Создатель снов (Андрей Фролов, 2013)

Бывают мгновения, меняющие ход истории, разбивающие жизнь на «до» и «после». И часто те, кто совершает решающий шаг, не могут даже предположить, к чему приведут их действия… Близнецы Димка, Витя и Настя выросли в Спасгороде – огромной башне из стали, надежно хранящей жителей от опасностей внешнего мира. Как и другие дети, они ходили в школу, старались не огорчать родителей и соблюдать правила Смотрителей – таинственной организации, управляющей жизнью людей и Лифтов. Но однажды близнецы нашли странную дверь. И вспомнили: каждый из них видел точно такую же во сне. Судьба города изменилась в тот миг, когда ребята решили узнать, что за ней…

Оглавление

Из серии: Город Лифтов

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Создатель снов (Андрей Фролов, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава вторая,

в которой состязаются умы и процессоры, а кое-кто следует за секретными путеводными знаками

Настя, тут же проверившая свой браслет, не удержалась и пару раз всхлипнула, торопливо смахнув слезинки рукавом.

– Без паники, говоришь? – Она с плохо скрываемой злостью взглянула на Витю. – Если сигнал Няни не пробивает стен комнаты, как же нас найдут?

Тот, не найдя, что ответить, лишь развел руками и отступил на пару шагов.

– Когда в Гильдии поймут, что сигнал прервался, наверняка начнут расследование, – принялся рассуждать он, наблюдая за братом, сидящим на полу и все еще задумчиво вертящим на ноге потухший браслет. – Проверят Амбар, проверят технические помещения. Нас обязательно найдут, Настена, это лишь вопрос времени!

Но та не слушала, обиженно насупившись и стараясь не разреветься. Отошла в дальний угол, опустилась на корточки, спиной подпирая стену. Димка, продолжавший недоверчиво рассматривать онемевшую Няню, вдруг ойкнул, привлекая всеобщее внимание.

– Я не специально, честное слово, – сразу начал оправдываться он, держа на вытянутой руке разомкнутый браслет слежения. – Я только подцепил… Он щелкнул и снялся. Я клянусь, Витька…

– Вероятно, – с интересом хмыкнул тот, забирая из руки брата заблокированный прибор, – потеря сигнала спровоцировала сбой магнитных замков. Любопытно, но не более. Советую надеть обратно, чтобы не пришлось оправдываться перед Стражей.

– И что? – наконец подала голос Настя, совершенно равнодушная к неполадкам Нянь. – Вы предлагаете сидеть и ждать, когда нас найдет Стража? А если браслеты – всего лишь пугачи, чтобы усмирить непоседливых детишек? Что, если Смотрители заметят потерю сигнала только через сутки? Или через неделю? Сколько человек может обходиться без еды и воды? Да нам через пять дней кранты…

– Во-первых, тебе нужно успокоиться, сестренка. – Вернув расстегнутую Няню брату, Виктор присел рядом с девочкой. – Конечно, мы попробуем сделать все, что в наших силах. Если понадобится, пойдем внутрь стены. Да-да, я знаю, что после этого нас опять привлекут за нарушение закона. Но если выбора не останется, мы попробуем. Хотя бы выйдем за пределы экранирования, чтобы браслеты смогли подать сигнал. Договорились?

Он тепло улыбнулся сестре, заметив, что та и правда постепенно успокаивается.

– Если хочешь ускорить наше освобождение, – продолжил Виктор, ободряюще похлопав ее по руке, – осмотри стены. У меня нет желания бездумно соваться туда… – Он многозначительно мотнул головой. – Но вдруг под краской мы найдем старые обозначения или указатели и сможем понять, что это за помещения?

Открывать двери, ради которых они оказались в комнате-ловушке, в действительности не очень-то и хотелось. Ведь дети прекрасно понимали, кто именно может поджидать их в технических коридорах, пронизывающих внешнюю стену и прослойки между полянами. Одно дело – совать любопытный нос в каждую щель, зная, что всегда можешь убежать по Амбару и позвать на помощь сторожей. И совсем другое – делать это, имея за спиной тупик…

Настя поднялась в полный рост, не очень-то охотно, но послушно исполняя просьбу брата. Двигаясь по периметру комнатки, она внимательно изучила каждый квадратный сантиметр поверхности, стараясь хоть что-то разглядеть под многочисленными слоями серой краски.

Димка и Витя, в свою очередь, осмотрели все три двери.

На бледно-зеленой, через которую попали внутрь, мальчики не обнаружили ничего нового. На двух оставшихся, ведущих в стену Спасгорода, нашли примитивные запорные механизмы, работавшие с обеих сторон. И когда стало казаться, что никаких опознавательных надписей ни стены, ни двери не содержат, Настя вдруг тихонько вскрикнула:

– Смотрите! Кажется, тут что-то есть… Но я никак не могу прочитать!

И точно – на стене рядом с правой дверью виднелись бесцветные, едва различимые полоски прозрачной краски, практически незаметной на сером фоне. Дети пытались смотреть на надпись и так, и эдак – под самыми разными углами, и даже попробовали понять ее смысл, ощупывая кончиками пальцев – все было бесполезно. Надежда расшифровать невидимый текст почти испарилась, но тут Витька вдруг хлопнул в ладоши.

– Это же люминесцентная краска! – провозгласил он. – Ее заметно только в темноте. Так! Встаньте вот тут и не двигайтесь. Если датчик решит, что все ушли, свет погаснет. Как в комнате, через которую мы попали на Шлюз, помните?

Они помнили, хорошо помнили, а потому смирно встали подле брата, стараясь не шевелиться. Прошла минута, затем еще одна. Когда Димка уже начал терять терпение и задумал элементарно разбить или выкрутить лампу, свет наконец погас. Тотчас же, словно по волшебству, на стене напротив тройняшек вспыхнул рисунок, сотканный из ярких изумрудных линий.

Ошарашенные открытием, наши герои стояли не дыша. Они ужасно боялись пошевелиться, невольно активировать свет и тем самым изгнать мираж, заставивший их пульс участиться втрое.

В нижней части картинки виднелось схематичное изображение троих детей – двух мальчиков и девочки с задорным «хвостиком» волос. Над их головами художник изобразил нечто круглое, с пропеллером в верхней части и множеством лампочек на боках. А рядом разместились ровные строчки текста, написанного уже знакомым почерком:

«Город нуждается в вашей отваге.

Снимайте браслеты и следуйте по стрелкам.

Старый друг ждет вас на Многодворовске».

– Скажите мне, что это не по-настоящему, а? – Димка качнулся, вспыхнул свет. Рисунок исчез, словно его никогда не существовало. – Ну, пожалуйста, скажите, что это нам только почудилось?..

– Нет, не почудилось, – задумчиво потирая ладони и глядя ровно перед собой, совершенно серьезно ответил Виктор. – Это действительно секретное послание, адресованное именно нам. И оставил его, как вы можете догадаться, Облачко.

Они, безусловно, догадались (даже если не хотели верить в происходящее).

Оперативный Бот Ликвидатор Аварий и Чрезвычайных Катастроф Одушевленный, а если сокращенно по первым буквам – Облачко (с которым близнецы когда-то познакомились на поляне Штамповальня), впрямь имел в корпусе встроенный пульверизатор с набором люминесцентных красок. А его почерк дети уже встречали не раз, так что ни о каком совпадении не могло быть и речи.

Все трое завороженно смотрели на стену, где только что сиял рисунок. Перед глазами все еще плыли яркие зеленые линии и слова, от которых бросало в дрожь. «Город нуждается в вашей отваге»

– Кто-нибудь понимает, что это значит? – Наконец нарушила молчание девочка, тяжело вздохнув. – Или мой встроенный индикатор неприятностей зашкаливает не зря?

Димка хохотнул над шуткой. Нагнулся, повторно расстегивая отключившуюся Няню.

– Старый друг? – вслух задумался он. От наклона к лицу прилила кровь, и на правой щеке мальчика стали заметны крохотные шрамы. – Это он про кого?

– Про себя, вероятно, – задумчиво ответил Витя, проводя пальцами по незаметным в электрическом свете линиям рисунка. – Все говорит о том, что Облачко старательно маскировал свое послание. Наших имен не назвал, своего – тоже. Объяснил все иносказательно. Рисунок хорошо спрятал, полагаясь на нашу находчивость…

– Выходит, он точно знал, что помещение экранировано и разблокирует кандалы? – спросил Дмитрий, разглядывая зажатый в пальцах ненавистный прибор так, будто хотел шарахнуть его о стену.

– Совершенно верно, – согласился брат, медленно нагибаясь и нащупывая замки своей Нянечки. – Неясным остается только, как Оперативный Бот сумел передать послание через сны, заставив нас запомнить дверь…

– Стой, братик! – Настя поспешно схватила его за руку, с тревогой наблюдая, как он снимает с лодыжки браслет. – Ты что же это? Собрался идти на какой-то Многодворовск, прочитав всего пару слов на стене?

– Сестренка, – выпрямившись, Витя ласково накрыл ее ладонь своей. – Что значит, «пару слов на стене»? Неужели ты думаешь, что Облачко стал бы затевать такое, не будь все серьезно? Убежден, он не стал бы обманывать нас или паниковать зря. Значит, мы должны выяснить, что он имел в виду, написав, что город нуждается в нашей храбрости…

Димка ничего не сказал, только согласно кивнул и упрямо сжал губы.

– Всесильные Процессоры! – Выдернув руку из пальцев брата, Настя затравленно отшатнулась. – Вы совсем с ума сошли. Еще раз попадем в беду или привлечем внимание Гильдии, мама с папой этого не перенесут… Вы заметили, что отец уже таблетки пьет? В его-то возрасте!

– Да перестань ты, Настюха, – миролюбиво, но упрямо поддакнул Дима. – Мы же не на сутки уходим. Браслеты оставим, чтобы не нашел никто. Сбегаем быстро до этого Многодворовска, поговорим с Оперативным Ботом и сразу вернемся. Тут Колючка нас как раз искать начнет, а дальше по заготовленной легенде. Не на Свалку же лезем, а на приличную поляну, судя по названию…

– Знаю я твое – «мигом»! – Настя всплеснула руками. – На Интернате чуть навсегда не остался, а ведь тоже на пару часов убежал, ага? А в Червигород как попали?! Одним глазком посмотреть хотели, помните?

– В этот раз, Настя, все будет по-другому, – пообещал ей Виктор, и сквозь линзы очков читалось, что мальчик искренне в это верит. – Мы узнаем, чего хотел Облачко, и сразу вернемся. Пойми, если бы это было не так важно, Ликвидатор Катастроф добрался бы до нас в школе, как тогда – с письмом для Димки.

– А хочешь, оставайся, Настенка! – Тот с вызовом подмигнул. – Чего нервы трепать? А так Нянь покараулишь. Мы в это время вжик – и уже обратно, даже не запыхались!

Настя набрала воздуха и надула щеки, словно хотела как следует накричать на подстрекателя. Но вдруг задор ее иссяк, она протяжно выдохнула и недобро прищурилась.

– Вот уж нет, без меня не уйдете. – Погрозив Диме пальцем, она напомнила мальчишкам маму. – Либо все вместе, либо никто. Ясно? Сделаем все быстро и без заминок. И когда я скажу, что пора возвращаться, мы дружно поворачиваем обратно. Есть вопросы?

Братья почесали макушки, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

– Я спросила, вам все ясно?! – рявкнула на них сестра, и только после этого они торопливо закивали. – Хорошо. Тогда, открывай…

Девочка опустилась на корточки, ловко размыкая на ноге осточертевшую Нянечку. Бросила браслет в угол, где уже лежали два таких же, одернула штанину. Следом за устройствами слежки отправились ранцы с тетрадями и карандашами, которые также решено было подобрать на обратном пути.

Осторожно, будто к створке могла быть привязана бомба, дети открыли дверь, рядом с которой обнаружился потайной рисунок Облачка. Первым в образовавшуюся щель выглянул Димка, остальные боязливо тянули шеи из-за его плеча.

– Ничего не понимаю. – Первопроходец замотал головой, отчего светлые пряди разметались по лбу. – Как такое может быть? Будто в зеркальном лабиринте…

И чтобы понять, что именно мальчик имел в виду, нам нужно проследить за его взглядом. А тому открылось (и это на самом деле удивляло) уже знакомое зрелище – однообразные цветные контейнеры с рифлеными металлическими стенками, составленные многоэтажными блоками. Над складами горели все те же лампы, на длинных шнурах свисавшие с потолка. Пахло пылью.

– Это же Амбар… – протянула Настя, дыша в ухо Витьке. – Как мы могли выйти туда же, откуда пришли?

– Это не совсем Амбар. – Первым сориентировался тот, поправляя очки. – Это – внешнее кольцо поляны. Секретный уровень, периметр Неприкосновенного Запаса.

– Вот почему нам показалось, что поляна такая маленькая! – Дмитрий присвистнул. – До внешней стены еще топать и топать, но архитекторы отгородили особую зону, заставив всех поверить, что ее тут нет!

– Точно так, – кивнул брат. – Потопали помаленьку. Времени мало, а я вижу первую стрелку.

На ближайшем желтом контейнере, указывая вправо, в самом деле виднелась крохотная светящаяся стрелочка, совершенно незаметная случайному взгляду. Наши герои вышли из двери. Убедились, что та не захлопнется, в отличие от бледно-зеленой. И только после этого двинулись вдоль лимонного борта, настороженно прислушиваясь.

Однако когда пришел черед сворачивать в соседнюю улочку, куда звала новая неприметная стрелка, Витька вдруг застыл на месте, читая трафаретные надписи на стенках хранилищ.

– Витька, дурак, ты что залип? – шикнул на него Дима. – Клюв тебе в ухо! Не начитался? Пошли, давай, сам же поторапливал!

– Погоди… – Мальчик нахмурился, и Насте выражение его лица очень не понравилось. – Это не совсем то, что нам показывали учителя… – И он начал негромко читать вслух: – Защитная система «Зонт». Удержание электромагнитных бурь до уровня IV. А тут – набор «Колонизатор», предназначен для создания островных поселений… А вот еще – ультразвуковая изгородь для фермерского хозяйства площадью до 1,5 гектара. Мобильный медицинский блок «Маруся». Цифровая Калибровка, это что же, припасы для обустройства жизни снаружи?

– Витька, ешки-матрешки, не время для экскурсии! – начал злиться Дмитрий, в нетерпении переминаясь под полупрозрачным указателем Облачка. – Или хочешь, чтобы нас местное старичье словило? Сам потом будешь объяснять, куда браслеты дели и как тут оказались…

И Витя послушался брата, хотя ему очень-очень хотелось продолжить изучение удивительных контейнеров. Он не мог точно сказать, чем те отличаются от виденных ранее. Но загадочные надписи (без всяких сокращений или аббревиатур, нужно заметить) очаровали его, заставив забыть обо всем на свете.

Одна стрелка следовала за другой, обнаруживаясь в самых труднодоступных местах. Это напомнило путешественникам о летательном механизме Оперативного Бота, несколько раз заставив тратить драгоценные минуты, чтобы определить, где старый знакомый спрятал очередной путеводный знак.

Будто играя с Облачком в «стражники-разбойники», близнецы продвигались все глубже и глубже в потайной Амбар, стремительно прячась, когда в коридорах мелькал кто-то из охранявших поляну ветеранов. И почти не удивились, когда наткнулись на последнюю стрелку, под которой мерцали несколько слов, написанных мелко-мелко.

«Каким бы заковыристым не был вопрос, вы обязательно найдете ответ!» – сообщал им Облачко, а стрелка метила в здоровенную шахту грузового Лифта, со всех сторон огороженного темно-коричневыми контейнерами. Планшет вызова моргал серебристыми огоньками, двустворчатые двери кабины были покрыты пылью, под которой угадывался полированный хром.

– И что это значит? – недовольно прошептал Димка, возвращаясь за угол, из-за которого оценивал диспозицию. – Этот Лифт нас подвезет?

– Наверное. – Поеживаясь, Настя пожала плечами. – Не стал бы Облачко зазря к шахте приводить, правильно?

– Давайте узнаем, – предложил Витя, выходя из-за контейнера. – Иначе – только время терять.

Мелкими шажками дети приблизились к шахте. Если данные планшета не обманывали, Лифт находился на Амбаре. Не теряя времени, Виктор положил руки на панель, начиная протокол вызова. Когда неспешная скрупулезная процедура была окончена, приборы вспыхнули приятным белым светом. Над дверьми зажглись новые диоды, из спрятанных ниш выдвинулись две амбикамеры, заменявшие Лифтам глаза.

– Здравствуйте, уважаемый Лифт, – поздоровался мальчик. Представился, затем указал на остальных: – Это Настя и Дима, мои брат и сестра.

– И тебе не хворать, мальчик Витя, – весьма дружелюбно ответил Лифт мужским голосом. – Но что-то подсказывает мне, что вы не служите в охране Стратегического Склада. Вот сюрприз! Не ждал, что меня разбудит дитя…

– Знаете, с точки зрения анатомии и психологии, я давно не дитя! – вспылил Витька, приготовившись вступить в спор, но Настя придвинулась к микрофонам на пульте.

– Нам нужна ваша помощь, – протараторила она, не давая брату сказать и слова. – Вы можете отвезти нас на Многодворовск? Нас там ждет друг…

– Вот те на! – хмыкнул Лифт. – Циклы напролет сплю-скучаю, словно дряхлый старик-охранник, а тут такое… Будят с нарушением протокола, а потом просят на закрытую поляну доставить!

– Ну, пожалуйста, нам очень нужно, честное слово! – не сдавалась Настя.

– Возможно, барышня, очень даже возможно… – Шахта пожужжала камерами, как человек потягивается после сна. – Но мне-то что? Многодворовск не первый цикл закрыт по приказу Смотрителей. Так что увы – как получите официальный доступ и сопровождающего, буду ждать снова.

– Но мы всего на секундочку, честно-честно, и никому не…

– Пошли, Настена, – недовольно насупился Димка, с обидой глядя на панель вызова. – Видно же сразу, что упертый.

– Но почему Облачко вывел нас именно к нему? – прошептал Витя, наблюдая, как сестра не оставляет попыток уговорить Лифт. – И что означает надпись про отве?..

Его рот вдруг превратился в идеально-круглое «О», а затем он заговорщицки улыбнулся. Глядя на его разрумянившееся от волнения лицо, невольно улыбнулся и Дима.

– Догадался, да? Говори!

Но мальчик, вместо того чтобы ответить брату, шагнул поближе к микрофонам, мягко отстраняя сестру. Та протестующе пискнула, но Виктор подмигнул – мол, у меня есть идея, – и Настя поняла, уступила.

– Уважаемый Лифт, – негромко произнес Витя в паз на панели. – А вы любите задавать каверзные вопросы?

– Каверзные вопросы? – На планшете вспыхнули сразу все серебристые огоньки, отчего дети даже испугались. – Это что, риторический вопрос? Хотя, вероятно… Ты бы не стал задавать его, если бы знал, что мое имя – Шарада, Сверхподъемный Лифт Среднего класса.

Настя и Димка переглянулись, незаметно покосившись на надпись и стрелку, оставленные Облачком перед поворотом к шахте. Витька тем временем важно поправил очки и вежливо осведомился:

– Быть может, тогда я могу предложить вам сыграть? Если выигрываете вы, мы уходим и вы получаете несколько нескучных минут. Если же победа остается за нами, отвезете в нужное место. Что скажете?

Процессоры Шарады обрабатывали предложение. Тишина затянулась, и девочка от волнения снова стала теребить потертые завязки на куртке. По Витькиной щеке сползла крошечная капля пота, Димка сжал кулаки до впившихся в кожу ногтей.

– Никогда не отказывался от игры в вопрос-ответ! – наконец радостно сообщил Шарада. – Согласен. Возможно, сама Великая Вероятность послала мне вас, чтобы скрасить монотонную службу… Кстати, заходите-ка внутрь, если не хотите попасться трухлявым пням, несущим вахту среди ящиков.

Двери с едва слышным шипением разошлись, со створок вспорхнули облачка пыли. За порогом обнаружилась огромная пустая кабина, способная за один присест увезти сразу два (или даже три) контейнера с припасами.

Дима и Настя нетерпеливо посмотрели на Витьку, доверяя принятие решения именно брату, и тот первым шагнул внутрь. Шарада был прав – прогульщиков, мило болтающих со служебным Лифтом без необходимого допуска, могли задержать патрули ветеранов.

– Итак, вас трое, – ожили динамики в стенах, когда двери сомкнулись, а отсек залил мягкий молочный свет. – Значит, и вопросов будет три!

Получив приглашение к любимой игре, Лифт оживился, уже предвкушая, как разгромит самоуверенных детишек. Из потолка выдвинулась амбикамера, нацелив на гостей свой выпуклый блестящий объектив.

Обнаружив в ближайшем углу откидные сиденья, вероятнее всего, предназначенные для грузчиков и операторов, близнецы уселись рядком. Настя поежилась, и братья мягко поджали ее с обеих сторон, стараясь согреть и морально поддержать.

– Итак, с какой бы из рубрик вступить в игру? Например… – Шарада демонстративно задумался. – Вот, слушайте, начнем с простого. Механик использует для заправки станка ровно литр горючего. Но возле цистерны с припасами стоят лишь две банки: на три и пять литров. Как можно отмерить ровно литр, имея только подручные емкости указанного объема?

– Да что тут сложного-то? – выпалил Димка, едва дождавшись окончания загадки. – Найти банку поменьше, и всех дел!

– Это ваш ответ? – озадаченно осведомился Лифт, недоверчиво повернув амбикамеру к мальчику. – Мне на самом деле его принять?

– Нет-нет! – воскликнул Витька, замахав руками, вскакивая с сиденья и заслоняя брата от объектива. – Это вам послышалось, честное слово! – И зашипел на покрасневшего Диму, оборачиваясь через плечо: – Молчи, дурень! Тебя кто просил выступать раньше времени?

– Так он не сказал, что искать нельзя! – шмыгнул носом тот.

– Сказал, – недовольно цыкнула Настя, дергая его за рукав, – ты прослушал.

– Ладно, хватит ругаться. – Виктор вернулся на сиденье. Снял очки, машинально потирая переносицу. – Тут нужно лишь посчитать объемы… и немного подключить логику.

И принялся загибать пальцы, что-то бормоча себе под нос.

– Кажется, я знаю, – произнес он через минуту, стараясь не волноваться под тревожными взглядами остальных.

– Вы готовы озвучить ответ? – полюбопытствовал Лифт, покачивая камерой.

– Да. – Виктор вздохнул, осознавая всю меру возложенной ответственности, и неторопливо пояснил: – Сначала нужно налить в малую банку три литра, и вылить горючее в пустую пятилитровую емкость. Таким образом, там останутся свободными два литра. Затем снова наполнить трехлитровку доверху и долить горючего в большую банку, пока она совсем не заполнится. В малой банке останется ровно литр. Это верный ответ?

Потолочный свет мигнул.

– Верный… – В голосе Шарады послышалось неприятное удивление. Казалось, он только теперь осознал, что недооценил сидящих под камерой близнецов. – Ладно, тогда вот вам второй вопрос…

– Подождите! – Витя довольно грубо (это произошло от поспешности и азарта) перебил Лифт, и тот недовольно замолчал. – Извините, уважаемый Шарада… но мне казалось, что мы прошли треть испытания. Быть может, вы переместите нас на соответствующую часть дороги к Многодворовску?

В просторном отсеке наступила гнетущая тишина.

– Законная просьба, юноша, – наконец ответил Шарада. – Но имей в виду, что второй вопрос будет сложнее. – И когда кабина начала грузно подниматься, загудев целой дюжиной двигателей, спросил: – Можно ли вскипятить воду на костре, если котелок сделан из обычной бумаги?

– Конечно, нет! – не задумываясь, брякнул Димка, со знанием дела пожимая плечами. – Бумага сгорит, ясное дело. А вода сразу прольется и потушит огонь…

– Это ваш ответ? – торопливо переспросил Лифт, замедляя скорость и жужжа подвижной амбикамерой.

– Димка, гад, ты что же делаешь?! – Витька перегнулся через сестру, с обидой стукнув брата по плечу (чего обыкновенно себе не позволял). – Поколотить тебя, что ли?

– Ты же нас всех подставляешь! – В то же плечо его мгновенно ущипнула Настя. – Кто тебя за язык тянет? Пусть Витенька отвечает!

– Ладно-ладно, больше не буду… – потирая ушибы, с неохотой смирился мальчик. – Витек, так Витек…

При этом дальнейшие слова Виктора заставили его откровенно удивиться.

– Отвечу сразу, – произнес тот, поднимая голову к потолку. – Вскипятить воду в бумажном котелке можно, как бы дико это ни звучало. Температура кипения воды сильно ниже температуры горения бумаги. Вода заберет жар и бумага не успеет нагреться, чтобы вспыхнуть.

Димка так и остался сидеть с отвисшей челюстью. Настя победно хлопнула в ладоши, а Лифт недоверчиво мигнул серебристыми светодиодами над входом в кабину и продолжил движение вверх.

– Надо же… снова верно. Вода закипает при 100 градусах, а бумага загорается при 233. – Он покачал камерой на выдвижном штативе. – Ты начитанный мальчик, Витя, молодец.

– Еще треть пути до Многодворовска, не так ли?

– Так, так… Но моя следующая загадка будет не на знания, а на логику. Готовы?

Дети переглянулись, ожидая самого трудного.

И даже Дима, чуть не подставивший всех, примолк, втянув голову в плечи.

– Где-то в недрах Спасгорода существуют две похожие поляны, – вкрадчиво начал Шарада. – Одна называется Правдинск, и ее жители говорят только правду. Вторая – Обманово, и населяющие ее люди всегда врут. Между полянами курсирует Лифт, на котором жители Обманово и Правдинска катаются друг к другу в гости. Представьте, что вы вдруг очутились на одной из этих полян… Какой единственный вопрос нужно задать первому встречному, чтобы понять, на какой именно?

Выслушав загадку, пассажиры сдвинулись в кружок, почти стукнувшись лбами.

Димка беззвучно зашевелил губами, повторяя непростые условия, а Витька запустил пальцы в шевелюру.

– Задача в самом деле на логику, – тихонько констатировал он. – Давайте попробуем порассуждать… Что можно спросить у прохожего? Который час? Какой-то общеизвестный факт? Нет-нет, это все не то… А может быть?.. Вот, послушайте… Если мы спросим лгуна, в его ли родном поселке находимся, он, конечно же, нам соврет. Если спросим правдолюба, он ответит правду.

– Ага, придумал тоже! – нахмурился Дмитрий, все же не утерпев и сунувшись в беседу. – Если мы на Обманово встретим приезжего и спросим – это город врунов? Он ответит, что да. А если обмановца? Разумеется, услышим отказ. А как понять, кто из них местный?

– Погодите! Я, кажется, поняла! – вдруг просияла Настя, внимательно следившая за обсуждением. – Нужно посмотреть на задачку совсем с другой стороны! И спрашивать, не на какой поляне находимся мы, а на какой поляне находится наш прохожий!

И она, аккуратно раздвинув братьев и вставая, уверенно кивнула камере, будто готовилась отвечать урок перед всем классом.

– Нужно спросить у прохожего, находится ли он в гостях! – выпалила девочка, зажмуриваясь. И когда Лифт с интересом хмыкнул в ответ, прокомментировала: – Если ответят «да», значит, мы на Обманово. Если «нет», значит, мы на Правдинске, его жители никогда не врут. Ну, или наоборот – спросим, дома ли прохожий в настоящую секунду? Это сути не меняет, «нет» будут отвечать в поселке врунов, а соглашаться – на честной поляне.

– Хм… – повторил Шарада, на этот раз более протяжно. – Это два варианта верного ответа… Ну что ж, вы справились, даже удивительно… – пробурчал он чуть слышно. – Нужно было загадывать задачки для института…

Настя снова захлопала в ладоши и по очереди обняла братьев.

Кабина остановилась, свет опять мигнул.

– Теперь вы высадите нас на Многодворовске? – Виктор старался говорить сдержанно, хотя его и распирало от гордости за выигранное состязание.

– Увы, не имею права, – с прохладцей произнес Шарада, и улыбку смыло с лица девочки. – Поздравляю с победой. Но мы отправляемся обратно на Амбар.

Димка встал и пригнулся, поворачиваясь к протокольным планшетам, будто примеривался двинуть по ним локтем. Витька осунулся, обмяк на сиденье и дрожащими пальцами снял очки, чуть не уронив.

– Как? Но мы же ответили…

– Сколько можно повторять, упрямцы! Это запрещенная поляна, Гильдия перекрыла доступ на нее много циклов назад, – словно не заметив их отчаяния, равнодушно ответил Лифт. – И в случае победы я обещал отвезти вас туда, но не обещал высаживать. Спасибо, что развлекли, это был действительно приятный сюрприз.

– Ты жулик! – вспылила Настя, подскакивая к камере, сжимая кулачки и даже привставая на цыпочках, чтобы заглянуть в объектив. – Хитрый жулик и обманщик! Мы честно выиграли, а ты…

– Что ты сказала?! – крикнул Шарада так громко, что динамики захрипели. Просторная грузовая кабина остановилась настолько неожиданно и резко, что дети чуть не попадали друг на друга. – Да как ты смеешь называть Шараду жуликом? Обвинять в нечестной игре!

Серебристый свет моргнул, погас, включился.

Лифт рванулся вверх с прытью, более подходящей курьерской или медицинской модели. Настя упала на руки братьев, кое-как забралась на сиденье. Новый рывок, заставивший всех троих вскрикнуть, ознаменовал резкую остановку. Затем хромированные двери распахнулись.

– Вот ваш Многодворовск. А теперь вон, негодники! – шумно и хрипло завопили динамики, заставив близнецов зажмуриться и прикрыть уши. – Никто не смеет называть меня обманщиком! Если вам суждено сгинуть на этой забытой Смотрителями поляне, так тому и быть. И помните, что отныне в городе стало меньше на один Лифт, готовый прийти вам на помощь!

В стенах активировались мощные вентиляционные пушки, которыми Шарада продувал салон после транспортировки грузов. Сопла нацелились на пассажиров, ударила тугая струя холодного воздуха.

В прямом смысле слова вытолкав тройняшек из кабины, Лифт с лязгом захлопнул блестящие створки. И, лишив победителей возможности хоть как-то извиниться за свои слова или поступки, ухнул в шахту еще до того, как внешние двери полностью сомкнулись.

– Лихо ты его, Настюха, – споткнувшись перед шахтой и болезненно упав на колено, усмехнулся Димка. Потер ушиб, поморщился, но в сторону Шарады обернулся с затаенным ликованием. – Оскорбился, посмотрите-ка на него! Как припадочный…

– А чего он? – Только сейчас осознав, что именно ее вспышка позволила закрепить победу над Шарадой, девочка перепугалась. – Договорились же, все честно было… а он давай на попятную, я же не хотела…

– Перестань, сестренка. – Витя осторожно взял ее за плечи, разворачивая от массивной шахты. – Ты все сделала правильно…

Свои тревожные мысли о том, что возвращаться на Амбар теперь придется невесть как и уж совершенно точно – другим путем, мальчик решил пока не озвучивать.

Вместо этого он осмотрелся, нахмурившись и поджав губы. Схожее выражение отразилось и на лице его брата. Настя, наконец-то справившаяся с волнением и обидой, проследила за их взглядами и испуганно вцепилась в Витькин рукав.

– И это здесь Облачко собирался нас ждать? – пропищала она, но ответом ей стала полная тишина.

Шарада высадил их на одной из периферийных улиц поселка, который назывался Многодворовск. Впрочем, в глаза сразу бросалось полное несоответствие между поляной и ее названием – дворов в окрестностях было не так уж и много.

Несколько двухэтажных построек скопилось вокруг центральной площади (по аналогии с иными жилыми полянами). Несколько административных зданий составляли главную улицу. Да еще то здесь, то там были раскиданы домишки попроще, обнесенные аккуратными заборчиками.

Гораздо больше на Многодворовске виднелось строений незавершенных, причем в самых разных стадиях. Где-то на дом оставалось лишь постелить черепицу, где-то крыша отсутствовала вовсе, а кое-где рабочие только успели заложить пенобетонный лист фундамента.

Домики, как и было принято в Спасгороде, конструировались из легковозводимых модулей, а потому вокруг недоделанных коттеджей громоздились упаковки блоков, стеновых панелей и других материалов. Вероятно, именно так мог выглядеть, скажем, Заботинск, когда на него только-только заезжали молодые строители – предки Петра Петровича и Юлии Николаевны.

Однако (при всем своем начально-строящемся виде) впечатления энергично развивавшейся поляны Многодворовск не производил. Людей вокруг не было вовсе. Светоч работал еле-еле, уже давно прекратив менять режимы дня и ночи, а шарниры половины зеркал напрочь заело.

Здания, улицы, фонарные столбы и стены шахт густо покрывала пыль, отливавшая матовыми оранжевыми оттенками. Когда Димка притопнул ногой, выяснилось, что она давно слежалась в плотный пружинистый слой, бесшумно разламывавшийся цветными кусками.

Этот бледно-оранжевый ковер укутывал крыши, полиэтиленовую упаковку строительных модулей, грузовые самокаты на стоянке, палисады и бельевые веревки. Когда дети продвинулись по улице в глубь поселка, стало заметно, что внутри домов все тоже покрыто тонким пористым налетом. Стоял неприятный сладковатый запах, от которого во рту невольно начинала скапливаться слюна.

Чуть слышно скрипела ставня, где-то бряцала незакрепленная железная цепь.

– Ох, не нравится мне все это, – проворчала Настя, через ближайшее окно указывая на накрытый к обеду стол. – Причем чем дальше, тем больше…

Картина и вправду выглядела безрадостной, унылой и необъяснимо тревожной. Складывалось впечатление, что стол накрыли на четыре персоны, уже разложили по тарелкам какую-то еду (угадать блюда было невозможно из-за оранжевого пепла), а затем вдруг поспешно покинули дом, никогда в него не вернувшись…

– Заброшенная поляна… – сказал Витя, невольно понижая голос. – Выходит, они существуют…

– И как же мы станем искать Облачко? – спросил Димка.

Он присел на корточки, с интересом рассматривая слой цветного налета на черном резино-асфальте. И даже протянул палец, чтобы потыкать, но отчего-то не решился и в последний момент спешно отдернул руку.

– А меня искать не нужно! – вдруг объявил знакомый голос, после чего наши герои услышали жужжание моторчиков, и из соседнего переулка на них спикировала сфера Оперативного Бота. – Благочестивые клеммы! Да гневные вопли Шарады было слышно с другого конца поляны.

Для тех, кто подзабыл, как выглядит бот, поясню, что больше всего он напоминает летающий футбольный мяч, собранный из металлических пластин. Также разумный механизм густо усеян изумрудными диодами, динамиками, объективами амбикамер и скрытыми лючками, за которыми прячутся пульверизатор, телескопический манипулятор и много других полезных штуковин. В верхней части Ликвидатора Катастроф размещается сложный «двухэтажный» выдвижной винт, с помощью которого Облачко перемещается по воздуху, причем весьма ловко…

– Облачко! – непроизвольно воскликнул Дима, и эхо от его радостного крика тревожно раскатилось над пустынным поселком. – Привет, дружище, – уже значительно тише добавил он, когда бот завис на уровне лица, помигивая зелеными огоньками. – Что ты тут делаешь?

– Жду вас, конечно. Здравствуйте, друзья! – У Облачка был приятный голос молодого и очень уверенного в себе человека. – Простите, что пришлось назначать встречу в столь невеселом месте.

– Облачко, зачем ты так? – грозя пальцем, попрекнула его Настя. – А если бы мы не заметили зеленую дверь? Если бы не смогли увидеть твой рисунок? Если бы не догадались, что с Шарадой нужно было сыграть в загадки? Ты предполагал, что мы можем элементарно засыпаться на его вопросах?

– Я верил в вас, и вот вы здесь, папенька мой конденсатор! – как ни в чем не бывало, негромко, но торжественно ответил бот. Сделал полный круг, обдавая волной воздуха от пропеллеров. – А вы возмужали, друзья. Как же я рад вас видеть!

– Мы тебя тоже, – рассматривая исцарапанные бока летающего мяча, признался Виктор. – Но ответь, ради Стоядерных Процессоров, зачем ты притащил нас в этот брошенный поселок?

– Сожалею. Но это верхняя точка, куда Шарада мог доставить пассажиров, не попавшись наблюдателям Гильдии. Так сказать, отправная точка в вашем новом путешествии.

– Новом путешествии?! – Брови Димки полезли на лоб, а Настя прикрыла распахнутый рот ладошкой. – О чем это ты? Мы же с урока только что…

– Терпение, друзья, и я все объясню. – По орбите Облачка пробежала зеленая искра, выдававшая переполнявшие бота эмоции. – Но пока прошу придерживаться двух простых правил. От меня не отходите – это первое. И второе – ни за что не прикасайтесь к оранжевой пыли, которую видите под ногами.

Дима побледнел и сглотнул комок, но этого никто не заметил.

– Не хочешь рассказать про Многодворовск? – приспуская очки и потирая переносицу, вежливо, но твердо осведомился Виктор. – Почему тут так много незавершенных домов, но улицы размечены под дальнейшее строительство? Почему люди ушли, побросав пищу, любимые игрушки, книги, бытовую технику и даже белье на веревках?

– Да плевать на Многодворовск! – порывисто перебил его Дмитрий. – Важно, зачем мы пошли по твоим таинственным указателям? Зачем ты, Облачко, нас позвал?

– Он предположил, что вы сможете выкрутиться из любой, даже самой непростой ситуации, – безмятежно, словно они в школьном коридоре обсуждали новости, а не вели беседу на мертвой поляне, покрытой опасным налетом, ответил летающий механизм. – И не ошибся. А мне поручено лишь встретить вас и указать дальнейший путь.

– Кто это – он? – с тревогой в голосе вступила в разговор Настя, теребя завязки.

– Его личность пока останется секретом, – сдержанно произнес бот. – Об этом он меня попросил отдельно, чтобы в случае… непредвиденных обстоятельств, так сказать, сохранить инкогнито.

– Что за глупости? – изумилась девочка. – Облачко, мы приказываем тебе ответить!

Ликвидатор Аварий сделал короткий вираж, мигнув лампами на теле.

– Дело в том, Настя, что теперь я не подчиняюсь приказам, – радостно сообщил он, отчего челюсти наших героев удивленно отвисли. – Ни вашим, ни Смотрителей. Но это, безусловно, не отменяет нашей дружбы! – поспешно добавил Облачко. – Я вовсе не забыл, кто разбудил меня после многолетнего сна, подарив свободу!

– Как это так? – Витька недоверчиво покосился на подвижную сферу.

– Тот, о ком я пока не могу рассказать, – охотно поделился бот, – кое-что модернизировал в моей конструкции. Вынул, скажем так, лишние модули.

Димка присвистнул, сунув руки в карманы и задумчиво качнувшись на пятках.

– Так зачем же тебя послали к нам? – недоверчиво спросил он.

– Чтобы передать послание, – приступил к делу Облачко. – Вам нужно добраться до Сонника, одной из верхних полян. И я сделаю все возможное, чтобы помочь вам туда попасть.

– К Соннику? – нахмурился Виктор. – Что это такое? Закрытая поляна?

– Верно, Витя. Там вы поймете, зачем я увел вас с Амбара, почему во сне вы видели бледно-зеленую дверь и что все это означает.

– Но мы не можем! – в отчаянии воскликнула Настя, обернувшись к братьям в поисках поддержки. – У нас урок-экскурсия, и если мы не вернемся в течение часа, нас хватятся и объявят тревогу!

– Возможно, – мягко согласился бот. – Но я вижу, что от приборов слежения вы избавились, а это значит, что перехватить экспедицию Смотрители не смогут.

– Нет-нет! – не унималась Настя, испуганно замахав руками. – Сбежать – значит подвести маму и папу! Ты хоть представляешь, что начнется, когда мы вернемся домой?!

– Представляю. Лучше, чем вы сами. – Парящий перед детьми шар покачался в воздухе, мазнув по лицам упругой волной сладковатого воздуха. – Но мой новый друг считает, что спасти город можете только вы.

– Спасти город? – Лицо Виктора вытянулось, очки сползли на кончик носа. – Что ты такое говоришь? Городу не может угрожать опасность…

– Увы, друзья мои, – ответил бот, – может. И тот, кто послал меня передать сообщение, считает, что без вашей помощи с ней не справиться. Он думает, для этого вас избрала судьба…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Создатель снов (Андрей Фролов, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я