Лжебогиня (В. М. Чернованова, 2015)

Так виртуозно вляпываться в истории могу только я! Не всякой девушке «повезет» выскочить замуж за самого отпетого негодяя империи, а потом, оставив благоверного, тосковать в темнице, отправиться в соседний мир изображать богиню любви и попутно спасать несчастных его жителей от надвигающейся катастрофы. Правда, по мнению этих неблагодарных, спасаться им нужно именно от меня! Вот они недолго думая и устроили охоту за бедной богиней. Ясное дело, сглупили. Ведь, как известно, со всевышними шутки плохи. И горе тому, кто лишь помыслит перейти дорогу богине любви! Пусть даже и ненастоящей…

Оглавление

Глава шестая

Не гневите богиню!

Самое высшее наслаждение – сделать то, что, по мнению других, вы сделать не можете.

У. Бэджот

Путь от замка к храму был неблизким. Пришлось миновать полгорода. Несмотря на поздний час, улицы столицы кишели народом. С праздным любопытством толпы зевак взирали на ужасную богиню. То тут то там раздавались возгласы смельчаков, готовых самолично расправиться с про́клятой, то бишь со мной. От их громких воплей меня бросало в дрожь, а в душе нарастала паника. Спасибо хоть тухлыми яйцами не закидали. Такого позора я уж точно бы не пережила.

Ли сидела напротив меня в старой скрипучей повозке, готовой в любой момент развалиться на части, грозила кулаком неугомонной толпе, отвечала на самые обидные оскорбления не менее обидными репликами и посылала на головы жителей Волдиона самые страшные проклятия. Правда, толку от этого было мало, Ли все равно никто не слышал.

Я старалась не смотреть по сторонам и молила богов, чтобы они наконец вспомнили обо мне и спасли от этих маньяков. Помощи из Астархада ждать было глупо. Не прошло и дня, как я покинула родной мир. Маги понимают, что на выполнение миссии требуется время, и начнут бить тревогу не раньше, чем через пару недель. Но к тому времени уже будет поздно, мой прах благополучно развеют по ветру.

Мой муженек тоже не шевелился. Не далее как вчера бахвалился, что благодаря кольцу он будет знать о каждом моем шаге. Неужели не видит, каково мне сейчас приходится? Хотя, наверное, данная ситуация его скорее забавляет, чем тревожит. Небось валяется сейчас на кровати в своей роскошной темнице и ржет, наслаждаясь моею беспомощностью.

Генриэтта горевать тоже не будет, случись что со мной. Наоборот, окажется в выигрыше: не придется делить наследство с подкидышем. Так обзывала меня сестра в детстве. Скорее всего именно ее мне стоит благодарить за веселые каникулы в Анрилине.

Единственный, кому я действительно небезразлична, – это Орин. Но он не в курсе последних событий, а значит, на его помощь рассчитывать не приходится.

– В каких облаках витаем? – вернула меня в суровую реальность рийя. – Взгляни-ка туда!

Я проследила за ее рукой, указывающей на мужчину в темном плаще. Высокий, худой. Лица не разглядеть из-за надвинутого на глаза капюшона. Незнакомец внимательно смотрел на меня. Заметив, что я тоже обратила на него внимание, он поднял вверх посох. Начертал его набалдашником в воздухе какой-то символ. Знак замерцал холодным голубоватым светом и растаял в ночи. Вместе со странным незнакомцем.

– Что это было? – Я протерла глаза, гадая, а не привиделся ли мне странный тип.

– Толком не разобрала. Смахивало на какую-то птицу.

– Я не про знак, а про незнакомца. Ему-то что от меня понадобилось?

– Не знаю, но он за нами от самого замка следит, – сказала рийя и показала не самый приличный жест очередному забияке.

И где только нахваталась?

– Невозможно! Хоть мы и движемся со скоростью полудохлой черепахи, он все равно не смог бы следовать за повозкой. В такой-то толчее.

– Говорю тебе! Я заметила его еще у стен замка. И посох сразу врезался в память с этой его странной загогулиной на верхушке и рубином в половину моей ладони, – завистливо вздохнула Ли.

Небось уже спит и видит, как половчее спереть понравившуюся ей безделушку. Надо признаться, моя рийя страдала особой разновидностью клептомании. Питала слабость лишь к драгоценным камням и при всяком удобном случае без зазрения совести присваивала их себе. Сколько я ей ни вдалбливала, что это верх неприличия, все без толку.

Отвлекшись на незнакомца, я и не заметила, как мы подъехали к храму. Один из солдат грубо пихнул меня в бок, давая понять, что это конечная остановка. Смерив его яростным взглядом, отчего у хама затряслись поджилки, а нахальства заметно поубавилось, я выбралась из «экипажа». Неуклюже спрыгнула на землю. Холодная сырая почва колола ступни, через многочисленные прорехи в платье прокрадывался ледяной ветер, а в довершение ко всему неожиданно грянул гром, и на землю обрушился настоящий ливень.

Народ воспринял это как глас божий и с еще большим остервенением стал призывать проклятия на мою голову. Получается как-то нелогично, я ведь и так уже вроде проклята.

Оглянувшись на беснующуюся толпу, Морант торопливо приказал:

– Заводите ее в храм! Живо!

Да я и сама уже была не прочь укрыться в нем от дождя и не в меру возбудившихся аборигенов.

В центре зала стояла жрица. Ее я узнала сразу. Высокая стройная эльфийка с разноцветными рисунками по всему телу. Правда, весьма пристойными. Я имею в виду видимую часть. Какие картинки скрывают одежды, не берусь судить. На вид эльфийке было лет тридцать по человеческим меркам, но вот глаза выдавали ее древний возраст.

Она приблизилась к алтарю, окруженному множеством свечей в бронзовых канделябрах. Рядом сгрудились маги. Все как на подбор в мрачных балахонах, с массивными медальонами на груди и непроницаемыми рожами. Надо сказать, лицо жрицы тоже не сияло радушием.

Возле колонн, упиравшихся в расписной свод храма, толпились немногочисленные зрители. В основном стража и привилегированные придворные – те, что поближе к королевской кормушке. Они смотрели на меня надменно, задрав носы. Я бы их с удовольствием им пооткручивала.

Огляделась вокруг и поняла, что не стоит даже и думать сбежать из храма. Сквозь кольцо стражи и мышь не проскочит. В который раз пожалела, что я – не так полюбившаяся им Сиариль. Та бы уже давно навела здесь порядок – не только носы, но и бошки бы им отвертела.

Думай, Дезали, думай!

Спасение утопающего в руках самого утопающего. Единственное, что остается, – пережить ритуал и дать деру по дороге обратно в замок. Надеюсь, к тому времени достопочтенные жители этого «гостеприимного» городка расползутся по своим норам и предадутся более интересным занятиям, чем глазеть на закрытые двери храма.

– Встань на колени перед верховной жрицей, – велел мне один из магов.

– А если не встану, то что? – с вызовом бросила я.

Ответом мне был толчок в спину, и я приземлилась на колени в точно указанном месте, у ног ненавистной жрицы.

– На твоей совести слишком много загубленных жизней, Сиариль, – принялась занудствовать та. – И мы не можем тебе позволить снова злобствовать на земле. На рассвете ты вернешься туда, откуда явилась. Но прежде мы лишим тебя силы, чтобы никогда вновь ты не потревожила покой Анрилина.

Ее фраза про лишение силы заставила меня занервничать еще больше. Демон побери! Что они собрались со мной делать?!

Верховная жрица продолжала разглагольствовать о прегрешениях Сиариль, о том, что та натворила в своей прошлой жизни. Попробовала было заступиться за свою протеже и за себя, кстати, тоже. Сказать, что я девушка порядочная, хоть и богиня, что никогда ничьих мужей не совращала, тем более не использовала их в качестве пищи. И чтобы местные недоумки не брали грех на душу, отправляя меня на костер. Самих же потом замучает совесть, если таковая, конечно, имеется.

Но мне не дали и рта раскрыть. Маги стали подступать, окружая со всех сторон. Я уже и не знала, кому молиться, богам или демонам. Беспомощно смотрела то на Ли, то на коварную жрицу. Рийя в панике носилась по храму, но разве могла она справиться с такой сворой? Ее магия напрямую зависела от моих собственных сил, которые проклятые маги продолжали блокировать.

С искаженным ненавистью лицом эльфийка протянула ко мне руки. Я не на шутку испугалась, когда ее пальцы коснулись моего лица, сдавили виски. Вскрикнула от боли, но проклятая колдунья даже ухом не повела. Вцепилась в меня еще сильнее.

И вдруг я почувствовала, как что-то внутри меня лопнуло. Словно оборвалась струна, удерживающая на привязи мою темную силу, которую я едва-едва научилась контролировать и подавлять. Сейчас она расправила крылья, вырвалась на свободу.

В глубине храма послышался грохот. Пальцы жрицы дрогнули, боль сразу же отступила.

Я заметила Ли, которая, так и не придумав, как мне помочь, начала в отчаянии крушить все вокруг. Гремели канделябры. Падали свечи. Кое-где заполыхали костры. Мечтали о кострах – получите!

Народ заметался, запричитал. Жрица исчезла первой вместе со своими подхалимами-магами. На какой-то миг даже почудилось, что обо мне забыли. Только обрадовалась неожиданной передышке, когда услышала противный голос Моранта:

– Нужно увести ее отсюда, пока она не сровняла храм с землей!

Правитель решил, что маленькое безобразие – моих рук дело. Впрочем, он был недалек от истины.

– Ритуал еще не закончен, – послышался голос жрицы откуда-то из-под алтаря. – Нужно продолжать…

– Завтра продолжишь! – закричал вне себя правитель.

И чего так разнервничался? Подумаешь, разрушила храм. Будет повод построить новый. Все, что ни делается, к лучшему.

Дальнейшие события стерлись из моей памяти. Последнее, что видела, это злосчастную эльфийку, бегущую ко мне. Она что-то прокричала, и я провалилась в черную дыру беспамятства.


Не знаю, как долго я находилась в забытьи, но это было самое приятное из того, что со мной случилось за последнее время. Мне снились приемные родители, Агата и Ивар. Такие добрые, такие счастливые. Даже Генриэтта не вызывала привычного раздражения. Дружное семейство Шейлисов отдыхало в парке у озера. Родители доставали из корзин сандвичи, приготовленные для воскресного пикника, а мы с Эттой запускали в небо воздушного змея, носились босиком по зеленой траве и смеялись так звонко и заразительно, что окружающие, поглядывая на нас, тоже начинали улыбаться. Старые, забытые воспоминания…

Но все хорошее быстро кончается. Вот и сейчас я открыла глаза и поняла, что нахожусь не в илисском парке, а в анрилинской тюрьме на старой подстилке. Ли сидела на корточках рядом и терпеливо ждала, когда ее хозяйка наконец-то придет в себя.

За крошечным окном-бойницей плескалась непроглядная ночь. Ее невидимые волны поглотили луну и звезды, лишив все вокруг привычного света. Слышались лишь шум дождя и приближающиеся раскаты грома.

Я поежилась от холода и пугающей неизвестности. В душе было мрачно и пусто, словно на выжженном дотла поле.

– Эй, – голос Ли звучал непривычно ласково, – ты как?

– Бывало и лучше, – грустно усмехнулась я. – До рассвета еще далеко?

– Несколько часов…

Я прижала колени к груди и прошептала вслух. Хотелось разрушить давящую тишину, услышать хотя бы собственный голос.

– Никогда не задумывалась, что становится с рийей после смерти нерея.

– Она тоже умирает. – Ли опустила глаза.

– Не думала, что все так закончится. Прости.

– Брось! Ты тут ни при чем! Хотя я и предупреждала…

Невольно улыбнулась. Ли в своем репертуаре. Даже в минуты отчаяния находит возможность меня ущипнуть. И чаще всего бывает за что. Стоило мне ее послушать, и я бы не оказалась в таком плачевном положении. А самое главное, не подвергла бы смертельной опасности мое ни в чем не повинное альтер эго.

Нужно было что-то предпринять. Или хотя бы попробовать все исправить.

– У нас еще осталось немного времени, – собравшись с духом, проговорила я. – Будет совсем уж глупо, если я не попытаюсь помешать этим недоумкам разжечь костер моей особой.

– Но что ты можешь сделать? Ты ведь даже магией не способна воспользоваться.

Лишь на мгновение сердце царапнуло сомнение, но я тут же взяла себя в руки и твердо произнесла:

– Прежняя я была неспособна. Но после того, что они сделали со мной в храме… Знаю, что-то изменилось. Я это чувствую!

– Я тоже чувствую. И боюсь, – прошептала рийя. – Ты ведь не умеешь управлять своими способностями и не знаешь, куда они могут тебя завести и можно ли при необходимости их обуздать.

– Есть идея получше?

Идей у Ли не было. Но ей, как и мне, хотелось поскорее выбраться из треклятого замка. Даже если для этого придется прибегнуть к помощи самой темной стороны моей сущности.

Встав посреди темницы, я зажмурилась. Будто подбадривая меня, прогремел гром, полыхнула кривой стрелой молния, вонзаясь в черную стену башни.

Всегда знала, что где-то в глубине моего сознания спрятана сила, данная еще при рождении и поджидающая момента предложить мне свои услуги. Но я намеренно гнала ее от себя, боялась столкнуться с неизведанным. Сейчас же я была готова к этой встрече. И эта пугающая прежде меня незнакомка, словно получив приглашение, выбралась из своего заточения.

Какое-то время так и стояла, не шевелясь. А когда открыла глаза, Ли испуганно вскрикнула. Не знаю, что она прочла в моем взгляде, но по выражению ее лица было очевидно, – увиденное ей не понравилось.

– Дезали…

Я не двигалась, прислушиваясь к собственным ощущениям. Казалось, ничего особенного не произошло. Я оставалась самой собой, разве что более сильной, более смелой и решительной. Усталость как рукой сняло. Даже боль притупилась, отступила на задний план.

– Дезали…

Я перевела взгляд на рийю.

– Найди Моранта. Он только и делал, что пугал меня. Пришла наша очередь его напугать.

– Как Фелика? – хихикнула сразу приободрившаяся Ли. Моя задумка ей явно понравилась. И в глаза она мне больше смотреть не боялась.

– Нет, здесь требуется что-то особенное, более изощренное. Полагаюсь на твою фантазию и способность импровизировать.

– Думаешь, у тебя получится сделать меня видимой? – засомневалась рийя.

То, что обычно превращалось в настоящую пытку, поглощало всю мою энергию, на этот раз далось легко. Стоило представить Ли, и вот она уже стоит передо мной, счастливая, что ее удостоили такой чести поменяться местами с хозяйкой.

Какой же я была дурой, что все эти годы так боялась своих возможностей! То, о чем раньше не смела и мечтать, сейчас исполнялось лишь одной силой мысли. Без малейших усилий, без всяческих заклинаний. Наверное, стоило поблагодарить жрицу за ритуал. Что бы там она со мной ни сотворила, определенно, это пошло мне на пользу.

Конец ознакомительного фрагмента.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я