Звёздные Войны. Игра вслепую

Тимоти Зан, 2011

Битва при Явине отгремела, и «Звезда Смерти» взорвана, но повстанцам еще далеко до победы. Героям отчаянно нужны ресурсы, верные союзники и в первую очередь новая база. Поэтому они принимают приглашение имперского губернатора, решившего перейти на сторону мятежников. Однако ничто не ускользает от внимания Императора, и расправиться с заговорщиками отправляется лучший императорский агент. Мара Джейд во главе отряда штурмовиков «Карающая длань» отправляется вершить правосудие над высокопоставленными изменниками. Но ни Мара, ни герои восстания – Люк Скайуокер, Хан Соло и принцесса Лея – не догадываются, в какую сложную сеть заговоров и предательств их втягивают. В этом далеком секторе Галактики идет настоящая война, и отнюдь не Альянс ее главный участник. Жестокому и хитроумному диктатору из Неизведанных регионов по имени Нусо Эсва противостоит единственный, кто способен его обуздать, – капитан Траун, восходящая звезда имперского флота. И решения одного из них могут навсегда определить будущее всех сторон галактического конфликта.

Оглавление

  • Тимоти Зан. Звёздные Войны. Игра вслепую
Из серии: Звёздные Войны

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздные Войны. Игра вслепую предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Битва при Явине отгремела, и «Звезда Смерти» взорвана, но повстанцам еще далеко до победы. Героям отчаянно нужны ресурсы, верные союзники и в первую очередь новая база. Поэтому они принимают приглашение имперского губернатора, решившего перейти на сторону мятежников. Однако ничто не ускользает от внимания Императора, и расправиться с заговорщиками отправляется лучший императорский агент. Мара Джейд во главе отряда штурмовиков «Карающая длань» отправляется вершить правосудие над высокопоставленными изменниками. Но ни Мара, ни герои восстания — Люк Скайуокер, Хан Соло и принцесса Лея — не догадываются, в какую сложную сеть заговоров и предательств их втягивают. В этом далеком секторе Галактики идет настоящая война, и отнюдь не Альянс ее главный участник. Жестокому и хитроумному диктатору из Неизведанных регионов по имени Нусо Эсва противостоит единственный, кто способен его обуздать, — капитан Траун, восходящая звезда имперского флота. И решения одного из них могут навсегда определить будущее всех сторон галактического конфликта.

Timothy Zahn

STAR WARS™: CHOICES OF ONE

Copyright © & ™ 2016 LUCASFILM LTD.

Used Under Authorization.

Перевод с английского Анастасии Бугреевой

Серийное оформление и оформление обложки Виктории Манацковой

Издательство благодарит за помощь в подготовке издания «Гильдию архивистов JC».

Посвящается маме — она никогда не сомневалась, что это увлечение принесет свои плоды

Решения одного определяют будущее для всех.

Джедайская поговорка

Тимоти Зан

Звёздные Войны. Игра вслепую

Действующие лица

Бидор Ферроуз, имперский губернатор в системе Польн

Ваантаар, трукри, беженец

Вестин Экслон, предводитель Альянса повстанцев

Гилад Пеллеон, старший вахтенный офицер «Химеры»

Дерик ЛаРон, штурмовик

Джоук Квиллер, штурмовик

Карлист Рикан, предводитель Альянса повстанцев

Корло Брайтуотер, штурмовик

Лея Органа, принцесса, предводитель Альянса повстанцев

Люк Скайуокер, повстанец

Мара Джейд, агент Императора

Нусо Эсва, военный диктатор, инородец

Сейберан Маркросс, штурмовик

Текстро Грейв, штурмовик

Траун, чисс, имперский офицер

Хан Соло, капитан «Сокола Тысячелетия»

Эйрен Кракен, офицер Альянса повстанцев

Давным-давно в далекой Галактике…

Глава первая

Последний гиперпрыжок, стартовавший из едва упомянутой в документах звездной системы и завершившийся в другой, столь же неприметной, был не из легких. Однако командование и экипаж звездного разрушителя «Химера» считались лучшими в Галактике, так что, взглянув на экран, коммандер Гилад Пеллеон лишь убедился, что прыжок прошел идеально.

Пеллеон прошагал по мосткам, устремив взгляд к длинному носу «Химеры» и размышляя, что, во имя космоса, они здесь делают. Звездный разрушитель «Химера» — полтора километра тяжелой брони и ужасающего вооружения — являл собой наглядный символ и воплощение непререкаемого имперского превосходства. Даже самонадеянные анархисты-повстанцы не бросались сломя голову в битву с таким кораблем.

А учитывая, что восстание в разных уголках Империи проявляет себя все сильнее и разрушительнее и что сам повелитель Вейдер ведет охоту за их флагманом, ради чего, во имя Центра Империи, «Химеру» используют как какой-то лайнер?

— Безумие, — процедил капитан Кэло Друзан, присоединяясь к Пеллеону. — О чем только думает командование?

— Приказ немного необычный, — дипломатично заметил Пеллеон. — Но я уверен, что на то были свои причины.

Друзан фыркнул:

— Глупец вы, если верите в это. Центр Империи под завязку набит политиками, профессиональными льстецами и неумехами. Резонность и обоснованность там давно сданы в утиль. — Капитан указал на звездное небо перед глазами. — Полагаю, кое-кто просто решил показать другим, как ловко он тасует подразделения флота.

— Может, и так, сэр, — ответил Пеллеон, и по его спине пробежал холодок. В общем и целом Друзан был прав насчет порядков при дворе Императора, однако даже капитану разрушителя не следовало распространяться о подобном вслух.

Впрочем, сейчас Друзан не угадал, поскольку приказ был отдан не каким-то лакеем, обретающимся в Центре Империи. Такова была лишь видимость, причем видимость намеренная.

В отличие от капитана, Пеллеон не стал воспринимать приказ буквально, а взял на себя труд отследить его источник. Хотя приказ и был спущен по надлежащим каналам из Центра, издан он был не там. На самом деле он пришел из неустановленной системы во Внешнем Кольце.

Согласно сверхсекретным донесениям, которыми Друзан поделился со старшими офицерами, как раз там сейчас находился гранд-адмирал Заарин на борту звездного разрушителя «Господствующий» с тайной инспекцией границ имперского пространства.

И это наводило на мысль, что приказ для «Химеры» исходил от самого гранд-адмирала.

— Приближается корабль, сэр, — подал голос офицер из вахтенной ямы правого борта. — Только что вошел в систему. Датчики показывают, что это легкий грузовик типа «Казеллис».

Друзан тихо присвистнул.

— «Казеллис», — повторил он. — Редкая пташка — их уже сколько лет не выпускают. Идентифицировать успели?

— Да, сэр, — ответил офицер связи из вахтенной ямы левого борта. — Отклик по коду показывает, что это «Надежда Салабана».

Пеллеон приподнял бровь. Это не просто явился их загадочный пассажир — он прибыл в считаные минуты после появления в системе «Химеры». Либо у него очень развито чувство времени, либо он невероятно удачлив.

— Вектор? — осведомился Друзан.

— Точно по правому борту, — ответил офицер сенсорного контроля. — Расстояние — восемьдесят километров.

Надо же — не просто в нужное время, но и в нужном месте. Оценка Пеллеоном мастерства пилота грузовика подскочила еще на несколько пунктов.

Разумеется, не все разделяли подобное мнение.

— Болван заполошный, — прорычал Друзан. — Что он вытворяет, хочет нас подрезать?

Пеллеон прошел вперед и уставился в иллюминатор правого борта. И точно, грузовик шел на них, едва заметно отблескивая на фоне звезд огоньками досветовых двигателей.

Правда, этих огоньков не должно быть видно. С такого расстояния — не должно. Если только пилот не выжимал из двигателей все, на что они способны, и еще немного сверх того.

И единственной причиной подобному поведению было…

— Капитан, полагаю, следует объявить полную готовность, — торопливо сказал Пеллеон, повернувшись к Друзану. — Этот корабль пытается оторваться от преследования.

Друзан помедлил секунду, стрельнув глазами за спину Пеллеона, в сторону приближающегося грузовика. Пеллеон с усилием заставил себя не встревать в размеренный методичный процесс постижения капитаном очевидной логики.

Наконец, к вящему облегчению коммандера, Друзан встрепенулся.

— Полная готовность, — приказал он. — И проведите повторную идентификацию. Вдруг он не спасается от погони, а все-таки пытается нас протаранить.

Пеллеон снова отвернулся к иллюминатору, надеясь, что капитан не успел заметить его скептической гримасы. Неужели Друзан и вправду полагал, будто кто-то настолько глуп и не дорожит жизнью, что отважится на подобный маневр? Даже полоумные повстанцы себе такого не позволяли. Тем не менее если благодаря параноидальным подозрениям Друзана щиты и турболазеры будут наготове…

— Новые цели на радаре! — выкрикнул офицер сенсорного контроля. — В систему вошли шесть неопознанных кораблей, идут цепью за «Надеждой Салабана».

— К повороту! — с энтузиазмом скомандовал Друзан. Любил он это дело — огреть кого-нибудь огнем с «Химеры». — Турболазеры на полную мощность.

Пеллеон скривился. Друзан, как обычно, положился на стандартную тактику.

Вот только в их ситуации стандартная тактика неприменима. К тому моменту, как «Химера» будет готова стрелять, преследователи догонят и окружат «Надежду Салабана».

Зато если «Химера» запустит досветовые двигатели и пойдет прямым курсом к грузовику, это, возможно, отпугнет преследователей или, по крайней мере, вынудит их притормозить. Сближение также поспособствует тому, что «Химера» быстрее выйдет на дистанцию поражения.

— Капитан, если позволите…

— Не позволю, коммандер, — спокойно осадил его Друзан. — Сейчас неподходящий момент для ваших увлекательных выкладок о теории космического боя.

— Капитан, сигнал с «Надежды Салабана», — сообщил офицер связи. — Сановник Одо требует незамедлительного ответа.

Пеллеон нахмурил брови. «Сановник Одо» — с таким имечком пристало сидеть при императорском дворе, а не в захолустном уголке Внешнего Кольца. Что могло понадобиться придворному в такой дали от Центра Империи?

— Соедините, — приказал Друзан.

— Слушаюсь, сэр. — Послышался щелчок…

— Капитан Друзан, это сановник Одо, — раздался из установленного на мостике динамика мелодичный голос. — Как вы, наверное, заметили, я подвергся нападению.

— Заметил, сановник Одо, — ответил Друзан. — Мы уже разогреваем турболазеры.

— Превосходно, — сказал Одо. — Пока они не разогрелись, могу я вас попросить перевести всю оставшуюся мощность на луч захвата и…

— Не лучшее решение, сановник, — перебил его капитан. — С такого расстояния включенный на полную мощность луч захвата может сильно повредить ваш корпус.

— Перевести всю оставшуюся мощность на луч захвата, — повторил Одо с неожиданной резкостью, — и притянуть двух преследователей, идущих последними.

— А если мы повредим… — Друзан запоздало осекся. — А. Да. Да, я понял. Мичман Кэлн, луч на двух отстающих преследователей — захватить и притянуть.

Пеллеон, сглотнув, повернулся к иллюминатору. Огни двигателей были уже хорошо видны и затмевали свет звезд — нападающие неумолимо нагоняли «Надежду Салабана». Друзан был прав, указывая на опасность подачи полной мощности на луч захвата на таком расстоянии. Одо, очевидно, на это и рассчитывал: что от притяжения «Химеры» на корпусах кораблей преследователей появятся трещины или их даже разорвет.

Но если эти машинки прочнее, чем предполагается, маневр приведет к тому, что двое отстающих окажутся на расстоянии прямого обстрела быстрее, чем если бы шли своим ходом.

И тогда «Надежда Салабана» попадет в прицел вражеских лазеров как с кормы, так и с обоих бортов, и вряд ли мощности ее щитов хватит для защиты всех трех направлений. Пеллеон следил за происходящим, тихо ругаясь сквозь зубы.

Два отстающих преследователя вдруг ударились в скоростной штопор, отчего выхлопы их двигателей заклубились, словно детские вертушки-огневки.

— Луч захвата задействован, — доложил оператор установки. — Корабли зафиксированы, проводится сближение.

— Есть признаки повреждения обшивки? — спросил Друзан.

— Ничего такого не обнаружено, сэр, — доложил офицер сенсорного контроля.

— Вас понял, — ответил капитан. — Вот тебе и сманеврировали, — добавил он, обращаясь к Пеллеону.

— Ну, по крайней мере, они не могут выстрелить по «Надежде Салабана», — заметил тот. — При таком-то вращении.

— В таком положении сложно удержать рамку прицела, — неохотно согласился Друзан. — Сложно, но можно.

И тут Пеллеон наконец добрался до сути. Одо рассчитывал не на то, что луч захвата «Химеры» разорвет корабли преследователей. Он хотел, чтобы имперцы подтащили нападавших поближе, сделав ставку на то, что вращение помешает стрельбе, и тем временем…

Коммандер все еще постигал эту логику, когда «Надежда Салабана» выстрелила с обоих бортов, разнеся захваченные лучом корабли в пыль.

А затем все облака обломков вырвались из-под действия луча и неизбежным образом рассеялись позади набирающей скорость «Надежды Салабана» прямо на пути четырех оставшихся преследователей.

— Капитан, турболазеры к стрельбе готовы, — доложил офицер-артиллерист.

— Уничтожить нападающих, — гаркнул Друзан. — Если от них что-нибудь осталось. Сообщите дежурному по ангару, чтобы ожидал постояльца.

Капитан перевел взгляд на Пеллеона.

— Если этот Одо и из придворных, — проговорил он, — по крайней мере, он компетентен.

— Да, сэр, — согласился коммандер. — Оставляете командование на меня, пока сами будете встречать его внизу?

Друзан поморщился.

— К счастью, я так занят разгребанием завалов, что нет времени расшаркиваться перед гостями, — сказал он. — Вы идите. Встретьте, разместите — ну, сами знаете. Скажите, что я спущусь поприветствовать его сразу же, как только мы совершим прыжок.

— Слушаюсь, сэр, — ответил Пеллеон. — Может, удастся разузнать, куда ведет этот зашифрованный маршрут, который нам прислали.

— Не больно-то рассчитывайте, — сказал Друзан. — Коммандер, имперские придворные не хуже прочих оберегают свои секреты. — Капитан махнул рукой. — Свободны.

До этого Пеллеону еще ни разу не выпадала сомнительная честь приветствовать на борту корабля члена императорского двора. Однако он был наслышан о высокомерии сановников, их любви к редким и дорогим вещам, а также о сопровождавшей их пестрой раболепной свите.

Сановник Одо смог удивить. Первым из стыковочного рукава в ангаре показался пожилой, болезненного вида мужчина, одетый не в пышное дорогое тряпье, а в простой выцветший летный комбинезон. За ним следовал еще один человек — то есть Пеллеон предположил, что это был человек, — в сером с бордовыми вставками балахоне с капюшоном, черных перчатках, сапогах и плаще, а также полностью закрывающей лицо черной металлической маске, как у актера пантомимы.

Больше с ними никого не было. Если у Одо и имелась свита, он, по-видимому, велел ей остаться дома.

Для порядку Пеллеон еще подождал, но тут пилот махнул, чтобы закрывали стыковочный шлюз. Под глухой удар задраивающихся створок коммандер выступил вперед.

— Сановник Одо, — сказал он, складываясь чуть ли не пополам и всей душой надеясь, что гость простит ему ненамеренные промахи относительно надлежащего придворного этикета. — Я коммандер Гилад Пеллеон, старший вахтенный офицер имперского звездного разрушителя «Химера». Капитан Друзан поручил мне встретить вас и сообщить, что сам он предстанет перед вами, как только служебные обязанности позволят ему оставить мостик.

— Благодарю, коммандер, — ответил Одо тем же самым мелодичным голосом, только теперь слегка приглушенным из-за маски. Пеллеон заметил, что на ней не было разреза для рта, да и отверстия для глаз отсутствовали. Либо этот Одо как-то умудрялся видеть сквозь металл, либо обратная сторона маски представляла собой компактный дисплей. — Корабль уже лег на курс?

— Да, сэр, — подтвердил Пеллеон, для верности бросив взгляд на ближайшую информационную панель. — Насколько я помню, зашифрованный маршрут, который нам передали вместе с вашими идентификационными данными, предполагает десятичасовой перелет.

— Так и есть, — сказал Одо. — Надеюсь, вы простите мне мой внешний вид. Причина моего визита не должна выйти за пределы узкого круга, а моей персоне следует остаться неузнанной.

— От вас не ждут объяснений, сэр, — спешно уверил его Пеллеон. — Порядки императорского двора нам известны.

— Да что вы, — восхитился Одо. — Превосходно. Может, как-нибудь попозже вы проконсультируете меня насчет некоторых особенно скользких моментов.

Пеллеон почувствовал, что хмурится — аж морщина на лбу появилась. Это гость сейчас так пошутил над скромным флотским служакой? Или он и вправду не знает нюансов имперского придворного этикета и правил поведения?

Если второе, то он едва ли является членом императорского двора. А кем же тогда?

— Полагаю, для нас приготовили каюты, — продолжил Одо. — Перелет был долог и полон опасностей. — Скрытая маской и капюшоном голова чуть склонилась. — К слову, разрешите поблагодарить вас за помощь в защите от налетчиков.

— Рады стараться, сановник, — ответил Пеллеон, на долю секунды озадачившись: стоит ли упомянуть, что главный тактический ход в перестрелке — фактически дело рук Одо.

Пожалуй, нет. Не пристало имперским офицерам флота признаваться, что у пассажира из гражданских получилось продумать план баталии лучше, чем у них самих.

— И да — для вас и вашего пилота были приготовлены каюты рядом с ангаром. — Пеллеон оглянулся на спутника Одо и приподнял бровь. — Как ваше имя?

Тот перевел взгляд на сановника, словно прося разрешения заговорить. Императорский придворный не отреагировал, и мгновение спустя пилот снова посмотрел на Пеллеона.

— Зовите меня Скорбо, — сообщил он. Голос у него был такой же старческий и усталый, как и внешность.

— Весьма польщен, — обронил Пеллеон и снова обернулся к Одо. — Извольте следовать за мной, сановник, я провожу вас до кают.

Ровно через девять с тремя четвертями стандартных часов Пеллеон явился на мостик «Химеры», хотя смена была не его.

Как оказалось — зря. Звездный разрушитель вышел из гиперпространства на затемненной стороне совершенно невзрачной планеты, из-за горизонта которой проглядывало столь же невзрачное желтое солнце, и все это окружала панорама местных невзрачных звезд.

— И вряд ли мы увидим тут что-нибудь еще, — прорычал Друзан. — Поступил приказ оставаться на орбите, пока сановник Одо не вернется.

— Вот и он, — сказал Пеллеон, указывая на огни двигателей «Надежды Салабана»: грузовик как раз вынырнул из-под вытянутого носа «Химеры». Кораблик направлялся к лежащему впереди горизонту планеты. Когда он вошел по касательной в атмосферу, силуэт его слегка расплылся, а потом и вовсе пропал.

— Ну и что скажете об этой его маске?

Пеллеон с усилием переключился с одной мысли на другую: загадка пункта назначения уступила место загадке личности пассажира.

— Он явно не хочет, чтобы мы знали, кто он такой, — произнес коммандер.

— Кто или что, — кивнул капитан. — Я приказал службе жизнеобеспечения сделать анализ выходящего потока воздуха из его каюты. Думал…

— Что? — перебил его пораженный коммандер. — Сэр, в приказе однозначно сказано, что мы не вправе обсуждать любые действиям сановника Одо, вмешиваться в них или препятствовать им.

— Чего я и не допустил, — ответил капитан. — Отслеживать работу систем корабля — это моя обязанность.

— Но…

— К тому же из этого ничего не вышло, — продолжил Друзан кислым тоном. — Мы сняли биомаркеры пятидесяти разных биологических видов, и восемь из них компьютер даже не смог опознать.

— И все были выделены его маской, — пробормотал Пеллеон, припомнив несколько параллельных насечек на ее выпуклых скулах. — Я думал, что эти насечки на щеках были просто для красоты.

— Ну а они, видно, набиты биомаркерами, — подвел итог Друзан. — Какой предусмотрительный тип, а? Ладно, за чем бы он сюда ни явился, скоро все закончится, и мы сможем выгрузить его вместе с кораблем на том же самом месте, где подобрали.

— Это если он не прикажет нам доставить его куда-то еще, — заметил Пеллеон.

— Да зачем ему мы? — сказал Друзан. — У него есть корабль и пилот. Пусть себе летят. — Капитан шумно выдохнул. — Что ж, смысла нет стоять тут и дожидаться возвращения. Я иду отдыхать. Да и вам советую, коммандер.

— Слушаюсь, сэр. — Бросив напоследок еще один взгляд на горизонт планеты, Пеллеон последовал за Друзаном по мосткам.

— Итак? — спросил Император.

Капитан-командор Траун помедлил секунду, продолжая взирать через иллюминатор на раскинувшийся внизу лесистый пейзаж.

— Любопытная ситуация, — наконец выдал синекожий чисс.

Жорж Кар’дас, сидевший за штурвалом собственного корабля, упорно не отводил глаз от округлого края луны прямо по курсу и мечтал вновь очутиться в месте своего добровольного изгнания, подальше от этих вселенских забот. Траун уж точно мог бы обойтись без него. А Император уж точно этого желал.

Но Траун мягко настоял на его присутствии. Почему — пилот не знал. Может, чисс вбил себе в голову, что чем-то ему обязан. Может, он вообразил, что делает Кар’дасу одолжение, снова сводя его с властями предержащими.

Еще Кар’дас не понимал, почему Император решил не придавать значения присутствию посторонних на борту. Может, он так высоко ценил Трауна, что прощал тому маленькие прихоти. А может, его просто забавляло то, что пилот был явно как на иголках.

Кар’дас не знал. Да и знать не хотел. Ни о чем.

— Во-первых, развернутого вами мультичастотного силового поля должно быть более чем достаточно для защиты строительной площадки. — Траун указал за спину пилота, на показавшийся над лунной поверхностью недостроенный сферический объект. — Полагаю, генератор поля оснащен резервными источниками энергии и щитом для предотвращения нападения с орбиты?

— Оснащен, — подтвердил Император. — А в лесу вокруг генератора расположено несколько полностью укомплектованных военных баз.

— На этой луне есть аборигены?

— Да, примитивная раса, — презрительно проговорил Император.

— В таком случае содержание военных баз — неоправданная расточительность. Я бы рекомендовал выжечь лес в радиусе ста километров вокруг генератора и разместить в пределах действия щита небольшой механизированный отряд, состоящий из АТ-АТ и тяжелых осадных джаггернаутов. Добавьте к этому подкрепление из трех-четырех подразделений разведкатеров — и остальной контингент и оборудование могут быть перекинуты в любую другую горячую точку Империи.

— То есть вы предлагаете сделать генератор абсолютно неприступным? — уточнил Палпатин.

— Я исходил из того, что в этом наша цель. — Траун сделал паузу. Кар’дас встрепенулся и глянул на капитан-командора — а тот прищурил горящие алым глаза. — Разумеется, если вы не решили устроить там ловушку.

— Разумеется, — бесстрастно произнес Император. — Уж вы-то, из всех моих офицеров, должны прекрасно понимать полезность хорошо продуманной ловушки.

— Так и есть, — подтвердил чисс. — В заключение один совет: не списывайте со счетов упомянутых вами аборигенов. Даже примитивное орудие может быть пущено в ход смертельно опасным способом.

— Они не доставят нам неудобств, — отрезал Император, легко поведя рукой, словно отметая проблему местных обитателей. — Они не любят чужаков. Всех чужаков.

— Полагаюсь в этом на ваше суждение, — протянул Траун.

— Конечно, — без выражения произнес Палпатин. — Далее — я чувствую, что вы хотите обратиться с просьбой. Я вас слушаю.

— Благодарю, ваше величество, — сказал Траун. Если способность Императора читать мысли собеседника застала его врасплох или привела в замешательство, на тоне это никак не отразилось. — Нам досаждает военный диктатор Нусо Эсва, который стал весомой фигурой в Неизведанных регионах.

Палпатин фыркнул:

— Капитан, иногда я задаюсь вопросом: не слишком ли вы увлекаетесь тем, что происходит на этих далеких окраинах?

— Вы сами уполномочили меня осуществлять там надзор, — напомнил капитан-командор. — И вполне оправданно. Восстание представляет угрозу, но вряд ли — самую серьезную из тех, которые подстерегают Империю.

— В вашем понимании.

— Да, — ответил Траун.

Последовало короткое молчание.

— Продолжайте, — наконец молвил Император.

— Одной из таких угроз стал военный диктатор Нусо Эсва, — проговорил Траун. — Он располагает необычайно мощным космическим флотом, а также поддержкой множества порабощенных и зависимых планет, раскиданных по Дикому космосу до самых границ Империи. Я полагаю, он планирует расширить свой суверенитет за счет имперских территорий.

— Он, как видно, инородец, — произнес Палпатин. Голос его сочился отвращением. — Мы можем его подкупить?

— Ни подкупить, ни откупиться, ни перетянуть на свою сторону. Я предлагал ему любой из подобных вариантов в нескольких официальных обращениях. Он все их отклонил.

— А что навело вас на мысль, что он тянет руки к моей Империи?

— Он бросил силы против нескольких планет на границе с недавно усмиренными мною территориями, — пояснил Траун. — Его обычная тактика — молниеносные набеги на торговые маршруты или попытки подкупить либо иным способом склонить к сотрудничеству власти этих планет.

— Которые также состоят из инородцев, — хмыкнул Палпатин. — А я вас предупреждал, что эти существа не могут быть сплочены в сколь-либо устойчивое политическое образование. История Республики тому подтверждение.

— Не исключено, — кивнул Траун. — Суть в том, что этими набегами Нусо Эсва отвлекает вверенные мне вооруженные силы, а единственное, что, на мой взгляд, стоит таких усилий, — это объекты, расположенные на территории Империи. Само собой, это недопустимо.

— В таком случае покончите с ним, — сухо молвил Император.

— Я и намереваюсь, — ответил Траун. — Но это затруднительно, пока мои войска рассредоточены и слишком загружены боевыми задачами. Чтобы нанести сокрушительный удар по Нусо Эсве, мне нужны по меньшей мере еще шесть звездных разрушителей.

Кар’дас боковым зрением заметил, как сузились глаза Императора.

— Капитан Траун, вы всерьез полагаете, что у меня где-то завалялось полдюжины лишних разрушителей?

— Я бы не просил, если бы не важность задачи, — ровно произнес Траун. — Под угрозой не только целостность границ. Есть сведения, что он заигрывает с повстанцами.

— В таком случае вам следует переговорить с повелителем Вейдером, — сказал Император. — Это он проявляет особый интерес к восстанию. Возможно, он и выделит вам необходимые разрушители.

— Бесценный совет, ваше величество, — проговорил Траун, склоняя голову. — Мне только и остается им воспользоваться.

— Интересно было бы послушать, как сложится ваша беседа. — Палпатин поднял руку. — Пилот, наше пребывание здесь закончено. Возвращаемся на «Господствующий».

— Слушаюсь, ваше величество, — выпалил Кар’дас. Крепко ухватившись за штурвал, он провел корабль по пологой дуге и направил его к дрейфующему на орбите звездному разрушителю. Пилот отстраненно размышлял: имеет ли Траун представление, что его ожидает. Да уже эти его посиделки с Императором — и парой бессловесных имперских гвардейцев у того за спиной — чего стоят.

Но Вейдер и того хуже. Все доходившие до Кар’даса после битвы при Явине сводки лишь подтверждали, что и без того носящий вполне заслуженный титул темный повелитель ситхов становится все темнее. Сама мысль о том, чтобы обратиться к нему с просьбой, да еще о шести звездных разрушителях, не укладывалась у пилота в голове.

Впрочем, так было не всегда. Некогда Кар’дас был главой простиравшейся на всю Галактику сети контрабандистов и торговцев информацией, предоставлявших свои услуги любому, от хаттов до высокопоставленных членов императорского двора. А еще до того, как Республику опустошили Войны клонов, Кар’дас вместе с Трауном путешествовал к границам пространства чиссов, и молодой командор флота чиссов на его глазах нанес поражение значительно превосходящим силам противника. После того как организация начала разрастаться, Кар’дасу нередко случалось лично беседовать с самыми могущественными деятелями молодой Империи Палпатина. В те времена, доведись ему предстать перед Дартом Вейдером — ну что ж, день можно было бы считать необычайно интересным.

Но это было до того, как Кар’дас чуть не погиб при встрече с темным джедаем. До того как из-за болезни и немощности он оказался на пороге смерти. До внезапно принятого решения порвать связь со своей организацией и оставить на произвол внутренних противоречий, грозящих в любой момент разрушить ее.

До того как он сдался — во всех отношениях.

Но даже притом, что прошлое обратилось в пепел, а будущее казалось блеклым и бесформенным, Кар’дас вдруг почувствовал неожиданный и неуместный укол былого любопытства.

И правда же — интересно было бы послушать, как сложится беседа Трауна и Вейдера.

Пеллеон, по совету капитана вернувшийся в свою каюту, уже шесть часов как спал, когда его разбудило навязчивое жужжание интеркома. Перекатившись по койке, коммандер нажал кнопку:

— Пеллеон слушает.

— Говорит капитан. — Голос Друзана прямо-таки вибрировал от сдерживаемых эмоций. — Жду вас на мостике немедленно.

Остальные вахтенные офицеры уже собрались у расположенного на корме турболифта, и Пеллеон присоединился к ним. Он прошел сквозь толпу к дверям, с тревогой отметив про себя, что тут же присутствовали все свободные от вахты офицеры машинного отсека и командиры группировок истребителей СИД, пехоты и штурмовиков. Что бы там ни происходило, резонанс был серьезным.

Друзан предстал его взгляду застывшим в напряженном ожидании у одной из компьютерных панелей. Рядом с капитаном стоял молчаливый и неподвижный сановник Одо.

— Итак, все на месте, — произнес Друзан, быстро взглянув на Пеллеона. — Прослушайте официальное объявление. Нам оказана особая честь, — он слегка переусердствовал, выделив последнее слово интонацией, — послужить персональным транспортом для сановника Одо при выполнении им специального задания.

Губы капитана дрогнули.

— В рамках этого задания командование «Химерой» переходит к сановнику Одо, — продолжил он. — Смею надеяться, что все вы окажете ему должное уважение и в полной мере проявите свое мастерство, рвение и дисциплинированность. Вопросы?

Первый помощник капитана, старший коммандер Грондарл откашлялся.

— Можем мы узнать суть задания? — спросил он.

— Оно очень важное, — ровным голосом произнес Одо. — На данный момент это все, что вам нужно знать.

Повисло неловкое молчание, которое вскоре прервали.

— Какие будут приказы, сановник? — в конце концов спросил Друзан.

Из-под плаща показалась затянутая в перчатку рука, в которой виднелась инфокарта.

— Здесь новый курс «Химеры», — пояснил Одо, протягивая карту Друзану. — Первый заход — в систему Вруна.

— А что там, во Вруне? — спросил Грондарл.

— Коммандер, — предостерегающе произнес Друзан.

— Ничего страшного, капитан, — сказал Одо. — Для моего задания нужно специальное оборудование. Оно находится в системе Вруна. И если оно не идет к нам, то мы сами идем к нему.

Грондарл сверкнул глазами, однако на наживку не клюнул. Пеллеону было известно о случаях, когда и более заслуженных офицеров ссылали на захолустные станции за излишне резкую реакцию на насмешки начальства.

— Так точно, сэр, — отрапортовал первый помощник.

— Отдайте это в навигационную службу, — попросил Друзан, передавая Грондарлу инфокарту. — Прикажите отправляться, как только курс будет загружен в систему.

— Слушаюсь. — Забрав карту, первый помощник прошагал сквозь расступающуюся толпу и скрылся за арочным проемом, ведущим в центр управления.

— Кто остался — возвращайтесь на места, — продолжил Друзан, окинув взглядом офицеров. — Тем, кому заступать на вахту, — не опаздывайте.

Капитан оглянулся на Одо.

— Наш новый начальник, — прибавил он, — этого не любит.

К тому моменту, как «Химера» прыгнула в гиперпространство, Пеллеон снова был у себя в каюте. Он рассудил, что может себе позволить еще два часа сна, прежде чем наступит его смена.

Но сон не приходил.

Сановник Одо не был человеком. Об этом весьма убедительно свидетельствовали те экстраординарные меры, которые он предпринял, чтобы замаскировать себя: весь этот камуфляж и сбивающая с толку смесь биомаркеров. Пеллеон не был предубежден против инородцев, он даже уважал многих из тех, с кем довелось завязать знакомство или работать вместе.

Но Император был иного мнения. Его взгляды относительно инородцев были широко известны, и хотя он охотно заключал с ними союзы, если это отвечало его интересам, по существу, ни один из них не был допущен к высшим должностям ни при дворе, ни на военной службе. Единственным исключением, о котором было известно Пеллеону, являлся капитан-командор Траун, но даже того частенько отсылали в Неизведанные регионы, лишь бы не маячил в Центре Империи.

Итак, кем же был этот Одо? Этот вопрос вертелся сейчас у Пеллеона в голове. Кто такой этот Одо и что у него за важное задание, из-за которого «Химеру» сняли с патрулирования и передали под командование инородца?

Этого Пеллеон не знал, и было очевидно, что сам Одо ничего не расскажет.

Но можно же зайти и с другой стороны. В конце концов, Империя была величайшим во Вселенной кладезем информации. Вдруг Одо где-нибудь оставил ниточку, за которую можно ухватиться?

Пеллеон поднялся, натянул халат и сел за стол. Включив компьютер, он вызвал по интеркому дежурного службы безопасности.

— Это коммандер Пеллеон, — произнес он, когда тот ответил. — Где сейчас сановник Одо и его пилот?

— Сановник Одо на мостике, — ответил дежурный. — Скорбо сейчас в их общей каюте.

— А когда он в последний раз выходил?

— Секунду… по всей видимости, после полета на планету он посещал столовую на ангарной палубе, а сановник Одо сразу же отправился на мостик.

— Но не обедает же сановник на мостике?

— Пока он в таком замечен не был, — признал дежурный. — Пилот обычно приносит ему еду в каюту.

— А что за еда?

— Да они всего-то три раза ели, определенных выводов не сделаешь, — протянул офицер. — Меню было разнообразное. Хотите, отправлю вам список блюд?

— Да, отправьте, — попросил Пеллеон. Предпочтения в еде и напитках могут быть хорошим подспорьем в раскрытии инкогнито. — И подготовьте распоряжение о том, чтобы меня ставили в известность о каждом случае, когда Скорбо покидает каюту. Полагаю, капитан Друзан уже предписал вам следить за их перемещениями?

— Да, сэр.

— Хорошо. Выполняйте.

Пеллеон отключил интерком и на мгновение задумался, уставившись в пространство. Потом, устроившись в кресле поудобнее, застучал по клавишам компьютера. Уж кто-нибудь, стремясь завоевать доверие Империи, наверняка официально выходил на Одо, Скорбо или «Надежду Салабана».

И Пеллеон найдет, где и когда это произошло.

Глава вторая

Найти технологический туннель под административным комплексом горнодобывающих компаний оказалось не так-то просто, а подходящую распределительную коробку — и того труднее.

«Однако игра стоила свеч, — самодовольно решил Хан Соло, продевая зонд сквозь пучки проводов. — Даже несмотря на грязь и жару».

Даже несмотря на доставшегося ему напарника.

— Хан, — в пятый раз спросил стоявший за спиной Люк Скайуокер. — Как продвигается дело?

— С пробуксовкой, потому что приходится отвлекаться на твои вопросы, — пробурчал кореллианин, отодвигая в сторону пучок проводов. Паренек был незаменим в бою, но обладал дурной привычкой в нервной обстановке болтать без умолку.

— И то правда, — сказал Люк. — Извини.

Фыркнув, Хан сдул с кончика носа каплю пота и занялся очередным сплетением проводов. Он недоумевал, почему имперские техники не могли содержать проводку без путаницы и грязи. Их профессиональная гордость была недостойна даже хаттского ругательства.

Однако если бы все были такие гордецы, то никто бы не установил эту коробку в столь удобном месте под решеткой охладителя локального реактора, где любой болван мог до нее добраться. И тогда им с Люком пришлось бы изрядно потрудиться.

— Я только хотел напомнить, что готов приступить, как только ты закончишь, — сказал малец.

— Конечно, — ответил Хан. — Я дам тебе знать.

Вот он, искомый узел энергетической цепи. Придерживая остальные провода зондом, кореллианин протиснул в образовавшееся пространство перемычку. Чуть-чуть подтянуть, легонько зажать…

И без малейшей искры узел был замкнут.

— Только что звонила Лея, — сообщил Люк. — Сказала, что мы тут возимся…

— Дело сделано, — оборвал его Хан, вытягивая зонд из коробки.

— Замечательно.

Тесный туннель с внезапным шипением осветило голубое сияние светового меча.

— Эй, полегче! — выкрикнул Соло, отшатнувшись от клинка, который прошел слишком близко от его лица и руки. — Я же сказал, что дело сделано.

Еще секунду перед глазами контрабандиста маячило сияющее лезвие, а уши наполнял гул светового меча. Потом, к его облегчению, парнишка выключил оружие.

— Я думал, что ты только находишь нужный узел, а я разбираюсь с замком и сигнализацией, — заметил Люк с едва заметным упреком в голосе.

— Ага, если ты хочешь, чтобы все сразу поняли, что тут поработали световым мечом, — ответил Хан.

— Может, они на Вейдера подумают.

— Смешно, — фыркнул Соло. — Тебя, знаешь ли, много народу видело с этой игрушкой в руках. Причем не только повстанцы. Короче, я замкнул систему в обход узла.

— А-а, — проговорил Люк, и когда глаза кореллианина оправились от сияния меча, он увидел, что парнишка с сомнением хмурится. — Тогда зачем здесь я?

— Может, Лея не хотела отпускать меня ночью одного. — Хан достал комлинк и нажал кнопку. — Это Соло, — представился он невидимому собеседнику. — Ваш выход.

— Принято, — выдала одно-единственное слово строгим деловым тоном принцесса Лея Органа.

Но Хан мог читать между строк. Что бы принцесса ни говорила, что бы ни делала, — она была без ума от кореллианина.

В любом случае он ни капли в этом не сомневался.

— Что теперь? — спросил Люк.

— Выбираемся отсюда. — Соло сложил инструменты в сумку и захлопнул крышку распределительной коробки. — Надеюсь, мы не зря тут расстарались.

— Я тоже, — сказал Люк. — Нам очень нужна эта новая база.

Хан нахмурился:

— Так они ищут новую базу? — Кореллианин кивнул на постройку над их головами. — Здесь, что ли?

— Да, — с удивлением в голосе ответил Люк. — Разве Лея тебе не говорила? Это центр обмена информацией для горнодобывающих компаний. Здесь хранятся все данные о разработках недр в этой части Империи.

— Что это, я знаю, — сдержанно проговорил Хан. — Но я думал, мы собираемся угнать у них танкеры или сухогрузы.

— Ну да, такая у нас легенда, — признал юноша. — Но она лишь для того, чтобы пустить всех по ложному следу. На самом деле мы собирались добыть сведения о планетах с уже выработанными заброшенными шахтами. Лея подумала…

— Знаю я, что она подумала, — рявкнул Хан, раздраженно смахивая пот со лба. — На планетах с выработанными шахтами, как правило, больше нечего добывать, поэтому на них никто не претендует.

— Она так и сказала, — подтвердил Люк. — Извини… я думал, ты знаешь.

— Выходит, что нет. — Контрабандист ткнул большим пальцем в сторону выхода из туннеля. — Ладно, идем отсюда.

Выбираться из технологического туннеля было так же долго, жарко и неприятно, как и ползти внутрь. Наконец они добрели до выхода.

— Жалко, что Чуи великоват для этого туннеля, — заметил юноша, с тяжким вздохом приподнимая крышку и сдвигая ее в сторону. Внутрь ворвалось дуновение прохладного ночного ветра. — Если бы он пошел вместо Леи…

— Тихо, — оборвал его Хан, придвигаясь ближе и напряженно прислушиваясь. Где-то неподалеку раздавался гул приближающегося лендспидера. — Отодвинься… отодвинься.

— Что там? — спросил Люк, прижимаясь к стенке туннеля, чтобы напарник мог протиснуться мимо.

— Патруль, — ответил Соло, выглядывая из люка. Они были в узком проулке между двумя высокими стенами без окон около двухсот метров в длину, освещенном пятью редко стоящими световыми панелями на высоких столбах. Гул невидимого лендспидера становился все громче — патруль приближался к проулку.

Ключевой вопрос: движется ли он к зданию, из которого как раз сейчас должна выходить Лея со своей группой? Или все-таки прочь от него?

Угадать невозможно. Но и рисковать сейчас не время.

— Дай меч, — сказал Хан, выбираясь наверх.

— Что? — растерялся Люк. — Но…

— Давай его мне и бегом отсюда, — отрезал контрабандист. — Надо отвлечь их.

Люк нехотя отцепил меч от пояса и протянул напарнику. Соло выхватил оружие из рук мальца и побежал к ближайшему столбу освещения, на ходу разглядывая рукоять. Если он все правильно помнит, то кнопка включения вот здесь…

С привычным гулом зажглось голубое лезвие. Хан сжал оружие обеими руками и подскочил к столбу, стараясь направлять клинок в противоположную от себя сторону. Если столб был стандартной конструкции, то проводка тянется ровно по центру. Прислонив кончик лезвия аккурат к корпусу, кореллианин с силой надавил на меч.

Световая панель над его головой коротко вспыхнула желтоватым сиянием и потухла.

— Что ты делаешь? — ахнул Люк.

— Привлекаю их внимание, — ответил Соло, оглядываясь через плечо. Лендспидер так и не появился в поле зрения, но гудел уже совсем близко. — Бежим, — добавил кореллианин, пускаясь трусцой в противоположную от источника звука сторону.

— Сначала выключи меч и верни его мне, — попросил юноша на бегу, держась на безопасном расстоянии от сияющего клинка. — А то кто-нибудь из нас убьется.

— Я справлюсь, — уверил его Хан.

— Быстро! — скомандовал Люк и протянул было руку, но потом явно передумал. — Ну ладно.

Хан закатил глаза и выключил меч.

— Ладно, следующий столб твой.

— Ага, — ответил Люк, выхватывая оружие и ускоряясь в направлении столба.

Едва он приблизился и зажег меч, как на другом конце проулка показался лендспидер охраны.

— Хан! — выкрикнул юноша.

— Ага, вижу, — прорычал кореллианин, выхватывая бластер. — Вырубай свет.

Ответом ему было лишь мимолетное шипение, и световая панель над головой погасла. Тем временем лендспидер завернул в проулок, и в свете оставшихся огней было видно, что в нем сидят четверо. Хан аккуратно поровнял прицел бластера с капотом прибывшего транспорта и выстрелил.

Звук сминающегося металла и пластали, с которым лендспидер завалился набок, радовал уши. Правда, слегка подпортил впечатление оглушающий скрежет борта о пермакрит, после чего машина резко взяла влево и врезалась в здание, а все четыре охранника вывалились наружу.

— Бежим! — крикнул Хан спутнику и, повернувшись, рванул в другой конец проулка. Если они уберутся отсюда до того, как ребята из лендспидера придут в себя и вызовут подмогу, то удастся вернуться к Лее и ее аэроспидеру, не столкнувшись с подкреплением.

Они пробежали уже полпути, когда на перекрестке перед ними возник другой лендспидер. Транспорт слегка вильнул и остановился, перегородив выход из проулка.

— Хан? — позвал Люк.

— Вижу-вижу, — ответил тот, резко тормозя и думая, как же теперь выпутываться. Стрельба по переднему ответвителю мощности, как в предыдущий раз, ни к чему не приведет, поскольку машина уже остановилась и ее седоки высыпали наружу. К тому же поблизости не было ни укрытия, ни пути к отступлению.

Если только паренек не прорубит для них новый проход световым мечом.

— Люк…

— Нет, посмотри назад, — оборвал его тот.

Кореллианин развернулся. По проулку летел аэроспидер, еле-еле вписываясь кончиками крыльев-стабилизаторов между стенами. Из боковой двери свешивался Чуи, наполовину высунувшись наружу и протягивая им мохнатые руки.

— Малец, приготовься, — велел Хан. Он повернулся к патрульным, засевшим за лендспидером, и выпустил по ним несколько бластерных разрядов, чтобы не расслаблялись. Потом воздел руку вверх. Скорее всего, ей придется несладко.

Миг спустя пальцы Чуи обхватили предплечье Хана и вздернули его с пермакрита.

Послышался приглушенный возглас — Люка подхватили таким же образом. Стиснув зубы, Соло прищурился от неожиданно сильного встречного потока воздуха и еще пару раз выстрелил наугад в направлении патрульных. Аэроспидер проскочил над лендспидером и сидящими за ним охранниками, и тут Хана качнуло, поскольку пилот заложил плотный вираж влево, огибая угол здания. Кореллианин не глядя сунул бластер в кобуру и зажмурился, гадая: неужели Лея решила доставить их таким образом прямо до точки сбора?

Но тут полет замедлился, и у Хана чуть не выпрыгнули внутренности, когда его ноги коснулись пермакрита…

— Забирайтесь! — крикнула Лея, когда Чуи отпустил их.

Через десять секунд аэроспидер уже набирал высоту, а Хан с Люком благополучно разместились на борту.

— Что, во имя Галактики, вы там устроили? — пожелала знать принцесса.

— Я услышал приближение патруля, — ответил кореллианин, потирая растянутое плечо. — И решил, что им ни к чему знать о вашем незапланированном визите.

— И ты, конечно же, начал размахивать там бластером. — Девушка перевела взгляд на Люка. — А ты — мечом.

— Дорогуша, ты упустила главное, — спокойно сказал Хан. — Согласен, теперь они знают, что мы были в проулке. Зато благодаря этому им невдомек, где была ты.

Лея открыла было рот и тут же закрыла. Видимо, до нее наконец дошло, к чему он клонит. Имея представление, в какое именно здание комплекса проникли непрошеные гости, охрана с большей легкостью просчитает их последующие шаги.

— Из этого проулка можно отключить сигнализацию только четырех зданий, — упрямо возразила принцесса.

— Но они не знают, какое из четырех нас интересовало, — терпеливо проговорил Хан. — И никто не видел, из какой двери ты выходила.

Принцесса помрачнела. Этот спор она проиграла и прекрасно знала об этом. Если бы охранники заметили отход ее отряда, то не только взяли бы в толк, на какое здание нужно обратить внимание, но и на какой части следует сосредоточиться. А теперь им придется обыскивать все подряд.

— Да ладно, можешь не благодарить, — нарушил неловкую тишину Хан. — Ведь мы с Люком — тоже часть команды.

Он оглянулся на парнишку, но тот сохранял образцовое спокойствие и молчаливость. И если на то пошло, остальные брали с него пример.

Хан снова взглянул на Лею, но она уже отвернулась и уставилась в боковое окно. Такая же спокойная и молчаливая.

Полет до точки сбора оказался гораздо продолжительнее, чем полет к проулку.

Зато генерал Карлист Рикан был доволен результатами. Правда, Хану от этого было ни тепло ни холодно.

— Принцесса, превосходная работа, — похвалил генерал Лею и кивнул ей, а остальных сидящих за столом обвел одобрительным взглядом. — Все вы молодцы. Вейдер наступает нам на пятки, и нам отчаянно нужна небольшая передышка. Надеюсь, какая-нибудь планета из вашего списка подойдет для создания базы.

Генерал взял со стола несколько инфокарт, прикоснувшись к ним так, словно они хранили в себе некое джедайское волшебство, которое можно было обратить против Вейдера.

— На сегодня всё, — сказал он. — Следующие назначения получите от своих непосредственных командиров. Принцесса Лея, Скайуокер, вас попрошу остаться. Остальные свободны.

Раздалось шарканье кресел и ног — все собрание направилось к выходу. Кроме Леи и Люка, конечно же.

И Хана.

Лея первой после генерала заметила, что кореллианин и не подумал уходить. Сначала она посмотрела на того недоуменно, потом нахмурилась и в конце концов стала прожигать его взглядом. В этот момент Хана заметил и Люк, но в его случае дальше недоуменного взгляда дело не пошло. Чуи просигналил другу глазами: «Что ты делаешь?» — но тоже молча вышел из зала для совещаний.

Рикан был в своем репертуаре и никак не отреагировал. Генерал дождался, когда все выйдут, и только тогда обратился к Хану.

— Что-то случилось, Соло? — ровным голосом спросил он.

— Я остаюсь на вторую часть совещания, — так же спокойно ответил тот. — Мне казалось, что я — часть команды.

Рикан кивнул:

— Так и есть.

— Тогда давайте начнем, — отрезал Хан и скрестил руки на груди.

Генерал секунду разглядывал кореллианина. Потом указал Хану на боковую дверь и встал.

— Извините нас, мы на минутку, — обратился он к Лее с Люком. — Нам с Соло нужно поговорить наедине.

Во время службы на флоте Хан столько раз огребал от начальства, что сразу же приготовился к первоклассной взбучке. Но к его удивлению, когда они вошли, Рикан лишь прикрыл дверь и приподнял брови.

— Итак, — произнес генерал. — Я весь внимание.

Хан решил, что прямое приглашение к диалогу заслуживает прямого ответа.

— Меня не поставили в известность об истинной цели сегодняшней операции, — заявил он. — Это не было недопониманием с моей стороны. Это было намеренным умолчанием с вашей.

— А если бы вам сообщили, что мы ищем новую базу, вы бы выполнили свою часть задания по-другому?

— Скорее всего, нет, — признал контрабандист. — Но с заданием Леи было бы иначе. Я кое-что смыслю в горнодобывающем деле и мог бы дать ей пару советов.

— Например?

— Например, держаться подальше от тех мест, где отметились хатты, — ответил Хан. — И я сейчас говорю не о названиях планет. У них по меньшей мере пятнадцать разных прикрытий и подставных компаний.

— Хорошо, что предупредили, — кивнул Рикан. — Возможно, вас попросят помочь аналитикам отсортировать данные, когда все будет собрано воедино.

— Да я не об этом, — прорычал Хан. — Если я участвую в этом вашем восстании, я должен быть в курсе происходящего.

— Вы так считаете? — спросил Рикан.

— Мы же пришли к тому, что я часть команды, — продолжал давить кореллианин. — Что мне еще сделать? В офицеры записаться?

Генерал посмотрел ему в глаза:

— В общем, к этому все и идет.

Хан прожег его взглядом. Вопрос о службе был на треть риторическим и на две трети насмешливым. А вот ответ Рикана не был ни тем ни другим.

— Вы издеваетесь?

— Вовсе нет, — сказал генерал. — Вы служили во флоте и прекрасно понимаете, что к чему. Доступ к информации и полномочия на принятие решений предоставляются высшему офицерскому составу. До подчиненных доводится лишь то, что им необходимо для выполнения задания.

— Отлично, — проворчал Хан. — И как мне получить самые крутые нашивки?

— Это вы тоже прекрасно знаете, — ответил Рикан. — Идут за тем, кто ведет.

Хан фыркнул:

— Замкнутый круг получается.

— Ничего подобного, — возразил генерал. — Как я и сказал, подчиненные получают минимум информации и полномочий. Однако и ответственность их минимальна. Командиры не могут себе позволить перекладывать ответственность на чужие плечи.

— Я уже командовал отрядом, — напомнил ему Хан. — Взять хотя бы операцию на Шелконве. Мы с Люком и Чуи отлично справились.

— С принцессой Леей вы тоже сработались, — признал Рикан. — Но все, кого вы назвали, — ваши друзья или хотя бы знакомые. Вы их знаете и доверяете им. Другое дело — отряд солдат или пилотов, которых все равно не подстрахуешь, потому что не знаешь их сильных и слабых сторон. Солдат, которых посылаешь в бой, прекрасно зная, что некоторые — может быть, даже большинство из них — погибнут.

Хан почувствовал внутри неприятный холодок.

— Верно. В этом-то и подвох, да?

— Самый что ни на есть, — тихо согласился генерал. — Есть такая старая поговорка… даже не знаю, откуда она появилась. Может, джедаи придумали. Вот как она звучит: «Решения одного определяют будущее для всех». Слыхали?

— Да ее варианты повсюду ходят, — заметил Хан. — Ерунда это все.

— А настоящие командиры ни на миг об этом не забывают, — указал Рикан. — Они понимают возможный исход принятых ими решений и готовы взвалить на себя это бремя. — Генерал приподнял бровь. — Вопрос в том, решитесь ли на подобный шаг вы.

— Вы предлагаете мне стать офицером и в придачу настоящим командиром? — без обиняков спросил Соло.

К его удивлению, Рикан не оскорбился, а, наоборот, усмехнулся.

— В точности, — сказал генерал. — Я знавал офицеров, которые не были командирами. А кто-то командовал, даже не будучи офицером.

Хану почему-то сразу вспомнились пять штурмовиков-дезертиров, которые помогли им с Люком вывезти Лею с Шелконвы. Вот уж кто умел повести за собой, не имея ни чинов, ни званий, так это командир того отряда ЛаРон.

— Что теперь? — спросил он.

Рикан пожал плечами.

— Ступайте и обдумайте предложение, — сказал генерал. — Я хочу, чтобы вы были полностью уверены, что готовы посвятить себя нашему делу.

Хан кивнул:

— Справедливо.

— Хорошо, — протянул Рикан. — А в данный момент я полагаю, что для вас найдется работа в новом деле, которое мы будем обсуждать с принцессой Леей и Скайуокером. Присоединяйтесь и высказывайте свои предложения. — Он махнул рукой на дверь. — Идем?

Когда Хан с генералом вернулись в зал, Люк и Лея по-прежнему молча их ждали. К собранию присоединился еще один участник — хмурый человек лет на двадцать старше Рикана, обладатель мощных плеч и груди бывшего борца на ринге. Уголки его рта были скорбно опущены.

А еще он занял — вряд ли случайно — кресло, в котором до этого сидел Хан.

— Господин Экслон. — Рикан поприветствовал новоприбывшего вежливым кивком. — Спасибо, что присоединились к нам.

— Прошу извинить за опоздание, — кивнул тот в ответ. — Совещание у Мон Мотмы затянулось сверх ожидания.

— Ничего страшного, — уверил его генерал. — Позвольте представить вам Люка Скайуокера и капитана Соло. Принцессу Лею вы, конечно же, знаете. Это Вестин Экслон, бывший губернатор округа Логарра на Алдераане.

Хан поморщился. Алдераанец. Неудивительно, что у этого типа не сходит с лица скорбное выражение.

— Приятно познакомиться, губернатор, — сказал он.

— Теперь я просто господин Экслон, капитан Соло, — хмуро поправил его собеседник, еще сильнее скривив рот. — Алдераан. Вы слышали о нем, не так ли?

— Да уж, слышал, — с невольным раздражением ответил Хан. — Если честно, я первым туда прибыл, когда Таркин его разнес.

Лея поерзала на сиденье.

— Хан, — тихо одернула она кореллианина.

— Ничего страшного, ваше высочество. — На губах Экслона промелькнула тень улыбки. — Точно, теперь я вспомнил, откуда мне знакомо ваше имя, капитан. Приношу извинения. Мы обязаны вам очень многим.

— Не берите в голову, — бросил кореллианин. Ну хоть кто-то оценил его старания.

— Может, присядете, Соло? — спросил Рикан, указывая на кресло рядом с алдераанцем.

— Не вопрос, — ответил Хан, выдвигая кресло рядом с Леей и плюхаясь туда. — Что на повестке?

— Вообще-то, дело не совсем ясное, — начал генерал, заняв свое прежнее место во главе стола. — Либо нам выпал блестящий шанс, либо это очевидная ловушка. Господин Экслон?

Мужчина откашлялся:

— Несколько дней назад я получил послание от губернатора сектора Кандорас Бидора Ферроуза. Я уверен, что такой заядлый путешественник, как капитан Соло, знает об этом секторе все, но для остальных дам справку. Кандорас расположен во Внешнем Кольце, на границе с Диким космосом, и некоторым образом простирается дальше, в Неизведанные регионы. Во времена Республики он рассматривался как форпост обороны против различных угроз из обоих этих регионов. Под властью Империи… — Экслон скривился. — По всей видимости, судьба этого сектора никого не волнует.

— Получив послание губернатора Ферроуза, мы задействовали наши стандартные источники информации, чтобы узнать как можно больше о сложившейся там ситуации, — добавил Рикан и нажал кнопку на встроенном пульте. Голопроектор стола вспыхнул и показал участок Внешнего Кольца, а в нем — маленький сектор с неровными границами, уходящими в пустое пространство Неизведанных регионов. — Как господин Экслон уже заметил, имперским коммерсантам и прожигателям жизни Кандорас даром не нужен. Флотилия сектора состоит из четырех старых дредноутов и нескольких малых кораблей и снабжается с перебоями.

— К сожалению, по границе этого сектора победно шествует военачальник-инородец Нусо Эсва, — мрачно заметил алдераанец. — Согласно нашим источникам, он уже завоевал ряд систем в Неизведанных регионах и подумывает заполучить кусочек имперской территории себе в коллекцию. По всей видимости, Кандорас у него первый в списке трофеев.

— А к нам это каким боком относится? — спросил Хан.

— Таким боком, капитан, — многозначительно проговорил Экслон, — что губернатор Ферроуз выдвигает весьма заманчивое предложение: полноценная база Альянса, оснащенная инфраструктурой, портовыми сооружениями и одним из лучших в Галактике естественным хранилищем запасов…

— Минуточку, — воскликнул Люк, восторженно округлив глаза. — Он предлагает нам базу? Не временное прибежище или укрытие, а настоящую базу?

— Так он сказал, — ответил Рикан. Генерал нажал еще несколько кнопок, и голопроектор увеличил изображение звезды, вокруг которой вращалась двойная планета. — Это система Польн, столица сектора Кандорас. На более крупной планете, Польне Большом, заседает правительство сектора. Более мелкая, Польн Малый, когда-то была центром горнодобывающей промышленности и всяческих производств. С течением лет ее вклад в благосостояние системы уменьшился, но она все еще играет важную роль в обеих сферах. Губернатор предлагает нам устроить базу на Польне Малом. Мне уже доложили, что корабли в системе курсируют достаточно оживленно, чтобы замаскировать наши собственные передвижения в общем потоке.

— Кроме того, на Польне Малом имеется система глубоких пещер и заброшенных терминалов горнодобывающих компаний, — добавил Экслон. — Некоторые из них теперь используются как склады, но большинство просто пустуют — вот там-то и можно припрятать наше оборудование. — Он указал на изображение. — Это я и подразумевал под естественным хранилищем запасов. Некоторые пещеры находятся близко к поверхности, но есть и такие, что залегают на глубине, недоступной для любого внешнего сканирования.

— Звучит заманчиво, — вставила Лея. — А что губернатор Ферроуз хочет за все это богатство?

— Судя по посланию, ничего, — пояснил Экслон. — Он уверяет, что система безопасна, нас примут с распростертыми объятиями и будут защищать силами флотилии. Еще он намекает, что в ближайшем будущем планирует отколоться от Империи и официально поддержать Альянс.

Хан фыркнул:

— Свежо предание.

— Согласен, — подтвердил алдераанец. — Никто не говорит, что мы ему верим. Суть в том, что нам предлагают готовую базу в таком месте, где мы хотя бы заблаговременно будем предупреждены о массированном ударе.

— Вопрос только в том, кто нанесет этот удар, — заметила Лея. — Полагаю, всем ясно, что Ферроуз рассчитывает на случай нападения этого Нусо Эсвы усилить собственную оборону за счет сил Альянса.

— Или, как и было сказано, это откровенная западня, — добавил Люк. — Только мы там разместимся, как заявятся полсотни звездных разрушителей и перебьют нас, как вомп-крыс.

— Этого ни в коем случае нельзя исключать, — согласился Экслон. — Однако вы удивитесь, услышав, насколько мала такая вероятность. Наши информаторы сообщают, что где-то четыре месяца назад губернатор дополнительно запрашивал у командования флота боевые корабли, но ему даже ответить не удосужились. Все указывает на то, что в Центре Империи фактически забыли о существовании сектора Кандорас.

— К тому же, если бы они решили заманить нас в западню, для этого имелись бы более подходящие места, — заметила Лея. — Скажем, сектор с мощной группировкой флотов. Переброска ударного соединения в Кандорас потребует перетасовки и снятия с задания многих кораблей. Это займет много времени и сил и не ускользнет от внимания наших агентов.

— Поэтому мы принимаем предложение и подставляемся под удар военного диктатора, — резюмировал Хан. — Не понимаю, что это нам дает.

Алдераанец повернулся к нему, нахмурив брови:

— Капитан…

— Это дает нам одно из двух, — вмешался Рикан. — Первое: если присутствие сил Альянса отпугнет Нусо Эсву, то риск сам себя исчерпает. Второе: если Нусо Эсва все-таки нападет, наш флот поможет Ферроузу разбить его.

— А с чего мы подряжаемся делать за имперский флот его работу? — резонно полюбопытствовал Соло.

— С того, что наивысшая цель восстания — освободить Галактику, — ответил генерал с едва сдерживаемым недовольством. — Невелика победа, если на смену свергнутому нами тирану придет другой.

— Неужели этот военный диктатор так опасен? — удивился Люк.

— У нас нет об этом никаких сведений, — ответил Экслон. — Мы знаем только, что губернатор Ферроуз очень озабочен этой угрозой.

— Давайте вернемся к этому Ферроузу, — попросила Лея. — Что нам о нем известно?

— Десять лет назад в нем видели восходящего молодого политика, одного из самых блестящих ставленников Центра Империи, — пояснил алдераанец. — Он молод — ему едва исполнилось сорок, — женат и имеет шестилетнюю дочь. Судя по всему, он отменный управленец. — Экслон пожал плечами. — К сожалению, это все, что нам известно.

— Поэтому кто-то должен отправиться на Польн Большой и провести с ним личную встречу, — сказал Рикан. — Мы с Мон Мотмой подумали, что маленький отряд сможет без труда проникнуть…

— Секундочку, — перебил его Хан. — Вы снова отправляете Лею в самое пекло?

— В данном случае — нет, — спокойно ответил Рикан. — Господин Экслон вызвался быть нашим делегатом.

Хан перевел взгляд на алдераанца, чувствуя, что готов провалиться сквозь палубу.

— А-а, — неловко протянул кореллианин.

— Сначала мы планировали забросить его на Польн Большой на одном из наших транспортников, — продолжил генерал. — Но теперь я думаю, что ваш «Сокол Тысячелетия» подходит еще лучше.

— Идея неплоха, — задумчиво протянул Экслон, не сводя глаз с кореллианина. — Поскольку горное дело на Польне Малом пришло в упадок, за последние несколько лет контрабандисты и прочие нелегалы захватили существенную долю инфраструктуры. Вы как раз впишетесь.

Хан поморщился. Неужели у Альянса не было на примете других контрабандистов? Он раскрыл было рот, чтобы поинтересоваться…

Но вовремя заметил взгляд Рикана. Холодный, выжидающий, оценивающий взгляд.

— Ну и прекрасно, — прорычал Соло. — Когда в поход?

Рикан повернулся к алдераанцу:

— Господин Экслон?

— Я хотел бы еще раз переговорить с Мон Мотмой, чтобы окончательно определить рамки, в которых мы можем что-либо пообещать губернатору, — сказал тот. — Отправимся сразу после этого.

— Отлично. — Хан поднялся на ноги. — Пойду разыщу Чуи и узнаю, что нужно для подготовки «Сокола» к вылету. — Он направился к выходу, по пути похлопав Люка по плечу. — Счастливо, малой.

Лею кореллианин обошел вниманием. Правда, ей было совсем не до того.

После завершения собрания Люк вышел в коридор, и тут его окликнули. Обернувшись, юноша увидел, что за ним поспешает Экслон.

— Можно вас на пару слов? — спросил алдераанец.

— Конечно, — ответил Люк, морща лоб. Он еще не очень хорошо научился чувствовать в Силе эмоции и настроение окружающих, но даже его невеликих навыков хватило, чтобы распознать в Экслоне странную мешанину ледяного спокойствия и кипящей страсти. — Я могу чем-то помочь?

— Вообще-то, можете, — сказал алдераанец, резко тормозя. — Я хочу, чтобы вы сопровождали меня на Польн Большой.

— Благодарю за приглашение, — кивнул юноша. — Но вы же сами слышали, что сказал генерал Рикан. Я в авангарде истребителей.

— Это пустая трата ваших талантов, — фыркнул Экслон. — В Альянсе полно народу, умеющего водить корабли сопровождения. — Он поднял палец. — А джедай только один.

— Я не совсем джедай, — произнес Люк. — Пока что.

— Другого у нас нет, — возразил собеседник. — Поэтому я хочу, чтобы вы были со мной, когда мы с губернатором Ферроузом сядем за стол переговоров. Не ради давления, а ради понимания психологических моментов.

— Если вам нужен тонкий психолог, обратитесь лучше к адмиралу Акбару, — посоветовал Люк. — Да и Лея разбирается в этом лучше меня.

— И у них обоих есть свои задания, — твердо сказал алдераанец. — Не беспокойтесь, я уже переговорил с генералом Риканом по этому поводу… Потому и задержался. Он сказал, что если вы согласны, то можете отправиться со мной.

Люк поджал губы. Ему вовсе не улыбалось оставаться на вторых ролях, организуя сопровождение для сил Альянса на Польн Большой, хотя вслух он бы этого никогда не признал. Тем более Хану с Леей выпали куда как более интересные задания. Поехать туда с посольством Экслона — очевидный шаг вперед.

— Если генерал не против, то и я согласен, — решился юноша.

— Превосходно, — ответил Экслон. — Еще вот что: я хочу, чтобы вы отправились на Польн Большой отдельно от нас с капитаном Соло. Будете нашим козырем в рукаве, если предложение Ферроуза не оправдает себя.

— Хм, — протянул Скайуокер. Его энтузиазм болезненно просел. Несмотря на многочисленные причуды «Сокола», ему нравилось летать на этом корабле, особенно когда все работало как надо и капитан был в хорошем расположении духа. Да и общество алдераанца было приятно. — Значит, мне придется лететь на другом грузовике Альянса?

— Нет, — ответил мужчина. — Вы полетите на одном из наших «Охотников за головами» Z-95.

— «Охотник за головами»? — переспросил Люк, широко раскрыв глаза. — А не слишком ли он приметен?

— Вовсе нет, — уверил его Экслон. — В том секторе Галактики такой корабль — обычная картина. Всего и дел-то — соскоблить маркировку Альянса с обшивки, поставить регистрационный код, которым снабдил нас губернатор Ферроуз, и загрузить курс гиперпрыжка.

— Как скажете, — проговорил Люк, прощаясь с остатками энтузиазма. Гиперпривод у принадлежавших Альянсу Z-95 был отменным, и, несмотря на отсутствие в конструкции астродроида, путешествие до системы Польн и обратно этим кораблям вполне по силам. С другой стороны, хоть Х-истребители тоже создавались не для долгих перелетов, в кабине «Охотника» было еще теснее. — Если это необходимо.

— Так и есть, — решительно сказал собеседник. — Значит, договорились. Хорошо. Не знаю, сколько капитан Соло еще будет готовить свой корабль, но хочу, чтобы вы не слишком отставали.

— Отставал? — удивился Люк, нахмурившись. — Мы полетим не все вместе?

Экслон покачал головой:

— Как я и сказал, «Охотники за головами» довольно распространены, но обычно принадлежат частным охранным фирмам, поэтому сопровождают лишь лайнеры на регулярных рейсах и прочие передовые корабли. — Он призадумался. — Кроме того, будет лучше, если капитан Соло не будет знать о вашем участии в переговорах. Так у вас будет больше пространства для маневра.

Люк вспомнил, как возмутился Хан, когда узнал, что Лея не раскрыла ему истинную цель их вылазки.

— Это может выйти нам боком, — предупредил юноша. — Хан предпочитает быть в курсе всех дел.

— Капитан Соло — солдат, — холодно возразил Экслон. — До его сведения доводится лишь часть информации, необходимая для выполнения непосредственной задачи. Не больше и не меньше.

— Я, конечно, понимаю, — начал было Люк. — Но для Хана…

— На разговоры времени нет, — прервал его собеседник. — Я уже озадачил механиков смывкой маркировки, но загрузку регистрационного кода, полагаю, вы захотите проконтролировать сами. Желаю удачи, и до связи на Польне Большом.

Посол Альянса коротко кивнул и ушел, не дожидаясь ответа.

Люк во все глаза смотрел ему вслед. Несмотря на ограничения, новое задание было куда как более захватывающим, и юноша был благодарен алдераанцу за содействие. Но Хану не понравится, что его оставили в неведении в двух операциях подряд. Недовольство свое кореллианин, скорее всего, проявит громко, а то и за бластер схватится.

Вот тут-то Люк и понял, что в некоторых ситуациях и Чуи ему не подмога.

Но Экслон был прав. Вокруг идет война, и отданные приказы должны исполняться. Хан покорится.

Хотелось бы надеяться.

Глава третья

Толстого мужчину с красным лицом прошиб пот. Вспотеешь тут, когда в метре от твоего носа маячит дуло маленького потайного бластера.

Подобную реакцию Мара Джейд видела часто. Слишком часто.

— Приговор вынесен, судья Ламос Чатур, — строго объявила она. — Вам есть что сказать в оправдание?

— Этот ваш приговор — какой-то бред, — выдавил Чатур. — Вы приговариваете меня к смерти из-за одного сомнительного решения — всего одного — за двадцать лет службы на этом посту?

Мара вздохнула. Обильный пот в таких ситуациях — обычное дело. Страстные оправдания и рационализация — тоже как по писаному.

— Вы не слушаете, — сказала она. — Одно неправильное решение могло привлечь мое внимание, но этого мало для вынесения приговора.

— Да что же я сделал? — воскликнул судья наполовину требовательным, наполовину заискивающим голосом. — Я положил все силы, чтобы вершить правосудие от имени Империи в этих жестких условиях, которые не в моей власти изменить. Как вы можете вменять мне в вину случайную ошибку в суждении?

Мара знала, что он тянет время. Но это было ей на руку. Девушке всегда было трудно сделать последний шаг, даже если все указывало на вину подсудимого и приговор был окончательным.

— Речь идет не об ошибке суждения, — отрезала она. — А о пяти годах систематических вымогательств, воровства и взяточничества. Вы сделали вторую карьеру, налагая завышенные штрафы и предъявляя необоснованные обвинения, а полученными за это деньгами расплачивались со своими сторонниками и доброжелателями.

— Мои друзья нуждались в поддержке, — возразил Чатур. — Неужели судье нельзя водить дружбу с бедняками?

— Нельзя, если ваша так называемая дружба основана исключительно на обмене деньгами и услугами, — ответила Мара, мысленно отмечая чужое присутствие. Через пустой зал судебных заседаний к двери за ее спиной крадущейся походкой приближались двое мужчин. — Это не дружба, — заметила девушка, незаметно перемещая вес тела на левую ногу. — Это преступный сговор.

— Но я действовал в рамках закона, — не сдавался приговоренный. — Вы можете посмотреть документы, поговорить со свидетелями…

И прямо на середине его речи дверь позади Мары распахнулась и кто-то два раза выстрелил ей в спину из бластера.

Но не попал. Мара выпустила из рук свой бластер, который с грохотом упал на стол судьи, и стремительно развернулась, выхватывая световой меч. Зажегшийся с шипением пурпурный клинок прикрыл ее и отразил оба разряда в стену.

Незадачливые стрелки продолжали палить. Мара отразила все выстрелы мечом, направив их в грудь каждому из нападавших.

Для верности девушка подождала, пока оба стрелка не затихнут безжизненно на полу. Потом развернулась к судье, в защитной стойке сжимая меч обеими руками.

Как раз вовремя: Чатур в последнем порыве бросился к столу, пытаясь завладеть ее бластером.

Мара долгую секунду удерживала кончик лезвия у горла судьи, рука которого застыла в сантиметре от оружия, а лицо побледнело и перекосилось от бессильной злобы.

— Для протокола, — ровным тоном произнесла Мара. — Невиновные никогда не стреляют в спину агенту Империи.

— Ты не победишь, — хриплым голосом выкрикнул Чатур. — Ты можешь убить меня — сотню таких, как я, — но твоя ненаглядная Империя все равно не устоит. Если не от рук повстанцев, то она рухнет от собственной гнили. — Судья сверлил ее глазами. — И где в это время будешь ты, маленький заносчивый агент? Власть твоя кончится, покровители умрут или сядут в тюрьму. А друзей у тебя и так нет. — Судья протянул ей открытую ладонь. — Я могу тебе помочь. Я буду твоим другом. Сохрани мне жизнь… оставь меня на прежнем месте, и, когда все вокруг тебя начнет рушиться, ты найдешь здесь надежное прибежище…

Мара только слегка двинула запястьем, и клинок вошел в горло судьи, заставив его замолчать навсегда.

Девушка еще мгновение помедлила, не сводя глаз с мертвеца. Судья завалился на стол, за которым было заключено так много тайных сделок, лишивших Империю принадлежавшего ей имущества, а имперских граждан — их жизней и свободы.

— Во имя Императора, — тихо промолвила Мара.

Погасив меч, она подхватила бластер и убрала его в кобуру в рукаве. Затем, повернувшись спиной к очередному закрытому делу о коррупции, девушка вышла из комнаты.

На протяжении всего пути из здания суда Маре встретилось около пятнадцати служащих. Каждый из них открыто или украдкой провожал ее взглядом. Но ни один не был столь глуп, чтобы попытаться остановить Руку Императора.

В трех кварталах от здания суда ее терпеливо дожидался взятый впрокат аэроспидер. Ее корабль, сильно модифицированный челнок типа «Лямбда» производства «Синара», стоял в двухстах километрах к северу, вдалеке от трасс.

Мара уже сидела в каюте за компьютером и составляла отчет, когда в ее мыслях раздался знакомый голос:

«Дитя мое?»

Девушка улыбнулась.

«Мой повелитель», — отозвалась она на зов Императора.

«Задание?»

«Выполнено, — доложила Мара. — Правосудие свершилось».

«Превосходно», — одобрил Император, и девушка сразу же представила, как он сдержанно, но благосклонно улыбается.

Еще она почувствовала, что для нее есть новое задание.

«Что теперь?» — спросила Мара.

«Измена, — был ответ, и она представила, как Император мрачно, тягостно хмурится. В ее мыслях пронеслось изображение — портрет на удивление молодого имперского губернатора. — Он перешел на сторону повстанцев».

Мара скривила губы. Как и три месяца назад в том неприглядном деле с губернатором Хордом на Шелконве. Неужели эти чиновники ничему не учатся?

«Его имя?»

«Ферроуз, сектор Кандорас, — сообщил Император. — Досье отправлено».

Мара взглянула на панель коммуникатора. Индикатор поступивших сообщений горел бледно-голубым цветом.

«Получено, мой повелитель».

«Тогда отправляйся, — приказал господин. — Но предупреждаю: будет нелегко».

Мара только улыбнулась. Конечно будет нелегко. Иначе задание поручили бы военным или громилам из Имперской службы безопасности… да хотя бы повелителю Вейдеру и хваленым орудиям «Палача». Но тяжелая работа, требующая особого подхода, всегда доставалась Руке Императора.

«Меня хорошо обучили», — заметила она.

«Тогда ступай и верши правосудие от моего имени».

«Будет сделано, мой повелитель».

«О да, — донеслось до нее, и она снова представила улыбку Императора. — Мы еще поговорим. Удачи, дитя мое».

С этими словами образ Императора потускнел, голос умолк, и повелитель удалился из ее мыслей.

Девушка неподвижно замерла, стараясь запечатлеть лицо Императора. Предсмертная уловка судьи Чатура в некотором роде задела за живое. У Мары и правда не было друзей.

Но это не беда. Зато у нее была работа, уважение и похвалы Императора, а также твердая убежденность в собственной правоте. А дружба — это излишество, без которого можно обойтись.

Последние штрихи образа Императора растворились в черноте космоса. Сделав глубокий вдох, Мара повернулась к компьютеру и открыла загруженное досье.

Сначала она быстро пробежала все глазами, отмечая ключевые моменты. Затем прочитала более вдумчиво, обращая внимание на каждую деталь, которую Император счел нужным сообщить ей. А потом на всякий случай перечла еще раз.

Император был прав. Будет нелегко.

Урчание в животе напомнило девушке, что она ничего не ела с тех пор, как пятнадцать часов назад отправилась в здание суда. Поднявшись, она прошла в кухню и достала из запасов упаковку ребрышек в белом соусе.

Если губернатор Ферроуз решил отколоться от Империи, размышляла Мара, ставя их в печь разогреваться, он выбрал правильный способ. До смешного малочисленная флотилия его сектора была рассредоточена по нескольким близлежащим к Польну системам, благодаря чему корабли нельзя было уничтожить одним ударом. Но при этом они могли оперативно отразить любое нападение на столицу. Штурмовиков губернатор распределил противоположным образом: разместил на Польне Большом дополнительный гарнизон, чтобы усилить оборону объектов связи и собственного дворца.

Вторую половинку двойной планеты, Польн Малый, тоже нельзя было сбрасывать со счетов. Размер планеты позволял ей удерживать минимальную атмосферу, а поверхность была изрыта функционирующими и заброшенными шахтами, застроена складами, ремонтными станциями и крупными инженерными сооружениями. Если в критической ситуации Ферроузу удастся быстро сбежать с большой планеты на малую, он сможет скрываться там годами.

Естественно, многие сомнительные личности уже воспользовались такой возможностью. Польн Малый славился как прибежище сотен контрабандистов и прочих криминальных персонажей, а периодические попытки имперских сил выкурить их оттуда на протяжении многих лет оставались безуспешными. Возможно, у Ферроуза даже была налажена связь с местными бандами, и он мог в случае серьезной заварушки привлечь их на свою сторону или хотя бы спрятаться за их спинами.

Польн Малый был также удобным полем для заигрывания с Альянсом повстанцев. В заброшенных шахтах может разместиться небольшая армия и внушительная группа малых кораблей, которые по первому зову поднимутся против сил, брошенных Императором на подавление вольнодумства. Имея в распоряжении армию повстанцев и собственный флот, Ферроуз сможет считать себя влиятельным игроком, особенно учитывая, что его владения расположены в столь отдаленном секторе Империи.

Что еще добавляло остроты ощущений — с течением времени Польн Большой стал домом для представителей десятков неизвестных биологических видов, многие из которых просочились из Дикого космоса или Неизведанных регионов и осели в столице сектора. Приложенная к досье Имперской службой безопасности справка содержала предупреждение, что некоторые инородцы могут оказаться наемниками губернатора. Даже если это не так, само присутствие неизвестных инородцев с непонятными умениями и характеристиками добавляет новый фактор риска в наземную операцию. Ферроуз достаточно умен, чтобы обратить это себе на пользу.

Но теперь Мара хотя бы понимала, почему Император поручил это задание именно ей. Нужно было прибыть на Польн Большой, проникнуть к Ферроузу и обезвредить его до того, как сработают любые превентивные и реакционные меры. Вероятный преемник губернатора генерал Кауф Уларно, как истинный служака, фантазией не отличался, но по оценке ИСБ был непоколебимо верен присяге, а потому мог бы занять столицу и вытеснить из нее приглашенных губернатором повстанцев.

Печь звякнула, и Мара забрала готовое блюдо на свой стол. Поставив его рядом с компьютером, девушка углубилась в изучение приложенных к досье карт.

Первым делом, конечно же, надо было добраться до системы Польн. Ее корабль справился бы с перелетом, но заявляться на Польн Большой в имперском челноке было бы верхом глупости. Поэтому сначала надо все-таки достать неприметный корабль.

Следующим после прибытия шагом будет проникновение во дворец. Учитывая, что губернатор держит там усиленный гарнизон штурмовиков, для разведки и прикрытия не мешало бы захватить собственное подразделение солдат.

Мара хищно откусила с косточки покрытое белым соусом мясо. За годы службы она, конечно же, работала с имперскими военными. Но не то чтобы ей это было по нраву. Руководство отрядом временных союзников подразумевало по крайней мере частичное раскрытие ее статуса агента Империи с туманными полномочиями. А такие откровения были весьма чреваты.

Хуже того, при обращении в местный гарнизон или группировку флота не угадаешь, чем они располагают на данный момент: хорошими ли, компетентными бойцами или ленивыми неумехами. Подбор штурмовиков по нынешним временам был делом непредсказуемым, особенно учитывая привычку Вейдера тасовать их ряды и переводить самых лучших в свой 501-й легион.

Однако Мара уже работала с одной слаженной группой. Те штурмовики зарекомендовали себя как надежные, умелые и сообразительные бойцы. И у них даже был свой потрепанный на вид корабль.

Проблема лишь в том, что эти молодцы были дезертирами.

Откусив еще кусочек, Мара открыла свою личную новостную подборку. После неприятностей с губернатором Хордом на Шелконве Мара приказала ЛаРону и четверым остальным улетать с планеты и залечь на дно.

Первой части ее приказа они подчинились. А второй — нет.

Девушка пробежала глазами по списку обрывочных новостей за последние три месяца, которые ее поисковик выудил из необъятных глубин имперской информационной сети. Где-то бесследно пропал мелкий военный диктатор и воспрянула духом запуганная им глубинка. В другом секторе возобновились поставки из небольшой сельскохозяйственной колонии с кустарным производством, поскольку донимавшая ее пиратская база внезапно взлетела на воздух. А вот там ни с того ни с сего подал в отставку один региональный чиновник, и в правительство сектора сразу же перестали поступать вопиющие жалобы от жителей этого региона.

Это были мелкие нарушения, которые зачастую свободно проскальзывают сквозь жернова разросшейся государственной машины. Все они были устранены, как правило, за один день и всегда под шумок, будто бы это Империя всерьез взялась за решение проблем и задействовала для этого отряд штурмовиков.

В тесной связке со всеми этими происшествиями постоянно всплывала информация о транспортнике «Сувантек» TL-1800, распыленная по бесчисленным строкам портовой отчетности. Регистрационный номер корабля, разумеется, всегда был разным. Но сам-то корабль — один и тот же.

Самопровозглашенная «Карающая длань» жила и процветала, в частном порядке прореживая ряды преступников и зарвавшихся чиновников.

Мара еще со времен Шелконвы со смешанными чувствами следила за приключениями штурмовиков. Она проверила их рассказ о причинах дезертирства и пришла к выводу, что он более-менее соответствует действительности, хотя бо́льшая часть доказательств была скрыта или уничтожена сотрудниками ИСБ. Девушка подумывала задержать отряд ЛаРона, чтобы их в установленном порядке оправдали и вернули на службу Империи, которая когда-то обучила их, привела к присяге и теперь отчаянно нуждалась в таких солдатах.

Но надо понимать, что ИСБ наверняка будет жаждать крови, а издержки работы не позволяли Маре обеспечить штурмовикам не только оправдательный приговор, но даже и непредвзятый судебный процесс. Девушка была вынуждена признать, что ЛаРон и его отряд нашли свое призвание, верша правосудие во имя Империи неофициально.

Главный вопрос — что делать с дезертирами — пока оставался открытым. Зато на второстепенный ответ нашелся быстро.

Хотят штурмовики этого или нет, но они должны сопровождать ее на Польн Большой.

Само собой, сначала нужно было их найти. Для этого у Мары имелась история последних передвижений ЛаРона, а также компьютер и его прогнозирующие мощности.

И даже лучше — у нее была Сила.

Она доела свой ужин и отодвинула тарелку. Если верить последнему сообщению, «Карающая длань» засветилась в незначительных разборках насчет воды в провинции Грирен на планете Хэйпор. Мара взяла эту планету за отправную точку и задала поиск петиций, жалоб и сообщений о продажных представителях власти и вооруженных сил в близлежащих регионах. Сбор информации занял несколько минут, чтение — еще столько же, и в итоге список был сужен до трех вариантов.

Мара глубоко вдохнула и обратилась к Силе.

Она не очень долго общалась с дезертирами, но их связь была выкована в горниле битвы с общим врагом. В глубине души Мара понимала штурмовиков; невыразимо, но отчетливо чувствовала, как они мыслят и поступают. Девушка пристально разглядывала три названия, сосредоточившись на происходивших там событиях и объемных образах пяти штурмовиков, как вдруг одно из названий вышло на передний план ее сознания.

Вот и попались.

Мара еще раз глубоко вдохнула, стряхивая мысленную сосредоточенность, и снова почувствовала легкое дуновение из кондиционирующих систем корабля, прохладу клавиатуры под рукой, слабый запах ребрышек и соуса. Поднявшись, девушка прошла в кабину и начала предстартовую подготовку. Логика и интуиция подсказывали, что следующей остановкой ЛаРона будет небольшая планета Элегассо, на которой недавно подтасовали результаты местных выборов. Далековато, но корабль Мары был оснащен сверхмощным гиперприводом, так что она доберется дотуда за день-два. Вряд ли ЛаРон успеет прибыть на планету, оценить ситуацию, составить план и разобраться с бессовестными политиками до ее появления.

Так что ей нужно было лишь добраться до Элегассо, устроить засаду и ждать. Рано или поздно «Карающая длань» сама выйдет на Руку Императора.

Когда залп бластерных разрядов разрушил остатки крыши над укрытием Дерика ЛаРона, дезертир подумал, что негоже умирать в такой трущобе.

— ЛаРон! — донесся сквозь треск в наушниках шлема приглушенный возглас. Скорее всего, это был Сейберан Маркросс, хотя узнать прорвавшийся сквозь наведенные помехи голос было трудновато. — Ты как?

— Жив пока, если ты об этом, — выкрикнул ЛаРон. — Что нашло на этих типов? Они разве не знают, что штурмовики всегда побеждают?

— Некоторым неймется убедиться на собственной шкуре, — вставил Текстро Грейв. — Вы можете посмотреть, что там осталось от фонтана позади нас? Мне кажется, у них там тяжелый автобластер, но не могу прицелиться.

ЛаРон выглянул из-за укрытия, не обращая внимания на бластерные разряды, которые методично откалывали по кусочку от и так уже изрешеченной стены. Так и есть, из-за большого каменного обломка виднелся автобластер.

— Вижу только кончик дула, — сообщил он товарищам, ныряя обратно за укрытие. — Он к югу от нас, между фонтаном и вон тем здоровым валуном.

— Значит, этот приятель в моей зоне обстрела, — резюмировал Маркросс. — Ну, кто перетянет на себя их огонь хоть частично?

— Чем я тут и занимаюсь, — ответил ЛаРон, вздрогнув, когда отвалившийся от стены крупный обломок ударил его по плечу. — Ребята шпарят так, будто у них в кармане месторождение газа тибанна.

— У меня то же самое, — сказал Грейв. — Сейчас бы не помешало драматическое появление Брайтуотера или Квиллера.

— Эй, вы двое, куда подевались? — выкрикнул ЛаРон. — Брайтуотер? Квиллер?

Но ответом ему был лишь новый залп от наемников. Наверное, товарищи были вне зоны действия комлинка.

Или погибли.

ЛаРон сердито оскалил зубы и высунулся из-за укрытия, отстреливаясь. Они не погибли. Ни за что на свете. Просто слегка затянули с появлением, вот и все. Слева чуть поодаль внезапно обрушилась каменная кладка, и командир дезертиров услышал стон Маркросса, на которого свалилась часть его собственного укрытия. ЛаРон открыл было рот, чтобы спросить товарища, в порядке ли он.

Но замер, вслушиваясь сквозь визгливый звук бластерного огня. Кто-то выл вдалеке. Кто-то или что-то. Вой нарастал…

И, паче всех драматических ожиданий, над гребнем крыши позади них с ревом возник Брайтуотер на своем мотоспидере «Аратех» 74-Z, сея смерть и разрушения из подфюзеляжной бластерной пушки. Несколько наемников поспешили укрыться или переключили внимание на новую угрозу, и поток бластерных разрядов в сторону ЛаРона сократился.

Внезапно раздался грохот от взрыва контейнера с газом тибанна, и визг автобластера резко захлебнулся.

— Получи! — ликовал Маркросс.

Над их головами с воем пронесся мотоспидер Брайтуотера, петляя между вспышками вражеских выстрелов. ЛаРон снова высунулся из-за укрытия и, переключив свою винтовку «Бластех» E-11 на автоматическую стрельбу, принялся прореживать ряды наемников.

Он упрямо пытался отвлечь их внимание от Брайтуотера, не то товарищу грозило свалиться с небес на землю, но тут звук боя перекрыл гулкий вой. Брошенному влево взгляду предстал поднимающийся над развалинами старого города модифицированный грузовик «Сувантек» TL-1800, чьи тяжелые лазерные пушки поливали врагов огнем с утреннего неба.

Помехи в комлинке вдруг закончились, поскольку пушки накрыли глушитель сигнала.

— Квиллер, что у тебя? — выкрикнул ЛаРон, поднимая голову, чтобы оглядеться.

— Все игрушки, которые только мечтает заполучить растущее дитя, — взвинченным тоном ответил Джоук Квиллер из «Сувантека». — Слушай, а у них и правда тут притон, да?

— Тоже мне, неожиданность, — сдержанно проговорил командир. — Разберешься с ними?

— А то, — ответил пилот. — Им свистелок не хватит, чтобы тягаться с такой огневой мощью. Надо было с самого начала задействовать корабль.

ЛаРон поморщился. Да, вот только наличие «Сувантека» сразу же навело бы наемников на мысль, что это не обычный отряд штурмовиков с обычным оружием и амуницией. А подобного внимания к их компании ЛаРон изо всех сил старался избежать.

Это означало, что теперь у них не было выбора, кроме как все тут зачистить. Полностью.

— Убедись, что все сделано, как надо, — мрачно приказал он Квиллеру. — Убедись, что сделано все, что надо.

То ли собеседник уловил внезапную перемену тона, то ли пришел к аналогичному тяжкому решению.

— Все понял, — ответил Квиллер. — Пригнитесь.

К счастью — по крайней мере, ЛаРон решил, что его отряду это на руку, — банда наемников не намеревалась покупать жизнь ценой пленения. К тому моменту, как трое дезертиров смогли выбраться из своих искореженных укрытий, все пятьдесят бандитов были мертвы.

А штурмовики уже и без того сильно припозднились.

Еще час ушел на то, чтобы прорваться сквозь скомканный парад благодарностей от местных фермеров за спасенные земли и жизни, после чего все пятеро погрузились в «Сувантек» и дали деру.

— Что ж, было весело, — проговорил сидевший за штурвалом Квиллер. В этот момент небо вокруг потемнело, сначала до темно-синего, а потом — до черноты, испещренной точками-звездами.

— Говори за себя, — отрезал Грейв, наклеивая противоожоговую повязку на руку. Пятую по счету, как заметил ЛаРон, и это еще только на видных местах. — Очередной доспех в помойку. Третий за два месяца, если кого интересует.

— Это потому, что ты стоишь как столб, когда пристреливаешься, — заявил Брайтуотер. — Говорю тебе, мотоспидер — это тема.

— Ага, и как поживает твоя броня? — ехидно спросил Грейв.

— Кондиция у нее не парадная, — признал разведчик. — Но держится.

— Еле-еле, — заключил Грейв.

— Как у всех, — сказал Маркросс. — ЛаРон, куда все катится? Нам отстреливают детали брони, газ тибанна, гранаты и прочие припасы заканчиваются, а тот роскошный вой мотоспидера, скорее всего, говорит о какой-то поломке.

— Это сцепление, — пояснил Брайтуотер. — Третий раз придется ремонтировать.

— И второй мотоспидер не в лучшем состоянии, да? — спросил Маркросс.

Разведчик пожал плечами:

— Чуть-чуть. Немного. Стоит добавить, что любезно забытая имперскими безопасниками заначка тоже стала истощаться.

— То же касается и списка фальшивых регистрационных номеров, — неохотно сообщил Квиллер. — Мы их раздаем направо и налево, как хатт — обещания.

— Осторожничай не осторожничай, а если народ повально начнет догадываться о нашей связи с кораблем, то не помогут даже самые убедительные фальшивки, — заметил Маркросс. — Не так уж много «Сувантеков» летает по этой части Галактики.

— Я знаю, — выдохнул ЛаРон. Его сердце терзала боль, не имеющая никакого отношения к пульсирующим на руках и груди ожогам. С того момента, как они с товарищами оставили службу на борту звездного разрушителя «Возмездие» — штурмовик не мог даже в мыслях назвать это дезертирством, — они начали личную войну против преступлений и коррупции в отдельно взятом уголке Империи.

До сих выживать им отчасти помогали боевые навыки, но в не меньшей степени — удачно подвернувшийся при побеге с «Возмездия» конспиративный корабль Имперской службы безопасности. Благодаря многочисленным улучшениям вооружения «Сувантека» и запрятанным на его борту тайникам с деньгами и техникой отряд мог бороться с любой попавшейся ему на пути несправедливостью. Наемники, налетчики и пираты не могли остановить «Карающую длань».

Но ребята правы. Приключения стремительно близятся к концу. Как только закончатся припасы и деньги, отряду крышка. Им придется пойти на то, что приказала агент Империи Джейд еще три месяца назад на Шелконве: залечь на дно и затаиться.

На этом их личная война за справедливость будет окончена.

— Но это не значит, что пора разбегаться по спасательным капсулам, — словно вторя мыслям ЛаРона, протянул Квиллер. — У нас еще есть с пяток чистых номеров, да и несколько старых тоже, из тех, что не примелькались.

— С броней такой номер не пройдет, — заметил Маркросс. — У каждого из нас всего по паре новых комплектов, а что дальше?

— Поврежденные тоже остались, — возразил Брайтуотер. — Не знаю, как ты, а я скомпоную себе полевой доспех из деталей от старых.

— Мы, наверное, тоже сможем, — сказал ЛаРон. — Но дело-то не в этом. Сколько ни урезай потребление, все когда-нибудь кончается.

На долгую секунду все умолкли.

— Но поход-то вышел отличный, — наконец произнес Грейв. — Я ни о чем не жалею.

— И я, — отозвался Брайтуотер. — За эти пару месяцев мы многих вызволили из передряг.

— Смею заметить, мы стольких не вызволили за всю официальную службу, — ввернул Маркросс.

— Точно, — подтвердил Квиллер. — Так что дальше, ЛаРон? Мы спустим махинации на выборах на Элегассо на тормозах и начнем искать тихую гавань?

— Не хотелось бы спускать такую наглость, — проговорил Грейв. — Это же пустяк, и разбираться придется главным образом с чинушами, хоть и вооруженными. Мы заявимся такие в броне и вдолбим им в головы, что нужно быть паиньками и назначить новое голосование.

— А они снова подтасуют результат, — возразил Брайтуотер.

— Вряд ли, — ответил Грейв. — Приставленная к носу винтовка придает необычайную убедительность обещанию имперского штурмовика, что отныне он будет следить за соблюдением тобою правил политической игры.

— Следить-то мы не будем, — добавил Маркросс. — Но они об этом все равно не узнают.

— Грейв прав, — подвел итог ЛаРон. — Тряхнем напоследок стариной.

— А как же гончары, о которых я рассказывал? — спросил Брайтуотер.

ЛаРон почесал щеку. О гончарах им поведал один фермер, который услышал эту историю от своего родственника с другой планеты. Несколько ремесленников из самой бедноты добыли немного необычной, редко встречающейся глины, и их дела наконец-то пошли в гору благодаря привлекательным и коммерчески успешным поделкам.

До тех пор, пока слухи о прибылях не дошли до местных чиновников и те не решили подмять весь бизнес под себя. Поскольку даром ваяния чиновники не отличались, то не постеснялись наложить кабалу на настоящих скульпторов.

ЛаРон не разбирался в искусстве, тем более в скульптурном. Но зато он хорошо разбирался в жадности и насилии, хоть и терпеть их не мог. Так же как и четверо его товарищей.

— Не вижу препятствий к обоим походам, — сказал командир Брайтуотеру. — Пикерин всего в нескольких часах от Элегассо, можно сказать, по пути.

— На этой планете находится очень неплохая имперская информационная база, — сообщил Квиллер, глядя на свой инфопланшет. — Может, после того, как выручим скульпторов, заглянем в эту базу и подберем… ну, знаете…

— Место, где навсегда схоронимся от мира? — предположил Брайтуотер.

— Вроде того, — подтвердил ЛаРон. — Квиллер, тебе карты в руки — вводи курс на Пикерин. Помирать, так с музыкой.

Посадочная полоса, которую им предоставили на планете Пикерин, была самой маленькой и удаленной от цивилизации из всех, что ЛаРону приходилось видеть в жизни. Однако она находилась всего в нескольких километрах от городка, где несчастные скульпторы трудились под прицелом оружия. Посадив «Сувантек», Квиллер перевел все системы в режим ожидания и опустил трап для таможенников с их неизменным списком вопросов и пошлин.

ЛаРон ждал чиновников наверху трапа с последним комплектом поддельной корабельной документации, но тут вход заволокло облаком холодного газа с горьковатым привкусом.

— В укрытие! — выплюнул ЛаРон на последнем дыхании, схватившись за бластер и протягивая руку к панели управления трапом.

Но свалился без чувств, так и не нажав кнопку.

Глава четвертая

В прошлый раз сановник Одо покидал борт «Химеры» на пять часов, когда отправлялся на свое таинственное рандеву к неизвестной планете. Нынешнее пребывание в системе Вруна длилось ровно час.

— Коммандер, сообщение от сановника Одо, — доложил офицер связи. — «Надежда Салабана» подошла на расстояние стыковки, и в настоящий момент ее заводят лучом в ангар. Сановник хочет, чтобы мы проложили курс к системе Польн в секторе Кандорас и направились туда сразу же, как только его корабль будет поставлен на стоянку.

Пеллеон кивнул:

— Курс известен?

— Расчеты ведутся, сэр, — сообщил офицер навигационной службы. — Осталось несколько минут.

— Понятно. — Развернувшись, Пеллеон прошел на кормовой мостик и ввел запрос о системе Польн в бортовой компьютер.

Коммандер просматривал справку о системе, когда зашипели двери турболифта и на мостик вышел капитан Друзан.

— Какие новости?

— Сэр, сановник Одо вернулся с планеты Вруна, — доложил Пеллеон. — Как только его корабль будет здесь, мы отправляемся в систему Польн, что в секторе Кандорас.

— Кандорас? — Друзан навис над плечом Пеллеона и уставился в экран. — Зачем ему сдалась эта дыра?

— Не знаю, сэр. — Пеллеон указал на экран. — Думал, найду здесь хоть какую-то зацепку. Но пока нет ничего заслуживающего внимания.

Капитан что-то прорычал.

— А что с вашим негласным расследованием? — приглушенным голосом спросил он. — Есть результат?

— Пока нет, сэр. — Коммандер поежился. Ему казалось, что он достаточно осторожен в своих поисках. — Но я проверил лишь три верхних слоя данных. Осталось еще по меньшей мере четыре других плюс туманные полулегенды отдельных систем.

— Ерунда какая-то, — возмутился Друзан. — Если ты сановник, изволь вращаться в высших слоях. А вы говорите, его там нет. Что это за титул вообще?

— Наверное, такие приняты в какой-нибудь маленькой системе, — предположил Пеллеон. — Из тех, где придают значение символике и всяческим церемониям.

— Возможно. — Друзан еще сильнее понизил голос. — А сами-то что о нем думаете, коммандер? Можно ему доверять?

— Мое мнение в этом вопросе вряд ли имеет вес, — сдержанно ответил Пеллеон. — Командование явно доверяет сановнику.

— Возможно, — снова сказал Друзан. — Что ж, поживем — увидим. Донесения разведки готовы?

— Готовы, сэр.

— Хорошо. — Капитан развернулся и скрылся за аркой, ведущей на главный мостик.

Пеллеон опять углубился в изучение справки по системе Польн, но тут двери турболифта снова открылись и на мостик взошла фигура в балахоне и маске — сановник Одо.

— Коммандер Пеллеон. — Бросив короткое приветствие, прибывший повернулся к иллюминатору над мостками и уставился на звезды. — Я приказывал сняться с места, как только «Надежда Салабана» будет принята на борт.

— Сановник, это я распорядился повременить с отлетом, — пояснил выходящий из арки Друзан. — Прежде чем покинуть систему, я хотел убедиться, что ваша высадка увенчалась успехом.

— Так и было, — холодно заверил его Одо.

— Заказанное вами оборудование доставлено? — не унимался Друзан.

— Доставлено, — ответил сановник. — А теперь отдайте команду рулевому.

Капитан вытянулся по струнке.

— Рулевой, — вызвал он. — Изменить курс согласно новому расчету. Запустить гиперпривод.

— Слушаюсь, — донесся приглушенный ответ. Звезды в иллюминаторе над мостиком превратились в полосы, и «Химера» отправилась к новому пункту назначения.

— Благодарю. — Одо подошел к Друзану нарочито близко и остановился лишь в нескольких сантиметрах. — Капитан, я очень рассчитываю, что, когда я в следующий раз отдам приказ, — негромко, но весьма убедительно проговорил сановник, — он будет в точности выполнен.

У Друзана дернулись губы, но, к чести капитана, он не дрогнул и не попятился.

— Я все понял, сановник, — сказал он.

Одо еще долгую секунду нависал над ним. Потом обернулся к Пеллеону:

— Коммандер Пеллеон, по-моему, ваша вахта уже окончена. Можете использовать свое личное время как вам угодно.

Пеллеон оглянулся на Друзана. Строго говоря, отпустить старшего офицера с дежурства мог только капитан.

Но тот, по всей видимости, сегодня уже достаточно препирался с пассажиром. Друзан поник и едва заметно указал подбородком на турболифт.

— Слушаюсь, сановник, — кивнул Пеллеон. Напряженно пройдя мимо фигуры в маске, он сел в турболифт и покинул мостик.

Пеллеон был почти уже на жилой палубе, когда раздался сигнал комлинка.

— Коммандер, это лейтенант Тиббейл, дежурный службы безопасности, — представился собеседник. — Согласно действующему приказу, информирую вас, что пилот сановника Одо покинул каюту и в настоящее время находится в офицерской столовой на посадочной палубе.

— Благодарю, — ответил Пеллеон и отключился. Положив комлинк в чехол, коммандер перенаправил турболифт на другую палубу.

Одо велел ему использовать личное время как угодно. Почему бы не перекусить — это же не запрещено?

После каждой пересменки в обеденных залах «Химеры» в течение часа было настоящее столпотворение, но гражданская одежда позволила быстро выделить Скорбо из окружения. Пилот сидел в одиночестве за двухместным столом у дальней переборки. Пеллеон подошел к нему, маневрируя в толпе.

— Добрый день, господин Скорбо, — поприветствовал его коммандер. — Могу я к вам присоединиться?

Пилот поднял глаза от стоящего перед ним подноса, и Пеллеону показалось, что прищур его стал более цепким.

— Коммандер Пеллеон, если не ошибаюсь? — нейтральным тоном уточнил Скорбо.

— Да, — подтвердил тот. — Могу я здесь сесть?

Пилот быстро взглянул на его пустые руки, а потом его взгляд снова уткнулся в лицо имперца.

— Если вам нужна информация о задании, обратитесь к сановнику Одо. Я всего лишь вожу корабль.

— Да я и сам всего лишь старший вахтенный офицер, — напомнил ему Пеллеон. — Координация задания — компетенция капитана Друзана, а не моя. У меня просто есть к вам разговор на пару минут.

Скорбо покачал головой:

— Извините. Мне сейчас компания не нужна.

Он занялся своим обедом. Пеллеон не двинулся с места, и Скорбо, прожевав очередной кусок, снова поднял голову.

— Вы что, не слышали? — прорычал он. — Проваливайте.

— Господин Скорбо, я на своем корабле, а не на вашем, — напомнил Пеллеон. — Чего вы боитесь?

— Я не говорил, что боюсь, — возразил собеседник. — Я сказал, что не нуждаюсь в компании.

— В таком случае вы подписались не на ту работу, — заметил Пеллеон. — Доставка имперского сановника на имперский звездный разрушитель подразумевает, что компания вам обеспечена.

Скорбо еще несколько напряженных секунд прожигал его взглядом. Имперский офицер не отвел глаза, не отступил и не проронил ни слова.

Пилот вздохнул и отвернулся.

— Говорят, терпение — это добродетель, коммандер, — сказал он, указывая на второй стул. — Как и настойчивость. Что у вас за разговор?

— Уверяю вас, ничего таинственного или угрожающего, — проронил Пеллеон, присаживаясь. — Я, в общем, хотел узнать, как вы с сановником Одо устроились на борту. Скажем, вы довольны своими каютами?

— Сановник Одо не жаловался, — ответил Скорбо. — Понятное дело, что они не лучше и не хуже любых других, ведь мы же на боевом корабле.

— Однако, полагаю, вы с его светлостью привыкли совсем к другим условиям? — спросил Пеллеон.

Скорбо уставился на поднос.

— Я видал и похуже, — проговорил он. — За его светлость не ручаюсь.

— А, — воскликнул Пеллеон. — Виноват. Мне показалось, что вы работаете у сановника на постоянной основе.

Пилот покачал головой.

— В моей жизни не осталось ничего постоянного, — глухо пробормотал он. — Ни постоянства. Ни стабильности. — Мужчина раскрыл ладонь и пристально всмотрелся в нее, будто там была невидимая другим подсказка или воспоминание. — Ни облегчения.

— Простите, — сказал Пеллеон. — Значит, сановник Одо привлек вас всего лишь для этого задания?

Скорбо скривил губы.

— Можно сказать и так. — Он еще с секунду рассматривал свою руку, а потом устало сжал пальцы в кулак. — Коммандер, вы когда-нибудь теряли все? Нет… дурацкий вопрос. Конечно же не теряли.

— Все не терял, — подтвердил Пеллеон. — Но выпали и на мою долю потери.

— Что, повышение мимо прошло? — фыркнул Скорбо. — Последнего кубика десерта в столовой не дождался?

— Я проигрывал сражения, — ровно произнес Пеллеон. — Терял подчиненных. Товарищей. Друзей.

У Скорбо ком встал в горле.

— Да уж, от этого никуда не денешься. — Пилот ткнул пальцем в мундир собеседника. — Но по крайней мере, у вас правильно расставлены приоритеты. — Он снова раскрыл ладонь и уставился на нее. — Не всем это удается.

— Не всем, — согласился Пеллеон. — Но никогда не поздно признать свои недостатки и исправить их.

Скорбо покачал головой:

— Хотел бы я, чтобы так и было. Но не бывает. Иногда все-таки поздно.

— Не поздно, — отрезал Пеллеон. — Пока мы живы, остается надежда все исправить.

Пилот хмыкнул:

— Попрошу! Прилизанные, избитые фразы еще никому не помогли.

— Так то прилизанные, избитые фразы, — сказал Пеллеон. — А я произнес ту, что побуждает раскаяться, решиться и действовать.

В этот момент гул разговоров вокруг них внезапно стих, и повисла напряженная тишина. Пеллеон огляделся, сдвинув брови.

В дверном проеме стоял сановник Одо, и его взгляд был обращен прямиком на коммандера с пилотом.

— Ваша светлость, — суетливо выпалил Скорбо, делая попытку встать.

Одо чуть взмахнул рукой, и пилот, оставив свои попытки, сполз обратно на стул.

— Чем могу помочь, сановник Одо? — спросил Пеллеон, поднимаясь.

— Мы переезжаем в другие покои, коммандер Пеллеон, — ответил тот. Если сановник и был раздражен зрелищем тихонько беседующих пилота и офицера «Химеры», то в его голосе это никак не отразилось. — Я думал, Скорбо мне поможет.

— Сию минуту, ваша светлость, — отчеканил пилот, снова пытаясь вскочить.

— Но поскольку он еще не закончил трапезу, — мягко продолжил Одо, — я решил обратиться к вам, коммандер.

Пеллеон колебался. Негоже высшему офицеру таскать сундуки и ящики с оборудованием. Сановник прекрасно об этом знал.

Но когда еще выпадет шанс взглянуть на багаж, который их гость привез с собой на борт «Химеры». Не говоря уж о шансе побеседовать без свидетелей.

— Почту за честь, ваша светлость, — произнес коммандер, выходя из-за стола.

— Превосходно. — Сановник чуть повернул голову. — Скорбо, когда закончишь, зайди на мостик. Там тебе объяснят, где наши новые покои.

Пеллеон хранил молчание, пока они вдвоем не вышли в коридор.

— Разрешите спросить: с вашими каютами что-то не так?

— Все в порядке, — заверил его Одо. — Мы на финишной прямой перед пунктом назначения, поэтому быстрый доступ к «Надежде Салабана» нам больше не понадобится, и я решил перебраться поближе к мостику. Капитан Друзан предоставил нам новые покои.

Пеллеон почувствовал неприятный осадок внутри. Каюты рядом с мостиком предназначались для высоких гостей: губернаторов секторов, гранд-моффов или доверенных особ вроде Дарта Вейдера.

— Наверняка вы сочтете их более удобными, — пробормотал офицер.

— Несомненно, — сказал Одо. — Как он вам?

Пеллеон нахмурился:

— Кто?

— Мой пилот, разумеется. Вы его сейчас допрашивали?

— Нет, что вы, — торопливо проговорил коммандер. — Знаете, в чем ирония? Я спрашивал, довольны ли вы своими каютами.

— И правда ирония, — согласился сановник. — Вы, наверное, заметили, что Скорбо очень несчастен.

— Трудно не заметить, — подтвердил Пеллеон. — Что у него случилось?

— Он вам не рассказал?

— Обошелся туманными намеками. Спрашивал, терял ли я все. А что он потерял?

— Как и было сказано — все. — Несколько шагов они прошли в тишине. — Коммандер, ответьте, вам известна поговорка: «Решения одного определяют будущее для всех»?

— Кажется, известна, — сказал Пеллеон. — Джедайская, если я не ошибаюсь?

— Джедаи и сами ее позаимствовали, — заметил сановник. — Это строчка из «Песни о Салабане». Смысл в том, что каждое наше решение отражается на чужих судьбах. На друзьях, родственниках, деловых партнерах… даже на незнакомых прохожих. Вы спросили, что случилось со Скорбо? Его решения были неправильными… причем многие. Ком нарастал, и он потерял все, что было ему дорого.

— Печально слышать, — проговорил Пеллеон. — Что с ним будет теперь?

— Это целиком зависит от него, — ответил Одо. — Я надеюсь, он сделает все как надо, чтобы отбить обратно свое. — Сановник указал на дверь каюты. — Прошу.

Сначала Одо и его пилот проживали в стандартной каюте для младшего офицерского состава, оборудованной душевой комнатой, двумя кроватями и скудной мебелью. Пять чемоданов, которые персонал «Химеры» перенес сюда с «Надежды Салабана», были уже погружены на репульсорную тележку, парящую в центре помещения.

А еще посреди багажа красовались два новых предмета цилиндрической формы около метра в длину и пятнадцать сантиметров в диаметре, с длинными плечевыми лямками. По всей видимости, это и было то самое оборудование, которое Одо привез с Вруны.

Сановник подошел ближе и выудил цилиндры из-под чемоданов.

— Коммандер, вы поведете тележку, — распорядился он, махнув рукой на встроенную панель управления.

— Как пожелаете, ваша светлость. — Пеллеон вывел транспорт из режима ожидания. — Если вам угодно, можно положить их обратно, — добавил он, кивая на цилиндры. — Тележка выдержит.

— Я знаю, — сказал Одо, закидывая на каждое плечо по лямке. — Следуйте за мной.

Остаток пути до покоев командования был проделан в тишине. Большинство попадавшихся навстречу младших офицеров были немного озадачены зрелищем, но ни один из них не проронил ни слова. Техники, наоборот, старательно не обращали внимания на то, что старший офицер ведет тележку, как будто это было в порядке вещей.

Кто-то из младших чинов оказался достаточно храбр — или дисциплинирован, — чтобы предложить свою помощь, и, хотя сановник отклонил предложение, Пеллеон постарался запомнить добровольца и сектор, в котором тот служит. Вскоре всем офицерам предстоит заполнять список служащих, рекомендованных на повышение.

Как и предполагалось, Одо привел Пеллеона к каюте для высоких гостей, расположенной через два коридора от мостика. А вот того, что встречать их там будет капитан Друзан, коммандер не ожидал.

— Сановник Одо. — Капитан поклонился пассажиру, с подозрением покосившись на Пеллеона. — Благодарю за то, что пошли нам навстречу и сменили покои. Уверен, в новой каюте вам все придется по вкусу.

— Я тоже в этом уверен, капитан, — ответил Одо, оглядывая помещение. Его глаза на секунду задержались на дублирующем экране и пульте, благодаря которым обитатель каюты мог знать о состоянии всех систем «Химеры». — Коммандер Пеллеон любезно помог мне с переездом.

— Вижу, — сказал Друзан, снова бросая взгляд на подчиненного. — Я бы охотно отрядил для этих целей прислугу.

— Я подвернулся раньше, — вставил Пеллеон.

— Гм, — промямлил Друзан, переводя взгляд с коммандера на стоявшие на тележке чемоданы. — Однако дальше мы справимся без вас. Свободны.

— Слушаюсь, сэр. — Пеллеон склонил голову перед гостем. — Сановник Одо.

Минуту спустя коммандер снова был в турболифте, который нес его в вотчину офицерского состава. Обычно это время Пеллеон посвящал обеду, потом чтению и сну. Но сейчас было не до еды и сна. Мозг буквально кипел от предвкушения.

Пеллеон не знал, кем или чем был сановник Одо. Но наконец-то у него появилась свежая идея, где искать ответ.

— Приехали, — пробормотал Хан и потянул на себя рычаг гиперпривода. Пестрое небо перед глазами покрылось полосами, которые спустя мгновение обернулись звездами неподалеку от системы Польн.

Он пустил «Сокол» в свободный дрейф к системе, уделив минуту разглядыванию планет-двойняшек. Различить их было легко, даже если не обращать внимания на разницу в размерах. Польн Большой был весь в голубых, зеленых и белых разводах, с разбросанными то тут то там на ночной стороне скоплениями сияющих огней. Польн Малый предстал в коричнево-серых тонах, и светящихся точек на нем было всего ничего. Хан предположил, что это сигнальные огни космопортов или внешняя подсветка подземных хранилищ и ремонтных цехов. И если верить Рикану — заведений, где нашли прибежище множество контрабандистов, пиратов и прочего сброда.

Чуи, сидящий в кресле второго пилота, прорычал вопрос.

— Да, вижу, — с досадой буркнул Соло, пробегая глазами по мигающей огнями боевой платформе «Голан I» на высокой орбите Польна Большого. Рикан уверял, что сейчас эта станция была чуть ли не бесполезной железякой, укомплектованной персоналом и вооружением процентов на тридцать.

Но даже тридцати процентов заявленной мощности хватало, чтобы стать серьезным препятствием на пути сил Альянса. С другой стороны, если заполучить платформу неповрежденной, эта самая огневая мощь послужит хорошим подспорьем для самих повстанцев. Хан мысленно сделал заметку посоветовать Экслону выторговать станцию у губернатора Ферроуза.

Ничто, как говорится, не предвещало, но тут…

— Мы на месте? — спросил из-за спины алдераанец.

— Да, — подтвердил Хан, стискивая зубы. Они четыре дня теснились в маленьком грузовике, и все эти четыре дня пассажир находил способ проехаться Хану по нервам, оставляя стойкое желание распахнуть шлюз, чтобы проветрить помещение. Или найти подходящий участок вакуума и выкинуть туда пассажира.

Такой снобистской вежливости, какой обладал Экслон, даже ее восхитительность принцесса Лея себе не позволяла. Пассажир назойливо засыпал кореллианина банальными вопросами, а потом вел себя так, будто Хан отвечает на них с недостаточным рвением. Еще он азартно, но неумело играл в сабакк и после каждого проигрыша явно подозревал Хана в жульничестве. Даже в тот раз, когда Хан выиграл честно.

Но хуже всех этих поверхностных недостатков был огонь, тлевший в глазах алдераанца. В них клубились гнев, упрямство и нервозность, причем в постоянно меняющихся пропорциях, что доводило Хана до зубовного скрежета. Кореллианин навидался таких типов, и обычно все заканчивалось тем, что неприятный персонаж и его приятели на всех парах вылетали из кантины, а то и с планеты.

Или их убивали.

Чуи тоже это заметил, но великан был слишком вежлив, чтобы заострять на этом внимание. Однако Хан давно взял себе за правило прислушиваться к опасениям вуки.

Чуи снова взревел.

— Что? — Кореллианин вздрогнул, выходя из своих раздумий.

Чуи повторил и ткнул пальцем на показания кормового сенсора.

Пилот нахмурился. Вуки был прав — за ними тащился «Охотник за головами», отставая всего на минуту и придерживаясь двадцати градусов по правому борту.

Галактику бороздило множество таких «Охотников», особенно в здешних местах, где охранные службы не могли позволить себе более новые модели истребителей или не хотели рисковать дорогой техникой. На увязавшемся за ними корабле маркировки Альянса точно не наблюдалось.

Зато он шел примерно по тому же вектору, что и «Сокол», хотя двадцатиградусное отклонение должно было создать впечатление, будто это не так.

И что-то в манере управления кораблем напоминало Хану о Люке.

Капитан прищурился. Рикан сказал, что Люк задержится вместе с истребителями сопровождения. Но генерал при случае мог и соврать. А сейчас, припоминая момент прощания с Люком, Хан поймал себя на мысли, что малец как-то уклонился от разговора о своих планах на предстоящие недели.

Чуи что-то прорычал.

— Да-да, вижу, — ответил Соло.

— Кого? — поспешно спросил Экслон.

— Чуи не нравится эта станция «Голан», — бросил контрабандист, как бы невзначай уводя «Сокол» вправо. Если в кабине «Охотника» и правда Люк, ему будет не с руки подставлять себя под обзор иллюминатора.

И ведь точно, едва кореллианин начал сокращать разрыв между кораблями, как преследователь тоже ушел в сторону, придерживаясь того же направления и скорости, что и «Сокол».

Хан тихо выругался и вернул корабль на прежний курс. «Охотник» не предпринял попыток повторить маневр, а просто остался болтаться справа, как будто так и было задумано. Люк не был таким уж зеленым новичком, чтобы втянуться в игру «делай как я». Особенно если учесть, что он явно хотел сохранить свое присутствие здесь в тайне. Он, Рикан и все на свете.

Неужели и Экслон в том числе?

— Значит, нас всего трое, да? — протянул Соло. — Против целого имперского гарнизона?

— Ой, да ладно, — фыркнул алдераанец. — До этого дело не дойдет. Нас пригласил сам губернатор. Он не поставит переговоры под удар.

— Ну да, — пробормотал Хан. — Как пить дать.

Глава пятая

— Мне вот что смешно, — произнес довольный мужской голос в окружавшей ЛаРона темноте. — Как легко было вас поймать.

Дезертир не отвечал. Если быть точным, он молчал уже около трех стандартных часов, которые вместе с товарищами провел в наручниках и с повязками на глазах. Отчасти ему не хотелось потакать похвальбам своего мучителя. А в целом ему и сказать-то было нечего.

К тому же пересмешник был прав. ЛаРон с открытыми глазами и оружием в кобуре сам угодил в ловушку.

И вот теперь финальное турне «Карающей длани» закончилось, еще не начавшись. Насколько ЛаРон мог судить, всех пятерых повязали без единого выстрела.

Он так и не понял, кто взял их в плен — то ли наемники, то ли имперцы, то ли местные бандиты. Да и какая теперь разница? Их либо убьют на месте, либо сдадут Империи, что, в сущности, одно и то же.

Чем бы ни руководствовался насмехающийся над ними мужчина, чего бы ни добивался, но он был в своем праве.

Однако ЛаРона озадачивал тот факт, что все это время они просидели без допросов и пыток, если не считать за таковую болтовню мужчины. Неужели он собирался передать их Имперской службе безопасности целыми и невредимыми? От этой мысли у ЛаРона побежали мурашки.

Где-то на противоположной стороне помещения, за спиной у мужчины, открылась дверь.

— Наконец-то, — бросил он уже без прежней насмешки в голосе. — Мы заждались.

— Это они? — холодно спросил другой мужской голос.

— По большей части, — ответил первый. — Согласен, любоваться тут нечем…

— Сними повязки, — оборвал его холодный голос. — Хочу, чтобы они смотрели на меня, когда я буду им втолковывать правду жизни.

— Не уверен, что это правильно, — предупредил пересмешник. — Они строят из себя молчунов, но я уверен, что, как только мы отправим их по этапу, языки-то развяжутся.

— Это тебе есть что скрывать, Досс, — сказал его собеседник. — В отличие от меня. Я хочу им в глаза посмотреть.

— Ладно, — со вздохом ответил Досс. — Как скажешь. Кинкер, Шиппо, слышали? Выполняйте.

Раздался звук шагов. С ЛаРона сдернули повязку, и глаза залило потоком мутного света. Штурмовик с секунду поморгал, а потом пришел в себя.

Они находились в каком-то кабинете: не исключено, что в здании таможни, видневшемся из иллюминатора «Сувантека» при заходе на посадку. Типичное помещение для столь захудалого порта: маленькое и ветхое, с парой сканирующих столов, двумя конторками и стенами, увешанными полками и шкафами для хранения оборудования. По крайней мере половина полок пустовала, и ЛаРон подозревал, что со шкафами та же история.

Напротив них расположились четверо. Крупный, зловещего вида человек с буровато-седой шевелюрой уселся прямо на сканирующем столе. Рядом с ним застыл пожилой мужчина в темном деловом пиджаке и штанах под цвет. Двое остальных — видимо, Кинкер и Шиппо — стояли по сторонам и чуть впереди, держа в руках четыре повязки, снятые с пленников. В дальнем конце помещения у единственной двери топтался еще один охранник.

ЛаРон прищурился: до него вдруг дошел ускользнувший было от внимания факт. Повязок в руках у головорезов было всего четыре?

Командир дезертиров как будто невзначай огляделся вокруг. Справа от него на стуле сидел Маркросс с точно так же связанными сзади руками. За Маркроссом располагался Квиллер, а слева от ЛаРона — Грейв.

Брайтуотера с ними не было.

— Ты прав, Досс, невзрачные они какие-то, — сказал бизнесмен все тем же холодным тоном, разглядывая штурмовиков. — Командир у них есть?

Маркросс поерзал на стуле.

— Я командир, — подал голос ЛаРон. — А вы кто?

— Что, ты даже не знаешь моего имени? — воскликнул мужчина. — Вы пожаловали в этот сектор, чтобы свергнуть меня, и даже не удосужились узнать мое имя?

— Еще как удосужились, — встрял Маркросс. — Ты — Бок Йост, недавно занявший пост главы округа Скемп планеты Элегассо.

ЛаРон чуть не скривился от стыда, который на миг даже затмил собой ужасающее ожидание нависшей над ними судьбы. Он и сам должен был узнать Йоста, несмотря на то что сейчас тот был не в официальном костюме, как на множестве просмотренных ими голографий.

— Верно, — проговорил Йост. — Законно избранный, недавно вступивший в должность.

— Я сказал, что ты занял пост, — мягко поправил Маркросс. — О законности речи не было.

— Я же предупреждал, что они нарываются, — пробормотал Досс. — Праведники до мозга костей.

— Да уж. — Тон Йоста стал еще холоднее. — Как видно, объяснять им правду жизни — это попусту тратить время.

— Какую правду? Что за щедрую взятку любой подвинется с твоего пути? — спросил ЛаРон.

— Именно, — ответил представитель власти и мягко улыбнулся. — Я хотел предложить вам значительную сумму, если б вы согласились работать на меня. Вы очень хорошо себя показали, что наглядно иллюстрирует составленный Доссом список ваших достижений за последние несколько месяцев. Но теперь я вижу, что мое предложение пропадет впустую. Полагаю, единственное, что сейчас предстоит решить, — это куда вас девать. Досс?

— Легче легкого. — К нему вернулась прежняя насмешливость. — Надо просто позвонить в гарнизон Пикерина и передать их тамошнему командованию. Я уже говорил, что они дезертиры?

— Вообще-то, не говорил, — проворчал Йост, с новым интересом разглядывая ЛаРона. — А я все гадал, откуда они стянули экипировку.

— Вот и ответ на ваш вопрос, — хмыкнул Досс. — Так что можно хватать комлинк и сдавать их с потрохами.

Новоиспеченный правитель фыркнул:

— Не смеши меня. Я теперь должностное лицо. Мне нельзя.

Досс растерянно взглянул на собеседника.

— Наоборот, можно, — сказал он. — Ваш статус придаст больше веса обвинению…

— Но как должностное лицо, — оборвал его Йост, — я не могу претендовать на вознаграждение за поимку дезертиров.

Досс посветлел лицом:

— А! Тогда и правда нельзя. Так что, возьмете половину?

— Две трети, — поправил его Йост. — Остальное разделишь со своими головорезами.

— Что, целую треть? — ехидно поинтересовался Досс. — Как щедро с вашей стороны.

— Скажи спасибо и на этом, — отчитал его чиновник. — Не забывай, что это я распознал в них угрозу и придумал нелепый слух о гончарах. Если разобраться, я даже чересчур щедр. Особенно с учетом вашего увесистого гонорара.

Несколько долгих секунд мужчины прожигали друг друга взглядами.

— Сколько бы там ни было, Досс, — прервал искрящую тишину ЛаРон, — сколько бы он ни предложил, я заплачу вдвое.

— Заткнись, — прорычал тот. — Ладно. Треть вознаграждения плюс наш гонорар. И мы забираем их корабль.

— Идет. — Йост переключил внимание на ЛаРона. — Ну вот. Сейчас запрем их на твоем корабле и пойдем разбудим имперцев.

— Это не обязательно, — произнес справа от ЛаРона тихий голос. — Мы и так не спим.

Командир штурмовиков резко повернул голову. В двадцати метрах от них, рядом с рядами пыльных складских шкафов, стояла окутанная тенями молодая девушка. Позади нее болталась открытая дверца одного из шкафчиков, будто девушка в нем пряталась. На незнакомке была надета крестьянская хламида навыпуск, мешковатые штаны и невысокие ботинки, а завершал нескладный образ короткий плащ с капюшоном, надвинутым так сильно, что закрывал волосы и верхнюю половину лица.

Трое охранников Досса на удивление синхронно выхватили бластеры.

— И что это значит? — выкрикнул бандит, когда девушка оказалась под прицелом трех стволов. — Ты кто? Что здесь делаешь?

— Вы Михтор Досс, не так ли? — спросила незнакомка, шагнув к ним. — Я наслышана о вас и ваших наемниках. — Девушка покачала головой. — Или вы на самом деле пираты? Сообщения о вас противоречивы.

— Это что еще за чудо? — вскричал Йост. — Досс, если это твои проделки…

— Тихо, — перебил его бандит, не сводя глаз с девушки. — Что бы тебе там ни наговорили, все это чушь. У нас лицензированная полувоенная организация, сам губернатор за нас ручается.

— Это ничего не значит, — спокойно сказала девушка. — Особенно в секторе, где уже давно пора всю администрацию гнать взашей.

— В такое время живем, — философски заметил бандит. — А ты-то что? Никогда не выбегала за флажки за компанию?

Незнакомка покачала головой:

— У меня нет компании. Я работаю одна.

Досс прищелкнул языком.

— Не это я хотел от тебя услышать, — сказал он. — Убейте ее.

Вскинув бластеры, охранники выстрелили…

…И повалились на пыльный пол, когда перед фигурой девушки ослепительно вспыхнул световой меч, отразивший все три выстрела обратно в тех, кто их произвел.

Досс оцепенело таращился на столь неожиданную и стремительную расправу. В отчаянной попытке скрыться бандит отпрыгнул назад, через край сканирующего стола, на лету выхватывая бластер и паля по незваной гостье.

Он все еще пытался добраться до укрытия, когда его собственный выстрел срикошетил назад и снес ему половину головы. Досс рухнул и пропал из виду, а оружие продребезжало по столу и упало под ноги Йосту.

В этот момент девушка опустила меч лезвием вниз, ее затененное лицо озарил мягкий свет пурпурного клинка, и у ЛаРона перехватило дыхание.

Это была не какая-то крестьянка и даже не важная имперская шишка или охотница за головами. Сюда явилась агент Империи по имени Джейд.

Рука Императора.

Долгую секунду тишину разрывало лишь мерное гудение светового меча.

— Итак? — спокойно произнесла Джейд, не сводя глаз с Йоста.

Чиновник судорожно хватал ртом воздух.

— Я Бок Йост, — пролепетал он. — Глава…

— Округа Скемп планеты Элегассо, — подсказала ему девушка. — Это я знаю. Слышала, как Досс вам звонил.

Йост нервно облизал губы.

— Я правительственный чиновник, избранный надлежащим образом, — упрямствовал он.

Девушка приподняла кончик меча.

— Неужели? — многозначительно спросила она.

Злодей украдкой глянул на ЛаРона:

— Понимаете… тут могли возникнуть… недоразумения… — На этом месте он замолк.

— Давайте зайдем с другой стороны, — предложила Джейд. — Досс схватил пятерых. Четверо здесь. Где пятый?

Йост снова глянул на ЛаРона.

— На корабле, — пояснил чиновник. — Ну, то есть… не на корабле Досса… На их корабле. Досс сказал, что пилота придется… уговаривать… чтобы он разблокировал руль.

ЛаРон нахмурился. Объяснение звучало правдоподобно.

Да вот только правда заключалась в том, что Брайтуотер не был пилотом. Кораблем управлял Квиллер, и он сейчас сидел связанный вместе с остальными.

Так почему же они забрали Брайтуотера?

— Хорошо, — бросила Джейд. Световой меч в ее руке с шипением погас. — Вы только что спасли свою жизнь. Ваш корабль стоит с другой стороны посадочной площадки. Вы взойдете на борт, улетите домой и никому не расскажете о том, что здесь произошло. И…

Йост уставился на нее, потом перевел взгляд на пленников и снова на девушку.

— И? — осторожно переспросил он.

Агент наклонила голову:

— Если вы сами не поняли, все же придется вас убить.

Чиновник судорожно сглотнул.

— При голосовании были допущены некоторые оплошности, — признал он. — Наверное, будет лучше, если я объявлю новое голосование.

— Мудрое решение, — заметила Джейд. — А пока не будет известен результат нового голосования, вы, разумеется, сложите полномочия.

Йост было раздвинул губы в оскале. Но вдруг его взгляд упал на рукоять светового меча в ладони девушки, и лицо приняло прежнее выражение.

— Разумеется.

— Хорошо, — сказала Джейд. — Уходите.

Ей не пришлось повторять дважды. Чиновник обогнул край стола и быстрым шагом, едва не переходящим в бег, направился к выходу.

— И запомните, — бросила ему вслед Джейд. — Мы будем за вами наблюдать.

Йост не ответил, не обернулся и даже не замедлил шага. Дверь перед ним распахнулась, и злодей поспешно скрылся в ночной тьме.

— Так, — протянула Джейд, подходя к штурмовикам. — Все целы?

— Думаю, да, — ответил ЛаРон, напряженно следя за ней глазами. Ситуация с бандитами разрешилась, но вопрос, что здесь делает агент Империи, вызывал мурашки на коже.

Потому что ни один приходящий в голову ответ ему не нравился.

— Отлично. — Джейд обошла ряд стульев, и ее меч снова с шипением осветил помещение пурпурным сиянием. — Давайте выбираться отсюда и вызволять Брайтуотера.

— Если только Йост не наврал нам про него, — заметил Квиллер.

— Не наврал. — Когда световой меч рассек наручники, ЛаРон почувствовал лишь легкую отдачу в запястьях. — Когда Досс шел сюда от корабля Йоста, один из подручных докладывал ему о Брайтуотере.

— Вы подобрались так близко, что все слышали? — непонимающе спросил Грейв.

— Это не составило труда, — заявила девушка. — Я на этом корабле сюда прилетела.

— На корабле Йоста? — ошеломленно переспросил Квиллер.

— Первое правило погони, — сказала Джейд, освобождая остальных штурмовиков. — Самое нехитрое — воспользоваться тем же самым транспортом.

— Это, по-вашему, легко? — удивился Маркросс.

— Я сказала «нехитрое», — поправила его девушка. — Про «легко» я не говорила.

— Не сочтите за назойливость, — сказал ЛаРон, вставая и потирая затекшие запястья, — но что вы тут делаете?

— Всему свое время, — ответила Джейд, обходя штурмовиков и становясь во главе.

«Прямо как боевой командир, — подумалось дезертиру. — Сейчас поведет отряд за собой».

— Сначала — самое главное. Берите бластеры и пойдемте искать Брайтуотера.

Досс оставил дежурить на «Сувантеке» пятерых наемников, а еще двоих — допрашивать пленного. Внезапное появление Джейд и штурмовиков застало всех семерых врасплох. Бандиты решили прорываться с боем.

И были быстро убиты.

Впрочем, если бы ЛаРон знал заранее, что́ они сделали с товарищем, быстрой смертью эти мерзавцы могли бы и не отделаться.

— Как вы вовремя, — проговорил привязанный к койке Брайтуотер, когда ЛаРон и Квиллер освобождали его. Голос у пятого штурмовика ослаб, глаза распухли и едва открывались. — Кто здесь? Осторожно… там кто-то позади.

— Все нормально, — угрюмым тоном успокоил его Квиллер, а Грейв тем временем разорвал медпакет. — Это Джейд. Проезжала мимо и решила помочь.

— Джейд? — встрепенулся Брайтуотер и с усилием раскрыл глаза пошире. — А что?.. — Он закашлялся. — Что она тут делает?

— Помогает тебя вызволять, — сообщил ему ЛаРон. — Сейчас не дергайся, ладно?

— Вот тебе и счастливая монетка, — хмыкнул Грейв, набирая обезболивающее в инъектор.

— Но я-то живой или как? — слабым голосом произнес Брайтуотер.

— Счастливая монетка? — спросила девушка, заглядывая штурмовику в глаза и осторожно касаясь рукой его лба. ЛаРону показалось, что эти жесты как-то связаны с Силой.

— Да достал он тут пару месяцев назад дурацкий доимперский друггат, — объяснил Грейв. — Один благодарный фермер пытался всучить нам целую горсть таких. Из всех только наш Брайтуотер взял одну на удачу. Ну и удача, как видишь, налицо.

— Говорю же — зато я живой, — повторил моторазведчик.

— Я тоже, хоть и не таскаю с собой всякий хлам ради пустых суеверий, — парировал Грейв, вкалывая ему лекарство.

— Ну, ты-то таскаешь снайперку T-28 ради серьезных развлечений, — ввернул ЛаРон. — Как он?

— Как и сказал — живой, — ответила Джейд. — Но нужно на несколько дней поместить его в бакта-камеру. На вашем корабле она есть?

— Есть, сверхминиатюрная, — мрачно сообщил Маркросс. — У нас бакта на исходе, но на один раз хватит.

— Ничего, — утешила его агент. — На моем корабле на Элегассо есть и камера, и запас бакты. Дай код разблокировки управления, я всех туда доставлю.

— Не стоит, я сам поведу корабль, — сказал Квиллер. — Где вы остановились на Элегассо?

— На площадке Коскон к северу от округа Скемп, — ответила Джейд и нахмурилась. — Так это ты пилот? Тогда почему они пытали его?

— Это ж наемники, — встрял Брайтуотер. — Тупицы по определению.

— Потому что этот очумелый проскочил мимо меня в кабину, когда пошел газ, — объяснил Квиллер, обходя Мару и бросая обеспокоенный взгляд на лежащего товарища. — Наверное, наемники нашли его в кресле пилота, когда ворвались внутрь, — бросил он через плечо, удаляясь в сторону рубки.

ЛаРон кивнул. Следовало догадаться, что произойдет нечто подобное. Видимо, когда начался захват, Квиллер как раз выходил из кабины, и Досс сразу же смекнул бы, из кого выбивать код разблокировки.

А Брайтуотер повернул дело так, что нападавшие нашли в кабине именно его.

— Так все и было, Брайтуотер? — спросил командир.

— Я просто хотел где-нибудь отлежаться, — начал отнекиваться тот. — Знаете, как-то не улыбалось валяться на палубе.

— Еще бы, — фыркнул ЛаРон.

— А если без шуточек, то это было очень глупо, — вставил Маркросс. — Они могли тебя покалечить.

— Да я всю жизнь на мотоспидерах рассекаю, — сказал Брайтуотер, попытался пожать плечами и поморщился. — Работа, можно сказать, все равно сидячая. А вы хоть перестанете меня гонять туда-сюда с поручениями.

— Они могли тебя и убить, — прямо сказал Грейв.

Брайтуотер снова дернул плечами:

— Лучше меня, чем Квиллера.

Маркросс покачал головой и повернулся к агентессе:

— ЛаРон, ты сам спросишь? Или я начну?

ЛаРон собрался с духом.

— Я сам, — сказал он. — Джейд, мне кажется «свое время» для ответа на наш вопрос уже наступило.

— Согласна, — ответила девушка. — Суть такова: чтобы выполнить одно задание, мне необходимо проникнуть в резиденцию губернатора, которая тщательно охраняется. Губернатор перебросил во дворец множество штурмовиков со всего сектора. Мне пришло в голову, что несколько незнакомых штурмовиков смогут без труда провести разведку, затерявшись среди других незнакомых штурмовиков.

Повисла тишина. Даже натужное дыхание Брайтуотера как будто бы снизило громкость.

— Вы просите нас туда внедриться, — проговорил ЛаРон.

Девушка слегка приподняла брови:

— С чего ты взял, что это просьба?

Тишина стала еще оглушительней. ЛаРон чувствовал на себе взгляды товарищей, а сам не переставал вглядываться в каменное лицо Джейд.

— То, что нас там не знают, не значит, что мы сможем избежать расспросов и проверок, — прикинул командир дезертиров. — Если нас поймают, мы трупы.

— Не беспокойся, — уверила его девушка. — У меня такие полномочия, что я вытащу вас из любой передряги.

— Только если вы окажетесь в нужное время в нужном месте, — сказал Маркросс. — Что-то не похоже, что наши пути-дорожки там будут часто пересекаться.

— А в чем подозревают этого губернатора? — полюбопытствовал Грейв. — Если не секрет.

— Мы думаем, что он хочет вступить в сговор с повстанцами.

— Вот как, — протянул ЛаРон, припоминая губернатора Хорда с Шелконвы. — Такой теперь у вас профиль? Разборки с губернаторами-изменниками?

— Мой профиль — тайные операции, — отрезала Джейд. — Другие опасения у вас есть?

Грейв откашлялся.

— Если в деле замешан Альянс повстанцев, — начал он, — есть вероятность, что в какой-то момент туда прибудет повелитель Вейдер?

— Однажды я уже защитила вас от Вейдера, — напомнила Рука Императора. — Могу сделать это и еще раз.

ЛаРон почувствовал, как под ногами дрожит палуба, — это Квиллер поднял корабль в воздух.

— А пока что нужно как можно скорее поместить Брайтуотера в бакту, — проговорила девушка, направляясь к дверям. — Квиллер в курсе про форсаж гиперпривода?

— Не знаю, — ответил ЛаРон. — Что за форсаж?

— Особый режим, который иногда встречается на кораблях ИСБ, — пояснила Джейд. — Повышает скорость гиперпривода примерно на двадцать процентов.

— Не думаю, что ему об этом известно, — сказал ЛаРон, чувствуя, как ползут вверх его брови. После стольких месяцев на борту корабль все еще хранил секреты от пилота и его товарищей? — Порой такой режим был бы весьма кстати.

— Как правило, нет, поскольку топливо сгорает при нем на сорок процентов быстрее, — сказала девушка. — Но в нашем случае, мне кажется, Империя может себе это позволить. — Она бросила взгляд на раненого. — Позаботьтесь о нем. Нам, скорее всего, понадобится разведчик на мотоспидере. — С этими словами она вышла в коридор и направилась в кабину.

Грейв тихонько вздохнул.

— С ума сойти, — пробормотал он. — Как вам завершение и без того фееричного дня?

ЛаРон поморщился:

— Могло быть и хуже.

— Серьезно? — спросил товарищ. — Позволь напомнить, что хваленые секретные полномочия Джейд сработают только в том случае, если губернатор и гарнизон все-таки не перешли на сторону восстания. В противном случае у нее связаны руки.

— А в них — световой меч, — напомнил Маркросс.

— Рад за нее, — сказал Грейв. — Но нам это не поможет. Опять же Вейдер.

— С ним Джейд найдет общий язык, — заметил ЛаРон.

— Но его везде сопровождает Пятьсот первый легион в полном составе, — не унимался стрелок. — Хочешь попытать счастья, объясняя им, почему у тебя нет действующего удостоверения?

— Хочешь, чтобы мы сказали Джейд: «Спасибо, но такая работа нам не по душе»? — ворчливо спросил командир.

— ЛаРон? — слабым голосом позвал Брайтуотер.

Тот с удивлением оглянулся на товарища. Он думал, что Брайтуотер уже давно спит.

— Что? — отозвался он.

— Нас все равно пустят в расход, — проговорил раненый. — Мы это знаем. — Он осторожно втянул воздух. — Давайте уйдем красиво.

— Согласен, — тихо сказал Маркросс. — Если мы помешаем мятежному губернатору втянуть сектор в хаос, считай, мы вложили в правое дело больше, чем за десять лет официальных мелких операций.

— Да уж, — добавил Грейв. — Джейд нам и выбора-то не оставила.

ЛаРон поморщился. Но товарищи были правы.

— Так и есть, — сказал он. — Что ж. Если это станет последним заданием «Карающей длани», пусть оно будет достойно легенд.

— Если будет кому их слагать, — пробормотал Грейв.

— Будет. — ЛаРон снова оглянулся на раненого. — А пока что у нас три часа полета до Элегассо. Давайте отнесем Брайтуотера в медицинский отсек и посмотрим, чем там можно перебиться за время пути.

Глава шестая

Из той информации, что Хану удалось почерпнуть, Белокаменный город, столица Польна Большого и всего сектора Кандорас, представлял собой колоритное космополитическое скопление процветающих торговых контор, немногочисленных производств, привлекательных ночных заведений и разномастной публики, среди которой наряду с людьми встречался еще с десяток иных рас.

Может быть, в других частях города так и было. Но пока что перед глазами кореллианина простирался район космопорта, который больше походил на Мос-Айсли, чем на презентабельное «космополитическое скопление».

Мос-Айсли вызывал у Хана смешанные чувства. В этой дыре его не раз грабили, а то и били. Еще там находился один из главных перевалочных пунктов для контрабанды, которым заправлял Джабба Хатт, и как следствие — ошивались всякие неприятные и опасные типы. Некоторых Хан даже пристрелил, вот в последний раз Гридо нарвался.

В Мос-Айсли кореллианин встретил Люка и повернутого джедая Кеноби, ныне покойного, через которых состоялось его знакомство с Леей и вся эта заварушка с Альянсом повстанцев. Порой Соло был настроен расценивать этот факт положительно, но зачастую — все-таки нет.

И нынешняя ситуация стремительно подталкивала его ко второму варианту.

— Говорю вам в последний раз, — произнес Экслон, подчеркнув слово «последний». — Не надо водить меня по городу за ручку. Я и сам прекрасно ориентируюсь.

— Да, так и вижу вас рассекающим в этой толпе, — ответил Хан, приглядываясь к взъерошенным, вороватым и в целом не вызывающим доверия людям и инородцам, которые заполонили улицы вокруг ангара. — Вы к губернатору во дворец пешком пойдете или как?

— Всего в километре отсюда есть точка проката аэроспидеров, — терпеливо пояснил алдераанец.

— Ладно, — сказал контрабандист. — Вот туда мы и дойдем вместе. У вас же, дипломатов, так принято, да? Находить компромисс?

— Соло…

— А по пути, — продолжил Хан, — мы зайдем на стоянку к Люку и позовем его с собой.

Экслон слегка опешил.

— О чем это вы? — настороженно спросил он.

Кореллианин вздохнул. Неужели такие, как Экслон, всегда будут думать о них с Чуи как о тупых барыгах-контрабандистах?

— Мы видели, как его «Охотник» заходил на посадку, — пояснил он, призвав на помощь все свое терпение. — Я точно не знаю, где он остановился, но, судя по вектору, мы найдем его где-то между пятьдесят второй и пятьдесят восьмой стоянками.

Экслон вздохнул.

— На пятьдесят шестой, — неохотно сообщил он. — Проклятье, Соло, вы не должны были знать, что он тоже здесь.

— Да, об этом я тоже догадался, — проворчал Хан. Для себя он уже решил, что по возвращении у них с генералом Риканом состоится очень серьезный разговор. — Будем весь день здесь стоять? Или пойдем за Люком?

Каждый космопорт, в котором капитану довелось побывать, отличался своими неповторимыми звуками и запахами. Белокаменный город не был исключением. Впрочем, в отличие от других портов, этот встречал их подозрительно домашней атмосферой, в которой слышались даже крики и возня играющих детей и разносились запахи готовящейся еды.

Вскоре стала понятна причина такой обстановки. Как минимум на этой стороне космопорта лишь половина ангаров использовалась по назначению. Остальные были предоставлены для некоего подобия жилья местным гражданам.

Или беженцам. На пути группы попались две стоянки, где ютились существа, которых Хан никогда раньше не видел. У входов в такие жилища была выставлена обувь всевозможных разновидностей, а разномастные хозяева этой обуви пытались продать прохожим все подряд: от экзотической еды и побрякушек до ярких тканей и одежды.

«И это хваленый Польн Большой», — мрачно думал Хан, маневрируя вслед за своими спутниками через толпу. Ему не терпелось выяснить, как же обстоят дела на менее респектабельном Польне Малом.

Люк ждал их у ворот стоянки, взирая на окружающую суету с таким выражением, как будто снова попал в кантину в Мос-Айсли. Малой заметил, что его друзья вышли из-за угла — вернее, он заприметил возвышающегося над толпой Чуи, — и Хан увидел, как изменилось выражение его лица. Перемена была незначительная, но этого хватило, чтобы догадаться, что малец тоже не ожидал увидеть их двоих вместе с алдераанцем.

А это означало, что в дурацкую игру Хана втянули не только Рикан с Экслоном. Люк тоже в ней участвовал.

— Привет, Хан, — нерешительно проговорил юноша, когда все трое поравнялись с ним. — Привет, Чуи. Я думал… — он растерянно оглянулся на Экслона, — что вы…

— Вообще-то, он не должен был знать, — многозначительно произнес алдераанец. — Вам следовало держаться так, чтобы он вас не заметил.

Люк захлопал ресницами:

— Извините.

— Что сделано, то сделано, — сказал Экслон и кивнул на ворота ангара. — Были проблемы?

Молодой джедай покачал головой:

— Как вы и сказали, здесь повсюду много «Охотников за головами», а со спецпропуском меня вообще встретили как родного. — Он глянул на Хана. — У вас тоже такой был, да?

— Нет, нас сбили при посадке час назад, — рявкнул контрабандист. — Где этот ваш прокат аэроспидеров?

Экслон огляделся.

— Должен быть где-то недалеко… — Он умолк и уставился во все глаза на что-то у Хана за спиной. — Осторожно!

Соло развернулся, его рука легла на бластер. К ним приближались три инородца с маленькими, обведенными белыми кругами глазками, тяжелыми надбровными дугами и зеленоватой чешуйчатой кожей, покрытой клочками такой же зеленоватой шерсти. Одеты незнакомцы были в дешевые мешковатые тряпки, скорее всего купленные у здешних же уличных торговцев.

И у каждого в руках было по длинному, изысканно украшенному ножу с крюком на конце.

Соло услышал, как позади него с резким шипением включается световой меч Люка.

— Хан? — напряженно проговорил Скайуокер.

— Полегче, малой, — ответил капитан, убирая руку с бластера. — Расслабься.

Инородцы держали ножи не для удара или броска. Оружие просто лежало на их раскрытых ладонях.

Эти несчастные не были бандой, искавшей легкой добычи. Они просто приторговывали чем могли. И, судя по внезапно расширившимся глазам инородцев, они были так же ошеломлены световым мечом в руках у Люка, как Экслон — их появлением с ножами.

— Прощення просим, дорогии друззя, — с сильным акцентом произнес на общегалактическом предводитель группы, резко останавливаясь. — Красиво одетыи и вооружатыи… — Он запнулся. — Вооруженныи господа обязательно оценят наши уникальныи ножи ручнои работы.

— Не сегодня, — отрезал Хан, но к ножу в протянутой руке инородца все-таки пригляделся. Следовало признать, что на вид оружие было отличным. В стесненных условиях да умеючи им можно орудовать не хуже, чем бластером. А стесненным условием, скажем, могла считаться переполненная кантина, когда к тебе за столик вдруг подсаживается науськанный Джаббой головорез.

Но несмотря на привлекательность мысли, Хан знал, что покупать нож нельзя. По крайней мере, не здесь и не сейчас. Стоит только остальным торговцам и менялам увидеть, что кто-то выложил кредиты, сразу облепят как мухи и начнут совать под нос тряпки, меха и фрукты, выкрикивать в ухо зазывные речи и всячески впаривать свой товар. Не очень подходящее начало для секретной миссии.

Кстати, о секретности…

— Люк, выключи, а? — рыкнул капитан.

Мерный гул светового меча перешел в трескучее шипение, и все стихло.

— Извини, — сказал Люк. — Я думал…

— Ну да, знаю. — Торговцы все так же стояли рядом с ними, протягивая руки. Хан бросил еще один взгляд на оружие и отвернулся. — Так куда мы отправимся на нашем арендованном аэроспидере? — спросил капитан, положив ладони на плечи Скайуокеру и Экслону и подталкивая этих двоих в направлении пункта проката, чью вывеску только что заприметил над головами прохожих в паре кварталов отсюда.

— У нас с Люком встреча с одним новым другом, — ответил Экслон. — Вы с Чуи можете пока отправиться куда захотите.

— Чудненько, — хмыкнул Хан. — Тогда мы с вами.

— Это невозможно, — отрезал Экслон.

— Губернатор, я даже не знаю, — неуверенно начал Люк. — Они же все равно уже в деле…

— Их услуги больше не понадобятся, — оборвал юношу Экслон. — От них требовался только перелет. На этом все.

Люк украдкой глянул на Хана:

— Но…

— Ничего, — сказал капитан. В глубине души шевельнулось чувство вины, что он плохо думал о парнишке. Может, Люк и втянулся в эту игру, но не он принимал решение держать Хана в неведении. — Я не навязываюсь. Но вы там поаккуратней.

— Постараемся, — пообещал Экслон. — Идемте, Скайуокер.

Алдераанец похлопал Люка по руке и стал прокладывать путь сквозь суету толпы. Юноша еще разок оглянулся на Хана с Чуи и поспешил за своим спутником.

Чуи проревел, что у него есть идея.

— Не надо, — ответил Хан. — Ты, знаешь ли, в толпу не вписываешься. Он нас за три квартала от этого их места встречи засечет.

Капитан посмотрел на небо. Польн Малый сейчас виднелся как маленький бледный серп за дымкой облаков.

— Пусть корчит из себя вершителя судеб, — постановил Соло. — А мы с тобой слетаем посмотрим, что за подарочек нам приготовил наш новый лучший друг.

Он повернулся и зашагал к ангару, отмахнувшись по пути от торговцев ножами, которые снова с надеждой бросились к нему.

— Или, — добавил капитан, — все-таки поймем, что это ловушка.

О системе Польн было известно, что из всех двойных планет Империи эти близнецы расположены ближе всего друг к другу — в пятидесяти тысячах километров. Между ними постоянно циркулировал сонм кораблей, хотя по ширине предоставляемых коридоров Хан догадался, что раньше транспортный поток был раза в два интенсивнее.

Значит, Экслон был прав хотя бы в том, что система Польн способна наряду с уже имеющимся трафиком принять и дополнительный от Альянса.

На всем пути от базы Экслон был весьма сдержан в речах и даже словом не обмолвился, о чем же он или Мон Мотма предварительно договорились с губернатором Ферроузом. Но пассажиру тоже нужно спать, и, как оказалось, он поставил на свой планшет ту самую криптографическую защиту, которой, среди прочих, снабдили Хана, чтобы шифровать отчеты для Альянса. Согласно информации на одной из инфокарт, Ферроуз предлагал повстанцам занять шахты в седьмом октанте Польна Малого. Попасть туда было безопаснее и легче всего через катакомбы, ведущие из самого крупного транспортного узла октанта — космопорта Желтая Скважина.

Что сразу же делало Желтую Скважину наихудшим вариантом в глазах Хана. Кореллианин давным-давно усвоил, что безопасными и легкими путями прибывают обычно ленивые, ограниченные личности со служебными удостоверениями и пачкой розыскных ориентировок в инфопланшетах.

Поэтому Соло направил корабль к одному из самых маленьких и непривлекательных космопортов.

Как и почти все поселения на Польне Малом, порт Кварцевый Венец по большей части располагался под землей. Дела тут тоже велись незатейливо, вплоть до того, что диспетчерская вышка просто предложила Хану занять любой свободный ангар. Из восьми предложенных капитан выбрал наугад один и завел «Сокол» в раскрытый в крыше ангара шлюз. К тому моменту, как кореллианин перевел двигатели в режим ожидания, купол над кораблем сомкнулся и присущая Польну Малому разреженная атмосфера была доведена внутри ангара до стандартного уровня. Соло опустил трап и в сопровождении Чуи вышел наружу.

По пути капитан заметил, что ангар оборудован только одним выходом, за которым, скорее всего, находился воздушный шлюз на тот случай, если кому-нибудь понадобится войти внутрь, когда открыт купол. У дверей прохлаждались трое вооруженных увальней, чем-то напоминавших сброд из Мос-Айсли.

— Здрасте, — добродушно сказал один из них, с сальными волосами и неряшливыми усами, которые блестели на свету. Здоровяк глянул на капитана, потом на вуки. — Назовите ваше имя и груз.

— Дарт Вейдер, — представился Хан. — Привез посылку с невыполненными имперскими обещаниями.

Ни один из троих не улыбнулся.

— Милота какая, — рявкнул усатый. — Еще одну попытку?

— На самом деле я с пустым трюмом, — пояснил Соло. — Мы на геологоразведку прибыли.

Может, хоть в ответ на это, учитывая десятилетиями пустующие шахты, они выдавят циничную улыбку? Но нет, суровые мужчины не поменялись в лице.

— Серьезно? — спросил усатый таким же безэмоциональным голосом. — Есть на примете какие-то адреса?

Хан пожал плечами. На зашифрованной карте Экслона больше всего пометок было на каком-то горнодобывающем комплексе Эньят-эн.

— Думал попытать счастья в районе старых шахт Эньят-эн, — бросил он, стараясь уследить за реакцией всех троих.

И он добился своего. Реакция была слабой — всего лишь дернулась щека у одного из приятелей, лысеющего небритого человека с темными глазами. Но она определенно была.

Эти трое не были случайными головорезами или контрабандистами с окраин. И они явно что-то знают про названный Ханом комплекс.

Усатый решил спустить все на тормозах.

— Эньят-эн, говоришь? — небрежно переспросил он. — Да, я, кажется, слышал. А что, там еще можно что-то нарыть?

— Этого мы пока не знаем, — так же небрежно ответил Хан. — Но местечко ломилось от платины, а на платину цены сейчас скакнули. У меня выдалось свободное время, и я решил — дай-ка гляну.

— Ну глянь, — смилостивился усатый. — Знаешь что, нравится мне твоя физиономия. Плату за стоянку мы с тебя брать не будем. Но если что-то найдешь, на обратном пути отдашь нам половину. Честный расклад?

Хан пожал плечами:

— Десять процентов, и по рукам.

Лысый презрительно фыркнул, но усатый лишь улыбнулся.

— У нас три бластера, у тебя один. Половину.

— Один бластер плюс один вуки, — довел до его сведения Хан. — Десять процентов.

Усатый смерил Чуи взглядом:

— Четверть.

— Согласен, — сказал Хан. Он-то знал, что торговаться о заведомо несуществующей прибыли смешно. Но оставалась надежда внушить усатому и его приятелям мысль, что они с Чуи — просто незадачливые охотники за сокровищами, а такие всегда торгуются.

— Хорошо, — подвел итог главарь. — Удачи вам. За шлюзом стоят лендспидеры — пользуйтесь. Да, и вот еще в чем мы вам подсобим: мне кажется, там напротив, в ячейках, есть лопаты и кирки. Ржавые, наверное, но вполне годные, тем более что своих-то у вас все равно нет.

— Просто мы в этот раз хотели всего лишь осмотреться, — нашелся Хан. — Но раз вы предлагаете, то буду признателен.

— Сочтемся, — сухо отрезал усатый. — Карта нужна?

— Спасибо, но нет, — ответил Хан. — Этот комплекс где-то в ста пятидесяти километрах, если идти прямо по коридору СС четыре-ноль-восемь-семь, правильно?

— Тебе виднее, — сказал главарь. — Свободны.

— Возвращайтесь с набитыми карманами, — бросил вслед Хану и Чуи лысый, когда они направились к двери.

Транспорт и инструменты друзья нашли именно там, где сказал усатый. Лопаты и вправду были ржавые и расхлябанные, да и лендспидеры были не в лучшем состоянии. Хан для пробы запустил двигатель у каждого, выбрал тот, который не угрожал развалиться в ближайшие два часа, и они с Чуи отправились в путь.

Туннель, в который они углубились, по всей видимости, принадлежал к заброшенной системе шахт. Потолочные световые панели по большей части были растащены, но аварийные огни, расположенные вверху и внизу стен примерно через каждые сто метров, работали. К счастью, у лендспидера были мощные фары, благодаря чему Хану удалось проскочить над грудами каменной крошки, много лет оползавшей на пол со стен и потолка. Воздух был разреженным и затхлым, и если бы не натужный гул двигателя, вокруг царила бы зловещая тишина.

Чуи проревел вопрос.

— Конечно, прямо туда мы не полетим, — подтвердил Хан. — Ты же видел, как ребята встрепенулись, когда я сказал, куда мы собираемся. Либо им что-то известно, либо они тешат себя такой иллюзией.

Чуи снова заревел.

— Правильно. Но даже если там знают, что мы идем к ним, они не знают, откуда мы появимся, — пояснил капитан и достал планшет с копиями карт Экслона. — Вот… посмотрим, нельзя ли проникнуть в пещеры с другой стороны. Может, удастся их удивить.

Заведение, в котором губернатор Ферроуз назначил встречу переговорщику Альянса, было обширным, затейливо украшенным и, как Люк успел разглядеть на вывеске, весьма дорогим.

Но гости не успели в полной мере насладиться интерьером и витающими в воздухе ароматами. На входе их перехватили суровые типы с каменными лицами и тяжелыми взглядами, которыми сверлили затылок Люка все время, пока вели их через главный зал в более изысканную частную кабинку.

Во главе длинного стола в одиночестве сидел губернатор Ферроуз, перед ним исходила па́ром тарелка с маленькими белесыми шариками, а за спиной у стены выстроились трое мордоворотов.

Когда Люка с алдераанцем препроводили в кабинку, губернатор поднялся.

— Губернатор Экслон, — торжественно произнес хозяин. — Спасибо, что почтили личным визитом.

— Это вы нас почтили, губернатор Ферроуз, — уверил того гость. — Позвольте представить моего спутника: Люк Скайуокер.

— Скайуокер, — сказал Ферроуз, кивая в знак приветствия и морща при этом лоб. — Мне кажется, я где-то слышал ваше имя.

— Он был на Явине, — пояснил Экслон. — В числе тех, кто помогал нам отомстить за Алдераан.

У Ферроуза дернулась щека.

— Точно, — пробормотал он. — Прошу, присаживайтесь. Я взял на себя смелость заказать для всех фаршированные грибы шарру.

— Благодарю. — Экслон подошел к столу и уселся справа от хозяина. — Люк, вы когда-нибудь пробовали фаршированные шарру?

— Нет, — ответил тот. Юноше явно было не по себе, когда он сел рядом с Экслоном, стараясь не смотреть на стоящих за спиной Ферроуза бесстрастных телохранителей. — Там, где я рос, их нет.

— Ну, вам понравится, — благодушно изрек Экслон и, выбрав один белесый шарик, аккуратно откусил. — Ах… начинка из морепродуктов?

— Да, — ответил Ферроуз. — Местные моллюски крейки из Галечной бухты. Приступим к нашим делам?

— Непременно, — сказал Экслон. Он отправил в рот надкушенный гриб и потянулся за следующим. — Для начала я хотел бы уточнить, в какой именно местности вы планируете нас разместить, включая доступные космопорты и прочую инфраструктуру. Еще хотелось бы узнать, каким оборудованием и припасами вы намерены нас снабжать, а также кто доверенное лицо, через которое можно держать связь.

Ферроуз нахмурился и искоса глянул на Люка:

— Прошу простить, господин Экслон, но все это мы могли обсудить по комлинку.

— Я же сказал — для начала, — напомнил ему собеседник. — В любом случае личная встреча всегда плодотворнее. Вы согласны, Люк?

Скайуокер еле сдержал гримасу. Юноша изо всех сил старался слиться с обстановкой, а Экслон изо всех сил старался выдвинуть его на передний план.

Неужели алдераанец пригласил Люка для этого? Может, он просто хотел, чтобы юноша отвлек внимание Ферроуза и его телохранителей, а сам…

Люк сделал над собой усилие и выкинул эти мысли из головы. Что «сам»? А ничего. Бывший губернатор в прямом смысле ничего не мог сделать без того, чтобы не привлечь внимание четырех пар настороженных глаз.

Нет, Люк был здесь именно для той цели, которую Экслон и озвучил: узнать о скрытых эмоциях Ферроуза при помощи своего дара джедая. Юноша сделал глубокий вдох и обратился к Силе, краем уха слушая, как мужчины обсуждают какие-то имена и числа.

От открывшегося знания заныло в груди. Обычно Люк едва мог распознать глубинные переживания окружающих. Но у Ферроуза все было не так, как у Леи или Хана. Губернатор просто фонтанировал эмоциями. Самыми разными: страхом и гневом, отчаянием и вызовом, печалью и решимостью.

И горечью предательства. Она затмевала всё.

Но кто же предатель? Экслон? Сам Ферроуз? Еще кто-то? Люк усерднее прислушался к Силе и попытался проникнуть сквозь неустойчивые завихрения.

— Люк…

Упоминание его имени выбило юношу из этого состояния. Он открыл было рот, чтобы ответить.

–…наверное, тоже захочет поехать, — как ни в чем не бывало продолжил Экслон, и Скайуокер понял, что обращались не к нему, а к Ферроузу. — Полагаю, это приемлемо?

— Если хочет, пусть составит вам компанию, — ответил тот, глядя на Люка. Юноша выдержал взгляд губернатора, пытаясь снова найти его в Силе.

Однако момент был упущен. Завихрения эмоций никуда не делись, но Скайуокер был слишком слаб и неискушен, чтобы снова наладить контакт.

— Превосходно, — сказал Экслон. — В таком случае, до встречи во дворце после того, как наша комиссия прибудет в Эньят-эн. Скажем, где-то через недельку?

— Как вам угодно, — проговорил Ферроуз. — Пропуск у вас с собой?

— А как же, — ответил алдераанец, похлопав себя по карману. — Благодарю за оказанный прием, губернатор. — Он воздел палец. — Вот еще что, — вспомнил гость. — Я был бы признателен, если бы вы отозвали всех служащих из окрестностей Эньят-эн, включая космопорты Желтая Скважина и Кварцевый Венец.

— Уже сделано, — сказал Ферроуз. — Они покинули этот район еще два дня назад.

— Включая сотрудников таможни? — спросил Экслон.

— Вообще все, — раздраженно проговорил хозяин. — Я так и сказал.

— И то правда. — Алдераанец склонил голову в знак извинения, похлопал Люка по руке и встал. — Еще раз благодарю, губернатор. Я буду на связи.

Экслон открыл рот только после того, как они вышли из заведения и влились в толпу, прокладывая путь к арендованному аэроспидеру.

— Что скажете?

— О чем? — спросил Люк.

— О предложении, о чем же еще, — ответил Экслон, бросая на своего спутника подозрительный взгляд. — Комплекс Эньят-эн как наша база и склады. Изолированный терминал Сарас-эв для загрузки и разгрузки транспортных средств. И все остальное. Вы что, не слушали?

Юноша покачал головой:

— Я пытался прочитать эмоции губернатора Ферроуза.

— Прочитать?

— При помощи Силы, — морща лоб, пояснил Люк. — Вы же для этого меня сюда позвали?

— Ну да, — слегка запинаясь, ответил спутник. — Конечно же. Просто я не думал, что вы можете… ну да ладно. Что вы узнали?

— Немногое, — признался Люк. — У него на душе буря.

Алдераанец хмыкнул:

— Учитывая сложившиеся обстоятельства, это неудивительно.

— Знаете, один момент особенно бросился в глаза, — добавил Люк. — Его переживания из-за предательства.

Экслон резко остановился:

— Предательства?

— Да, — ответил юноша.

Он тоже остановился и повернулся к спутнику. И вздрогнул. Ну и лицо Экслон состроил…

— Но это не значит, что он собирается нас подставить, — спешно пояснил Люк. — Возможно, он считает, что Империя предала его. Или боится предательства своих соратников.

— Да, — сказал Экслон. Внезапная мрачность на его лице почти рассеялась. — Да, это вполне возможно. Имперская служба безопасности наверняка внедрила во дворец агента, а то и не одного. Нужно быть осторожными, когда будем наносить туда визиты. — Алдераанец подозрительно огляделся, словно вдруг вспомнил об осторожности, и зашагал дальше.

— А о чем вы говорили в самом конце? — спросил Люк, снова подстраиваясь под шаг своего спутника. — Мы собираемся во дворец?

— Я собираюсь, — ответил Экслон. — А вы сами решайте, хотите ли вы туда. Вы что, и правда не слушали?

— Нет, я же сказал, — начал защищаться Люк. — Я обратился…

— К Силе, — с ноткой раздражения в голосе закончил за него алдераанец. — Иногда я удивляюсь, как джедаи продержались так долго. Или как с такими защитничками продержалась Республика.

У Люка вспыхнуло лицо. Как посмел этот человек так отзываться о джедаях?

Юноша глубоко вдохнул и обратился к Силе, чтобы успокоиться, как учил его Бен Кеноби. «Нет эмоций, есть покой». Бен предупреждал, что гнев так же опасен, как и страх.

Тем более что Экслон сказал такое по незнанию, а не из неприязни. Люк мог бы показать ему, какие джедаи на самом деле, какими были и что им подвластно.

Естественно, после того, как сам это выяснит. Если когда-нибудь выяснит.

Юноша вздохнул. Что касалось Силы, то Бен научил его очень многому за время их короткого знакомства. Но еще больше предстояло изучить самому.

Вейдер отнял у Люка учителя, а тетю и дядю убили штурмовики. Как и в случае с Алдерааном, еще один пункт в списке неоплаченных пока счетов.

— Возвращаемся на корабль, — прервал размышления Люка Экслон. — Поглядим, успокоился Соло или нет. — Он помолчал. — Кстати, как вы думаете, Ферроуз не соврал, что все его сотрудники уехали из окрестностей Эньят-эн?

Люк нахмурился.

— Не знаю, — ответил он. — Я не… не могу читать мысли. Сила так не работает. А почему вы спрашиваете?

— Просто так, — проговорил Экслон. — Не берите в голову.

Глава седьмая

Капитан Друзан поднял голову от планшета.

— Арканианец, — сдавленно проговорил он.

— По всей видимости, да, — кивнул Пеллеон, пытаясь понять выражение лица старшего офицера. Но у него ничего не вышло, потому что рябь гиперпространственного неба бросала тени на лицо капитана. — Его вес и рост — в рамках средних показателей для этой расы. Маска, должно быть, закрывает характерные белые глаза, а уж собрать биомаркеры других рас для их генных инженеров не составляет никакого труда…

— Почему арканианец? — перебил коммандера Друзан. — Ведь подходит еще десяток других биологических видов?

— Потому что он привел цитату из произведения под названием «Песнь о Салабане», — ответил Пеллеон. — Это древняя арканианская легенда о герое, чью деревню захватили враги. Они пленили семью героя и заставили его пройти ряд испытаний, чтобы вернуть им свободу.

— Значит, сановник Одо интересуется старинными легендами, — пожал плечами Друзан. — Гранд-адмирал Заарин увлекается музыкой, капитан-командор Траун без ума от живописи. Знавал я одного полковника, который коллекционировал колоды для сабакка. В Галактике полно чудаков.

— Возможно, сэр, — признал Пеллеон. — Но есть еще кое-что. Исходя из того что Одо все-таки арканианец, я проверил розыскные ориентировки в отношении представителей этой расы. Выяснилось, что в настоящее время в бегах находятся пять опасных преступников-арканианцев. Все пятеро разыскиваются за жестокие преступления в медицинской сфере, и любому из них хватило бы умения и наглости подделать приказ, чтобы подняться на борт «Химеры».

Капитан глянул поверх плеча Пеллеона, словно хотел узнать, не подошел ли кто-то из экипажа слишком близко. Но вероятнее, он все-таки хотел убедиться, что сановник Одо по-прежнему сидит за панелью бортового компьютера на кормовом мостике, как и несколько минут назад, когда коммандер подошел с докладом.

— Хотите сказать, что мы пригрели чудовище?

— Сэр, боюсь, что так и есть, — ответил Пеллеон. — Учитывая обстоятельства, смею рекомендовать вам применить указанные в директивах о статусе капитана полномочия и установить точно, кем и чем является Одо. По меньшей мере, можно еще раз уточнить, кто разрешил ему подняться на борт.

Друзан снова бросил взгляд через плечо Пеллеона.

— Ну что ж, коммандер, — приглушенно проговорил он. — Мне не следовало доводить это до вашего или чьего бы то ни было сведения на «Химере». Но раз все так сложилось… Приказ пришел не из Центра Империи.

Коммандер кивнул:

— Я знаю, сэр.

Капитан опешил:

— Знаете?

— Я проследил цепочку документов, — с тяжелым грузом на душе объяснил Пеллеон — вдруг не стоило об этом рассказывать? — В сложившихся условиях я счел это уместным.

— Да уж, — проговорил Друзан. — И к чему это вас привело?

— Приказ пришел из некоей области в Неизведанных регионах, — ответил коммандер. — Конкретный источник установить не удалось. — Он помедлил. — Сначала я думал, что сановника Одо прислал гранд-адмирал Заарин, поскольку он, по слухам, сейчас находится в том регионе. Но теперь мне кажется, что Одо просто использовал Внешнее Кольцо как отправную точку, чтобы мы думали, что приказ исходит от Заарина.

Друзан шумно выдохнул, как будто гора упала с плеч.

— Потрясающе, коммандер, — сказал он. — Нет, серьезно. Немногие офицеры, даже высокопоставленные, взяли бы на себя труд пройти весь этот путь. И еще меньшее число дошло бы до логического завершения.

Капитан умолк, и, вопреки окружающей их ряби, на этот раз Пеллеон разглядел у начальства на лице напряженную улыбку.

— А самое потрясающее — почти все ваши логические выводы соответствуют действительности, — продолжил Друзан. — Сановник Одо и правда арканианец, а приказ насчет него пришел с «Господствующего».

— Это точная информация, сэр? — осторожно уточнил Пеллеон. Он знал, что ходит по краю, тыкая старшего по званию носом раз за разом в одно и то же. — Приказы и раньше подделывались. Не первый раз уже воруют коды и шифры.

— Согласен, — кивнул Друзан. — Но единственное, что невозможно подделать, — это личный звонок Императора.

У Пеллеона глаза вылезли на лоб.

— Императора?

Друзан усмехнулся:

— Да, вот и я так отреагировал. Похоже, что Император присоединился к тайному вояжу Заарина во Внешнее Кольцо.

— И он звонил вам? Напрямую?

— Куда уж прямее, — проговорил Друзан. Улыбка на его лице сменилась гримасой. Пеллеон ему сочувствовал: разговоры с Императором ничего хорошего подданным не несли. — Так что — нет, коммандер. Какими бы тайнами ни был окутан сановник Одо, будьте покойны — его полномочия санкционированы в самых что ни на есть верхах.

— Я понял, сэр, — сказал Пеллеон, готовый провалиться от стыда. Он должен был догадаться, что Друзан обязательно проверит, не несет ли визит Одо угрозу для «Химеры». Особенно учитывая, что подвергать опасности корабль — значит подвергать опасности собственную карьеру. — Могу я поинтересоваться, какое у него задание?

Капитан хмыкнул:

— Коммандер, ну что вы, в самом деле. Одного нарушения режима секретности вам недостаточно? Хотите совершить еще одно?

Пеллеон моргнул:

— Приношу извинения, сэр.

— Ничего, — сухо сказал тот. — Хорош бы я был, если бы стал журить вас за то, за что только что хвалил. — Капитан поморщился. — Кое-что я вам открою. У сановника Одо есть сведения, что между Альянсом повстанцев и военачальником-инородцем из Неизведанных регионов Нусо Эсвой назревает сговор. Кроме того, есть вероятность, что посредником между ними выступает сам губернатор сектора Кандорас Бидор Ферроуз. Император поручил сановнику Одо заняться этим делом и отрядил «Химеру» для транспортного и прочего обеспечения этой миссии.

— Понимаю. — У Пеллеона внутри все сжалось. Неужели имперский чиновник решился на измену? Неслыханный прецедент. — Император выбрал арканианца, потому что шпионам повстанцев не так просто уследить за передвижениями постороннего, в отличие от служащих флота или придворных?

— Да, — пристально глядя на подчиненного, сказал Друзан. — Именно. Повторюсь, коммандер: ваша наблюдательность выше всяких похвал. Конечно же, информация не подлежит разглашению. Ни единой душе.

— Слушаюсь, сэр, — ответил Пеллеон. — Еще раз приношу извинения за то, что вмешался не в свое дело.

— Офицер должен считать своим делом безопасность собственного корабля, всего флота и Империи, — назидательно сказал капитан. — И проявлять настойчивость и инициативность. Похвально, коммандер. Флоту нужны такие офицеры, как вы.

— Благодарю, сэр.

Друзан коротко кивнул:

— Вольно.

Когда Пеллеон шел обратно на кормовой мостик, сановника Одо возле компьютерной панели уже не было. Гадая, куда же подевался пассажир, коммандер нажал на кнопку вызова турболифта.

Не успел Пеллеон сделать и шага внутрь кабины, как в голову ему пришел нежданный вопрос.

Арканианцы славятся своей заносчивостью, а расистскими замашками могут потягаться даже с хаттами. Почти все арканианцы, которых коммандер встречал в своей жизни, считали, что им под силу все, что умеют представители других народов, и они умеют это даже лучше.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Тимоти Зан. Звёздные Войны. Игра вслепую
Из серии: Звёздные Войны

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздные Войны. Игра вслепую предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я