лобные доли и отличают мозг человека от остальных животных. Понять функцию лобных долей легко на кошках, так как их появление привело к значительным отличиям в психике кошачьих.

Сразу после рождения котенка его лобные доли не реагируют на раздражители, но начинают очень быстро развиваться. Только через две недели они начинают функционировать. С этого момента лобные доли начинают играть все бо́льшую роль и, наконец, полностью контролируют поведение. Что же меняется в этот момент в поведении животного?

Проблема любого хищника состоит в том, что его пища очень быстро бегает. Газели, антилопы и зебры обладают хорошим периферийным зрением, отличным слухом и тут же срываются с места при любой опасности. Для охоты кошкам пришлось научиться неслышно подкрадываться к своей добыче.

Но это еще не все. Допустим, льву удастся подползти незамеченным к зебрам. И вот тут срабатывает второй уровень защиты от хищников. Зебры бросаются кто куда, а их яркие полосы образуют беспорядочное мельтешение. Интересно, что точно такую же защиту используют стаи рыб. И Лоренц замечает, что часто хищная рыба врывается в громадную стаю рыб, теряется в обилии полос и остается без добычи. Но хищные рыбы выигрывают в размерах и скорости, поэтому голодными не бывают. Лев меньше и медленнее зебры, поэтому вполне мог бы остаться голодным. Вот тут и приходят на помощь лобные доли. Их задача – наметить цель и удерживать внимание хищника на этой цели. Никакие отвлекающие факторы не могут отвести внимание.

Гепард долго, очень долго крадется к добыче. Все это время его лобные доли концентрируют внимание на цели. Резкий старт – и гепард развивает скорость до 100 километров в час и устремляется к жертве. Отвлечение на такой скорости на малозначительные стимулы может привести не только к неудачной охоте, но и к серьезным повреждениям. Но лобные доли надежно удерживают внимание гепарда на выбранной цели. Мощный удар лапой – и цель поражена.

Задача лобных долей состоит в удерживании внимания на поставленной цели.

До этого все рассмотренные нами животные просто реагировали на стимулы окружающей среды. Лобные доли у хищных дают возможность не реагировать на стимулы, а осуществлять целевое поведение.

Именно поэтому у кошачьих нет прямой зависимости от окружающей среды. Это привело к существенному перераспределению ценностей.

Кошки не поддаются дрессировке и выполняют только то, что им нравится. Для менее развитых животных основной ценностью является пища. Поэтому обучение сопровождается скармливанием кусочков лакомств. Для кошачьих пищевое вознаграждение не имеет никакого значения. Хищник выполняет какое-либо действие, только психологически подчиняясь дрессировщику. Поэтому крупные кошки требуют от дрессировщика хорошей силы воли и атрибута власти, которым обычно является хлыст или пистолет.

Кошки первыми ощутили гордость и независимость.

Кошка идет по жизни с высоко поднятым хвостом. Внешние стимулы не имеют для кошки никакого значения. Когда ей нужна пища, она ставит себе конкретную цель и достигает ее.

Обычная суета животных кошкам не свойственна, поэтому если особых важных дел нет, то кошка, скорее всего, решает подремать. Львы спят до 18 часов в сутки.

Но пока кошки спали, появились животные, которым стало интересно развивать свои умственные способности, и они продвинулись в этом направлении весьма значительно.

Собака

Собака – друг человека.

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

Собака занимает совершенно особое место в отношениях человека и животного мира. По индейской легенде, бог как-то разгневался на человека и проложил между человеком и животными огромную пропасть. Пропасть все увеличивалась, но собака, увидев, что человек остается один, прыгнула через эту пропасть и тем самым спасла человека.

История подтверждает идею этой легенды. Собака – это единственное животное, которое человек приручил более 60 тысяч лет назад. Именно в это время сам человек начал проявлять первые признаки разумного поведения. Голая и беспомощная обезьяна нашла общий язык со свирепым хищником, имеющим острые клыки, быстрые ноги и прекрасное обоняние. Собака почувствовала, что эта обезьяна далеко пойдет, и решила идти вместе с ней.

Все прочие домашние животные были приручены значительно позже, около 4 тысяч лет назад, на заре появления человеческой цивилизации.

Умственные способности собаки настолько хорошо развиты, что некоторые этологи считают собачье поведение прекрасной моделью человеческого поведения. И очень многие (вроде бы сложные и запутанные) взаимоотношения людей становятся простыми и понятными, если их проследить на примере собачьей стаи.

У собаки, как и у человека, существенную роль играет воспитание. Хорошо воспитанная собака может сопровождать своего хозяина даже в тех местах, где собираются люди, а это означает, что собака может воспринять правила человеческого поведения и вести себя сообразно этим правилам.

Обратим внимание на начало предыдущей фразы. Словосочетание «хорошо воспитанная собака» воспринимается вполне естественно. В то же время фразы типа «хорошо воспитанная муха» или «хорошо воспитанный крокодил» имеют явный юмористический оттенок. Это говорит о том, что собака настолько близка по своему поведению к человеку, что для описания ее поведения человек использует те же слова, что и для описания своего поведения.

Собака выстраивает свои отношения с хозяином по определенным правилам и строго соблюдает эти правила. Она хорошо понимает, что такое долг, и неукоснительно его выполняет. Более того, собака очень хорошо чувствует отношения между хозяином и другими людьми. Лоренц рассказывает, что когда к нему приходил неприятный человек, то хотя сам Лоренц из вежливости скрывал свое отношение, но его собака, немецкая овчарка Тита, сразу понимала эмоции хозяина и вела себя соответственно.

Собака настолько чувствует и воспринимает человека, что, как правило, у нервного и возбудимого хозяина будет такая же нервная и возбудимая собака. У боязливого хозяина будет еще более трусливая собака. Если хозяин начинает вести себя с собакой несправедливо, наказывает ее только для демонстрации своего превосходства, то собака считает себя вправе защищаться и сама нападает на хозяина. В то же время если хозяин уважает и любит собаку, то она дарит ему самую самоотверженную и безоговорочную любовь.

Умственные способности собаки настолько хорошо развиты, что разобраться в них с ходу достаточно тяжело. Поэтому мы начнем не с собаки, а с волка. Ибо волк – это не столь умная собака, ведь она так и не поняла, что, чем бегать по бескрайним заснеженным полям в поисках еды, лучше завести хозяина, который будет эту еду приносить.

Волк

Семейство псовых появилось около 40 миллионов лет назад. Псовые стали первыми хищниками, которые охотятся стаями. Стайное поведение – это ключ к пониманию волчьих способностей.

Волк (рис. 15) – самое агрессивное животное из всех млекопитающих. Волчья стая не боится любых крупных животных и нападает даже на лосей, кабанов и медведей, которые сильнее волков и легко справятся с одним волком. Впрочем, волки не настолько глупы, чтобы рисковать неоправданно, поэтому обычно не нападают на крупных животных, а питаются полевыми мышами. Но зимой, когда пищу найти тяжело, они решаются на такие опасные операции. И здесь все решает смелость и подготовленность. Стая строго организована и подчиняется вожаку. Стычек внутри стаи не бывает. Если возникают конфликты, то достаточно одного взгляда вожака, чтобы призвать нарушителей к порядку.


Рис. 15. Волк


Волчья охота – это не спонтанная погоня за жертвой, а планомерное и организованное мероприятие. Волки, найдя подходящую добычу, трутся мордами и радостно машут хвостами. Стая готовится к охоте. Это состояние получило у этологов специальное название «волчья конференция нос к носу». Охотничье возбуждение длится около двадцати минут. В нем принимают участие и волчата, которые бегают между взрослыми и радостно кусают все хвосты, которые им попадутся. Кульминацией празднества является общий хор, когда волки встают в круг, высоко задирают головы и начинают выть хором.

Дальше вожак распределяет роли. Обычно стая делится на три группы: выбраковщики, загонщики и атакующие.

Волки-выбраковщики направляются к стаду оленей. Их задача – найти больных животных. Олени не боятся волков, поэтому обычно подпускают их достаточно близко, а потом стремительно отбегают. Волки иногда делают резкие броски к некоторым оленям, но те с легкостью уходят от них. Даже трехнедельный олененок спокойно убежит от любого волка. Поэтому если в стаде нет больных оленей, то волки уходят ни с чем. Им приходится искать другое стадо. Процесс выбраковки может занимать несколько часов, пока не найдется олень, который отскочил недостаточно резво. С этого момента начинается охота. Выбраковщики окружают оленя и стараются оторвать его от стада. Но скорости неравны, поэтому гнать больше трехсот метров волки оленя не могут. И тогда в дело вступает группа загонщиков. Они уже заранее распределились и теперь по очереди начинают преследовать оленя. Олень пытается уйти зигзагами, но загонщики не дают ему этого сделать и гонят оленя туда, где спряталась атакующая группа. Сделать это тяжело, так как волки быстро выдыхаются. Их сменяют новые загонщики – это происходит до тех пор, пока волки, передавая оленя как эстафетную палочку, не выгонят его на атакующую группу.

В атакующей группе обычно находится сам вожак. Иногда он может ждать на возвышенности и наблюдать за процессом гона, а в нужный момент спуститься и возглавить охоту. Когда на атакующую группу выскакивает загнанный олень, то волки на неимоверной скорости бросаются за ним. Вожак выполняет самую опасную и трудную часть охоты. Пока другие атакующие волки отвлекают внимание, вожак, стараясь уклониться от страшных копыт оленя, одного удара которых достаточно, чтобы проломить грудную клетку волка, бросается на жертву и хватает ее за шею.

Убив оленя, волки прекращают охоту и приступают к трапезе. За один раз волк может съесть до десяти килограммов мяса.

Потом волки засыпают, но не так, как кошки, на целый день, а всего лишь на десять минут. Поев и вздремнув, они вскакивают бодрыми и веселыми. Обычно они предпочитают как следуют порезвиться, а потом попеть хором.

Поведение волков отличается сплоченностью и организованностью. Волки – это общественные животные. Поэтому для них большое значение имеет общение. Именно поэтому язык общения у них так хорошо развит.

Волчий язык включает множество разновидностей. Главный элемент – это вой со всеми его разновидностями. А кроме воя, этологи выделяют рычание, лай, фырканье, клацанье зубами, визг, скуление, взлаивание, подскуливание, тявканье.

Кроме звуков, волки общаются и жестами. Приветственное помахивание хвостом, угрожающее оскаливание зубов, униженное подставление шеи победителю, прыжки из стороны в сторону для привлечения внимания – все это элементы очень богатого поведенческого репертуара, предназначенного для общения. В этом волки очень сходны с людьми.

Жизнь стаи также чрезвычайно организована. Во главе стаи обычно находится семейная пара. Вожак руководит самцами стаи, а его подруга следит за волчицами. Обычное состояние стаи – мирное и слегка игривое. И взрослые волки, и волчата любят весело повозиться и устроить потасовку. Но если кто-то из волков начинает серьезно нарушать дисциплину, то вожак останавливается и пристально смотрит на проказника. Обычно после этого провинившийся поджимает хвост, а то и валится на спину. Стремясь заслужить прощение, проказник может даже подползти к вожаку и лизнуть ему морду.

Внутри стаи волки не дерутся. Если молодежь начинает слишком агрессивно себя вести и переходит границы дозволенного, то вожак обычно сбивает с ног этого подростка. Но такое поведение – просто воспитательная мера, после этого вожак может пригласить несмышленыша поиграть, и тот будет весело хватать вожака за хвост.

Не следует думать, что вожак стаи является полномочным диктатором. Это, скорее, лидер. Взрослые волки выполняют свои обязанности по указанию вожака, но могут и отказаться это делать, если такие обязанности им неприятны. Поэтому вожак старается учитывать это. Злобных и агрессивных волков он назначает «пограничниками». Они первыми нападают на нарушителей границы владений волчьей стаи. Менее агрессивные волки становятся «воспитателями». Они возятся с волчатами и учат их разным волчьим хитростям.

Стычки между волками возникают только при столкновении волков из разных стай на границе между территориями. Если волк забегает на чужую территорию, то его ждет серьезная взбучка, хотя и не очень опасная. Волки друг друга не убивают. Побежденный обычно подставляет шею, а победитель ритуально клацает рядом с шеей своей страшной пастью с пятисантиметровыми клыками.

Волки очень понятливы и легко поддаются обучению. Маленький волчонок в начале своего развития очень схож со щенком и хорошо ладит с человеком. Но, подрастая, он приобретает все более волчий характер и, наконец, полностью перестает подчиняться человеку.

Мы видим, что появление языка у волков делает их поведение принципиально отличным от других животных. Большую роль начинают играть такие факторы, как понимание эмоций другого, сопереживание, соучастие, социальный статус. Все это настолько совпадало с поведением человеческой стаи, что предки человека легко подружились с предками волка. В результате этой дружбы появилось такое существо, как собака, а можно даже сказать, что и такое существо, как человек.

Четвероногий друг

Собака составляет самое замечательное, совершенное и полезное из всех приобретений, которые когда-либо сделал человек.

Альфред Брэм

Человек называет собаку (рис. 16) своим другом. И в этом очень мало преувеличения. В Эдинбурге в 1972 году был сооружен памятник с надписью: «Самой преданной собаке в мире». В 1858 у скай-терьера Бобби умер хозяин, бедный старый пастух. Бобби в течение четырнадцати лет до самой смерти охранял его могилу.


Рис. 16. Собака


Дружба человека и собаки является одним из удивительных явлений природы.

В каменном веке первобытные люди жили в пещерах. Кости, оставшиеся от еды, они обычно выбрасывали в специально отведенные места. Именно там их и находили волки. Поэтому волки первыми почувствовали интерес к человеку. Но когда к пещере приближался крупный хищник, то волки своими звуками предупреждали людей. Постепенно дружба между людьми и волками росла. Волчата, которые вырастали рядом с людьми, переставали их бояться и сопровождали их на охоту. А люди пользовались тем, что волки помогали находить добычу с помощью своего прекрасного чутья.

Более сообразительных волчат оставляли жить в пещере, а агрессивных волков прогоняли. Начался быстрый процесс искусственного отбора. Зачатки больших способностей у волка быстро развивались в нужном людям направлении. Как мы увидим позже, в это же время сам человек проходил стадию быстрого генетического отбора, поэтому скорость развития этих двух млекопитающих намного превышала скорость развития остального мира. И то, что у волков было только в зародыше, у собак превратилось в прекрасно развитые способности. Человек вывел сотни пород собак, которые предназначены для самых разных целей. От декоративных собачек, которые целиком помещаются на ладони, до здоровых собак-спасателей, которые могут тащить на себе человека.

Умственные способности разных пород также существенно различаются. Одни селекционеры отбирали собак, которые должны были понимать человека и быть ему помощником, а другие выращивали собак для азартных боев или украшения интерьера.

Нас, прежде всего, интересуют те породы, которые проявляют наиболее развитые умственные способности. К ним относятся собаки служебных пород: овчарки, колли и доберманы.

Насколько собаки лучше развиты умственно, чем волки, демонстрирует следующий эксперимент. На глазах у собаки кладут кусок мяса под колпак. Через некоторое время собаку отпускают. Она сразу бежит к тому колпаку, под которым лежит мясо. Собака помнит нужный колпак до получаса. Волк же в подобном эксперименте помнит место не более пяти минут.

Собака имеет прекрасное зрение и слух. Она способна увидеть бегущую добычу на расстоянии до 700 метров и услышать слабый шорох на расстоянии до 25 метров.

Но особое место для собаки занимает обоняние. Оно превосходит обоняние человека в 11,5 тысяч раз. Собака может определить запах человека, который прошел 8 часов назад, и идти по следу на расстояние до 15 километров.

Собаки обладают способностью чувствовать время с точностью до одной минуты. Их можно научить открывать дверцу клетки через определенные промежутки времени.

Главное направление эволюции служебных пород состояло в сближении словаря собаки и человека. И люди, и собаки достигли в этом большого прогресса.

С одной стороны, от слишком сложного для человека воя собака перешла к более понятному лаю. Волки лают редко – так, тявкнут пару раз. Им больше нравится мелодичный вой с массой уточняющих завываний и подскуливаний. Собаки же вой почти не используют – только если для выражения нахлынувших эмоций под влиянием музыки или одиночества. Согласитесь, приятно повыть под хорошую музыку.

Но речь людей больше напоминает отрывистое тявканье, поэтому собаки научились подражать человеку: тявкать, гавкать и лаять.

Несмотря на все усилия собак, человек слабо разбирается в собачьем лае, а вот собаки очень хорошо разбираются в человеческой речи. В ряде книг утверждается, что собаки реагируют не на слова, а на интонацию. Но это несправедливо по отношению к смышленым песикам.

Исследователь собак Саррис доказал это простым экспериментом. Он дал трем своим немецким овчаркам имена Харрис, Арис и Парис. Для проверки их способностей он уходил в соседнюю комнату и давал команду: «Харрис (или Арис, или Парис), место!» Каждый раз плелась к своей подстилке та собака, которую он назвал.

Конрад Лоренц рассказывает, что когда он произносил фразу: «Мне пора идти», – то его собаки тут же вскакивали. Хотя Лоренц старательно пытался произносить эту фразу без всякой интонации.

Впрочем, кинологи все это хорошо знают безо всяких экспериментов. В практике дрессировки считается нормальным, если собака знает 20–30 команд и понимает до 50 слов. Умные собаки значительно превосходят это норму. Знаменитая немецкая овчарка Феллоу понимала до 400 слов.

Собаки хорошо запоминают названия пищевых продуктов, имена членов семьи, наименования мест прогулки. Они различают команды и простое обращение. На вопрос: «Любишь косточку?» – собака просто облизнется, а на вопрос: «Хочешь сосиску?» – радостно бросится к холодильнику. На требование «Отойди» собака ложится на коврик и вздыхает.

Такое взаимопонимание приводит к принципиально новым отношениям в животном мире. Собака, вырастая в обществе людей, воспринимает нормы своего поведения как часть нормы поведения людей. Правильное воспитание собаки приводит к тому, что она занимает свое место в человеческой стае и полностью соблюдает возложенные на нее обязанности. Иногда говорят, что собака смотрит на хозяина как на вожака стаи. Правильнее сказать, что это зависит от отношений в семье. Если собака чувствует, что хозяин на вожака стаи не тянет, то она берет эту роль на себя. Отсюда возникают частые проблемы, когда доберманы не разрешают своим хозяевам спать в собственной постели, а спят в ней сами. Они быстро понимают, что такая мягкая и удобная постель предназначена для главы семьи. Правда, членов своей семьи такая собака в обиду не даст. Как вожак стаи, она возьмет на себя охрану территории и будет смело защищать хозяев и их вещи.

Собачьи эмоции

Теперь мы займемся исследованием собачьей психики. В ее основе лежит психика волка, но ее выражение максимально усилено.

Волки, как солидные джентльмены, приветствуют друг друга легким помахиванием хвоста. Собаки более эмоциональны. Они приветствуют хозяина громким лаем, прыжками, подсовыванием морды под руку. Крупные собаки от восторга валят хозяина на пол, встают ему лапами на грудь и вылизывают лицо.

Собака живет в мире эмоций. Развитие эмоций у собак связано со сложной собачьей жизнью. В отличие от кошки, которая гуляет сама по себе, собака – всегда член большой дружной стаи. Собака любит общество, любит общение и новые впечатления. Собака всегда в гуще событий. Ее все привлекает, и ей до всего есть дело. Хозяин собирается на прогулку, на кухне жарится колбаса, за окном залаяла собака, за ухом отчаянно чешется. Везде надо поучаствовать, причем одновременно. Собака просто разрывается. Здесь и приходит на помощь эмоция.

Эмоция позволяет целостно реагировать на разнородные стимулы. Поведение собаки полностью определяется тем эмоциональным состоянием, в котором она находится.

Эмоции обеспечивают единство поведения.

Благодаря эмоции, из всех стимулов выбираются те, которые наиболее значимы, а остальные игнорируются. Значимость стимулов определяется воспитанием собаки, поэтому если вы хотите иметь понимающего и верного друга, то нужно особое внимание обратить на воспитание щенка.

Развитие щенков значительно больше, чем у других животных, зависит от окружающей его жизни.

В первые дни после рождения щенки совершенно беспомощны. Они глухи и слепы. Только на пятый день у щенков открываются слуховые проходы, а на одиннадцатый день глазные щели. И только через две недели щенки начинают зевать, потягиваться, облизываться и активно бороться за соски. Трехнедельные щенки уже хорошо видят и слышат. В этом возрасте они начинают бодро возиться со своими сверстниками, быстро развиваясь и обучаясь.

Начиная с месячного возраста, щенки уже нуждаются в воспитании. Именно в этом возрасте рекомендуется брать щенка. Тогда ему гораздо легче будет привыкнуть к вам и подружиться с вами.

В три-четыре месяца щенки максимально восприимчивы к воспитанию. Они обожают играть, бросаются за игрушками и хватают их в зубы, с большой охотой прислушиваются к командам хозяина. Именно в этом возрасте нужно начинать систематические упражнения с собакой. Если это время будет упущено, то обучение собаки потребует значительно бо́льших усилий.

Все, что происходит с щенком в этот период, влияет на формирование его поведения в будущем. Щенок Чарльза Дарвина воспитывался вместе с котятами. В результате он приобрел кошачью привычку умываться.

Воспитание собаки состоит в усилении полезных эмоций и ослаблении нежелательных. Каждая эмоция имеет диапазон реагирования, который определяет в целом поведение собаки. Начиная с двух месяцев, щенки переходят к поисковому поведению. В этот период они наиболее чувствительны к восприятию всего нового и очень быстро обучаются. В этот период закладываются основы эмоциональных реакций собаки.

С восьми месяцев собака готова к общему курсу дрессировки, во время которого она приобретает навыки настоящей служебной собаки.

Уже начиная с трех-четырех месяцев поведение щенков резко различается. Начинают формироваться эмоциональные стереотипы реагирования. Наиболее важными эмоциональными диапазонами собачьей психики являются:

1) индивидуальные эмоции:

• страх-злоба;

• интерес-равнодушие;

• отвлекаемость-устойчивость;

2) социальные эмоции:

• дружелюбие-недоверие;

• подчиняемость-превосходство;

• порядок-проступок.

Сочетание этих эмоциональных диапазонов приводит к формированию разных собачьих характеров. Правильное воспитание щенка может усилить нужные эмоциональные реакции и свести к минимуму нежелательные, но характер взрослой собаки изменить уже практически невозможно.

Страх-злоба

Основу эмоционального поведения собаки составляет эмоция страха-злобы. Эта эмоция важна для волка, так как охота на крупных животных требует максимальной осторожности. Во время охоты жизнь собаки зависит от своевременной реакции на опасность. Поэтому страх лежит в основе поведения собаки.

Страх усиливает агрессивность. Чем больше собака боится, тем яростнее она нападает. Если щенком собака испытывала на себе агрессию, больше шансов, что она вырастет злобной и кусачей собакой. Именно поэтому никогда не следует бить щенка. Взрослая немецкая овчарка с легкостью перекусывает руку взрослого человека, так что гораздо лучше с собакой дружить, а не враждовать.

Распространено ошибочное мнение, что лучшее воспитание – это метод «кнута и пряника». Чередуй поощрение и наказание – и якобы получишь воспитанную собаку. В реальности каждое наказание пугает собаку и вынуждает ее защищаться. Страх перед хозяином очень быстро приводит к развитию злобы на хозяина и росту агрессивности в целом.

Пока собака маленькая, хозяин всегда берет верх, но у взрослой собаки значительно больше шансов справиться с хозяином. Поэтому во время воспитания прежде всего необходимо постоянно следить за уровнем развития этой эмоции.

В уважительной обстановке эмоция страха-злобы не развивается. Собака не становится пугливой, а следовательно, злобной. Закрепление этого эмоционального диапазона как основного приводит к воспитанию собаки-драчуна. Как правило, такое поведение воспитывается у собак бойцовых пород. Их эмоциональное состояние приводит к постоянному желанию броситься в драку. В возбужденном состоянии собака может броситься на кого угодно, включая хозяина. Поэтому такие собаки являются очень опасными. Перевоспитать собаку-драчуна невозможно, поэтому ее необходимо держать постоянно на поводке.

Также не поддается дрессировке и трусливая собака. В любой новой ситуации она скулит и старается спрятаться, поджав хвост. Поэтому с самого детства нужно следить за тем, чтобы эмоции страха-злобы у щенка не развивались.

Правильное воспитание собаки заключается в том, чтобы показать ей наглядно, что если она хорошо себя ведет, то бояться нечего. Здесь хозяева собак часто ошибаются. Например, хозяин принес домой новый стул. Для собаки это нечто большое и страшное. Она забивается под кровать, прижимает уши от страха и рычит на стул, чувствуя себя маленькой и беззащитной перед этим чудовищем. Если хозяин будет стыдить собаку, тащить ее за лапы из-под кровати, то она может его укусить с перепугу, а страх только закрепится. Если еще и наказать за это поведение собаку, то собака вырастет песиком-неврастеником.

Правильное поведение здесь состоит в том, что нужно самому сесть на стул и ласково поговорить с собакой. Когда она увидит, что стул хозяина не кусает, она осторожно подойдет, обнюхает его и успокоится. Постепенно она привыкнет к мысли, что с хозяином ничего не страшно. А уверенная в себе собака – это собака, приятная в общении и безопасная для окружающих.

Интерес-равнодушие

Это следующий важный эмоциональный диапазон. Собака любит быть в процессе. Ей важно быть активным участником событий. Ей хочется, чтобы ее заметили, потрепали за ухом, поговорили с ней. Жизнь представляется волнующим приключением. Выйдя на улицу, она прежде всего принюхивается. Запахи говорят ей о многом. Тут пробежала кошка, там незнакомый ретривер посягнул на ее территорию, здесь долго стояла машина, пропахшая бензином. Для собаки потягивание носом равносильно чтению утренней газеты.

Познакомившись с новостями, собака бежит наводить порядок. Дел много. Территорию надо пометить, чужаков прогнать, хозяина выгулять, кошку загнать на дерево.

Если собака замечает что-либо непонятное, она останавливается и наклоняет голову – это поза удивления. Раз непонятно, надо разобраться. Обнюхать, потрогать лапой и слегка погрызть. Как на грех, это оказалась новая сумка соседки, которая (соседка) немедленно завизжала.

В такой ситуации хозяин должен вести себя очень тонко.

С одной стороны, надо помнить, что эмоция интереса – это наиболее важная эмоция с точки зрения воспитания собаки. Поэтому эту эмоцию нужно всячески развивать. Если просто грубо одергивать собаку, когда она пытается сделать что-то, то собака теряет интерес к жизни. Обычно начинает грызть все подряд, рычит и не реагирует на команды хозяина. Такая собака уже не способна к дрессировке.

С другой стороны, нужно дать понять собаке, что некоторые вещи делать категорически нельзя. Нельзя поднимать и грызть что-либо с земли, гоняться за пробегающими зверьками, вырывать у хозяина из рук предметы, приставать к прохожим.

Поэтому правильный подход состоит в том, чтобы постоянно следить за собакой. Малейшее нарушение установленных правил должно вызывать соответствующую реакцию. В зависимости от проступка должны последовать: команда «Фу!», одергивание поводка или легкий шлепок. Главное не переборщить: щенки воспринимают одергивание поводка очень болезненно, поэтому вместо понятия «нельзя» начнет вырабатываться страх перед хозяином. Тут же нужно переключить внимание и предложить новую игру. Собака легко усваивает причинно-следственные связи, поэтому она сообразит, что хозяин злится не на нее, а на конкретное действие, поэтому перестанет это действие выполнять.

Нужно помнить, что наказание должно следовать только в момент проступка. Уже через 10 секунд собака забывает, что она делала, и воспринимает наказание как агрессию со стороны хозяина.

Проще всего переключать внимание собаки своим поведением. Топнуть ногой, пригрозить пальцем или, наоборот, улыбнуться, помахать рукой вполне достаточно для привлечения внимания собаки.

Теория условных рефлексов считает, что собака выполняет команды, потому что получает за это лакомство. Образуется условный рефлекс «команда-лакомство». В действительности использование лакомства – это элементарный подкуп собаки. Она быстро понимает, что вы ее подкупаете и начинает подыгрывать вам. Но если у нее появятся более важные дела, то она тут же забудет про вас и ваши команды.

Лакомства можно использовать на начальном этапе дрессировки щенков, но только как средство привлечения внимания отвлекающейся собаки. У собаки только в течение первого месяца жизни запах еды забивает все прочие раздражители. В более позднем возрасте поведение собаки подчиняется эмоциям. Если даже собака голодна, но находится в игровом азарте, то кусочки пищи ее совершенно не заинтересуют.

Хорошо воспитанная собака, как и человек, ведет себя пристойно не потому, что ей за это дают вкусные кусочки. Ей важно чувствовать уважение окружающих.

Главной мотивацией обучения взрослой собаки является налаживание хороших отношений с человеком.

Человек всегда вызывает у собаки живейший интерес. Она обращает внимание не только на слова, но и на интонацию, мимику, жесты и позы. И она может заметить малейшие колебания настроения человека. Дрессировщикам хорошо известна такая ситуация: если после пробежки с собакой хозяин начинает тяжело дышать, то совершенно не уставшая собака тут же вываливает язык и тяжело дышит «за компанию».

Поэтому легко приучить собаку все время следить за хозяином. Правильно воспитанная собака прежде, чем сделать какое-либо действие, обязательно оглянется на хозяина – как он отнесется к ее поведению.

К сожалению для собак, обычно хозяева слишком заняты и не могут уделять им достаточно времени для общения. Собака остается одна. Ей скучно и тоскливо. Одиночество вызывает у нее стресс.

Равнодушие у собаки возникает в том случае, если она чувствует себя никому не нужной или если хозяин предъявляет к ней чрезмерные требования, превышающие ее возможности.

Отвлекаемость-устойчивость

Это диапазон, определяющий уровень воспитания собаки. Чем более устойчивое внимание у собаки, тем более она воспитана. Воспитание этой эмоции лежит в основе эффективной дрессировки. Если внимание у собаки неустойчиво, то учиться она будет очень плохо.

Даже если вам удастся научить отвлекающуюся собаку каким-либо командам, то в новой обстановке такая собака растеряется и не сможет выполнить даже простейших команд. Любая пробегающая кошка превратит вашу собаку в стартующую ракету.

Отвлекаемые собаки начинают лаять на все, что привлечет их внимание.

Щенок до трех месяцев не может удерживать внимание. На прогулке он бежит за всем, что привлечет его внимание. Срабатывает врожденный ориентировочный рефлекс. Ошибкой будет в этом случае ругать его. Лучше хлопнуть в ладоши, топнуть ногой или другим способом переключить его внимание.

И наоборот, воспитанная собака не отвлекается даже в шумной обстановке.

Секрет эффективного воспитания устойчивости внимания собаки состоит в том, что хозяин собаки сам очень внимателен по отношению к собаке. Если хозяин не участвует в игре, то и собака будет делать вид, что она играет. Если хозяину безразлично, как собака выполняет команды, то уж собаке тем более. Обмануть собаку невозможно. Она внимательно наблюдает за хозяином и замечает самые незначительные колебания настроения.

Начинать тренировку устойчивости нужно в безлюдных местах. Прежде всего, нужно приучить собаку к главным командам: «Фу», «Хорошо», «Ко мне» и «Гуляй».

Команда «Фу» подается всегда, если собака должна прекратить свое поведение. Но не следует злоупотреблять этой командой: говорите «Фу», только если собака пытается делать то, что категорически нельзя.

Команда «Хорошо» подается в случае, если собака должна продолжать свое поведение. Как раз эту команду можно подавать без ограничений. Почему бы лишний раз не похвалить вашу собаку?

Команда «Ко мне» означает, что собака должна бросить все и энергично бежать к хозяину. Ошибки в обучении этой команды могут привести к тому, что вы безуспешно будете ходить по поляне, поросшей густым кустарником и звать собаку. А она будет смотреть за вами из-за ближайшего куста, где нашла очень интересного жука, и думать: «Я же вот она, здесь. Чего он так разволновался?»

Команда «Гуляй» означает, что собака может сама руководить своим поведением. До выполнения этой команды собака должна находиться рядом с вами и не проявлять инициативы.

Эти команды должны подаваться максимально стереотипно. Нельзя их заменять никакими синонимами «Прекрати», «Можешь погулять» и т. д.

Следует добиться такого поведения собаки, когда реакция на команду следует мгновенно, без стадии размышления. Это означает, что собака начинает воспринимать команду на подсознательном уровне.

После того как вы убедитесь, что собака прочно усвоила команды, нужно повторять тренировку в более людных местах. Следует отработать эти команды настолько, чтобы собака слушалась вас в любой обстановке.

Пример хорошо воспитанной собаки с устойчивым вниманием Юрий Никулин описал в своей книге «Почти серьезно». Во время съемок фильма «Ко мне, Мухтар!» съемочная группа столкнулась с серьезной проблемой. На роль Мухтара были приглашены две милицейские собаки. Это были настоящие злобные псы, но на кинопробах они неожиданно струсили. Снималась важная для фильма сцена бурана. В момент, когда зажгли осветительные приборы, заработала камера, а самое главное, загудел ветродуй, собаки испугались. Они легли на снег и отказались сниматься. Напрасно проводники пытались их поднять. Собаки только прижимали уши и хвосты и старались вжаться в землю. Съемки фильма оказались под угрозой.

Положение спас инженер Длигач со своей овчаркой Дейком, которая была на редкость воспитанной и сообразительной собакой.

Кинопробы Дейка начали со злополучной сцены. Снимали на тридцатиградусном морозе, включили свет, камеру, ветродуй, но Дейк ни на что не обращал внимания и спокойно работал. Дейк и исполнил роль Мухтара в фильме.

Дружелюбие-недоверие

Собака испытывает истинную радость от общения с людьми. Она внимательно наблюдает за хозяином и улавливает малейшие колебания его настроения. Если хозяин расстроен, то собака старается его утешить и развлечь. Часто она отказывается выполнять команды, если хозяин подает их раздраженным тоном, но тем не менее относится к человеку снисходительно и всегда готова простить его капризы и странности поведения. Собаки делают все, что в их силах, чтобы сделать людей счастливее.

Сторонники упрощенного взгляда на собаку, воспринимающие ее как чемодан с рефлексами, все время наталкиваются на проблему. Собака не может понять бездушно подаваемые команды. В то же время она старается понять, что человек говорит ей языком тела, жестами, интонацией. Если дрессировщик на самом деле не любит собаку, занимается с ней только по долгу службы, то и собака начинает относиться к дрессировке абсолютно формально.

Для успешного воспитания собаки необходимо сначала подружиться с ней, а уже потом собака постарается сделать все, чтобы порадовать своего большого друга.

Дружелюбие сильно зависит от породы собаки. Есть породы настолько дружелюбные, что попытки воспитывать у этих пород сторожевые способности обречены на провал.

Собаковод Н. М. Кулюкина рассказывает о попытке обучения сенбернара нападать на человека. Сначала к нему подвели «нарушителя», но сенбернар отнесся к нему совершенно спокойно. Тогда «нарушитель» схватил вещь, которую сенбернару поручили охранять, и побежал с ней. На это сенбернар отреагировал тем, что зевнул и почесался. Наконец, дрессировщик решил показать сенбернару хороший пример и привел тренированную овчарку. «Нарушитель» опять схватил вещь и побежал, овчарка рванулась за ним. Сенбернар тут же вскочил и бросился вдогонку за ними. И когда овчарка взлетела в атакующем прыжке, сенбернар прыгнул наперерез и защитил человека.

Напротив, служебных собак от чрезмерного дружелюбия следует отучать. Нельзя, чтобы собака ластилась к другим людям. Нельзя давать другим гладить и ласкать щенка. Щенок должен понять, что гости приходят к хозяину, а не к щенку, а поэтому щенок должен относиться к ним нейтрально.

Вполне достаточно, чтобы при виде гостей собака стояла в стороне и дружелюбно помахивала хвостом.

Подчиняемость-превосходство

Если собака игнорирует ваши команды, то это верный признак того, что она перестала с вами считаться. А если в ответ на ваши команды она рычит, то дело зашло очень далеко. Теперь она считает себя хозяйкой положения и ставит вас на место.

Все это говорит о том, что вы совершили ошибки при воспитании эмоции подчиняемости-превосходства.

Эта эмоция регулирует стайное поведение собаки. Собака всегда ведет себя в стае в соответствии со своим рангом. Поэтому вы должны проследить за тем, чтобы ранг собаки всегда оставался ниже вашего ранга. Но поймите, она берет на себя руководство вами не из злобы – она просто считает вас несмышленышем, о котором нужно заботиться.

Ни в коем случае нельзя силой подавлять стремление собаки к превосходству! Именно из уверенных в себе собак получаются лучшие друзья и защитники человека. Авторитет не завоюешь грубостью и жестокостью. Правильный метод воспитания состоит в подчинении не вашей силе, а вашей воле. Вы должны дать понять собаке, что, уважая ее права, вы тем не менее будете добиваться от нее строгого выполнения ваших команд. В то же время любое напряжение сил и старательность собаки необходимо тут же поощрять и давать ей передышку. Собака должна чувствовать, что вы заботитесь о ней и любите ее. Если вы в процессе воспитания докажете собаке, что имеете право командовать, то собака полностью примет ваши правила игры и будет неукоснительно их соблюдать. Собаке приятно подчиняться сильному вожаку. Она чувствует себя членом сильной стаи. В этом случае собака смело защищает и себя, и хозяина. Она чувствует поддержку и отвечает такой же преданностью хозяину.

Часто бывает, что сентиментальный хозяин, а особенно хозяйка, считает, что собака ее любит, потому что сама непрерывно тискает и ласкает собаку. На самом деле собаки – особенно бойцовых пород – не ценят сентиметальности и начинают считать хозяина вялым и слабовольным. Нередко любовь такой собаки с вялого хозяина легко переносится на дрессировщика, которому ее отдают на обучение.

Часто бывает, что собака, которая не уважает своего хозяина, просто убегает, когда хозяину грозит опасность – пусть выпутывается сам.

Правильно воспитанная собака преисполнена уважения к своему хозяину. Хозяин для нее является вожаком, другом, товарищем по играм, но главное – авторитетом, не подлежащим сомнению. Эта часть воспитания собаки наиболее трудная и требует от хозяина сильной воли и безграничного терпения. Ведь фактически хозяину необходимо доказать, что он обладает всеми качествами вожака волчьей стаи.

Порядок-проступок

В отношениях собаки превыше всего ценят порядочность, уважение и справедливость. Они сами стараются неукоснительно следовать этим требованиям и обижаются, если люди нарушают их.

В неоднозначных ситуациях собака постарается уточнить, что же именно от нее требуется.

Н. М. Доманова рассказывает как ее трехмесячная кавказская овчарка Роджер пыталась понять правила обращения со столом. Сначала Роджер попытался взять с журнального столика печенье. Последовала запрещающая команда. Тогда Роджер оставил печенье и попытался схватить лежащие там же перчатки. Опять нельзя. Роджер задумался, при этом он переводил взгляд с хозяйки на столик и обратно. Потом он принес свою резиновую игрушку и положил на столик. А затем осторожно взял ее в зубы. Хозяйка это разрешила. После этого Роджер опять потянулся за перчатками. Получив запрещающую команду, Роджер удовлетворенно отбежал от столика.

Нельзя требовать от щенка слишком четкого выполнения команд. Щенок учится постепенно и быстро устает от непосильных для него требований. На начальном этапе обучения щенок должен получать команды в медленном темпе. Подав команду, сначала дождитесь, пока щенок на нее как-то отреагирует. Если он сделал правильно, похвалите и дайте команду еще раз. Если неправильно, то помогите ему выполнить эту команду. Темп подачи команд нужно постепенно ускорять. Команда усвоена, если щенок начинает выполнять команду сразу, не задумываясь.

Если щенок начал зевать, это сигнал усталости. Секрет сохранения интереса состоит в том, что хозяин должен обучать новому в процессе игры. Если вы занимаетесь с собакой по схеме «игра-работа-игра», то собака будет просто счастлива.

Часто молодые собаки специально нарушают дисциплину, внимательно наблюдая, что будет делать хозяин. Собака выясняет, насколько хозяин является лидером, что последует за проступком и каковы границы дозволенного. В этом случае нужно вести себя очень внимательно. Возможны две ошибки.

Слишком жесткое реагирование может напугать собаку, и она потеряет самоуважение. Неуместная жестокость приводит к потере контакта с хозяином. Выдающийся дрессировщик конца XIX века Г. Оберлендер писал: «Собака, сообразно со степенью своего развития, одарена очень тонким чувством справедливости в обращении. Если она сознательно нагрешила, она уж знает, за что ее наказывают; но наказание неизвестно за что – без надежды избежать дальнейших наказаний послушанием – может довести до стоического равнодушия к нему, и в заключение она с безмолвным отчаянием будет принимать удары. Одновременно с этим у нее пропадет всякий интерес к продолжению занятий, и дрессировщику предстоит удовольствие начинать снова».

И наоборот, слишком вольное поведение может привести к тому, что она почувствует себя лидером, и всякое уважение к хозяину будет потеряно.

Если собака не выполнила вашу команду, то нужно повторить ее громче и в приказном тоне. В большинстве случаев собака тут же выполнит ее. Но иногда она может специально игнорировать команды для проверки хозяина на прочность. Лучше всего в подобной ситуации начинать жестко реагировать, но тут же смягчаться, как только собака начинает подавать признаки послушания. Очень важно вести себя уверенно и дать понять, что попытки непослушания приведут к неприятным последствиям. А после этого эпизода заняться какой-либо совместной игрой с собакой. Игра – это лучший способ разрядки и отдыха, и в то же время прекрасный способ показать собаке, что вы на нее не сердитесь. Нужно дать понять собаке, что она уважаема хозяином, но нарушать правила приличия нельзя.

Прежде всего, вы должны четко сами определить, что собаке можно, а что нельзя. Как правило, нельзя: подбирать и есть что-либо с земли, гоняться за кошками, приставать к прохожим и собакам, вырывать что-либо из рук хозяина, убегать за пределы видимости. Контролировать эти проступки помогает строгий ошейник. Профессиональные дрессировщики используют также бинокль, мегафон и электрический ошейник с радиоуправлением. Это дает собаке ощущение тотального контроля.

Если вы будете четко отслеживать все нежелательные поступки собаки и своевременно реагировать на них, то собака быстро поймет и запомнит, что можно, а что нельзя.

Такое поведение хозяина не только удобно для него самого. Хорошее воспитание очень полезно для самой собаки и может спасти ей жизнь. Если собака понимает, что нельзя перебегать дорогу, бросаться на чужих собак и есть что попало, то ее жизнь будет значительно более безопасной.

Следует помнить и о том, что воспитанная собака очень точно выполняет свои обязанности. Это часто приводит к ошибкам в дрессировке. Например, вы учите собаку прыгать через барьер. Собака поставила лапы на барьер, а вы помогли ей перебраться через него. Для начала тренировки это правильное поведение. А вот если вы повторили это несколько раз, да еще все время повторяли: «Хорошо, Бобик, хорошо», – то Бобик так и запомнит: «Прыжок через барьер. Я ставлю передние лапы на барьер, а хозяин поможет перевалиться».

Если дрессировщик забывает об этом, то это приводит к забавным ситуациям. Так в журнале «Собаководство и дрессировка» описан случай, когда собаку учили обезоруживать человека с пистолетом. Роль нарушителя играл милиционер. В результате при задержании настоящего преступника, когда проводник выстрелил из пистолета, собака развернулась и хорошо отработанным приемом обезоружила милиционера на глазах у изумленного преступника.

Другой ошибкой является то, что собака дрессируется только на собачьей площадке. В результате она и слушаться будет только там.

Если собаке давать ясные и четкие инструкции по поведению, то собака их хорошо воспринимает, а впоследствии неукоснительно выполняет свои обязанности.

Психическое здоровье собаки

Столь развитые умственные способности собак имеют свою обратную сторону. Кроме обычных для животных болезней тела, у собак появляются болезни психики. Высокая эмоциональность собак начинает работать против них.

Понимание собаками своих обязанностей приводит к неврозу, когда она не может эти обязанности выполнять.

Процесс появления неврозов хорошо демонстрирует следующий эксперимент. К передней лапе овчарки привязывают груз. По гудку она должна поднять лапу, в противном случае – получит удар. Вес груза постепенно увеличивают до такой степени, пока собака не может его поднять. Вместе с ростом веса у собаки развивается невроз.

У менее развитых животных в подобной ситуации развивается просто страх перед ударом. После эксперимента он проходит. А у собак все сложнее. Невроз приводит к тому, что собака и дальше меняет свое поведение. Постоянно прижимает уши, тяжело дышит, лежит на полу в застывшей позе. У нее начинает выпадать шерсть. Все это говорит о том, что невроз приводит к нарушению работы психики.

Причина невроза в том, что образуется внутренний неразрешенный конфликт.

Для появления невроза совершенно не обязательно наказывать собаку. В другом эксперименте собака должна была различать эллипс и круг. В этом случае ее хвалили. Но постепенно ей предъявляли эллипс, который все больше был похож на круг. Когда отношение между радиусами эллипса составило 8:9, у собаки развился невроз.

Более того, невроз у собаки возникает не только на противоречивую ситуацию по отношению к ней, но и на разлад отношений в ее окружении. Джон Фишер в своей книге «О чем думает ваша собака» рассказывает о таком случае. К нему обратилась семейная пара с жалобой на то, что собака лижет стены. Действительно, когда эти супруги пришли к нему на прием с собакой, то собака тут же бросилась лизать стены. Фишер сначала проверил традиционные вещи: нехватка витаминов, реакция на посторонних, необоснованная ругань собаки. Но все было нормально.

Каково же было его удивление когда он обнаружил, что стоило хозяйке выйти из комнаты, как собака успокоилась. Муж хозяйки подтвердил, что когда супруги порознь, то собака совершенно спокойна. Отношения между супругами были настолько натянутыми, что когда они начинали общаться, собака реагировала на это столь странным поведением.

Для того чтобы уберечь собаку от невроза, нужно помнить простое правило. Требовать от собаки можно только простых и понятных вещей. Не менять команды, не менять требования, не перегружать собаку.

Определять психическое здоровье собаки легко по эмоции интереса. Здоровая собака любопытна, подвижна, активна и имеет хороший аппетит. Голос громкий. Нос влажный. Шерсть блестящая.

Как мы видим, особенности психики собаки – это прекрасная модель психики человека. Она упрощена настолько, что источники сложных человеческих чувств у собаки выглядят простыми и понятными.

Поэтому и вы можете легко определить свое психическое здоровье. Если вы любопытны, подвижны, активны и у вас хороший аппетит, то ваша психика в полном порядке. Можете читать дальше.

Глава 7. Эволюция мозга

Подведем итоги. Собачье поведение вплотную приблизилось к человеческому. Видимо, мозг собаки уже включил в себя практически все функции, которые нужны для успешного отражения реальности.

Нам стоит только понять направление эволюции мозга, и тогда будет легко сделать завершающий логический вывод – что именно дополнительно приобрел мозг человека и почему.

Когда мы говорили о нервной системе насекомых, то анализировать отдельные акты поведения было очень легко. Каждый этап в жизни насекомого имеет четко выраженный набор стимулов, на которые насекомое реагирует.

Хороший пример этому дает поведение роющей осы Ammophyla adriaansei. Эта оса роет норку, а потом ловит гусениц и притаскивает их туда в качестве пищи для своих личинок. Эта оса реагирует на гусеницу различным образом в зависимости от того, чем она сейчас занимается.

Во время охоты она ловит гусеницу и парализует ее.

Если подсунуть гусеницу осе, когда она открывает вход в норку, то оса затаскивает ее внутрь, не парализуя.

Когда оса заделывает норку, то использует гусеницу как гнездовой материал.

Если же оса еще только роет норку, и ей в этот момент подсунуть гусеницу, то она ее просто выбросит.

Человек здесь, конечно, возмутится: «Какая глупая оса!» Но осе так проще. Зачем ей думать, что делать с гусеницей, пока она роет норку? Всему свое время. Вот пойдет на охоту, там и будет искать гусеницу.

Для осы нет ни прошлого (память), ни будущего (планирование). Она целиком поглощена реакцией на конкретный стимул. Больше ее ганглии ничего не волнует.

Но такое недальновидное поведение слишком неэффективно. Поэтому природа и сконструировала головной мозг, чтобы отражение реальности было более полным. Интересно, что природа использовала для построения мозга ту же самую строительную единицу – нейрон. Увеличивается только число нейронов, а принцип их работы не меняется.

• У червей в среднем 100 нейронов.

• У ракообразных – 100 тысяч.

• У осьминога – 100 миллионов.

• У человека – 100 миллиардов.

Это говорит о том, что нейрон – основной отражающий элемент. Возможности его столь широки и универсальны, что позволяют строить системы отражения любой сложности.

Для этого наборы нейронов соединяются в отражающие модули. Эти модули и направляют поведение животного.

Отражающий модуль в ответ на стимул или игнорирует его, или ставит организму цель, для достижения которой организм мобилизует все ресурсы.

Эволюция мозга – это эволюция отражающих модулей.

У простейших отражающий модуль – это клетка в целом. Она и воспринимает информацию, и обрабатывает ее, и реагирует на нее.

Для беспозвоночных животных основным отражающим модулем является рефлекс. Рефлекс включает клетки-рецепторы, промежуточные нейроны и эфферентные клетки, которые управляют мышцами.

У общественных насекомых отражающий модуль образуется из отражающих элементов разных особей. Поэтому системой отражения может обладать только семья этих насекомых.

У позвоночных отражающим модулем является нейросеть, или, по образному выражению Ухтомского, созвездие нейронов.

Созвездие нейронов

Поведение нейросетей не задано генетически. Мозг формирует нейросети всякий раз, когда сталкивается с новой задачей. Это дает колоссальное преимущество перед жесткими отражающими модулями.

Для использования динамических нейросетей природа создала специальный отдел – кору головного мозга.

Ключевым шагом в развитии мозга стало появление коры, которая не содержит генетически заданных отражающих модулей, а обладает свойством создавать эти модули.

Другими словами, у детенышей высших млекопитающих мозг не готов сразу отражать внешний мир, но готов к тому, чтобы научиться отражению. Можно сказать, что создаются виртуальные отражающие модули, которые под влиянием внешней среды превращаются в понятия.

Чем более развит мозг, тем больше понимание мира влияет на поведение животного. У высших позвоночных понятия о мире полностью определяют поведение в этом мире.

Общий принцип эволюции мозга состоит в том, что для решения более сложных задач организуется модуль отражения более высокого уровня, и ему передается контроль над функционированием модулей нижнего уровня.

Этот принцип проще понять, если проследить путь движения сигнала у низших и высших позвоночных.

У лягушки сигнал от органов зрения попадает в средний мозг и сразу переключается на двигательные нейроны. Если лягушка видит пролетающую мошку, то мгновенно реагирует на это выбрасыванием языка. Можно сказать, что лягушка живет по принципу: «Увидел – съел». Научить лягушку другим формам поведения практически невозможно. Весь путь прохождения сигнала является врожденным. Сам сигнал можно усилить или ослабить, но путь его прохождения всегда неизменен.

У ящерицы, в отличие от лягушки, кора более развита, поэтому сигнал, идущий от органов зрения, разделяется. Одна часть сигнала идет на двигательные нейроны, и ящерица немедленно действует, а другая – в особое место коры, которое называется зрительным центром. Здесь сигнал вызывает изменения в нейронных сетях коры. Можно сказать, что ящерица живет по принципу: «Увидел, съел и задумался».

У млекопитающих сигнал от органов зрения идет только в кору, там изменяет состояние коры, а кора, может быть, даст команду двигательным нейронам. Можно сказать, что здесь работает принцип: «Увидел и задумался: а не съесть ли?»

У человека обработка сигнала усложнилась еще сильнее. Каждый модуль отражения имеет явно определяемую физиологическую основу и легко может быть разбит на отражающие элементы. Но тем не менее работа виртуальных модулей отражения не сводима к физиологии. Здесь проходит тонкая грань, отделяющая нейрофизиологию от психологии. Даже если человек видит пищу, нельзя сказать, какие понятия будут активизированы в коре. Человек начинает так активно создавать нейросети, что результат его действий совершенно непредсказуем. Одним из результатов такой генерации нейросетей является неимоверное количество всевозможных диет.

Можно сказать, что человек живет по принципу: «Увидел еду и надолго задумался».

У высших позвоночных роль коры в обработке сигналов непрерывно возрастает. Все больше функций передается от врожденных нейронных связей к динамическим нейросетям.

Если у птицы удалить кору, то она продолжает видеть и может избегать препятствий. Удаление коры у крысы приводит к тому, что она теряет возможность различать формы, хотя продолжает различать освещенность. Обезьяна, у которой удаляют кору, слепнет.

Это очень важный момент. Хотя органы зрения у обезьяны в порядке, но видеть она не может. Еще в большей степени это относится к человеку. То, что человек видит и воспринимает, полностью определяется зрительной проекцией коры. А зрительная проекция состоит из динамических нейросетей, которые формируются на основе опыта человека.

Человек видит не глазами, а мозгом.

В коре есть проекции всех клеток-рецепторов. Поэтому то, что человек слышит, обоняет, осязает, также определяется корой. Более того, в коре есть проекции двигательных нейронов, а это значит, что те движения, которые человек производит, также являются не врожденными, а лишь следствием обучения. Это легко понять, если вспомнить, как долго ребенок учится ходить.

Формирование понятий

Уровнем развития нейросети является число взаимосвязей нейронов. Если крысу вырастить в полной темноте, то число взаимосвязей между нейронами зрительной области коры уменьшается, а между нейронами слуховых и обонятельных зон коры – увеличивается.

В результате такого развития крыса не только лучше слышит. У нее повышается избирательность восприятия звуков. То есть звуковой портрет обстановки у нее гораздо более детален и отчетлив.

Чем более развита нейросеть, тем более полно и точно она отражает реальность. Виртуальный модуль отражения превращается в понятие о мире. Это понятие включает:

• образ – набор проекций рецепторов в коре;

• двигательный стереотип – набор проекций двигательных нейронов в коре;

• эмоция – гормональное воздействие.

Казалось бы, дальше необходимо подробно рассмотреть физиологическую основу понятия. Но в том-то и дело, что как именно организовано понятие, значения не имеет. Понятие – это виртуальный отражающий объект. Важно только то, как оно функционирует. Понятие не имеет явного представления в коре – оно разлито по коре. Само понятие не сводимо к конкретному набору нейронов. Оно реализуется посредством динамической нейросети, которая меняется на протяжении всей жизни.

Здесь кроется еще один источник ошибок обыденного сознания. Часто приходится слышать фразы: «Человек от природы агрессивен» или: «Человек от природы великодушен». Ошибка в том, что предполагается наличие генетически заданных понятий. Но понятия не могут быть врожденными. Для появления в сознании понятия недостаточно физиологической основы. Кроме нее, должна появиться определенная комбинация стимулов внешнего мира.

Например, импринт возникает у гусенка при наличии вблизи него перемещающегося объекта. Можно сравнить виртуальный модуль отражения с чистой фотопленкой. Эмульсия обладает свойством отражения, но в данный момент ничего не отражает. Только когда щелкнет затвор фотоаппарата, начнется физический процесс, который приведет к тому, что фотопленка начнет отражать некоторое событие реального мира. Важно то, что анализ эмульсии не поможет нам выяснить, что именно будет отражать фотография.

Так же и анализ физиологии отражающего модуля не поможет нам определить ту функцию, которую этот модуль будет выполнять. Здесь поможет только психологический анализ, а именно одновременный анализ внешнего мира и той модели, которую формирует отражающий модуль.

Задача психологического анализа состоит в том, чтобы сопоставить реальную ситуацию и модель этой ситуации, созданную отражающим модулем.

Далее мы будем говорить о психологии мозга, но следует помнить важный принцип организации этого органа. В мозге есть отражающие модули, которые явно связаны с выполнением определенных функций (например, мозжечок отвечает за двигательные реакции). Но высшие отражающие модули, которые формируются в коре, не связаны с определенным участком мозга. И хотя некоторые из этих модулей чаще всего фокусируются в определенных частях коры, удаление этих частей не приводит к утрате отражающих модулей. Роль этих отражающих модулей берут на себя другие участки коры.

К сожалению, данный принцип часто не учитывается в популярной психологической литературе. Авторы напрямую связывают явления душевного мира со строением черепа и темпераментом человека. Чрезвычайно популярны сравнения в образе мыслей левшей и правшей, мужчин и женщин. Это грубая ошибка. Даже животные не имеют прямой связи между строением мозга и поведением, а у человека надстроено еще столько этажей виртуальных отражающих модулей, что говорить о прямой связи так же нелепо, как пытаться определить курс корабля по расстановке мебели в одной из его кают.

Человек определяется тем, как он воспринимает мир, а не тем, каково строение его черепа.

Модули отражения образуют иерархическую связь. Чем выше валентность понятия, тем больше оно влияет на поведение животного.

В опытах Д. И. Рамишвили было установлено, что мотивация голода у обезьян уступает мотивации более высокого порядка. Голодный шимпанзе откладывает в сторону еду, чтобы сначала получить у экспериментатора «моральное» поощрение в виде похвалы и ласки.

Выдра, выросшая в неволе, сразу же начинает охотиться, если ее вернуть в природные условия. А павиан, выросший в неволе, избегает личинок и скорпионов, которые составляют главную пищу этих животных. У выдры бо́льшая часть реакций – врожденная, ей легко распознавать добычу, которой она раньше и не видела. А павиан, пока не сформирует понятие о том, что скорпион – это еда, есть это не может. Вы, уважаемый читатель, наверно тоже откажетесь перекусить свежим скорпионом. А для таиландца это – деликатес.

Но для ребенка, который только родился, скорпион безразличен. Если во время воспитания у него сформируется понятие, что скорпион – это еда, он будет его есть. А если сформируется понятие, что это бяка, будет плеваться. А пока у него в голове только заготовки будущих понятий.

Эволюция психических функций

Во время эволюции мозга природе пришлось решить ряд очень важных задач. Каждое решение приводило к созданию все более совершенного мозга. Рассмотрим эти решения.

Память

У насекомых памяти нет. Поэтому поведение организовано примитивно. Еда – ползем к ней. Хищник – ползем от него. Не успел, не страшно – эмоций тоже нет.

А вот у рыб уже память есть. С памятью – совсем другое дело. Вот тут, помню, была еда. Там, помню, от хищника удирал. Здесь, помню, любовью занимался. С кем, правда, не помню, – но рыбам это не важно.

Более высшим животным память уже жизненно необходима, так как в ней размещаются понятия. В первую очередь память должна хранить образы внешнего мира. Образ – это единая проекция рецепторов в коре головного мозга. Каждый образ появляется в результате образования связей между тысячами нейронов из разных областей коры. Если образ не востребован, то эти связи ослабевают, а затем исчезают.

Восприятие образа принципиально отличается от восприятия отдельного стимула. Каждый входящий в образ компонент (зрительный, звуковой или осязательный) может служить стимулом для животного. Это дает возможность выделения во внешнем мире целостных объектов, а следовательно, более адекватного отражения мира.

Чем более развито животное, тем более емкие образы оно сохраняет в памяти.

Восприятие красоты

Тут же возникла проблема. Образы быстро копятся, память захламляется. Четкость восприятия приводит к появлению множества стимулов, на которых надо как-то реагировать. В результате общая реакция замедляется.

Проблема выделения из множества образов того, который наиболее важен, привела к созданию института красоты. Красота воспринимаемого образа – это целостное восприятие гармоничности объекта.

Насекомые ищут себе спутника жизни исключительно по запаху. Такой примитивный уровень оценки будущего супруга очень ненадежен. Мало ли, кто чем пахнет.

У лягушек-самцов весной очень силен обнимательный рефлекс. Он нужен для надежного удержания кокетливой самки. Рефлекс простой. Видит самку, лезет обниматься. Беда в том, что лягушка-самец в этот период лезет обниматься, даже если его просто дернет за лапу любопытный зоолог. Это ж с кем только ни придется обниматься! Мало ли кто за лапу дернет.

То ли дело птицы. Мозг позволяет им воспринимать целый набор признаков будущего супруга. Но признаков столько, что оценка может затянуться до старости. Вот здесь на помощь приходит чувство красоты, которое одним махом позволяет оценить партнера.

Если птица-жених красив – значит ноги ровные, перья целы, голова на месте. Раз танцует, значит координация нормальная, он здоров. Не слишком толст, не слишком тонок. Размеры тела оптимальны. Значит, будет хорошее потомство. «Ах, я влюблена с первого взгляда!» – восклицает восхищенная курица.

Да и петуху удобно. Перышки почистил – к свадьбе готов.

Игра

Но тут возникла следующая проблема. Нашли красивый образ или, наоборот, ужасно страшный. А как себя правильно вести? На врожденные реакции полагаться нельзя, они больно примитивные. Из них надо формировать поведенческие стереотипы. А это дело трудное, сразу не делается.

Непосредственно перед хищником учиться убегать или защищаться – это все-таки риск большой. Да и не только перед хищником. У щенят, которых выращивали отдельно от сверстников, потом возникали проблемы при спаривании.

Тут и приходит на помощь игра. Игра позволяет связать воспринимаемые образы с осуществляемым поведением. Сформировать полностью законченное понятие, которое и воспринимает образ, и эффективно реагирует на него.

Во время игры отдельно воспринимаемые стимулы сливаются в одно целое, образуя понятие. Так, для котенка во время игры все, что маленькое, круглое и катится, постепенно превращается в обобщенное понятие «мышь». А сам котенок в игре учится координировать все свои движения для удачной охоты на мышь.

За сохранение полученных двигательных стереотипов отвечает мозжечок, а вызываются эти стереотипы из проекций двигательных нейронов в коре.

Сон

Только важные образы получили и понятия сформировали, как опять возникает проблема. Память все более емкая, понятий много, а как в нужный момент активизировать именно то понятие, которое сейчас необходимо? Если перебирать по одному, так или еда убежит, или сам едой станешь.

Для этого нужно иметь механизм, который отбирал бы те понятия, которые нужны постоянно, от тех, которые используются редко. Более важные понятия должны быть активизированы немедленно. То есть нужно регулярно упорядочивать понятия по их валентности.

Но заниматься этим процессом в тот же самый момент, когда идет образование понятий, бессмысленно. Нужно отключить мозг, а затем переорганизовать понятия. Так появился сон.

Во время сна идет преобразование понятий и запись важных понятий в долговременную память. После каждого сна животное становится более умным. Не случайно мы говорим: «Утро вечера мудренее». Мозг отбросил ненужное, а нужное сделал более эффективным.

Эмоции

Есть и другая проблема. Допустим, животное хорошо действует в соответствии с нужным понятием. Но ситуация изменилась: нужно срочно переключить внимание на более важные события.

Для этого потребовалось создание механизма эмоций. Механизм эмоций построен на основе уже существовавшего механизма гормонального управления.

Гормоны – это химические вещества, выделяемые в кровь железами внутренней секреции. Гормоны также являются стимулами. Птицу можно заставить вить гнездо в необычное время путем введения ей полового гормона самки.

Гормональный механизм птиц – врожденный. А вот млекопитающие добавили к этому механизму возможность управления. За управление эмоциями в мозге отвечает лимбическая система. При необходимости она может сразу переключиться на нужную нейросеть. В результате при активизации эмоционального понятия весь организм моментально настраивается на выполнение более важной задачи.

Эмоциональная составляющая понятий очень важна. Обезьянки, которые вырастают без контакта с матерью, оказываются не способными к нормальным взаимоотношениям ни с самцами, ни с самками.

Целеустремленность

Но как только появился столь мощный механизм эмоций, который элементарно может переключать внимание, сразу потребовалось и создание механизма, который бы, наоборот, удерживал внимание. А вот с этого момента животное вышло за рамки запрограммированного автомата. Понятия у каждого животного индивидуальны, следовательно, цели также индивидуальны. Сочетание независимости от внешних стимулов с целеустремленностью порождает индивидуальный характер конкретной особи.

За удержание внимания отвечают лобные доли мозга. Иллюстрацией к этому могут служить опыты Н. А. Шустина. После удаления лобных долей у собак появлялся выраженный подражательный рефлекс. То есть без лобных долей собака переставала собой управлять, а просто копировала чужое поведение.

Целеустремленность настолько себя оправдала, что высшие млекопитающие срочно занялись увеличением лобных долей.

Любопытно сравнить сколько занимает площадь лобных долей от площади коры головного мозга:

• у хищных – 6 %;

• у высших обезьян – 12 %;

• у человека – 25 %.

Мы видим, что человек – это самое целеустремленное животное.

Появление психических функций сведены в таблице.



Человек получил в наследство все вышеперечисленные психические функции. Нам осталось только завершить эту таблицу и описать ту психическую функцию, которая и сделала человека человеком. К этому мы сейчас и перейдем. Оставайтесь с нами!

Глава 8. Общество большого пальца

Никто никому так не обязан, как обезьяны – Дарвину.

Человек относится к приматам. Отряд приматов отличается тем, что большой палец руки может противопоставляться другим пальцам. Поэтому можно сказать, что мы, приматы, входим в элитное общество подвижного большого пальца.

Принято говорить, что человек произошел от обезьяны. И приписывать эту фразу Дарвину. Эта фраза неверна. И Дарвин ее не говорил. И не мог сказать. Потому что был очень умный. Он предположил (а позже это подтвердилось), что мы с обезьянами имеем общего предка. Поэтому обезьяны нам – не родители, а братья.

К своим братьям мы долгое время относились совсем не по-родственному. В средние века христианская церковь обезьяну запретила. Все чучела обезьян были уничтожены, упоминания об обезьянах запрещались, на старых картинах вместо обезьян подрисовывали других, менее похожих на человека животных. Основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола пошел еще дальше и объявил обезьян врагами Христа. Следуя этой логике, можно заключить, что Христа распяли обезьяны.

Тех людей, которые пытались обезьян защитить, церковь сжигала. Этот прием спора оказался настолько эффективным, что человек долго считался явно выделяющимся из животного мира. В результате и по сей день в Америке устраиваются «обезьяньи процессы», на которых в суде решается вопрос, можно ли публично называть обезьян родственным человеку животным.

Но так как ученых, изучающих обезьян, давно уже не сжигают, то накопилось очень много интересных фактов, проливающих свет на работу человеческого мозга.

Четыре вида обезьян мы называем человекообразными, так как их строение практически совпадает с человеческим. Это гориллы, орангутаны, шимпанзе и бонобо (карликовый шимпанзе).

Иногда нас вместе с этими обезьянами называют гоминоидами и определяют как «обезьяна бесхвостая с выразительной мимикой надсемейства мартышкообразных в секции узконосых». В общем, издеваются как могут.

Существенных биологических различий между человеком и человекообразными обезьянами нет. Разные виды лягушек имеют значительно больше биологических различий, чем гоминоиды.

Их всех человекообразных обезьян ближе всех к человеку шимпанзе (рис. 17). ДНК человека имеет 98 %-е сходство с ДНК шимпанзе, а белковый состав совпадает на 99 %. И артериальное давление, и пульс, и электрокардиограмма у шимпанзе такие же, как у человека. Кровь шимпанзе также имеет четыре группы, а кровь бонобо даже можно переливать человеку без всякой обработки.


Рис. 17. Шимпанзе


Интересно поэтому знать, насколько умственные способности шимпанзе близки нашим.

Шимпанзе живут в Африке к северу от реки Конго стадами по 20–80 особей. Взрослые шимпанзе достигают роста 165 сантиметров и веса 80 килограмм. Мать нянчит детеныша около 5 лет. Период воспитания составляет 8–10 лет. Максимальная продолжительность жизни – около 50 лет.

Основная пища шимпанзе – плоды, орехи и мед. Но кроме этого, они могут охотиться на карликовых свиней, есть листья и насекомых.

Шимпанзе – стадное животное. Йеркс как-то заметил, что один шимпанзе – это вообще не шимпанзе. Шимпанзе обычно бродят группами в поисках пищи. Если найдут что-либо вкусное, громко и радостно зовут остальных, чтобы попировать вместе. Отдельная особь не обязана все время находиться в стаде, поэтому некоторые члены группы иногда не встречаются месяцами. Самки для спаривания могут приходить в другие группы.

В стаде нет явного вожака, но существует иерархия. В отличие от менее развитых животных, иерархия основана не на грубой силе, а на политических союзах. Начальный ранг устанавливается после серии драк. А впоследствии более высокое положение занимает тот шимпанзе, который сумел установить хорошие отношения с самыми сильными особями. Порядок поддерживается строго. Если низкоранговая обезьяна попытается урвать кусок без очереди, то этот кусок у нее могут просто вытащить изо рта. Шимпанзе учатся только у особей более высокого ранга. Если научить низкоранговую обезьяну доставать банан из специальной кормушки, то ни одна обезьяна даже не подумает повторять ее действия. Если же той же операции научить шимпанзе высокого ранга, то все стадо моментально делает то же самое.

Хотя встречаются отдельные особи, которые не участвуют в ранговых схватках. Им не интересно играть в такие игры. Как ни странно, у таких особей довольно высокий ранг в стаде.

Перемещаются шимпанзе группами, в которых один из высокоранговых самцов играет роль вожака и всегда настороже. Другие шимпанзе внимательно прислушиваются к сигналам вожака. Обычное состояние в группе – мирное. Даже иерархические схватки происходят очень редко. Конфликты разрешаются быстро. Если шимпанзе более высокого ранга выражает недовольство нижестоящей особью, то последняя старается получить прощение. Обычно дело заканчивается тем, что старшая особь прощает младшую и обнимает ее. В случае радостных событий шимпанзе обнимают и целуют друг друга.

Существенное отличие приматов от прочих млекопитающих состоит в том, что исследовательская деятельность у них распространяется практически на все явления природы, а не связана только с пищей и защитой от хищников. Шимпанзе чрезвычайно любопытны и с интересом знакомятся с новыми предметами.

Шимпанзе любят развлекаться. Одно из самых любимых развлечений – устраивание концертов, во время которых шимпанзе топают, визжат, лупят по полым пням и хлопают в ладоши. Обезьяний концерт может продолжаться до получаса. В нем обычно принимает участие вся группа, которая делится на музыкантов и зрителей. Шимпанзе-музыканты ритмично бьют палками по стволам деревьев, выбирая те, которые звучат погромче. Зрители с восторгом в такт раскачиваются. В общем, шимпанзе развлекаются на полную катушку.

Многие жесты шимпанзе понятны и нам. Протянутая рука с ладонью вверх означает «дай». Касание рукой головы означает приветствие. В случае затруднительных ситуаций шимпанзе чешут затылки, а при одобрении могут похлопать друга по плечу.

Грань между человеком и животным

Человек – звучит гордо, а обезьяна – перспективно!

Как видим, шимпанзе очень похожи на нас. Но чем же мы все-таки отличаемся от обезьян? Выдвигалась масса предположений на этот счет. К сожалению, большинство из них оказались неверны. Рассмотрим предлагаемые признаки отличия человека:

• прямохождение;

• изготовление орудий труда;

• «Я»-образ;

• речевое общение.

Прямохождение

Наиболее лестным признаком отличия от животных было то, что мы не передвигаемся на четвереньках, а ходим с высоко поднятой головой. Прямохождение легко определяется по строению костей, поэтому сначала антропологи относили к предкам человека всех приматов, передвигающихся вертикально. Как выразил эту мысль Леруа-Гуран, «всякий прямоходящий примат – человек, а полусогнутого не может быть».

Этот признак вызывал сомнение и раньше, так как гориллы, хотя и ходят на четвереньках, часто поднимаются во всех рост, чтобы показать свою мощь. Многие обезьяны встают на задние лапы, когда перемещаются в воде. А мартышкообразные обезьяны анубисы так вообще частенько прогуливаются по саванне на двух ногах. Что ж, теперь каждую мартышку записывать в сапиенсы? Но окончательно этот признак оказался несостоятельным, когда были обнаружены останки больших прямоходящих обезьян гигантопитеков, которые не имели орудий, а следовательно, явно не могут называться людьми.

Гигантопитеки более известны под другим названием. Большое количество останков гигантопитеков было найдено в Китае. Одно время считалось, что они по-прежнему обитают в Гималаях, и гипотетический представитель гигантопитеков был назван снежным человеком. Но подтверждения существования снежного человека так и не было найдено.

Поэтому древнейшие предки человека – австралопитеки – в настоящее время считаются обезьянами, хотя они и ходили на двух ногах.

Изготовление орудий труда

Бенджамин Франклин предположил, что главным отличием человека от животных является использование орудий труда. Но позже зоологи накопили множество фактов использования орудий самыми разными животными.

Вьюрки питаются личинками насекомых, живущими в гнилой древесине. Для извлечения личинки птица сначала проделывает отверстие в коре, пока не вскроет ход личинки, а затем отламывает от соседнего кактуса иглу и с ее помощью достает личинку.

Морская выдра – калан – отправляясь за добычей, берет под мышку плоский камень. Затем калан ныряет и подбирает ракушки. Потом удобно ложится на воду, кладет камень себе на грудь и разбивает об него раковины моллюсков.

Шалашники используют пучки волокон, чтобы раскрашивать стенки шалаша соком ярких ягод или влажным углем.

Кречеты берут камень и бросают его с высоты на яйца страуса, чтобы разбить их.

Слоны используют палку для того, чтобы соскребать присосавшихся пиявок.

Павианы используют камни, чтобы расправляться со скорпионами.

Даже осы, и те стараются поберечь свои лапки. Оса-аммофила роет в песке норку, помещает туда для своих личинок гусеницу и засыпает норку песком. Затем берет в челюсти маленький камешек и тщательно утрамбовывает песок, пока вход в норку не сравняется с землей. Интересно, что европейские аммофилы делают эту процедуру менее тщательно, чем американские, а иногда не делают ее вообще. Некоторые аммофилы вместо камешка берут кусочек дерева. Так что даже насекомые пользуются орудиями труда, а уж обезьяны в этом преуспели.

Шимпанзе используют камни для того, чтобы швырять ими в соперников, врагов или добычу. Могут броситься на леопарда с палкой. Палкой также добывают мед из пчелиных гнезд и выкапывают корни растений. Листьями вытирают себе руки.

Для добывания термитов шимпанзе выбирают прутик или стебелек травы и засовывают его в термитник. Эта деятельность не может быть врожденной, так как у разных популяций шимпанзе она варьирует. Шимпанзе из Гомбе (Восточная Африка) берут ветку, очищают от листьев и засовывают ее в термитник. Шимпанзе из Окоробико (Центральная Африка) предварительно очищают прутик от коры. А шимпанзе с горы Ассирик (Западная Африка) вообще не любят возиться с прутиком. Они берут палку, проделывают в термитнике отверстие, а затем достают термитов рукой.

Для разбивания пальмовых орехов шимпанзе используют два камня. Один – в качестве наковальни, другой – в качестве молота. Если им удается найти особенно удобные камни, то после еды они прячут их в определенном месте и затем пользуются этими камнями постоянно. А иногда и гоняют по саванне с молотом и наковальней, чтобы сразу поесть орехов.

Все это говорит о том, что использование орудий – вовсе не отличительный признак человека.

«Я»-образ

В самой первой книге по психологии, которую написал американский философ Уильям Джеймс в 1890 году, говорилось, что человек отличается от животных наличием модели «Я».

Конечно, такой простой и яркий признак отличия от животных, как образ «Я», одно время был совершенно очевидным и, казалось, полностью решал проблему. Но ученые решили проверить этот признак более внимательно.

Американский психолог Гордон Гэллап провел эксперименты с шимпанзе. Животному под наркозом наносились на морду пятна краски, а затем ставили его перед зеркалом. Опыт был поставлен так, что животное могло узнать о краске только в зеркальном отражении. Гэллап хотел проверить, узнает ли шимпанзе себя в зеркале.

Опыты дали настолько интересные результаты, что другие ученые провели те же эксперименты с множеством животных. Проверялись кошки, собаки, птицы, слоны, дельфины, а также более двух десятков видов обезьян.

Выводы были однозначны. Выяснилось, что узнают себя в зеркале только четыре вида животных, а именно: шимпанзе, гориллы, орангутаны и бонобо. Как мы помним, все эти животные относятся к человекообразным обезьянам.

Шимпанзе в узнавании себя в зеркале идут еще дальше и свободно используют зеркало для того, чтобы чистить зубы или прихорашиваться.

В более тонком опыте на узнавание себя шимпанзе предлагалось узнать свою руку на экране телевизора. Приманку помещают в щель, где шимпанзе не может приманку увидеть, но может просунуть туда руку. Видеокамера подает изображение руки и приманки на телевизор, который стоит перед шимпанзе. Шимпанзе соображает, что показывается именно его рука, и быстро хватает приманку.

В результате можно сделать вывод, что «Я»-образ – это отличительная черта не человека, а приматов. «Я»-образ – это совсем рядом с настоящим отличительным признаком человека.

Речевое общение

Декарт полагал, что основным признаком разума является использование речи. Долгое время считалось, что речь – это непреодолимый барьер для обезьян. Попытки научить шимпанзе человеческому языку окончились неудачей, так как устройство гортани не позволяет этому животному производить звуки человеческой речи.

Для общения шимпанзе используют некоторое подобие речи. Существует около 20 звуковых сигналов, которые они часто издают. Например, звук «хуу» можно перевести как «нечто, шевелящееся в траве». Услышав этот звук, другие шимпанзе осторожно подходят, чтобы посмотреть на подозрительный объект.

Также шимпанзе используют символы. Разбиваясь на группы, они оставляют послания другим обезьянам в виде воткнутых в землю палок или веток, положенных на развилках. Благодаря этому шимпанзе определяет направление впереди идущей группы.

В опытах немецкого психолога Кёлера удалось научить шимпанзе общаться с человеком с помощью языка жестов. Но эти опыты были недостаточно впечатляющими, чтобы сделать вывод о возможности шимпанзе использовать язык.

Но если шимпанзе не могут говорить словами, то, вероятно, они смогут общаться жестами?

В 1966 году супруги Гарднеры решили проверить, насколько успешно можно обучить шимпанзе языку жестов, если обучать это животное с детства. Они приобрели молодую самку Уошо и стали обучать ее американскому языку глухонемых. Главное условие, которое они поставили, заключалось в том, что обезьяна должна постоянно находиться в языковой среде. С ней непрерывно играли и во время игры обучали языку жестов. Более того, сами ученые в ее присутствии общались только на языке жестов. Такой подход дал потрясающие результаты.

Первым словом, которое выучила Уошо, было слово «еще». Через 10 месяцев Уошо стала использовать комбинации слов. Она говорила «дай сладкий» или «ты щекотать я». Когда она хотела попросить мыло из запертого шкафчика, она составила фразу: «Открой ключ чистый». Уошо поддерживала диалоги. Увидев пакет на столе, Уошо спросила:

– Что это?

– Фрукт, – ответил ей экспериментатор.

– Фрукт хотеть.

– Кто хотеть фрукт?

– Уошо фрукт.

– Что Уошо фрукт?

Здесь Уошо надоел бестолковый разговор, и она решила составить фразу максимальной убедительности.

– Пожалуйста, Уошо фрукт дать!

Через 5 лет Уошо знала уже 160 слов и даже обучала языку жестов своего приемного сына.

Первое сообщение о возможностях обучения обезьян языку вызвало бурю возмущения и недоверия. Главное возражение против обучения состояло в том, что Уошо получала за правильные жесты изюм, а следовательно, это не обучение языку, а дрессура. А воспроизведение жеста в ответ на стимул не более чем условный рефлекс.

Террей решил опровергнуть предположение о возможности самопроизвольного обучения шимпанзе языку и взял для обучения шимпанзенка Нима. Он не заставлял Нима специально учить язык жестов, а просто использовал этот язык в его присутствии. Ним не получал изюм за правильное использование жеста, поэтому внешних стимулов для обучения у него не было. К удивлению Террея, Ним стал использовать жесты самостоятельно и в соответствии с обстоятельствами. Любимым жестом Нима стал жест: «Что это?»

Более того, Ним сам стал использовать жесты в качестве указания на абстрактные понятия. Ним делал знак «собака», когда видел живую собаку, слышал собачий лай или видел собаку на картинке. Террей признал свою ошибку и согласился с тем, что шимпанзе могут обучаться речи.

Позже было выяснено, что похвала и ласка способствуют усвоению языка лучше, чем изюм.

Сейчас известно более сотни человекообразных обезьян, которые овладели языком жестов. Шимпанзе общаются как с учеными, так и между собой. Два малыша Бруно и Буи знали только около 40 жестов. Один раз Бруно ел изюм, а Буи решил пощекотать его. На что Бруно составил фразу: «Буи, я еда». То есть эта фраза означает: «Буи, не мешай, я ем». В этой фразе содержится конкретное обращение по имени и понимание того, что собеседник воспримет эту фразу.

В настоящее время ни у кого не вызывает сомнений, что шимпанзе могут использовать речь для общения, поэтому данный признак также нельзя использовать для определения уникальности человека.

Но ведь чем-то мы все-таки отличаемся? Ведь ни одно животное, кроме нас, не называет себя разумным!

Главное приобретение человеческого мозга

Общая ошибка этих предполагаемых отличий состоит в том, что они основываются на внешних признаках поведения. Но двигательный аппарат человека и прочих приматов полностью совпадает. Поэтому зачатки любого человеческого поведения есть и у обезьян. Искать принципиальное отличие в поведении бесперспективно. Правильный подход состоит в том, чтобы определить изменения в системе отражения.

Очевидно, что хотя физиологическое отличие мозга человека от мозга обезьяны чрезвычайно незначительно, но тем менее это отличие принципиальное. Именно оно вывело человека на иную ступень развития.

Разобраться, что же именно появилось в мозге человека, лучше всего помогут знаменитые опыты Кёлера, которые не раз повторялись и давали сходные результаты. В этих опытах обезьянам предлагаются достаточно простые задачи и определяется тот барьер, который обезьяны взять не могут.

Шимпанзе умеют решать задачи на доставание предметов. Найдя удачный способ достать приманку, шимпанзе использует этот способ для решения сходных задач. Если шимпанзе один раз сообразит, что можно дотянуться до желаемого предмета палкой, то затем старается использовать для этого проволоку, веревку и другие подручные предметы.

Вначале задача совсем проста. Обезьяна сидит в клетке, а вне клетки лежит приманка, до которой обезьяна дотянуться не может. Рядом с обезьяной лежит палка. Сможет ли обезьяна достать приманку?

Опыты показывают, что обезьяны легко решают эту задачу. Хотя сначала они пытаются все-таки достать приманку рукой, но, убедившись, что это невозможно, начинают оглядываться и оценивать ситуацию. Заметив палку, обезьяны берут ее и достают приманку.

Теперь задача усложняется. Приманку кладут подальше, так что палка, которой обезьяна ее доставала, оказывается слишком короткой. Но неподалеку кладут более длинную палку, до которой обезьяна может дотянуться короткой палкой. Для решения этой задачи обезьяне требуется построить целую стратегию поведения. Сначала нужно короткой палкой достать длинную, а потом длинной палкой достать приманку. Эта задача для обезьян становится действительно трудной. Обезьяна делает множество бесплодных попыток решить ее, но, в конце концов, она все же справляется с этой задачей. Кёлер говорит даже о том, что в момент решения у обезьяны появляется чувство, похожее на человеческое озарение. Она ведет себя так, как человек в момент возгласа: «Ага! Понял!»

Но наиболее интересен третий опыт. В задачу вносится совсем маленькое изменение, которое, тем не менее, оказывается существенным. Палки кладут так, что обезьяна не может их увидеть одновременно. Если она поворачивается к одной палке, то не видит другую. В этом случае задача для обезьяны становится неразрешимой. Обезьяна решает задачи только с теми предметами, которые находятся в одном оптическом поле. В опытах А. Е. Хильченко шимпанзе могли брать палку, находящуюся вне зрительного поля, но для этого они должны были долго устанавливать связь между пищей и палкой.

Возможности мышления обезьян ограничены зрительным полем.

Это весьма важно, потому что человек решает подобную задачу абсолютно не задумываясь и в первом, и во втором, и в третьем случае.

Несложный анализ этих опытов показывает, что есть один психический процесс, который легко выполняет мозг человека, но который недоступен обезьяне, а также любому другому животному.

Понять, что это за процесс, легко, если посмотреть на данный опыт с точки зрения его отражения. Когда обезьяна видит обе палки и приманку вместе, то в зрительной проекции ее мозга отражаются три понятия. Каждое понятие является абстрактным отражением материального предмета. Так как обезьяна имеет понятие о палке и умеет ее использовать, то она может образовать новое знание на основе отражения этих понятий вместе.

Мозг обезьяны работает с тем, что он видит.

Если одна палка из поля зрения выпадает, то она перестает отражаться в сознании животного и уже не участвует в мыслительной операции.

Теперь мы можем сказать, что нового появилось у человека.

Как мы уже знаем, основным процессом понимания реальности является процесс каскадной интерпретации. Именно этому процессу подчинены все прочие функции мозга. Каждое более развитое животное добавляло к этому процессу свой каскад интерпретации. Человек также что-то добавил. Но что?

Человеческий мозг научился всего одной новой вещи: он отражает не только тот материальный предмет, который он воспринимает, но и след этого восприятия, который хранится в памяти.

Процесс каскадной интерпретации мозг человека применяет не только к воспринимаемой реальности, но и к своей собственной памяти. К процессу горизонтальной интерпретации добавился процесс вертикальной интерпретации. Интерпретация ощущений дополнилась интерпретацией воспоминаний.

Другими словами, человек может образовывать понятия не только от отражений материальных объектов, но и от следов этих отражений, то есть о понятиях этих объектов.

Принципиальное отличие мозга человека от мозга обезьяны состоит в возможности образования понятий о понятиях.

Понятия о понятиях мы будем называть метапонятиями. Именно способность образовывать метапонятия и является ключевой особенностью мозга человека. Мозг обезьяны не только сам не может вырабатывать метапонятия, но и не способен их воспринимать при специальном обучении. Это означает, что у обезьяны можно выработать понятия «фрукт» или «опасность», но нельзя выработать понятия «подлежащее» или «смысл».

У человека это стало возможно за счет того, что процесс интерпретации получаемых сигналов в мозге распространился на сам процесс интерпретации. Возникла своеобразная петля мышления (рис. 18). Отражение текущей ситуации у человека раздваивается.


Рис. 18. Петля мышления


Одна часть мозга занимается тем, что реагирует на стимул, а другая часть – на соотношение этого стимула с ранее полученными.

Кроме свойственного всем животным процесса образования понятий от воспринимаемых стимулов, появляется процесс образования понятий о понятиях. Сам по себе этот процесс не является новым для мозга. Как зрительный сигнал, постепенно детализируясь, попадает в зрительную проекцию коры, так сигнал о понятии попадает в речевую проекцию коры. Новым является то, что след от понятия образуется не от явно воспринимаемых объектов, а от следов восприятия этих объектов. Но именно это незначительное отличие мозга человека приводит к качественному изменению отражения.

Человек получил возможность говорить не только о том, что он видит, но и о том, что он может говорить об этом.

Когда человек образует понятие «камень», то он, как и животное, отражает реально существующий объект. Камень можно взять в руку, бросить, расколоть. Но когда это же слово «камень» используется в контексте употребления самого этого слова, то оно является источником появления метапонятий и уже имеет другой принцип обращения. Слово «камень» нельзя взять в руку или бросить. Слово «камень» можно просклонять, найти ему синоним, дать определение, перевести на другой язык. Все эти употребления понятия «камень» животным недоступны.

Легкость образования метапонятий позволяет человеку строить неограниченное количество метауровней. Мы можем сказать: «Камень – это существительное». В этой фразе понятие «существительное» является метапонятием. Оно указывает на нематериальный предмет. Но мы с легкостью можем построить еще один метауровень: «Существительное – это часть речи». И далее:

• часть речи – это грамматика;

• грамматика – это наука;

• наука – это познание…

При переходе на метауровень человек может управлять объектами предыдущего уровня и создавать любые идеальные конструкции. Так же, как камень из объекта обработки превращается в инструмент для разделывания шкур, так и метапонятие является инструментом для обработки понятий.

Рассмотрим такое метапонятие, как «принцип». Это метапонятие позволяет построить единообразный конвейер для обработки различных понятий по одному правилу. Врачебный принцип «не навреди» позволяет из множества вариантов воздействия на больного отбирать только те, которые не имеют серьезных побочных эффектов.

Следует обратить внимание на отличие построения метауровней от образования уровней абстракции. Абстрагирование всегда указывает на один и тот же объект, но убирает малозначащие детали. Абстрагирование понятия «камень» будет выглядеть так:

• вот этот конкретный камень;

• любой камень в этой куче камней;

• любой существующий камень;

• любой округлый и твердый предмет;

• твердый предмет;

• неизменный предмет (каменное лицо);

• любой предмет.

Абстрагирование доступно и животным. Шимпанзе Уошо для обозначения ореха образовало слово из двух знакомых ей слов «камень-ягода». Очевидно, что в этом новом слове слово «камень» использовано в абстрактном значении «твердый предмет». Абстрактные понятия животные могут использовать, а метапонятия – нет.

Загадка творчества

Такое, казалось бы, незначительное отличие мозга приводит к кардинальному отличию сознания человека от психики животного. Принцип позволяет так воспринимать понятия, что человек может выявлять сходные признаки различных предметов и явлений природы. Человек может выходить за границы непосредственного восприятия.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Введение
  • Часть I. Происхождение интеллекта

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Интеллектика. Как работает ваш мозг (Константин Шереметьев, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я