Танцуют все, или Кащей с Берсеневки

Татьяна Первушина

Яна и Маргоша решают срочно худеть и записываются в школу танцев «Зульфия». На занятиях они знакомятся с очаровательной девушкой по имени Милена. Внезапно Милена падает на пол и умирает… Выясняется, что Милену отравили редким ядом, использовавшимся спецслужбами. Ниточки, за которые потянули самостийные сыщицы, привели их в знаменитый «Дом на набережной». Паутина интриг и преступлений, коварство и алчность, семейные реликвии в «местном алмазном фонде», история древнего дворянского рода Кланских, убийства, погони, и , наконец, неотвратимость наказания за причиненное зло – таков итог расследования двух неутомимых подруг – Яны и Маргоши.

Оглавление

Из серии: Женские методы частного сыска

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Танцуют все, или Кащей с Берсеневки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Не все герои и события в этом романе вымышлены. Совпадения не случайны.

«Я укрощал себя,

Но ты мой «чёрный гений»,

«Любовный камертон — Сердечных, медных труб»!»

(Юр Андрей)

«…ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия и славолюбия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздаяние».

(Петр I)

«Люди никогда не смягчаются по отношению к тем, кому они сделали зло. Мы ненавидим наших жертв пропорционально тому вреду, который им причиняем»

(Е.П. Блаватская).

Глава 1. Мы с Маргошей решаем срочно худеть

— Наверное, скоро наша глубоко несчастная планета упадет в какое-нибудь космическое озеро и утонет там со скуки, а никто этого и не заметит даже, — меланхолично произнесла Маргоша, наливая себе очередную чашку чая из модного стеклянного чайничка для заварки.

Я задумчиво смотрела в окно и ничего не ответила.

— Ян, ты что, уснула что ли? — воззвала ко мне она, со смаком отхлебнув глоточек ароматного чая, привезенного с острова Бали нашими друзьями.

— Да нет, — лениво откликнулась я, — я не уснула, потому что выспалась, наверное, на месяц вперед. Просто я пребываю в мрачной мерихлюндии: дел-то ведь у нас с тобой никаких не предвидится…

Мы сидели на диване в уютной гостиной моей малогабаритной квартиры и лениво пережевывали берлинские печенья — наше любимое лакомство. За окном был серый январский день, солнце не баловало москвичей вот уже несколько месяцев, видимо, отправившись с новуришами на Багамы и Мальдивы на новогодние каникулы.

И, наверное, поэтому, опровергая все законы зимы, с вечера, не переставая, шел проливной дождь, гулко барабаня по козырьку над балконом.

Странная зима получилась в этом году — вместо привычных непроходимых московских сугробов кругом была зеленая трава и грязь. Столбик термометра пьяно шатался от +2 до +7.

Синоптики, правда, пытались периодически запугать москвичей небывалыми грядущими морозами и страшными антициклонами, но погода, словно издеваясь над горе-учеными, упорно продолжала изображать спектакль под названием «ранняя весна».

Моя мама не растерялась и даже предприняла попытки посадки «озимых» на даче. По телефону она сообщила мне, что в начале января посадила лук, морковку и зелень, так сказать, пользуясь «свободной минуткой». «Быстрее взойдут весной», — гордо сказала мама в ответ на мое испуганное замечание, что вроде бы на дворе январь!

Мой муж Дмитрий с утра до вечера пропадал на работе, и ко мне, чтобы я не скучала в одиночестве, приехала погостить моя давняя и верная подруга Маргарита Пучкова[1].

Маргоша, как мы привыкли называть ее с Димкой, была существом одиноким и абсолютно невостребованным мужской половиной человечества. Я знала ее давно и старалась приглашать к нам почаще, чтобы хоть как-то развеять ее тоску и остановить поток черных мыслей, которыми она окружала себя, сидя в однокомнатной квартире вместе с мамой и от скуки беспрестанно споря и вступая в перебранку с той по любому поводу.

К тому же обе мы с недавнего времени не работали, правда, по разным причинам. Маргошу подло «сократили», а я, поскитавшись по разнообразным конторам и поняв, что современным бизнесменам «САМИМ НАДО», и они не намерены платить своим работникам в соответствии с их КПД[2], добровольно «записалась в домашние хозяйки».

Перестав жечь себе нервы в борьбе с «ветряными мельницами» и злопыхателями-завистниками, как следует выспавшись, я несколько успокоилась.

Сидеть дома по началу оказалось очень приятным занятием. Но вскоре меня стала одолевать страшная скука. Я боролась со сплином, как умела…

Сначала я читала, что называется, запоем все подряд. Играла на компьютере, гуляла, смотрела сериалы, как зомби, даже пела под караоке…

Но постепенно я поняла, что адреналина моему организму все же не хватает. И если бы не случай, который погрузил меня в умопомрачительное детективное расследование, то, скорее всего, я опять бы пошла на службу к какому-нибудь «самому надо» и начала бы мотать себе, да и ему нервы на кулак день изо дня…

И тут произошло необъяснимое. Я почувствовала вкус к сыскной деятельности. По воле случая мне пришлось расследовать внезапное и таинственное исчезновение моей подруги детства. А немного погодя — даже расследовать убийство ее мужа.

Маргоша, застав меня на первоначальном этапе расследования, сначала боялась помогать мне. Но постепенно и она втянулась в это увлекательное, порой весьма опасное, приключение.

Когда же мы нашли преступников и помогли милиции их обезвредить, то гордости нашей не было предела. Через какое-то время нам даже пришла в голову довольно смелая идея — стать частными сыщиками.

Не успели мы выхлопотать себе соответствующие удостоверения, как нам срочно пришлось выехать в Прагу. Мои подруги, живущие там в качестве «новорусских» жен, попросили пожить нас на «вилле с привидениями». В результате мы с Марго опять-таки, выбрасывая направо и налево адреналин, помогли чешской полиции поймать очень опасного преступника[3].

И вот теперь после столь бурных событий мы вновь пребывали в бездеятельности и, словно две чайки, выброшенные штормом на берег, нахохлившись, сидели на огромном валуне (в данном случае валуном был наш полукруглый диван).

…Телефон, словно бастуя против январских ливней, молчал с утра. Я, злобно покосившись на него, не удержалась и произнесла:

— И за что только деньги платили! Такое впечатление, что у всех дела идут просто чудесно, и никому наша помощь не нужна!

Я очень переживала за наше сыскное дело, которое пока что пробуксовывало…

Совсем недавно мы с Маргошей дали рекламу в лучшей газете для среднего класса — «Из рук в руки». В объявлении мы сообщали о том, что «профессиональные детективы готовы распутать самые загадочные происшествия», прибавив к тексту, разумеется слова о том, что сделаем это недорого и в кратчайшие сроки.

Но что-то никто не спешил бросаться к нам в ноги с просьбой помочь найти обидчиков или избавиться от шантажиста. Такое впечатление, что преступники, под каждодневный неумолчный стук дождя по крышам, впали в полулетаргическое состояние и решили: пока с погодой на планете не прояснится, закон не преступать.

Соответственно, мы с Маргошей рвали и метали по этому поводу. И, как водится, на нервной почве истребляли всевозможные салаты — «Оливье», «Мимозу», а также пирожные и орешки кешью и фисташки — еще одно мое любимое лакомство. Довольно скоро у нас появились круглые животики и одышка.

Наконец, поняв, что пора остановиться, иначе мы не сможем, если понадобится, догнать даже столетнего хромого старика, мы осознали, что нам пора худеть.

Заняться совершенствованием своей физической формы было решено единодушно. Да, но с чего начать?

Перебрав всевозможные способы достижения столь благородной цели, мы полностью отмели различные фитнес-центры, тренажерные залы, а также аэробику вместе с шейпингом, поняв, что, не обладая железным здоровьем, дадим дубу на первой же изнуряющей тренировке. Да и дороговато выходит такой способ похудеть. Членство в подобных клубах стоит ох, как не дешево!

К тому же, я была почти абсолютно уверена, что после каждой тренировки мы обе, потеряв какое-то количество калорий, будем с остервенением опустошать холодильник по вечерам, тем самым набирая гораздо больше граммов, чем «растрясли», обливаясь потом, в клубе.

После горестных раздумий на эту тему мне вдруг внезапно вспомнился недавний разговор с моей подругой Аллой Букиной, как она сама себя называет, «одинокой гармонью».

Тридцатипятилетняя Алка, дитя богатых родителей, неприлично «заневестившаяся», духом не падает и постоянно чем-то увлечена: то она с друзьями путешествует по миру, то увлекается дайвингом, то горными лыжами. А в прошлый раз, когда Алка звонила мне, она, кажется, что-то болтала о своем новом увлечении — восточных танцах.

— Маргоша! — радостно вскрикнула я, — я поняла, что нам нужно.

— Если голодать, то я не согласна, — пробурчала Марго, даже не дослушав меня.

— Да при чем тут голодание? Давай-ка запишемся в клуб восточных танцев!

— Это что за штука такая? — удивилась подруга, — будем исполнять танец живота после каждого ужина?

— И это тоже. Между прочим, зря смеешься. В древности танец живота исцелял больных и был частью церемонии поклонения женскому материнскому началу. Это, если хочешь, целое искусство. Алка Букина говорила, что она просто без ума от этих самых восточных танцев, — в запале продолжала я.

— А там танцуют с кавалерами? — томно спросила Маргоша, неисправимый романтик.

— Вот это мы сейчас и узнаем, — ответила я, пряча улыбку, и включая Интернет, чтобы отыскать телефон ближайшего к моему дому клуба танцев.

Немного поборовшись с «Яндексом», я, наконец, нашла то, что искала. Практически на соседней с нами улице недавно открылся клуб восточных танцев «Зульфия».

Набрав номер, я стала объяснять вежливой девушке, ответившей на мой звонок, что хотела бы с подругой записаться в их клуб. Та невероятно обрадовалась моим словам и прочирикала, что у них изумительный хореограф, самые низкие цены в Москве, и абонемент можно приобрести даже не на месяц, а на так называемую «поразовую» оплату.

Уточнив на всякий случай, что из себя представляют «самые низкие цены в Москве», и, убедившись, что они не пробьют брешь в нашем семейном бюджете, я радостно продиктовала девушке свои и Маргошины фамилии и имена.

— Ждем вас с Маргаритой в ближайший четверг, к 17 часам. Пожалуйста, не опаздывайте, — ласково проворковала девушка, — чтобы вся группа вас не ждала.

— А во что нужно переодеться для занятий? — деловито осведомилась я.

— Ну для начала возьмите с собой какие-нибудь легкие спортивные костюмы или что-то вроде трико и купальника. И обязательно удобную сменную обувь.

— Слыхала, Маргоша? — повернулась я к подруге, которая, подчиняясь силе привычки, вяло откусывала очередной кусок пирожного, — нас с тобой ждут в трико к пяти часам в четверг. Просили не опаздывать. У тебя есть трико?

Маргарита с полным ртом в изумлении уставилась на меня, еще не осознав серьезности ситуации.

— Маргоша, ау! Ты слышишь меня? — я засмеялась, — хватит лопать пирожные, пошли-ка прогуляемся, а заодно прикупим нам танцевальные костюмчики для четверга.

Решив сильно не тратиться на пока еще неизвестную нам науку восточных танцев, мы затоварились в ближайшем второсортном магазинчике, где плохо говорящие по-русски загорелые мужчины продавали все по удивительно низким ценам.

Однажды я попалась в подобную «мышеловку» и купила там мужу зимний утепленный трикотажный костюм, который одевается «под брюки». Раньше, в досоветские времена, это называлось «исподнее».

Цена меня устроила, помнится, абсолютно — всего-то сто восемьдесят рублей, а костюм был очень красив — весь пестренький, словно игривая пижамка, с резиночками на рукавчиках и на щиколотках. К тому же стопроцентный хлопок, если верить бирке, пришитой к майке.

Мужу, честно сказать, обновка тоже очень понравилась: легкая, приятная на ощупь. А вот вечером, когда он пришел с работы, мы долго удивлялись, увидев, что костюмчик «прокрасил» руки и ноги мужа чем-то сине-черным, а на местах сгиба локтей и на коленках образовались прорехи. Костюмчик просто распадался на глазах.

Решив, что стирать такое «произведение искусства» не стоит — стиральная машинка все-таки подороже костюмчика стоит, я торжественно, на вытянутых руках, отнесла костюм в мусорное ведро. А Димка израсходовал полфлакона геля, чтобы смыть с себя непонятные пятна.

Наверное, костюмчик-то был «одноразовый», вот только непонятно, для какой страны он предназначался. В советские времена многие женщины прокололись, накупив красивой и дешевой кожаной обуви с картонными подметками — так начинали свой бизнес многие будущие «новые русские», закупив «ритуальную» обувь на мировых рынках и сделав на этом колоссальные прибыли.

Но подобные «пижамно-спортивные» костюмчики для одноразового пользования… Неужели кому-то в голову может прийти столь странная мысль об их применении? Скорее всего, эти костюмы были нормальными, только вот сшиты… годах в пятидесятых где-нибудь в Южной Корее. А теперь вот, спустя полвека, пригодились в необъятной, хватающей все и вся России.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Танцуют все, или Кащей с Берсеневки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

См. «Долг шантажом красен», «Чешский дневник».

2

коэффициент полезного действия.

3

Историю начала сыскной деятельности Яны Быстровой и Маргоши Пучковой читайте в книгах «Долг шантажом красен» и «Умереть дважды».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я