Дьявольский нимб (Алина Сычёва)

От всего устаёшь. И от бессмертия тоже. Ливви ЛеМарко решает покончить с собой, устав от бесконечного существования, но неожиданно встречает маленькую девочку, которая полностью меняет его жизнь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дьявольский нимб (Алина Сычёва) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 6. Неуверенность

В отличие от меня, Арозон был как на иголках. Зато моему спокойствию он немало обрадовался и даже спросил, как я себе переборол. Я ответил честно, что сам не догадываюсь, хотя причину бы узнал с огромным удовольствием. Это утро стало для меня совершенно новым, не таким, как в последние месяцы.

Джасмин, как и вчера сидела у себя в комнате. Она только на минутку выглянула поздороваться со мной, а потом снова скрылась в своём «убежище».

– Я вчера поговорил с ней ещё раз, – отведя меня в самый угол гостиной к высокой вазе, прошептал Арозон. – Она сказала, что больше тебя не боится. Так что… думаю, будет легко. То есть… Джасмин почти всегда сидит у себя, я иногда к ней захожу. Но я не знаю, ты… То есть… Смотри сам.

Арозон непривычно волновался. Мне было странно видеть его таким.

Похлопав меня по плечу, он пробормотал что-то о прощании с девочкой и прошёл к ней в комнату. Я проследил за ним глазами и уселся на диван, напряжённо глядя перед собой. Утреннее спокойствие временами начало меняться на волнение. Я прислушивался к их тихим голосам, но не мог понять ни слова, и это немного раздражало меня.

– Лив! – Арозон появился в гостиной, обшаривая свои карманы. – Я, кажется, оставил бумажник у тебя на работе. Придётся заехать. Линда сегодня есть?

– Суббота, забыл? У неё выходной.

– Ладно, попробую так найти.

А потом мы как-то быстро попрощались, хотя казалось, что он долго что-то говорил перед уходом. И я остался один. То есть один с ребёнком.

Пройдя по гостиной, выглянул в окно, но ничего не видел, так как мысли мои были в детской комнате. Зашёл на кухню, открыл холодильник, поёжившись от холода, достал первую попавшуюся тарелку и съел высокий бутерброд. Запил всё горячим кофе и снова вернулся в гостиную. Стуча пальцами по подлокотнику, не знал, как поступить дальше. На секунду поднялся с дивана, намереваясь пойти в комнату Джасмин, но потом передумал и сел обратно. Включил телевизор, посмотрел телепередачу, выключил.

Сумасшедший дом какой-то!

Шум в комнате Джасмин заставил меня стрелой полететь к ней. Не стучась, распахнул дверь и увидел всю ту же немного захламлённую комнату и девочку около книжного шкафа. На моё неожиданное появление она вздрогнула всем телом и уронила из рук стеклянную баночку. Грохот повторился.

– Э… – замешкался я. – Всё в порядке?

Джасмин, в шоке глядя на меня, медленно кивнула. Я вздохнул.

– Хорошо. А то я думал, что… Что… Ну, то есть, всё хорошо.

Джасмин снова кивнула, и я позорно вышел из её комнаты, ненавидя сам себя. Вернулся на кухню, где неожиданно загорелась висящая на стене деревянная лопатка.

– Чёрт! – зашипел я, хватаясь рукой за огонь, чтобы потушить его.

Пламя перебралось на мою руку, уцепившись за локоть и следуя дальше на плечо. Я отбросил лопатку в раковину, включил воду и нейтрализовал очаг возгорания. Огонь продолжал гореть на мне. Секунду не шевелясь, я глубоко вдохнул, и вместе с воздухом, в мою кожу всосалось оставшееся пламя. Я сразу почувствовал в себе приятное тепло и из-за переизбытка жара в организме, выдохнул облако дыма. Лопатка в раковине чуть-чуть дымила. Надеюсь, Арозон не убьёт меня за порчу имущества.

В гостиной зазвонил телефон. Я не успел взять трубку, как сработал автоответчик, и раздался низкий, чуть хрипловатый голос Дафны:

– Арозон, здравствуй.

Я замер.

– Завтра у нас назначен сбор в полдень, очень хотелось бы, чтобы и ты пришёл. Тема очень важная и ты нам нужен. До скорой встречи.

Она отключилась, а я сел на диван. Так значит, завтра сбор Совета. Должно быть, и мне на телефон пришло почти такое же сообщение.

Тема очень важная… Нас давно не собирали по важным темам. К тому же раньше я не очень заинтересованно относился к Совету и к его работе. И зная мою привередливость в этой сфере, Дафна не всегда оповещала меня об очередных собраниях, только если они не были особо важными.

Но что за тема? Будем надеяться, что ничего серьёзного не приключилось, и это только обычное негодование старшего поколения по поводу бесшабашной жизни молодёжи. Воурт говорил мне, что Совет надеется на меня, как на влиятельную особу, что для меня было сомнительно. Я давно не участвовал в жизни так называемого коллектива, не удивлюсь, если меня забыли в некоторых кругах. За последнее время я сделал многое, чтобы обо мне вообще не вспоминали.

Послышался тихий скрип двери, а затем – громкое шорканье тапочек. Через секунду в гостиную вошла Джасмин. Наверное, она шла к кухне, но увидев меня, замерла. Я поднялся с дивана.

– Привет, – улыбнулся я.

Она в шоке уставилась на меня, а потом чуть ли не бегом направилась к кухне. Поколебавшись, я пошёл за ней, решив, наконец, преодолеть барьер, разделяющий нас. Джасмин подошла к холодильнику и раскрыла его. До меня холод не доносился, но я всё же поёжился. Девочка долго изучала содержимое битком набитых полок, не в силах выбрать что-то одно. Переломив инстинкт самосохранения, я подошёл ближе к Джасмин, и холод тут же дал о себе знать. Кожа покрылась мурашками, а внутри, будто всё обратилось в дым, потушив внутренний огонь.

– Ты хочешь кушать? – спросил я девочку, глядя на висящие часы между шкафчиками.

Время было уже послеобеденное.

Джасмин подняла на меня янтарные глаза и кивнула.

– И что ты любишь? – стараясь не обращать внимания на холод, поинтересовался я.

Она, наконец, закрыла дверцу, но я всё так же чувствовал себя неуютно.

– Арозон сделал мне большой бутерброд, – тихо проговорила она. – Он сказал, что вы не любите готовить.

– Бутерброд?

Тут я вспомнил, как съел его, ни о чём не подозревая.

– Бутерброд? – повторил я уже совсем другим тоном.

Джасмин снова кивнула.

– Э… Боюсь, его больше нет.

– Я так и поняла.

– Да? Тогда, нам надо что-нибудь сделать для тебя ещё раз. Есть предложения?

Она опустила голову в раздумьях, и мне пришлось сильнее наклониться к ней – она тихо говорила.

– Оладьи.

– Оладьи? – снова переспросил я. – Боюсь, я не умею их готовить…

Только сейчас до меня дошло, что я должен сделать их разных продуктов что-то съедобное.

– Может, что-то попроще?

– Бутерброд, – пробубнила она, не поднимая головы.

– Э, хорошо. Садись за стол.

Глядя строго себе под ноги, Джасмин прошла к столу со стеклянной столешницей, за которым Арозон чаще всего устраивал праздничные ужины. Я думал, что она сядет за барную стойку, но до меня не сразу дошло, что круглый стул для неё был непомерно высоким. Интересно, для своего возраста, она нормального роста? Или слишком маленькая? А может, наоборот, высокая? В детях я совершенно ничего не понимаю.

Набрав в лёгкие побольше воздуха, я открыл дверцу холодильника, быстро вытаскивая продукты, которые лежали ближе всех. Я не думал, сгодятся ли они для такого лёгкого с виду бутерброда. Мне просто очень хотелось быстрее закрыть эту холодильную камеру, которая легко сведёт в могилу любого.

– Та-ак. – Я разложил целлофановые пакеты и коробочки перед собой.

В них была завёрнута или упакована еда. И зачем так уродоваться? Разве нельзя было сложить всё просто так? О, чёрт, что это? Зачем Арозон завернул каждую мандаринку в отдельный пакетик? И нужны ли мандарины для бутерброда? Если только, Джасмин хочет какой-нибудь экзотики.

Зато я легко узнал ветчину, сыр и веточку салата, которую не надо было резать. Майонез я терпеть не мог, поэтому не стал даже рассматривать его кандидатуру на присутствие в бутерброде. Хлеб… Где же хлеб? Я заметался по кухне, в поисках чего-нибудь мучного, и отыскал в верхнем ящике вместе с пакетиком муки. Мельком глянув на Джасмин, которая скромно сидела за столом, разглядывая свои руки, я достал длинный нож из магнитного хранителя и нарезал несколько ломтиков хлеба. Распаковав ярко-красные помидоры, нарезал и их, положил по всей поверхности продолговатого куска. Потом ветчина, сыр, снова помидор, веточка салата, снова ветчина и сыр. Глянув со стороны, понял, что чего-то не хватает. Но чего? Я попытался вспомнить бутерброды Арозона. Хм… Хм… Горчицы! Небольшую баночку я нашёл в самом дальнем шкафу спустя целых пять минут. Снова посмотрел на Джасмин, её поза не изменилась.

– Последний штрих, – пробормотал я, укладывая поверх всей конструкции второй ломоть хлеба. – Прошу!

Я поднёс ей результат своей деятельности на тарелке. Надо же! Я приготовил такой шедевр! Даже не смог сдержать самодовольной улыбки. Джасмин, мельком посмотрев на меня, сразу схватила бутерброд, и я заметил ещё один свой промах. Я положил слишком много ингредиентов, и девочка просто не сможет откусить. Она недолго думала, разделила бутерброд на две части и… одну протянула мне.

– Спасибо, – с опозданием поблагодарил я, усаживаясь напротив.

Но пришлось тут же встать.

– Ты что будешь пить? Чай? Сок?

– Чай.

– Я тоже.

Хотя на самом деле мне хотелось чего-нибудь покрепче. Я вспомнил Арозона, который в первую встречу с ней сказал, что тоже любит оладьи, тогда как на деле их ненавидел.

Пока кипел чайник, мы сидели друг напротив друга. Джасмин смотрела в сторону, а я на неё. Сегодня она убрала волосы в хвост, открывая своё худенькое чистое лицо и чуть оттопыренные ушки с одной маленькой родинкой на виске. Она безостановочно кусала свои губы и смешно дёргала тонким носом, будто ей сильно хотелось чихнуть. Пили чай тоже в молчании, и по окончанию нашего скудного обеда, она взяла всю грязную посуду и вымыла. Прежде чем уйти, Джасмин сказала, не глядя на меня:

– Я пойду.

– Конечно.

Только благодаря шарканью её тапочек я распознавал, в какой части квартиры она находится. Но один раз она всё же меня напугала. Представьте, меня! Я сидел в гостиной перед выключенным телевизором, до ужаса напрягая слух, чтобы выяснить, чем же занята Джасмин, как вдруг услышал её голос совсем рядом.

– Я закончила.

Я чуть ли не подскочил на месте и сразу обернулся. Она стояла босая в проёме двери, сжимая в руках очередное произведение. Кот всех дери, я чуть ненароком не поджёг её! Арозон бы меня точно прибил, если бы обнаружил на её голове обугленные волосы. Я на пределе, а ещё она тут пугает.

– Небо, Джасмин, не подкрадывайся ко мне так.

Сказал грубее, чем подумал. Её щёки заалели, и она стремительно вылетела прочь. Ещё лучше, ЛеМарко. Ты устроил свой день. И как Арозону могло прийти в голову, что мы поладим?!

Злой на весь мир, я поднялся с дивана и направился в спальню девочки, но на полпути остановился. Надо ли мне это? Ещё извиняться перед ней придётся. А ведь я ничего такого ей обидного не сказал. Я ей не мальчик на побегушках.

О, небо, что я несу?! Кто в меня вселился?

– Джасмин. – Я постучался к ней, но входить не решился. – Джасмин, прости меня. Я не хотел ругаться с тобой.

Ругаться? Я ведь только голос повысил. Ну да ладно.

– Извини, что так произошло.

Я прислушался, думал, она как-то отреагирует на мои слова, но ответом мне служила тишина. Хорошо. Можно подумать, что этот инцидент мы умяли, и она не будет никому жаловаться.

Арозон вернулся через два с половиной часа.

– Я дома! – крикнул он.

А через мгновение в гостиную ввалилось что-то большое, навьюченное пакетами и сумками. Я помог другу разложить всё на диване. Арозон выглядел уставшим, но счастливым. Нагнувшись ко мне, чтобы не услышала Джасмин, он прошептал:

– Я купил ей подарок.

Я осмотрел гору покупок.

– Да, ей трудно будет его не заметить.

– Да я не про вещи! Смотри…

Он не договорил, так как в гостиную вошла Джасмин. Увидев моего друга, она улыбнулась, а я неожиданно почувствовал смесь радости и обиды.

– Привет! – Арозон подошёл к ней и легко обнял.

Я увидел, как её бледные ручки сцепились у него за шеей. Одной ладонью она обхватила его косичку.

– Привет, – ответила она ему.

– Как у тебя дела?

– Очень хорошо, спасибо.

Арозон чуть приподнял её над полом и поставил обратно. Не отрывая от неё взгляда, он взял её за руку и подвёл к дивану, около которого стоял я.

– Я купил тебе одежды! На любой вкус и цвет! Я не знал, что ты больше любишь. Надо было спросить… Но мне помогала одна очень хорошая девушка. Думаю, тебе что-нибудь подойдёт.

Арозон говорил с таким восторгом, с ярким блеском в глазах, и его радость частично перепрыгнула и на меня. Мне самому захотелось увидеть Джасмин в платье. Я посмотрел на девочку и к своему удивлению заметил, что она не так счастлива по поводу обновок. Разве ей не полагалось визжать от радости?

– Что такое? – Арозон тоже обратил на неё внимание. – Ты не рада?

– А зачем ты это купил? – тихо спросила Джасмин.

От её голоса атмосфера в комнате стала чувствительно-напряжённой.

– Чтобы ты носила, – в замешательстве ответил мой друг.

– Мне больше нравятся твои рубашки.

Арозон удивлённо посмотрел на меня, я пожал плечами. Было видно, что он не ожидал такого и не знал, что сказать.

– Хм… Джасмин. Они ведь тебе большие и они мужские…

– Тебе не нравится, что я ношу твою одежду? – перебила она.

Лицо Арозона вытянулось.

– Нет, конечно, нет…

– Тогда, зачем ты купил это всё?

– Чтобы ты носила… Ты ведь не можешь ходить по улице в мужских рубашках и домашних тапочках. Я хочу, чтобы ты выходила на воздух.

Джасмин долго смотрела на нераспакованные вещи и о чём-то напряжённо думала. На лбу появилась морщинка. Арозон и даже я ждали её решения, словно от этого зависела наша жизнь.

– Ладно, – наконец, сказала она.

Расставив руки, Джасмин схватила все пакеты и побежала к себе в комнату. Стоило за ней захлопнуться двери, как Арозон облегчённо вздохнул.

– Я чуть с ума не сошёл. Какой она допрос устроила!

– С характером, – усмехнулся я.

– Не то слово. Надеюсь, ей придётся по душе мой подарок.

– И что же он собой представляет?

Прежде чем ответить, Арозон взял меня под руку и отвёл на кухню. Я сел за барную стойку, а он облокотился на столешницу.

– Смотри.

Он положил на стол что-то тонкое и блестящее. Нагнувшись вперёд, увидел маленький золотой браслет.

– Как ты думаешь, ей понравится? – с волнением в голосе спросил Арозон.

– Думаю, да, – пожал я плечами. – Вот только повремени с подарком. Боюсь, она швырнёт его тебе в лицо, заявив, что твои запонки нравятся ей больше.

Арозон скривил губы.

– Я хотел купить ей что-нибудь подороже, не просто браслет. Но потом подумал, что она может и не принять другое. Я тебе говорил, для своего возраста она чрезвычайно развита. Я с ней о многом разговариваю. Вот ты… чем вы сегодня занимались?

– Я готовил ей бутерброд.

– Кажется, я сделал ей…

– А я его съел. Я не думал, что он для неё.

Арозон усмехнулся.

– Неужели, ты что-то сделал на этой кухне? Даже бутерброд! Надеюсь, ты хотя бы овощи помыл?

– Что? – переспросил я.

– Овощи надо мыть. Ты не мыл?

– Нет…

– Я так и думал. Тебе абсолютно нельзя поручать кух… Ливви, что это? – Во время своих слов, Арозон подошёл к раковине, чтобы вымыть руки, и увидел там обгоревшую деревянную лопатку.

Брезгливо подцепив двумя пальцами, он показал её мне, будто я видел её впервые.

– Извини. Сколько она стоит?

Арозон не ответил, а только выкинул её в мусорное ведро.

– А ещё чем занимались?

– Джасмин рисовала. Она не выходила из комнаты.

– И ты к ней не заходил?

Я не стал рассказывать про глупый инцидент, когда я на секунду вломился к ней в спальню.

– Нет.

– Тебе надо было больше с ней общаться.

– Интересно, как? Она замкнута в себе.

– А ты попробуй. У меня же как-то получается!

– Потому что тобой не пугали. В этом у тебя есть преимущество.

Арозон поднял руки, якобы, защищаясь.

– Да, тут ты прав. Кстати, на ужин останешься?

Я согласился…

Когда всё уже было готово, и я, наверное, впервые в жизни помог Арозону расставить тарелки на стеклянном столике, за которым сегодня сидела Джасмин в ожидании бутерброда, мой друг отправился к ней в комнату. Я сел за стол, дожидаясь их. Они долго не появлялись, и я уже подумал, что что-то случилось. И когда моя решимость окрепла, и я намерился отправиться за ними, Арозон и Джасмин пришли сами.

– А вот и мы! – объявил мой друг, выпуская перед собой девочку.

Низко, будто стыдясь, опустив голову, она вышла вперёд. На ней были надеты сочно-зелёная блузка и узкие джинсы с толстым ремнём. На ногах всё же остались тапочки Арозона, которыми она продолжала шоркать по полу. Не сказать, чтобы она выглядела элегантно, но всё же детская одежда ей была больше к лицу, чем мужская.

– Эту кофточку мне посоветовала очень хорошая девушка по имени Валери, – сообщил Арозон, усаживаясь за стол. – Кстати, Лив, ты не говорил мне, что познакомился с ней в пробке.

Всё это время, наблюдая за тем, как Джасмин садится за стол и одёргивает блузку, я не очень-то и слушал его. Когда до меня дошло, я удивлённо перевёл взгляд на друга.

– Что? – не понял я.

– Валери Ламбер. Ты не говорил, что познакомился с ней.

– Э-э… Откуда ты её знаешь?

– Я встретил её у тебя на работе. Я же тебе говорил, что забыл свой бумажник у тебя. Так как Линды не было, мне пришлось самому рыскать по твоему кабинету. А тут она. Хорошая девушка.

Я встряхнул головой.

– Постой, что она там делала?

– Пришла к Линде. Она, как и я, тоже забыла, что сегодня суббота. Хотела было уйти, но встретила меня.

В немом шоке я смотрел на него.

– Мы с ней поговорили, и Валери любезно предложила мне помочь в выборе одежды. С ней вообще не соскучишься!

– Да уж, – пробормотал я, вспоминая, как она болтала со мной, перегнувшись через пассажирское сидение своего розового «пежо».

– И давно вы знакомы? – спросил Арозон.

– А разве она тебе не сказала?

– Сказала, что вы виделись всего один раз, но я не поверил.

– Почему это?

Арозон пожал плечами.

– Она сказала правду. Мы познакомились в пробке. Они сёстры с Линдой.

– Да, я знаю.

– Ну, вот и всё. Просто странно, что вы вместе ходили по магазинам.

– Ничего странного не вижу. Валери очень милая. Она говорила, что её отец был французом.

– Как легко ты сходишься с людьми, – заметил я, мельком посмотрев на Джасмин.

Она сидела, уткнувшись в тарелку, и, кажется, нас даже не слушала.

– Увы, это не моя заслуга. Такие попадаются мне люди.

– Да-да, конечно.

Арозон ничего не ответил, и мы некоторое время ели молча. Когда пришло время подавать чай с печеньем, Джасмин снова не стала кушать десерт и ушла к себе. Только тогда я решил сообщить:

– Прослушай свой автоответчик.

– А что там?

– Звонила Дафна. Завтра собрание в Совете. Что-то важное, и ты должен быть там. Скорее всего, и мне пришло такое же сообщение, но я не уверен.

Арозон озабоченно нахмурился. Я догадывался, о чём он подумал в первую очередь. О том, как оставить Джасмин. Он сам говорил, что больше никому, кроме меня её не доверит, а если и мне нужно быть в Совете…

– Хорошо, что я пригласил Валери, – сказал Арозон.

Моя чашка с чаем чуть не выпала из рук.

– Ты – что? – переспросил я.

– Я пригласил её завтра к нам в гости. Я рассказал ей про Джасмин, и она очень хотела познакомиться с ней.

– Даже так?

– Ну, я подумал, – замялся друг, – что женское внимание девочке не помешает. А Валери такая хорошая…

– Что-то ты во всех видишь одно хорошее.

– В Латише особенно, – с сарказмом заметил Арозон.

Я усмехнулся и рассказал другу об утрешнем событии. Он был рад, что я, наконец, приструнил демоницу.

Распрощались мы вскоре после ужина. Джасмин не вышла меня проводить, да я и не ожидал ничего подобного. Уточнив ещё раз, что завтрашняя встреча в Совете назначена на полдень, я покинул своего друга.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дьявольский нимб (Алина Сычёва) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я