Похвали меня (Юрий Табашников)

На страницах сборника Вас ждёт множество самых различных сюжетов. Вместе с неудачливым журналистом читатель попадёт в удивительную аномальную зону, встретится с коварством звёздной расы аэрилян. Затем погрузится в пучины планеты Ак – Марис, пытаясь достать удивительные сокровища. Узнает, что и после смерти иногда возникает непреодолимое желание покинуть Рай. Встретится с невероятной дружбой маленькой девочки и тоскующей тьмы из далёкого мира. Окажется посвящён в циничную пищевую цепочку броггов и их бога. После всемирной катастрофы будет пытаться выжить на Марсе и узнает, что может случиться после поцелуя Чумной сестры… И ещё встретится со многими, многими другими сюжетами и героями. В сборник вошли как опубликованные ранее работы, так и совершенно новые.

Оглавление

  • Адам, Ева и самые настоящие марсианские зомби

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Похвали меня (Юрий Табашников) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Рассказы и повести

Адам, Ева и самые настоящие марсианские зомби

1

Лука совершенно точно знал, что он остался последний. Единственный, неповторимый и уникальный представитель вымершего вида, человека разумного, на всей планете. Во всяком случае, здесь, на Марсе. На Земле, в глубоких бункерах и на паре десятках затерянных среди океанских просторов кораблей, ещё оставалось нескольких тысяч подобных ему, но дни пытавшихся выжить были сочтены и они об этом знали.

Всех остальных живых существ, а под «живыми» Лука подразумевал тех, кто мог двигаться, последний на Марсе человек делил на «мертвяков» и «мобов». Если одни приносили сплошные неприятности, то от других техник третьего разряда мог ожидать определённой пользы. Количество «мобов», несмотря на все его усилия, оставалось постоянным в силу того, что периодически какое-то из его творений преображалось в живого мертвеца. А вот зомби хватало с избытком. Многие тысячи учёных и переселенцев превратились в злобных и кровожадных тварей с серой кожей, и как бы Лука не старался уменьшить их количество, мертвяков всегда оказывалось, куда не посмотришь, в избытке. Среди поваленных ящиков технических хранилищ, в густой листве джунглей непомерно разросшихся деревьев и кустарников жилой зоны – всюду прятались зомби, ведя несколько лет подряд с чудом уцелевшим человеком смертельно опасную игру. Собственно говоря, вполне возможно именно Лука заставлял последние годы продолжать существовать сумрачной жизнью тысячи и тысячи жутких противников, даруя им надежду, стимулируя активную деятельность и тягу к определённому мыслительному процессу постоянно присутствующим запахом неразложившейся, аппетитной плоти. Кровь техника третьего разряда, циркулирующая с неизменным постоянством по венам и сосудам тела, заставляла мертвяков злобно скрежетать зубами и способствовала настоящему эволюционному прогрессу. Беснующиеся в соседних помещениях зомби постоянно прогрессировали, изобретая всё новые и новые способы и решения, которые позволили бы им добраться до вожделенной пищи. Однако, как не пытались его хитроумные враги с порядком забродившими мозгами прорваться сквозь преграды и многочисленные ловушки, техник всегда оказывался на высоте и за долгие годы растянувшегося противостояния неизменно выходил победителем из многочисленных схваток. Одно время человек даже специально устраивал небольшие вылазки в наиболее опасные зоны и участки огромного марсианского города, состоящего из многочисленных жилых куполов и соединявших их переходов. Через какое-то время Лука, желавший пощекотать себе нервы, взял моду выходить на поле брани в окружении отрядов созданных им для эпических битв боевых «мобов» самой разнообразной конфигурации. Обычно такие встречи воинов техника третьего разряда с зомби оканчивались сокрушительными поражениями, которые добавляли к нежити ещё нескольких фантастических экземпляров совершенно невероятной формы, а Лука едва успевал спастись в защищённой от противника зоне.

Впрочем, такие маленькие развлечения были жизненно нужны технику для того, чтобы хоть ненадолго отвлечься от мучавших его мыслей. Ностальгия по безвременно ушедшему прошлому не давала покоя человеку. Постоянно с ноющей болью в районе сердца и терзающей в месте, где прячется душа, тоскою память извлекала из своих хранилищ одну за другой картинки, навсегда ушедшей в небытиё прежней жизни. Лука очень хотел вернуться в то время. И ещё он желал поговорить хоть с одним разумным собеседником.

Как помнил техник, зараза появилась внезапно, в результате раскопок одного из древних марсианских кладбищ. Первые больные вызвали лёгкую толику недоумения, а потом эпидемия уничтожила всё, что так любил и ценил Лука. Хотя власти старались всячески скрыть информацию, но вскоре всем стало известно, откуда пришла угроза. Именно с Марса проникла она всюду, в каждый удалённый и слабо заселённый уголок всех Трёх Обитаемых Миров. Умники на Земле не поторопились объявить карантинной зоной Марс и Луну. Ведь им так хотелось получить образцы, разобраться, с чем они имеют дело. А когда на Земле спохватились, оказалось, что поезд ушёл, что драгоценное время упущено, и ничто не может остановить победное шествие губительной эпидемии.

Немногим уцелевшим представителям прежде доминирующего вида несказанно повезло в первый, самый тяжёлый месяц. В число таких счастливчиков входил и Лука. Техник – одиночка, посланный с заданием установить опоры для очередного готовящегося к строительству жилого купола, вернулся в огромный мегаполис тогда, когда всё уже закончилось. Оказалось, что не уцелел никто. Как не пытался найти Лука хоть кого-то похожего на себя, привычного в его понимании человека, всюду встречал лишь крайне агрессивно настроенные «живые» карикатуры на знакомых ему прежде людей. С искривлёнными, перекошенными от душившей злобы лицами и хорошо различимым… трупным запахом мертвяки сразу же напали на возвратившегося из «степи» человека. Людей больше не осталось – за несколько дней, пока отсутствовал Лука, мир стал принадлежать зомби.

Технику, благодаря надетому на тело скафандру, атомной горелки и сверхмощного степлера, заряженного стальными штырями, удалось пробиться сквозь воющую толпу нежити к ближайшему Хранилищу, с неизменным для конечных помещений, работающим Принтером. Несколько минут ушло у Луки на то, чтобы плотно заблокировать двери. Всё же пара зомби, проникшая внутрь немного раньше и спрятавшаяся в полумраке огромного помещения, немедленно попытались напасть на человека. Несколько метких выстрелов, направленных в самое уязвимое место – в голову, пришпилили обоих врагов к внутренней стене. Избавившись от непосредственной опасности, Лука первым делом попытался установить связь с Землёй. Через несколько часов техник оказался в роли зрителя, наблюдавшего со стороны за развернувшейся на третьей планете Солнечной системы катастрофой. Дикторы телевизионных новостей, открыто сыпали предупреждениями и советами на разных языках, но лишь одно слово звучало одинаково на любом диалекте – «зомби». А спустя неделю официальные органы информации замолчали – мертвяки победили повсюду. Лука целый месяц пребывал в отчаянии, балансируя на самом краю безумия, с большим основанием считая себя последним живым человеком во всей Вселенной. А потом ему удалось уловить первый слабый сигнал. Затем ещё один, и ещё, и ещё… Вскоре Лука уже поддерживал связь с несколькими десятками станций, выходивших на связь эпизодически, по мере перемещения в атмосфере Земли соответствующих спутников. Теперь он знал, что не одинок. Ещё многим тысячам людей удалось укрыться на одиноких кораблях в бескрайних океанах и в тайных бункерах, в самых различных уголках далёкой планеты. Вскоре для всех этих людей техник третьего разряда превратился в живую легенду, в одиночку, на чужой планете, где-то среди звёзд противостоящий нежити. Матери вечером рассказывали сказки своим детям о человеке, каждый день на далёкой звезде вступавшим в борьбу с мертвяками.

А Луке и в самом деле приходилось применять невероятную изворотливость для того, чтобы уцелеть.

Первым делом двадцатипятилетний техник запустил Принтер и создал в программе прибора необходимые для осуществления его дальнейших планов трёхмерные модели нужных деталей. Из созданных Принтером блоков он собрал сначала невысокий сферический туннель, в конце которого поместил новый купол. Пока тысячи зомбей осаждали его крепость и ломали голову, как можно проникнуть внутрь, Лука перенёс рубеж обороны на несколько десятков метров вглубь марсианской пустыни. Затем он демонтировал и заново собрал на новом месте так нужный ему сверхсложный механизм. Немного изучив многотысячелетнюю военную историю человечества, хранившуюся в памяти компьютера, техник как мог, укрепил и усилил своё новое жилище. Все подходы и подступы нашпиговал множеством самых разнообразных ловушек, реконструированных из различных эпох. Медвежьи капканы, выскакивающие из стены на уровне лица косы и копья, падающие с потолка тяжёлые валуны, и ещё многие-многие хитроумные приспособления превратили каждый дюйм внутреннего пространства прежнего купола и коридора в поле смерти, в почти непреодолимую крепость.

Как оказалось, трудился Лука не зря. Зомби, несмотря на вполне определённые, прекрасно видимые повреждения кожного покрова, вовсе не собирались разлагаться. Какие-то процессы, основанные на неизвестных и непонятных принципах, продолжали проходить внутри кардинально изменившихся организмов. Мертвяки, продолжая удивлять Луку, жили. Как понял техник, зомби прекрасно чувствовали себя, перейдя в другой ритм существования. Скоро, на многочисленных экранах внутреннего слежения, Лука узнавал многих своих врагов и даже пытался разговаривать с ними. В ответ мертвецы в одеждах, ставшими похожими за последние годы на рубища лишь щёлкали зубами и издавали при звуке его голоса разочарованные стоны.

К сожалению, защитная система комплекса, совершенный охранник, не позволяла технику (а ведь он был лишь техником, а не офицером или куратором) выжечь противников на всей территории гигантским огнемётом или разнести на холодные куски врагов при помощи огромной бомбы. Опять же, сделать дыру в куполе и впустить холод космоса внутрь означало погубить порядком разросшиеся в комплексе джунгли, кормившие техника и его мобов. Поэтому борьба между противниками превратилась в итоге в позиционную, с использованием простенького вооружения, взятого из давно ушедших эпох.

Через некоторое время техник научился уважать осаждавших его крепость противников. Зомби, как понял Лука, могли думать, мыслить по-своему. Впрочем, вся изощрённая хитрость их умозаключений заключалась в поисках решении одной-единственной задачи – как и каким образом можно подобраться к последнему на Марсе человеку. Как-то несколько мертвяков облепили одно из деревьев внутри жилого купола. Они выкапывали корни руками и пытались расшатать изогнутый ствол. Некоторое время техник со смехом смотрел на усилия непонятно чем озабоченной нежити, но утром следующего дня проснулся от страшного шума. Воспользовавшись неизвестно откуда всплывшими воспоминаниями, зомби, повалив дерево, использовали очищенный от ветвей ствол как таран. С пугающей методичностью более тридцати серых фигур с полуразложившейся плотью раскачивали ствол дерева и наносили удар за ударом по металлической двери. Неудивительно, что после какого-то промежутка времени нежить прорвалась внутрь комплекса, где немедленно попала на приготовленную техником полосу почти непреодолимых препятствий. Медвежьи ловушки, настроенные на автоматический режим работы откусывали ноги мертвяков, косы, выскакивая из стены, сносили им головы, огнемёты время от времени очистительным огнём отбрасывали назад толпы атакующих. Мертвяки, потеряв немало бойцов, откатилось назад, а затем, с недовольным ворчанием принялись с выдержкой опытных сапёров ликвидировать одну за другой ловушки, расставленные человеком. Неумолимо, внушая страх своей настойчивостью, они продвигались к своей заветной цели – к Луке.

Технику вновь пришлось отступить. Он создал ещё один купол и перебрался в него, прихватив с собой всё нужное оборудование. Подступы к своему новому жилищу техник укрепил ещё более сложными ловушками, чем те, что были установлены на предыдущем участке, уже захваченным к тому времени мертвяками. Именно тогда, облачившись в скафандр, Лука совершил первую вылазку на враждебную территорию. С большим трудом он пробился внутрь нужной лаборатории и здесь его усилия оказались вознаграждены сторицей. Человеку удалось обнаружить совершенно целую съёмную биоголовку для работы с Принтером. Воодушевлённый неожиданной удачей, техник поспешил вернуться в своё убежище. Едва успев освободиться от сковывавшего движения скафандра, он принялся за работу. Сменив головку, сгорая от нетерпения, в тот же день попытался создать первое живое существо – собаку. Сейчас Лука уже и не мог вспомнить точно, какую именно породу он хотел воссоздать, но полученный экземпляр лишь отдалённо напоминал то, что желал увидеть техник. Как помнил Лука, на многомерной модели пёс выглядел совсем неплохо. Именно так, как он и представлял себе собак. Приятного вида домашнее животное, с дружелюбно свёрнутым в кольцо хвостом и радостно торчащими ушами… В жизни всё выглядело намного, намного хуже. Слишком крупную голову венцом окружал ряд глаз, совершенно лишённых век. Большие клыки, расположенные в несколько рядов, с трудом влезали в пасть и угрожающе торчали в разные стороны. Тело получилось слишком массивным и громоздким, а ноги очень уж маленькими и слабыми. Одним словом, результат его эксперимента порядком разочаровал техника. К тому же существо оказалось на редкость агрессивным. С трудом подняв огромную голову, оно первым делом укусило своего творца за руку. А потом попыталась повалить незадачливого создателя и перегрызть ему горло. Только с большим трудом Луке удалось избавиться от кошмарного создания.

После первой неудачи техник подумал, что просто немного ошибся в расчётах. Как это часто бывает при работе с Принтером, сделал немного что-то не так. Всё же живой организм – это ведь не какая-то там техническая деталь, а самый сложный из всех известных механизмов, где скрытое намного важнее видимого. Поэтому немного подлечив руку, техник третьего разряда приступил к созданию новой модели. На этот раз он постарался всё тщательно выверить и проверить на несколько раз, но, несмотря на все усилия, у Луки опять ничего не получилось. Новая порода оказалась ещё хуже, чем предыдущая.

Лука долго размышлял. И нигде не мог найти ошибок и изъянов в своих действиях и расчётах. Немного посомневавшись, техник решил продолжить эксперименты. Насмелившись, задумал сотворить человека. Однако, то, что вышло у него через несколько дней кропотливых трудов, пришлось в срочном порядке выбросить через шлюз на красноватую почву Марса. Головоногий краб, передвигавшийся на четырёх вполне человеческих руках, с приятным лицом, выглядывающим из хитинового панциря, смог пробежать несколько десятков метров прежде, чем упал на бок и замер навечно.

Техник не смог остановиться. Он вновь и вновь запускал Принтер, засыпал сырьё в приёмник и проектировал в виртуальном пространстве одну за другой мужские и женские, совершенные на экранах, но не в жизни, фигуры. С нескрываемым волнением творец наблюдал за тем, как луч лазера формировал в производственном корытце сначала костную структуру, а затем внутренние органы, которые чуть позже обтягивал мягкими тканями и кожей. То, что в итоге получалось у Принтера, заставляло вновь и вновь вздрагивать Луку от разочарования и страха. Не понимая, что же идёт не так, техник, раз за разом проверял расчёты, сверял данные и тестировал заложенные в память модели. Вскоре, после множества сбоев, человек понял, что он не мог ошибиться. Что виноват всё-таки Принтер, а точнее съёмная биологическая головка, принесённая им из мрачного царства мертвяков. Что-то слетело и сбилось в настройке головки, отошло от исходного значения на неуловимо малый микрон, и поэтому результат всегда отличался от исходной, созданной им модели. Маленькая техническая поломка разрушила все планы техника.

Все надежды с помощью принтера создать мощное оружие вскоре развеялись. Всегда получалось нечто иное, совершенно не то, что задумал техник. Изготовленное мясо оказывалось неизменно отравленным и протухшим, любая пища, изготовленная бездушной головкой, несла в себе угрозу для человеческого пищевода. Поэтому добывать пищу приходилось во время коротких рейдов, зачастую довольствуясь сбором фруктов и овощей на непомерно разросшихся деревьях, превративших практически всю внутреннюю зону в непроходимые джунгли. Свои же посевы не успевали взойти – так часто приходилось Луке менять место своей дислокации, в экстренном порядке строя очередной купол-убежище. Порой он подумывал открыть шлюзы и впустить холод внутрь, но в таком бы случае погибли бы и все плодоносные растения в других отсеках, кормящие техника…

На некоторое время Лука впал в настоящее отчаяние, и даже принялся искать смерти. С несколькими послушными, но в тоже время самыми сильными и устрашающими на вид мобами он делал вылазки на территорию, контролируемую зомби. Обычно из таких экспедиций он возвращался один… А затем вновь принимался трудиться. Как не старался техник, ему не удавалось найти никакой последовательности в ошибках Принтера. Тогда Лука попробовал решить проблему по-другому. Он попытался обнаружить нужную документацию, как в электронной памяти, так на бумажных и электронных носителях, но оказалось, что вся необходимая информация погибла во время зомби – апокалипсиса. К сожалению, Лука был лишь техником третьего разряда, но никак не оператором. Однако времени и выдержки у последнего человека на Марсе оказалось более чем достаточно. С маниакальным упорством каждое утро Лука выставлял примерно, на глаз, головку Принтера, надеясь, что уж в этот раз у него точно получится, что он наконец-то создаст Её. Женщину. Обязательно необычайно красивую. И очень добрую. А ещё темпераментную.

Утром Лука светился энергией и был абсолютно уверен, что сегодня настал именно ТОТ день, но к вечеру, получив от Принтера очередной опытный образец, мало походящий на человека, снова впадал в уныние. В один из вечеров, рассматривая только что народившегося уродца, недоумённо взиравшего на мир восьмью круглыми глазами, гроздьями повисшими на ушах, техник внезапно прозвал свои творения «мобами». Название пришло в голову само собой, услужливо подсказанное памятью. Немного позже Лука вспомнил, что похожий термин встречал в какой-то компьютерной игре, и там он означал присутствие каких-то пустых сущностей, совсем не личностей, всего лишь теней, призванных сделать игру интересней. Довольно уныло техник подумал о том, что все его детища и есть мобы – пустые, безмозглые, совсем непохожие на человека существа, которые, впрочем, делают его жизнь довольно интересной.

Вскоре Лука начал разделять мобов на нужные и бесполезные образцы. Если очередное творение, хотя бы немного напоминало человека, техник оставлял моба в Цитадели – куполе, пытаясь пробудить в нём зачатки интеллекта. Откровенно чудовищные и неудачные экземпляры безжалостно прогонял из своего рая в места, где они немедленно становились добычей поджидавших очередной подарок зомби. С каждым новым изгнанником армия мертвяков вырастала ещё на одну боевую единицу, причём после трансформации и без того довольно странные существа приобретали порой воистину чудовищные формы.

Техник понимал, что сила зомби возрастает от проявленной слабости, но его добрая душа противилась любой форме насилия. Он просто не мог себя заставить убить своё очередное детище. Мало того, наблюдая на экранах слежения за покусанными мобами, он с нетерпением ожидал, как же они изменятся и во что превратятся.

Так и жил Лука, техник третьего разряда и последний человек на Марсе. Он переносил периодически линию обороны всё дальше, всё более и более совершенствуя степени защиты, делая вылазки в окружении своих мобов, которых всюду подстерегали притаившиеся зомби. Каждое утро Луке казалось, что он нашёл искомое положение биологической головки, почти нащупал в миллиарде возможных вариаций нужную комбинацию. Однако к вечеру убеждался в очередной раз в том, что ошибся. Такое положение вещей могло продолжаться бесконечно долго, если бы в один прекрасный день техник не сделал крайне неприятное открытие. У него закончился порошок

2

Закончив возиться с последним блоком, Лука завершил сборку соединительного коридора. Не торопясь, он закрутил гайку, загнал контрольный шуруп, а затем выпрямился в длинной сферической оранжерее, связавшей два больших жилых купола. Труба диаметром в три метра серебристой змейкой вытянулась по поверхности красной планеты метров на триста в длину. За прозрачными стенками из сверхпрочного пластика раскинулась фантастически унылая и в то же время прекрасная картина мёртвого мира. Песчаные барханы, испещрённые морщинами и рытвинами, окрашенные в синий или красный цвета, создавали иллюзию практически ровной поверхности, подсвеченной на линии горизонта лучами невероятно удалённого светила. Кое-где, похожие на многоногих насекомых, выглянувших на время из песка наружу, пробились наверх залежи марсианских минералов. В некоторых местах, похожие на маленькие зелёные ногти на минеральных отложениях закрепилась новая жизнь, некогда привитая мёртвому миру первыми поселенцами – бактерии, уже объединившиеся в некое подобие мха. А вверху, в тёмном небе, лишённом облаков, там, где тьма побеждала свет, блестели необычайно крупные звёзды.

Ещё раз пытливо и придирчиво осмотрев тоннель-переход и не найдя в нём видимых изъянов и погрешностей, техник развернулся и не спеша, всё время останавливаясь возле каждого стыка, направился в сторону небольшого купола, своего временного дома. Довольно скоро Лука достиг шлюза, а ещё через пару минут уже спешил избавиться от порядком надоевшего скафандра. Едва он успел сбросить с себя мешавшую движению защитную оболочку, как сигнал зуммера объявил о том, что кто-то имеет желание поговорить.

Лука торопливо направился к большому, матово блестящему столу. Техник поспешно уселся в кресло, обшивка которого жалобно застонала под тяжестью тела. После нехитрой манипуляции, пробежав пальцами по нужным символам на крышке стола, Лука включил связь с Землёй. Объёмное изображение, пару раз мигнув, возникло в виде синеватого поля как раз на уровне его лица. Ряд появившихся в воздухе букв и цифр, через мгновение растворившихся в пустоте, указали на того, кто пытался с ним связаться. Ага, убежище в горах. Как помнил Лука, расположенное где-то в Южной Америки. В сложной картотеке, разработанной техником третьего разряда, вышедший на связь абонемент числился под номером пятьдесят восемь.

Лука активировал микрофон, а затем направил на себя передающую камеру, закреплённую за край стола. Синее поле довольно ярко заискрилось, а следом, за один миг, напротив лица техника появилось изображение. Мужчина имел форму, а лицо – цвет. Иллюзия, созданное техникой, была настолько совершенной, что, казалось, стоит протянуть руку, и тут же коснёшься пальцами чужой кожи, почувствуешь тепло иного тела. На самом деле человек, столь явственно находившийся рядом, сейчас пытался говорить с Лукой сквозь невообразимую даль многих сотен тысяч разделявших два мира километров.

Диего выглядел на редкость плохо. Собственно говоря, каждый раз, когда он выходил на связь, латиноамериканский генерал сдавал всё больше и больше. Менялся цвет лица, а хуже всего было то, что изменялось и выражение глаз. Взор потускнел – вместо былого задора во взгляде читалась невообразимая усталость и затаившийся страх. Довольно резкие черты лица окаймляла небольшая, подстриженная в спешке, борода.

На заднем плане, за плечами человека в кителе, Лука увидел всю ту же огромную залу большой природной пещеры, переделанной под убежище. Укреплённые где-то высоко, за пределами видимости, электрические плафоны слабо освещали огромное пространство, создавая впечатление наличия за спиной Диего одного лишь полумрака. Впрочем, Лука знал, что на самом деле генерал спасся не один. Там, в темноте ещё несколько сотен чудом уцелевших людей продолжали бороться за свою жизнь.

– Привет, амиго, – Диего едва заметно улыбнулся.

– Приветствую, друг, и я тебя, – слова Луки, произнесённые на том же английском языке твёрдым и доброжелательным тоном, унеслись в пустоту, а секундой позже достигли Земли.

– Закончил?

– Да, сегодня. Можно сказать, минуту назад. Соединил две половинки головоломки.

– Когда в путь? Завтра?

– Да, амиго. Не привык я ничего откладывать в долгий ящик. Конечно, завтра.

– Один?

– Нет, нет, что ты! Возьму с собой пару мобов из числа тех, кого ты уже видел. Тех, что посообразительней и посильней. Скорее всего, Гориллу и Полено.

– Видел я этих… Пострашней мертвяков будут, – снова устало улыбнулся Диего, – с такими пугалами можно и в ад смело сунуться, черти от страха разбегутся. Всё-таки хорошо тебе, амиго. Много у тебя есть такого, что очень не хватает нам. Синтезаторы пищи, облучатели роста, промышленные Принторы и мобы. Мы о таком богатстве и мечтать не смеем. У нас нет ничего, вот и становится людей всё меньше и меньше… – по едва заметным, почти неуловимым ноткам грусти и печали в голосе генерала, Лука понял, что в убежище опять что-то произошло.

– Что случилось, амиго? – напрямик спросил он генерала. За долгие годы общения, уцелевшие люди, разделённые огромным пространством, успели отбросить в сторону многие условности.

– Заметно?

– Ещё как…

– Недавно послали наверх три группы. Экипировали и вооружили, как могли. Назад вернулась всего одна. И то, почти ничего не принесли с поверхности. Говорят, наверху стало намного хуже, чем было раньше. Исчезли птицы, не осталось зверей – все и всё стало мёртвым и в то же время… живым. Кругом кордоны и заставы мертвяков, просто так никуда не пройдёшь, всюду нужно прорываться с боем. Наша Цитадель на данный момент находится в плотном кольце, сквозь которое скоро будет невозможно пройти.

– Мне очень жаль, амиго…

– Мы недооценили их, друг. Наши посты теперь даже внутри пещеры постоянно атакуют, они придумывают всё новые и новые способы проникнуть под землю. Как угодно, но безмозглыми этих тварей назвать нельзя.

– Да, это так… У меня давно то же самое. Они прогрессируют, по-своему развиваются.

– Теперь я верю тебе, брат. Я давно хотел спросить тебя, амиго… Сколько нас осталось? Людей, здесь, на Земле? К тебе же поступают сигналы, ты ведёшь учёт… Ты мне как-то говорил, что всё записываешь…

Лука на мгновение засомневался. Готов ли недавно переживший горечь потерь человек с уставшими, слезившимися глазами услышать всю правду? Может, она лишит его последних сил? Недовольно мотнув головой, техник всё же решил, что хотя бы частью информации, известной ему, он просто обязан поделиться.

– Всего осталось, из известных мне, двенадцать Цитаделей.

– Двенадцать?!

– Двенадцать, – ровным и спокойным голосом подтвердил Лука.

– Но ещё год назад было больше сотни…

– Так и было, – как можно мягче произнёс последний марсианский техник, – а теперь осталось двенадцать.

– Что остальными? Хотя…

– Не знаю, Диего, что случилось со всеми. Понимаешь, эпидемия ведь коснулась не только одних людей, а в одиночестве практически нет шансов уцелеть ни у одного вида…

– Я знаю, – буркнул генерал и обречённо опустил голову.

– Во многих случаях роковым стало проникновение в помещения москитов.

– Москитов, Лука? Обыкновенных комаров? Кто бы мог подумать! Хорошо, что у нас, в горах, они не водятся!

– Так же не было их и на Марсе. Службы соответственные в своё время постарались. А вот во время одного из сеансов с недавно замолчавшим убежищем, мне показали такую изменившуюся нежить. Представь себе вдвое, а то и втрое больше обычной, раздутая, отталкивающая форма. И живёт уже не только одни сутки. После инфицирования особь продержали внутри стеклянной банки несколько месяцев, а ей ничего не стало…

– Ладно, Бог с ними, этими москитами… А в остальных случаях?

– Везде по разному, Диего. Вся планета теперь воюет против людей, амиго.

Взгляд Диего заметался, в поисках несуществующего выхода. Генерал явно нервничал:

– Мы обречены, Лука. Мы стали похожи на загнанных крыс. Спрятались в норах, сидим и ждём своего последнего часа. И нет нам спасения. Это наказание, наказание Божье за наши грехи. Последняя казнь, амиго… Последняя…

– Я не теряю надежды, друг, и ты сохраняй веру в себя. Сдавшийся – обречён, мой друг. А я не собираюсь сдаваться. Если мне удастся добыть порошок, я продолжу поиски нулевой комбинации. И когда найду её, создам армию, с которой вернусь на Землю. Может, через год, а, может, и через десять лет, но я вернусь и задам нежити хорошую трёпку. А потом мы соберём уцелевших, найдём лекарство и возродим наш мир.

– Лука, я так бы хотел быть сейчас рядом с тобой. Так желаю помочь тебе, амиго…

– Я знаю, Диего.

– Когда вернёшься, обязательно свяжись со мной, друг. Удачи тебе!

– Обязательно. Диего…

Человеческая фигура вдруг несколько раз мигнула, а потом, вместе с синим свечением внезапно исчезла. Спутник вышел из зоны досягаемости сигнала и связь прервалась. Многие спутники за последние пару лет перестали функционировать. Другие упали на Землю и только несколько летательных аппаратов по-прежнему продолжали исправно функционировать на орбите.

Лука встал с кресла, достал из кармашка комбинезона запрещённые некогда на Марсе сигареты и, встряхнув пачкой, достал одну из них. А потом не спеша закурил. В принципе, он соврал Диего. Больше двух месяцев молчали Австралия и Новая Зеландия. Недавно куда-то запропастились Новосибирск и Кёльн. Отвечающие на запросы с красной планеты убежища на данный момент можно было легко сосчитать по пальцам. Причём, хватило бы ладони одной руки.

Немного рассеяно техник скользнул взглядом по своему уютному жилищу. Вскоре мертвяки разгадают все его загадки и прорвут периметр обороны. Снова нужно будет монтировать стойки, на них укреплять блоки, закачивать внутрь воздух, а затем перетаскивать внутрь приборы и механизмы. Просто адский труд, как только представишь весь объём…

Большая зала, служащая одновременно и местом отдыха, и спальней и рабочим кабинетом могла впечатлить кого угодно. Возле входного шлюза для того, чтобы не тащить далеко готовые детали, техник поместил массивный корпус технического Принтера. За большим квадратом из блестящего металла выстроился ряд рабочих столов со встроенной внутрь крышек сверхчувствительной аппаратурой. В непосредственной близости от рабочей зоны, на довольно значительной возвышенности, Лука установил широкую кровать, а за ней насадил многочисленные цветы, которые окружали аккуратно подстриженные кустарники. С одной стороны Луку обступил посаженный им сад, с другой, за прозрачной оболочкой внешней стены открывался захватывающий дух вид на марсианское плато.

Тихо играла музыка, располагая к отдыху и покою. Как помнил Лука, это волшебство придумал в древности какой-то великий композитор, то ли Бетховен, то ли Бах. Ничто не мешало уединению – шумных мобов техник запер в соседнем помещении.

Долго музыкой и покоем техник третьего разряда насладиться не смог. Совсем рядом с защитной стеной, по другую сторону барьера между жизнью и смертью, повинуясь невидимому дуновению ветра, вверх принялся подниматься песчаный столб. Лука уже знал, что именно последует далее, и сделал несколько шагов навстречу вихрю. Миллионы песчинок завертелись и закружились вокруг невидимой оси, соединяясь в одну фигуру, под воздействием невидимого поля.

Техник не знал, что или кто в очередной раз решил скрасить его одиночество. Первые такие существа, истинные аборигены Марса, появились сразу же после зомби-катастрофы, уничтожившей человечество. Лука знал, что он оказался единственным счастливчиком, которому повезло увидеть воочию инопланетную форму жизни. Сначала техник решил, что сошёл с ума, но видения возвращались каждый день, и Лука скоро привык к ним. Но вопросы оставались. Что это было? Призрак ушедшего в небытиё коренного населения планеты, оставившего людям смертельную ловушку в виде многочисленных гробниц? Или, может, аборигены Марса не погибли, а всего лишь перешли в другое состояние? Лука не мог дать ответ ни на один из этих вопросов.

Пока техник размышлял над многочисленными загадками, песчинки наконец-то закончив затейливый танец, сформировали песочного человека. Создание, стоящее перед Лукой, без всякого сомнения, представляло собой гуманоида и даже состоя из одного красноватого песка своими пропорциями больше напоминало людей, чем любой из изготовленных Принтером мобов. Выпуклые, огромные глаза, которых к огромному удовольствию техника было всего лишь два, смотрели на Луку, а песчаный рот, то открываясь, то закрываясь, пытался произнести какие-то звуки. Марсианин хотел что-то сказать человеку, что-то донести до его сознания, но, как всегда, у него ничего не получалось. Существо совершенно точно было одето в какую-то непривычную одежду, ниспадающую к земле складками струящегося песка.

В который раз, не докричавшись до техника, пришелец поднял руку с вполне обычной ладонью, на которой находилось пять, немного удлинённых, но всё же пальцев. Собрав все пальцы в кулак, он попытался постучать им о крепкий пластик. От первого же удара кисть обсыпалась песочным водопадом, а следом, вероятно, от расстройства, отпало пол лица марсианина. Поспешно, используя какие-то неизвестные человеку технологии, пришелец, подняв новые облака песка, быстро восстановил повреждённые участки своего тела.

– Ну, что ты хочешь мне сказать? У тебя хоть раз получится внятно объяснить, что ты хочешь от меня? – недовольным тоном спросил Лука у песчаного человека, а потом решительно отвернулся и направился прямиком к возвышавшейся на постаменте постели, спать.

За спиной Луки, за прозрачной стеной, разделявшей два мира, песчаный человек, который знал, откуда появился вирус, и как с ним можно бороться, разочарованно развёл в стороны, вполне человеческими руками и рассыпался в прах миллионов песчинок, которых больше ничто не соединяло. Возле внешней стены образовалась ещё одна песчаная горка, пятидесятая или шестидесятая по счёту.

3

Весь смысл сложной тактической операции, которую затеял Лука, заключался в том, чтобы добыть как можно больше столь желанного ему порошка. Судя по документации, которая оказалась доступна тридцатилетнему технику, сырьё, необходимое для продолжения работ по созданию новой полноценной расы людей, находилось в секции номер шесть третьего основного жилого купола. Для того чтобы максимально обезопасить предстоящую нелёгкую вылазку, техник смонтировал из блоков внешней оболочки, изготовленных из последних запасов порошка, трёхсотметровый переход. Серебристая змейка связала туннелем, предназначенным для перехода, место проживания Луки с участком, на который он хотел попасть. Ещё одну оранжерею из сверхпрочного прозрачного пластика Лука соорудил в непосредственной близости от основного коридора. Небольшой отряд смертников, состоящий из пяти тщательно отобранных и хорошо обученных мобов за несколько минут до выхода основной экспедиции произвёл диверсию по ложному проходу на территорию, занятую зомби. Как и было задумано разработчиком операции, мобы – камикадзе сковали своим появлением силы мертвяков, собрав всех зомби, находившихся в округе. Во всяком случае, Лука на это очень сильно надеялся.

В тяжёлую, предвещавшую немало трудностей вылазку на враждебную землю, техник взял с собой двух самых могучих и в то же время, что являлось редким даром сообразительных мобов. В своё время, в течение одного из неудачных экспериментов, Лука попытался сотворить копию Геракла с интеллектом Энштейна, введя в Принтер многомерное изображение всем известной статуи Геркулеса и показатели структуры мозга великого учёного. А затем нажал на заветную кнопку. Непонятно, чем воспользовалась память биологической головки, но в итоге Принтер выдал в виде готовой продукции Гориллу – существо, вдвое превышавшее по размерам обычного человека, с совершенно обезьяньими чертами лица, крупным телом, которое с трудом удерживали в вертикальном положении маленькие кривые ноги с необычайно большими ступнями. Принтер снабдил своё новое фантасмагорическое творение мощнейшим оружием – длинными, покрытыми чудовищной мускулатурой, руками. Две гигантские волосатые лапы свисали практически до земли и, когда никто не видел, моб частенько пользовался ими при ходьбе, в качестве дополнительной пары конечностей, на которые можно было опереться. Причудливой игрой случая был и второй спутник Луки – моб Полено. У этого искусственного создания на вполне человеческом теле напрочь отсутствовала голова. Нет, нет, она всё же имелась, но располагалась немного не там, где должна была находиться в соответствии с канонами, которых старался придержаться при проектировании моделей Лука. Холмик волос каштанового цвета сиротливо возвышался посередине широких плеч, а вот четыре глаза карего и синего цвета, нос и рот спрятались среди обильного волосяного покрова груди.

Пройдя курс первоначальной подготовки и ряд психологических текстов, оба моба, показали на удивление высокие показатели умственного развития. Интеллект Гориллы и Полено практически достиг уровня четырёхлетнего ребёнка. Созданные искусственно существа могли понимать приказы, отвечать на них и даже действовать согласно полученным указаниям. И ещё оба моба получились на удивление сильными. А самое главное – очень послушными.

Выбрав себе спутников, Лука принялся весьма основательно готовиться к предстоящему походу. Из сверх крепкого, но в тоже время очень лёгкого металла он создал, из последней щепотки порошка, надёжные доспехи для себя и своих спутников. Благо техническая головка Принтера работала исправно и выдавала неизменно тот результат, который хотел получить оператор. В итоге маленькая группа, приготовившаяся к вылазке в опасный мир, где правили и жили одни только зомби, стала внешне напоминать средневековых рыцарей. Плотно подогнанные доспехи прикрывали всё тело, разбиваясь на массу сегментов, что позволяло без затруднений совершать самые замысловатые движения. Закончив с защитой, Лука вооружил мобов всевозможными рубищами предметами, а себе к такому же боевому комплекту добавил ещё и многозарядный арбалет. Очень уж нравилось ему это оружие.

В сверкающих новых доспехах из металла и пластика техник третьего разряда и его верные воины выглядели на редкость огромными и устрашающими.

Неслышно ступая при помощи специальных подошв – невидимок последний ударный кулак исчезающей человеческой цивилизации, состоящий из одного мужчины очень невысокого роста и двух не совсем ещё людей, решительно направилась по прозрачному коридору в сторону гигантского сверкающего жилого купола овальной формы. Отовсюду героев окружал марсианский ландшафт. Лука редко выпускал свои творения из комнат обучения, поэтому Горилла удивлённо вертел головой, прикрытой крепким шлемом, с решёткой из проволоки вместо маски. Полено, стараясь не отстать от товарища, поворачивался всем корпусом, пытаясь воспользоваться случаем и рассмотреть побольше всеми четырьмя своими карими и синими глазами сквозь окошко в панцире.

– Красиво, – вытянув вперёд обезьяньи губы, прорычал моб по имени Горилла. – Хочу туда.

– А там зомби есть? – испуганно пискнул Полено. Странная структура его тела изменила расположение связок, поэтому и голос у моба оказался ещё тот – тонкий и противный.

– Нет, – поспешил успокоить спутников Лука, – зомби могут жить только внутри жилых куполов. Пробовали они выходить наружу, прогуляться на свежем воздухе, сам видел. Вот только дохнут они там быстро. Привязаны они, понимаете, как и при жизни к той среде, в которой существовали раньше.

– Что такое среда? – задал очередной вопрос в прямом и переносном смысле безголовый моб. – День недели?

– И кто и за что, и где привязал их в этот день? – поинтересовался в свою очередь не менее любопытный Горилла на редкость громким и грубым голосом.

Лука предпочёл промолчать и только тяжело вздохнул внутри своего удобного шлема с вращающимся забралом, круговой обзор в котором обеспечивала хитрая конструкция вмонтированных зеркал. Мобы остаются мобами, и ничего с ними не поделаешь.

Небольшой отряд, следовавший в строгой последовательности за своим командиром, остановился возле входного шлюза. Пока всё шло как нельзя лучше. Прежде чем войти в туннель, техник отключил несколько сюрпризов, которые должны были помочь вернуться без потерь.

– Дверь, – указал огромной лапой, которую прикрывала кольчуга необычайно тонкой работы, Горилла на вход в камеру шлюзного отсека, – закрытая!

– Значит, разворачиваемся, – довольно пропищал второй моб, – домой.

– Ждите! Сейчас я её открою, – Лука наклонился вперёд, и его пальцы затанцевали по кнопкам, расположенным в несколько рядов на небольшой, выдвинутой из гладкой поверхности, панели. Он давно знал наизусть все основные коды и шифры, ведь с тех пор, как произошла катастрофа, никто их не менял. С другой стороны, продолжала исправно функционировать и система автоматического определения личности, в базе данных которой находилась занесённая в своё время информация о технике.

Повинуясь полученному сигналу, дверь с шипением отползла в сторону, впуская внутрь небольшой пустой камеры Луку и его спутников. Следом за человеком и своим безголовым товарищем, последним, в тесную комнатку с большим трудом втиснулся Горилла. Следуя установленной много лет назад процедуре, за пришельцами закрылась дверь, шумно заработали компрессоры, нагнетая воздух внутрь помещения, а из маленьких дырочек в потолке полился сильный дождь, состоящий из капель обеззараживающей жидкости.

Стараясь поскорее покинуть негостеприимное мокрое место, Лука снял металлическую перчатку и приложил ладонь к индефикационной нише.

– Лука Ломброзо, техник третьего разряда. Допуск – общий и специальный, – чётко произнёс каждое слово последний человек на Марсе. Центральный компьютер до сих пор работал, удерживая многочисленных зомби в куполах и переходах, и только один Лука имел возможность проходить всюду беспрепятственно.

– С возвращением, техник, – одобрительно прохрипел динамик.

Ещё одна дверь раскрылась, открывая новые возможности для оперативной группы.

– А что такое техник? – пискнул за спиной из своих доспехов моб Полено.

– Да, – повернулся к технику лицом огромный Горилла, поигрывавший внушительного вида боевым топором, – и что такое разряд? Электричество?

Лука, в очередной раз неслышно тоскливо вздохнув, вновь ничего не сказал и осмотрелся. За прошедшие после апокалипсиса пять лет посаженная некогда заботливыми садовниками растительность разрослась в жилом куполе с невероятной пышностью. Если говорить честно, то техника и его храбрых бойцов со всех сторон окружали самые настоящие зелёные джунгли. Растения и деревья, метаболизм и живучесть которых были невероятно усиленны при помощи всевозможных ускорителей роста, практически полностью оккупировали некогда принадлежавшую металлу и пластику территорию. Быстро вырастающие и в очень короткие сроки после гибели превращающиеся в перегной растения активно наступали, пока это было возможно, используя каждую трещину или изгиб в поверхности пола. Впереди шли кустарники-разведчики. Не найдя питательных веществ в металле первые ростки и выдвинувшиеся корни усыхали и умирали, образовывая в результате распада именно тот плодородный слой почвы, на котором спешили поселиться более удачливые собратья. Таким образом, экспансия зелёных, оранжевых и коричневых завоевателей продолжалась до тех пор, пока для этого существовала хотя бы малейшая возможность.

Техник словно попал в область тропических лесов где-то на Земле. Деревья переплетались между собой стволами, стволы облепили лианы, а под ногами благоухал ковёр из всевозможных цветов самой разной расцветки. Да, в своё время биологи изрядно потрудились, адаптируя наиболее подходящие земные экземпляры для жизни на другой планете, в немного иных условиях.

Горилла поднял голову:

– Здесь неба не видно.

– Пора домой, – снова забеспокоился второй моб.

– Ну-ка, тихо, – Лука прислушался. Откуда-то из-за деревьев, издалека слышался жуткий и устрашающий шум. Вой живых мертвецов смешался со звуками падающих тел и звоном добротной стали. Группа мобов – диверсантов на другом конце купола вступила в битву, отвлекая на себя внимание обитавших поблизости зомби.

Техник представил в уме весь предстоящий маршрут. В принципе, по любым меркам пройти нужно было совсем немного, всего-то каких-то метров четыреста. Сначала резко завернуть влево от входа, потом проникнуть в хозяйственный блок через коридор, спуститься по лестнице и открыть заветную дверь.

– Не шумите и не отставайте от меня, – отдал приказ Лука и уверенно скользнул между стволами больших деревьев. Две закованные в металл несуразные фигуры усердно запыхтели за его спиной. Стараясь дословно выполнить приказ, мобы спешили, не разбирая дороги. Под широкими ступнями громко захрустел ломкий кустарник. А когда Горилла с недовольным ворчанием принялся ломать мешавшие пройти нижние ветви деревьев, Лука не выдержал и обернулся.

– Вы что, не можете не шуметь? – зашипел он на своих спутников и в этот момент на него напали. Зомби выскочил внезапно и резко из-за ближайшего дерева, за которым до этого времени успешно прятался. Нагнувшись в прыжке и вывернув конечности, мертвяк обрушился на человека всей своей тяжестью, используя одновременно ускорение, тяготение и инерцию, как необычайно сокрушительное и эффективное оружие.

– Арргх… Кхм… Кхм… – защелкали совсем близко от лица челюсти мертвяка. От сильного толчка техник не удержался на ногах. Он упал на спину, успев лишь выставить перед собой руки для того, чтобы удержать зомби на безопасном для себя расстоянии. Мертвяк, оседлав сверху техника, попытался синими и порядком высохшими руками с невероятно грязными длинными ногтями, разорвать панцирь и добраться до вожделенной плоти. Ногти скользили по металлу, не оставляя на нём никаких следов.

– Аррр… Хм!.. Хм!.. – с перекошенным от злобы серым лицом попытался укусить техника живой мертвец. Лицо зомби то приближалось, то удалялось и вдруг Лука, смотря через прозрачную пластиковую маску шлема, узнал того, кто на него напал. Как он мог сразу не распознать этих черт лица! Добраться к телу Луки пыталась не кто иная, как Франческа Спинолли, бывшая начальница и гроза всех техников Мегаполиса. Там, в другой жизни, до зомби – апокалипсиса, Лука надеяться не мог на такое проявление чувств. При своём маленьком росте и ничем непривлекательной внешности он и близко боялся подойти к грозной красавице, вожделенной мечте и центру эротических фантазий всех техников Марса. Впрочем, как показалось Луке, за прошедшие годы она не сильно-то и изменилась. Немного цвет лица не тот… Чуть-чуть отвалился нос, щёчки покрылись морщинами, но вот груди… О! Большие серые груди с выступавшими далеко вперёд сосками, никак не прикрытые изорванными лохмотьями, сотрясались от каждого движения. Лука не мог отвести от них взгляд. В последнее время, как заметил техник, он стал испытывать определённое плотское влечение ко многим зомби, которых видел на мониторах слежения. Но в этот раз былая робость перед женщинами и страх перед начальством внезапно снова вернулись к технику третьего разряда.

– Синьора Франческа, – едва слышно прошептал Лука, – вы бы оставили все эти попытки овладеть мной. Мне кажется, вы ведёте себя неприлично.

В ответ женщина – зомби зарычала, и её зубы заскользили по пластику шлема. Как знал техник, каждый укус зомби был смертельно опасным, но к его удивлению никто не спешил помочь беспомощно распростёртому под тяжестью тела мертвяка человеку.

Продолжая отбиваться, Лука с трудом нащупал оброненный арбалет. Оружие имело довольно короткий ствол, удобную рукоятку и ложе, а так же уже взведённую тетиву. Благодаря использованному сверхлёгкому металлу и отличной сбалансированности, арбалет можно было легко поднять одной рукой и что самое главное – оружие всегда оказывалось готово к выстрелу.

Стараясь удержать одной рукой подальше от лица рычащую и беснующуюся зомби, Лука освободившейся рукой, воспользовавшись кратким удобным моментом, приподнял арбалет, примерно развернул ствол в нужном направлении и нажал на курок. Звонко щёлкнула тетива, арбалетный болт легко вошёл в левый глаз мертвяка. Зловонная, очень опасная для любого существа жидкость тёмным потоком омыла маску шлема человека. В тот миг, когда Лука перестал видеть, исчезла и тяжесть, которая прижимала его к земле.

Тяжело и хрипло дыша, техник достал из потаённого кармашка, расположенного на стыке двух пластин грудного панциря, несколько влажных гигиенических салфеток и тщательно обтёр ими свой шлем. А затем с трудом поднялся. Синьора Франческа лежала в довольно пикантной позе на спине среди ковра ярких цветов, с открытой грудью и высоко задранными лохмотьями непонятного цвета, которые совершенно не скрывали красивые длинные ноги и немного того, что было расположено выше их. Несмотря на язвы и рубцы, на торчащий из левой глазницы сверкающий арбалетный болт, бывшая начальница вновь показалась Луке необычайно привлекательной.

Техник прекрасно знал, что для того, чтобы окончательно уничтожить зомби, нужно обязательно отрубить мертвяку голову. При других ранах нежить лишь на время теряет сознание, а потом может быстро восстановиться. Лука вытащил из ножен, закреплённых на бедре небольшой меч, поднял его, а потом, немного подумав, засунул его обратно в чехол. Отрубить голову Франческа он не мог, уж слишком она казалась красивой.

Заставив себя с большим трудом отвернуться от лежащего тела, Лука повернулся к своим мобам и недовольно прохрипел:

– Вы что, ничего не видите? Почему не помогли?

– Она очень маленькая, – пожал плечами и без тени раскаяния прорычал презрительно Горилла.

– И кричит громко, – добавил от себя довольно вескую, на его взгляд, причину второй моб.

Лука тяжело и громко застонал. Справившись с минутной слабостью, он быстро взял себя в руки и отдал команду своим бравым воинам:

– Вперёд!

Оставшуюся часть пути неудачные копии молчали. Молчал и Лука, втайне надеясь, что его мобов всё же хоть немного мучает совесть.

Буйная тропическая растительность внезапно закончилось в том месте, где начинался коридор. В определённых точках излома двух блоков переставали действовать благоприятные росту деревьев и кустарников факторы – светильники, вырабатывающие тепло и ультрафиолет, и специальные разбрызгиватели воды и питательных веществ, периодически с потолка купола изо дня в день поливающие раскинувшийся внизу сад.

Вход в техническую зону практически зарос. Лианы, украшенные необычайно яркими цветами так переплетались между собой, что сделали проход похожим на маленькую лисью нору. Луке пришлось вновь вытащить меч из ножен и нанести не менее двадцати крепких ударов для того, чтобы освободить себе путь.

В довольно тесном коридоре продолжали функционировать далеко не все светильники, встроенные в потолок. В уходящем куда-то вдаль, ограниченном со всех сторон пространстве, существовали как светлые, так и тёмные участки. Там, где лампы ещё работали, техник легко разглядел многочисленные входы внутрь огромного комплекса, расположенные по левую сторону предстоящего движения.

Лука зашагал по давно не мытому полу, а следом затопали и верные мобы. На третьем по счёту проёме, как подсказала технику память, он завернул направо и оказался на небольшой металлической лестнице, уводящей вниз. Один за другим все участники экспедиции спустились по ступеням в очередной тесный коридор, где Лука заметил нужные ему контуры двери в стене. На секунду техник замешкался, мысленно прокручивая в голове весь пройденный путь. И вскоре отбросил любые колебания – не оставалось никаких сомнений в том, что техник достиг дверей Хранилища.

Лука, немного нагнувшись, присмотрелся и с удивлением обнаружил, что дверь всё это время, пять самых трудных и тяжёлых в жизни техника лет оставалась герметически закупоренной. На данный факт прямо указывала выдвинутый из общей массы металла небольшой кнопочный планшет, покрытый толстым слоем пыли. Пыль сделала невидимыми практически все трещины в стене, обрисовывающие контуры далеко не маленькой двери. Удивительное дело! Долгие годы внутрь Хранилища никто не проникал! Сделанное открытие наполнило душу Луки здоровым оптимизмом, вся эта пыль могла означать только одно – запасы сырья дожидались своего часа в полной целости и сохранности.

Техник снял металлическую перчатку, смахнул пыль и в появившуюся едва заметную нишу поместил свою ладонь.

– Техник третьего разряда Лука Ломброзо, – подтвердил Лука звуком своего голоса доступ к сокровищам Хранилища.

Осмыслив за несколько секунд полученную информацию, механизм сложного замка в ответ мигнул парой красных лампочек на панели, а затем, шурша и поскрипывая, тяжёлая и массивная плита заползла внутрь стены, запуская гостей внутрь.

– Ого, – не смог промолчать огромный моб в причудливом шлеме и кольчужном комбинезоне.

– Сама открылась, – поделился наблюдениями его безголовый товарищ довольно неприятным голосом.

Перед Лукой раскинулось довольно просторное помещение, высотой не менее трёх метров, а площадью больше ста. Светильники на потолке исправно освещали комнату – столы в центре, а возле на удивление чисто выглядевшей стены из сплошного металла техник увидел… койку. Что-то тёмное, Лука не успел разглядеть, что или кто именно, метнулось в сторону ближайшего стола, а секундой позже спряталось под ним.

– Можно я отрублю зомби голову? – заревел Горилла, видимо, пытаясь исправить недавнюю ошибку.

– Пусть рубит, – посоветовал технику второй моб.

За спиной Луки с тихим шорохом закрылась дверь.

Сердце техника неожиданно учащённо забилось, перешло в какой-то непривычный и невероятный ритм работы, а лоб внезапно покрылся испариной. Немного позже Лука сделал ещё одно неприятное открытие – у него затряслись пальцы на руках. Почему мертвяк сразу не напал на пришельцев? Зомби всегда чувствуют плоть и кровь, как бы вы не пытались замаскироваться. Близкое соседство с живыми организмами, будь то человек или лягушка, моментально приводит мертвяка в состояние боевого бешенства. Они перестают поддаваться малейшему контролю, на уровне инстинкта зомби рвут зубами всех, кто имеет несчастье им попасться. А этот… Совершенно необычное для живого мертвеца поведение – спрятаться под стол. К тому же кровать… Зомби, как известно каждому выжившему в апокалипсисе ребёнку спят, или вернее находятся в состоянии спячки до тех пор, пока не учуют поблизости живую плоть. В такой момент они моментально оживают, а до этого времени просто стоят, немного раскачиваясь из стороны в сторону, нюхая воздух в ожидании сладостного запаха очередной жертвы, ведь их мышцы не знают усталости…

Всё больше и больше волнуясь, Лука опустил арбалет и торопливо, боясь, что его догадки и умозаключения не подтвердятся, направился к нужному столу. Почти бегом обогнул его.

– А – а – а! – довольно громко вскрикнуло спрятавшееся под пластиковой крышкой существо. Под столом оказалось не так уж и темно. Первое, что успел заметить техник, были длинные рассыпанные по плечам серебристые локоны и испуганные глаза, синие, как потерянное и приходящее во снах земное небо.

Лука потерял дар речи. Он смотрел перед собой и видел только эти прекрасные глаза. Для него перестал существовать Марс, Земля, Вселенная, зомби и мобы. Остались лишь глаза, в которых прятался страх и жила… душа.

– О, – озадаченно закряхтел появившийся рядом Горилла.

– Точно – не зомби, – удивлённо подтвердил догадки Луки второй моб.

– Человек, – уверенно заявил обезьяноподобный моб, – де – вуш – ка…

Человек попытался отодвинуться от странных пришельцев, но боковые стенки стола не позволили отползти дальше.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Адам, Ева и самые настоящие марсианские зомби

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Похвали меня (Юрий Табашников) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я