Если ты позовешь… (Ирина Шахова, 2016)

Возможно ли, чтобы одна из лучших выпускниц школы шпионок короля влюбилась настолько, что, потеряв голову, забыла все, чему ее учили, и не видит происходящего перед самым ее носом? Или кое-кто просто жаждет, чтобы она сделала вид, что не видит этого, преследуя свои интересы? Выстоит ли она в этой схватке денег с тщеславием и докажет ли всем вокруг, что единственное, что имеет смысл в мире, который рушится под натиском революции – это любовь? Вот только будет ли нужна эта любовь тому, кому она предназначена…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Если ты позовешь… (Ирина Шахова, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Окна комнаты в Версале выходили на запад. Уходя в ночь, солнце пряталось за верхушки деревьев и озаряло теплым светом всю комнату, согревая ее. И от садившегося солнца, и от чувства тревоги, витавшего вокруг, было так душно, что воздух, казалось, можно было резать ножом. Несмотря на это, окна в комнате были закрыты наглухо: король боялся посторонних ушей.

«Как символично – угасающее солнце. Как жаль, что невозможно повернуть время вспять. Дни всего этого великолепия сочтены, а мы все продолжаем гоняться за призраками, вместо того чтобы попытаться хоть что-то исправить», – подумал посетитель. Но вслух произнес:

– Сир, я хотел бы доложить о небольшом препятствии, возникшем на пути к реализации нашего плана, – говорить с королем ему не хотелось. Людовик был целый день чем-то раздражен, и еще одна проблема, озвученная сейчас, могла окончательно вывести короля из себя. Но он был начальником тайной полиции и лично контролировал это дело. Больше некому.

Стараясь придать голосу как можно больше спокойствия, посетитель продолжил:

– Думаю, женой нашего общего знакомого будет совсем другая девушка.

– Неужели была такая уж необходимость беспокоить меня по пустякам! Выбери, кого будет угодно, лишь бы она хорошо выполнила свою работу. Мне все равно, кто выведет этого выскочку на чистую воду! – Голос короля был раздраженным.

– Хорошо, Ваше величество, – посетитель отвесил такой низкий поклон, на который только был способен. – Как будет угодно, Ваше величество. Только хотел предупредить Вас о возможной заминке.

– Вы же обещали мне, что реализации нашего плана не может ничто помешать! Он передумал жениться?

– Он – нет. Просто девушка, на которую мы рассчитывали, вышла замуж за другого.

– Что!? Как такое возможно? – Людовик удивленно поднял брови.

– Простите, сир, но тут мы были не властны над ситуацией. Вмешались, так сказать, силы провидения.

– Какие еще «силы проведения»! – Король вскипел. – Я думал, вам подвластны все силы на земле!

Посетителю было бы выгодно, чтобы король думал, что так оно и было. К сожалению, пока это было невозможно – слишком мало у него было людей, да и исполнение иногда хромало. Но сейчас нужно успокоить короля.

– Ваше величество, мы уже решили, как выйти из этой щекотливой ситуации. Нам нужно только ваше одобрение. У нас есть на примете другая девушка…

– Ну и какая нам разница? Если она тоже не против выполнить наше «маленькое поручение».

Посетитель старательно подбирал слова:

– Думаю – да, она точно не откажет. В ее лояльности сомневаться не приходится. Проблема немного в другом, сир. У вас на нее были иные планы…

– Иные планы?..

– Она ученица – «Белой лилии», – утаивать что-то не имело смысла, какой бы ни была реакция короля. – Мы хотели представить ее высшему свету осенью и найти жениха из числа испанской знати. Возможно, она могла бы понравиться самому испанскому королю. Было бы совсем неплохо, если бы она приносила нам последние новости из его еще теплой постели. Самые что ни на есть правдивые и последние сведения. Сейчас время решает все.

Король помрачнел. Как он не любил все эти государственные дела! Нужно поскорее с этим заканчивать.

– Так найдите другую. Мне все равно.

– Другую? Но Ваше величество, «другую» для чего? Для Испании или для Франции?

– Как вы решите. Я возлагаю на вас всю ответственность за этот выбор. Сделайте так, чтобы обе ситуации разрешились благоприятно для нас.

При этих словах посетитель подумал, что Людовик уже никогда не изменится. Он всегда будет возлагать ответственность за принятие решений на кого-то еще. Ну, что ж, значит, так тому и быть.

– Тогда, если позволите, сир, следить за маркизом мы позволим мадмуазель Вилье, а в Испанию отправится Беатрис Креспен. Думаю, они справятся.

– Вы в этом уверены?

– Не сомневайтесь, они все сделают. Их многому успели обучить. Конечно, знания Сандрин Вилье больше пригодились бы в схватке с недоверчивостью испанского короля… Но, раз судьба распорядилась иначе, не будем спорить с ней. Дуэли с провидением играют очень плохую шутку. Я посоветовал директору школы съездить к своей ученице, мадмуазель Вилье, и поговорить. Она должна узнать о своей роли как можно раньше. Учитывая ее заслуги в обучении, лучшей кандидатуры на роль глаз и ушей в логове Лекавалье и не придумаешь.

– Успех в этой кампании я целиком возлагаю на вас, – с нажимом проговорил король.

– Как вам будет угодно, Ваше величество, – поклонился посетитель и вышел за дверь.



Как только маркиз Лекавалье переступил порог дома, он распорядился отправить за своей будущей женой самую большую и удобную карету из двух имеющихся у него. Дополнительно к той, что он оставил.

Пышной свадьбы ему не хотелось… да что уж греха таить – ему вообще не хотелось этой свадьбы! Но долг велел произвести хоть какие-то приготовления: соберутся гости, и ему придется выступить в роли радушного хозяина, чтобы никто ничего не заподозрил. Хочет он этого или нет.

«Раз прием по поводу свадьбы будет скромным, то приготовления к нему не займут много времени, – успокаивал себя Анри. – Нужно только обсудить меню к приему гостей да обсудить со священником время венчания».

Последним он решил заняться в первую очередь. Разговор со священником не занял много времени, они быстро договорились о дне и часе. Священник попытался обсудить с ним какие-то детали церемонии, – сколько будет гостей, необходимо ли украшение церкви, даже их цвет и форму букетов, – но Анри не знал ответа. Он никогда не задумывался над этим и единственное, что мог произнести, чтобы не показаться совсем уж безразличным к «такому великому таинству», – как назвал священник венчание, – это пообещать, что пришлет записку с ответами на все интересующие его вопросы.

Вернувшись домой, маркиз понял, что больше заниматься приготовлениями к свадьбе ему не хочется. И разговор со священником еще раз убедил его в этом. Ему не хотелось решать ничего не значащие для него вопросы. Это отнимало много времени, а значит, отвлекало от дел. Свадьбы он не хотел и считал все связанное с ней пустой тратой сил. Посчитав, что сегодня он уже и так достаточно сделал, Анри решил, что теперь можно отдохнуть и заняться действительно важным для него. Да, и еще остается надеяться, что невеста прибудет точно к назначенной дате. Второго разговора со священником он точно не переживет. Хорошо, что карета уже выехала в сторону дома его будущей жены, и этот факт не позволит ей задержаться подольше.

Сидя в кабинете и перебирая бумаги, накопившиеся за время его отсутствия, Анри вдруг мысленно вернулся к незнакомке на озере.

Было бы неплохо снова увидеть ее. Он даже начал подумывать о том, чтобы самому отправиться за своей будущей женой, в надежде встретить по пути эту русалку. Но отказался от этой затеи, решив, что возможно ее уже и нет в тех краях, а он потеряет драгоценное, как никогда, время. Остается лишь надеяться, что судьба будет к нему благосклонна, и позволит его мечте о встрече стать реальностью.



Ровно за день до определенной Анри даты венчания, карета с Сандрин Вилье подъезжала к поместью Лекавалье.

Солнце садилось за горизонт, окрашивая небосвод в причудливые цвета. Воздух здесь был холоднее, чем на юге, где находился дом ее родителей, но все равно природа уже успела пробудиться от зимней спячки.

Сандрин никогда не путешествовала по этой части Франции и всю дорогу с интересом смотрела в окно. Внимательный осмотр окрестностей, кроме познавательных целей, позволял еще и отвлечься от мыслей о встрече с бывшим женихом сестры. И хотя слово «бывший» немного грело ей душу, сердце ее не могло успокоиться. Сандрин не хотелось думать ни о том, как воспримет он ее появление у него дома, ни о том, каким он окажется. Ей было только и нужно от него, чтобы он отказался от своих прав на Амандин и расторг помолвку.

Но если днем ей еще как-то удавалось отделываться от этих мыслей, то с наступлением сумерек они с удивительной прытью вновь оказывались у нее в голове.

При свете солнца она еще могла вспоминать и свой последний день в доме у родителей, и веселые разговоры о переезде сестры на новое место и прошедшей свадьбе. Чтобы не вызвать подозрений, Амандин не брала с собой вещей, когда они сбежали утром из дома в тот день, когда младшая из них стала замужней дамой. И поэтому сборы сестры уже проводили все вместе, весело болтая – Амандин потому, что была счастлива, выйдя замуж за любимого мужчину, Сандрин потому, что не хотела нарушать это счастье. Даже родители, переживая о том, что не смогли присутствовать на свадьбе младшей дочери, постепенно успокоились от их болтовни и, казалось, были довольны, что проблема брака с незнакомцем с западного побережья так легко разрешилась.

Но когда наступала ночь, все это становилось слишком далеким и нереальным. И перед Сандрин мрачной стеной вставал неизбежный разговор с человеком, которого она совсем не знала.

Еще хуже становилось, когда они останавливались на ночлег в какой-нибудь гостинице, и девушка оставалась в комнате абсолютно одна. Чтобы обеспечить ей относительный комфорт на время путешествия, будущий муж прислал вместе со второй каретой, которую они увидели у порога дома Вилье за несколько минут до выезда, еще и служанку, Арлет.

Возможно, разговоры с горничной хоть как-то и отвлекли бы Сандрин, но ее новая служанка была молчаливой. Как казалось Сандрин, она просто не болтала лишнего и ограничивалась общими фразами, стараясь понравиться хозяйке, чтобы та оставила ее в своих горничных, когда выйдет замуж за маркиза. Арлет помогала ей приготовиться ко сну и уходила в свою комнату, оставляя девушку одну наедине с ее мыслями и опасениями.

Что будет, если Лекавалье не согласиться расторгнуть помолвку и потребует своего? Им рассказывали про таких мужчин – властных и деспотичных. Их не интересовало ни иное мнение, кроме своего собственного, ни иная жизнь. Они во всем искали только собственную выгоду, невзирая на чувства и желания других. Схватка с таким мужчиной может оказаться долгой и опасной, но она все равно обязана выйти из нее победителем. Иначе она предаст короля, который так рассчитывал на нее. Предаст свою страну.

В одной из гостиниц, стоявших на их пути ближе всего к Парижу, Сандрин написала письмо настоятельнице с просьбой рассказать о маркизе Лекавалье все, что той известно. Это поможет ей в разговоре с ним. Чем лучше знаешь своего врага, тем легче его победить. Это будет ее первое сражение, и она обязана его выиграть, чтобы показать, на что способна. Когда письмо была написано, она отдала его посыльному, приказав доставить как можно скорее. И когда за слугой закрылась дверь, поняла, что ее прежняя жизнь, такая простая и понятная, со всеми радостями и надеждами закончилась, а впереди ждала полная неизвестность, темная, холодная и мрачная, от которой уже не скрыться.

Карета уже почти час ехала по владениям Лекавалье.

Сейчас Сандрин была как никогда близка к тому, чего больше всего боялась за все время путешествия – к разговору с незнакомцем. И уже была готова сама управлять лошадьми, только чтобы побыстрее покончить с этой неизвестностью.

Очередной поворот – и ее взору открылась красивая усадьба, возвышавшаяся на фоне темнеющего неба. За несколько сотен метров от нее виднелись ворота, выкованные замысловатым узором из кого-то металла. Глубоко вздохнув, Сандрин опустилась на подушки кареты, мечтая побыстрее выбраться из ее глубины на свежий воздух, и закрыла глаза, стараясь привести мысли в порядок.

Она не знала, как долго находилась в такой позе, но внезапно лошади остановились, и кучер открыл перед ней дверцу, впуская свежий воздух, полный незнакомых ароматов. После этого Сандрин уже ничего более не оставалось, как открыть глаза и выйти из кареты навстречу судьбе.

Оглядевшись, девушка увидела стоящий перед ней дом, сложенный из белого камня и увитый плющом почти до окон второго этажа. Сад не обладал таким буйством красок как на юге, он был строг и лаконичен, но по-своему мил. «Не так уж здесь и плохо», – подумалось Сандрин.

Она подняла глаза наверх, пытаясь оценить высоту здания, и внезапно увидела какое-то движение в окне второго этажа.

О да, в доме есть любопытные. И это хорошо, кто бы ни подглядывал за ней сейчас – слуги или сам хозяин. Вряд ли горничные – а на втором этаже могла оказаться только горничная или дворецкий, кандидатура которого отпадала, так как он распахивал сейчас перед ней дверь – могли позволить себе это, если бы хозяин был тираном. А значит, у нее были все надежды на благоприятный исход ее предприятия.

Возможно, даже сам маркиз Лекавалье с любопытством смотрел на нее сейчас из своего убежища. Это было бы совсем замечательно – человек, интересующийся другими людьми, как нельзя более кстати подходил для реализации плана Сандрин. Вряд ли какой-нибудь нарцисс смотрел бы сейчас на девушку, выходящую из кареты – такого интересует только он сам.

Решив, что дальнейшее разглядывание может показаться неприличным, Сандрин двинулась в сторону любезно распахнутой дворецким входной двери.

Арлет последовала за ней. Решив, что немного тревоги во взгляде молодой девушки ее положения совсем не помешает, мадмуазель Вилье бросила на горничную растерянный взгляд. Поймав его, Арлет ободряюще улыбнулась. «Хорошо, что мы успели сдружиться за время путешествия, – подумала Сандрин. – Свой, в некотором смысле, человек в стане врага совсем не помешает».

И всю дорогу от кареты до дверей дома ее не покидало ощущение, что за ней кто-то наблюдает.



Когда послышался цокот копыт приближающихся лошадей, маркиз Анри Лекавалье находился в библиотеке на втором этаже старинного поместья своей семьи.

Его отец, герцог Симон Лекавалье, не любил долго задерживаться в одном месте. А поэтому как только дети – сыновья Анри и Винсент – выросли, предпочел неожиданности Нового Света размеренной жизни во Франции.

Он отправился туда вдвоем с женой, а вскоре за ними последовал и Винсент Лекавалье, младший брат Анри. Исколесив за эти годы почти весь континент, они осели в Бразилии, на радость Винсенту, такому же любителю женских прелестей, как и его старший брат.

Так что Анри уже несколько лет жил во Франции один, являясь, по сути, единственным владельцем всех семейных ценностей. Поместье в западной части Франции, окруженное акрами земли, дом в самом центре Парижа да небольшой домик близ Бордо, который он приобрел год назад на имя одного из своих моряков, – на случай, если что-то в его плане пойдет не так.

Отбывая в дальние края, отец забрал с собой немало ценных вещей. В последующем Анри отправил туда еще больше – все имеющиеся драгоценности, картины, столовое серебро, все, что имело ценность, заменили подделки. Через пару недель он получит деньги за дом в Париже и часть земли вокруг поместья. Больше продать ничего не удастся, это вызовет подозрения.

Он так долго шел к своей цели, что сейчас просто не может допустить, чтобы его план провалился. Анри понимал, что как только королю станет известно, что он покинул страну навсегда, он потеряет все, что было у его семьи. Поэтому вот уже год он с особой осторожностью вывозил из этой страны все имущество, которое только мог увезти.

Там, за океаном, в Новом Свете у него имелся большой дом, где он и оставлял свои сокровища. Его семья много лет упорно трудилась, чтобы не знать нужды. И оставлять кому-то плоды этих трудов он не желал.

Анри подошел к окну и взглянул вниз на остановившийся экипаж. Двери кареты тотчас же приоткрылись, и в следующий миг из нее вышла девушка в милом васильковом платье для путешествий и такого же цвета шляпке.

Маркиз пригляделся. То, что он мог увидеть с высоты второго этажа, удивило его. Приехавшая девушка лишь отдаленно напоминала ту, с кем он познакомился несколько дней назад. Анри даже показалось, что это не она. Наступили сумерки, и он мог перепутать экипаж, посчитав его своим. Но вышедшая следом за незнакомкой Арлет развеяла все его сомнения.

А она прибыла как раз вовремя. Это было совсем неплохо, так как ехать к священнику и разговаривать о переносе венчания ему совсем не хотелось.

Свадьба назначена на завтрашний вечер. Сейчас нужно будет распорядиться, чтобы ей показали комнату, сделали ванну и покормили с дороги. Надо поговорить с Арлет, сказать к которому часу им надлежит прибыть в церковь, чтобы она подготовила Амандин к этому времени. Или лучше поручить это другой горничной? Арлет могла устать от путешествия.

Разговаривать с будущей женой у него не было ни малейшего желания, как и встречаться с ней, нужно было поручить ее кому-то и все. Быстрее покончить с формальностями, связанными со свадьбой и заняться делами.

Вчера поздно вечером Этьен привез документы на новый груз, прибывший в порт Марселя, и описание нового корабля, который Анри планировал приобрести. Нужно было разобраться с ними. Сделать он мог это только ночью и только в закрытом кабинете в башне, чтобы не привлекать внимания. Это и так представляло определенные сложности, а свадьба еще больше мешала ему. Слуги сновали туда-сюда, спеша все приготовить и прибрать к приему гостей, которые должны были приехать на обед. В доме и так слишком много ненужных глаз, да еще эта мадмуазель Вилье. Но и не приглашать гостей было неразумно – пошли бы разговоры. Единственное, что он мог сделать в этой ситуации – пригласить как можно меньше знакомых.

Так он стоял и размышлял, глядя в окно из-за плотной портьеры, скрывавший его. Но в следующее мгновение произошло то, что развело все его мысли, как легкий весенний ветерок прогоняет засидевшуюся зимнюю стужу: незнакомка сняла шляпку и чуть подняла лицо. Анри обомлел. Перед ним стояла вовсе не Амандин – из кареты вышла та, которую он мечтал увидеть все эти дни! Не веря своим глазам, и не понимая, почему в его карете приехала не его будущая жена, он рывком распахнул дверь и практически бегом пустился вниз, чтобы разрешить все противоречия.

В холле царило заметное оживление.

Входная дверь была открыта и слуги вносили в дом багаж прибывших. Дворецкий придерживал дверь и беззастенчиво разглядывал свою новую, как он полагал, хозяйку. Незнакомка и Арлет стояли посреди комнаты и тихонько переговаривались, наблюдая за багажом. Все говорило о том, что прибыла его невеста.

Это была бы практически идиллия, если бы не Этьен, стоявший на несколько ступеней выше по лестнице и удивленно наблюдавший за происходящим. «Слава Богу, хоть кто-то тоже не понимает, что здесь происходит, – подумал Анри. – А то бы я точно решил, что схожу с ума».

Почувствовав его присутствие, незнакомка замолчала и подняла глаза. Ее взгляд перемещался с него на Этьена, и в этот момент Анри окончательно убедился, что это не та, кто была обещана ему в жены несколько дней назад. Арлет проследила за взглядом девушки и, дотронувшись до ее руки, чуть махнула головой в его сторону.

Теперь незнакомка смотрела на него в упор. Не в силах больше оставаться в неведении, Анри спустился в холл. Он уже практически вплотную подошел к прибывшей девушке и уже хотел задать вопрос кто она такая и что здесь делает, но не успел. Словно поняв, что именно он хочет спросить, незнакомка сказала:

– Простите, что не узнала вас сразу, мы так мало знакомы. Спасибо Арлет, она подсказала мне. Наверное, вы хотите что-то сказать мне про венчание или у вас есть ко мне какие-то вопросы? Может быть, мы пройдет куда-то и поговорим?

«А она точно не глупа», – подумал Анри. В душе он был рад ее появлению, несмотря на то, что это стало для него полной неожиданностью. Ему определенно хотелось обсудить с ней несколько вопросов. И она неведомым ему образом это поняла. И – да, что бы ни стояло за ее появлением в этом доме, слугам об этом лучше не знать.

– Пройдемте в библиотеку, – сказал он в ответ и улыбнулся. – Вы очень догадливы. У меня действительно есть, что обсудить. А Арлет пока разберется с вашим багажом.

Анри протянул к девушке руку, и она вложила в нее свою.

Подхватив одной рукой юбки, чтобы удобнее было подниматься по лестнице, а другой опершись на любезно поданную ей ладонь, Сандрин с гордо поднятой головой поднялась на второй этаж. Уж если ей и предстоит сегодня быть с позором изгнанной из этого дома, то, по крайней мере, она сделает это со всем возможным достоинством.

Пока они шли, Сандрин огляделась вокруг. Широкая лестница с причудливыми перилами, орнаментом, напоминавшим ножки изящных столиков, расставленных по коридору. Картины в деревянных рамах с искусным плетением. Свежие цветы в вазах. В этом доме любят красоту и уют. Только вот что-то ей показалось странным в этой мебели и рамах… Но что? Она никак не могла понять.

Подойдя к двери, маркиз Лекавалье открыл ее и пропустил Сандрин вперед, войдя следом.

Оказавшись в комнате, которая, судя по находившимся в ней книгам, и была библиотекой, Сандрин поняла, кто наблюдал за ней. Из окна очень хорошо была видна дорога, по которой они приехали. А если подойти поближе, то наверняка можно увидеть и вход в дом.

Идеальное расположение комнаты, в которой ее хозяин, по всей видимости, проводит большую часть своего времени. Лучшего места для наблюдения не придумаешь.

– Думаю, мне стоит сразу начать с главного вопроса – объяснить свое появление в вашем доме, – Сандрин решила сразу перейти к делу. – Я полагаю, у нас не так много времени.

– Времени у нас достаточно для чего угодно. Но ваше предложение весьма разумно. Если мы выясним ответ на этот вопрос, вести дальнейшие разговоры будет интереснее.

Только этого ей не хватало. Она ему явно нравилась. В пользу этого говорили и его вкрадчивый голос, и блеск в глазах. Да, она узнала его. Этот тот тип, что был на озере. И это было не лучшим вариантом. Этот любитель женщин просто так ее не отпустит. А вечерние прогулки с последующей лунной дорогой в его постель ей ни к чему.

И дело не в том, что она не смогла бы провести с ним несколько ночей. Для того чтобы достичь своей цели и уехать из этого дома, она пошла бы и на это. Но неизвестно, какие планы на этот счет у короля. Возможно для исполнения того задания, которое ей поручат, она должна быть невинна. Да, ее план был рассчитан на кого-то более серьезного, а не на этого повесу. Но иного все равно нет. Что ж, начнем, как было задумано, а потом посмотрим по ходу событий.

– Приятно познакомиться. Вы, как я понимаю, маркиз Анри Лекавалье.

– Я тоже очень рад, мадмуазель. Вы правы, я Анри, маркиз Лекавалье, – он отвесил ей поклон и улыбнулся. – Позвольте теперь узнать, кто вы.

– А вы не догадываетесь?

– Простите, нет. Не подумайте, я помню о нашей беседе в пруду, – его голос стал еще более вкрадчивым, что совсем не понравилось Сандрин. – Но вы тогда не назвали мне имя. А я очень хотел бы его узнать.

– Неужели я вам никого не напоминаю?

Анри хотелось сказать, что она очень напоминает девушку из его грез, но передумал и лишь коротко ответил:

– Нет.

– Странно, маркиз. Говорят, мы с сестрой похожи. Меня зовут Сандрин Миреил Вилье. Мой отец обещал выдать замуж за вас свою дочь. Когда вы были у нас дома, вам представили Амандин – мою сестру.

– И кто же говорил вам, что вы похожи? Поверьте мне, эти люди лукавят – нет двух более непохожих людей, чем вы с сестрой. Вы красивы и умны. Не возражайте. Я это заметил еще при первой встрече. И еще очень решительны и самостоятельны, что большая редкость для девушки вашего возраста и положения.

– Не стоит наговаривать на людей. Возможно, вы просто плохо разглядели мою сестру. Или у вас было мало времени.

– Возможно. Но теперь, надо полагать, время у меня будет. Завтра наше венчание. Буду рад, если вы посетите его в качестве гостьи.

Непонятно почему, но эта мысль вдруг принесла ему огромное разочарование. Сейчас, когда девушка из его бессонных ночей вдруг предстала перед ним, свадьба была так некстати. Вряд ли эта Сандрин причинит боль сестре, согласившись стать его любовницей. А вот ему нужна именно эта из двух Вилье. У него в голову даже закралась совсем уж сумасшедшая мысль: если бы у него была возможность выбрать на ком жениться из двух сестер, он бы выбрал старшую.

– Хорошо, что вы заговорили про свадьбу. Поэтому я и приехала. Моя сестра не может стать вашей женой – она уже замужем за другим человеком. Я прошу прощения у вас за всех нас. Но вины родителей здесь нет: никто из родственников ничего об этом не знал. Иногда так бывает – молодые люди так любят друг друга, что ничто не может их остановить связать себя узами навечно. Они поженились втайне ото всех. Сестра ждала меня, чтобы рассказать всем о таком радостном событии. Но тут последовало предложение от вашего родственника, – Сандрин особо подчеркнула, что предложение поступило не от самого маркиза Лекавалье. – Мой отец, граф Вилье, ничего не зная о замужестве Амандин, дал согласие вашему дяде. Но, как вы понимаете, никакой силы оно не имело. Вы, наверно, заметили скованность Амандин, когда были у нас. Бедняжка была так напугана происходящим, что побоялась открыть вам правду. Призналась, только когда вы уехали.

Да, она обманула его. Но это была ложь во спасение. И во имя счастья множества людей. В конце концов, не кинется же он проверять церковные книги, чтобы узнать настоящую дату свадьбы.

– И что же вы предлагаете?

– Я здесь для того, чтобы принести вам извинения, помочь объясниться с приглашенными на свадьбу. Моя семья готова оплатить понесенные вами расходы.

Вот уж поистине странно – посылать на разговор с ним незамужнюю дочь. Интересно, о чем думал граф Вилье? Полагал, что он растает от ее появления? Ну, что ж, тогда этот граф очень умен – Анри действительно был сражен красотой его дочери. Густые каштановые волосы, уложенные в замысловатую прическу. Блеск голубых глаз. Умных, решительных. В таких и утонуть недолго, как в том озере несколько дней назад. Легкий румянец, прекрасные черты. Даже после долгого пути она не выглядела уставшей.

Все, что говорит и делает эта девушка, немыслимо для ее возраста. Очень умна. С ней было бы интересно болтать долгими вечерами. Интересно, у нее было домашнее обучение или она воспитывалась в одной из этих школ для девочек? Он хотел знать о ней все. Со стороны ее отца было очень опрометчиво отправить ее сюда. Но что сделано, то сделано. А уж он-то извлечет из ее появления здесь все, что сможет. И это точно будут не деньги и не ее появление с извинениями перед собравшимися на свадьбу гостями.

– Полагаете, что теперь я должен отменить свадьбу из-за этого «недоразумения»?

– Маркиз, давайте начистоту. Вы не очень-то и хотели этой свадьбы. Вы не запомнили даже, как выглядит моя сестра, раз не видите нашего с ней сходства.

Какое сходство? Анри хотелось смеяться. Он даже представить себе не мог, чтобы Амандин говорила или делала что-то подобное, что сейчас делает ее старшая сестра. Но именно поэтому Сандрин и нравилась ему.

– Как бы там ни было, мадмуазель Вилье, дата назначена. Сейчас уже невозможно что-то отменить.

– У вас есть какие-либо предложения на этот счет?

– Представьте себе, да. Вы могли бы заменить сестру. Никто ее здесь не видел и подмены не заметит.

– В каком смысле – заменить?

– Выйти замуж вместо нее. Тогда не придется ничего отменять, объясняться с гостями, родственниками и тому подобное. Вы правы, для меня нет особой разницы. Мне просто нужна жена.

– Неужели в вашем окружении не найдется девушки, согласной добровольно выйти за вас? – Сандрин намеренно сделала ударение на слове «добровольно».

– Меня устраиваете вы. Только не могу понять, неужели я так противен вам?

Маркиз подошел к ней так близко, что даже руку протягивать было не нужно, чтобы дотронуться до него. Взял ее за подбородок, чуть поднял голову и заглянул в глаза. Сандрин не шелохнулась.

– Вот видите, вы не отшатнулись. Значит, я вам нравлюсь.

«Ничего это не значит, – подумалось Сандрин. – Просто у меня есть задача, и мне хотелось бы ее выполнить».

– Подумайте, Сандрин, – продолжил маркиз, – мое предложение не так уж и плохо. Или в вашем сердце уже кто-то есть?

– Мое сердце свободно. Но я не оставляю надежду на то, что выйду замуж за человека, которого буду любить.

– Я сделаю все, чтобы вы полюбили меня, Сандрин.

Маркиз склонил голову, чтобы поцеловать ее, и она сделала шаг назад.

– Послушайте, маркиз Лекавалье, мы с вами не муж и жена, чтобы вам было позволено меня целовать.

– Но это же легко исправить. Всего несколько часов – и вы станете ею. Вам же не нужны сплетни о вашей семье и о том, что граф Вилье не держат свои обещания.

Он сам виноват. Не нужно было ему этого говорить. Она не может стать его женой и точка.

– Маркиз, я бы не советовала вам сейчас даже упоминать честь моей семьи. Возможно, моя сестра и виновата в том, что была нерешительна, когда боялась сообщить о свадьбе. А мой отец – в том, что не сказал вам того, чего и сам не знал. Но неужели в истории вашей семьи не найдется ничего, что вы хотели бы скрыть?

Сандрин сказала это наугад, но неожиданно ее слова попали в цель – в глазах маркиза промелькнул испуг.

– Что вы хотите, Сандрин? – быстро произнес он.

– Завтра мы выходим к гостям и говорим, что передумали. Не смотрите на меня так. Да, маркиз Лекавалье и дочь графа Вилье поговорили и пришли к выводу, что они не хотят вступать в брак.

– Пойдут разговоры.

– Опасаетесь за свою честь? – Сандрин чуть склонила голову.

– За вашу честь, – утвердительно проговорил Анри.

– Не беспокойтесь, – Сандрин чуть улыбнулась, – если я не стану вашей женой, моей чести ничего не угрожает.

– Вот как?! – Анри был удивлен. – И позвольте узнать, на чем основан данный вывод.

– Вы повеса, маркиз, – твердо заявила Сандрин. – Это всем известно. Не хочу быть женой человека, который бегает за каждой юбкой. О ваших приемах ходят легенды.

– Вы ничего обо мне не знаете.

– Неужели? Не вы ли пытались соблазнить меня несколько дней назад на озере? А ведь вы только что ехали от девушки, на которой обещали жениться.

– Если я не ошибаюсь, эта девушка не очень-то мне и верна. Не она ли вышла замуж за другого, наставив мне рога? – в тон ей произнес Анри. – И не нужно меня обманывать. Эта свадьба была уже после того, как я уехал. И не отпирайтесь. Не видел еще ни одного мужа, который после венчания спокойно оправил бы жену обратно в дом родителей и сам не последовал за ней.

– Ваши предложения, маркиз! – в упор посмотрела на него Сандрин.

– Мадмуазель Вилье, у нас двоих есть причины не говорить друг другу правды. Я предлагаю сделку. Мы переносим дату венчания. Вы живете здесь неделю, а потом решаете, выйдете за меня или нет.

– А если я скажу «нет»?

– Я отпущу вас.

– Один день.

– Пять.

– Нет, маркиз, это очень долго. Так и быть – два. И ни днем больше.

– Пять дней, маркиза. И ни днем меньше. Но не думайте, что я деспот. Я готов пойти на уступки. И хотя сейчас уже почти ночь, так и быть, считать мы начинаем с сегодняшнего дня. А на пятый день обвенчаемся.

Это немыслимо. Каков нахал! Назвал ее маркизой! Но ведь ему прекрасно известно, что она – не дочь герцога. Ее отец всего лишь граф. Маркизой будет, только если выйдет замуж за этого ловеласа или еще какого-нибудь наследника герцога. Но, каким бы он ни был подлецом, его предложение не так уж и плохо.

– Хорошо, я согласна. Но потом вы отпускаете меня.

– Или вы выходите за меня.

– Только если я сама этого захочу.

– По рукам.

Анри потянул ей руку, и Сандрин пожала ее.

Она уедет отсюда ровно через пять дней или даже раньше. Она ему быстро надоест. Может, даже через пару дней.

Она ему точно наскучит: завоевав расположение девушки, такие мужчины быстро охладевают и находят себе новую пассию.

– Я распоряжусь подготовить для вас гостевой домик, Сандрин. Подождите немного в библиотеке, пока я отдам соответствующие распоряжения. Не пристало невесте до брака жить под одной крышей с будущим мужем. Нас могут неверно понять, а мы ведь не хотим этого.

Голос маркиза стал вкрадчивым и ласковым, но ему можно было не утруждаться. Сандрин на это не купить. Она точно знала – где бы ни жила, отделаться от назойливого внимания Лекавалье ей не удастся. Она будет иметь честь видеть его все эти пять дней каждый час, если не каждую минуту.

– Скажите, маркиз, а в этом доме надежные засовы? – Она не могла отказать себе в удовольствии поддеть его. – Мне хотелось бы побыть все эти пять дней одной. Поразмышлять, так сказать, над вашим предложением.

– Там вам будет удобно, мадмуазель Сандрин, поверьте. Завтра мы обсудим детали свадьбы. Наверняка вам хотелось бы устроить все по своему разумению.

– Избавьте меня от этого. Я полностью полагаюсь на ваш вкус. И не стоит торопиться, маркиз. Я еще не дала своего согласия.

– Ваше согласие – лишь вопрос времени, маркиза.

Сказав это, Анри развернулся и пошел к двери.

Опять он называет ее маркизой. Какая самоуверенность!

Ну ничего, это ненадолго.

– Ваша светлость, – Сандрин окликнула его, когда он уже взялся за ручку двери и потянул ее вниз. – Мне хотелось бы кое-что прояснить. Насчет мужа моей сестры. Вы абсолютно неправы. Он великолепный супруг. Возможно, он не очень решителен, но она любит его, и он делает все, чтобы она была счастлива.

Маркиз повернулся и посмотрел ей прямо в глаза.

– Поверьте, маркиза Сандрин Лекавалье, я докажу, что я во много раз лучше него. Дайте мне только немного времени.

С этими словами Анри вышел за дверь.

В душе Сандрин бушевали эмоции. У этого человека нет ни тени сомнения, что она согласится стать его женой! И согласится по своей воле. Просто вот так возьмет и поедет с ним на венчание, визжа от восторга, что маркиз Лекавалье снизошел до нее. Какая уверенность в собственных силах! Но самое удивительное, что в душе она была с ним согласна. И, если бы она ни была скована обязательствами, она, несомненно, поддалась бы его чарам.

Он умел околдовывать. Этот вкрадчивый, глубокий голос… Эти бездонные глаза… С ним следует быть осторожнее. А то как бы не очнуться через пять дней с ним перед алтарем, когда обряд венчания уже будет совершен.

Сандрин огляделась вокруг.

Как много книг, новых и совсем старых. О точных науках и альбомы художников, о растениях и животных, о путешествиях и дальних странах, размышления философов и любовные романы. Невероятный калейдоскоп. Пробежав глазами по корешкам, она поняла, что ей хотелось бы задержаться здесь подольше. Так много интересного, и ей хотелось бы прочитать все. Но за пять дней ей это не удастся. Оставалось еще надеяться, что маркиз не будет против, если она решит воспользоваться его библиотекой.

Взяв одну из книг, показавшихся ей наиболее интересной, Сандрин устроилась с ногами на кушетке и принялась читать при свете горевшей лампы.



Выйдя из библиотеки, Анри нашел Арлет и распорядился как можно скорее подготовить домик для гостей, стоявшей почти на краю его владений. А после того, как все приготовления будут завершены, разместить там его будущую жену со всем возможным комфортом.

После этого маркиз направился в свою спальню, что написать гостям письма о переносе даты венчания. Спустя два часа, когда все записки, скрепленные гербовой печатью дома Лекавалье, направились к адресатам, дверь в комнату отворилась, и в ней появился Этьен.

– И где твоя невеста? – спросил он.

– Только что приехала, – ответил Анри.

– Ты что-то путаешь, это не она. Ты действительно не помнишь, как она выглядит, или разыгрываешь меня?

– Я не шучу. Сейчас в библиотеке сидит моя будущая жена.

– И ты не находишь, что эта твоя «новая» будущая жена отличается от «старой»?

– Я не только нахожу это. Я со всей уверенностью могу заявить, что это – две абсолютно разные девушки. Сейчас все расскажу.

Когда Анри закончил рассказ, Этьен произнес:

– Вижу, ты уже не такой противник брака, как прежде.

– Да, ты прав, она нравится мне. Такие девушки редко встречаются. Она очень красива и умна, и мне не хочется упустить ее. Но особого смысла в браке я по-прежнему не вижу. Другой вопрос, что эту девушку я могу получить, только женившись на ней. Несмотря на всю прогрессивность ее взглядов, в вопросах отношений полов, думаю, она похожа на многих других ее положения и возраста. И пустит меня в свою постель только после свадьбы. А мне бы очень хотелось попасть туда.

– Так, что ради этого даже готов на ней жениться?

– Пока – да. Но если мадмуазель окажется более свободной в своих убеждениях, то играть свадьбу и не потребуется.

– А если нет?

– Тогда я женюсь на ней.

– Ты согласен на все, лишь бы заполучить ее, не так ли?

Ну, что же, теперь, я полагаю, мне необходимо подготовить еще одно место на корабле маркиза Лекавалье… для прекрасной мадмуазель.

– Пока не знаю, Этьен…

– То есть несмотря на все восторги по поводу этой девушки, когда придет время ты уедешь и оставишь ее на растерзание своре короля? Или ты полагаешь, что они ничего не предпримут по отношению к ней? Она же будет твоей женой! А это значит – первой, кто заинтересует его прихвостней, когда ты исчезнешь. И даже если они просто расспросят ее и отпустят, не применив никаких «мер воздействия» – думаешь, ей оставят хоть что-то? Деньги? Титул? Черта с два! На какую жизнь ты обрекаешь ее и ее семью?!

– Пойми, я не могу решать за нее. Захочет ли она отправиться со мной? А захочу ли я ее взять, когда придет время? Но когда ты так говоришь, я начинаю себя чувствовать кем-то вроде этих «прихвостней короля». А мне этого совсем не хочется. Подожди хотя бы до свадьбы, а там я скажу, что необходимо будет сделать.

– Ну что ж, Анри, мне остается только пожелать тебе удачи…

– Спасибо, Этьен.



На следующее утро маркиз Лекавалье вновь отправился по знакомой дороге в церковь. Только на этот раз путь был куда веселее, чем в предыдущий.

По пути он подумал, что, возможно, невесте захочется сделать этот день более праздничным, и решил попросить украсить церковь цветами, если, конечно, это не противоречит каким-нибудь церковным канонам.

Если священник и был удивлен его появлению, то виду не подал. В этот раз он видел заинтересованность Анри в предстоящей церемонии и не мог этому не радоваться, как и любой служитель церкви, понимающий, что кто-то из его прихожан нашел свое счастье.

Он согласился расставить повсюду букеты. Даже прислал к Анри служку, чтобы обсудить их цвет и форму, но маркиз оставил этот вопрос на его усмотрение, пообещав хорошее пожертвование, если невесте понравиться их внешний вид.

Вернувшись домой, Анри нашел посыльного и услышал от него подробный отчет о том, что все гости получили письма о переносе даты венчания и обеда по его случаю.

Предыдущей ночью он почти не спал, работая с бумагами в башне. А потом еще долго ворочался, размышляя о появившейся в его жизни Сандрин Вилье с ее необычным умом и прекрасными глазами. Уснул он, только когда солнце показало свой розовый бок над горизонтом. Уже прошла половина дня, он переделал массу дел, но, несмотря на бессонную ночь, совсем не устал.

Решив, что на стол не мешало бы поставить что-то изысканное и, возможно, что-то из тех блюд, к которым привыкла его будущая жена, Анри спустился в кухню, чем привел в смятение повара. Густав, как звали повара семьи Лекавалье, был удивлен не столько появлением маркиза, что было обычным делом, когда они готовились к приемам, сколько его проснувшемуся интересу к свадебному угощению.

Сообщив свои пожелания о необходимости приготовления что-нибудь из южной кухни тех мест, откуда была родом мадмуазель Вилье, Анри сказал Густаву количество приглашенных и время приема. Так как вкусу своего повара маркиз доверял, обсуждать перечень блюд посчитал излишним. Маркиз попросил лишь прислать написанное на бумаге меню, когда оно будет готово, чтобы показать его Сандрин.

Ему нужен был повод, чтобы повидать Сандрин Вилье. Являться к ней без какой-либо причины он не хотел. Еще решит, что он увлечен ею. Да так, что не мыслит жизни без нее. Нет, пусть думает, что она не так уж и нужна ему. Так быстрее прибежит. Да, нужно непременно показать, какое он сокровище. Но при этом не быть слишком горячим по отношению к девушке. Эта тактика срабатывала всегда. Сработает и сейчас.



Сандрин почти заканчивала свой туалет, когда дверь в спальню гостевого домика отворилась. Отворилась сразу после стука. Не дожидаясь приглашения, в комнату вошел маркиз Лекавалье.

– Здравствуйте, мадмуазель Сандрин. Можно мне войти? Прекрасная погода. Не хотите ли прогуляться и обсудить обед в честь нашего венчания? – проговорил маркиз на одном дыхании. Чрезвычайно веселым и довольным собой голосом.

Сандрин, которой горничная заканчивала укладывать волосы, подняла на него недовольный взгляд и произнесла:

– Нет, маркиз.

– Нет? – Его веселый настрой не так-то просто было сбить. – На какой из моих вопросов вы ответили «нет»?

– Сразу на все. Вам нельзя войти и я не хочу гулять, – недовольно ответила Сандрин.

– Но мне действительно необходимо поговорить с вами.

– Дождитесь в гостиной, – царственно ответила Сандрин. – Скоро горничная уйдет, и я смогу принять вас там.

– Как вам будет угодно, маркиза, – Анри поклонился и вышел за дверь.

Подождав еще добрых полчаса после ухода горничной – в другой раз не будет называть ее маркизой – Сандрин вошла в гостиную. Нужно прекратить его визиты сюда. Никакой необходимости в них нет. Она не собирается решать вопросы, связанные с венчанием. Его все равно не будет, так зачем тратить на них время.

Маркиз Лекавалье нашелся в гостиной. Сидел на диване и читал одну из книг, которую вчера любезно разрешил принести сюда Сандрин из своей библиотеки. При виде девушки он поднялся и сделал шаг по направлению к ней.

– Удивительный выбор, – Анри жестом указал на отложенную книгу.

– И что же в нем удивительного?

– Вольтер, Сандрин. Неужели девушке вашего возраста может быть интересно такое?

– Вы ненамного старше меня, маркиз. Поэтому ваше удивление более чем странно. Если эта книга имеется в вашей библиотеке, значит, вам она интересна. Или вы просто коллекционер?

Вот так удар. Он действительно еще не читал эту книгу. Просто не нашел времени. Но в свое оправдание мог сказать только то, что, покупая ее, был уверен, что прочтет.

– Я имел в виду, что молодые девушки вашего положения и воспитания не интересуются подобным.

– Получается, что я не одна из таких девушек, только и всего. Давайте закончим этот разговор, маркиз. Если вы жалеете, что позволили мне воспользоваться вашей библиотекой, можете забрать все книги, что я принесла сюда.

– Ну что вы, не жалею. Просто, не слишком ли скучное чтение?

– Отнюдь. Но что, позвольте узнать, вы полагаете, подобает читать девушкам «моего происхождения и воспитания»?

– Возможно, любовные романы? Книги по домоводству.

Сандрин рассмеялась. Легко и беззаботно. Как будто он сказал какую-то шутку. И этот смех заставил Анри по-иному взглянуть на нее. Так кто же на самом деле эта прекрасная незнакомка, которая так легко может отправиться в путь за тысячу миль к чужому человеку, а потом сидеть в его гостиной и читать философские трактаты?

– Я сказал что-то не то, Сандрин?

– Все нормально, маркиз. Простите, если чем-то обидела вас. Давайте вернемся к цели вашего визита. Вы хотели что-то обсудить?

– Быть может, пройдемся? Я покажу вам свои владения.

Сандрин усмехнулась. Хочет показать, что она получит, если согласится стать его женой. Обычный трюк богатого мальчика. Только вот деньги ее не интересуют. Ни его, ни кого-то еще. Ну что ж, пусть похвастается.

– Хорошо, давайте погуляем, – она чуть кивнула. – Верхом? Или вы предпочитаете пешие прогулки.

– А вы умеете ездить верхом?

– Да, немного.

– Тогда выбор за вами.

– Я бы прошлась.

Ни к чему ему знать степень ее умения держаться на лошади. Да и дамские седла она не любила. Вкупе с пышными юбками они превращались в сущее наказание.

Анри молча протянул ей согнутую в локте руку, чтобы она оперлась на нее, но Сандрин проигнорировала этот жест. Она просто проследовала к выходу, и маркизу ничего не оставалось, как пойти следом за ней.

Прогулка не изменила настроение Сандрин. Анри что-то рассказывал ей. Задавал вопросы о ее семье, детстве, о том, что она любит. Но Сандрин отвечала только «да» и «нет», иногда специально невпопад. А если таким односложным ответом нельзя было отделаться, просто молчала. После часа такой прогулки, Анри не выдержал. Он вдруг остановился и придержал Сандрин за локоть. Такой наглости от него она не ожидала. Да как он смеет прикасаться к ней без ее разрешения! Она гневно взглянула на маркиза Лекавалье и выдернула свою руку из его.

– Хватит, Сандрин, – мягко проговорил Анри.

– О чем вы, маркиз? – грозно спросила Сандрин.

– Ваше поведение. Вы не даете мне ни единого шанса понравиться вам.

– Но я вам ничего и не обещала. Не обещала, что будет легко. Да и к чему завоевывать мое расположение? Через несколько дней я уеду, и мы никогда больше не увидимся.

– Вы чего-то боитесь, Сандрин? – Его голос стал задумчивым.

– Боюсь? Нет, ничего, – категорично ответила Сандрин.

– А мне кажется, боитесь, – возразил Анри. – Боитесь, что вам захочется здесь остаться. Почему-то эта мысль пугает вас. Но что плохого в том, что мы обвенчаемся? У нас будет семья, дети. Неужели я так противен вам?

– Нет, маркиз, – твердо продолжила она. – Но будем откровенны. Вам ни к чему этот брак. Несколько часов назад вы ни о чем таком и не думали.

– Но я встретил вас.

– И решили прекратить свою холостую разгульную жизнь? Которую так любили, – Сандрин усмехнулась.

– Многие мужчины, встретив подходящую девушку, решают создать семью.

– Думаю, вы не из их числа. Вы сбежите через месяц семейной жизни, если не раньше. Разбив сердце той, которая опрометчиво скажет вам «да» у алтаря. Вы не здесь, Анри. Вы где-то далеко от этих мест.

«Боже, как она догадалась? – думал Анри. – Догадалась, что все мои мысли сейчас за много миль отсюда. Вот только в одном она не права – мне хотелось бы забрать ее собой. Только это будет гораздо сложнее, чем я предполагал…»

– Вы так уверенно говорите, Сандрин. Но вдруг это всего лишь ваше предположение? Дайте мне и себе шанс. Шанс быть счастливыми.

– И что, вы полагаете, для этого нужно, маркиз?

– Всего лишь лучше узнать друг друга. Расскажите мне о себе. Почему вы молчите? В вашем прошлом было что-то пугающее? Уверяю вас, я многое видел в этой жизни.

– Ничего такого. Просто боюсь, что моя жизнь покажется вам неимоверно скучной. Что вы хотите узнать?

– Все. Как вы росли, во что играли, где разбивали коленки и набивали ссадины. Что любили читать и где гулять. Чему вас учили воспитатели и что вы узнали сами. Полагаю, вы были непоседливым ребенком, Сандрин? И называйте меня, пожалуйста, Анри. Думаю, хоть мы с вами и не женаты, данное обращение позволительно. Ведь и ситуация, в которой мы с вами находимся, не совсем обычна.

– Думаю, родителям было со мной непросто, – кивнула Сандрин. Что ж, она немного расскажет ему о себе. То, что возможно рассказать. – Тут вы правы. Я расскажу вам о себе, если хотите. Но при условии, что вы мне расскажите свою историю. Только позвольте мне самой выбирать, как к вам обращаться. Хотя бы в этом сохраним приличия, маркиз.

И Сандрин рассказала ему, как родилась в поместье близ маленького городка на юге Франции, где почти круглый год светит солнце. А летом так жарко, что от палящего зноя можно укрыться только за толстыми стенами родительского дома. Где воздух весной весь пропитан ароматом цветов. Да так, что кажется чем-то нездешним, словно прилетевшим из дальних стран. О том, как любит гулять по саду и винограднику. И спускаться в погреба дома, где хранятся вековые бочки, полные виноградного сока. О том, что любила лазать по деревьям в детстве.

А сейчас просто обожает лошадей. Что умеет шить и готовить. И любит читать и учиться.

Про школу она ему тоже рассказала. Только вот сказала, что училась она там же, где Амандин. Это было несложно. Сестра почти все рассказала ей о времени, проведенном там.

Анри с интересом слушал ее историю, а потом поведал о себе. Только вот было что-то в его повествовании, что натолкнуло Сандрин на мысль, будто он ей не все говорит. Она не рассказала ему правду про школу, а вот о чем промолчал он?

Все последующие дни они гуляли по окрестностям и болтали обо всем на свете. Каждый день маркиз Лекавалье приглашал ее на обед и ужин. И они всегда оказывались за столом вдвоем, словно он специально отказал в приеме всем желавшим навестить его в эти дни.

Сандрин и предположить не могла, что ей будет так интересно с ним. Анри Лекавалье оказался прекрасным собеседником, способным поддержать разговор на любую тему. После того, как они рассказали друг другу о себе, разговор перешел на погоду, природу здешних мест и того края, в котором выросла Сандрин. Они говорили о литературе и живописи. И о дальних странах и поездках. И Сандрин дивилась, как много знает маркиз Лекавалье, а Анри удивлялся, как начитана Сандрин.

Иногда Анри шутил, и Сандрин смеялась. И в этот момент чаще всего ловила себя на мысли, что ей нравится этот человек. И тогда же понимала, что, независимо от ее симпатии к нему, будущего у них все равно нет.

Во-первых, потому, что она не могла себе позволить любовь к нему. А во-вторых, потому, что понимала: его увлеченность ею – просто игра, которая закончится, как только он получит свое.

Показывать симпатию было в ее положении опасно. Ведь маркиз мог, увидев ее заинтересованность, просто не отпустить ее домой, как обещал. А с другой стороны, если она будет слишком холодна, он еще больше будет стараться привлечь ее внимание. И эта игра на грани одновременно утомляла и увлекала Сандрин. И она старалась вести себя отстранение – просто светская беседа двух приятелей. И ничего больше. Скоро пройдут эти пять дней, и она отправится домой.

На удивление, Анри не был так уж настойчив в своих желаниях затащить ее в постель. Еще в первый день маркиз сделал попытку поцеловать ее. Но Сандрин легонько оттолкнула его. Больше подобных попыток он не предпринимал. Словно ее жест стал чем-то вроде механизма, который возвел между ними невидимую стену добродетели.

Но, как бы ни были целомудренны ухаживания маркиза Лекавалье, Сандрин все равно с каждым днем понимала, что она нравится ему все больше и больше. Да и ей, если честно, будет жаль покидать и его, и этот дом, где прошли одни из самых счастливых часов ее жизни.

За окном забрезжил рассвет, возвестив о начале нового дня. Четвертого дня ее пребывания здесь. А это значит, что спустя несколько часов она скажет маркизу Лекавалье, что не согласна обвенчаться с ним, и покинет этот дом.

Всю ночь Сандрин провела без сна, обдумывая, как бы разрешить эту ситуацию с наименьшими потерями для сторон. Но так ничего и не придумала на тот случай, если маркиз решит силой удержать ее здесь. Остается только надеяться на его благоразумие. Или ей придется просто сбежать.

И остается только надеяться, что он спокойно отпустит ее. И все, что было с ней в этом месте, станет просто приятным воспоминанием. Воспоминаем, которому не суждено повториться…

«А на пятый день свадьба», – услышала она в голове голос Анри Лекавалье.

«Свадьба, которой не суждено состояться», – печально подумала Сандрин.

В отличие от Сандрин, маркиз Анри Лекавалье с нетерпением ждал дня венчания. Сердце внутри радостно билось, когда он думал, что скоро женится на Сандрин Вилье. И она, наконец, будет принадлежать ему. Сегодня он в последний раз отправится на прогулку с ней в статусе жениха, а завтра уже станет ей законным мужем.

Он уже продумал некоторые детали завтрашнего обеда и одевался, чтобы спуститься вниз и отдать соответствующие распоряжения. В этот момент дверь в его комнату отворилась, и вошел Этьен.

– Вижу ты весь в нетерпении. Ожидаешь завтрашнего дня?

Анри не нравился этот загадочный тон, хотя в душе он понимал, что все эти насмешки были у Этьена не со зла. Друг просто счастлив за него.

– Ничего особенного я не жду. Я просто женюсь.

– И проведешь первую брачную ночь. Да еще и с девушкой, которую так долго и усердно добиваешься, – закончил Этьен за Анри.

– Да, и это тоже, – спокойно ответил Анри. – Но у меня достаточно опыта, чтобы понимать – ничего необычного не произойдет.

– Ты влюблен. И настолько, что никогда раньше я тебя таким не видел. И полагаю, еще одно место на нашем корабле тебе потребуется.

– Да, я уже подумал об этом. И сделал кое-какие приготовления. Но прежде мне нужно спросить Сандрин: выйдет ли она за меня. И отправится ли со мной на другой конец земли.



Как всегда, Анри Лекавалье пришел к ней после завтрака. И как всегда они отправились бродить с ним по окрестностям.

Веселый разговор двух людей, которые успели уже неплохо узнать друг друга.

Его шутки, ее смех.

Только словно грань между ними. Еще прозрачная, но уже не такая твердая, как вчера.

Разговоры с каждым днем становились все откровеннее. Анри рассказал о своей семье. О том, как жили предки. Как строили этот дом. А потом отец вдруг отправился покорять новые земли. Сказав это, Анри остановился и серьезно посмотрел на девушку.

– Сандрин, вы любите эту страну?

– Конечно, маркиз. Здесь мой дом, мои родные.

– А если бы ваши родные жили где-то еще?

– Не знаю, маркиз. Я не задумывалась об этом.

– Вы могли бы жить в другом месте, не во Франции? Представьте, неведомые страны, необычные люди. Природа, так не похожая на ту, к которой вы привыкли.

Сандрин задумалась и не торопясь произнесла:

– Все это заманчиво. Возможно, я смогу жить где-то еще. Но я согласна с пословицей «дом там, где сердце».

– И где ваше сердце, Сандрин? – Маркиз серьезно посмотрел на нее.

– Оно со мной. А еще у родителей. В доме, где я выросла. Анри Лекавалье посмотрел ей в глаза. Взял за обе руки и тихо спросил:

– Сандрин, вы останетесь со мной?

Сандрин помолчала, глядя ему в глаза, и четко произнесла:

– Нет, маркиз. Завтра я уеду, как мы и договаривались.

Но если вы не против, могу отправиться в путь сейчас же.

– Я выполню свое обещание. Завтра вы можете ехать куда угодно. Но подарите мне еще несколько часов, Сандрин. Позвольте побыть рядом еще немного… – В его в голосе появилось грусть.

– Хорошо. Я уеду завтра, – чуть кивнула Сандрин.

– Могу я надеяться, что часть вашего сердца, останется здесь, Сандрин?..

Она чуть помедлила с ответом, но все же произнесла:

– Да, маркиз. Можете быть в этом уверены.

Анри отпустил ее руки и двинулся по направлению к домику. Голос его был уже спокоен:

– Как жаль, что я не смог покорить вас. Я был бы хорошим мужем и отцом, мог бы создать прекрасную семью. Ведь я, в отличие от своих предков, пока ничего не создал. Только приобрел маленький домик близ Бордо.

Он говорил и говорил, рассказал ей про этот дом и путь к нему. И как там тихо и спокойно. Так спокойно, что никакие житейские бури никогда не коснутся его.

И этот его рассказ, как показалось Сандрин, был чем-то большим, чем просто слова человека, говорящего о покупке. Он таил нечто большее. Маркиз Анри Лекавалье без сомнения хотел, чтобы она запомнила все, что он ей сейчас скажет. И Сандрин оправдала его ожидания. Каждое его слово очень четко отпечаталось у нее в голове.

За разговорами они подошли к гостевому домику. Анри остановился у самой его двери и, закончив рассказ, произнес:

– Сегодня вечером, Сандрин. Я зайду к вам сегодня вечером. И еще раз задам вопрос, согласны ли вы стать моей женой. Возможно, вы передумаете. А если нет, то я прикажу слугам доставить вас в родительский дом.

После этих слов он наклонился, поцеловал Сандрин в щеку и, не глядя на девушку, почти бегом отправился в сторону поместья.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Если ты позовешь… (Ирина Шахова, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я