Волшебный сыр (Владимир Тарасов, 2005)

Из-за своей любви к сыру Вовка не только получил прозвище Сырный Мальчик, но и попал в сказочную страну, где кот Сырник, мышка Сыроежка и бабушка Сыроварушка готовили сыр для разных сказок. Сырный Мальчик выручил из беды своих новых друзей – помог им остановить Злодея, разорявшего сказочную страну. А в это время его близкие, обеспокоенные отсутствием Вовки, тоже отведали Волшебный Сыр. И, конечно, все их желания исполнились.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Волшебный сыр (Владимир Тарасов, 2005) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Посвящается российским сыроварам

с любовью и благодарностью за их вкусный труд


Глава 1

Жил в одном городе Сырный Мальчик. На самом деле его звали Вовка. И был он мальчик как мальчик, а вовсе не из сыра. Просто он сыр очень любил. Это уж кому что больше нравится. Разные бывают люди на свете. Картофельные, хлебные, яичные, молочные, мясные, рыбные, творожные. Но больше всего, конечно, шоколадных, конфетных, тортовых и мороженовых. Вот Вовка – сырный человек, а его друг Лёша самый, что ни на есть, картофельный. Правда, раньше он картофель терпеть не мог, ну да это отдельная история про Лёшку и картошку.

А Вовка сыр всегда любил. Всегда-всегда, сколько себя помнил. Когда Вовка стал большим мальчиком, которому можно самому на улицу ходить, он почти каждый день спускался в магазин на первом этаже своего дома, покупал всё, что Мама просила, и обязательно немного сыра. И все-все сорта сыра знал. То есть, конечно, не все на свете, а те, что в магазинах видел. И никогда их не путал. Только посмотрит на сыр и сразу понимает, что это «пошехонский» или «радонежский», «алтайский» или «ламбер», «ярославский» или «эдам», «костромской» или «голландский», «горный» или «российский», «швейцарский», «брынза», «камамбер» или ещё какой-нибудь.

Вот и прозвали его продавцы Сырным Мальчиком. «Опять, – говорят, – Сырный Мальчик пришёл. Наверное, у него семья большая, вот он и покупает сыр каждый день». Они не знали, что семья у Сырного Вовки маленькая, всего два человека: он и Мама. Конечно, у него и Бабушка с Дедушкой были, и Тётя с Дядей, но жили все они далеко. И в гости приезжали редко. А Вовка жил с Мамой. И сыр весь он сам съедал. И совсем не потому, что жадный. Просто его Мама сыр не любила. И почти никогда его не ела. Иногда Мама пробовала немного сыра, но обычно Вовка сам всё съедал. Он сыра много мог съесть, полкило мог съесть, и даже больше. И умел готовить из сыра разные вкусности: посыпать сыром картошку, макароны, мясо, рыбу, яйца, – словом, всё, что на сковороде разогревается. А ещё бутерброды – холодные и горячие, салаты с сыром, сырные палочки, сырные шарики, сырные клёцки, рулеты с сыром, жареные в сухарях квадратики сыра, сырную начинку для блинчиков, фаршированные сыром помидоры или сладкий перец, или листья салата, или яйца. Вовка даже несколько раз пёк сырный пирог. Поэтому неудивительно, что и дома его тоже называли Сырным Мальчиком. А Мама всегда говорила: «Не понимаю я, как ты столько сыра ешь. И не надоел он тебе?» Но сыр Вовке не надоедал никогда. И Мама вздыхала: «Ну ладно, ешь, ешь. Сыр полезный. Да не всухомятку, а салатик сырный сделай с яблоком, морковкой и грецкими орехами».

Вовкина Мама работала врачом в детской поликлинике и очень не любила, когда дети мало полезного ели и пили. Или ещё хуже – много вредного: пересолённого, жирного, копчёного. И Мама-врач всегда ругала других мам, когда они детям много сладкого давали. Вообще Вовкина Мама на работе была очень серьёзная и строгая. А дома она много смеялась, и Вовке очень нравилось, что у него Мама такая весёлая. Не всегда, правда. У других ребят мамы ругаются, ворчат, наказывают, а у Вовки Мама только смеётся, а если сердится, то молча, но так, что уж лучше бы отругала. Иногда Мама не хохотала, а только вздыхала от усталости. У Вовкиной Мамы на участке детей много, и, когда они болеют, ей приходится к ним домой ходить, каждого навестить и лечение ему назначить. А потом Мама домой придёт, сядет и молчит. Только скажет, что сил нет говорить и что ноги гудят. Вовка, когда маленький был, всё прислушивался, как ноги гудят, и даже гудок искал. А потом вырос и понял, что это только так говорится, если ноги устали сильно. Когда у Мамы ноги гудят, их надо в тазик с водой поставить. И Маме легче станет, она снова будет веселиться. И удивляться: «И как это ты столько сыра лопаешь? Неужели не надоело? И живот не болит?» Врачам ведь всегда кажется, что всё должно болеть. Особенно живот, когда много вкусного съешь.


Глава 2

Однажды Вовка пошёл в магазин купить сыра. А ещё сушек и печенья для Дедушки с Бабушкой. Они в гости приехать обещали. Дедушка с Бабушкой очень любят чай пить. Сядут вместе с Мамой на кухне, да так и просидят весь вечер. Чаёвничают и чаёвничают, пока совсем не устанут. Бабушка очень любит печенье в чай макать. А Дедушка всегда сушки грызёт, потому что у него зубы железные и грызть ими очень удобно.

Вот и пошёл Вовка купить себе сыру, а гостям печенья и сушек. Он ещё подумал было купить что-нибудь вкусненькое и для Тёти с Дядей, но не стал. С Тётей и Дядей никогда не знаешь наверняка, приедут они или нет. Иногда пообещают и не приедут. А могут и без предупреждения приехать. И никто на них не обижается. Все понимают, что у Тёти с Дядей работа такая, где ничего заранее не известно. Предпринимательство называется. Зато уж если приедут, полные сумки подарков привезут. Вовка подумал-подумал и решил лучше Маме шоколадку купить. Потому что Тётя с Дядей могут и не приехать, а Мама-то домой точно придёт. А шоколад Мама очень любит. И часто его ест, потому и весёлая такая. И даже когда шоколадка кончится, Мама фантик понюхает, глаза закроет и улыбается.

Вовка всё это обдумал и взял шоколад, печенье и сушки. Это у него быстро получилось. А вот перед витриной с сырами Вовка долго простоял, и никак не мог выбрать. Сортов много, и все такие разные – и жёлтые, и белые, и с дырочками, и без. Твёрдые, мягкие, рассольные, копчёные, плавленые. И в круглой упаковке, и в прямоугольной, и пластиками нарезанные. «Дорожные», «охотничьи», «чайные», «закусочные». И все так вкусно пахнут! Вовка потянул носом воздух и зажмурился. И головой тряхнул.

А когда глаза открыл, то увидел рядом с собой старушку, да такую необыкновенную, что он даже забыл, какой сыр хотел купить. На старушке этой была старинная одежда, какую только в кино можно увидеть или в музее. И шляпа у неё была тоже несовременная – с широченными полями. Вовка, конечно, встречал женщин в шляпах, украшенных цветами и бантами. Но чтобы на шляпе были маленькие фигурки коров, телят, ягнят, овечек, козочек, и все с крошечными колокольчиками на шеях?! Вовка рот раскрыл от удивления.

Старушка водила рукой в перчатке-митенке по полкам с сырами. Видно, ей так легче было названия читать. Вовке стало жалко эту бабушку – старенькая уже, да и стёкла очков вон какие толстые. Где же ей прочитать напечатанные мелким шрифтом названия! «Бабушка, давайте я вам помогу!» – предложил Вовка, и, как только он это произнёс, никакой старушки не стало. Будто не было её вовсе. «Ну и дела!» – изумился Вовка. Но на этом чудеса не закончились. Прямо перед Вовкой на прилавке лежал новый сорт сыра, про который он раньше и не слышал даже. На ярко-жёлтой упаковке красными буквами было написано – «сыр Волшебный, вес 200 граммов» – и улыбающаяся мышиная мордочка нарисована. Вовке показалось, что мышка ему подмигнула, но этого, разумеется, быть не могло. Где это видано, чтобы нарисованные мыши подмигивали? И вдруг Вовке так сильно захотелось попробовать, что это за сыр такой «Волшебный», что мальчик, не раздумывая, взял его и пошёл к кассе. Но денег за этот сыр кассир, как ни странно, не взяла.


Глава 3

Дома Вовка первым делом вымыл руки (как-никак большой уже, о микробах знает) и пошёл в кухню. Включил чайник, расставил чашки и блюдца – себе, Маме, Дедушке и Бабушке. Высыпал печенье и сушки в вазочку, сахарницу достал. А сыр нарезал тонкими ломтиками и разложил на тарелке. Вовка не удержался, положил-таки кусочек сыра в рот. «Надо же, как пахнет необычно! – восхитился мальчик. – Не сыром, а летом у бабушки в деревне пахнет. Цветами, яблоками, арбузами, немного влажным грибным лесом, звонкими брызгами на речке, парным молоком перед сном. И в то же время Рождеством пахнет, новогодней ёлкой и развешанными на ней мандаринами и конфетами в блестящих обёртках, запечённым в духовке гусем, весёлыми колядовщиками, морозным воздухом, обжигающим лицо, когда съезжаешь с ледяной горки. Ну и ну! И как же это удаётся такие сыры делать? В жизни ничего подобного не ел. Вот бы посмотреть хоть одним глазком, как этот удивительный сыр готовят!»

И вдруг привычная кухонная обстановка куда-то исчезла, и Вовка увидел вокруг себя огромный зелёный луг. Мальчик оторопел. Только что был дома, чай заваривал, и вдруг, на тебе, – луг. Да какой! Трава яркая, сочная, густая, а в ней пестреют цветы – синие, жёлтые, розовые, сиреневые, белые, красные, крупные и мелкие. Посреди нарядного цветочного ковра виднелась тропинка. И ни одного человечка нет. Даже спросить не у кого, куда это он попал. И, главное, каким образом? Чудеса, да и только. Может, это ему снится? Вовка ущипнул себя за руку, кожа побелела, потом покраснела – хорош сон, теперь синяк будет. Мальчик ещё раз огляделся по сторонам и решительно зашагал по тропинке.

Таких удивительных тропинок Вовка ещё не встречал. Тропинка была словно живая и очень весёлая. Казалось, она играет с мальчиком, легонько подталкивая его вперёд. Но этого, конечно, быть не могло, просто потому что так не бывает, и всё! И всё же Вовка подумал, что, наверное, именно про такие тропинки говорят «привела». Она и в самом деле вела его куда-то. Вовка не знал, что это за место, но оно ему очень нравилось. По обе стороны от тропки появились деревья, которые росли всё гуще и гуще, пока не превратились в лес. И в странный же лес, скажу я вам. На ветках деревьев сидели маленькие жёлтые, оранжевые, розовые, красные, зелёные и синие птички. И даже одна фиолетовая. И все они пели о чём-то хорошем и добром, и от этих птичьих песен Вовка почувствовал радость и силу. Тёплый ласковый ветерок овевал мальчика ароматами фруктов и мёда. Среди густой травы распустились яркие цветы, над которыми летали пестрокрылые бабочки. В этом лесу росли красивые деревья, и почти все они цвели, а на тех, что не цвели, висели сочные спелые плоды. Вишни, сливы, яблоки, груши, апельсины, абрикосы, шелковица, и ещё много-много разных вкусностей. Это невозможно! Любой ребёнок знает, что такие разные деревья растут в разных местах, и урожай с них собирают в разное время. Науке неизвестен случай, чтобы все фруктовые деревья дали урожай в одно и то же время в одном и том же месте. Но Вовка видел это сам и даже мог потрогать деревья рукой. Когда он восклицал: «Не может быть!» – апельсин или другой фрукт вдруг срывался с ветки и падал прямо в Вовкину ладошку. Да, это был чудесный лес! Деревья в нём словно понимали человеческую речь и с радостью угощали мальчика своими плодами. Вовка пока не был голоден, к тому же он хорошо помнил, что в незнакомых садах не все фрукты безобидны. Нет, пробовать эти фрукты Вовке решительно не хотелось. Но не обижать же эти добрые деревья отказом. Вовка подумал немного и рассовал фрукты по карманам. Деревья словно заметили Вовкин поступок и стали протягивать ему ещё и ещё фрукты. «Так у меня и карманов не хватит», – забеспокоился мальчик. И вдруг лес кончился.


Глава 4

Лес кончился так внезапно, что Вовка даже не успел удивиться, увидев зелёный луг с яркими пятнышками цветов, домик из жёлтого камня неподалёку, деревянный колодец-журавль и мышку, набиравшую воду из колодца. Мышка была точь-в-точь такая, как на упаковке сыра. Ну, та, что подмигивала. А старинные колодцы Вовка видел в деревне. И даже сам пробовал набирать воду. Надо прикрепить ведро к цепи или верёвке и сбросить вниз, а потом крутить ручку колодца до тех пор, пока ведро с водой не поднимется вверх. Работа не простая, не сложная. Приноровившись, любой может сделать. Но чтобы мышка?! Маленькая серая мышка с тонким хвостиком?! Пусть даже эта мышка одета в нарядный, расшитый золотыми нитями алый сарафанчик. Всё равно это фокус какой-то! Тут мышка повернулась к Вовке и не очень вежливо сказала:

– Не стыдись, а нагнись да поклонись. С поклону голова не отвалится.

Вовка так растерялся, что и поздороваться забыл. Виданное ли дело – мышь говорящая. Да и кланяться его никогда не учили. Руку пожать или сказать «Привет!» ещё б куда ни шло. А кто ж его знает, как кланяться-то надо! Вовка вспомнил, как видел это не то в кино, не то на картинке в книге, и отвесил мышке земной поклон. Он не знал, как вести себя с разговаривающими зверьками, поэтому на всякий случай решил быть как можно вежливее.

– Здравствуйте! Извините, пожалуйста, я никогда ещё не видел, чтобы животные говорить умели. Это и вправду вы говорите или шутит кто-то?

Мышь заметно подобрела и уже незлобливо проворчала:

– Век живи – век учись. Дело пытаешь аль от дела лытаешь? Ты с какой сказки-то будешь, милай?

– Я не из сказки, я из микрорайона. Не пойму только, как я сюда попал и каким автобусом теперь домой добираться.

– Ишь ты! – всплеснула лапками мышка. – Милости прошу к нашему шалашу. Пойдём в избу калачей покушать, да рассказ послушать. Посидим рядком да поговорим ладком.

Мышка засеменила по дорожке к дому, однако же не забывая держать своими маленькими лапками ведёрко с водой. И Вовке оставалось только удивляться, как это ей удаётся. Тяжело поди.

– Давайте, я вам помогу ведро донести, – предложил мальчик.

Мышка отдала ему ведёрце с водой и поблагодарила:

– За помощь спасибо. Добрый человек в добре проживёт век.

С этими словами они подошли к домику из жёлтых в оранжевую крапинку камней, который вблизи оказался не таким уж и маленьким. Вовке домик понравился сразу, с первого взгляда. Всё в нём было такое милое и уютное, что казалось давно знакомым. И синее крылечко под навесом, и цветочные горшки на подоконниках, и расшитые узорами занавесочки, и глиняные колокольчики над дверью.

Вовка вошёл вслед за мышкой в дом, разулся, чтобы не замарать вязаные дорожки и прошёл в кухню. Несмотря на тёплый весенний день за окном, большая русская печь в кухне была растоплена. На кухне витал аромат свежего сыра, того самого «Волшебного», который Вовка попробовал у себя дома перед тем как очутился на лугу. Возле печки стоял громадный рыжий котище в цветастом переднике и поварском колпаке, и помешивал что-то в чугунке деревянной весёлкой.

Не обращая на Вовку никакого внимания, котяра стал выговаривать мышке:

– Говор-рил я тебе, пр-рек-рра-ти постор-ронних водить. Пр-ришёл незван, уйдёт негнан. И так хлопот полон р-рот. Др-ружба др-ружбой, а служба службой. Ты почто не на р-работе? – обратился он вдруг к Вовке.

– Я ещё не работаю, – смутился Вовка. – Я в школе учусь.

– Видала? – котище повернулся к мышке. – Кому стр-расти-напасти, кому смехи-потехи. Живёт, не тужит, никому не служит. Не р-работает он! Это я и сам вижу. А кто ж тебя, др-руг сер-рдешный, отпустил в р-рабочее вр-ремя без дела по сказкам бр-родить и др-ругим вр-редить? Опять сестр-рица Алёнушка за бр-ратцем Иванушкой не пр-рисмотр-рела? Нет, для Иванушки ты великоват, для Пр-ринца маловат, для Гр-рязнули из Мойдодыр-ра слишком чист. Кр-ристофер-р Р-Робин и Малыш с Кар-рлсоном далёконько живут, им до нас, чай, дня два добир-раться. Аль ты Хвёдор-р из Пр-ростоквашино? Ты, гостенёк, коли в гор-рницу вошёл, р-раскажи, откель пр-ришёл. – Кот насупил брови и сурово уставился на Вовку.

– Я вообще-то из дома. Купил продукты, пришёл домой, накрыл на стол и оказался на лугу, – попытался объяснить Вовка, понимая, что его слова звучат не совсем убедительно. Вернее, совсем не убедительно.

– Бедненький! – пожалела Вовку мышка.

– Так-таки накр-рыл и оказался? – хмыкнул котище.

– Ну да. Сначала сыра кусочек съел, а потом оказался, – вздохнул Вовка, понимая, что это самое неправдоподобное объяснение на свете, и если бы это произошло не с ним, то он сам ни за что не поверил бы таким рассказам.

– Сыр-р?! Какой сыр-р? Сказывай-р-расказывай, что за сыр-р, сколько дыр-р, откель взялся, куды девался.

– Вкусный очень сыр. Похож на тот, что у вас на печке в чугунке. Пахнет так же. Никогда такого не видел, а сегодня, когда в магазине старушке названия прочитать хотел…

– Стар-рушке? Стар-рушке! – перебил Вовку котяра и неожиданно кинулся обниматься. – Мой маленький, р-разудаленький, мой хор-рошенький, мой пр-ригоженький! Нашлась, нашлась наша бабушка Сыр-ровар-рушка! Где же она?

– А я не знаю, – растерялся Вовка. – Она исчезла! Там сразу же в магазине и пропала.

– Пр-ропала, пр-ропала, как не бывало, – пригорюнился кот.

– Ты, Сырник, сначала гостя дорогого накорми, напои, а то гость стоит как вкопанный и глазами хлопает. Не будь в людях приметлив, будь дома приветлив. У тебя вон на огне ни то ни сё кипело и то пригорело, – рассердилась мышка. – В ногах правды нет, – она подвела Вовку к столу и усадила его на широкую деревянную лавку. – Ты садись, покушай да наш рассказ послушай.

Вовка послушно сел за стол и приготовился слушать. К тому же он сильно проголодался. Вот только никак не мог решить, мыть руки или нет. С одной стороны, дома он их всегда моет. А с другой стороны – разве бывают сказочные микробы? А в том, что он попал в сказочную страну, Вовка уже не сомневался.


Глава 5

– Меня звать-величать мышка Сыроежка, это – кот Сырник, а хозяйку нашу зовут бабушка Сыроварушка. Да ты сначала кашку скушай, а потом сказку слушай. Кашу маслом не испортишь. Масло коровье кушай на здоровье. Мельница сильна водой, а человек едой. Что пожуешь, то и поживёшь, – приговаривала мышка, выставляя на стол деревянные и глиняные тарелочки, горшочки, кувшинчики, жбаны и кринки. Сырник вынимал ухватом из устья печки один чугунок за другим.

– А вы почему не едите? – спросил Вовка, которому было неловко жевать одному, в то время как Сыроежка и Сырник ничего не ели.

– Повар-р и духом сыт бывает, – промурлыкал Сырник. – С тех пор-р как бабушка Сыр-ровар-рушка пр-ропала, я потер-рял и покой, и сон, и аппетит. Р-раньше он всегда пр-риходил во вр-ремя еды, а тепер-рь – ел не ел, за столом посидел и то хор-рошо. – Сырник вздохнул.

– Ты его не слушай, ты кашку с маслом кушай. Жуй каравай, молочком запивай. Попал на пир – покушай сыр. Сыр маслу родной брат, ты попробуй, будешь рад, – угощала Сыроежка.

– Спасибо, я сыр очень люблю. У вас сыр самый вкусный! – похвалил Вовка.

– Не тем богат, что есть, а тем богат, чем р-рад поделиться. Р-работа наша такова, вставай до зар-ри, да на всех сыр-р вар-ри. Ты вот басню пр-ро Вор-рону и Лисицу слыхал? – спросил Сырник.

– Конечно, – улыбнулся Вовка, – её все ребятишки знают.

– То-то и оно, что все знают, да никто не ведает. Ты её читал? Помнишь, как Лисица сыр-р выманила и убежала с ним? А в др-ругой р-раз читаешь – у Вор-роны снова сыр-р. Откель он взялся, если Лисица его в пр-рошлый р-раз утащила?

– Но это же сказка, – растерялся Вовка. – Её сколько ни читай, всегда одинаково.

– Так-то оно так, а на деле эдак, – мягко сказала Сыроежка. – Мы с бабушкой Сыроварушкой и Сырником особый сыр варим, сказочный. Для Вороны и Лисицы. Для Кота Чеширского аль Жадных Медвежат, коли в наш лес забредут. Для всех сказок, в которых бывает сыр, молочко, маслице, сметанка. Без сметанки не замесить тесто на Колобок. Без молочка блины не завести, а что старик со старухой делить будут? Да ты сам припомни, сколько сказок без нашей подмоги пропадут.

– Кор-ровки у нас особые, волшебные, и овечки, и козочки. И пасутся они на сказочном лугу, ведь молоко у кор-ровы на языке. Эх, хор-рошо мы жили с бабушкой Сыр-ровар-рушкой! Не житьё было, а масленица. Как сыр-р в масле, хоть в нём катайся, хоть купайся. Бывало, сказочные наши наедятся как бык и не знают, как быть. А тапер-рича… Не всё коту Сыр-рный четвер-рг, – Сырник смахнул лапой слезу.

– Мы с бабушкой Сыроварушкой шерсть пряли, опосля из неё носочки вязали, варежки, шапки, шарфы и шали. Замотался потуже и не страшно в стужу, – сказала Сыроежка. – Овца руно растит не для себя. У нас в зимних сказках, знаешь, какие морозы лютые? Ежели б Падчерица за подснежниками без тёплой одёжки ходила, то страшно подумать, что бы с ней сталось. А с той, что Морозко повстречала, и подавно – её-то под деревцом сиднем сидеть оставили. И Дед, что зимой Лисицу подобрал и на свой воз к рыбе положил… Да какую ни возьми холодную сказку, всех бабушка Сыроварушка укутала потеплее.

– Наша бабушка Сыр-ровар-рушка за что возьмётся, всё удаётся. Сыр-р не кашу вар-рить – талант нужен. А тапер-рича стар-рушка пр-ропала как не бывало, наш талан съел бар-ран, да и бар-рану ни в чём нет талану. Куды один бар-ран, туды и всё стадо.

– Какой талан? Как съел баран? Куда стадо? – Вовка изумлённо таращил глаза.

– Ты, Сырник, ближе к делу, а не про козу белу, – укоризненно сказала Сыроежка. – Я растолкую, а ты, Вова, кушай и слушай. Сколько голов, столько умов, может, в три головы чаво и скумекаем.

И Вовка стал слушать.


Глава 6

– Жили мы счастливо, трудились не лениво. Бабушка Сыроварушка сыр варила, а мы во всём ей помощниками были. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Чтобы во всех сказках были молочко, творожок, сметанка, сырок, масличко, да одёжки тёплые, да валеночки овечьи, приходилось нам хорошенечко поработать. Взойдёт солнышко, да к нашим окошечкам, а мы уже хлопочем. Это скота не держать, хлопот не видать. А животину водить – не разиня рот ходить. С большим стадом, хоть и волшебным, без дела не останешься, не засидишься. Коровок, овечек, козочек накормить, напоить надо. Тут уж либо корму жалеть, либо без молока остаться. Лето – припасиха, зима – прибериха. Зимой разговор иной. На зиму сено запасаем, нам его со всех сказочек косари косят, возницы возят. Как прошла весна красна по лугам да полям, веснянки спела, землю согрела, так веди стадо куда надо. А надобно, знамо дело, на выпас. Летом животинка должна гулять, играть и под жарким солнышком греться. Наши овечки умные-разумные, утром уходят, сами пасутся, вечор наступит, сами домой несутся и сами же по стойлам разбредутся.

А давеча беда приключилась – коровка домой не воротилась, видно, далеко зашла да заблудилась. Лиха беда начало, а потом вторая, и третья пропали. Впервинку мы думали, волка аль медведя в лесу повстречали. Согласного стада и волк не берёт, то ли дело не в волке, то ли в стаде разброд. Али вздумал кто думу худую – увёл корову чужую. Но уж взял корову, возьми и подойник, за коровкой ухаживать надо, разбойник. Извелись мы, не знали, что думать-гадать, а коровы и овцы давай пропадать. Ой, как жалко их было! Шуба-то овечья, да душа человечья, до того они добрые и ласковые были, но уразуметь не могли, куда их товарки запропастились. Бабушка Сыроварушка шибко огорчалась и всё понять не могла, как пропажи случались. Якобы волк прибегал и утаскивал, да ведь у нас в сказках все волки при деле. Безобразничать некому, а животинка исчезает. То ли пришлый волчок захожий нашу сказку порастревожил. Стадо всё меньше становится, молочка меньше доится, коли будет так продолжаться, голодными можно остаться. И все сказки порушатся, а как же детушки тогда их читать будут?

Бабушка Сыроварушка нас оставила на хозяйстве и ушла выведывать, кто эти бесчинства утворяет. Злодеев искала и сама пропала. А без неё у нас и яства не такие вкусные, и одёжки не такие тёплые. Не управляемся мы. У неё особый талант был, волшебный, а мы с Сырником, хоть и стараемся, да не всё получается. Уж мы её ждали-ждали, все жданики съели. А дождались тебя. Часом, она тебя не на выручку нам прислала?

– Эта вор-рона нам не обор-рона, – возмутился Сырник. – На какую подмогу годится чужанин, мальчонка из человеческого мир-ра? Не гляди на меня комом, гляди р-россыпью. Ты пар-ренёк хор-роший, но пр-равил наших сказочных не р-разумеешь, жить по ним не умеешь. За чем пойдёшь, то и найдёшь. Пр-ропадёшь. Зр-ряшная затея.

– Да что ты заладил: пропадёшь, пропадёшь. А и то бывает, что овца волка поймает, да согнёт его в бараний рог, в три дуги, три погибели. Может, оно и к лучшему, что Вова не из сказочного мира, залётная птица как раз пригодится. Ему всё в диковинку, всё впервой. Авось начнёт разглядывать всё затейливое да причудливое, и отыщет наши пропажи, – заступилась Сыроежка.

– Я не знаю, зачем я тут оказался. Если могу вам помочь, то я постараюсь. А как мне домой попасть? – спросил Вовка, зевая. После сытного обеда его разморило и потянуло в сон.

– Точно! – хлопнула себя по лбу лапкой Сыроежка.

– Вер-рно! – завопил Сырник.

– Домой попасть! – закричали они в два голоса.

Ошарашенный Вовка смотрел, как кот и мышь подхватили друг друга под лапки и пустились в пляс. Когда Сырник присел на лавку отдышаться, мышка объяснила:

– Спокон веков так повелось, что люди к нам не захаживают, разве что с нашего ведома. Живём с вами впритирку, бок о бок, да бежим от вас вприпрыжку. Давным-давно наши земли огорожены да отвожены, человеками не исхожены. Но уж коли изловчится забрести добрый молодец али красна девица, то беспременно для того, чтобы подвиг какой совершить. Вона как бабушка Сыроварушка надумала тебе волшебного сыра дать. Послужи на меня, а я на тебя! Ты нас спасёшь и домой попадёшь!

За окном уже зарделся закат, наступал вечер необыкновенного дня. Сыроежка спохватилась:

– Солнце низенько, вечер близенько, солнце встанет, утро настанет. Утро вечера мудренее. Опосля дальней дороги и сытного обеда по нашим сказочным законам полагается отдохнуть. Сначала спать, потом воевать.

– Могу поспор-рить, ты никогда не спал на полатях, – промурлыкал Сырник.

– Нет. А что это? – спросил Вовка.

– Ай да нар-род, всё наобор-рот, живёте в гор-роде и не знаете, что такое вкусно есть и сладко спать, – проворчал кот и повёл Вовку к печи. – Пойдём, тебе Сыр-роежка пер-ринку постлала и ночник пр-ринесла.

– А разве у вас есть электричество? – опешил Вовка. Он не заметил никаких проводов, розеток или приборов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Волшебный сыр (Владимир Тарасов, 2005) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я