Нечестивый союз. Рассвет тьмы (Юрий Цорулик)

Испокон веков Небеса и Ад соблюдали негласную договоренность, поддерживая Баланс сил. Ни одни ни другие не вмешивались, если это могло повлиять на изменение Баланса… Но демоны всегда стремились к абсолютной власти. Один из них, Эвил, решил похитить сына могущественного архимага и, убив его, переписать будущее. Однако, его слуги похитили другого ученика Магической Академии. Можно ли заставить служить злу, принудить добровольно убивать людей, одержимо нести смерть всему живому? Доблестный легионер Ада, в прошлом отважный рыцарь и светлый паладин, Импориус, получает задание найти новоиспеченного Ловца Душ и удержать его от неминуемого нарушения Баланса. Смертью или уговорами – Импориус должен решать сам. Важно лишь одно: если Ловца Душ не остановить, нарушится не только Баланс, придет конец всему живому в этом мире.

Оглавление

  • ЧАСТЬ 1. ТАМИКА

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Нечестивый союз. Рассвет тьмы (Юрий Цорулик) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Посвящается Олегу Челпанову (19.08.1986 – 03.11.2011), лучшему другу и просто хорошему человеку. Без тебя эта книга не была бы написана. Помним, любим, скорбим.


ЧАСТЬ 1

ТАМИКА

1

Нетопыри с шумом влетели в просторный зал башни, хлопая кожаными крыльями. Зависнув над потолком, они ещё долго бы кружили, но тут их окликнула фигура, стоящая в тёмном углу:

– Эй, там, крылатые, ну-ка добычу положили.

Из стаи раздался омерзительный скрежет, словно скрипели давно несмазанные петли дверей. Несколько нетопырей опустились ниже и, разжав лапы, выбросили на пол человека. Тот, упав и больно ударившись копчиком, растянулся на полу и даже не попытался подняться.

Фигура из угла вышла на центр зала, который хорошо был освещён масляными светильниками, и медленными шагами приблизилась к распростертому телу. Длинные и объемные одеяния полностью скрывали тело существа, повелевавшего нетопырями. Из всего одеяния внимания заслуживал лишь пояс из чёрной, загадочно искрящейся кожи, с бляхой в виде черепа, в глазницах которого блестела пара топазов. Когда прислужник достал из-под робы посох, напоминающий больше обрубок ветви старинного дерева с переплетающимися корнями – стало ясно, что это не обычная челядь или прислуга сил тьмы.

Осмотрев лежащую на полу фигуру, черный маг удовлетворенно хмыкнул.

– Хм… хорошо… – однако он зачем-то обошел человека, оглядывая со всех сторон.

На вид ему было чуть больше двадцати лет. Как и все маги, он был довольно худощав, но непропорционально широк в плечах. Из одежды на нём были лишь тряпчаные портки.

Ноги были все в ссадинах. Руки в порезах, которые уже успели покрыться корочкой запёкшейся крови. Через всю грудь тянулась узкая, рваная рана, оставленная когтистой лапой нетопыря.

Придя немного в себя, молодой человек приподнял голову. Коротко остриженные черные волосы, пропитанные кровью и потом, торчали, словно иглы ежа. Когда он открыл глаза, стало видно, что они ярко-зеленого цвета: такого редкого среди лиц мужского пола. Черный маг увидел в глазах пленника столько брезгливости и ненависти, что в его черную душу заползло нечто, похожее на сомнение, ибо смертный слишком уж равнодушно относился к своей участи. Ведь любой человек уже попытался бы встать и убежать, или кинутся с кулаками, ну, или хотя бы обложить всё вокруг последними словами… а этот…

«А может…» – мысль неожиданно ворвалась в мозг черного мага, но он быстро прогнал ее прочь. Развернувшись, он медленно подошёл к дверям, после чего громко крикнул:

– Охрана! – его голос эхом раскатился по залу. Тяжёлые, дубовые двери распахнулись, и в зал вошли двое демонов, закованные в тяжёлые доспехи. Глаза их светились сплошным, жёлтым немигающим светом. Из дырочек, что были вместо носа, казалось, вот-вот повалит пар. Оба как-то странно скалились, обнажая ряды острых, хищных зубов. Вооружены они были длинными алебардами, а один из них в руках держал пудовые кандалы.

– Сковать – кратко бросил чёрный маг.

Демоны тут же бросились к пленнику. Маг не обратил никакого внимания на возню сзади, а лишь пошёл вперёд по мрачному коридору. На стенах мерцали огни факелов, которые представляли собой обрубки человеческих рук, держащих черепа. Из черепов вырывалось сине-зелёное пламя, хлеща языками по стенам. Вскоре черный маг дошёл до обширной площадки, на которой располагалось несколько дверей. Одни из них были весьма внушительного размера и возле них стояли демоны-охранники. При виде мага они поспешно отворили двери. Те бесшумно распахнулись вовнутрь, открывая взору просторный зал властителя замка. Вдоль стен возвышались колоны, возле которых расположилось по охраннику. В зале можно было насчитать по восемь колон с каждой стороны. Освещалось помещение огромной люстрой из разнообразных костей и переплетения рёбер, в центре которых стояли черепа с огнём. Вся эта громадина висела почти под потолком, держась на трёх цепях и мерно покачиваясь. При каждом движении люстра отбрасывала повсюду причудливые тени.

Посреди зала к ступенькам трона тянулась красного цвета атласная ковровая дорожка. Трон был сооружен из больших костей гигантов прошлого и черного камня, на котором были выгравированы демонические руны.

На троне восседал демон в богатых одеяниях, его руки, возлежащие на подлокотниках трона, безразлично перебирали пальцами с огромными, словно небольшие кинжалы, когтями. На пальцах сверкали массивные золотые кольца. Из-под мантии виднелись стальные латы, которые хозяин, казалось, умышленно прячет под шелковой одеждой. Его взгляд устало поднялся на вошедшего черного мага.

– Ну? – прогремел демонический бас.

– Всё исполнено, он здесь. – сказал маг, склоняясь в нижайшем поклоне.

– Отлично! Всё идёт так, как я и предвидел.

– По-другому и быть не могло, мой господин.

– Давай его сюда! – прогремел демон.

– Эй, стража, тащите его! – обернувшись к дверям, крикнул черный маг.

В коридоре послышался топот и звон цепей. Через пару мгновений в зал буквально вбежали два демона, волоча за собой пленника, словно мешок с сеном. Чуть приподняв, они бросили его вперёд на дорожку. Человек растянулся, уткнувшись лицом в ковёр, но тут же попытался встать на ноги. Только он, было, оперся на руки, как получил сильный удар в живот от близстоящего демона-охранника. С глухим вздохом пленник свалился на ковер, скорчившись от недостатка воздуха. Демон на троне радостно потирая руки, скомандовал:

– Встать!

Один из охранников, ухватив пленника за цепь, приподнял его, поставив на колени, но тот невероятным усилием воли встал на ноги. Голова его свесилась на грудь, которая тяжело вздымалась.

– На колени! – Раздался голос, словно раскаты грома. Но пленник даже не пошевелился. А зря. Он тут же получил сильный удар древком алебарды сзади по ногам, а затем и по спине от ближайшего охранника. Его ноги подогнулись, и он, как скошенный, рухнул на пол.

– Человек… – Протянул Демон, вставая с трона. Он медленно сошёл по ступенькам вниз и приблизился к пленнику, который всё ещё пытался встать.

– Как такое существо, как ты, может свершить великое предначертание? – Демон медленно обошёл пленника вокруг, внимательно осматривая, а затем продолжил. – Ты настолько жалок и немощен, что не только пользуешь магию, но и…

Демон замер, по его лицу волнами пробежали непонимание, удивление, растерянность, которые затем сменились приступом ярости.

– НЕКРОМАНТИЮ?! – Взревел он и рывком вскинул голову пленника, схватив за волосы. Всмотревшись в глаза, глава демонов понял: это не тот, кого должны были притащить.

Черный маг, пятясь, заламывал руки, его мозг постоянно повторял мысль, ворвавшуюся в его сознание не так давно.

«Все-таки не тот…»

Он даже предположить не мог, что теперь с ним сделает Повелитель.

– Вы кого сюда притащили?! НЕДОУМКИ! – орал Демон, потрясая руками в воздухе.

– Но… но… владыка Эвил… я… я… – Начал, запинаясь черный маг.

– Бестолочь! – Рявкнул Эвил, с силой ударив по подлокотнику трона.

Маг потупил взор и, трясясь от страха, не смел поднять глаза, словно что-то рассматривая на атласном ковре. Владыка, немного успокоившись, начал прохаживаться по пьедесталу. Он был в каких-то глубоких раздумьях, а затем злобно бросил в сторону чёрного мага сквозь зубы:

– Ничего тупой нежити поручить нельзя…

– Но, повелитель… – Начал было тот, но Эвил его прервал:

– Мулик, я отдам тебя Эрлине, и, как ты думаешь, что она с тобой сделает?

От этих слов чёрный маг покрылся холодным потом, дыханье перехватило: он хватал воздух, широко раскрывая рот словно рыба, выброшенная на берег, но ни одного слова так и не произнёс. Перед его взором возникли бесчисленные коридоры склепов и пыточных камер Могильного Холма, в которых выбивались любые признания. Палачи Эрлины знали свое дело.

В этот момент молодой человек, что до сих пор смиренно стоял на коленях, рывком вскочил на ноги. Прошептав какое-то заклинание, он выбросил руки вперёд. Кисти засветились странным зелёным светом, между ладоней появился крохотный белый сгусток энергии, обросший фиолетовым пламенем. Весь этот шар полетел в Эвила. Тот одним взмахом рассеял магию, громко рассмеявшись – но в этом смехе было что-то дьявольское.

– Убить. – Кратко рявкнул он. Стража, схватив пленника, поволокла его прочь из зала. Но тут с потолка по колонне, что была неподалёку от трона, сползло омерзительное существо. Внешне оно напоминало обычного болотного упыря. Удивляло, с какой лёгкостью оно перемещалось по потолку. Суставы рук и ног существа были вывернуты в обратную сторону. Оказавшись возле трона, упырь встал на задние лапы и выпрямился во весь рост. С него в тот же миг начали опадать струпья, кожа осыпалась кусками. Прогнившая плоть тут же стала отпадать, не придерживаемая ничем, роняя на пол копошащихся белесых червей.

Когда вместо упыря остался почти один лишь скелет, тело пришедшего окуталось дымкой и, через несколько мгновений, из нее вышел высокий, худощавый человек с бледным лицом. Его демоническое происхождение выдавали лишь желтые немигающие глаза. Отвесив Эвилу широкий почтительный поклон, демон сказал:

– Владыка, вы видели предначертание, может, это шанс?

– Какой шанс?! – взревел Эвил – Эти же недоумки с опарышами вместо мозгов всё разрушили!

– Вы из древнего рода Молохов. – Заискивающе начал человек.

– Продолжай… – Уже с интересом сказал Эвил. Его глаза сменили цвет с красного на жёлтый.

– Может, так и было предначертано? У Вас есть кристаллы душ. Этот человек ведает магией смерти… может, удастся сделать из него Ловца Душ.

Эвил задумался на пару мгновений. «А ведь действительно, он же может поглощать души и увеличивать этим свою мощь и наконец-то выбраться из третьего круга Ада! И кто знает, может… нет… сейчас об этом рано даже думать, но это лишь сейчас.» – мысли кружились в голове Эвила, как рой разъяренных пчёл.

– Да… ты прав, Мукус, ты прав, это действительно подарок судьбы! – сказав это, Эвил пару раз хлопнул в ладоши. Опять послышался топот в коридоре, и в зал вбежали всё те же двое стражей, волоча за собой несчастного пленника. Эвил растянул губы в омерзительной улыбке.

– Всыпьте-ка ему десяток плетей, да в клетку, а дальше подумаем.

Стража, ударив одной ногой о другую, вытянулась на мгновение и, выполнив разворот, потащила пленника прочь из зала.

2

Ловец Душ, Ловец Душ, Ловец Душ… – этот раскатистый голос все глубже проникал в его мозг, и вскоре человек стал ощущать себя таковым. Его истинное имя постепенно заменилось этим словосочетанием. Перед мутным взором мелькали факелы, бесконечные коридоры, черепа на стенах, демонские рожи, пламя Адских печей. Его втащили в обширную комнату, уставленную различными орудиями пыток. В нос ударил запах обильно пролитой крови и пота. Откуда-то сбоку доносились душераздирающие крики, хруст выворачиваемых суставов и треск ломающихся костей.

Железные кандалы сменились на вбитые в стену цепи, растянув его за руки-ноги, так, что он даже не мог повернуться. Позади раздались тяжелые шаги и воздух прорезал свист хлыста. На спине пленника мгновенно появилась красная полоса рассеченной плоти, быстро заполняющаяся кровью. Боль пронзила столь яростно и молниеносно, что несчастный с силой сжал зубы, прокусив губу.

– Имя?! – Громом раскатилось по комнате. Пленник не успел даже слова сказать, как воздух снова прорезал свист, и на спину лег еще один рубец.

– Имя?! – Второй раз раскатилось по комнате. Человек молча терпел боль, раскаленным клинком вонзившуюся в тело и разум. От напряжения только лишь скрипели зубы. Демон взревел и снова взмахнул хлыстом. Свист, удар – и на спине пленника красовалась третья кровавая полоса. Полетели жёлтые искры перед глазами, всё померкло, и он окунулся в чёрную бездну беспамятства.

3

Он снова видел этот сон. Те же лица, те же события, но объяснений снова нет; всё покрыто туманом времени, и ничего, что давало бы ответ об этих обрывках прошлой жизни.

Вот он стоит на дороге. Сзади виднеются маленькие домики, а рядом с ним некий парень играет с магией, заставляя перетекать небольшой сгусток энергии из ладони в ладонь. Глядя на них, можно с уверенностью сказать, что Ловец Душ его очень хорошо знает…

Вот на лугу пасётся странное животное о двух головах, с рогами, а на животе у него пять каких-то отростков, что твои пальцы. Это животное тоже казалось Ловцу до боли знакомым, но он не мог понять, почему…

Вот к животному подошла старая женщина и… картинка изменилась.

Он находился в каком-то помещении. Присмотревшись, Ловец Душ заметил, что он находиться в какой-то Библиотеке. Причём, в такой Библиотеке, в которой он знает расположение чуть ли не каждой книги, касающейся чёрной магии или некромантии.

Картинка снова поменялась. Теперь перед Ловцом, вернее – над ним, возвышалась некая тварь с крыльями, более всего напоминавшая горгулью, но не горгулья; из правого бока твари текла кровь. Это существо занесло над ним свою когтистую лапу и…

После этого он проснулся. Открыв глаза, Ловец увидел перед собой лишь каменную стену. Попытка шевельнуться обернулась такой болью, что невольно в голову прокралась мысль, – лучше бы просто убили, – спина пульсировала и жутко болела, словно кто-то разжёг там костёр, и не только разжег, но и успел зажарить молодого кабанчика.

Сжав зубы, и приложив нечеловеческие усилия, он повернул голову и всмотрелся вперёд. Перед ним сидела довольно внушительных размеров крыса, свесив длинный, омерзительно лысый хвост с деревянного ложа. Так как сил не было, чтобы прогнать крысу, Ловец решил хотя бы плюнуть в наглого «сокамерника». Он уже хотел было реализовать свое желание, но во рту пересохло так, словно там была пустыня.

Где-то впереди, очевидно за дверью, раздались приглушенные шаги. Гулкий звук приоткрывшегося деревянного окошка ворвался в камеру, словно порыв ветра, а затем под дверь протолкнули деревянную миску с едой. Скрежет дерева по камню и запах свежесваренной похлебки хоть немного раскрасили обыденность запахов и звуков камеры овца. Но сил не было, не то что бы встать, а даже пошевелиться, и Ловец снова забылся во сне.

4

Сколько прошло времени, он не знал. В камере ничего вроде бы и не поменялось. Из зарешеченного окна падал на пол бледно-розовый луч света, удлиняясь почти до дверей. Приподнявшись на локтях, Ловец почувствовал, что раны на спине прикрыты какой-то влажной тканью. Внимательно посмотрев перед собой, он увидел губку. От нажатия из неё проступило немного воды. И тут до его слуха донёсся звук, от которого он и проснулся. Возле двери, на полу, стояло с полдюжины пустых тарелок. Возле них лежали две, ну просто огромные, крысы. Грызуны собою напоминали больше два шарика с лапками, а хвосты казались ниточками. Лёжа на спине и растопырив лапы, крысы протяжно попискивали.

– Никогда бы не подумал, что проснусь от крысиного храпа, – усмехнулся Ловец. За дверью раздались шаги, а потом голос:

– Ну, и где он?

– Да там он, – ответил второй голос, – Куда он оттуда денется?

– Я в том смысле, не сдох ли он? – Ловец понял, что это говорил чёрный маг.

– Нет, даже всё сожрал за два дня.

– Отворяй двери.

Было слышно как открывают замок и убирают засов. В дверном проёме показалась фигура чёрного мага. Позади него стоял охранник, высоко держа масляную лампу.

– Ну, я же говорил что этот Там – всё ещё здесь.

Маг как-то удивленно посмотрел на охранника:

– Что значит «там»?

Теперь уже охранник удивленно посмотрел на черного мага.

– Там, – мы его так зовем, – «Там». Потому что он постоянно там. – С последними словами демон указал пальцем в сторону деревянного настила, на котором валялся Ловец. Довольный своей шуткой, охранник зычно расхохотался. От смеха очнулись крысы. Нехотя, вразвалочку, они проследовали вдоль стены к норе в углу. Первый грызун протиснулся в дыру без проблем, а вот второй застрял, виляя хвостом и дёргая задними лапами. Он запищал, от, только, одному ему известного возмущения, но в следующий момент скрылся в норе.

– Я вот понять не могу, вы тут что – крыс откармливаете? – Удивлённо спросил Мулик.

– Ну… я же говорил, что он всегда там, – пожал плечами охранник.

Чёрный маг перевёл взгляд на Ловца, который по-прежнему лежал неподвижно, после чего спросил:

– Эй, на лежанке – ты тут?

Скрипя зубами, Ловец ответил:

– Нет, я – там.

– О, я же говорил, – оживился охранник, – истинный Там-Там.

Пленник скривился, ему не нравилось прозвище «Там-Там». Он, правда, не помнил своего истинного имени, но уж Тамом или Там-Тамом, – ему быть никак не хотелось.

– Я видел, ты знаком с магией смерти и в некотором смысле владеешь ею… не думал развить свои навыки?

Ловец поднял взор на черного мага, ничего не ответил и снова отвернулся.

– Можешь отворачиваться, сколько угодно, у тебя особо выбора нет.

– А может, я хочу сдохнуть и наконец-то упокоиться. – глухим голосом проронил пленник.

– Глупый человек… Неужели ты думал, что ради этого тебя Владыка оставил в живых?

– А может, у него настроение было хорошее, или он в адскую сосну ударился – вот и оставил в живых.

– Я вот боюсь, как бы кто не услышал твои слова, – наиграно оборачиваясь, начал Мулик, – А то получишь десять плетей…

– А может, я лучше ему с ноги, в живот двину? – Вмешался демон-охранник. В ответ черный маг так зыркнул на охранника, что тот заткнулся на полуслове, и улыбка сползла с лица, словно ошпаренная кожа с недельного трупа.

– Ну, уговорил, чёрт языкатый, – донеслось с настила.

– Вот и славно – протянул Мулик, потирая руки – теперь тебе будут приносить питейные зелья и манускрипты. Будешь лечится и изучать.

После этих слов маг ушёл, дверь с грохотом закрылась, щёлкнул замок. В камере стало совсем тихо, лишь доносилось, как в норе скреблись крысы. Окинув взглядом камеру, Там засмотрелся на луч света из окна в стене, после чего, – в каком-то смысле незаметно для себя самого, – уснул.

5

В камеру ввалился охранник с подносом. На нём стоял небольшой кувшинчик, тарелка с похлёбкой и рядом лежало несколько манускриптов. Не долго думая, демон положил это всё на пол перед дверью, после чего удалился, захлопнув её за собой.

Там нехотя встал со своего настила. Зыркнув в угол, где из норы уже высунулась крысиная морда, он достаточно громко сказал:

– Даже не думай!

Крыса словно поняла, что обращаются к ней, и быстро скрылась в норе. Ловец подошёл к двери. Взял поднос и, переставив его на настил, устроился поудобнее. Тарелку с похлёбкой он отставил в сторону, сразу же откупорив кувшинчик с зельем. Оно действовали прекрасно: раны быстро затягивались. Были ещё и другие зелья, которые выглядели, словно луч радуги, заточенный в глиняный кувшинчик.

Яркие и переливающиеся, они порою пахли, как цветочный нектар. В этот раз в сосуде оказалась эссенция синего цвета. Как заметил Там, именно из-за этого зелья у него была жуткая икота, но зато потом можно было практиковать магию хоть целый день.

Осушив кувшинчик залпом, он принялся за похлёбку. Из норы вновь показалась серая мордочка. Там внимательно посмотрел на крысу. Та с таким же интересом смотрела на него. Выловив куриную ножку, Ловец, съев мясо, кинул кость в угол. Крыса словила её, можно сказать, на лету, и тут же скрылась в норе. Послышалась какая-то возня, а затем хруст.

Там, не обращая внимания на все посторонние звуки, развернул манускрипт и принялся читать. Прочитав треть манускрипта, он икнул.

«Ну вот, – началось…» – скривившись, подумал Ловец. Не то, чтобы ему мешала икота: она просто сбивала его с чтения, откидывала на строчку вверх. А при начертании разных знаков это служило появлению новых неизведанных доселе символов. При каждом икании – когда некромант вычерчивал знаки – его рука дергалась вверх, создавая очередную закорючку.

Вот и в этот раз Там сидел, скрестив ноги, и чертил пентаграмму. Круг Разрушения получился на редкость ровным, а вот один из многочисленных рунических символов в Круге из-за икоты получился слишком вытянутым и с лишней линией. Но некромант не заметил этого и начал читать заклинание.

По сути заклятия, внутри Круга Разрушения должно было появиться смутное изображение призрака. От лучей звезды вверх поднялось зеленоватое свечение и создало мутную клетку, которая должна была удержать призванного.

Но тут, из-за неверного начертания одного лишь символа, вместо призрака, внутри мутной клетки появился труп немолодого на вид петуха со скрученной шеей. Существо странно смотрело в сторону, издавая кудахтающие звуки.

Там посмотрел на деяние рук своих, поморгал, потом зачем-то даже протер глаза кулаком. Однако существо не исчезло, оно медленно и важно ходило внутри пентаграммы и, развернувшись к некроманту хвостом, издало резкий визг: при жизни это должно было быть кукареканьем. От удивления Там даже икать перестал. Посмотрев немного на сотворенное, он сделал несколько движений руками, и призванная тварь пропала. В этот момент Ловец начал истошно и часто икать. С остервенением сплюнув, при икоте чуть не попав себе на ноги, некромант со злости запустил в стену магическим черепом.

Дверь со скрипом отворилась, и в камеру ввалился охранник. Окинув взглядом стену, где шипело несколько кирпичей, от них вниз стекала фиолетовая субстанция, он перевёл взгляд на пол, а затем и на некроманта.

– Ты что здесь – курятник сотворил, что ли?

В ответ Там только лишь икнул, резко вскинув руку. Глаза у охранника широко распахнулись, приняв желтый цвет. Он посмотрел на фигуру некроманта, затем его лицо расползлось в усмешке:

– Теперь я буду тебя звать – «Икающий Там». – хохотнул демон.

– Лучше – «Там Икающий» – донесся из коридора бас второго охранника.

– Там Икающий… хм… надо подумать. – первый охранник задумался. Там, увидев замешательство на лице демона, не замедлил вмешаться:

– Уж лучше в таком случае – Тамика.

Охранник внимательно посмотрел на некроманта, затем, усмехнувшись, махнул на него могучей дланью:

– Так уж и быть – Тамика, так Тамика. – после этих слов демон вышел, громко хлопнув дверью. Послышался лязг закрываемого засова, пара шагов и все смолкло.

6

Трудно сказать, сколько прошло времени, по небу всё время курсировало несколько светил, излучая неизменный бледно-розовый свет. Если перевести на земное времяисчисление количество дней, проведенных Тамикой в заключении, то на Земле бы уже сменилась одна пора года.

Теперь, когда Тамика читал заклинания, даже воздух потрескивал от кружащей вокруг магии. Порою некромант удивлялся, как он так быстро изучал заклинания: то, на что у него ранее уходили месяцы, он постигал за считанные дни. Он смутно догадывался, что этому способствовали эликсиры, но не придавал этому такого уж большого значения.

Получив с утра очередной манускрипт, Тамика снова принялся чертить магический круг. Только он начал читать заклинания, как за дверью послышались приближающиеся шаги. Потом громкий бас произнес:

– Держи. – Спустя несколько мгновений раздалось подозрительное шипение, а затем что-то разлили по кружкам, и один охранник сказал другому:

– Да, зря ты вчера с нами не пошел.

– А что вы там? Небось нажрались, как люди… или свиньи. Собственно – однобесово.

– Да уж… с твоими мыслями ты в бараках охраны еще долго просидишь.

– Да ладно тебе умничать. Что там было-то?

– Сперва была музыка… бубны из натянутой кожи грешников, а потом из Небесной Канцелярии нам девственниц прислали, – они на арфах такое исполняли!

– Хм… я думал, на арфах играют…

– Да они играли, играли… музыка отвратительная, но выглядят… – тут охранник понизил голос до шепота, – божественно.

– А вам их на время дали, или как?

– Даже если бы на время – неужели ты думаешь, они все бы вернулись обратно?

– Интересно, конечно, особенно с арфами, но все равно – скучно.

– Так ты ж не дослушал! И вот тут гляжу я – после пятой бочки огненного эля – входит она!

– Габриэль?!

– Тьфу на тебя! Суккубша! Глаза – что два уголька, ноги длинные – да и подержаться есть за что. Копытцами цокает, в правой руке плетка с тринадцатью хвостиками.

– БЕЗ ОДЕЖД?!

– Эх ты – низкое существо… тебе бы сразу на ложе. Никакой эстетики… на ней легкая обтягивающая кожаная ткань, которая… – договорить охранник не успел, ибо второй демон его перебил:

– Неужели такая плотная, что все было отчетливо видно?!

– Зачем видно – она после второй чарки сама разделась.

– У-у-у… – завистливо протянул демон, понимая какую оргию он пропустил.

– Кстати – видел бы ты, какие у нее рога! – специально хохотнул охранник.

– О, Дьявол – перестань надо мной издеваться. Все – в следующий раз точно пойду с вами.

– Да, ты многое пропустил… а как она потом нашего палача плеткой стегала – УХ! – добил «коллегу» рассказчик.

После этих слов Тамика снова попробовал сфокусироваться на заклинании, но тут под его настилом раздался какой-то шум, будто крысы рыли очередную нору.

– Вот же беспокойные существа, – тихо проговорил некромант и растянувшись на полу, заглянул под настил. В этот момент кирпич зашевелился и выпал, затем выпал ещё одни. В дыре было темно, но тут вспыхнули два синих глаза.

– Эй, некромант, – раздался приглушенный голос.

– Ты кто? – удивленно спросил Тамика.

– Это уже неважно, моё время исчерпано. Я копал этот ход не один месяц, что бы вытащить кирпичи.

– И зачем? – искренне удивился некромант.

– Я знаю, тебя скоро выпустят отсюда. Почувствовав магию смерти, я решил доверить тебе свою последнюю волю.

– Тебя отсюда не выпустят никогда? – спросил Тамика.

– Не то, что бы не выпустят, могут просто сжечь в печи как многих пленников, а меня – как предателя. Но ты должен передать Госпоже вот это. – Из дыры в стене просунулась рука в остатках кожаной перчатки. Белые костяшки пальцев сжимали амулет. Тамика взял оберег и, повертев в руках, положил на настил.

– Спрячь его где-то, а когда выйдешь отсюда, найди Эрлину. Ты почти некромант, а это позволит тебе завоевать её благосклонность. И скажи ей, я понял, что нет ничего истинного, кроме служения Её величеству.

Голос стих, глаза исчезли в дыре.

– Эй, подожди, а ты кто? – кинулся к отверстию некромант, но ответом ему была тишина. Поднявшись на ноги, Тамика пожал плечами, хмыкнул и поднял амулет. На вид это был небольшой ромб из черного камня, внутри которого была выгравирована пентаграмма с цветком черного лотоса в середине. Некромант опять лёг на пол, прислушиваясь и вглядываясь в темноту дыры. Но ничего не происходило. Тамика подождал ещё некоторое время, затем заложил дыру обратно кирпичами, что бы не вызывать лишнее подозрение стражей. Выпив очередной эликсир, он принялся чертить магический круг.

7

На троне величественно восседал Эвил, ожидая появления Чёрного мага. Тот должен был явиться сразу после завтрака, но куда-то запропастился. Владыка уже подумывал, а не отправить ли за Муликом стражей, что бы подогнали ленивого мага плетьми, но тут двери в зал отворились и в дверном проёме появилась фигура мага, закутанного в балахон. Шёл он медленно – опираясь на деревянный посох, увенчанный человеческим черепом. С черепа свисали седые косы длинных волос, в которые были вплетены кости, зубы и осколки ребер. Сам посох представлял собой искореженную деревяшку, в которую были врезаны демонические руны. Полы балахона волочились по полу, как бы заметая следы мага.

– Ну, и каковы причины твоего опоздания? – прозвучал низкий голос Эвила, раскатившийся эхом по залу.

– Относил свитки нашему некроманту – кстати, у него уже давно имя есть.

– И как же его звать? – искренне удивился владыка.

– Тамика, – кратко ответил Чёрный маг.

– Да, паскудное имечко – хмыкнул демон.

И тут из-за колоны, возле дверей вышел человек, в красной одежде. Капюшон был накинут на голову и тщательно скрывал лицо, были видны лишь два красных огонька глаз, что горели немигающим светом, словно пара угольков в печи. Из-под красной накидки виднелись белые одежды. Незнакомец подошёл почти к ступенькам пьедестала. Эвил вжался в спинку трона, пытаясь, словно хамелеон, слиться с обшивкой или стать невидимым – по крайней мере, ему этого очень хотелось. Мулик попятился в сторону, фанатично кланяясь незнакомцу.

– Приветствую тебя, владыка Эвил, – наконец изрёк человек в красном плаще.

– И тебе доброго дня, Риив, – слегка запинаясь, молвил Эвил, глаза его забегали из стороны в сторону и сменили цвет на бледно синий.

Заметив перемену в глазах демона, Риив как-то лукаво посмотрел на последнего, и у самого цвет глаз неожиданно сменился на ярко-зелёный.

– Что привело Верховного Инквизитора Преисподних в мою скромную обитель? – уже более ровным голосом льстиво спросил Эвил.

– Инцидент произошёл. Довольно неприятный.

Переборов внезапное чувство страха и, пытаясь изобразить неподдельный интерес, Эвил сумел выдавить спокойным тоном:

– Какой инцидент?

– Тут, в небесной канцелярии как всегда человека потеряли. Конечно они бы давно на него махнули рукой, ему только за познание магии уже в первом кругу лет на десять чан со смолой выписали, а к тому же, он ещё и магию смерти изучать начал…

– И что? – перебил его Эвил, изображая всё тот же интерес.

– За это ему ещё во втором круге уготован бассейн с лавой огненной и второй – с дерьмом.

Но тут в канцелярии что-то, как всегда, нашли в Книге Бытия и попросили проследить за этим человеком.

– А я-то тут причём? – возмутился Эвил.

– Магия смерти ведёт к Эрлине. А только ты у нас приютил перебежчиков и прочую вольную нежить, – сказал Инквизитор и, прищурившись, оглядел Эвила.

– Это ты о той падали? Так ее уже давно нет. Оставался тут один – с разноцветными глазами, но Эрлина на днях просила казнить предателя, ну – мы его в печи и сожгли. – С деланным равнодушием пожал плечами Владыка.

– Хм… а на останки можно взглянуть? – сомневаясь, хмыкнул Инквизитор.

– Да пожалуйста, – махнул рукой Эвил, – Прах возле печей в мешке.

Риив достал из-под складок плаща пергамент. Развернув, посмотрел на Владыку, потом на пергамент, затем искоса бросил взгляд на Мулика, который по-прежнему судорожно кланялся.

– Что же – пойдём, посмотрим, – задумчиво сказал Инквизитор. Он развернулся и не спеша, направился к выходу. Потом уже, почти выйдя в коридор, Риив обернулся и сказал фразу, после которой Мулик чуть не упал в обморок.

– Ах да, Эвил, мы ведь тоже обычно казним предателей. – сказав это, Инквизитор скрылся в коридоре. Владыка буквально растёкся по трону, словно у него не было костей. Мулик уселся на ступени и, обхватив голову руками начал что-то причитать.

– Ну, какие мысли будут по поводу сказанного? – убитым голосом протянул Эвил.

– Нам отрубят головы… отрубят и сожгут, потом снова отрубят и снова сожгут… – в истерике причитал маг.

– Смотри, не залей тут всё соплями, и слюни подотри! – Рявкнул Эвил. Эта истерика, кажется, вернула ему рассудок.

– Но, повели-и-итель… – жалобным воем протянул Мулик.

– А кто притащил не того? А?! – заорал Эвил. – Мы бы сожгли этого сына Астрала и дело с… хм… в шляпе.

– Ну, я… – начал Чёрный маг, но Владыка перебил его, заорав:

– Да что вам, тупой нежити, доверять?!

Тут в окно влетел огромный нетопырь. Сделав круг по тронному залу, он спикировал на пол к пьедесталу. Как только он коснулся пола, вверх взметнулось серое непроглядное облако. Когда оно развеялось, пред Эвилом стоял Мукус. Он поклонился. Как всегда, кратко и льстиво начал разговор:

– Владыка, может, пришла пора выпустить Ловца в мир?

– Как мы его выпустим, если он даже цвет ауры души не видит? – почти простонал Мулик.

– Да бес с ним, – махнул в его сторону рукой советник. – Он должен собрать как можно больше энергии, даже не важно – души это людей или животных. Для нас сейчас важна энергия Потока.

– Ты прав, – Эвил задумался. Ведь его кристалл душ мог впитывать всю энергию, благо он ещё с молодости остался, когда энергию собирали всю, а не только души смертных.

– Но как же баланс? – пикнул Мулик.

– Михаилу под крылья баланс! – выругался Мукус. – Они только через несколько месяцев обнаружили пропажу смертного. А за подземельем следят лучше. А когда мы его выпустим на Землю, они и вовсе след потеряют.

– У Инквизиции Ада длинные руки, – вмешался Чёрный маг.

– Поверь, наверху не допустят, чтобы куча демонов рыскала по земле, даже если они всё делают для баланса. – Остановил его речь Эвил.

– Да, Владыка, вы впитаете силы Потока, а затем сможете поглощать всё больше и вскоре вы станете правителем не только этого круга ада.

Глаза Эвила уже светились ярко-зелёным. Он, ухмыляясь, потирал руки. Советник говорил дельные вещи. Он соберет много энергии и когда герцог Корц захватит подземный мир, они вместе смогут уже посягнуть и на Землю, а там глядишь – и все семь кругов Ада будут принадлежать ему. Да что там Ад! Трон Царства Небесного, у самого Потока – вот где вся власть собрана.

– Давайте, быстрее выпускайте его на Землю, – словно очнувшись ото сна, повелевающим тоном приказал Эвил.

Мулику оставалось лишь поклониться и идти исполнять приказания.

8

Тамика уже открыл глаза. Взгляд его был устремлён в окно. Падал всё тот же бледно-розовый свет. Тёплый ветер проносился через решётки, порою задувая в камеру не только песчинки, но и крохотные капельки застывшей смолы и серы. На кроваво-красном небе проплывали чёрные тучи, словно наполненные смолой. Они неслись куда-то к горизонту, порою смешиваясь, образуя гигантскую воронку, словно вверху их что-то засасывало, а временами ползли, как огромные улитки. Над гребнем гор, что виднелись на горизонте, образовался огненный смерч и лениво пополз куда-то на запад.

Некромант оторвал взгляд от окна и посмотрел в угол. Из норы выбежала откормленная крыса. Встав на задние лапки, она принюхивалась и внимательно глядела на некроманта чёрными похожими на бусинки глазами.

– Ну? И что ты хочешь? Завтрака ещё не было, – улыбнувшись, довольно громко сказал некромант. Крыса повела ушами и, недовольно пискнув, тут же скрылась в норе. За дверями послышались приближающиеся шаги. Скрипнул замок. Засов откинули и двери открылись.

Тамика уже присел на край настила, буквально застыв в ожидании завтрака. Но в камеру ввалился Чёрный маг и несколько охранников, которые держали за ручки довольно большой сундук. Было видно, как Мулик нервничает. Его пальцы нервно дергались, делая круговые вращательные движения, он то сцеплял их в замок, то снова расцеплял. По лицу постоянно пробегали тени нервозности и панического страха, словно за ним гналась армия адских псов вместе с инквизицией в придачу. Его движения были резки и хаотичны – а порою даже бессмысленны.

Сделав знак охранникам, Мулик прошел на середину камеры. Демоны внесли следом сундук и поставили его на пол, грохнув замком. Достав ключ, черный маг открыл сундук и откинул крышку. Внутри лежала куча барахла, среди нее были и тряпки, оружие и прочая амуниция. Резкими движениями выбросив на пол половину, Мулик отобрал несколько вещей. Среди них были: довольно поношенный кожаный доспех с металлическими пластинами на груди; такие же потертые штаны с нашитыми кожаными вставками, внутри которых видимо, также были металлические пластины; порванные перчатки со странным белым мехом; последним из сундука черный маг извлек старый, в нескольких местах проеденный молью, плащ.

Тамика, скривившись, посмотрел на это все.

– Чего кривишься?! Давай, надевай! – почти писклявым голосом рявкнул Мулик, кидая все вышеописанное на настил рядом с Тамикой.

– Зачем?

– Надевай! – к черному магу вернулась прежняя крепость голоса. Некромант еще раз скривился, однако спорить не стал, а оделся в предложенный «наряд». Нацепив плащ, он надел перчатки. Посмотрел на них внимательно и спросил:

– А что это за перчатки такие? Странный у них вид…

– Долго объяснять, а времени – нет, – отмахнулся Мулик.

– Ну, а всё же? – настаивал Ловец.

Копаясь в сундуке, Чёрный маг всё же начал рассказ:

– Давным-давно, когда один из первых Ловцов Душ – из древнего рода Молохов – вышел на землю, он узрел такой… такое… что многие демоны бы вернулись, но он – не отступил.

Мулик прервал свой рассказ, очевидно найдя что-то подходящие, но затем опять продолжил копошится в сундуке, а заодно и рассказывать:

– Он очутился на лужайке с зелёной травой, под греющим солнцем и голубым небом. Но это было ещё не всё… эту жуткую картину довершала мерзкая тварь с белым мехом и длинными ушами. Она прыгала по этому лугу и ела… ты не поверишь – траву! И вот ловец сокрушил эту мерзость своим двуручным мечом, выпотрошил, а шкуру забрал в ад в качестве трофея.

– Так это что – из кролика перчатки? – удивился Тамика.

– Из него самого, – ответил Мулик и достал из сундука два клинка в кожаных ножнах. Повертев их зачем-то в руках, черный маг протянул Тамике со словами:

– Вот, это тебе на первое время… для защиты и… короче, идем. – он сбивчиво завершил свою речь и торопливым шагом вышел из комнаты, махнув некроманту рукой. Тамика взял клинки, и, не успев их приладить к поясу, зажал в руках, поторопившись за Муликом.

Выйдя из камеры, которую он не покидал уже несколько месяцев, Тамика очутился в тускло освещённом коридоре, позади него вышло двое охранников, преградив путь назад. Некромант неохотно поплёлся за Муликом. Вскоре тот отворил небольшую дверь справа в стене. Они оказались в небольшой комнатушке без окон. На полу во всю площадь был высечен круг разрушения. Символы вокруг были отлиты из золота. У стены напротив дверей высочила огромная каменная плита – достигая потолка. На ней тоже было множество рунических символов.

– Становись в центр пентаграммы, – кратко рявкнул Чёрный маг. Некромант всё так же нехотя пошёл на середину комнаты, когда он развернулся к Мулику, тот, спохватившись, выудил из складок своей робы и кинул ему какой-то сверкающий предмет. Тамика схватил это нечто блестящие на лету. Разжав пальцы, он увидел на ладони шлифованный граненый камень, походивший на изумруд: он загадочно мерцал тусклым светом.

– Что это?

– Это Амулет Ловца Душ, – кратко пояснил Мулик. – После того, как жертва издохнет, ты можешь забрать её энергию, и она переместится в камень.

– А что потом?

– Потом, когда камень начнёт искриться, возвращайся обратно.

– А как? – продолжал осыпать Чёрного мага вопросами Тамика.

– Вот тебе свиток – начертишь символы, и сразу окажешься здесь.

Прискакавший из коридора бес выхватил свиток, проскакал через комнату и вручил свиток Тамике. Злорадно хихикнув, мелкий демон скрылся за робой мага, подло выглядывая и скалясь во все шестьдесят четыре зуба.

– Так, а что мне сразу делать?

– Говорят, где-то в горах живёт древний Маг, он стар, но в нём течёт много энергии Потока – первой энергии. Убей и принеси полный кристалл.

Последние слова Тамика услышал прерывисто. Вокруг него всё засветилось, в ушах зазвенело, на несколько минут в глазах всё померкло. В лицо пахнуло пещерной сыростью, некромант даже почувствовал запах плесени, разросшегося мха и гнили останков какого-то животного.

Осмотревшись, Тамика узрел, что он находиться в просторной пещере. С потолка свисали огромные сталактиты, им навстречу с пола тянулись такие же. Если бы не постоянно срывающиеся сверху капли, то некромант подумал бы, что эти наросты – каменные.

Из узкой щели на потолке, что тянулась между несколькими наростами, в мрачную пещеру прорывался узкий и яркий луч дневного света, образуя белую стену, в свете которой кружились какие-то мошки.

За этой стеной света виднелась огромная каменная дверь. Тамика и так уже насиделся за всякими дверьми поэтому осматривался в поисках хоть какого-то другого хода. И вскоре наткнулся глазами на зияющий дверной проём. Перекошенная деревянная дверь болталась на одной петле. Из проема подуло холодной волной воздуха, и дверь качнулась, издав протяжный мерзкий скрип, отчего некроманта пробрало до пяток – словно ему по спине протянули когтистой лапой. Тамика невольно обернулся на этот отвратительный звук, и, поскольку другой выход был заперт, он направился к двери.

Некромант осторожно вышел на небольшой каменный мост. Он был вытесан прямо из скалы, тонкий всего пару метров в ширину, безо всяких перил и ограждений. По обе стороны чернотой зияла бездна. Мост резко обрывался всего через пару шагов. Тамика аккуратно подошёл к краю. Вокруг него была лишь непроглядная тьма подземелья. Под ногой что-то хрустнуло. Тамика, удивленно вскинув брови, спешно глянул вниз. Он наступил на белеющие в темноте кости. Судя по размеру скелета и остаткам густой бороды – это был когда-то дварф. Что он тут делал, вопрос был другой, однако это некроманта не интересовало. Его внимание привлек маленький топорик, который скелет зажимал в руке. Тамика небрежно попытался подвинуть топор ногой, но внезапно скелет соскользнул с края разрушенного моста и сорвался в пропасть. Некромант сперва осторожно заглянул вниз, пытаясь рассмотреть летящее тело, однако от черноты у него закружилась голова, и он поспешно отошел от края.

Тамика все еще упорно напрягал слух, пытаясь услышать звук удара доспехов о камни, или же всплеск воды, однако снизу ничего не доносилось. Послушав эту пугающую тишину еще какое-то время, некромант удивленно округлил глаза и в таком ошарашенном состоянии вернулся обратно в пещеру.

Через щель, что была в потолке пещеры, не проскользнула бы даже кошка, да и забраться на потолок некроманту было не под силу: не паук ведь. Тяжело вздохнув, Тамика направился к каменной двери. Возле неё торчали две грубо оттесанные палки, между которыми была натянута шкура. На ней кривыми, неумелыми буквами было что-то нашкарябано. Некромант долго вчитывался, но смог разобрать всего одно слово:

К.О.Л.О.Б.О.К

Присмотревшись, Тамика разобрал еще несколько слов:

ОНИ. ОЧЕНЬ. ОПАСЕН.

Задумавшись, некромант внимательно осмотрел двери и заметил большой массивный каменный ключ, висевший возле двери. Недолго думая, он снял ключ и, вставив его в замочную скважину, повернул. Раздался звонкий щелчок, а затем послышался размеренный гул механизмов, отпирающих многочисленные засовы. Спустя минуту гул стих, а Тамика нерешительно толкнул дверь. Вопреки ожиданиям некроманта, она легко подалась внутрь. В лицо мгновенно пахнуло сыростью и зловонием, исходившем от какого-то существа.

Тамика осторожно протиснулся в проём, и очутился в пещере, которая уходила далеко вперёд. На стенах повсюду загадочно мерцали кристаллы, освещая пещеру бледным, фиолетово-жёлтым мерцающим светом. И тут Некромант понял, от чего исходило такое зловоние. Он стоял на каменном возвышении, словно на пригорке, а внизу, медленно переваливаясь, ходили странные существа. Один стоял спиной к Тамике. Он начал разглядывать существо более детально. Абсолютно круглое оно стояло на двух коротких толстых ножках расположенных по бокам туловища, такие же руки крепко сжимали копьё с костяным наконечником. С колобка стекала полупрозрачная розовая слизь, растекаясь по полу и порою воспламеняясь. Подул слабый сквознячок, донёсший до носа некроманта кислый запах слизи, и он невольно чихнул. Колобок в мгновение ока обернулся, уставившись на него маленькими чёрными, как у свиньи, глазками которые тонули в глубоких глазницах, прикрытых костяными наростами. Тварь растянула огромный безобразный рот, оскалив острые как кинжалы зубы. Слюни потоком полились вниз, тягучими каплями падая на пол.

Существо протяжно завыло. Тамика беглым взглядом окинул пещеру, насчитав чуть больше дюжины тварей. Но кто знает, сколько их там ещё в глубине?

Тварь бросилась на некроманта, неуклюже выставив вперёд копьё. Тот молниеносно отпрыгнул в сторону, словно огромный кот, в мгновение ока выхватил клинок и воткнул в спину чудовища. Колобок зашипел, выронив копьё, принялся махать в воздухе короткими руками, словно пытаясь выдернуть из покатой спины острое лезвие. Сзади послышался топот, Тамика силой выдернул клинок из туши твари и, выбросив руку назад, воткнул его наугад. Позади раздался оглушительный рёв. Некромант, словно молния, развернулся, выхватив второй клинок, и полоснул им только что подбежавшего колобка. Тварь, выронив копьё, пятилась назад, выла, пытаясь закрыть рану на морде толстыми лапами. Тамика выдернул второй клинок. Стальное лезвие, чмакнув, вышло из глаза колобка. Ноги зубастого тут же обмякли, подкосились, и тот рухнул на пол пещеры. С клинка падало тягучее, розовое вещество. Тамика непроизвольно смахнул в сторону слизь, которая, пролетев немного, воспламенилась и обляпала бегущего на некроманта монстра. Взвыв, тварь покатилась по каменному полу, пытаясь потушить пламя, что с каждой секундой всё глубже прожигало плоть. Пещеру наполнил запах горелого мяса.

Оглянувшись, Тамика заметил, что на него бегут, поднимаясь по каменным выступам, две твари справа и две слева. Первые уже начали вскидывать копья для броска, но некромант не стал дожидаться, пока они полетят в него и проткнут ему глаз или еще какой-нибудь важный орган. Тамика стремительно метнул оба клинка в первых нападающих. Твари с воплями свалились с выступов по обе стороны пещеры.

Сконцентрировавшись, некромант послал в оставшихся колобков по магическому черепу. Последние с протяжным свистом понеслись вперёд, оставляя за собой в воздухе зелёный след. Соприкоснувшись с телами нападающих, черепа проели в туловищах дыры. Плоть оплавилась, и потекла красной массой вниз, словно воск из хорошо разгоревшейся свечи. Снизу вынырнул колобок. Он оказался прямо перед некромантом и попытался пронзить его копьём. Тамика ловко увернулся, уйдя в сторону, и с силой ударил тварь, кулаком попав точно в ухо. Но колобок лишь качнулся и развернулся к некроманту. Тамика, не теряя времени, спрыгнул вниз и, перекувыркнувшись, оказался у трупа колобка. Выхватив клинок и захватив им солидную порцию розовой слизи, метнул в бегущих на него колобков. Пока последние пятились назад, пытаясь сбить воспламенившуюся слизь, некромант оказался возле них и одним движением распорол брюхо ближайшему колобку, а затем столь же стремительно полосонул по морде второму: от глаза до низа пасти появилась резанная рана. Из-за лопнувшей кожи слизь вырвалась наружу и, только лишь попав на плоть твари, воспламенялась, обжигая морду еще живому колобку. Зубастый дико возопил и отшатнулся. Однако, это не помешало некроманту одним сильным движением клинка вспороть колобку пол морды. Из рванной раны фонтаном выплеснулась слизь, мгновенно превращаясь в огонь. Пол полыхал странным сине-зелёным пламенем, сжигая трупы. Сверху спрыгнул колобок, который пытался до этого проткнуть Тамику. Но некромант почти в упор послал в него магический череп. Тварь замерла, а уже через секунду валялась на полу с огромной дырой в туловище-голове. Тамика огляделся. Колобков больше не было видно. Он не спеша подошёл к трупу и вытащил из него второй клинок, затем отправился дальше к центру пещеры, где стояло с полдюжины каменных плит, образуя круг, в центре которого полыхало нечто, похожее на костровище.

И тут навстречу некроманту вышел колобок вдвое больше тех, что ему попадались. В руках тварь держала здоровенную дубину. Но удивляло то, что сверху у твари виднелись длинные иглы. Тамика начал отходить в сторону. Колобок наклонился, спина оказалась тоже покрыта такими же шипами. Иглы встали дыбом, а по массивной спине монстра поползла бледно-розовая слизь. Тамика уже побежал, и в этот момент, тварь крутнулась. Слизь разлетелась по всем сторонам огненным дождём. Некромант, кувыркнувшись через голову, успел укрыться за одной из каменных плит. Огненные капли осели на пол, на стены, осветив пещеру яркими сполохами. Подождав немного, некромант высунулся из своего укрытия. Тварь в два шага оказалась возле него, и чудовищным ударом дубины переломала плиту пополам. Тамика перекатился под ногами чудовища, и воткнул клинки в тело монстра. Тварь зашаталась, некромант откатился в сторону, выдернув оба клинка. Колобок рухнул на пол, взревев от боли и ярости. Дёрнулся, пытаясь встать на ноги, но Тамика подскочив поближе, воткнул клинки в толстую ногу монстра. Колобок взревел и попытался прибить наглого человека дубиной. Тамика упал на пол, дубина со свистом прошла над ним. Некромант, вскочив на ноги, отправил в колобка несколько сгустков тёмной энергии, но те оставили на теле монстра лишь пару обгоревших точек. Колобок взревел, широко разинув огромную пасть, этим и воспользовался некромант, и тут же отправил ещё несколько сгустков. Зелёное пламя в мгновение въелось в пасть разъедая нёбо, и вскоре через дыру потекло серое вещество. Тело рухнуло, растянувшись на полу.

– У-у-у… тварь… – прошипел сквозь зубы некромант, сплюнув на труп колобка. Затем, вынув из-за пазухи зелёный мерцающий камень, он протянул его на вытянутой руке вперёд. Тот подпрыгнул словно живой и завертелся в воздухе. Из трупов вверх потянулась белая искрящаяся материя. Она закружилась вдоль стен пещеры, образуя сплошное кольцо, а затем потоком устремилась в камень. Тот безжизненно упал на ладонь некроманта, тускло, сияя зелёным светом. Тамика спрятал камень за пазуху и пошёл дальше, но не пройдя и нескольких шагов, перецепился через труп колобка, и растянулся на каменном полу. Поднявшись на ноги, он уже хотел было со злости пнуть труп, когда осмотрев его, задумался:

«А вот, по сути дела, эти колобки несчастные существа. У них ведь ноги растут от ушей, и руки из задницы, да и сама задница с ушами».

Улыбнувшись, Тамика осмотрелся. И заметил оставшихся колобков, которые бежали со всех ног вглубь пещеры. Некромант поспешил за ними. Их нужно было убить до того, как они вызовут подмогу. Хотя там мог быть выход наружу. Пещера становилась всё больше, но повеяло свежестью. Тамика прибавил шагу, уже почти перейдя на бег, и тут впереди показалась развилка. Туннель, уходивший вправо, резко сужался и шёл немного вверх. А тот, что влево – наоборот, становился шире. И тут некромант заметил в левом туннеле какое-то движение. Присмотревшись, он увидел, как оставшиеся два колобка отвязывают какие-то веревки. Тамика почувствовал, что тут что-то не так и поспешил в туннель, что уходил вправо. Теперь он увидел, что где-то там белеет бледный лучик дневного света. Внезапно пол качнулся, позади, послышался гул, и до носа некроманта донеслось смрадное дыхание. Он обернулся и увидел, что к нему катится огромнейший колобок. Тварь, свернувшаяся в клубок, напоминала ежа. Тамика со всех ног кинулся вперёд по туннелю. Он уже слышал позади треск мелких камней, что рассыпались под огромной тушей. Некромант побежал изо всех сил вперёд. Сзади раздался удар, из-за которого, казалось, содрогнулась вся пещера. Тамика обернулся.

Колобок застрял в узком проходе. Развернувшись, злобно клацал огромными челюстями. Пасть была на весь проход. Острые зубы размером с небольшой меч, располагались в несколько рядов. Пасть колобка напоминала гигантский жернов. Смрад шёл неимоверный. Тамика поморщился, невольно передёрнув плечами и заспешил по узкому ходу наверх. Последнюю сотню метров пришлось ползти. Вскоре ослепительный дневной свет ударил ему в глаза. Зажмурившись, некромант вылез из тёмного хода пещеры.

9

Немного привыкнув к яркому дневному свету, некромант открыл глаза. Он стоял на склоне высокой горы. Над головой тянулось чистое голубое небо, по нему вяло плыли белые облака. Прохладный ветер колыхал зелёную траву, произраставшую в изобилии на склонах горы. Далеко внизу виднелись верхушки каких-то хвойных деревьев. Обратив вновь свой взор на небо, некромант приметил, что здесь было всего одно солнце, которое ещё не достигло зенита. Всё вокруг не слишком отличалось от мира подземелья, но кардинально разнилось с ландшафтом в Аду.

Шорох справа заставил некроманта обернуться. Но он увидел лишь мышь, которая, пискнув, скрылась в норе под камнем. Чуть выше виднелся выступ и какая-то пещера. Тамика, вскарабкавшись и усевшись на большой камень, глубоко вдохнул свежий горный воздух. Валун, покрытый серым и жёлтым лишайником, был ещё холодный, и некромант поспешил встать. Внизу за лесом, который казался отсюда зелёным ковром, Тамика увидел поднимающийся сизый дымок. Очевидно, там находилось селение.

Некромант зашагал вниз по склону. Но тут его нога поскользнулась на камне. Потеряв равновесие, Тамика отчаянно замахал руками, пытаясь удержатся на склоне, но мох под ногой поехал с камня вниз и некромант упал наземь. Прокатившись с десяток шагов, он свалился на небольшой уступ. В глазах потемнело. Приподнявшись на локте, некромант встряхнул головой. Перед взором летали ярко-жёлтые искорки. Выдохнув, Тамика перевернулся на спину и ещё долго лежал, глядя в синее небо. На лице виднелась хорошая ссадина, обжигая пульсирующими волнами боли. Правая нога ныла от нескольких ушибов. Тут он почувствовал, что под боком что-то давит. Приподнявшись, Тамика нащупал какой-то предмет. Достав, внимательно осмотрел свою находку: это оказался небольшой кожаный кошель. Кажется, сумочка лежала тут не один год. Кожа обветшала, и от прикосновения некроманта в нескольких местах распалась на отдельные фрагменты. На каменный выступ посыпались медные монетки. Некоторые уже успели окислиться, приобретя неестественный для металла цвет. Некромант собрал монетки в кучу и принялся рассматривать их внимательнее. Придя к выводу, что монетки разные, он поднялся на ноги, сложил найденное в небольшую сумочку и принялся осторожно спускаться вниз.

Ближе к вечеру Тамика миновал горы и оказался в лесу. То, что ему сверху показалось зелёным ковром, оказалось вековыми соснами, которые закрывали собой даже подёрнутое чернотой небо. Здесь было сыро и как-то неуютно. Вокруг царила кромешная тьма. Ноги проваливались в мягкий мох. Тамика сделал очередной шаг, под ногами что-то хрустнуло. Он наклонился, пытаясь нащупать ветку – на которую наступил. Пальцы шарили по влажному мху. В ноздри ударил запах мокрой земли. Наконец, пальцы нащупали сухую, шершавую ветку. Подняв деревяшку, Тамика двинулся вперед, постукивая ею перед собой. Далеко он, однако, не прошел: нога зацепилась за прикрытый травой корень, и некромант растянулся на земле. Кое-как встав на ноги, отплёвываясь от мха, он решил остановится тут на ночлег. Разломав ветку на несколько частей, он нашёл ещё пару сухих веток. Выдернув мох, от чего образовалась небольшая ямка, Тамика положил туда несколько пригоршней сухих иголок, а сверху ветки. Кое-как найдя в потёмках кремень, некромант пару раз им чиркнул. Искры на мгновение осветили темноту леса. Следующий сноп искр подпалил сухие иголки, пропитанные смолой. Костёр весело затрещал. Тамика отодвинулся к стволу дерева, и глядя в танцующее пламя, вскоре уснул.

10

Рядом раздалось хлопанье крыльев и какая-то возня. Тамика открыл глаза и, вскочив на ноги, выхватил клинок, выставив его вперёд. Он быстро водил им из стороны в сторону, вглядываясь в темноту леса.

– Угу, – раздалось откуда-то сверху. Некромант поднял голову вверх. На ветке сидела довольно большая сова, глядя на него большими желтыми глазами. Птица когтистой лапой прижала к ветке за хвост нижнюю часть какого-то мелкого грызуна.

– Поделишься? – с усмешкой спросил Тамика.

– У! – раздалось в ответ. Сова тут же скрылась в дупле дерева.

– Жадина. – Смеясь, бросил некромант. Подойдя к остаткам тлеющих поленьев от костра, некромант развел новый огонь и уселся подле него греться. Некоторое время он просто наблюдал окрестности, осматривая верхушки деревьев. Дождавшись, когда сквозь густые кроны стало пробиваться бледно-розовое марево, оповещавшее приближение рассвета, только тогда некромант поднялся и, затоптав костер, отправился дальше.

Ближе к полудню он достиг окраины леса. Перед ним раскинулась просторная долина. Неподалёку текла небольшая речка, очевидно, берущая начало где-то в горах, что виднелись вдалеке. У их подножия можно было рассмотреть линию каменных стен и подымающийся из-за них сизый дым. Над стенами высочили купола церкви, поблескивая в лучах солнца. Чуть поодаль виднелось подобие каменной башни с развевающимся на ветру флагом. Дорога петляла вдоль речушки, и, перевалившись через мост, скрывалась вдалеке на юге.

Некромант поспешно пошёл к мосту. Желудок уже давно требовал более существенной еды, чем земляника, которой Тамика позавтракал в лесу. Переходя через мост, некромант заглянул в воду. В бегущем потоке плескались мелкие рыбешки, резвясь и поблескивая чешуей в серебристом отсвечивании воды в лучах солнца. Немного задержав на них внимание, Тамика перешел реку и зашагал по дороге к городским стенам.

Солнце уже начало заходить за горы, когда Тамика подошёл к городу. Массивные ворота были открыты. Неподалёку виднелись сложенные доски, на которых сидела пара человек в грязной рабочей одежде. Инструменты валялись тут же, разбросанные вокруг. Очевидно, работа была не закончена, но и продолжать сегодня её никто не намеревался. Из города вышла пара стражей. Подойдя к воротам, они начали что-то обсуждать, поочерёдно тыкая пальцами на дыру, зияющую в стене слева от входа в город.

Неподалёку от ворот частокола возвышалось некое сооружение, более всего своим видом походившее на дозорную вышку. Толстые бревна, грубо отесанные, были плотно сколочены вместе; такими же массивными деревьями был устлан пол на самой вышке, а более тонкими и плоскими досками была выложена винтовая лестница. Хотя, если по правде, на лестницу это было не сильно похоже, ибо бревна лежали почти плоско, только лишь ненамного выступая друг перед другом. Один из стражников, заметив одинокого путника, пнул второго охранника, который спал, развалившись на стуле. Тот нехотя приподнял шлем, сползший на лицо. Бросив мимолётный взгляд на фигуру странника, охранник махнул рукой и, снова прикрыв шлемом лицо, опять уснул.

Тамика подошёл к воротам: один из стражей все-таки наблюдал за ним. Рассмотрев странника внимательнее, охранник быстро потерял к нему интерес и принялся снова вглядываться в горизонт. Тамика на секунду задумался, зачем нужна такая нелепая вышка, когда на каменной стене полно стражников, вооружённых луками. И тут он увидел несколько огромных дыр в стене и выжженные участки от недавней осады.

Двое стражей, что стояли у ворот внимательно осмотрели Некроманта, но останавливать не стали. Некромант тоже не стал задерживаться и вошёл в город.

Дорога была вымощена огромными плитами. Каменные дома по центральной улице походили друг на друга, словно братья. Что удивляло, так это стеклянные окна. Неподалёку от ворот высочили бараки, у входа стояло с десяток стражей, в железных доспехах. Впереди послышался цокот копыт.

– С дороги, смерд! – раздалось почти над ухом некроманта. Тамика, который стоял посреди дороги, разглядывая всё вокруг, резко отшатнулся в сторону, оказавшись почти у стены дома. Мимо пронёсся рыцарь на вороном коне. Его плащ и плюмаж развевались, обдуваемые ветром. Начищенные доспехи блестели кроваво-красным в лучах заходящего солнца.

Он дёрнул поводья. Конь заржал, встав на дыбы. Рыцарь бросил злой взгляд в сторону нерадивого путника, а затем, пришпорив коня, помчался дальше и скрылся где-то за бараками. Посмотрев удивленным взглядом вслед ускакавшему всаднику, некромант, смачно сплюнув под ноги, направился дальше. Тут он уловил запах жареного мяса. Этот аромат был настолько силен, что Тамика даже не понял, как очутился в таверне. К запаху мяса добавился перегар, исходивший от завсегдатаев таверны.

Внутри помещения стояло множество столов, некоторые из них были в какой-то жидкости, испускающей мерзостный смрад, а несколько женщин в простой одежде с накинутыми передниками спешно вымывали эту гадость. Слева от двери за столом сидел мужик, уронив голову в миску с похлебкой. При каждом выдохе в вареве раздувались пузыри, которые он пускал носом.

Хмыкнув, некромант повернул голову вправо – за крайними столами у стены восседали несколько странных существ: по виду определить принадлежность к полу было сложно, ибо у всех были яркие, пестрые одеяния, длинные волосы и почти одинаковые лица. За соседним столом сидела толпа мужиков, мерно раскачивавшихся из стороны в сторону и горланивших песню. Некромант, пройдя чуть дальше, уселся на край лавки за стол, который показался ему чище, чем остальные.

К нему почти сразу подошла девушка, что удивило некроманта: она была опрятна, одежда чистая, передник белый, как снег, волосы аккуратно уложены.

– Что вы будете заказывать? – Спросила она.

– Я хо… – некромант не успел завершить фразу, так как из-под стола раздался храп. Удивленно посмотрев под стол, потом на девушку, Тамика проговорил:

– А это…

– А это мы не подаем. – Мгновенно ответила девушка, лучезарно улыбнувшись. – Это у нас так, атрибут таверны.

– Атрибут? – удивился некромант.

– Да, у нас либо на столе, либо под столом.

– А-а-а… – протянул Тамика. – Мне бы чего-нибудь такого, чтобы не оказаться под столом. И поесть желательно.

– Хорошо. – Кратко ответила девушка и ушла. В ожидании своего ужина некромант стал оглядываться по сторонам. Стол снова начало сотрясать от храпа, доносящегося откуда-то снизу. Тамика наугад пнул то, что валялось на полу, после чего это «нечто» пару раз громко всхрапнуло, заворчало и храп прекратился. Тут до уха некроманта донеслось старческое шамканье – где-то рядом какой-то дед рассказывал очередную историю.

К столу старика уже подсело человек десять, внимательно слушая очередную байку.

– И вот, я выбегаю из ихнего логова, чувствуя за собой зловонное дыхание твари. Проход там был узкий – я выкарабкался и обернулся. Тварь застряла и от бессилия стала на меня рычать. Вот так – «Р-р-р-р!». Ну, я скорчил рожу пострашнее и в ответ ему как зарычу: «Р-р-р-ры!». – При этом старик решил, видимо, показать, как именно он рыкнул. Всем слушателям понравилось, кроме того, что сидел напротив деда, ибо повествующий заплевал ему все лицо во время громогласного рыка. Раздался взрыв смеха, а дед, словно ничего не замечая, продолжил повествование, отхлебнув из деревянной кружки очевидно крепкое пойло.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ЧАСТЬ 1. ТАМИКА

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Нечестивый союз. Рассвет тьмы (Юрий Цорулик) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я