Секретная миссия Рудольфа Гесса. Закулисные игры мировых держав. 1941-1945 (Бернард Хаттон)

Книга Бернарда Хаттона посвящена Рудольфу Гессу, ближайшему другу и заместителю фюрера по партии, который в мае 1941 года, за месяц до того, как военная машина Германии обрушилась на Советский Союз, с аэродрома близ Мюнхена отправился в полет к Британским островам. Его тайной целью было обсуждение возможности заключения мирного договора между Англией и Германией. Через несколько часов он стал пленником бойцов местной самообороны в горной Шотландии. На основе секретных архивных материалов автор – убежденный антифашист – восстанавливает жизненный путь и характер Гесса, размышляет над причинами провала его миссии, описывает годы одиночного заключения в Шпандау, продлившегося до конца дней тайного «миротворца». В книге приводятся редкие фотографии Гесса и его окружения.

Оглавление

Глава 6

ПОЛЕТ

Гесс летел на север – ему надо было пересечь территорию Германии, Голландии и Северное море до острова Холи-Айленд (Святого острова).

Над землями, оккупированными Германией, особых опасностей не было, но у восточного побережья Британии, в районе административной границы между Англией и Шотландией, его вполне мог сбить английский истребитель.

Небо было чистым, и, подлетая к британскому побережью, Гесс без труда разглядел четкую белую линию прибоя, где морские волны разбивались о пляж. Ему стало не по себе. Последний прогноз погоды обещал, что на высоте 500 метров над британским побережьем будет располагаться слой облаков, но впереди по курсу были разбросаны лишь одиночные, низко висящие облачка. Ему вдруг стало ужасно неуютно и одиноко в небе.

Тревожила его и прокладка курса. Он велел Пинтшу послать из Аугсбурга сигнал в точку, расположенную в 15 километрах к западу от Глазго, чтобы помочь Гессу сориентироваться. Но поймать его он не смог. Держаться на курсе Гессу помогали два компаса, укрепленные на бедрах, направленный сигнал из Парижа и сигналы танцевальной музыки, шедшие из Калуннборга в Дании.

Впрочем, для человека сорока семи лет, который в течение последних двадцати пяти лет вел в основном сидячий образ жизни, Гесс совсем неплохо справлялся с управлением самолетом. Со времен Первой мировой войны самолеты сильно изменились, но он освоил науку управления сложными приборами и инструментами, что было не под силу многим молодым людям.

Гесс летел к побережью Британии, а мысли неслись впереди него. Он прекрасно понимал огромное значение своей миссии – ведь это же очевидно, что Германия и Великобритания должны быть союзниками! Ибо даже британская королевская семья была немецкого происхождения – она сменила свою немецкую фамилию на английскую только в 1917 году! (В 1714 г. ганноверский курфюрст Георг Людвиг вступил на английский престол, положив начало Ганноверской династии английских королей. Затем, после 1901 г., когда на престол вступил Эдуард VII, сын королевы Виктории (Ганноверская династия) и германского принца Альберта Саксен-Кобург-Готского, правящая династия называлась Саксен-Кобург-Готской. В 1917 г. она сменила название на Виндзорскую. – Ред.) Если Гессу удастся донести это до сознания Уинстона Черчилля и членов британского кабинета министров, то мир между обеими странами станет логическим завершением его миссии. Гесс верил, что он послан самой судьбой. Только он сможет положить конец бессмысленному кровопролитию и бойне, которая грозила погубить обе арийские нации.

Теперь Гесс был уже недалеко от побережья Великобритании. Вдруг далеко внизу он увидел белую туманную дымку, которая закрывала участок берега. В ту же самую минуту он ощутил странное покалывание в затылке. На мгновение его охватила паника. Его самолет хорошо виден с земли и может стать легкой добычей для любого истребителя береговой обороны Британии. Поддавшись безотчетному импульсу, Гесс наклонил нос самолета вниз и до отказа нажал на газ. Он спустился с высоты 2 тысяч метров, пролетел сквозь туман и выровнял самолет только на высоте нескольких сотен метров над уровнем моря.

Позже он узнал, что этот маневр (подсказанный ему тем же предчувствием, которое так часто выручало Хаусхофера) спас ему жизнь. Его самолет был замечен патрульным «Спитфайром», который бросился за ним в погоню. Английский истребитель был уже совсем близко, когда «Мессершмитт-110» вдруг вошел в пике и скрылся в тумане. Гесс позже объяснял это событие так: «Я, должно быть, подсознательно ощутил приближение английского самолета еще до того, как заметил его. Я сидел в тесной кабине и не имел возможности оглянуться. Если бы я не спикировал в тумане, «Спитфайр», несомненно, сбил бы меня».

Впрочем, Гесс тогда еще не знал, что чудом избежал смерти, и летел дальше. Вскоре он заметил небольшой городок Белфорд, расположенный в пяти милях от береговой черты и в двадцати милях от намеченного курса. Маяк остался позади, значит, он давно уже миновал Холи-Айленд.

Гесс взглянул на часы и увидел, что стрелка приближается к десяти часам вечера. Солнце уже садилось, но было еще светло. Видимость была прекрасной. Гесс хорошо различал объекты, расположенные на земле, и без труда опознавал их. Он летел на бреющем полете и пронесся прямо над Вулером – его моторы в две тысячи лошадиных сил работали на полную мощь. Гесс видел на несколько миль вперед, а его можно было заметить только тогда, когда он пролетал прямо над головой наблюдателя. Британские пилоты называют такой полет «перепрыгиванием через изгороди», и Гесс наслаждался, пролетая над деревьями и домами на высоте всего лишь 15–20 футов. Но вот дома постепенно исчезли, и местность стала заметно подниматься вверх – он понял, что достиг отрогов низких гор (плоскогорья) Чевиот.

«Это был заранее определенный ориентир, и, пролетая всего в нескольких ярдах над землей, я почувствовал, что поднимаюсь вдоль горного склона, – вспоминал Гесс. – Никогда еще не приходилось мне с такой быстротой взбираться в гору. Я стал искать глазами другой ориентир – небольшое озерцо, расположенное в долине, и оказался над ним еще до того, как понял это. Здесь я должен был свернуть налево. Мне не нужно было сверяться с картой – я выучил на память все объекты, которые должны были встретиться мне на пути».

Гесс заучил все объекты, окружавшие Дангейвел-Хаус на карте, с типично немецкой пунктуальностью. Многие месяцы, лежа в постели в темной комнате и обложившись подушками, он при свете фонаря изучал карту этого района Шотландии. Он хорошо представлял себе все объекты, указанные на карте, а также расстояния между ними. Он превратил свой мозг в компьютер, вычисляя азимуты, скорость ветра и самолета и расстояние, которое ему надо будет преодолеть. Он задавал себе вопросы: «Если я подойду к озеру, расположенному южнее Дангейвела, под углом сорок градусов на скорости 180 километров в час, как нужно будет изменить курс, чтобы достичь Дангейвел-Хаус?» И он закрывал глаза и производил все необходимые вычисления.

Однако, несмотря на тщательную подготовку, Гесс обнаружил, что ориентироваться в сумерках в небе Шотландии было совсем не просто. Это было совсем не то, что лежать в постели и изучать карту. Он начал сомневаться в правильности своего курса. Поместье Дангейвел было очень большим. Возле него на карте было показано поле, на котором он рассчитывал приземлиться. Гесс увидел конусообразный холм и решил, что это гора Дангейвел. Но вокруг высились точно такие же холмы. Он никак не мог сориентироваться и решил еще раз облететь это место и проверить свой азимут. Через несколько минут он опять был над побережьем и полетел вдоль него, выискивая огромную красноватую скалу высотой около 400 футов, которая высилась на самом краю мыса, далеко вдававшегося в море. Море казалось спокойным и холодным, и у него вдруг возникло странное ощущение, что он остался в мире совсем один. «Я никогда не забуду этот момент и это ощущение», – скажет он впоследствии.

Наконец он увидел мыс и понял, что теперь летит в правильном направлении. Добравшись до нужного места, Гесс заложил крутой вираж и снова полетел в глубь Шотландии, но в эту минуту индикатор топлива на доске управления показал, что сигарообразный дополнительный бак под фюзеляжем пуст. Он дернул за рычаг, и бак полетел вниз, сверкая, словно серебристый дирижабль, и вскоре скрылся под водой. (На следующий день его выловило в Клайде британское рыболовное судно.)

Итак, полет Гесса подходил к концу. Он полетел назад, увидел железную дорогу и следовал вдоль нее, пока не заметил озеро, расположенное южнее Дангейвела, и снова подумал, сможет ли он приземлиться на поле рядом с Дангейвел-Хаус. Он не знал, что пролетает как раз по тому самому маршруту, по которому британские пилоты совершали свои учебные полеты. Они поднимались в небо на военно-воздушной базе в Эрвине, который расположен рядом с Престуиком, следовали на север до Ренфру, затем поворачивали на юго-восток и летели до Дангейвела, после чего, используя гору в качестве ориентира, ложились на юго-западный курс и возвращались на базу.

Сомнения Гесса по поводу благополучной посадки, по мере его приближения к Дангейвел-Хаус, все росли. А вдруг он разобьется? Или, хуже того, врежется в землю, погибнет сам, а самолет останется целым и невредимым? Это был усовершенствованный тип истребителя, которым, несомненно, очень заинтересуются британские авиаконструкторы. Профессор Мессершмитт не стал бы столь охотно помогать Гессу, если бы предполагал, что его самолет попадет в руки врага.

И заместитель фюрера принял решение. Он будет прыгать с парашютом, а самолет упадет на землю и разобьется. Но это означало, что Гесс должен выпрыгнуть над Дангейвел-Хаус и точно рассчитать время, чтобы приземлиться в нескольких сотнях метров от него. Но он никогда в жизни не прыгал с парашютом – и это удивительно, поскольку он так тщательно готовился к полету. В ту пору, когда он служил в авиации, прыжки с парашютом были очень опасным делом, а когда в возрасте сорока шести лет он снова стал летать, он так и не решился совершить несколько учебных прыжков.

Гесс пролетел над крошечной деревушкой Иглшем, которую опознал как скопление домов по обеим сторонам от серой ленты дороги, ведущей в Дангейвел, и стал подниматься вверх. Для совершения прыжка неопытный парашютист должен иметь в запасе не менее двух тысяч метров высоты. Лететь до земли придется долго, и Гесс понимал, что его могут заметить. Но, имея запас высоты, он может поймать воздушное течение и, управляя стропами, приземлиться как можно ближе к Дангейвел-Хаус.

На высоте двух тысяч метров он выровнял машину и выключил моторы. Ему пришлось подождать, когда перестанут крутиться пропеллеры, которые, как он опасался, могли намотать на себя парашютные стропы.

До сих пор все шло как по маслу, но тут счастье начало изменять Гессу.

Хотя он и выключил моторы, от долгой работы на полной мощности они раскалились докрасна. Один мотор уже не работал, но другой все еще капризно рокотал – в горячих цилиндрах самовозгорались пары бензина.

Гесс попытался остановить и этот мотор, но, прежде чем он окончательно замолк, прошло какое-то время, и Гесс страшно разволновался: вдруг он приземлится слишком далеко от намеченного места? Его тревожило и то, что он стремительно терял высоту. Он быстро сдвинул назад колпак кабины и попытался выбраться из нее.

И в эту же самую минуту какая-то огромная, невидимая рука толкнула его назад на сиденье и с силой прижала к нему. Гессу показалось, что он приклеился к задней стенке кабины. Сколько вопросов он задавал друзьям, профессору Мессершмитту и другим людям о том, что надо делать во время полета, и забыл выяснить самую важную вещь – как надо прыгать с парашютом! Он-то думал, что это проще простого.

Самолет по-прежнему летел с большой скоростью, и давление воздуха прижимало Гесса к сиденью. Если бы он мог рассуждать спокойно, он догадался бы выпустить шасси, чтобы снизить скорость, но он со всей силы давил на тонкий металлический пол кабины, пытаясь встать. Он видел, как навстречу ему несется Дангейвел-Хаус, и в эту минуту вспомнил обрывок разговора двух летчиков: генерал Риттер фон Грайм говорил только что окончившему училище летчику, что самый легкий способ спастись из падающего самолета – это перевернуть его вверх колесами и просто выпасть из кабины.

Это был хороший совет. Но Гесс освоил только самые азы полетов на «Мессершмитте». Он не умел делать мертвую петлю и переворачивать самолет вверх колесами. Ему надо было наклонить штурвал вправо, но он резко дернул его на себя, и самолет свечкой взмыл в небо. К счастью для Гесса, центробежная сила вдавила его в сиденье, пока самолет с натугой поднимался вверх. Кровь у него отлила от головы, в глазах замелькали огни, и Гесс подумал: «Я совсем недалеко от земли и лечу прямо вниз. Сейчас я разобьюсь. Неужели это конец?»

Но постепенно в голове у него прояснилось, и он заметил, что приборная доска находится у него прямо перед глазами. Он понимал, что в любую минуту самолет может разбиться, и сделал последнее отчаянное усилие.

К своему удивлению, Гесс почувствовал, что свободен. Холодный воздух овеял его лицо, и он нащупал дрожащими пальцами кольцо парашюта. Через несколько минут он уже плавно опускался, до сих пор еще не веря в свое спасение. Позже специалисты, тщательно изучив действия Гесса, пришли к выводу, что ему помогли навыки, полученные во время летной подготовки, – он подсознательно сделал то, что нужно. Он выровнял самолет, делавший петлю, и заставил его подниматься не так круто. От этого скорость резко упала, давление воздуха уменьшилось, и Гесс смог выбраться из кабины.

События нескольких последних минут пронеслись для Гесса с огромной скоростью. Он был в таком состоянии, что даже не попытался распознать ориентиры. Он просто смотрел, как приближается земля, сначала медленно, а потом со все возрастающей скоростью. Он поджал колени, обнял себя руками, почувствовал сильное сотрясение во всем теле – от пяток до позвоночника и до самого мозга – и ощутил резкую боль в лодыжке. Он хотел сесть и помассировать поврежденную ногу, но парашют вдруг превратился в живое существо, которое принялось таскать его по земле и бить об нее. Он попытался укротить его, поднялся было на ноги, но парашют снова дернулся, и Гесс упал лицом вниз. Его протащило по земле. Тут он услышал чей-то крик и ощутил благодарность к Дэвиду Маклину, который спокойно держал стропы, пока Гесс отстегивал ремни. Он прибыл в Британию.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я