Когда подует ветер (Анна Туренко)

На загородной свалке друзья находят инопланетный космический корабль. Ребята исследуют корабль. Находят внутри труп инопланетянина. И неожиданно для себя принимают решение лететь на корабле в космос – на родину корабля. Ну что ж, простим их юношеское безрассудство и полетим вместе с ними…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Когда подует ветер (Анна Туренко) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

***

Томас с трудом открыл глаза. Его разбудил без конца трезвонивший и доставший уже его телефон. Он протянул руку и лениво поднял трубку.

– Алло, Томас! – сразу же затараторила в ухо Кетни. – Ты что это, спишь еще? Ты где шатался ночью?

Томас вернул голову на подушку и опять прикрыл глаза.

– Кетни, ты разбудила меня в такую рань, чтобы учинить допрос? – промычал он недовольно.

– Какую рань? Посмотри на часы, сделай милость. Уже два часа дня. Просыпайся, Томас. Приезжай ко мне. Все ребята уже собрались.

– По какому случаю?

– По такому, что нам всем жутко скучно. И мы не знаем куда себя деть.

– Понятно. Как ты желаешь, чтобы я нарядился? В Микки Мауса или в Белоснежку?

– Томас, развесели нас другим способом. Приезжай просто. Вместе мы что-нибудь придумаем. Куда-нибудь поедем.

– Ох, Кетни, умоляю, дай поспать. Я всю ночь гулял.

Он заметил, как девушка сделала многозначительную паузу, а потом проговорила шепотом:

– Здесь Эля… Она тоже очень хочет, чтобы ты приехал. Или мне передать ей твои отговорки о ночных похождениях?

– Шантажистка, – улыбнувшись, ответил Томас. – Ладно. Приеду.

Он положил трубку и покачал головой.

– Кажется, я становлюсь подкаблучником. Стоит мне услышать, что этого хочет Эля, я тут же сдаюсь.

Томас подъехал к дому Кетни и увидел, что ребята уже ждут его около него. Домик был простым небольшим двухэтажным коттеджем, одним из многих, что наводнили северо-западный район города. Небольшой ухоженный сад окружал его. И этот невзрачный на первый взгляд домик казался очень уютным и милым. И вообще от всего, что окружало Кетни, и от неё самой веяло спокойствием, уверенностью в завтрашнем дне, покоем, стабильностью. В этом была вся она. Своей разумностью и рассудительностью она и привлекала к себе друзей. Отец будущей медицинской светилы, в чём были уверены все друзья девушки, зная её дотошность в изучении медицины, работал простым заправщиком на одной из газозаправочных станций города. Заправкой этой, кстати, владел отец Энтони Валуа. Довольно сильно разнящийся социальный статус ребят не мешал им дружить. Томас Балами и Эльвира Уоткинс вообще были детьми очень богатых родителей, наследниками целых империй, он – строительной, она – ресторанной. Но ни он, ни она не променяли бы свою подругу – умницу Кетни, и зануду с учёными мозгами Серге на дюжину миллионеров. В другой компании Томаса вообще собралась одна шпана, уличная шантрапа, которых объединила любовь к танцам на роликах. Он с детства замечал за собой тягу к чему-то неправильному, авангардному, в пику полученному им положенного по статусу, образованию. Несмотря на отягощённость этим статусом, он всегда с лёгкостью находил общий язык именно со шпаной на улице.

Энтони сразу же заявил Томасу:

– Нам звонил Кирк. Просил приехать за ним на свалку металлолома, где они играют с дружками. Он, видите ли, соскучился по нас и не простит, если мы поедем развлекаться без него.

Томас устало вздохнул и сняв солнцезащитные очки, протер пальцами глаза.

– На свалку. Это за городом, что ли? И что его туда занесло? Негде больше играть.

– Да ладно ты, не ворчи. Поехали, чего уж там.

Энтони первый плюхнулся на первое сидение рядом с ним.

Томас, прежде чем опять надеть очки, задержал взгляд на Эле. Девушка сегодня была, как ему показалось, необычайно хороша. В коротеньком, подчеркивающем ее фигурку и стройные ноги сарафане. Волосы ее были убраны в толстенную шишку на макушке, тем самым открывая ее плечи и длинную шею.

Он улыбнулся ей и сказал:

– Какая ты сегодня… Просто хоть на подиум манекенщицей.

Эля смутилась.

– Правда? А вот ты выглядишь уставшим. Ты действительно не выспался?

– Действительно не выспался.

– Очередная подружка, – вздохнула Эльвира и забралась на заднее сидение машины.

Томас обернулся на нее.

– Между прочим, нет. Просто всю ночь гонял на роликах. Но если бы ты немножко поревновала меня, мне было бы жутко приятно.

Эля раскраснелась от волнения, а Энтони многозначительно присвистнул.

– Ну, ничего себе вы сегодня разговариваете, ребята! Предупреждаю в последний раз, мы – друзья и только! Что за романтические настроения? Вне компании – пожалуйста. А внутри я не допущу этого.

Ребята весело рассмеялись над его ворчанием.

Томас похлопал парня по плечу и завел машину. Серге с Кетни поспешили занять свои места рядом с Элей.

Они с ветерком помчались к загородной свалке железа. Томас покусывал губы, в волнении думая о том, что не поспешил ли он заигрывать с Элей? Тем более, на глазах у друзей и при скептически настроенном Энтони. А сама Эля и думать не знала, что. Он еще никогда не одаривал ее комплиментами. Ну, разве что только в шутку. А в том, что сейчас это была не шутка, она была уверена.

Серге же был счастлив тем, что мог сидеть рядом с Кетни, касаться плечом её плеча. Он тоже подумал о Томасе и позавидовал его смелости. Как бы ему самому хотелось сказать Кетни что-нибудь в том же духе. Но пока еще он не решался. И потом, они с парнями действительно клялись, правда, это было уже давно, не заводить шашни с девчонками из компании. Но кажется, этой клятве не суждено было исполниться.


Томас остановил машину около свалки и первый вышел из нее. Он огляделся. Да, железа здесь было несметное количество. Обширная поляна примерно на километр вдоль и поперек была завалена останками стасканных сюда со всего штата утилизированных автомобилей, производственных отходов. Эта серая, местами ржавая масса давила своей мощью и безысходностью. Кладбище видавших виды машин, техники, отработавшей свое. Все это наталкивало на мысли о бренности всего существующего мира. Томас задумчиво взирал на мертвое пространство перед собой. На душе было тоскливо от вида такого запустения, где-то скрипела на ветру ржавая дверца какой-то машины, и эта «музыка» только добавляла обездоленности в этот пейзаж. Но странно, что именно теперь в этой непроглядной тоске он предчувствовал зарождение чего-то нового и чистого, того, что навсегда унесет эту тоску из его сердца. Оно действительно заколотилось быстрее и какими-то рывками, раздирая его грудь, даже причиняя боль.

Серге тоже вышел и помог Кетни, подав ей руку. Энтони подал руку Эльвире.

– Я слышал, что городские власти приняли решение в скором времени очистить эту местность, – сказал Энтони.

– Давно пора, – кивнул Томас. – Прекрасная лесная зона и завалена таким хламом.

Он забрался на перевернутую ржавую машину и огляделся.

– Я не то что Кирка не вижу, но и его малолеток тоже.

Серге с Энтони присоединились к нему. Девочки остались внизу. Парни стали звать Кирка и свистеть. Наконец, голова мальчишки показалась из-под каких-то железных обломков, чуть в стороне от них.

– Чего раскричались? Здесь я.

Его чумазая мордашка довольно улыбалась. Он стал выбираться на белый свет, и Томас поспешил к нему на помощь. Первым делом, он вытащил мальчика, ну, а потом не постеснялся легонько шлепнуть его по заднему месту.

– Не хватало мне еще отвечать за тебя перед твоими родителями. Кирк, ты хотя бы понимаешь, что все это железо могло запросто свалиться тебе на голову!

Кирк повис у парня на шее в знак примирения.

– Ну, не ругайся, Томас. Просто я хотел сделать вам сюрприз. И поэтому специально спрятался.

Томас перенес его к ребятам и поставил на ноги. Девочки тут же принялись отряхивать мальчика от пыли. Он был похож на чертенка.

Томас уселся на перевернутую ржавую машину.

– Ну, хорошо, Кирка нашли. Какие планы дальше? Куда поедем?

Ребята задумались.

– Может быть, опять в горы? Покатаемся на велосипедах? – предложил Энтони.

– Или… в кино… – смутившись, сказала Эля, стараясь не смотреть на Томаса.

Ребята переглянулись. А Томас возразил:

– В такую жару в душном зале сидеть не хочется. Впрочем, если Эля хочет…

– Нет, мне не очень хочется, – быстро замотала головой девушка, – Ты прав, в такую жару только в кино и сидеть.

Она вдруг застыдилась своего желания и не хотела, чтобы Томас догадался, почему ей хочется именно в кино. Она надеялась, что он сядет рядом с ней и их плечи опять коснутся друг друга. Но Томас, как ей показалось, даже и не задумался над этим. Он смотрел на простирающуюся перед ним свалку. И так как глаза его были скрыты очками, она могла только догадываться, куда унеслись в этот момент его мысли. Но лицо его, бесспорно, было отрешённым в эту минуту.

«Может быть, он действительно очень устал и просто хочет спать».

Кирк присел рядом с другом и заговорщицки проговорил:

– У меня есть другое предложение.

– Какое же? – спросила Кетни.

– Останемся здесь…

– Здесь? Что мы будем делать на свалке?

– Я знаю что. И это большой, большой секрет. Я сам случайно нашел его, пока лазил здесь. Только сначала я открою свой секрет Томасу.

Энтони усмехнулся:

– Ух ты, какая таинственность. Ну, давайте, давайте, секретничайте. Мы подождем. Только потом не обижайтесь, если и у нас появятся секреты от вас.

Тем временем Кирк что-то жарко зашептал в ухо Томасу. Тот сначала слушал его внимательно, но потом удивленно приподнял брови и отстранился от мальчика, чтобы посмотреть ему в лицо. У парня сразу же мелькнула мысль, что тот перегрелся на солнце.

– Кирк, ты пугаешь меня. Надо же такое придумать.

– Но я ничего не придумываю, Томас. Идем со мной. Сам увидишь.

– Да даже не подумаю никуда идти. Ты смотришь слишком много фантастики.

– Я говорю правду. Почему ты мне не веришь?

И тут в разговор ребят вмешались заинтригованные их перепалкой друзья.

– Да о чем вы спорите? – спросила Кетни.

– Действительно, это выглядит слишком загадочно, – поддержала ее Эльвира.

– Колитесь, что происходит, – потребовал Энтони.

Томас посмотрел на надутого Кирка.

– Что, мне можно рассказать твой секрет ребятам? – спросил он.

– Рассказывай, неверующий Фома, – буркнул не на шутку рассерженный мальчишка.

– Ребята, Кирк мне тут поведал, что нашел на этой свалке, ни больше, ни меньше, а… – он сделал паузу. – А кстати, сами-то вы что думаете?

Ребята, с большим нетерпением ждавшие что же он скажет, буквально накинулись на него.

– Ну, что ты, Томас!

– Не тяни резину!

– Говори быстрее!

Парень довольно рассмеялся и таинственно произнес:

– Космический корабль.

Ребята недоуменно смотрели то на Томаса, то на Кирка. А потом рассмеялись.

– Ну, Кирк! Ну, выдумщик! – говорил Энтони. – Надо же такое придумать!

– И правда, ни больше, ни меньше, – вторила ему Эльвира.

– Кирк, ты превзошел сам себя, – смеялся Серге.

– Можете смеяться сколько хотите! – воскликнул обиженный Кирк, – Я сам исследую эту тарелку. И сам полечу на ней в космос!

С этими словами он поднялся и направился вглубь свалки. А ребята изумленно замолчали, с такой уверенностью он произнес эти слова.

– Постой, Кирк, – крикнул ему Томас. – Куда ты? Мы же за тобой приехали.

– Зря приехали. Можете уезжать. У меня здесь еще дела!

Ребята, опешив, смотрели вслед мальчику. А потом Томас спрыгнул с железяки и решительно сказал:

– Что ж, нужно пойти посмотреть. Таким серьезным я его еще не видел. И потом, опасно отпускать его одного. В этих горах железа его еще чего доброго завалит.

Серге, Энтони и Кетни согласно закивали головами. И только Эльвира с сомнением посмотрела на столь непривлекательное место для прогулки.

– Я не думаю, что это хорошая идея, Томас. В этой грязи мы все вымажемся. Попробуй потом отстирай ржавчину. У меня новый сарафан.

Томас с сожалением пробежался взглядом по ее фигурке. Ему, конечно, хотелось, чтобы она пошла, но честно говоря, он испытал некоторое раздражение от ее слов.

– Что ж, тогда подожди нас в машине, – сказал он. – Мы быстро. Только вытащим оттуда Кирка.

– Мне остаться одной? Кетни, может, ты тоже не пойдешь?

– Элечка, мне очень хочется посмотреть о чем это говорит Кирк. Лучше идем с нами.

Девушка еще какое-то время сомневалась, но потом, наконец, решилась.

– Ну, хорошо. Только не идите уж слишком быстро. Я все же хочу постараться не испачкаться.

И все же, когда они двинулись по свалке, она отбросила все свои осторожности и была рада тому, что решилась идти вместе с ребятами. Еще бы, Томас очень заботливо опекал ее. Без конца подавал ей руку, и она с трепетом в сердце принимала ее. Это было куда романтичнее, чем сидеть в машине, поджидая его возвращения.

Кирка они отыскали с большим трудом. Мальчишка забрался в самую непролазную глубину свалки.

И вот, когда они его нашли, то увидели, что он стоит на немного расчищенном от железа месте и с восхищением в глазах смотрит на какую-то железную штуковину, наполовину заваленную опять же ржавыми отходами. Хотя… если внимательнее присмотреться… она, действительно, своей формой напоминала какую-нибудь, например… летающую тарелку из фантастического фильма. Вокруг этого странного объекта земля была всклокочена, вывернута наружу, изрыта траншеями, что свидетельствовало о не совсем мягком приземлении.

Кирк оглянулся на остановившихся позади него друзей.

– А, пришли все-таки. Ну, смотрите. Вот она перед вами. Что скажете?

Томас выпустил руку Эли из своей ладони и подошел поближе.

– Кирк… это… это действительно напоминает… то, что ты говоришь. Но мы ведь видим только какую-то малую часть. Все остальное завалено. Кто знает, может, обломок какого-нибудь списанного самолета.

– Самолета? Да ты сам не веришь в то, что говоришь. Я же вижу, ты уже веришь мне.

Томас улыбнулся и потрепал мальчишку по голове.

– Нет, Кирк. Не верю.

Кирк внимательно посмотрел на него.

– Томас, я бы не утверждал это с такой уверенностью, если бы сам не видел эту тарелку в воздухе, – проговорил он.

– Что? Ты видел?

– Да. Два дня назад. Уже вечерело, и этот объект я увидел с балкона своего дома. Он летел над городом и исчез как раз в этом районе.

– Кирк, его не мог видеть ты один. Об этом бы уже сообщили в средствах массовой информации. Да и интернет был бы заполнен этим.

– Я не знаю почему молчат. Но, хочешь, я сделаю так, что ты до конца поверишь мне?

– Ну, попробуй, – усмехнулся Томас.

– Идем, – решительно проговорил Кирк и направился к своей находке. Томас пошел следом. Ребята гурьбой потянулись за ними.

Мальчишка ловко нырнул куда-то под нее. Оказывается, под днищем этой железяки было устроено нечто вроде лаза. Впрочем, это была вовсе не железяка. Томас убедился в этом, потрогав ее рукой. Материал был темно-серого цвета, немного шероховатый на ощупь, но приятный, как бархат. Томаса это обстоятельство озадачило. Его примеру последовали все ребята. Они стали трогать удивительный материал, и тоже были изумлены.

– Странно, что это оказалось на свалке, – сказал Серге. – Такой хороший материал.

В это время из-под таинственного объекта раздался голос Кирка. Он звал Томаса. Парень, недолго думая, нырнул в лаз. Все остальные остались ждать их снаружи.

Томас увидел, что мальчик светит ему фонариком, на что-то показывая в днище этой самой штуки. В лазу взрослому человеку можно было только сидеть на корточках. Ну, а Кирк запросто стоял. Томас подполз к нему и, отдышавшись, проговорил:

– Ну, Кирк, устрою я тебе райскую жизнь, если то, что ты нашел, не стоит внимания.

– Да не ворчи ты. Лучше посмотри вот сюда.

Томас задрал голову в направлении луча фонарика и увидел герметически запаянный люк. Он снял солнцезащитные очки и с удивлением уставился на него, а потом принялся ощупывать руками. Материал его был такой же добротный, как и у всей обшивки.

– Ну, и как ты думаешь, куда он ведет? – спросил он.

– Конечно внутрь космического корабля. Неужели непонятно?

– Непонятно, Кирк! Ты мне здесь рассказываешь какие-то сказки! Может быть, это обломок какого-нибудь военного объекта. Нашего же, земного! Может, это кусок стены с сохранившимся люком на ней.

– Томас, ну чего ты нервничаешь? Можно ведь проверить это. Откроем люк и делов-то.

Томас растерянно пожал плечами.

– Действительно, чего я нервничаю. Как будто боюсь, что ты окажешься прав.

– Что же здесь страшного? Наоборот, это здорово!

– Не уверен…

Томас внимательно принялся осматривать и ощупывать люк. Наконец его пальцы наткнулись на маленький бугорок на стыке между люком и обшивкой. Он нажал его. В пустынной тишине раздался щелчок. Но люк не открылся. Тогда он попытался развинтить его. На этот раз все получилось. Люк бесшумно закрутился вокруг своей оси. Кирк, видя это, еле сдержался, чтобы не завизжать от восторга. Томас тоже улыбнулся. Сердце его затрепетало в предвкушении чего-то необыкновенного. Люк ушел внутрь и Томас с трудом переместил его в сторону. Он был очень тяжел. Потом, взяв у Кирка фонарик, он посветил внутрь объекта. Но им не удалось ничего рассмотреть. Лучик фонарика исчез в кромешной темноте.

– Томас, давай залезем внутрь, – возбужденно зашептал Кирк.

– Хорошо. Только я первый.

Они легко пробрались внутрь через оказавшийся довольно просторным, люк и остановились, всматриваясь в темноту, окружающую их. Томас осветил все фонариком и понял, что все же они находятся в каком-то огромном помещении. Он сделал несколько шагов вперед. И вдруг… Неожиданно и резко вспыхнул яркий белый свет. Ребята так растерялись, что даже отступили назад. Свет немедленно погас.

– Что за наваждение? Кирк, ты успел что-нибудь рассмотреть?

– Нет. Свет резал мне глаза, и я зажмурился.

Томас опять шагнул вперед и как он и ожидал, свет вспыхнул вновь. Он снова зажмурился, но потом догадался надеть солнцезащитные очки. Глазам сразу стало легче, и он смог более-менее спокойно оглядеться.

Сердце его стало останавливаться, когда он увидел это. Они с Кирком находились в огромном помещении без следов каких-либо повреждений. Это помещение, все обделанное каким-то серебристо-серым твердым материалом, простиралось примерно на двадцать метров в длину и столько же в ширину. И имело форму правильного круга. Углов не было абсолютно. То место, где стоял Кирк, отделялось от основного помещения небольшой, как будто стеклянной, или пластиковой перегородкой. Томас же уже перешагнул невидимую линию. Стены в помещении все были оборудованы какими-то красными, как казалось, стеклянными пластинами, размером с ладонь. И всё. Больше ничего здесь не было. Абсолютная пустошь.

Томас стал догадываться как включается здесь свет. И чтобы проверить это, опять шагнул за перегородку. Свет погас. И тут же раздался недовольный голос Кирка:

– Ну, Томас, включи. Я только что стал привыкать к свету.

Томас был настолько потрясен увиденным, что только сейчас вспомнил о мальчике. Он снял очки и одел их на него. Потом он подтолкнул его за перегородку, а сам остался на месте. Свет снова вспыхнул и теперь уже не причинил мальчику никаких неприятностей. Кирк рассмеялся, обрадованный возможности больше не щуриться.

– Томас, а как это действует? Почему свет то загорается, то потухает?

– Видимо, в пол вмонтированы датчики, реагирующие на вес. Если они «почувствовали» что кто-то вошел, то сразу зажигают свет.

– Понятно. Ну, что ты теперь скажешь? Что я тебе говорил.

– Даже не знаю, что и сказать. Честно говоря, я просто ошарашен.

– Я тоже. Хотя и ожидал увидеть, что-нибудь подобное. Обрати внимание, не видно откуда исходит свет.

– Уже обратил. Источника света действительно нет.

Томас подошел к стеклянным пластинам и протянул к ним руку. К своему удивлению, он почувствовал исходящее от них тепло. Это тепло как будто полилось на его ладонь мягко и едва заметно, но постепенно проникая под кожу.

– Невероятно, – прошептал он. – Да что же это?

– Ты что, до сих пор сомневаешься? – удивился Кирк.

Томас ничего не ответил. Только подумал: «Кирк счастливчик. Он просто не знает, что этого не может быть. В отличие от него, я знаю это. Поэтому мне трудно поверить».

Однако уже в следующую секунду он смог убедиться, что чудеса, в которые он никак не мог поверить, на сегодняшний день еще не закончились.

Он чувствовал необыкновенное притяжение к той пластине, над которой держал руку. Его ладонь сама, как будто против его воли, прикоснулась к ней.

И уже в следующую секунду Кирк с визгом бросился к нему. Дело в том, что как раз на том самом месте, где он находился до этого, стал в разные стороны раздвигаться пол. Он едва успел отскочить и не свалиться в разверзающуюся под ним пустоту. Кирк обнял парня за ноги и спрятался за него. Он опасливо смотрел на невиданное действо. Пол разъезжался несколько секунд. А когда достиг определённого уровня, из-под него медленно и величаво появился узкий, длинный стол, с какими-то стоящими на нем шарами. Шары были выполнены из стекла, такого же, как и пластины на стене. Они были синего цвета и переливались всеми его оттенками. Ребята, как зачарованные смотрели на этот новый появившийся предмет. Стол выдвинулся из-под пола, полностью закрывая своим днищем дыру в полу. Следом за этим действом из-под пола выехали и три белых кресла перед столом. Когда все замерло, Томас даже протер ладонями глаза. Уж не видение ли это? Но потом они с Кирком смогли потрогать сам стол, кресла и шары и убедиться что все это материально.

– Кирк, да куда мы с тобой попали? В страну сказок, что ли? В другую реальность?

– Да говорят же тебе, мы – на космическом корабле.

Томас пристально рассматривал шары, которые будто светились изнутри. Их было всего семь, и перед каждым из них была вмонтирована маленькая белая кнопка. Томас не понимал из какого материала сделан стол. Впрочем, он не спешил отнести его и к внеземному происхождению. Мало ли чего он еще не знал, хоть и учился на строительном факультете.

– Слушай, Кирк, может это все же что-то земное? Какая-нибудь лаборатория секретная.

– Ну да. На свалке.

– А почему бы и нет? Космический корабль на свалку мог попасть, а лаборатория нет?

– Томас, ну, не будь ты глупее, чем ты есть на самом деле. Космический корабль мог потерпеть крушение. А на свалку, или еще куда, здесь уж выбирать не приходится.

Томас нахмурился задумчиво.

– Ну, какой ты разумный ребенок. Все в твоей голове так изящно складывается. На любые вопросы есть ответы. А вот в моей – нет! Если это – инопланетный корабль, где тогда экипаж? Где, в конце концов, пульт какой-нибудь? Должен же он как-то управляться!

Кирк снисходительно улыбнулся, поражаясь тугодумию своего большого друга.

– А пластины? Томас, не забывай о них. Ты прикоснулся к одной из них и вот тебе стол какой-то. Прикоснись к другой, может, появится и пульт.

Томас пристально и серьезно смотрел на мальчика. А потом вдруг вышел из себя.

– Господи! Как все просто! Но я не верю! Не верю, Кирк!

Он решительно направился к стене и бросил Кирку:

– Смотри внимательно под ноги. А то еще улетишь куда-нибудь. Я буду прикасаться к каждой из этих пластин подряд. Пусть они докажут мне, что это не сон. Иначе я сойду с ума, ничего не понимая.

И он решительно положил руку на следующую пластину. Все опять пришло в движение. Из противоположной стены медленно выехала прозрачная кабина, выполненная из блестящего стекла, как был бы назван этот материал на Земле. Во всяком случае, это очень походило на стекло. Внутри можно было разглядеть какие-то столики, полочки. А на них – бутылочки, склянки, нечто похожее на пробирки, разноцветные шарики в пластиковых упаковках.

Но все это ребята заметили много позже. То, что бросилось им в глаза сразу, заставило Кирка опять громко завизжать и опять броситься под прикрытие друга. А самого Томаса ввергло в такое жуткое чувство, что он даже весь похолодел. Не говоря ни слова, он рукой подтолкнул Кирка за себя. Ему и самому было страшно, но больше он все-таки переживал за Кирка.

А дело было в том, что за стеклом кабинки они увидели… очертания человека. Да, да, человека! Тот сидел в широком белом кресле спиной к входу. Такое было ощущение, что он над чем-то работал, сидя за столом.

И тем не менее, ни его извлечение на свет Божий, ни оглушительный крик Кирка не заставили его хотя бы пошевелиться.

За широкой спинкой кресла, в котором сидел человек, ребятам удалось увидеть лишь мощные плечи, утянутые в облегающий темно-синий материал и затылок. Ребятам бросились в глаза волосы существа. Они были ярко выраженного янтарно-золотистого цвета, и подстрижены они были типа укороченного каре. Волосы были коротки, поэтому не скрывали мощную шею. И вот её цвет вверг ребят в полное замешательство. Его шея была иссиня-серой.

Томас брезгливо поморщился. Его чуть не стошнило. Он вдруг ясно осознал, что это уже не человек, не существо, а то, что от него осталось после смерти. Собственно, труп.

– Кирк, – сдавленно попросил он, – отвернись. Тебе ни к чему все это видеть. А я схожу, посмотрю поближе.

– Нет. Я с тобой, – зашептал мальчишка. – Мне страшно оставаться одному.

Он взялся за футболку Томаса, и они медленно, опасливо двинулись к кабинке. Но стоило им приблизиться к ней на расстояние трех шагов, как дверь в нее автоматически открылась. Ребята вздрогнули от неожиданности и почувствовали, как страх опять сковал их сердца. Дело в том, что одновременно с открытием двери, кресло, в котором сидел человек, автоматически повернулось на 90 градусов. И теперь ребята смогли увидеть лицо человека. Оно так же, как и шея, было иссиня-серое. И только золотые волосы, обрамляющие его, да еще небесно-голубые глаза «оживляли» его. Хотя, последние можно было назвать какими угодно, только не живыми. Они – остекленевшие, застывшие, смотрели куда-то в пространство, мимо ребят своим холодным мертвым взором, как будто хотели своим льдом захолодить все вокруг. И это им удалось. Ребята от ужаса буквально застыли оба. Мороз, рожденный мертвым взором существа, пробирался им под кожу, проникал до самых костей. Кирк уткнулся в спину Томаса, чтобы больше не видеть этого страшилища.

Впрочем, человек был не страшилищем. С правильными чертами лица. Его лоб прикрывала ровно остриженная по бровям челка. А сам он был затянут в комбинезон из легкого темно-синего материала. Две руки, две ноги, обутые в толстые мягкие ботинки. Простой, казалось бы, человек. Но Кирк уже знал, что это не простой человек. Все еще прячась за Томасом, он пробубнил:

– Вот тебе и экипаж… Ты это хотел видеть?

– Что, всего один?

– А почему бы и нет? А может, другие мертвецы сидят в таких же кабинках и «ждут», когда мы их достанем.

– Я рад, что чувство юмора не изменяет тебе даже в таких критических ситуациях.

Томас вздохнул, размышляя над тем, что видел. И вдруг… в носу и в горле у него засвербело. Томас никак не мог понять, что это? Но ему становилось дышать все труднее и труднее. Голова неумолимо кружилась. В глазах все расплывалось и темнело. Он думал, что сейчас упадет.

И вдруг его уже помутившийся взгляд упал на правую руку мертвеца. Он увидел, как тот до сих пор сжимает в ней какую-то стеклянную пробирку. Та, видимо, от его железной хватки, треснула пополам и несколько капель какой-то синей жидкости застыло на пальцах человека.

В одну секунду Томас понял все. В этой разбившейся пробирке был сильнодействующий яд. Он и убил этого человека, сидевшего перед ними. Только почему пробирка разбилась?

Об этом Томас подумать не успел. Он терял и разум и равновесие. Кирку тоже становилось плохо.

В своем последнем рывке Томас изо всех сил сконцентрировался и оттащил мальчика подальше от смертоносной кабинки. Оба они полетели на пол и больно ударились головами об пол. С Кирка слетели очки и отлетели к дальней полукруглой стене помещения.

Двери кабинки тут же герметично закрылись. Видимо, в них, как и во все здесь были вмонтированы тепловые датчики.

Томас и Кирк с трудом приходили в себя. Они учащенно дышали, чтобы сменить отравленный воздух в легких на свежий. Головы у обоих кружились.

– Что это было? – прошептал Кирк.

– Идем. Нам нужно выбраться отсюда на свежий воздух. Мы с тобой отравились, маленький мой исследователь.

Они, шатаясь, дотащились до люка и сползли в лаз. Тут же, как только они покинули помещение, яркий свет погас.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Когда подует ветер (Анна Туренко) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я