Современная система физического воспитания (понятие, структура, методы) (В. И. Столяров, 2013)

Данная монография – вторая в серии книг автора, посвященных анализу сложных и дискуссионных проблем современного физического воспитания, процесса его модернизации, и разработанной им инновационной общетеоретической концепции комплексного физического воспитания. В первой книге «Состояние и методологические основы разработки новой теории физического воспитания» дан аналитический обзор отечественных и зарубежных публикаций, в которых предлагаются различные варианты новой системы физического воспитания, адекватной современным условиям. Данная вторая книга посвящена изложению разработанной автором инновационной общетеоретической концепции современного физического воспитания – системы понятий, характеризующих это воспитание, его структуры и методов. В данной концепции предпринята попытка преодолеть узкие, односторонние подходы к пониманию задач, форм и методов современного физического воспитания, предложить его системную характеристику, учитывающую все позитивное в предлагаемых различными авторами концептуальных подходах. При этом автор исходит из положения о том, что физическое воспитание для эффективного функционирования и развития в современных условиях должно учитывать многосторонние социальные запросы и требования, интересы и потребности разных групп населения, специфические условия организации и т. д., т. е. должно быть комплексным. В монографии широко представлены взгляды по обсуждаемым проблемам современной системы физического воспитания также других отечественных и зарубежных исследователей. Монография носит междисциплинарный характер и адресована как научным работникам, преподавателям, аспирантам, так и специалистам-практикам, организаторам физического воспитания различных групп населения, в учебных и внеучебных заведениях и т. д. Она может быть использована как учебное пособие по теории физического воспитания для тех, кто изучает или преподает эту дисциплину. Содержащаяся в книге обширная информация, а также библиография по различным проблемам физического воспитания будут полезны и тем, кто занимается разработкой этих проблем.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Современная система физического воспитания (понятие, структура, методы) (В. И. Столяров, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1. Телесное воспитание

В основе разработанной автором общей теоретической концепции комплексного физического воспитания, как отмечено выше, лежит положение о том, что физическое воспитание для эффективного функционирования и развития в современных условиях должно учитывать многосторонние социальные запросы и требования, интересы и потребности разных групп населения и т. д., т. е. должно быть комплексным и представлять собой определенную систему.

Важным элементом этой является педагогическая деятельность, для обозначения которой автор использует термин «телесное воспитание». Данная глава монографии посвящена характеристике этого воспитания.

Для введения понятия телесного воспитания и тем более для целостного анализа этой педагогической деятельности необходим комплекс тесно связанных между собой понятий. Ниже дается их характеристика.

1.1. Биологическое тело человека и процесс его развития

Тело человека – это прежде всего его биологическое, природное, органическое, естественное тело, для характеристики которого в биологии, анатомии, физиологии, в теории физического воспитания и других науках чаще всего используется понятие «физическое состояние» («состояние морфофункционального развития»).

К числу основных качеств, свойств, параметров биологической организации человеческого тела человека обычно относят конституцию (строение), морфофизиологию и моторику.

Конституцию характеризует, прежде всего, телосложение. Показателями последнего являются, в частности, рост, вес тела, окружность груди и др.

Среди разнообразных функций человеческого организма выделяют двигательную функцию, которая характеризуется способностью человека выполнять определенный круг движений. В двигательной деятельности человека проявляются моторные и двигательные способности, а также физические качества (мышечная сила, быстрота, выносливость и др.) [см.: Коренберг, 2007, 2008, 2009; Матвеев Л.П., 1991, 2002].

Хотя указанные параметры тела (физического состояния) человека связаны с его психическими, нравственными, эстетическими и другими качествами, однако существенно отличаются от них и обладают относительной самостоятельностью. Это служит основанием для их выделения с помощью абстрагирования от других свойств и характеристик человека.

Физическое состояние человека и разнообразные его свойства, параметры не остаются неизменными. Под воздействием разнообразных факторов – как биологических, так и социальных – они постоянно изменяются. Эти изменения характеризуют процесс физического развития человека – «процесс формирования, становления и последующего изменения на протяжении индивидуальной жизни естественных морфофункциональных свойств человеческого организма (имеющих генетическую основу) и обусловленных ими так называемых физических качеств и способностей индивида» [Матвеев Л.П., 2002, с. 10].

Система различных качеств, свойств, параметров органического, природного, биологического тела человека, его физического состояния и процесса физического развития является предметом изучения комплекса естественнонаучных дисциплин – биологии, анатомии, физиологии и др.

1.2. Культура

Понятие культуры является сложным и дискуссионным. Как в обыденном словоупотреблении, так и среди ученых существуют самые различные трактовки, интерпретации данного понятия [их обзор см. в: Святославский, 2005].

Например, латинско-русский словарь выделяет три основных значения слова “cultura”: 1) возделывание, обрабатывание, разведение, уход, 2) воспитание, образование, развитие; 3) поклонение, почитание. Одно из первых научных определений данного понятия дал английский этнограф Э. Тейлор в 1871 г. «Культура… – это некоторое сложное целое, которое включает в себя знания, верования, искусство, мораль, законы, обычаи и другие способности и привычки, приобретаемые и достигаемые человеком как членом общества» [Tylor, 1958, р. 1]. В последующие годы в научный оборот введено множество других определений понятия «культура». А. Крёбер и К. Клакхон в 1952 г. насчитали более 300 научных определений культуры [см.: Kroeber, Kluckhohn, 1952], А.Моль в начале 70-х гг. – 250 [Моль, 1973], а отечественный теоретик культуры Л.Е. Кертман – уже свыше 400 [Кертман, 1987, с. 1].

Е.А. Александрова и И.М. Быховская, систематизируя различные взгляды на культуру, выделяют восемь основных подходов к ее истолкованию.

Под культурой понимается:

совокупность искусственно созданных человеком предметов, образующих «вторую природу» человеческого мира, отличающегося от мира «первой» природы, от всего того, что дано человеку естественным образом;

специфическая для человека система адаптации к среде, прежде всего – как система технологий, создаваемых человеком для удовлетворения своих многообразных потребностей;

особая сфера общественной жизни и совокупность специфических культурных видов социальной деятельности, к которым относят в первую очередь “высокие”, творческие виды практики (прежде всего, художественное творчество), в том числе соответствующие институциональные формы ее организации и распространения результатов – музеи, театры, библиотеки и т. д.;

высший уровень проявления развития человеческой цивилизации как своего рода собрание лучших творений, созданных человечеством в различных отраслях творческой деятельности;

социальная деятельность (представленная во всех ее формах), имеющая определенный “знак качества”: положительную направленность и прогрессивный смысл, т. е. деятельность и ее результаты, ориентированные на гуманистические ценности и идеалы;

особый, специфический лишь для человеческой практики (в отличие от биологической активности) ценностный “срез” различных форм деятельности – экономической, политической, художественной и т. д. и символические смыслы, придаваемые действиям человека и его результатам в рамках этих форм, что и позволяет выделять не только эти формы социальной деятельности, но также экономическую, политическую, художественную, религиозную и другие виды культуры;

совокупность норм, ценностей, идеалов, которые существуют вне пределов не только природного, но и социального мира и образуют внешнюю по отношению к социальной практике, но регулирующую и во многом предопределяющую ее характер и направленность “третью реальность”;

уровень развития самого человека, его знаний, умений, способностей [Александрова, Быховская, 1996, с. 24–25].

С.Э. Крапивенский указывает три подхода в понимании культуры. 1. Эмпирический (описательный), согласно которому культура – сумма, результат всей деятельности человека, совокупность предметов и ценностей, из которых она складывается. 2. Оценочный (аксиологический), при котором «культурность» и «некультурность», а также степень культурности определяются путем соотнесения оцениваемого с тем, что избрано в качестве эталона. 3. Деятельностный – культура рассматривается как внебиологический, специфически человеческий способ деятельности [Крапивенский, 1998, с.358–360].

Наличие столь различных подходов в понимании культуры объясняется в первую очередь сложностью самого познаваемого объекта. Культура имеет множество различных аспектов, которые и фиксируются в ее различных определениях. Кроме того, понятие «культура» вводится для решения различных исследовательских задач.

Несмотря на разногласия, практически все исследователи в понимании культуры опираются на ряд общих исходных положений. Общепринято связывать культуру не с природной, естественной, биологически заданной реальностью, а с социальной реальностью, созданной человеком. «Культура – это все искусственное, все общественное, все социальное, все созданное человеком» [Зеленов, Дахин, Ананьев Ю.В., Кутырев, 1993, с. 3]. При этом признается, что социальная, искусственно созданная реальность, относящаяся к сфере культуры, и природные, естественно возникшие явления, не отделены друг от друга пропастью, тесно связаны друг с другом. Культура есть «природное, продолженное и преобразованное человеческой деятельностью» [Давидович, Жданов, 1979, с. 111]. Общепринято также связывать культуру с активной деятельностью человека, причем не только с ее результатами, но и с ее социально выработанными средствами, способами и т. д.

В данной монографии автор понятие культуры в системе используемых им понятий вводит, как и в прежних своих публикациях [Столяров, 1988в, г, и, к, 1997д, 2004в, 2011 г и др.], в рамках анализа ценностного отношения субъекта (индивида, социальной группы, общества в целом).

Данное отношение выступает прежде всего как оценка субъектом определенных объектов с точки зрения их значимости, важности, полезности.

Формами проявления оценки какого-либо объекта и соответствующего ценностного отношения являются:

♦ различные компоненты сознания человека (например: мнения, выражаемые в определенных высказываниях, суждениях о данном объекте; связанные с ним различные эмоциональные реакции; наличие или отсутствие интереса к нему, ориентации на него, потребности в нем и т. д.);

реальные действия, поступки, поведение, которые являются индикаторами, объективными интегральными показателями реальной (а не просто декларируемой) оценки человеком явлений окружающей его действительности.

Субъективная оценка каких-либо объектов и соответствующее отношение к ним могут быть различными.

Некоторые объекты человек оценивает позитивно, рассматривает как значимые, важные, полезные, привлекательные; они вызывают у него положительные эмоциональные реакции. Поэтому и в своей практической деятельности человек проявляет к ним положительное отношение.

Определенные объекты он оценивает негативно, так как, по его мнению, они не имеют для него существенного значения, вызывают у него негативные эмоциональные реакции и т. д. Поэтому в своей практической деятельности он старается избежать данных объектов, воспрепятствовать их распространению и т. д.

В оценке некоторых объектов человек испытывает затруднения или признает их как позитивное, так и негативное значение. В связи с этим в своем отношении к ним он безразличен, индифферентен, нейтрален.

Конкретное содержание той или иной оценки объекта (т. е. как, каким образом он оценивается) зависит: от его реальных особенностей и реального значения; от тех свойств (сторон) данного объекта, тех аспектов его реального значения, которые субъект учитывает при оценке, опираясь на имеющиеся у него знания; от того основания (критерия), из которого он при этом исходит.

Поэтому ценностное отношение, рассматриваемое в полном объеме, включает в себя не только оценку (позитивную или негативную) объекта, но и ее осмысление (обоснование, объяснение [ср.: Каган, 1997, с. 52].

В содержательном плане важно четко различать, не смешивать субъективную оценку значимости какого-либо объекта и его реальное значение для субъекта [Бронский, 2001; Столович, 1999]. Они могут совпадать друг с другом, если субъект позитивно (негативно) оценивает объект, значение которого носит именно такой характер. Но возможно и их несовпадение, если субъект позитивно оценивает такой объект, который, напротив, реально имеет негативное значение, или, наоборот, негативно оценивает объект, имеющий позитивное значение. Такое совпадение или несовпадение в первую очередь зависит от того, насколько имеющиеся у субъекта знания дают достоверную информацию об оцениваемом объекте.

В терминологическом плане на основе указанного различения возможно двоякое употребление термина «ценности».

Так, например, Л.А. Зеленов и М.В. Бронский за основу использования данного термина берут реальную значимость объектов для субъекта. «Те явления, действия, которые обладают позитивным значением (для человека, ибо человек – мера всех вещей), являются ценностью» [Бронский, 2001, с. 46; см. также: Зеленов, 1971, 1985, 1999].

Другие исследователи, в том числе автор данной работы, в основу применения термина «ценности» кладут субъективную оценку значимости какого-либо объекта. А именно принимается положение о том, что социальные явления, которые субъект (индивид, социальная группа или общество в целом) оценивает позитивно, рассматривает как значимые, важные, полезные, привлекательные, а потому поддерживает, сохраняет, передает из поколения в поколение, выступают для него как ценности. «Ценность – это то, что человек считает значимым лично для себя» [Гуревич, 1988а, с. 1]. «Ценности суть те явления (или стороны, свойства явлений) природы и общества, которые полезны, нужны людям исторически определенного общества или класса в качестве действительности, цели или идеала» [Проблема ценностей… 1966, с. 15–16]. «Мы будем называть ценностью любой предмет, материальный или идеальный, идею или институт, предмет действительный или воображаемый, в отношении которого индивиды или группы занимают позицию оценки, приписывают ему важную роль в своей жизни и стремление к обладанию им ощущают как необходимость» [Щепаньский, 1969, с.51].

Те социальные явления, которые субъект оценивает негативно, выступают для него как антиценности.

Ценности выступают для людей как принципы, цели или средства деятельности, как «образцы» и модели поведения, которым они стремятся подражать, как идеалы, на которые они ориентируется в своей деятельности, и т. д. Особенно важное место в системе компонентов сознания социального субъекта, определяющих его субъективное отношение к тому или иному явлению, занимают такие тесно связанные друг с другом состояния готовности личности к определенному способу действий, для обозначения которых в социологии используют термины «жизненная позиция», «направленность интересов», «социальная установка», «доминирующая мотивация», «ориентация» и т. п.

Согласно концепции диспозиционной регуляции социального поведения личности, которую разработал В.А. Ядов, все эти субъективные состояния суть «диспозиции личности – фиксированные в ее социальном опыте предрасположенности воспринимать и оценивать условия деятельности, а также действовать в этих условиях определенным образом» [Саморегуляция… 1979, с. 3].

Ориентации (установки) людей на определенные ценности называют ценностными ориентациями. «Ценностные ориентации личности (франц. orientation: установка) – разделяемые личностью социальные ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств достижения этих целей и в силу этого приобретающие функцию важнейших регуляторов социального поведения индивидов» [Краткий словарь… 1989, с. 443].

Эти ориентации, господствующие в той или иной социально-культурной системе, не всегда осознаются ее членами и нередко проявляются лишь как предрасположения. Они оказывают огромное влияние на социальное поведение людей, обеспечивают наиболее высокий уровень регуляции этого поведения.

Ценности, которыми может быть «наделен» объект, связанные с ними ценностные ориентации, а также уровни ценностного отношения многообразны. Например, в зависимости от того какие социальные явления (политические, экономические, эстетические, нравственные и т. д.) оцениваются, выделяются соответствующие политические, экономические, эстетические, нравственные ценности. В рамках ценностного отношения может оцениваться утилитарная польза тех или иных явлений, а также их символическое значение. С этим связано различие утилитарных и символических ценностей.

Предлагаются и другие классификации ценностей и ценностных ориентаций [Маецкий, 1988; Шилов, 1992 и др.]. Известна, например, классификация Рожича – Ядова. При анализе диспозиционной структуры личности они различают ценности-цели (терминальные ценностные ориентации) и ценности-средства, способы достижения цели (инструментальные ценностные ориентации). К числу первых указанные авторы относят: активную деятельную жизнь, жизненную мудрость, интересную работу, красоту природы и искусства, любовь, материальную обеспеченную жизнь, наличие хороших и верных друзей, обстановку в стране (мир во всем мире), общественное признание, познание, равенство, самостоятельность, свободу, счастливую семейную жизнь, творчество, уверенность в себе, здоровье. В инструментальные ценности они включают: аккуратность, воспитанность, высокие запросы, жизнерадостность, исполнительность, независимость, непримиримость к недостаткам в себе и в других, образованность, ответственность, рационализм, самоконтроль, смелость в отстаивании мнения, воля, терпимость, широту взглядов, честность, трудолюбие, чуткость [Саморегуляция… 1979].

Особенно важно различать три вида ценностных ориентаций (и соответственно три уровня ценностного отношения):

1) декларативные, о которых можно судить по высказываемым суждениям, мнениям, отзывам, характеристикам и т. п. (когнитивный уровень ценностного отношения);

2) эмоционально-мотивационные, показателями которых являются чувства, переживания, положительные или отрицательные эмоции, интерес, потребности или отсутствие таковых (эмоционально-мотивационный уровень ценностного отношения);

3) реальные, индикатор которых – реальное поведение, реальные поступки (поведенческий уровень ценностного отношения).

С учетом отмеченных выше особенностей и аспектов ценностного отношения автор вводит понятие культуры.

В системе понятий, используемых им в данной книге, понятие культуры характеризует процесс, средства и результаты деятельности субъекта (индивида, социальной группы или общества в целом) по осмыслению, созданию и сохранению тех социальных явлений, которые он, ориентируясь на определенные социальные идеалы, смыслы, символы, нормы, образцы поведения, оценивает как наиболее важные, значимые, т. е. рассматривает как ценности.

В основу этого понимания культуры положена указанная выше интерпретация ценностей, при которой они связываются с субъективной оценкой значимости какого-либо объекта.

Но, как отмечено, иногда встречается другой подход, когда за основу понимания ценностей берут реальную значимость объектов для субъекта. В соответствии с этим меняется и понимание культуры. «Те явления, действия, которые обладают позитивным значением (для человека, ибо человек – мера всех вещей), является ценностью. Они и образуют своим субстанциональным (носитель) и функциональным (значение) включением в общественную жизнь культуру» [Бронский, 2001, с. 46; см. также: Зеленов, 1971, 1985, 1999].

Еще раз следует отметить, что самое важное в обсуждаемом вопросе состоит в том, чтобы в содержательном плане четко различать субъективную оценку значимости какого-либо объекта и его реальное значение для субъекта, учитывая это различение в системе используемых понятий, в том числе понятий «ценности» и «культура».

Исходя из этого, автор в системе вводимых понятий учитывает возможность двоякой интерпретации ценностей и культуры, основанной на различении субъективной оценки значимости какого-либо объекта и его реального значения для субъекта. В соответствии с этим предполагается, что, приобщаясь к миру культуры, социальный объект приобретает культурный статус.

Характеристика культурного статуса какого-либо социального объекта предполагает указание на следующие его аспекты:

✓ оценивает ли его субъект как ценность;

✓ способен ли данный объект в принципе по своему потенциалу обеспечивать процесс производства, потребления, сохранения и развития тех или иных ценностей (вопрос о его культурном потенциале);

✓ насколько этот потенциал реализуется, какую роль данный социальный объект действительно играет в указанном процессе (вопрос о реальной культурной значимости объекта).

Социальные явления, выступающие как ценности (а значит, имеющие культурный статус) для одного социального субъекта, могут не представлять ценности (и потому не входить в набор ценностей культуры) другого социального субъекта [Гуревич, 1988а, б].

С течением времени ценностное отношение субъекта к какому-либо явлению может измениться, и явление, относившееся к миру культуры, утрачивает свой культурный статус – для определенного индивида, группы или даже общества в целом. Например, в американской культуре одна из наиболее значимых ценностей – физическое здоровье, что характерно для всех молодых культур. В старых же культурах, например в индийской, наоборот, одно из наиболее важных мест в системе ценностей занимает смерть [Люшен, 1979, с. 40].

Однако «одни и те же ценностные основания, ориентации, смыслы могут быть “упакованы” в совершенно различные на первый взгляд формы и символы, иметь различную феноменологическую представленность, что, тем не менее, позволяет говорить в этом случае об определенных универсалиях культуры при ее многоликости и разножанровости» [Александрова, Быховская, 1996, с. 30]. Для характеристики того набора культурных характеристик, который присутствует во всех культурах, обычно используется понятие «панкультура» [Морфология культуры… 1994, с. 5].

В качестве ценности может выступать любой объект (материальный, духовный, реальный, воображаемый, художественный, природный, рукотворный, вещь, действие или событие и т. д.), если только он позитивно оценивается субъектом. Реализация духовных ценностей приводит к их материальному воплощению. Как отмечал Н.З. Чавчавадзе, важно учитывать, что «с культурой мы имеем дело только тогда, когда идеально-духовные ценности, в самом прямом смысле этих слов реализуются, материализуются, облекаются плотью, обретают временно-пространственно-протяженное тело…» [Цит. по: Розин, 1994, с. 17]. Поэтому следует различать две подсистемы культуры: «нормативно-семиотическую» (систему норм, правил, идеалов, символов и т. п.) и «материально-денотативную» (материальное воплощение символических форм культуры) [Розин, 1994, с. 16].

В зависимости от того, о культуре какого социального субъекта идет речь, имеет место соответственно культура отдельной личности, социальной группы или общества в целом.

В соответствии с изложенным выше пониманием культуры она включает в себя разнообразные социальные явления:

♦ качества и способности человека;

♦ определенные формы деятельности;

♦ ее средства и результаты;

♦ определенные типы поведения и связанные с ними нормы, правила, санкции; эмоциональные реакции, знания, интересы, потребности;

♦ социальные институты, отношения, процессы и др.

Все эти явления относятся к культуре лишь в той мере, в какой они включены в деятельность социального субъекта (индивида, социальной группы или общества в целом) по созданию и сохранению признаваемых им ценностей (соответствующих идеалов, эталонов, норм поведения) и характеризуют результаты этой его деятельности.

Те социальные явления, которые социальный субъект оценивает негативно (т. е. антиценности), образуют для него сферу контркультуры (антикультуры). Для характеристики набора ценностей отдельного индивида или социальной группы, отличающихся от ценностей, разделяемых и поддерживаемых той более широкой социальной системой, в которую входят эти индивиды (социальные группы), в социологии используют понятие «субкультура».

Немецкий ученый Р. Швендтер, один из основоположников теории субкультур, так определяет это понятие: «Субкультура – часть конкретного общества, которая своими институтами, обычаями, нормами, системой ценностей, преимуществами и т. д. в значительной мере отличается от господствующих установок существующего общественного устройства» [Schwendter, 1976, s. 11].

M. Брэйк, английский исследователь молодежной субкультуры, рассматривает ее как определенную форму организации носителей определенного сочетания ценностей, поведения, действия, которые отличаются от господствующей системы норм [Brake, 1980, h. 9]. Субкультуру характеризуют также как «совокупность убеждений, ценностей, норм и обычаев, связанных с определенной социальной подсистемой… существующих внутри большей по размеру социальной системы или культуры» [Fisher С., 1975], как «предмет (тема) культуры, субэтос или набор ценностей, отличных от существующей в общей культуре» [Wolfgang, Ferracuti, 1967] и т. д.

Социальный механизм освоения индивидом ценностей культуры всесторонне и глубоко проанализирован в научной литературе [Александрова, Быховская, 1996; Библер, 1992; Зеленов, Дахин, Ананьев Ю.В., Кутырев, 1993; ЛевиСтрос, 1983; Образование в пространстве… 2005; Основы культурологии, 2005; Розин, 1994а и др.].

Для обозначения процесса приобщения человека к культуре, к системе составляющих ее ценностей, который происходит в ходе социализации, чаще всего используют термины «инкультурация», «культурация» и «окультуривание» [Александрова, Быховская, 1996; Каган, 1997; Пономарев Н.И., 1994; Степашко, 1999 и др.]. В ходе этого процесса индивид трансформирует ценности культуры в содержание своего внутреннего мира. Поэтому в культурно-исторической теории Л.С. Выготского инкультурация выступает как интериоризация, в процессе которой происходит усвоение индивидом ценностей культуры, формируется его внутренний мир в его когнитивных компонентах (значения) и аффективно-мотивационных компонентах (смыслы).

Такова краткая характеристика того понимания культуры на основе учета ее связи с ценностным отношением, которое используется в общей теории комплексного физического воспитания. В системе понятий, используемых в данной теории, учитываются и другие социальные феномены, которые нередко кладутся в основу понимания культуры.

Понимание культуры на основе учета ее связи с ценностным отношением используется автором прежде всего потому, что именно эта интерпретация понятия «культура» дает возможность поставить и правильно решить ряд важных, в том числе новых, проблем физического воспитания.

Учитывается и то обстоятельство, что положение о связи культуры с ценностным отношением и ценностями широко представлено и обосновано в научной литературе.

Данное положение лежит в основе многих первых научных теорий культуры. П.А. Сорокин – крупнейший русский социолог и культуролог – обосновывал положение о том, что именно ценности служат основой и фундаментом всякой культуры [Сорокин, 1994]. Г. Риккерт считал, что под культурой следует понимать «совокупность объектов, связанных с общезначимыми ценностями и делаемых ради этих ценностей», и что «во всех явлениях культуры мы всегда найдем воплощение какой-нибудь признанной человеком ценности, ради которой эти явления или созданы, или, если они уже существовали раньше, взлелеяны человеком» [Риккерт, 1911, с. 53, 62].

Понимание культуры связывается с миром ценностей и во многих других, в том числе современных, концепциях культуры. Так, в работе Е.Я.Александровой и И.М. Быховской обосновывается подход к культуре, «основанный на выделении в качестве специфически культурных составляющих социального пространства его аксиологического, нормативного, идеационного “среза” и семиотической системы, обеспечивающей явленность этого контекста» [Александрова, Быховская, 1996, с. 30]. Известный социолог спорта Г.Люшен понимает под культурой «духовные нормы и идеальные абстракции, которые лежат в основе поведения или являются его результатами», и на основе этого включает в понятие культуры «ценности, нормы, верования и знаки, а именно символы вербальной и невербальной коммуникации» [Люшен, 1979, с.36; Lüschen, Sage, 1981, р. 93]. Вот несколько других примеров. «Культура – это совокупность позитивных, положительных образований, система ценностей» [Зеленов, Дахин, Ананьев Ю.В., Кутырев, 1993, с. 5]. «Культура является системой ценностей, норм и санкций» [Loy, McPherson, Kenyon, 1978, р. 30].

1.3. Социокультурное тело и процесс его формирования

Тело человека, рассматриваемое само по себе и в той мере, в какой оно биологически детерминировано, дано от природы, не принадлежит к миру социальных явлений. В случае изоляции человека от общества, как показывают случаи «диких детей», тело человека так и остается «чистым организмом», биологическим феноменом. Иначе обстоит дело, когда человек включается в социокультурное пространство – систему социальных отношений, в социальную жизнедеятельность, а также оказывается под воздействием культурных ценностей – идеалов, образцов, норм поведения и т. д., т. е. когда на него оказывается социокультурное влияние.

Понятие «социокультурное» основано на разграничении двух тесно связанных между собой, но все же относительно самостоятельных сфер общества – социальной и культурной, а также соответствующих социальных и культурных факторов. Социальная сфера – это сфера социальных институтов, отношений, форм деятельности, а сфера культуры – прежде всего сфера ценностей (идеалов, норм и образцов поведения, смыслов, значений и т. п. [Запесоцкий, 2002; Сорокин, 2006]. Согласно структурно-функциональной концепции Т. Парсонса, функция культуры по отношению к социальной системе состоит в том, что она обеспечивает формирование и сохранение ценностей общества, формирует новые идеалы, нормы и образцы поведения, содействует их реализации.

Под воздействием социальных и культурных факторов у человека (в отличие от других живых организмов) помимо органического (естественного, природного) тела складывается и интенсивно развивается другое тело, которое К. Маркс образно характеризовал как «неорганическое тело». К этому телу человека относится все многообразие искусственно, социально созданного предметного мира (второй природы), который функционально служит своеобразным продолжением и дополнением естественного тела: орудия и средства, применяемые в производственной деятельности (станки, машины, компьютерные системы и т. д.), разнообразные предметы бытовой техники от простейших (стол, стул, посуда) до самых сложных, возникших на современном этапе развития цивилизации (телевизор, холодильник и др.), заводы, дороги, транспортные средства и т. д. Как отмечает В.С. Степин, такая характеристика неорганического тела человека – не просто метафора. «Она выражает понимание человека как существа, бытие которого определено его особой телесностью, включающей два взаимосвязанных компонента: биологическую организацию человеческого тела и его “неорганическое тело”» [Степин, 1992, с. 6].

Но существенные изменения происходят и с биологическим, органическим, природным телом («биологической организацией человеческого тела»). Под влиянием социальных факторов происходит социализация природно-детерминированных физических качеств и способностей, тела человека, его физического развития.

Эти изменения тела человека связаны прежде всего с тем, что оно начинает выполнять социальные функции в жизни людей. Особенно важную роль в этом плане играет двигательная деятельность человека, выполняющая комплекс самых разнообразных функций в жизнедеятельности человека. «Тело человека отличается от животного не просто своими внешними признаками, а прежде всего своей социальной функциональной характеристикой, тем, что оно стало биологическим органом функционирования социального организма» [Батенин, 1971, с. 190].

Адаптация тела человека к природной, а затем к материальной искусственной (техногенной и социальной) среде, выполнение тех или иных социальных функций приводит к его существенной модификации. Как отмечает Б.В.Марков, тело раба и господина, рыцаря и священника, ученого и рабочего значительно отличается друг от друга, и при этом не только внешне, но и внутренне, по типу реакций, влечений, способности к самоконтролю и самоуправлению [Марков, 1997].

Появляются и новые социально значимые качества тела человека. К их числу относится физическая подготовленность – уровень развития физических качеств, двигательных умений и навыков, требующихся в избранной деятельности и обусловливающих ее эффективность [Матвеев Л.П., 2002, с. 22–23]. В последнее время для обозначения определенных социально значимых параметров физического состояния человека используется и термин «фитнес». Слово «фитнес» (от англ. «to be fit for» быть пригодным к чему-либо, бодрым, здоровым) в переводе с английского означает «годность, пригодность». Данный термин был введен в США для обозначения физической пригодности. Однако, согласно определению, одобренному Всемирной организацией здравоохранения, фитнес (fitness) – способность решать повседневные задачи, энергично и проворно, не утомляясь, активно проводить свое свободное время и спокойно переносить неприятности. В «Оксфордском энциклопедическом словаре по спорту и спортивной медицине» (1994) термин «фитнес» (“fitness”) обозначает не только хорошую физическую кондицию, но и интеллектуальное, эмоциональное, социальное и духовное начала [см.: Лисицкая, 2002, с. 6].

Биологическое тело человека, его физическое состояние приобретает новые качества и в связи с адаптацией к социальным условиям. В этом отношении важным параметром физического состояния человека является физическое (соматическое) здоровье. Оно характеризует соответствие показателей морфофункционального развития норме и степень устойчивости организма к неблагоприятным внешним воздействиям, т. е. такой уровень развития физического состояния, который обеспечивает оптимальную адаптацию организма к факторам внешней среды, в первую очередь к социуму. Основным показателем здорового человеческого организма является универсальный характер развития всех его систем: динамичность функций, их взаимная дополняемость и заменяемость, наиболее высокая эффективность затрат психических, нервных и сенсорных ресурсов организма. В этом плане физическое (соматическое) здоровье характеризует «позитивное» состояние организма человека, противоположное болезни, физическим дефектам и т. п. [см.: Бальсевич, 2000; Розин, 2000; Сайко, 2000; Сахно, 1984; Телесность человека… 1993; Филиппова Л.В., Лебедев, Прима, Копейкина, 2000; Freund, McGuire, 1991].

Еще одна важная характеристика «социальной окраски» физического состояния человека – физическое совершенство. При его характеристике, как правило, имеется в виду такое разностороннее и гармоничное развитие в человеке анатомической и физиологической систем (как по отдельности, так и в отношении друг друга), которое обеспечивает оптимальное функционирование организма, позволяет ему эффективно выполнять социальные функции применительно к тем или иным конкретным условиям его деятельности [Боген, 1997; Казарян, 1984; Лебедев, 1984, 1993; Лебедев, Филиппова Л.В., 1992; Матвеев Л.П., 2002; Пономарчук, Подольский, 1984].

В процессе социализации на основе приобщения человека к культуре, к системе составляющих ее ценностей (идеалов, образцов, норм поведения и т. д.) происходит «культурация» («окультуривание») его тела, физического состояния, физического развития, а тем самым их социокультурная модификация. В дополнение к своим природным атрибутам тело человека приобретает свойства и «окраску» не только социального, но и культурного толка – как объективного характера (телесно-двигательные атрибуты), так и субъективного, проявляющегося в придаваемых телу смыслах, значениях, его символизации и т. п. [Быховская, 1996б, С. 24].

Ницше писал, что каждая великая культурная эпоха не ограничивается освоением природы людьми – преобразованием природных ресурсов согласно имеющимися у них представлениям – это также эпоха освоения людьми собственной природы и её преобразования в соответствии с имеющимися идеалами.

Гегель указывал на то, что человек свою собственную природную форму «не оставляет такой, какой он ее находит, а намеренно изменяет». В этом, по его мнению, причина всех украшений и уборов, всех мод, какими бы варварскими и безвкусными они ни были (как, например, крошечные ножки китаянок или прокалывание ушей и губ).

Социокультурная модификация затрагивает все параметры тела человека.

«Даже такие процессы, как дыхание, пищеварение, сон, реакция на солнце, ветер и погоду у людей, – писал Б. Малиновский, – никогда не подчиняются только врожденным физиологическим рефлексам, а модифицируются под действием культурных факторов» [цит. по: Wohl, 1981, s. 78]. На это обращает внимание и Г. Ленк. «Даже биологические потребности ангажируются культурными ритуалами и привычками, которые окультуривают как сами потребности, так и способ их удовлетворения. Человек стремится к тому, чтобы реализовать культурные и идеальные цели, живет с оглядкой на некоторые принятые ценности и следует нормативным конвенциональным правилам, чтобы достигнуть самоопределения и самоосуществления, самодифференциации и самоутверждения» [Ленк, 1997, с. 168]. К. Хайнеман указывает на то, что «ни обращение с телом, управление и контроль за его функциями, ни наше отношение к нему не являются "естественными", универсальными и постоянными. Более того, разные общества делают из тела как физической структуры совершенно различные вещи. А именно, потребность есть и пить, способность плакать и смеяться, необходимость переносить боль и болезни остаются постоянными, однако их биологические предпосылки в различных культурах окрашены различным социальным оттенком. Идеалы красоты, оценки интеллектуальной и физической силы, чувство стыда и стеснения, разделение физических и умственных состояний на здоровые или нездоровые, контроль состояния аффекта – все это не "основные признаки" человека, а лишь некоторые примеры высокой социальной изменчивости отношения к телу» [Heinemann, 1980а, р. 69].

Самые элементарные двигательные акты также модифицируются под влиянием той социально-культурной среды, в которой находится человек. Об этом свидетельствуют выделенные Н.А. Бернштейном типы движений:

– палеокинетические движения – древние движения, с которыми рождается на свет человек (кистевой захват руки новорожденного, движения мышц рта, необходимые для питания и т. д.);

– движения, дающие информацию о положениях и движениях собственного тела; движения этого типа формируют выразительную мимику, пантомимику, пластику, то есть совокупность непосредственно эмоциональных (но не символических) движений лица, рук, всего тела;

– предметное действие переводит движение в смысловые акты, то есть это уже не столько движения, сколько элементарные поступки, определенные смыслом поставленной задачи;

– движения, имеющие символическое значение; это все разновидности речи и письма, музыкальное, театральное, хореографическое исполнительство, движения, изображающие предметные действия при отсутствии реальных предметов и т. п. [Бернштейн, 1990, с. 61–75].

Люди разных культур, профессий и поколений по-разному воспринимают физическую сторону своего существа, разными способами контролируют и используют тело, по-разному обращаются с ним. Они даже ходят по-разному.

Г. Люшен, иллюстрируя это положение, указывает на то, что «даже такой элементарный вид моторной деятельности, как ходьба, есть нечто большее, чем простая совокупность органических процессов, происходящих в индивиде» и определяется культурной и социальной системами. Он ссылается на особенности походки израильтян йеменского происхождения. Так как в Йемене израильтяне находились на положении изгнанников, и каждый коренной житель мог безнаказанно их ударить, они передвигались быстро. В конце концов, такой тип передвижения стал составной частью их культуры. И хотя теперь в Израиле они живут в совершенно иной обстановке, у них сохранилась стремительная походка как составная часть их общей культуры [Люшен, 1979, с. 35–36].

Каждая культура создает определенные нормы «контроля за телом», которые выступают как регуляторы поведения человека. В системе культурных норм «контроля за телом» одни положения тела считаются приличными, а другие не должны демонстрироваться. Эти нормы указывают, например, как сидеть за столом, как держать руки во время и после еды и определяют, какие манеры поведения являются «хорошими», а какие – «плохими». При этом учитываются пол, возраст и социальное положение людей. Например, что разрешено для мальчиков, запрещено или с трудом может быть допустимо для девочек. Определяется «порог стыдливости», т. е. ситуации, когда тело может быть обнаженным и когда, наоборот, оно должно быть скрыто от взора. Устанавливаются точные правила, когда, в каких ситуациях разрешены определенные рефлексы или спонтанные движения, такие, как чихание, кашель, вздох, смех или слезы. Считается важным и то расстояние, которое должно быть между двумя людьми. Это свидетельствует об их отношениях и их интимности. Уточняются приемлемые и неприемлемые способы поведения, связанные даже с тем, как люди должны смотреть друг на друга. В некоторых случаях рекомендуется смотреть человеку прямо в лицо, когда мы говорим с ним, в других наоборот – человек должен опускать глаза. Есть бесчисленное множество средств и путей ухода за телом для того, чтобы сделать его более красивым. Имеются в виду такие естественные способы, как загар (пребывание на солнце), а также искусственные средства. Прическа, припудривание, макияж лица, бровей, использование губной помады, особый уход за руками и ногами, элегантная или неряшливая одежда полностью покрывающая тело или соблазнительно показывающая особо красивые части тела и наконец полная нагота – все это относительно строго регулируется определенными условностями и зависит от традиций, от отношения к телу, от определенных установленных норм и прежде всего от возраста, пола и различных обстоятельств. Проблема контроля тела проявляется с особой остротой при определении состояния здоровья, болезней, необходимых профилактических действий, в половом (сексуальном) поведении, а также при решении вопросов об интенсивности рождаемости, плотности населения и т. д.

M. Мосс провел сравнительный анализ того, как люди различных национальностей используют свое тело и выявил, что в силу определенных культурных традиций люди разных профессий, поколений и культур ходят по-разному, по-разному держат руки во время и после еды и т. д. [Mauss, 1973, р. 533–649]. Гаульхофер на основе исследования истории «положений ноги» показал связь этой казалось бы чисто «натуральной» и заданной естественными (анатомическими) параметрами характеристики с особенностями представлений общества о правильном и красивом в облике человека, о формах его достойного и недостойного поведения в обществе. «Идеальные положения… также отвечают стилю какого-то времени, как и одежда, танцы, музыка, стихосложение, живопись и архитектура» [Featherstone, Hepworth, Sturner, 1993, p. 94].

В социокультурном пространстве тело человека выполняет определенные символические функции. Особо важную роль в этом плане играет язык жестов и взглядов. Для того, чтобы понять и истолковать этот язык требуется знание кода, который является частью данного типа культуры. Эта функция жестов и взглядов находит яркое выражение в таких видах искусства, как театр, пантомима, балет, танцы или фигурное катание.

Один из крупнейших представителей феноменологии М. Мерло – Понти полагает, что жест и мимика играют в жизни человека такую роль, которую не может выполнить ни одно другое средство: с их помощью он открывает мир, создает смысл этого мира, выражает себя и свое отношение к миру. Движение природного тела обретает здесь характер собственно человеческого движения: осмысленный жест тела по отношению к «другому» и к миру открывает такие возможности движения, «о каких ни физиология, ни биология даже не подозревают». Более того, потребности и желания человека, выраженные в экспрессивных жестах, создают значения, а, следовательно, именно тело «проектирует вокруг себя культурный мир» [см.: Мерло-Понти, 1999]. М. Мерло – Понти рассматривает телесный опыт как «универсальное мерило», как «меру всего», поскольку именно благодаря телу человек вторгается в мир, «понимает» его и дает ему значения [Merleau – Ponty, 1964, р. 302].

Отношение к человеку в обществе, его социальный престиж во многом определяются тем, в какой мере его тело позволяет наиболее полно реализовать ту культурную модель телесности, которая принята данным обществом.

В научных публикациях описаны и многие другие аспекты такой модификации тела человека, в результате которой оно приобретает социокультурный статус (характер), становится элементом мира социума и культуры.

Этой теме посвящены не только статьи, но также монографические исследования, коллективные труды и диссертации [см.: Александрова, Быховская, 1996; Буракова, 2001; Быховская, 1993а, б, в, 1994, 1996а, б, 1997, 2000; Визитей, 1989, 2009; Жаров, 1988, 2003; Кон, 2001; Косевич, 1992; Косяк, 2002, 2006; Круткин, 1992, 1993; Никитин В.Н., 2000; Подорога, 1995а, б; Проблема телесности… 2000; Розин, 1994б; Свободное тело, 2001; Телесность как феномен… 2003; Телесность человека… 1993; Тхостов, 2002; Чернявичюте, 1988; Bernard, 1980; Bette, 1989; Brohm, 1976; Douglas, 1984; Featherstone, Hepworth, Sturner, 1993; Feher, Naddaff, Tazi, 1989; Frank, 1991; Freund, 1982; Freund, Mc-Guire, 1991; Gerber, 1972; Heinemann, 1980а, b; Jirásek, 2001; Kato, 1981; Kolnes, 1994; Krawczyk, 1984а, b, с, 1995; Maguire, Mansfield, 1998; O’Neill, 1985; Physical Culture as a Component of Culture, 2001; Schulte, 1928; Shilling, 1993; The body… 1993; Timer, 1984; Travaillot, 1998; Turner, 1984; Urbankowski, 1975; Weiss О., 1988; Willis, 1978; Źmuda-Ziо́lek, 1997, 2001 и др.].

Для обозначения тела человека как социального и культурного феномена в отличие от естественного, природного, биологически заданного тела целесообразно использовать термин «социокультурное тело» [Быховская, 1993а, 1996б; Столяров, 1988а, б, в, г, 2002, 2004, 2011]. Для этой цели используются и другие термины. Так, П. Фройнд социально модифицированное тело называет «цивилизованным телом» («civilized body») [Freund, 1982], а М. Кляйн – «социальным телом» (“social body”) [Klein, 1984b]. Некоторые исследователи характеризуют тело человека как «социальный (социокультурный) факт» [Krawczyk, 1984а, b, с, 1995] или как «социальную структуру» («soziales Gebilde»), имея в виду социальную сформированность того, «как мы воспринимаем физическую сторону нашего существа и как контролируем ее, как мы используем тело и как обращаемся с ним, как мы владеем телом и как к нему относимся» [Douglas, 1984, S. 99; Heinemann, 1980а, р. 69].

К. Хайнеманн выделяет четыре аспекта тела, рассматриваемого как «социальная структура» и «социокультурный факт»: 1) «техника тела» – способы осуществления разнообразных движений (бег, ходьба, прыжки, плавание и т. д.); 2) «экспрессивные движения тела» – положение тела, жесты, выражение лица и т. д., которые служат средством символического выражения, самовыражения и коммуникации, т. е. «языка тела»; 3) «этос (этика) тела» – отношение к телу, представление о нем, связанное с чувствами стыдливости, стеснения, идеалом красоты и т. п.; 4) контроль инстинктов и потребностей [Heinemann, 1980а, р. 69, 70].

В философии, культурологии и социологии для указанной цели используется также термин «телесность» [см., например: Быховская, 1993а, 1996б; Жаров, 1988; Косяк, 2002; Круткин, 1993; Марков, 1997; Уманская, 1988; Bernard, 1980; Featherstone, Hepworth, Sturner, 1993; Jirásek, 2001; Kato, 1981; Krawczyk, 1984а, 1990; Shilling, 1993; Shipperges, 1985; Turner, 1984; Urbankowski, 1975]. Анализ телесности (а потому и использование соответствующего термина) привлекает все большее внимание и психологов [см.: Подорога, 1995; Психология телесности… 2007; Розин, 1994б; Тхостов, 2002; Шкуратов, 1998 и др.].

С точки зрения логико-методологических принципов определения понятий, главное состоит в том, чтобы в содержательном плане четко различать естественное, природное тело человека и те его модификации, которые происходят под воздействием социокультурных факторов. А термины, в которых фиксируются эти различия, в той или иной системе понятий могут быть разными.

1.4. Понятие телесной культуры

Как отмечено выше, в процессе социокультурной телесной модификации складывается, формируется, развивается позитивное ценностное отношение субъекта (индивида, социальной группы, общества в целом) к телу, а, значит, особая, связанная с ним культура: деятельность, ее средства и результаты по осмыслению, сохранению и развитию тела, тех или иных его сторон, компонентов, функций, которые субъект, ориентируясь на определенные культурные идеалы, смыслы, символы, нормы, образцы поведения, оценивает как важные, значимые, т. е. рассматривает как ценности.

При выборе термина для обозначения этой культуры возникают существенные трудности. В отечественных и некоторых зарубежных публикациях ее часто называют «физической культурой». Однако этот термин и соответствующее понятие являются аморфными, неопределенными и многозначными. Как отмечают исследователи сам этот термин появляется в конце XIX в. в Англии. В его основу кладется характерное для XIX в. понимание культуры как процесса, связанного с возделыванием чего-либо или воспитанием кого-либо. В России английское выражение «Physical culture» в 1899 г. переводится на русский язык как физическое развитие, а немецкое «Körperkultur» в 1908 г. – как культура тела, красота и сила. Только после 1911 г. появляются работы, в которых встречается уже термин «физическая культура» на русском языке. Причем он осмысливается как процесс занятий «телесными упражнениями» [см.: Евстафьев, 1980а, б; Фомин, 1982].

В многочисленных современных публикациях даются различные определения понятия «физическая культура», различные характеристики физической культуры. Б.В. Евстафьев на основе анализа свыше 250 отечественных и зарубежных источников указывает, например, более 600 разнообразных точек зрения на физическую культуру [см.: Евстафьев, 1980б, 1985]. А самое главное состоит в том, что при характеристике физической культуры, как правило, недостаточно четко различаются, смешиваются различные концепции этой культуры. В первую очередь речь идет о двух тесно связанных между собой, но все же различных концепций.

Первая концепция разрабатывается на основе того, что с помощью определенных абстракций (или даже идеализаций) и введения соответствующих понятий выделяется особая, специализированная форма двигательной деятельности (активности) человека, которая предназначена для решения широкого круга социокультурных задач: оздоровления, физического совершенствования, организации отдыха, развлечения, рекреации, эстетического и нравственного воспитания и т. д.

Вторая концепция предусматривает иные абстракции (идеализации), с помощью которых выделяется социально-педагогическая деятельность и ее результаты по формированию, изменению, коррекции в желательном направлении (в соответствии с социокультурными идеалами, нормами т. д.) тела, физического состояния человека на основе комплекса разнообразных средств, форм и методов. К их числу относятся: специальные формы двигательной активности (физические упражнения), спортивная деятельность, рациональный режим труда и отдыха, естественные силы природы и др.

Сравнительный этих двух теоретических концепций физической культуры обнаруживает не только их общность и сходство, но также существенное различие, так как при этом используются разные абстракции и фиксируются хотя и связанные между собой, но все же отличающиеся друг от друга явления. Общее между указанными подходами состоит в том, что используемые в них понятия наряду с другими социальными явлениями выделяют и характеризуют определенные формы двигательной активности. В остальном они существенно отличаются друг от друга, используя разные абстракции для выделения разных социальных явлений. В первой концепции речь идет о формировании и коррекции определенных параметров лишь тела (физического состояния) человека – в отвлечении от других качеств личности (психических, нравственных, эстетических и др.). Предполагается, что для достижения этой цели используется комплекс разнообразных форм и методов: специальные формы двигательной активности (физические упражнения), спортивная деятельность, гигиенические средства, рациональный режим труда и отдыха, естественные силы природы и т. д. Вторая концепция имеет в виду лишь одно социально выработанное средство – особые формы двигательной деятельности человека, но предполагается, что оно предназначено для решения комплекса социально значимых задач: для формирования и изменения (коррекции) в желательном направлении телесности человека, его физического состояния, а также для организации отдыха, развлечения, рекреации, эстетического и нравственного воспитания и т. д.

На необходимость устранения многозначности понятия физической культуры и прежде всего различения двух указанных, тесно связанных между собой, но все же различных концепций физической культуры, автор данной книги указывал еще в начале 80-х гг. [см.: Столяров, 1984а, б, 1985б, 1986а, 1988в, г, и, к; Stolyarov, 1985, 1990 и др.].

Однако, как обосновано в последующих работах [см.: Столяров, 1997б, д, 1998д, з, 2002в, 2004б, в, 2009а, в, 2010а, б, 2011б, 2012а, б, в, 2013б, в, д], в том числе в упомянутой книге «Состояние и методологические основы разработки новой теории физического воспитания» [Столяров, 2013е], проблема аморфности, неопределенности, многозначности понятия физической культуры, смешения различных концепций этой культуры не решена и в настоящее время.

Эта ситуация определяет необходимость использования указанной выше логической операцией экспликации понятий в сочетании с авторской логико-методологической технологией введения понятий.

Такая процедура предполагает следующее:

1) сохранение термина «физическая культура» в понятийном аппарате общей теоретической концепции комплексного физического воспитания: он прочно закрепился в научной терминологии (по крайней мере в отечественных и некоторых зарубежных публикациях), и потому вряд ли целесообразно отказываться от его использования;

2) устранение аморфности, неопределенности и многозначности данного термина путем его уточнения и придания строго однозначного значения;

3) введение новых терминов (и соответствующих понятий), которым придаются другие значения термина (понятия) «физическая культура».

В соответствии с этим в системе базисных понятий общей теории комплексного физического воспитания термин «физическая культура» сохраняется, но используется только для обозначения той культуры, которая связана с процессом социокультурной модификации тела человека.

Чтобы подчеркнуть этот аспект значения данного термина и исключить возможность его другой интерпретации, целесообразно дополнить его двумя другими терминами – «телесная культура» и «соматическая культура» (они рассматриваются как синонимы термина «физическая культура»). Причем в этой терминологической триаде термин «телесная культура» рассматривается как основной.

Конечно, тройной термин «телесная (соматическая, физическая) культура» не совсем удобен. Но вместе с тем он позволяет избежать отмеченной выше многозначности термина «физическая культура», а также возможных трудностей в переводе используемых терминов (в некоторых языках слова «физическая» и «телесная» переводятся одним и тем же словом).

Аналогичный вариант решения данной терминологической проблемы автор использовал и ранее [см.: Столяров, 1984а, б, 1985б, 1986а, 1988в, г, и, к, 1997б, д, 1998д, з, 2002в, 2004б, в, 2009а, в, 2010а, б, 2011б, 2012а, б, в, 2013б, в, д, Stolyarov, 1985, 1990 и др.].

Термины «телесная культура» («культура тела» и т. п.) и «соматическая культура» предпочитают использовать вместо термина «физическая культура (или как его синонимы, дополнения) и некоторые другие исследователи [см.: Абасов, Кондратьев, 2010; Александрова, Быховская, 1996; Быховская, 1994, 1996а, б; Бянкина, 2012; Жаров, 1987; Назаров, Федотов, 2013; Пивоваров, Пугачева, 1995; Сентенак, Иванов И.В., 2013; Филиппова Л.В., Рубаненко, 2001; Шкляров, 2013; Kosiewicz, 2001; Krawczyk, 1986, 1987, 1990; Laberge, 1984b; Merhautova, Čechak, 1987; Merhautova, Ioachimsthaler, 1981; Rittner, 1985; Schulte, 1928; Seppänen, 1991; Tělesná kultura… 1989; Wachter, 1984 и др.].

Иногда используется также термин «культура тела» [Голубев, 1968; Гориневский, 1928; Токач, 1990]. Так, например, В.Б. Коренберг под культурой тела предлагает понимать «некоторую системную совокупность общих, этнических, групповых, индивидуальных представлений и способов активного сохранения и направленного изменения опорно-двигательного аппарата, пропорций, форм и кожного покрова своего тела и его частей» [Коренберг, 2008, с. 13].

С.С. Батенин для обозначения сферы культуры, «главным параметром измерения» которой является «отношение общества к физическому состоянию, к телу человека», предложил термин «биологическая культура» [Батенин, 1976]. Однако вряд ли целесообразно использовать этот термин, ибо всякая культура, в том числе и та, которая связана с телесным бытием человека, относится к социальной, а не биологической сфере. На этом основании иногда выступают и против термина «физическая культура» [Шпагин, 2002], не предлагая взамен никакого другого.

Конечно, определенные недостатки имеет не только термин «физическая культура», но также термины «телесная культура» и «соматическая культура». Так, в некоторых языках термины «физическая культура» и «телесная культура» переводятся одним термином (например, в немецком языке это термин «Körperkultur»).

На это обращает внимание ряд исследователей, в том числе автор данной книги [см.: Быховская, 1996а, б; Жаров, 1987; Матвеев Л.П., 2002; Столяров, 1984а, б, 1985б, 1988а, б, г, д, 1997 г, 1998е, 1999б, 2002в, 2004в, 2009а, в, 2010а, 2011 г, 2012а, 2013а, б, в; Kosiewicz, 2001; Krawczyk, 1987].

Поэтому предлагаемый вариант решения обсуждаемой проблемы, разумеется, следует рассматривать лишь как предварительный – до нахождения более оптимального варианта.

Для реализации указанного логико-методологического подхода к введению понятия физической культуры наряду с термином «телесная (соматическая, физическая) культура» целесообразно использовать ряд новых терминов (и соответствующих понятий) – «физкультурная (личностная, личностно-ориентированная) двигательная деятельность», «культура личностной (физкультурной) двигательной активности» (см. главу 2), которым придаются другие значения, присущие многозначному термину «физическая культура».

Итак, в системе базисных понятий общей теории комплексного физического воспитания для характеристики такого элемента культуры, основу которого составляет процесс, средства и результаты социокультурной модификации тела человека, вводится понятие «телесная (соматическая физическая) культура».

В соответствии с этим под телесной (соматической, физической) культурой понимается исторически изменяющееся позитивное ценностное отношение субъекта (индивида, социальной группы или общества в целом) к телу человека: деятельность, ее средства и результаты по осмыслению, сохранению и развитию тела, тех или иных его сторон, компонентов, функций, которые субъект, ориентируясь на определенные культурные идеалы, смыслы, символы, нормы, образцы поведения, оценивает как важные, значимые, т. е. рассматривает как ценности.[2]

Важное значение в общей теории комплексного физического воспитания придается введению ряда понятий для характеристики различных форм (моделей) телесной культуры.

1.5. Формы (модели) телесной культуры

Такой аспект анализа данной культуры основан на том, что тело человека может выполнять разные функции, может быть использовано для реализации различных целей, удовлетворения различных потребностей, а, значит, в качестве ценностей для человека могут выступать разные стороны, аспекты его телесного бытия.

З. Кравчик по этому поводу отмечает в своих публикациях, что человек может ухаживать за телом сознательно и целенаправленно или предоставить его естественному функционированию, может заботиться о стройности его линий посредством, например, многообразных способов лечения ожирения или целенаправленного «растрачивания» чрезмерного количества калорий, а может предпочитать округлые в тучные фигуры. Известны разные способы проявления заботы о силе и выносливости человека, начиная с греческих гимнасий и рыцарских упражнений и кончая сегодняшними видами спорта. В традиции культуры имеются образцы аскетического «бичевания» и «умерщвления» плоти. Некоторые люди много труда вкладывают в то, чтобы сохранить тело в изоляции от воздействий природных средств – воздуха, солнца, воды и движения (иногда для этих целей затворяются в холодных, сырых и темных помещениях), а, с другой стороны, многих привлекает вид рослых, крепких и закалённых тел. Согласно некоторым социальным идеалам, физическая подготовленность является неотъемлемым «партнером» умственной работоспособности, согласно другим она не имеет существенного значения. Есть культуры, в которых телесное здоровье оказывается ценностью лишь тогда, когда индивид его теряет, но бывает и так (например, в наше время), когда используются различные средства сохранения и укрепления здоровья [см.: Кравчик, 2005а; Wartości i wzory… 1997].

Социокультурные ценности тела человека могут быть сгруппированы, классифицированы. Критерий такой классификации: какие социальные функции выполняет тело человека, на основе каких ценностных ориентиров оно формируется и используется, какие «образцы поведения» с ним связаны.

К вопросу о типологии культурных ценностей тела обращаются в своих работах и другие исследователи [Александрова, Быховская, 1996; Быховская, 1993, 1994, 1996а, б, 1997, 2000; Кравчик, 2005а; Столяров, 1988а, б, г, д, 2002в, 2004в, 2011 г; Beranova, 2001; Bernard, 1980; Demel, 1972; Heinemann, 1980а, b; Кrawczyk, 1978a, b, 1981, 1983 a, b, 1984a, b, c, 1986, 1990, 1995; Kultura fizyczna w kategoriach … 1989; Turner, 1984; Znaniecki, 1973 и др.].

Обычно выделяют две группы культурных ценностей тела:

1) инструментальные – они связаны с его значимостью как инструмента (средства) достижения тех или иных внетелесных целей;

2) имманентные – тело рассматривается как ценность само по себе.

З. Кравчик называет их «автотелическими», а И.М. Быховская – «терминальными».

К числу инструментальных ценностей тела относится, прежде всего, физическая подготовленность человека, позволяющая выполнять разнообразные социальные функции в процессе труда.

Ценность тела как «инструмента труда» особенно важную роль играла на первых этапах развития человеческой цивилизации. С разделением труда и появлением «праздных классов» происходит снижение этой ценности в глазах социальных групп населения, которые ориентируются на образцы развлекательной жизни как единственно «достойной». Снижению ценности тела как инструмента труда содействовал и католический этос жизни, в котором труд считался наказанием за несовершенство человека как телесного существа. Лишь система ценностей, провозглашенная протестантизмом, в определенной мере вернула телу человека эту ценность. Существенное влияние на указанную ценность тела человека оказывает и научно-технический прогресс.

Второй, столь же древней, инструментальной ценностью тела человека является использование его как инструмента борьбы с противником (например, с врагом на поле брани). Эта ценность тела человека, сохранявшая высокое значение на всех этапах развития общества, несколько утрачивает свое значение в связи с развитием военной техники и гуманистической идеологии, отвергающей трактовку солдат как «пушечного мяса».

С возникновением спорта связана такая инструментальная функция тела как его способность служить достижению высоких спортивных результатов. Особенно важная инструментальная ценность человека связана с таким компонентом телесности человека как физическое здоровье и наличием связи между физическим и духовным (прежде всего психическим) здоровьем человека. Здоровье обеспечивает человеку возможность полноценной жизни, эффективного выполнения самых разнообразных социальных функций, проявления своих сил и способностей. Хотя чаще всего здоровье рассматривается как высшее благо («Valetudo bonum optimum»), однако, в силу разных причин оно может отходить на задний план как для отдельного человека, так и в более широком социальном плане. Так, с появлением международных спортивных соревнований престиж страны стал мериться не здоровьем населения, а количеством завоеванных медалей в соревнованиях.

С развитием фитнес-движения значительный вес приобретает и такая инструментальная ценность тела, как «быть в форме» [Liebau, 1989].

Начиная с XX столетия инструментальные ценности тела, связанные с физической подготовленностью, спортом и здоровьем, приобретают особую значимость и по политическим соображениям.

Как отмечает З. Кравчик, первоначально дело касалось реализации на основе физической подготовленности населения и развития институтов, ее обеспечивающих, политических программ: классовых, национальных или жe государственных. Даже физическое здоровье должно было явиться свидетельством силы народа, общественного класса или государства и как таковое обретало значение не с точки зрения его имманентных ценностей, а, прежде всего как инструмент достижения приоритетных политических целей. После второй мировой войны политическая функция телесности тесно переплелась с усиливающимися процессами соперничества между общественными и государственными системами и в то жe время с сотрудничеством мирного характера. Физические успехи не столько народов и государств, сколько их представителей (речь идет о спортсменах), определяемые количеством очком и медалей, завоеванных в спортивных соревнованиях, все чаще создают или укрепляют международную позицию и престиж отдельных стран [Кравчик, 2005]. Касаясь перспектив этой тенденции, З. Кравчик полагает, что «в обществе постмодерна в плане соматических ценностей нам угрожает фатальный процесс превращения тела в инструмент…» [цит. по: Pahczyk, 2005, р. 374]

Для позитивистски ориентированного социологического анализа телесности характерно признание лишь инструментальных ценностей тела. Так, Б. Тернер в своей социологической теории тела построил матрицу «4R»: Reproduction, Regulation, Restraint, Representation. Каждое из этих «R» обозначает функцию, которой тело связывается с социальным пространством, проявляет себя в нем, но – прежде всего – отвечает на выдвигаемые социумом задачи (проблемы): «репродукция» населения во времени; «регуляция» поведения и проявления тела в пространстве; «обсуждение» («ограничение») внутренних побуждений тела посредством внешнего, социального регулирования; «репрезентация» внешнего тела в социальном пространстве [Turner, 1984, р. 8]. Джон О'Нейл в работе «Пять тел» выделяет для социологического анализа 5 тел – мировое, социальное, политическое, потребительское и медицинское подчеркивая тем самым институциональность социального бытия тела [O'Neil, 1984].

В основе этого анализа телесности, рассматривающего человеческое тело лишь в качестве инструмента решения социальных задач, социологическая концепция структурного функционализма, в том числе понимание личности как элемента социальной системы, предназначенного для поддержания равновесия системы и тем самым для обеспечения эффективности ее функционирования [см.: Parsons, 1966]. Данная концепция – элемент позитивистского анализа социального мира как совершенно независимого от позиций, установок, ориентации, убеждений, отношений и деятельностей человека, т. е. понимание его как «вещи» среди других «вещей». «Коренной недостаток позитивистской социологии заключается в ее неспособности понять смысловое строение социального мира, вследствие чего позитивизм и выработал методологию, совершенно неадекватную природе исследуемого объекта» [Уолш, 1978, с. 47].

Как отмечено выше, тело может иметь ценность не только как средство достижения каких-то иных целей, но и само по себе – как то, без чего человек перестает быть человеком (прекращает свое существование), как сфера проявления гармонии, красоты, совершенства и других эстетических ценностей, а также разнообразных телесных ощущений (вкусовых, сексуальных, кинетических и др.). С этим связаны имманентные (автотелические, терминальные) ценности тела: экзистенциальные, гедонические и эстетические. Первоначально в наибольшей степени акцент на эти функции телесности имел место в аристократических классах: античных и нового времени. Особый интерес вызывали, разумеется, эстетические ценности тела. Первые конкурсы призов за самые красивые тела были организованы в Берлине в 1907 году под названием «Конкурс физических форм». О их социальной значимости свидетельствует тот факт, что на этих ранних «Посейдонах» в жюри сидели художники и историки искусства, такие, как скульптор Макс Крузе, Ганс Магнуссен, Бр. Майер и Макс Кох [Borgers, 1988, s. 149]. В настоящее время такого рода ценности тела привлекают внимание более широких масс населения.

Причем, не только каждая культура, но и каждая социальная группа имеет свои интеллектуальные, эстетические и нравственные установки, в соответствии с которыми она создает для себя определённый идеал телесной красоты.

«Свои физические идеалы и у йога, у и пышногривого жителя африканской саванны, и у гибкого, как змея, индейца майя в уборе из перьев, и у жителя Олимпии времён Перикла, и у самурая, и у воина с острова Бали» [Lingis, 1986, р. 18].

Важное место среди культурных ценностей тела занимают его символические ценности. Особенности тела человека, или даже тело в целом, могут служить символом его принадлежности к какой-то социальной группе, стране, символизировать верность определенным идеям и т. д.

Значимые культурные ценности тела связаны с возможностями использования его в процессе коммуникации (язык жестов), а также для создания в движениях художественных образов (театр, балет, танцы, пантомима и т. д.).

Некоторые авторы выделяют и другие ценности тела. Так, например, Е.А.Александрова и И.М. Быховская наряду с инструментальными и терминальными ценностями тела указывают экзистенциальные, социальные и символические ценности телесности. Экзистенциальные ценности лежат в основе тех видов деятельности, которые связаны с обеспечением необходимых условий для человеческого существования как такового (физическое здоровье, работоспособность, адаптивность). К социальным ценностям Е.А.Александрова и И.М. Быховская причисляют ценности, имеющие «отношение к функционированию телесности, формированию и использованию физического имиджа в пространстве социального взаимодействия индивидов» (использование физических, двигательных характеристик в структуре социальных ролей личности, в ее коммуникативном пространстве и т. д.). Наконец, в третью группу они включают символические смыслы телесности [Александрова, Быховская, 1996, с. 99].

Б. Тернер в разработанной им социологической теории тела выделяет четыре основных функции, на основе которых тело связывается с социальным пространством, проявляет себя в нем и отвечает на формулируемые социумом задачи, проблемы: «репродукция» населения во времени; «регуляция» поведения и проявления тела в пространстве; «обуздание» («ограничение») внутренних побуждений тела посредством внешнего, социального регулирования; «репрезентация» внешнего тела в социальном пространстве [Turner, 1984, р. 8].

Изложенное выше подтверждает наличие широкого круга социокультурных ценностей тела.

Ориентация субъекта (индивида, социальной группы, общества в целом) на какую-либо из них (или набор, комплекс этих ценностей), определяющая его отношение к телесному бытию, направленность и средства заботы о нем, поведение и даже стиль (образ) жизни, характеризует определенную модель (форму разновидность) телесной культуры личности.

Один из первых анализ различных моделей физической (соматической, телесной) культуры дал З. Кравчик.

Он выделяет несколько таких моделей, называя их «нормативными моделями»: 1) эстетическую, 2) гедонистическую, 3) аскетическую, 4) гигиеническую, 5) конкурентно-состязательную 6) модель физической подготовленности. В первой (эстетической) модели ориентиром для социального субъекта служат такие эстетические ценности как красота, гармония и др., во второй (гедонистической) – ценности, связанные с гедонистическими телесными ощущениями (вкусовыми, сексуальными и кинетическими); в третьей (аскетической) – ценность «презрения к телу». В рамках четвертой (гигиенической) модели З.Кравчик выделяет два ее типа – экзистенциальный и утилитарный. Первый тип связан с борьбой человека с болезнью и смертью, а второй – с борьбой с отрицательными последствиями в области здоровья интенсивной и продолжительной работы в промышленности и т. п. Конкурентно-состязательную модель физической культуры З. Кравчик связывает с физической подготовкой для успешного выступления в спортивных соревнованиях, а модель физической подготовленности – с физической подготовкой для производственных и военных целей [Кравчик, 1990; Wartości i wzory… 1997].

Автор неоднократно в своих публикациях [Столяров, 1988в, г, и, к, 2002в, 2004в, 2011 г] указывал на необходимость дифференциации двух основных ценностных моделей телесной (соматической, физической) культуры.

1. Инструментальная модель данной культуры. Ее особенность состоит в том, что основным ориентиром для социального субъекта (личности, социальной группы, общества в целом), определяющим отношение к телу и деятельность, направленную на формирование и совершенствование определенных физических кондиций, служат инструментальные ценности тела.

Ориентацией в этой модели для субъекта могут быть различные инструментальные ценности тела:

♦ специальная физическая подготовка к избранной профессиональной деятельности – профессионально-прикладная телесная (физическая) культура;

♦ оптимальная подготовка к потребностям воинской службы или к самообороне;

♦ оптимальная спортивная подготовка, успешное выступление в спортивных соревнованиях, достижение наивысших спортивных результатов;

♦ сохранение и укрепление здоровья;

♦ восстановление (или компенсацию) нарушенных функций организма;

♦ максимальное развитие выразительности движений в художественной деятельности;

♦ развитие мускулатуры («культуризм») и т. д.

Ориентация инструментальной модели телесной (соматической, физической) культуры на те или иные из этих ценностей придает ей такие особенности, которые определяют ту или иную ее форму (разновидность).

2. Гуманистически ориентированная модель телесной культуры. Для этой модели характерны следующие основные особенности.

1) Направленность субъекта на достижение физического совершенства.

«… совершенствование физических кондиций человека не должно рассматриваться как узкоутилитарная цель повышения дееспособности работника непосредственно в сфере производства или каких-либо других видов деятельности. Речь идет о физическом совершенствовании как одной из составляющих гармоничного развития, одной из целей воспитания человека, повышения уровня его личностной культуры» [Бальсевич, 2013, с. 7].

Физическое совершенство предполагает:

• «комплексное развитие качеств, определяющих индивидуальную физическую кондицию» человека, создающее универсальные предпосылки его готовности к самым разнообразным видам двигательной деятельности [Матвеев Л.П., Полянский В.П., 1996, с. 43];

• формирование всех компонентов телесной культуры: культуры здоровья, культуры телосложения и двигательной культуры;

• свободное и искусное владение индивидом своим телом в различных жизненных ситуациях, приносящее ему не только желаемые результаты, но также наслаждение и радость;

• соответствие физического развития критериям гармонии и красоты (о таком «гармоническом всестороннем развитии деятельности человеческого организма» как о важной цели физического воспитания писал П.Ф. Лесгафт [Лесгафт, 1951–1954, с. 284].

2) Ориентация субъекта на постоянное физическое самосовершенствование, прогресс в физическом совершенствовании с учетом возможностей индивида, группы, общества в целом на данном этапе его исторического развития.

3) Стремление субъекта к органичному дополнению физического совершенствования развитием психических способностей (интеллекта, памяти, внимания, творческих способностей и т. д.) и духовным совершенствованием, развитием духовной культуры во всех ее формах (нравственной, эстетической, экологической культуры, культуры общения и т. д.) [Столяров, 2004в, с. 124–125; 2009а, С. 16–17].

Определенные разновидности (модели) телесной культуры могут быть выделены и на основе учета того, какие средства (педагогические, гигиенические, медицинские, генной инженерии и т. д.) используются для целенаправленного воздействия на естественную телесность человека.

Гуманистически ориентированная модель телесной культуры предполагает, например, использование лишь таких средств, которые содействуют достижению физического совершенства и не оказывают негативного влияние на психическое и духовное развитие личности.

Наибольший научный интерес представляет комплексная типология форм (моделей) телесной культуры, которая учитывает как ценности, связанные с телом человека, так и средства, используемые для его коррекции, а также другие социокультурные факторы.

В соответствии с требованиями диалектического метода особенно важное значение при этом имеет исторический подход к данной проблеме: изучение эволюции и особенностей этих моделей в структуре различных социокультурных систем и на различных этапах социально-экономического и культурного развития общества.

Об историческом подходе автора свидетельствует данное выше определение телесной (соматической, физической) культуры, в котором специально указывается на то, что данная культура – это исторически изменяющееся позитивное ценностное отношение субъекта (индивида, социальной группы или общества в целом) к телу человека. На это следует обратить особое внимание, ибо в понимании телесной (физической) культуры господствует антиисторический подход. Он проявляется, например, в том, что к числу ее основных и специфических признаков относят ориентацию индивида (социальной группы, общества в целом) на такие ценности, как всестороннее физическое развитие людей, физическое совершенство, красота, выразительность движений и т. п. [см., например: Быховская, 1993а, б; Евстафьев, 1985; Морфология культуры… 1994; Николаев, 1997; Пономарчук, Аяшев, 1991; Krawczyk, 1990].

И.М. Быховская телесную (соматическую, физическую) культуру характеризует как область культуры, «связанную с формированием, сохранением и использованием телесно-двигательных качеств человека на основе представлений о нормах и идеалах их функциональности, коммуникативности, экспрессивности и красоты» [Быховская, 1993а, б; Морфология культуры… 1994].

З. Кравчик в своих публикациях указывает на некоторые аспекты эволюции телесной (физической) культуры, но не в полной мере учитывает это в определении данной культуры. Напомним, что, по его мнению, телесная (физическая,) культура – это «социально обусловленная и социально регулируемая система спонтанной и направленной деятельности, целью которой является совершенство и экспрессия человеческого тела в соответствии с принятыми образцами», как «относительно интегрированная и закрепленная система поведения, связанного с заботой о физическом развитии, двигательной функциональности, красоте, физическом совершенстве и экспрессии человека, и осуществляемого по принятым образцам, а также результаты данного поведения» [Krawczyk, 1990, s. 114].

Указанная в этих характеристиках телесной (соматической, физической) культуры ориентация на физическое совершенство, красоту, выразительность движений и т. п., возможна и действительно имеет место, но лишь в определенных исторических условиях, на определенных этапах исторического развития и, как правило, лишь применительно к определенным группам людей. Кроме того, она вовсе не исчерпывает других возможных ориентаций социального субъекта по отношению к телесности.

Анализ выявляет историческую изменчивость этих ориентаций.

Так, по мнению Н.А. Бердяева, можно установить три эпохи в истории человечества, создающие окультуренное различными способами тело человека, разные тела, тела окультуренные: природно-органически, духовно (религиозно) и организационно [Бердяев, 1994, с. 504–505].

Культурологический анализ процесса перестройки «телесного канона» в начале нового времени (XVI–XVIII вв.) содержится в работах М.М. Бахтина. Он показывает, в частности, что в противоположность средневековому образу человека, верхним полюсом которого был бесплотный иконописный «лик», а нижним – плотоядное, слитное с природой, бесстыдно распахнутое «гротескное тело». Возрождение культивирует «совершенно готовое, завершенное, строго отграниченное, замкнутое, показанное извне, несмешанное и индивидуально-выразительное тело» [Бахтин, 1965, с. 346].

Как отмечает И. Кон, современная культура сохраняет этот принцип индивидуальности, но вместе с тем постепенно отказывается от некоторых табу и запретов (достаточно вспомнить эволюцию купальных костюмов, других видов одежды). Такое изменение отношения к телу связано с изменением отношения к эмоциям. В противовес викторианской установке на подавление последних, современная культура подчеркивает не только необходимость самоконтроля, подчинения чувства разуму, но и ценность эмоционального самораскрытия, умения выражать свои чувства, слушаться велений сердца и т. п. [Кон, 1978, с. 209–211].

Анализ историко-культурных типов отношения к телу – от аскетизма до гедонизма, включая их теоретические основания и практическую деятельность, а также влияние современных тенденций социального развития на реабилитацию телесности как общественной и индивидуальной ценности – дан в работе И.М. Быховской «Человеческая телесность в социокультурном измерении» [Быховская, 1993а].

Е.Б. Станковская прослеживает изменения в ценностных ориентациях женщин в отношении к своему телу в эпохи Античности, Средних веков, Ренессанса, Нового времени и современности [Станковская, 2010].

Богдан Куницкий прослеживает эволюцию «идеологии» физической культуры, понимая под ней связанную с данной культурой определенную, относительно единую, систематизированную структуру «ценностей и идей, описывающих и оценивающих ее, обозначающих главные цели и функции, а также методы и средства их реализации». Он характеризует генезис этой структуры «ценностей и идей» физической культуры, ее особенности в условиях античного общества, феодализма, капитализма и социализма [Kunicki, 1986].

В работе И. Травайо «Социология телесных практик» [Travaillot, 1998] показано изменение ценностного отношения к человеческому телу во французском обществе на протяжении последних десятилетий.

Отдельные аспекты эволюции ценностного отношения к телесному бытию человека затрагиваются и в других работах [см.: Жаров, 2003; Истягина-Елисеева, 1998; Истягина-Елисеева, Мельникова, 1999; Кон, 2001; Косяк, 2006; Мягкова, 2003; Тимофеев, 2007; Уманская, 1988; Чернявичюте, 1988 и др.].

Результаты указанных выше и других исследований показывают, что отношение человека к телу, к тем или иным его социокультурным модификациям зависит от особенностей культурных традиций того общества, в котором он живет. Существенное влияние на все культурные образцы, связанные с телесностью, оказывает религия [Косевич, 1992; Никифоров Ю.Б., 2003; Benisz, 1999; Kosiewicz, 2000а; Mylik, 1997 и др.].

1.6. Структура телесной культуры

Центральным элементом этой культуры являются идеалы, смыслы, нормы и образцы поведения, а также соответствующие знания, интересы и потребности, ориентируясь на которые субъект (индивид, социальная группа, общество в целом) оценивает те или иные аспекты, функции тела как ценность и предпринимает определенные действия для их формирования (коррекции) в нужном направлении.

О важном значении ценностей в структуре физической культуры писал еще M. Демель, который дал такую дефиницию понятия этой культуры: «Физическая культура включает в себя все те ценности, которые связаны с физической формой и физическим функционированием человека, как в его собственном субъективном ощущении, так и в общественно объективированном образе. Эти ценности – говоря наиболее обобщенно – относятся к здоровью, строению и осанке тела, устойчивости, физической работоспособности, функциональности, красоте. Аналогично другим культурным ценностям они носят динамичный характер, формируют человеческие взгляды и позиции» [Demel, 1972].

Еще один важный элемент телесной (соматической, физической) культуры – средства, которые используются в деятельности по формированию и коррекции тела (физического состояния) человека. К их числу обычно относят такие социально-педагогические и гигиенические средства, как физические упражнения, спортивную деятельность, естественные силы природы, рациональный режим труда и отдыха и т. п. Однако существуют и другие важные социально выработанные средства формирования и коррекции тела человека – например, хирургические, медикаментозные, генной инженерии и т. д. Их также целесообразно рассматривать как элемент структуры телесной (соматической, физической) культуры.

Аналогичное мнение по данному вопросу высказывают и некоторые другие исследователи:

• «Физическая культура включает в себя спорт и медицинскую практику (цель которой состоит не только в исправлении “брака” самой природы и травм, получаемых человеком в ходе его жизни, но и в усовершенствовании, в подлинном культивировании дарованных человеку природой анатомофизических качеств)» [Каган, 1974, с. 201–202];

• «Физическая культура на специализированном уровне представлена в основном медициной и спортом. Основные функции медицинской культуры – поддержание здоровья людей силами специально подготовленных для этого профессионалов» [Морфология культуры… 1994, с. 30].

Расширенное (по сравнению с обычным) понимание телесной (соматической, физической) культуры, предполагающее включение в нее наряду с педагогическими и гигиеническими средствами воздействия на тело (физическое состояние) человека и других, в том числе хирургических, медикаментозных и т. д., кажущееся на первый взгляд непривычным и даже парадоксальным, имеет под собой веские основания.

Данное понимание:

✓ является прямым логическим следствием рассматриваемой концепции телесной (соматической, физической) культуры как сферы культуры, связанной с деятельностью социального субъекта (и используемыми при этом средствами) по целенаправленному формированию телесности человека;

придает смысл, делает оправданным введение самого понятия «телесная (физическая) культура», ибо в противном случае оно просто дублирует понятие «физическое воспитание»;

✓ позволяет учесть, выделить, не смешивать и рассмотреть разнообразные средства социально-культурной модификации телесного бытия человека, выяснить их место в рамках телесной (физической) культуры отдельного человека, той или иной социальной группы или общества в целом на различных этапах исторического и культурного развития, а значит, и проследить изменение их роли и значения в ходе общественной эволюции;

✓ имеет важное практическое значение, поскольку ориентирует на сотрудничество, координацию усилий всех лиц, оказывающих сознательное, целенаправленное воздействие на телесность человека – педагогов, медиков, диетологов, валеологов, экологов и т. д.

Если обратиться к истории, то еще Платон в одном из своих диалогов вложил в уста Сократа такие слова: «… в общем служении телу я усматриваю две части: гимнастику и медицину. Они постоянно находятся во взаимном общении, хотя и отличаются одна от другой».

Важным элементом телесной культуры являются, конечно, и определенные параметры тела, физические кондиции человека, но не все, а лишь те, которые подверглись социокультурной модификациии. Ведь тело человека характеризует телесную (соматическую, физическую) культуру лишь в той мере и в том отношении, в какой оно вплетено в систему социальных отношений, в сферу культурной деятельности, выполняет здесь определенные социокультурные функции, а, значит, модифицировано определенным образом в результате как стихийного влияния социальной среды, так и сознательных, целенаправленных действий в соответствии с ориентацией социального субъекта (индивида, социальной группы, общества в целом) на те или иные идеалы, нормы, символы. Поэтому вряд ли правомерно относить к телесной (физической) культуре все физические кондиции, двигательные способности человека – как биологически заданные, так и социально сформированные, что иногда делается. Вот лишь один пример: «Следовательно, физическая культура понимается как природа физических, творческих сил и двигательных способностей человека, исторический уровень развития физических способностей человека» [Абзалов, Ситдиков, 2002, с. 16].

Телесную (физическую) культуру ошибочно отождествлять и с одной лишь телесностью, как это делает, например, Н.Н. Визитей: «…телесность как определенный состоявшийся и реально (онтологически) существующий феномен допустимо отождествить с феноменом культуры и, как понятно, с феноменом культуры физической» [Визитей, 2009, с. 69]. Подвергшиеся социокультурной модификации параметры тела человека – важный, но не единственный элемент телесной (физической) культуры.

Определенные элементы структуры обсуждаемой культуры связаны и с тем, что на определенном этапе развития общества появляются специальные социальные институты, которые направляют свои усилия на то, чтобы обеспечить функционирование и развитие телесного бытия людей в соответствии с общественными и личными запросами. В ходе этой деятельности между ее участниками складываются определенные социальные отношения.

Таким образом, телесная (соматическая, физическая) культура имеет сложную структуру, включает в себя не только социально сформированные и позитивно оцениваемые физические кондиции человека, но и другие социокультурные феномены (идеалы, нормы, образцы поведения, знания, средства деятельности, интересы, потребности, ценностные ориентации ее субъектов, социальные институты и отношения и т. п.), содействующие (обеспечивающие) социокультурную коррекцию, приспособление к общественным и личным нуждам тела (физического состояния) людей.


Основные компоненты телесной (соматической, физической) культуры:

идеалы, смыслы, нормы и образцы поведения, а также соответствующие знания, интересы и потребности, ориентируясь на которые субъект (индивид, социальная группа, общество в целом) оценивает те или иные аспекты, функции тела как ценности и предпринимает определенные действия для их формирования или коррекции в нужном направлении;

эмоциональные реакции, интересы, потребности, убеждения, побуждающие субъекта к заботе о своей телесности;

социальные средства (педагогические, гигиенические, хирургические, медикаментозные, генной инженерии и др.), которые применяются для сознательного, целенаправленного воздействия на тело (физическое состояние) человека;

способности, умения и навыки, которые требуются для этой деятельности;

♦ ее результаты (социально сформированные физические качества и другие параметры физического состояния человека);

социальные институты, цель которых – обеспечить функционирование и развитие телесного бытия людей в соответствии с общественными и личными запросами;

социальные отношения, возникающие между участниками деятельности по формированию и коррекции тела (физического состояния).

Правомерно говорить о телесной культуре отдельной личности, социальной группы или общества в целом.


Телесная (соматическая, физическая) культура личности – позитивное ценностное отношение индивида к своему телесному бытию: деятельность, ее средства и результаты по осмыслению, сохранению, формированию и развитию индивидом тех или иных сторон, компонентов, функций тела, которые он, ориентируясь на определенные культурные идеалы, смыслы, символы, нормы, образцы поведения, оценивает как важные, значимые, т. е. рассматривает как ценности. При этом важно различать позитивное ценностное отношение индивида к телу: а) как социальной ценности (учет социального значения, социальных функций тела в жизнедеятельности людей, общества); б) как личностной ценности (учет значимости, полезности тела в собственной жизнедеятельности индивида).

Телесная культура личности также включает в себя не только социально сформированные физические качества и двигательные способности, как это иногда считают. Центральный элемент этой культуры – идеалы, смыслы, нормы и образцы поведения, а также соответствующие знания, интересы и потребности, ориентируясь на которые индивид оценивает те или иные аспекты, функции своего тела как ценность и предпринимает определенные действия для их формирования (коррекции) в нужном направлении. Человек с высоким уровнем развития телесной культуры должен хорошо знать закономерности функционирования и развития организма, пути, механизмы и средства воздействия на него. У такого человека должна быть выработана потребность в систематическом воздействии на свое физическое состояние с целью изменения его в нужном направлении. Он должен обладать умениями и навыками правильно использовать наиболее эффективные средства такого воздействия и применять эти умения и навыки в своем реальном поведении.


Основные компоненты телесной (соматической, физической) культуры личности:

идеалы, нормы, образцы поведения, на основе которых человек оценивает (в суждениях, мнениях, эмоциях, реальных действиях и т. п.) определенные стороны, компоненты, функции своего тела как значимые, важные, т. е. как ценности, обосновывает (объясняет) эту оценку;

интересы, потребности и т. п., побуждающие человека к заботе о своем теле;

знания (об организме, о физическом состоянии, о средствах воздействия на него и методике их применения), а также умения, навыки, способности человека, необходимые для этой деятельности;

реальная телесно ориентированная активность – забота индивида о своем теле, предполагающая сознательную, целенаправленную деятельность с целью поддержания его в норме или коррекции в том или ином направлении;

♦ используемые индивидом средства для достижения этой цели;

умение их эффективно применять;

результаты активности человека, ориентированной на заботу о своем теле;

стремление оказать помощь и реальное содействие другим людям в их телесно ориентированной активности, а также наличие соответствующих знаний и умений.

При анализе структуры телесной (соматической, физической) культуры важно учитывать обоснованное выше положение о наличии ее различных форм (моделей, разновидностей). Их объединяет общее позитивное ценностное отношение индивида к телу (хотя бы к некоторым его аспектам, компонентам, функциям и т. д.). Наличие этого отношения позволяет оценивать ту или иную культуру личности именно как телесную, а, например, не как интеллектуальную, эстетическую, нравственную, спортивную и т. д., и причислять все формы (разновидности) телесной культуры личности именно к этой, а не к какой-то иной культуре. Так как общее позитивное ценностное отношение индивида к телу составляет общее основание всех специфических форм (разновидностей) телесной культуры личности и определяет их общее содержание, общую направленность, то его можно рассматривать как базис этой культуры.

Необходимым условием (предпосылкой) для формирования у человека позитивного ценностного отношения к телу является наличие у него исходных знаний, умений и навыков.

К ним относятся:

а) знания об организме, о физическом состоянии, о тех или иных его компонентах (телосложении, моторике, здоровье, физической подготовленности), о процессе физического развития, хотя бы о некоторых средствах изменения (коррекции) тела в желательном направлении, методике их применения и соответствующие понятия, которые необходимы для того, чтобы можно было выделять все эти явления, отличать их от множества других явлений;

б) умения и навыки, которые необходимы индивиду для включения в те или иные телесные практики, формы деятельности, ориентированные на заботу о теле, его изменение (коррекцию) в желательном направлении в соответствии с принятыми правилами, нормами и образцами поведения, а также применять соответствующие средства.

Данные знания, умения, навыки, формируемые в процессе социализации (стихийно в ходе жизненного опыта, под воздействием окружающей социальной среды, средств массовой информации и т. д., а также сознательно, целенаправленно в процессе образования, обучения, воспитания), образуют информационно-операциональный блок базиса телесной культуры. Они обеспечивают возможность правильной ориентации в телесном бытии (физическом состоянии) человека, в различных его аспектах (выполняют ориентировочную функцию), а также реального участия в той или иной телесной практике, направленной их коррекцию (обеспечивают информационно-операциональную подготовленность к этой деятельности).

Базис телесной культуры личности, т. е. общее позитивное ценностное отношение индивида к телу, предполагает также, что тело (физическое состояние) человека (те или иные его аспекты, компоненты, функции) оцениваются как значимые, важные, полезные, т. е. как ценность. Такая оценка имеет ряд проявлений и показателей, которые характеризуют оценочные компоненты базиса телесной культуры личности.


Основные проявления и показатели позитивной оценки тела (оценочные компоненты» базиса телесной культуры личности):

позитивное мнение (в виде соответствующих высказываний, суждений, отзывов) о важной роли тела (физического состояния) в жизнедеятельности человека – рациональный (когнитивный) компонент;

♦ связанные с телом положительные эмоциональные реакции – эмоциональный (аффективный) компонент;

интерес к телу, к тем или иным его аспектам, функциям (чтение статей в газетах и журналах, просмотр телевизионных передач, посвященных проблемам функционирования и развития человеческого организма, совершенствования физического состояния и т. п.), стремление вносить желаемую коррекцию в свою телесность и т. д., т. е. мотивационная готовность индивида к такого рода деятельности, – мотивационный компонент;

реальные формы деятельности индивида, ориентированные на коррекцию в желательном направлении своего тела (физического состояния), тех или иных его аспектов, функций – деятельностный компонент.

Каждая из разновидностей (форм, моделей) телесной культуры личности помимо общего имеет также свое специфическое содержание. Прежде всего имеется в виду рефлексивно-аналитический компонент этой культуры – обоснование (осмысление, объяснение) оценки позитивного значения тела (физического состояния) человека в его жизни.

Данное обоснование (осмысление объяснение) предусматривает:

– выбор критерия (идеалов, норм, культурных образцов и т. п.) для оценки позитивного значения тела (физического состояния), его аспектов, компонентов, функций;

– определение тех аспектов, компонентов, функций тела, которые позволяют на основе избранного критерия дать ему позитивную оценку, приписать определенные ценности, придать социальный и/или личностный смысл.

При обосновании (осмыслении, объяснении) позитивного значения тела (физического состояния) человека могут быть использованы: практический опыт; традиции, нормы, идеалы, ценностные стереотипы, доминирующие в окружающей социальной среде, и т. д.

Забота человека о своем теле, предполагающая использование различных средств для этой цели, приводит к формированию (коррекции) определенных параметров физического состояния (здоровья, телосложения и т. д.), а также соответствующих знаний, интересов, потребностей и даже стиля (образа) жизни, характера взаимоотношений с другими людьми и т. д.

Определенные связанные с телом качества, способности, человека, его поведение, социальные роли, стиль (образ) жизни, характер взаимоотношений с другими людьми, являющиеся результатом включения в те или иные виды деятельности, ориентированные на изменение (коррекцию) тела в желательном направлении в соответствии с принятыми правилами, нормами и образцами поведения характеризуют результирующий компонент специфического (ценностно-избирательного) содержания телесной культуры личности.

Итак, каждая из форм (моделей, разновидностей) данной культуры личности помимо общего имеет также свое специфическое содержание, которое определяется тем, на основе каких идеалов, норм, культурных образцов и т. д. индивид позитивно оценивает значение тела (физического состояния), тех или иных его аспектов, функций, к формированию (коррекции) каких из них он стремится и к каким реальным изменениям в телесности человека, в его знаниях, интересах, поведении и т. д. это приводит.

Для характеристики данного специфического содержания той или иной формы телесной культуры личности, определяющего ее направленность (в соответствии с ориентацией на те или иные ценности тела), т. е. ценностно-избирательного отношения индивида к телу, в системе понятий общей теории комплексного физического воспитания используется понятие «ценностная надстройка телесной культуры».

В соответствии с изложенным выше структура телесной культуры личности представлена в Таблице 1.


Таблица 1




Другой срез структуры телесной (соматической, физической) культуры может быть получен на основе учета основных социально и культурно формируемых параметров тела человека.

По данному основанию могут быть выделены следующие элементы данной культуры:

культура здоровья[3];

двигательная культура (культура движений);

культура телосложения.


Культура здоровья. Понятие «культура здоровья» относительно недавно введено в научный оборот. Наряду с ним используются такие понятия, как «культура здорового образа жизни», «культура здоровьесбережния» и т. п. Все эти понятия трактуются неоднозначно [см.: Аллакаева, 2004; Арсеньев, 2008; Ахвердова, Магин, 2002; Багнетова, Талтыгина, 2003; Бацина, 2007; Быховская, 2005; Вишневский В.А., 2010; Власова, Жукова, 2009; Голиков, 2002; Кожанов, 2006; Лопатникова, Вишневский В.А., Юденко, 2011; Лукьяненко, 2009; Мальцева, Рудакова, 1985; Решетнева, 2007а, б; Рихтер, 2004; Садыкова, Нотфуллин, 2009; Семенова, 2004; Скумин, 1995; Смирнов Н.К., 2002; Сократов, 2005; Сократов, Тиссен, 2010а; Соловьев Г.М., Резенькова, 2010; Соловьев Е.В., Соловьева, 2008; Столяров, 1988в, г, и, к, 1997д, 1998з, 1999б, 2002в, 2004а, в, г, 2009а, 2011 г, 2012а, б, в, 2013а, б, в; Столяров, Аллакаева, 2002; Столяров, Аллакаева, Измайлова, Шарипова, 2003; Столяров, Фирсин, Баринов, 2012; Трещева, 2003; Узянбаева, 2007; Федоров, 2007; Филиппова Л.В., Лебедев, Прима, Копейкина, 2000; Филоненко, Кравченко Т.М., Удовиченко, 2005; Wanat, 1997].

В соответствии с изложенной выше концепцией культуры в общетеоретической концепции комплексного физического воспитания культура здоровья понимается как позитивное ценностное отношение субъекта (отдельного человека, социальной группы, общества в целом) к здоровью, характеризующееся тем, что он осознает личностную и социальную значимость здоровья, рассматривает его как ценность и в соответствии с этим проявляет к нему интерес, испытывает потребность в его сохранении и укреплении, ведет соответствующий – здоровый – образ жизни (под здоровьем здесь и ниже в тексте, если специально не оговаривается, имеется в виде телесное здоровье).

Культуре здоровья противостоит антикультура здоровья негативное (отрицательное) ценностное отношение субъекта к этому здоровью, т. е. последнее не причисляется индивидом к числу его ценностей, выступает для него как антиценность.[4]

Понимаемая таким образом культура здоровья включает в себя комплекс связанных со здоровьем социокультурных качеств человека:

– способность выделить здоровье и оздоровительную деятельность из множества других социальных явлений;

– признание личностной и социальной значимости здоровья и оздоровительной деятельности, т. е. рассмотрение их как ценности;

– связанные с оздоровительной деятельностью формы, методы и результаты: знания, убеждения, интересы, потребности, эмоциональные реакции, типы, нормы, правила поведения, образ жизни, определенные показатели физического состояния человека и т. п.

В этом плане заслуживает внимания та характеристика культуры здоровья, которую дает И.М. Быховская: «Культура здоровья как полноправная, социально значимая составляющая культуры общества и личности, как один из жизнеобеспечивающих компонентов существования человека культурного, может быть определена:

• как совокупность знаний, ценностей, норм, идеалов, связанных с представлениями о здоровье/нездоровье, выражающих отношение к нему как к ценности (или, напротив, неценности) определенного ранга;

• как система установок, выполняющих регулятивно-ориентирующие функции в отношении тех видов деятельности, которые обеспечивают формирование, поддержание и укрепление здоровья (или же, напротив, его разрушение);

• как совокупность результатов этой деятельности, включая следствия непосредственного характера (объективное состояние здоровья) и опосредованного, символического толка – например, «здоровый» или «нездоровый» вид как свидетельство определенного образа жизни и т. п.» [Быховская, 2005, с. 443].

Все многообразие качеств, характеризующих культуру здоровья, можно подразделить на пять основных «блоков» (компонентов).

Первый «блок» – информационно-ориентировочный. Он включает в себя знания о здоровье, о различных его аспектах, функциях, о факторах, от которых оно зависит, о путях и средствах оздоровления и т. п. К числу этих знаний относится и используемый понятийный аппарат, с помощью которого фиксируются те или иные явления, связанные со здоровьем.

Все эти знания и понятия в структуре культуры здоровья выполняют две основные функции:

1) ориентировочную – позволять выделять здоровье и его различные стороны, аспекты, функции из множества других явлений, не смешивать, четко дифференцировать их;

2) информационную – обеспечивать информацией, которая необходима для того, чтобы вести здоровый образ жизни, заботиться о здоровье, использовать те или иные средства, содействующие сохранению и укреплению здоровья. Значит, этот компонент культуры здоровья характеризует способность человека ориентироваться в мире здоровья, грамотность в вопросах здоровья, т. е. информационную готовность к оздоровительной деятельности.

Второй «блок» культуры здоровья – мотивационный.

Он включает в себя связанные со здоровьем интересы, потребности, ценностные ориентации и оценки. Оценка может быть рационально-логической (способность сформулировать, разъяснить и обосновать социальное и личностное значение здоровья, оздоровительной деятельности и здорового образа жизни) и эмоционально-чувственной (психические состояния негодования или восторга, адекватные рационально-логической оценке). В этом «блоке» культуры здоровья особое значение имеет ценностное отношение человека к собственному здоровью. Речь идет о том, является ли и в какой мере оно ценностью для человека, сформировано ли у него чувство ответственности за свое здоровье, потребность в заботе о нем, действенная мотивация на ведение здорового образа жизни. Ценностное отношение человека к собственному здоровью имеет особенно важное значение в системе его культуры здоровья. Ведь здоровье человека, по данным ВОЗ, на 70–80 % определяется его собственным отношением или возможностью влиять на факторы, имеющие отношение к здоровью.

Мотивационный «блок» культуры здоровья личности характеризует ее мотивационную готовность к деятельности по сохранению и укреплению здоровья – наличие интереса к здоровью, здоровому образу жизни, сформированность потребности в заботе о здоровье.

Третий «блок» культуры здоровья – операциональный.

В него входят умения, навыки, способности, позволяющие человеку самостоятельно заботиться о сохранении и укреплении как своего здоровья, так и здоровья других людей, а также осознание (рефлексия) и обоснование этих умений, навыков, способностей. Значит, этот компонент культуры здоровья характеризует операциональную готовность человека к оздоровительной деятельности.

Четвертый «блок» культуры здоровья – праксиологический – включает в себя типы, образцы, модели реального поведения, средства, влияющие на сохранение и укрепление здоровья.

Речь идет, следовательно, о том, в какой мере для человека характерны, с одной стороны, здоровый образ (стиль) жизни, различные элементы самосохранительного поведения (правильная организация труда и отдыха, сбалансированное питание, регулярные занятия физическими упражнениями и спортом и т. д.), а, с другой стороны, те или иные аспекты поведения, наносящего вред здоровью, в том числе вредные привычки, связанные с курением, употреблением алкоголя, наркотиков и т. п. Важное место в структуре этого «блока» занимает сексуальное поведение, которое существенно влияет на состояние здоровья, особенно репродуктивное здоровье.

Указанные выше компоненты культуры здоровья характеризуют информационную, мотивационную и операциональную готовность человека к заботе о здоровье, а также его включенность в эту оздоровительную деятельность, использование ее различных средств и методов. Уровень этих форм готовности к оздоровительной деятельности, характер и степень ее реального осуществления (образ его жизни), помощь и содействие в сохранении и укреплении здоровья со стороны педагогов, медиков, родителей и других лиц, а также стихийное воздействие социальных факторов (окружающая среда и т. п.) находят свое отображение, имеют своим следствием реальное состояние здоровья человека. Рассматриваемое в этом аспекте, как следствие воздействия указанных выше социокультурных (а не просто природных, биологических, наследственных) факторов, т. е. как результат «культирования», здоровье, безусловно, должно быть отнесено к важным компонентам культуры здоровья. Это – пятый компонент данной культуры, ее результирующий «блок».

Важный компонент культуры здоровья (а, значит, телесной культуры) – здоровый образ и стиль жизни.

Образ жизни – это комплекс взаимосвязанных элементов жизнедеятельности социального субъекта, а стиль жизни – специфичные способы самовыражения представителей различных социокультурных групп, проявляющиеся в их повседневной жизни: в деятельности, поведении, отношениях. «Содержание образа жизни определяется тем, как живут люди, чем заняты, какие виды деятельности и взаимодействия друг с другом заполняют их жизнь… Показателями стиля жизни являются особенности индивидуальной организации приемов и навыков трудовой деятельности, выбор круга и форм общения, характерные способы самовыражения (включая демонстративные черты поведения), специфика структуры и содержания потребления товаров и услуг, а также организации непосредственной социокультурной среды и свободного времени. Это понятие тесно связано с общекультурным понятием моды» [Морфология культуры… 1994, с. 42–43]. Л.П. Додонова на основе системного анализа словосочетания «здоровый образ жизни» предлагает слово здоровый в этом словосочетании заменить на «правильный» [см.: Додонова, 2013]

Особенность здорового образа и стиля жизни состоит в том, что они ориентированы на формирование, сохранение и улучшение здоровья социального субъекта (личности, социальной группы, общества в целом).

Двигательная культура (культура движений). Данный элемент телесной (соматической, физической) культуры человека связан с его двигательной деятельностью (активностью).

Поэтому эту культуру чаще всего обозначают термином «двигательная культура» («культура движений») [см.: Бондаренко, 2008; Колесов, 1983; Коренберг, 1972, 2008; Косяк, 2002; Кузнецов В.В., 1986; Наталов, 1993, 1994; Сейфуллин, 1963; Уткин, 1984; Фадеева, 2009; Шумакова, 2010; Crum, 1989, 1996; Funke, 1989; Größing, 1995; Leist, 1995, 2001]. Иногда используют другие термины, например: «культура двигательной деятельности» [Наталов, 1993, 1994], «телесно-двигательная культура» [см., например: Курысь, Сляднева, Сляднев, 2012].

Данная культура предполагает позитивное ценностное отношение субъекта (индивида, социальной группы, общества в целом) к двигательной деятельности (активности) человека. При этом эта деятельность (активность) оценивается под определенным углом зрения – с точки зрения техники выполнения движений, их целесообразности и эстетичности.

Такой общей характеристики двигательной культуры придерживается большинство исследователей [Бондаренко, 2008; Колесов, 1983; Коренберг, 1972, 2008; Косяк, 2002; Кузнецов В.В., 1986; Сейфуллин, 1963; Уткин, 1984; Фадеева, 2009; Шумакова, 2010; Crum, 1989, 1996; Funke, 1989; Leist, 1995, 2001].

Так, например, по мнению В.Б. Коренберга, «предлагается под двигательной культурой понимать область культуры, обнимающую вопросы, связанные с осуществлением любой двигательной активности, оцениваемой с позиций целесообразности и (или) эстетичности, а также с обучением эффективному осуществлению этой активности. Понятие “двигательная культура” охватывает как область профессиональной двигательной активности (включая профессиональный спорт) и подготовки к ней, так и область искусств, в которых существенны кинематические, динамические и эстетические характеристики телодвижений и движений, и танцы, и всё касающееся осанки и т. п. Двигательная культура охватывает и немаловажные компоненты межиндивидуального общения: пластичность и выразительность двигательного поведения, его соответствие по характеру содержанию общения – имеют большое значение».

В.Б. Коренберг считает целесообразным различать двигательную культуру и культуру движений, хотя предлагаемое им различение проведено не очень четко и складывается впечатление, что под культурой движений понимается определенный компонент двигательной культуры [см.: Коренберг, 2008, с. 11, 12].

Своеобразную трактовку культуры двигательной деятельности дает Г.Г. Наталов, связывая ее со спортом и рассматривая последний как «систему ценностей культуры двигательной деятельности и социальный институт ее развития, распространения и освоения» [Наталов, 1993, 1994].

Центральный элемент двигательной культуры – идеалы, смыслы, нормы и образцы поведения, а также соответствующие знания, интересы и потребности, ориентируясь на которые субъект (индивид, социальная группа, общество в целом) позитивно оценивает технику выполнения движений, их целесообразность и эстетичность.

Двигательной культуре противостоит двигательная антикультура – негативное (отрицательное) ценностное отношение субъекта к указанным параметрам движений человека, т. е. последние не причисляются им к числу ценностей, выступают для него как антиценность.[5]

Двигательная культура имеет сложную структуру. Важным ее компонентом (и показателем) является двигательно-пластическая подготовка.

Ее характеризует комплекс разнообразных качеств:

♦ широта, размах, амплитуда, разнообразие двигательных способностей (и связанных с ними физических качеств);

♦ технически совершенное выполнение двигательных действий, легкость непринужденность выполнения, точность и законченность движений;

♦ уровень развития физических качеств (высокий, средний, низкий);

♦ чувство музыки и ритма в движениях;

♦ красота и пластика «одухотворенного» движения, способность в движениях, жестах, мимике, позах, походке выражать чувства и переживания (например, горделивость, уверенность, лиричность), вызванные музыкой, картинами природы, ситуацией, обстановкой и т. д.;

♦ способность в движениях создавать художественные образы;

♦ творчество, фантазия, изобретательность в демонстрации (проявлении) двигательных способностей и т. п. [см: Бакшева, 2004; Бондаренко, 2008; Голова, 2007; Назаренко, 1999; Назаренко, Игнатьева, 2000; Самойлова, 1985; Сляднева, 2002; Струнина, 2004; Шумакова, 2010].

Двигательно-пластическая подготовка иногда рассматривается как показатель двигательной культуры (культуры движений) в целом.

Е.В. Бондаренко выделяет, например, два основных аспекта (элемента) культуры движений: технику исполнения и художественную ценность движений.

1) Техника исполнения движений:

а) хореография положения тела в пространстве: правильная осанка; технически верная постановка рук и ног; определенные положения тела и его частей в пространстве; определенная форма элементов (прыжков, равновесий, поворотов); там, где необходимо, – прямые ноги, оттянутые стопы, напряженные мышцы;

б) школа движений: точные движения тела и его частей (в определенных плоскостях); соединение ног в заключительной фазе двигательного действия, если не предусмотрено иное положение; законченные движения, в том числе повороты на определенный угол; технически верное исполнение базовых шагов; оптимальная высота прыжка и мягкое приземление; оптимальная амплитуда движений; устойчивое положение; раскрепощенность, свобода в движениях; отсутствие лишних компенсаторных движений (переступания, различных взмахов руками и т. д.).

2) Художественная ценность движений:

а) разнообразие и гармоничность композиции: использование всей площадки; передвижения во всех направлениях; использование трех уровней пространства; выполнение движений во всех направлениях; выполнение движений в различных плоскостях; изменение скорости движений; логичность переходов от движения к движению; динамичность композиции; законченность композиции;

б) музыкальность: гармония музыки и движений; соответствие движений характеру музыки; соблюдение музыкальных фраз; соответствие движений ритмическому рисунку музыки;

в) зрелищность и артистичность: выразительность, эмоциональность, актерское мастерство, проявляющиеся как в мимике, так и в движениях тела, рук, ног, положениях головы; уверенность; контакт со зрителем; оригинальность движений, элементов, соединений, музыки, всей композиции; сюжетный замысел [Бондаренко, 2008, с. 34–35].

Н.Ю. Шумакова к числу качеств и способностей, характеризующих культуру движений, относит:

• выразительность (способность выражать движениями мысль, чувства, настроение);

• ритмичность (соответствие движений ритму музыкального произведения);

• целостность (выполнение движений слитно и плавно с одновременным или последовательным включением всех частей тела);

• естественность (легкость, непринужденность, простота в выполнении упражнений) и техничность (соответствие структуре технических элементов и форме движений) [Шумакова, 2010, с. 305].

Позиция автора данной монографии, опирающаяся на общее понимание телесной культуры, состоит в том, что двигательно-пластическая подготовка является важным, но не единственным элементом культуры движений. Эта культура включает в себя как минимум три «блока»:

♦ информационно-ориентировочный.

♦ мотивационный.

♦ результирующий.

Конкретные показатели этих «блоков» и соответствующие элементы культуры движений можно представить следующим образом.


Основные показатели и элементы двигательной культуры (культуры движений):

1) знания о том, что такое двигательные способности человека, о путях, средствах, методике их формирования и совершенствования (у себя и других) в соответствии с определенными культурными образцами этих способностей;

2) понимание и обоснование значимости двигательных способностей, необходимости их формирования и совершенствования в соответствии с определенными культурными образцами и нормами;

3) стремление (желание) человека определить уровень развития своих двигательных способностей и добиться его повышения в соответствии с определенными культурными;

4) реальная деятельность человека, направленная на выявление уровня развития своих двигательных способностей, разработку и реализацию программы их совершенствования, средства и методы, которые он использует, культурные образцы и нормы, которые служат для него ориентирами, эмоции, которые он проявляет в этой деятельности;

5) результаты данной деятельности, уровень двигательно-пластической подготовки:

♦ широта, размах, амплитуда, разнообразие двигательных способностей (и связанных с ними физических качеств);

♦ технически совершенное выполнение двигательных действий, легкость непринужденность выполнения, точность и законченность движений;

♦ уровень развития физических качеств (высокий, средний, низкий);

♦ чувство музыки и ритма в движениях;

♦ красота и пластика «одухотворенного» движения, способность в движениях, жестах, мимике, позах, походке выражать чувства и переживания (например, горделивость, уверенность, лиричность), вызванные музыкой, картинами природы, ситуацией, обстановкой и т. д.;

♦ способность в движениях создавать художественные образы;

♦ творчество, фантазия, изобретательность в демонстрации (проявлении) двигательных способностей и др.

Е.В. Фадеева предлагает в структуре двигательной культуры выделять три элемента: культуру движений, культура двигательных действий и культуру двигательной деятельности. Однако в статье, где формулируется данное положение, отсутствует четкая и однозначная характеристика этих элементов и их отличие друг от друга [см.: Фадеева, 2009]

Культура телосложения. Данную культуру характеризуют определенные знания, интересы, потребности, связанные с телосложением человека, реальная деятельность, направленная на его коррекцию в соответствии с культурными нормами, и результаты этой деятельности.

Основу культуры телосложения составляет процесс и результаты социокультурной модификации этого параметра тела человека. Имеется в виду позитивное ценностное отношение социального субъекта (индивида, социальной группы, общества в целом) к телосложению и связанная с этим отношением деятельность и ее результаты по развитию и сохранению тех его качеств (параметров), которые признаются в качестве идеалов, эталонов, норм, ценностей.

Данное ценностное отношение включает в себя, как минимум следующие «блоки»: информационно-ориентировочный, мотивационный и результирующий.

Культуре телосложения противостоит антикультура телосложения негативное (отрицательное) ценностное отношение субъекта к телосложению, т. е. последнее не причисляется субъектом к числу его ценностей, выступает для него как антиценность.[6]

По данным ряда исследований, в настоящее время телосложению уделяется мало внимания в процессе физического воспитания учащейся молодежи [см.: Забалуева, 2007].

Таковы основные элементы структуры телесной (соматической, физической) культуры, выделяемые на основе учета социокультурно формируемых параметров тела человека.

По другим основаниям могут быть выделены еще некоторые элементы этой культуры.

Одним из таких оснований является специфика (характер) социального воздействия на тело (физическое состояние) человека.

В этом плане телесную (соматическую, физическую) культуру чаще всего связывают только с сознательным (а нередко даже лишь с воспитательным) воздействием. Автор согласен, однако, с точкой зрения Э.С. Маркаряна, который считает, что преднамеренность, осознанная запрограммированность не являются обязательным условием появления феномена культуры. При этом он ссылается на такие фундаментальные компоненты культуры, как естественные языки или же системы морали, которые не являются преднамеренно созданными продуктами [Маркарян, 1983, с. 273–274.].

В соответствии с этим в телесную (соматическую, физическую) культуру, понимаемую в широком смысле слова, целесообразно включать не только те параметры физического состояния человека, которые являются результатом сознательного (в том числе воспитательного) воздействия социальной среды, но и те, которые стихийно сформированы воздействием социальных факторов. Такой подход позволяет учесть весьма сложную и многоплановую природу социально и культурно модифицируемого процесса физического развития человека. Вместе с тем целесообразно ввести и понятие телесной (физической) культуру в узком смысле, которое охватывает не все социально формируемые особенности тела человека, его физического состояния, а лишь те из них, которые являются результатом деятельности человека, направленной на их сознательное изменение в нужном направлении.

Следует иметь в виду также, что в соответствии с изложенной выше концепцией, телесная (физическая) культура охватывает как позитивное, так и негативное (применительно к определенным социальным условиям) воздействие социальной среды на тело (физическое состояние) человека.

Другое дело, что в зависимости от характера этих воздействий сама эта культура приобретает позитивное или негативное социальное значение. Аналогичным образом в настоящее время оцениваются и другие явления культуры. Общепринято, например, отмечать противоречивый характер современной культуры, наличие в ней и прогрессивных, и реакционных элементов.

1.7. Значение телесной культуры и ее взаимоотношение с другими элементами культуры

Для правильного понимания телесной (физической, соматической) культуры важно учитывать ее взаимоотношение с другими элементами культуры.

Эту культуру прежде всего следует отличать от психической культуры, в основе которой социокультурно сформированная не телесность человека, а его интеллект, воля, память, внимание и другие психические качества и способности человека.

Конечно, важно учитывать и связь телесной (физической) культуры с другими элементами культуры.

Так, взаимосвязь определенных параметров телесности с психикой служит основанием для выделения такого элемента культуры, как «психофизическая культура» [Родионов, 1996].

Но взаимосвязь различных элементов (форм) культуры предполагает их относительную самостоятельность, различие, а не тождество, которое им иногда приписывается.

Так, Н.Н. Визитей, исходя из правильного положения о том, что «культура – это целостный феномен», делает следующий вывод: культура «всегда есть физическая культура» [Визитей, 2009, с. 41] и более того – «то, что мы называем физической культурой, есть фактически определенное сущностное единство и нравственной, и эстетической, и интеллектуальной, и деятельно-практической (собственно физической) культуры» [Визитей, 1989, с. 43–44]. На ошибочность такого понимания физической культуры указывает и В.Б. Коренберг: «Конечно, в общей культуре социума отдельные ее части во многом тесно взаимосвязаны, переплетены на тех или иных явлениях. Так что разные области культуры как бы “делят ответственность” за те или иные социальные явления и сферы. Тем не менее разные области культуры нужно как-то разграничить между собой… Необходимо четко и разумно очертить границы между физической культурой как частью общей культуры и остальными ее частями, не претендовать на “чужую территорию“. Аморфность, размытость предмета физической культуры отнюдь не способствует плодотворной работе в этой области и в первую очередь становлению ее полноценного теоретического обеспечения. Но зато очень способствует спекулятивным, непродуктивным претензиям и спорам» [Коренберг, 2008, с. 10, 11].

Иногда встречаются попытки различения и даже противопоставления телесной (физической) и духовной культуры [см., например: Маркарян, 1983, с.75].

Вот пример: «Уход, улучшение, облагораживание телесно-душевно-духовных сил, склонностей и способностей человека, а также степень их развития; соответственно различают культуру тела, культуру души и духовную культуру» [Новейший философский словарь, 2006, с. 322].

При таком подходе телесная (физическая) культура лишается своего духовного содержания и сводится только к физическому, телесному, материальному. Но ведь телесное, физическое, как уже отмечено выше, становится элементом культуры лишь в той мере, в какой оно подвергается процессу социализации и «окультуривания», а эти процессы осуществляются на основе определенных установок, ценностных ориентаций и других компонентов духовного мира человека.

В связи с этим снова можно вспомнить Гегеля, который, рассматривая разнообразные примеры сознательного изменения человеком своего тела, подчеркивал, что «у действительно культурных людей изменение фигуры, способа держать себя и всякого рода внешних проявлений имеет своим источником высокую духовную культуру» [Гегель, с. 34]. На неразрывную связь духовной культуры и культуры тела (телесности) обращает внимание и известный психолог П.П. Зинченко: «… вовлечение живого движения, действия, деятельности, поступка в сферу анализа духовного организма представляет собой учет в этом организме и человеческой телесности, выступающей в своих облагороженных духом, культурных, а не только в природных формах» [Зинченко, 1991, с. 144]. И.М. Быховская справедливо подчеркивает, что «физическая культура – это не область непосредственной “работы с телом”, хотя именно телесно-двигательные качества человека являются предметом интереса в этой области. Как и всякая сфера культуры, культура физическая – это прежде всего работа с духом человека, его внутренним, а не внешним миром…» [Быховская, 1996а, С. 14].

Поэтому от телесной (физической) культуры следует отличать не духовную, а, как отмечено выше, психическую культуру. И когда телесную (физическую) культуру противопоставляют духовной культуре, то при этом смешивают последнюю с психической культурой.

Телесную (физическую) культуру ошибочно относить и к одной лишь сфере материальной культуры или, напротив, только к области духовной, равно как и рассматривать ее в качестве некоего вида культуры, отличного от таких ее форм, как материальная и духовная культура. Такое ее понимание встречается в некоторых работах [см., например: Давидович, Жданов, 1979, с. 196–197; Каган, 1974, с. 201; Коган, 1984, с. 199, 207; Спорт, молодежь, воспитание, 1985, с. 37; Тощенко, 1983, с. 121].

Значение телесной культуры определяется комплексом указанных выше многообразных и важных функций, которые тело человека способно выполнять в жизнедеятельности человека.

Таковы основные положения концепции телесной (соматической, физической) культуры в общетеоретической концепции комплексного физического воспитания.

1.8. Понятие социализации и воспитания

Под социализацией в социологии и педагогике общепринято понимать процесс, продолжающийся в течение всей жизни человека, в ходе которого он усваивает верования, установки, обычаи, ценности, ожидания, свойственные определенной культуре, процесс интеграции индивида в общество, в различные типы социальных общностей (группу, социальный институт, социальную организацию), приобщения его к социальным ролям, функциям, нормам, культурным ценностям, формирования соответствующих способностей, знаний, умений, интересов, потребностей, ценностных ориентаций и т. д., другими словами, всех тех качеств, которые необходимы для включения в систему общественной жизни, для активной, творческой социальной деятельности в обществе [см.: Андреева, 1980; Кон, 1967; Goslin, 1969; Handbook of Socialization… 1969; Hardman, 1997].

В структуре социализации выделяют три основных элемента:

1) стихийные (спонтанные, ненамеренные,) воздействия на человека социальной среды (например, профессии, жилищных условий и т. п.);

2) педагогическую деятельность – сознательно, целенаправленно организуемый (например, родителями, учителем, тренером и т. п.) процесс передачи и усвоения социального опыта, предполагающий активное участие самого воспитуемого, создание соответствующих условий («воспитательной среды»), использование педагогических средств (информирование, убеждение, пример и т. п.), посредством которых стараются приобщить индивида к миру ценностей культуры, содействовать формированию у него желаемых социальных качеств – знаний, умений интересов, ценностных ориентаций, норм поведения и т. д.;

3) собственную активность индивида по освоению социального опыта, формированию желаемых качеств и способностей [Андреева, 1980; Кон, 1967; Момов, 1975; Столяров, 2004].

Важное значение для характеристики педагогической деятельности имеет понятие «воспитание» и связанные с ним понятия «образование» и «обучение».

Понятие воспитания неоднозначно трактуется в научной литературе.

Т.А. Ильина выделяет, например, четыре смысла, которые разные исследователи придают термину «воспитание». Воспитание понимают:

– в широком социальном смысле, когда речь идет о воздействии на человека социума в целом и всей окружающей действительности;

– в широком педагогическом смысле, когда имеется в виду целенаправленная деятельность, охватывающая весь учебно-воспитательный процесс;

– в узком педагогическом смысле, когда под воспитанием понимается специальная воспитательная работа;

– в еще более узком значении, когда имеется в виду решение определенной задачи, связанной, например, с формированием нравственных качеств (нравственное воспитание), эстетических представлений и вкусов (эстетическое воспитание) и т. п. Другими словами, термин в этом случае обозначает участок приложения воспитательных усилий [Педагогика, 1983, с. 7–8].

Столь же неоднозначно понимается взаимоотношение воспитания с образованием и обучением.

Иногда под воспитанием (образованием, обучением) понимается вся педагогическая деятельность в целом, в соответствии с чем термины «воспитание», «образование» и «обучение» рассматриваются как синонимы.

Наряду с этим существует другая интерпретация данных терминов и соответствующих понятий: воспитание, образование и обучение рассматриваются как тесно связанные между собой, но все различные элементы педагогической деятельности. При такой интерпретации они понимаются не в широком, а в узком значении (смысле).

В понимании взаимоотношения воспитания с образованием и обучением автор данной книги исходит из того обоснованного в научной литературе положения, что педагогическая деятельность может иметь своей целью формирование и совершенствование у индивида:

♦ знаний;

♦ мотивов, интересов, потребностей, установок, ценностных ориентаций, эмоций и других аналогичных образований;

♦ различных качеств и способностей человека, его умений и навыков осуществлять определенную деятельность, выполнять определенные функции;

♦ реального поведения человека, различных форм его деятельности, образа (стиля) жизни [Зеленов, 1985, 1988б; Зеленов, Дахин, Ананьев Ю.В., Кутырев, 1993; Столяров, 2000, 2002в, 2011 г].

На основе этого можно выделить соответствующие взаимосвязанные элементы педагогической деятельности:

1) деятельность, ориентированную на формирование знаний – обозначается термином «образование»;

2) деятельность, ориентированную на формирование умений, навыков, способностей, проявляемых в реальном поведении, в различных формах деятельности, образе жизни – «обучение»;

3) деятельность, ориентированную на формирование мотивов, интересов, установок, ориентаций и т. п. – «воспитание».

В данной системе понятий (на основе указанного использования терминов «образование, «воспитание» и «обучение») образование понимается как педагогическая деятельность по формированию (коррекции) знаний, которые могут выступать в различных формах, в том числе как ощущения, восприятия, представления, понятия, суждения, мнения, гипотезы, концепции, теории и т. д. Система знаний определяет информационную готовность личности к деятельности. Образование призвано решить две главные задачи:

а) обеспечить теоретический уровень отдельных знаний, характеризующих культуру личности;

б) сформировать систему (а не разрозненную совокупность) такого рода знаний.

Обучение выступает как педагогическая деятельность по формированию (коррекции) системы умений, навыков, способов, методов действия, которые характеризуют операциональную готовность личности к деятельности, а также ее реальное поведение, различные формы деятельности, образ жизни.

Наконец, воспитание рассматривается как педагогическая деятельность, ориентированная на формирование (коррекцию) мотивационной системы личности: ее влечений, желаний, стремлений, мотивов, интересов, установок, ценностных ориентаций, целей, программ деятельности и т. п. Оно призвано содействовать превращению стихийного, неосознанного настроя личности на определенную деятельность во все более осознанные ее установки, программы жизни и деятельности, в ее внутренние мотивы и побуждения и тем самым формированию мотивационной готовности к деятельности [Зеленов, 1985, с. 11–12; 1988б, С. 10–13].

Значит, главная цель воспитания – приобщение воспитуемых в специально организуемых условиях педагогической среды к миру ценностей культуры. Эти ценности выступают как идеалы, смыслы, символы, нормы, образцы поведения и т. п., которые определяют характер и направленность различных форм и областей деятельности человека, социальных отношений.

«Приоритетной сферой развития личности, – замечает по этому поводу Е.В. Бондаревская, – является ценностно – смысловая. Это означает, что воспитание, претендующее на управление развитием личности, должно иметь целью и главным предметом воспитательной деятельности ценностно – смысловое развитие ребенка. Таким образом, воспитание следует рассматривать как смыслопорождающий процесс» [Бондаревская, 2004, с. 134].

«Самое краткое и точное определение воспитания, – пишет М.С. Каган, – формирование системы ценностей человека, с ее специфическим содержанием и иерархической структурой. Тем самым оно отличается и от образования как процесса передачи знаний, и от обучения как способа передачи умений, и от управления как подчинения индивида социальным нормам» [Каган, 1997, с. 176].

Б.М. Бим-Бад и В.А. Петровский также рассматривают воспитание как приобщение к кругу общечеловеческих ценностей: воспитание предполагает усвоение ценностей, что ведет к формированию личностного, субъективного смысла («значения для меня»), того, что усваивается в ходе обучения [Воспитатели и дети, 1994, с. 7–8].

По мнению Г.В. Корнетова, воспитание – это «целенаправленно организованный процесс развития ценностно-мотивационной (эмоциональной) и нравственно – практической (волевой) сфер человека, его отношения к окружающему миру, к себе и к другим людям» [Корнетов, 2004, с. 92].

В соответствии с изложенным выше, основные направления и задачи педагогической деятельности можно представить следующим образом (см. Таблицу 2).


Таблица 2


Основные направления и задачи педагогической деятельности


Образование, обучение и воспитание (понимаемые в узком смысле) представляют собой элементы единой, целостной системы – педагогической деятельности, в рамках которой они тесно связаны друг с другом. Важную роль в обучении играют знания, формирование которых составляет главную задачу образования. Воспитание также во многом базируется на образовании, выступает как механизм превращения знаний в убеждения, во внутренние установки личности. Вместе с тем воспитание, формируя эти установки, оказывает самое существенное влияние на процесс формирования знаний и умений личности.

Однако, как уже отмечено выше, термины «воспитание», «образование» и «обучение» можно использовать (и чаще всего используются) не только в узком, но и в широком значении – для обозначения педагогической деятельности в целом, т. е. ориентированной на формирование (коррекцию) всех качеств личности – знаний, умений, навыков, способностей, интересов, потребностей, ценностных ориентаций и т. д. [Столяров, 2002в, С. 91]. В последующем тексте данные термины будут использоваться именно в таком широком значении (если, конечно, не указывается, что они понимаются в узком значении).

Из отмеченного выше вытекает, что социализацию ошибочно отождествлять с педагогической деятельностью, обозначаемой терминами «воспитание», «обучение» и «образование», как это нередко делается. Такое отождествление неправомерно. Воспитание (равно как обучение и образование) подразумевает целенаправленное воздействие на личность с использованием педагогических средств, посредством которых индивиду сознательно стараются привить желаемые социальные качества – знания, умения, интересы, ценностные ориентации, нормы поведения и т. д. Социализация же «наряду с воспитанием включает ненамеренные, спонтанные воздействия, благодаря которым индивид приобщается к культуре и становится полноправным и полноценным членом общества» [Кон, 1988, с. 134]. «Социализация – это общий механизм социального наследования, охватывающий и стихийные воздействия среды, а воспитание и обучение являются организованными и целенаправленными механизмами передачи и усвоения социального опыта» [Момов, 1975, c. 49].

1.9. Гуманистическая интерпретация социализации и воспитания

Возможны различные подходы к пониманию сущности воспитания и процесса социализации личности в целом.

Гуманистический подход к этому процессу сформировался в рамках того направления в теории личности, которое обозначают термином «гуманистическая психология» (его называют также психологией «третьей силы» или «развития потенциала человека»). Существенное влияние на развитие этого направления оказали такие философы и психологи, как Эрих Фромм, Гордон Олпорт, Карл Роджерс, Джордж Келли, Жан-Поль Сартр, Виктор Франкл и Ролло Мей. Однако в наиболее развернутой форме ее представил Абрахам Х. Маслоу (1908–1970).

Хотя взгляды сторонников гуманистической психологии составляют широкий спектр, им присущи общие черты [Хьелл, Зиглер, 2001, гл. 10]. В качестве исходного в рамках данной концепции принимается положение философии экзистенциализма об ответственности человека за свои действия, о возможности для него делать выбор среди предоставленных возможностей, о том, что человек является главным архитектором своего поведения и жизненного опыта. Люди рассматриваются как активные творцы собственной жизни, обладающие свободой выбирать и развивать стиль жизни. Эта свобода ограничена только физическими или социальными воздействиями [Сартр, 1989].

Поэтому сторонники гуманистического подхода считают ошибочным рассматривать личность как пассивный продукт социальных влияний, а саму социализацию как процесс его адаптации к обществу, его традициям, нормам и ценностям культуры. Они исходят из того, что человек активно участвует в этом процессе и не только адаптируется к обществу, но и влияет на свои жизненные обстоятельства и на самого себя. Тем самым социализация понимается как «двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей, с другой стороны (часто недостаточно подчеркиваемой в исследованиях), процесс активного воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду» [Андреева, 1980, с. 335].

Для представителей гуманистической психологии и других сторонников гуманистической концепции воспитания характерно также позитивное отношение к человеку, вера в его силу и позитивность личностного потенциала. Они выдвигают на передний план идею свободного развития личности, полной ее самоактуализации (A. Маслоу, В. Франкл, К. Роджерс, Э. Фромм), выражающейся, например, в осуществлении индивидуальных смыслов личности (В. Франкл), а также создания «помогающих отношений» (К. Роджерс) для достижения этих целей.

Еще один важный принцип гуманистической теории личности – признание приоритета творческой стороны в человеке. А. Маслоу рассматривает творчество как неотъемлемое свойство природы человека, как черту, потенциально присутствующую во всех людях от рождения. Это качество проявляется во всех формах самовыражения и не требует специальных талантов. Но в результате «окультуривания» (прежде всего под влиянием определенным образом сфокусированного образования) оно может быть утрачено [Maslow, 1987].

К. Роджерс, феноменологическая теория личности которого также лежит в русле гуманистического направления в персонологии, обосновывал положение о том, что важнейший мотив жизни человека – тенденция актуализации – тенденция максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы, «развивать все свои способности, чтобы сохранять и развивать личность». Наиболее необходимым аспектом этой тенденции является стремление человека к самоактуализации, под которой К. Роджерс понимал процесс реализации человеком на протяжении всей жизни своего потенциала с целью стать «полноценно функционирующей» личностью. Термином «полноценно функционирующий» он обозначал людей, которые используют свои способности и таланты, реализуют свой потенциал и движутся к полному познанию себя и сферы своих переживаний [Rogers, 1961].

Таким образом, идея самореализации, саморазвития, самосовершенствования, самоутверждения[7] – одна из важнейших идей гуманистического подхода к воспитанию.

Эту идею органично дополняет концепция самотрансценденции. Речь идет о необходимости выхода человека за пределы своего Я, о его направленности на других людей и в целом на какие-то иные социальные явления, нежели он сам. На важное значение такого дополнения указывали представители гуманистической психологии, подчеркивая, что самоактуализация может быть осуществлена лучше всего через увлеченность значимой работой (А. Маслоу), что в служении делу или в любви к другому человек осуществляет сам себя (В. Франкл) и что утверждение собственной жизни, счастья, развития, свободы человека коренится в его способности любить (Э. Фромм).

Как отмечает А.А. Реан, «возможно, действительно целью человеческого существования является одновременно собственное совершенство и счастье окружающих. В то время как обратное утверждение неприемлемо, поскольку формулирование в качестве цели “личного счастья” ведет к эгоцентризму, а стремление к “совершенствованию других” не может принести ничего, кроме неудовлетворенности (И. Кант)». Поэтому, подчеркивает он, нецелесообразно «категоричное противопоставление самотрансценденции и самоактуализации как двух альтернатив… Сила гуманистического подхода и перспективы его развития состоят в органичном соединении этих двух идей» [Реан, 2004, с. 331]. Изложенная выше гуманистическая концепция целостного развития личности, модель здорового, полноценного, самоактуализирующегося человека, которую разработал А. Маслоу, и дополняющие ее идеи других сторонников гуманистической психологии определяют гуманистическое понимание цели воспитания (социализации в целом), а также задают тот идеал, образец, на который должен ориентироваться не только педагог в своей воспитательной деятельности, но и воспитуемый в процессе самовоспитания, саморазвития, самоутверждения.

Существенные коррективы в понимание гуманистических задач воспитания. вносит концепция культуры мира. Она диктует необходимость воспитания человека, «способного к сопереживанию, готового к свободному, гуманистически ориентированному выбору и индивидуальному интеллектуальному усилию, уважающего себя и других, терпимого к представителям других культур и национальностей, независимого в суждениях, открытого для иного мнения и неожиданной мысли» [Краевский, 2001, с. 211].

Важные качества человека-гуманиста нашей эпохи, которые должны формироваться в процессе воспитания, определены в ряде международных документов ЮНЕСКО и Европейского Совета. В них отмечается, что современный человек – это гибкая в своем развитии личность, способная самостоятельно рефлексировать новые социально-экономические запросы и управлять с их учетом своим собственным развитием; это человек думающий, человек делающий, человек адаптирующийся. Это также широко образованный и всесторонне информированный человек, но его образованность основывается не на простом накоплении знаний, а на умении добывать и перерабатывать новую информацию в соответствии с осознаваемыми потребностями; это человек с развитым самостоятельным и творческим мышлением. Система воспитания должна заложить в человеке основу для будущей профессиональной мобильности, выработать в нем готовность в случае смены вида труда мгновенно включаться в новый трудовой процесс, способствовать оптимальному развитию способностей к организации и планированию, психологической совместимости, способности к сотрудничеству в разных группах, ответственности и компетентности, готовности принимать решения и осуществлять их.

Важное значение для реализации гуманистического подхода в процессе воспитания имеет соблюдение принципов гуманистической педагогики, определяющих отношение педагога к ученику[8].

К числу таких принципов обычно относят следующие:

♦ усиление внимания к ученику, уважение к его личности как высшей социальной ценности; личность ученика – приоритетный субъект, цель образовательной системы, а не средство достижения какой-либо отвлеченной цели;

♦ превращение ученика из объекта социально-педагогического воздействия педагога в субъекта активной творческой деятельности на основе обращения к внутреннему мира ребенка, раскрытия возможностей его саморазвития, формирования у него внутренних мотивов к самосовершенствованию и самопреодолению; личностно-гуманный подход педагога к ученикам предусматривает, что его задача состоит в первую очередь в том, чтобы найти, поддержать, развить человека в человеке, заложить в нем механизмы самореализации, саморазвития, взаимопонимания, общения, сотрудничества, создать благоприятные условия для развития способностей детей и возможностей самоопределения;

♦ формирование мотивации на целостное развитие личности;

♦ образование – не просто овладение учащимися знаниями, умениями, навыками и подготовка их к жизни; это прежде всего становление человека, обретение им неповторимой индивидуальности, духовности, творческого начала;

♦ создание условий для становления способностей индивида, делающих его личностью, – культуры нравственного выбора, рефлексивных механизмов поведения, определения и реализации своего «Я» в избранной творческой сфере, его автономии и свободы, готовности принимать ответственные решения;

♦ гуманитарная функция образования, суть которой состоит в сохранении и восстановлении экологии человека: его телесного и духовного здоровья, смысла жизни, личной свободы, нравственности;

♦ наличие в содержании образования следующих компонентов: аксиологического (введение учащихся в мир ценностей и оказание им помощи в выборе личностно значимой системы ценностных ориентаций); когнитивного (формирование научных знаний о человеке, культуре, истории и т. д.); деятельностно-творческого (формирование и развитие разнообразных способов деятельности, творческих способностей, необходимых для самореализации личности в трудовой, научной, художественной, спортивной и других видах деятельности); личностного (развитие самопознания, рефлексивной способности, овладение способами самосовершенствования);

♦ личностная активность ученика, которая возникает лишь в том случае, если: а) содержание образования вводится в учебную ситуацию в виде задачи, обладающей для него смысловой значимостью; б) содержание и процесс его усвоения приобретают форму диалога субъектов, культур; в) учебная деятельность реализуется как саморазвивающаяся, как игра (контекстная задача актуализирует функции смыслообразования и ответственности, диалог – рефлексии и автономности поведения, игра – креативности, свободы выбора, самореализации);

♦ индивидуализацию в педагогической работе на основе получения и учета информации о состоянии здоровья, уровне физической подготовленности, индивидуальных психологических особенностях учеников и т. д. [Алексеев Н.А., 1996; Балашов М.М., Лукьянова, 1999; Бондаревская, 1997, 2004;; Вяткин, Кармаев, Капичникова, 1999; Давыдов, 1996; Краевский, 2001, 2003; Крюкова, 1999; Лебедев, Филиппова Л.В., 1992; Лебедев, Филиппова Л.В., Столяров, 1997 г; Подласый, 2001; Рожков М.И., Байбородова, 2001; Селевко, 1998; Сериков, 1994; Стратегия воспитания… 2004; Якиманская, 2000; Якимович, 2002].

С учетом этих принципов в современной педагогике выделяют два противоположных подхода педагога с точки зрения его отношения к своим ученикам и позиции в педагогическом процессе: традиционный («императивный», по терминологии Ш.А. Амонашвили) подход (авторитарная педагогика) и гуманистический подход (личностно-центрированная, личностно-ориентированная, личностно-гуманная, личностно-развивающая педагогика).

Традиционный («императивный») подход преследует две цели – дать знания, умения, навыки и обеспечить адаптацию к требованиям общества; ученики выступают в качестве некоего «сырья», т. е. объекта формирующих воздействий. Педагогические задачи решаются без учета личностных особенностей и потребностей учеников. Педагог в данном случае уверен, что ученик обязательно будет ему сопротивляться, а потому его необходимо принудить к учению строгими требованиями, императивами.

Иным является гуманистический (личностно-гуманный) подход. Важнейший его компонент – личностный подход к воспитанию. Он предполагает, что личность ученика выступает как главная цель социализации и воспитания, как «самостоятельная ценность», а не как средство достижения каких бы то ни было целей. При этом подходе учитываются не только возрастные нормы развития, свойства темперамента и характера, но и основные личностные качества ученика (направленность личности, её ценностные ориентации, доминирующие мотивы и т. д.). Воспитание соизмеряется с особенностями личности воспитанника, адаптируется к интересам, способностям, эмоционально-ценностным отношениям и другим составляющим неповторимого психологического склада его личности. Воспитатель оптимистически мыслит об учениках, относится к ним как к самостоятельным субъектам, способным учиться не по принуждению, а добровольно, по собственному желанию и свободному выбору. Он стремится оказать им помощь в самопознании, самореализации, самоактуализации. Особое внимание уделяется позиции педагога как фасилитатора, т. е. его способности к эмпатии, свободы от оценок, заинтересованности в партнере по общению не формально, а на глубоком личностном уровне. Такая позиция педагога предполагает, что он не выполняет функцию ментора, который всегда знает, что лучше для его ученика. Его искренняя заинтересованность, дружелюбие, открытость позволяют создать ситуацию неформальности, обеспечить психологический климат, необходимый для творчества, сотрудничества, самораскрытия, самовыражения.

Основная задача педагога на основе гуманистического подхода – помочь воспитуемому обрести личностный смысл поступков, оказать помощь в личностном росте. Как отмечает Е.В. Бондаревская, цель педагогической деятельности – «не сформировать и даже не воспитать, а найти, поддержать, развить человека в человеке и заложить в нем механизмы самореализации, саморазвития, адаптации, саморегуляции, самозащиты, самовоспитания и другие, необходимые для становления самобытного личностного образа, диалогичного и безопасного взаимодействия с людьми, природой, культурой, цивилизацией» [Бондаревская, 1997, с. 13].

Объектом педагогической деятельности на основе личностно-гуманного подхода является здесь не только и не столько сам ученик, сколько те условия, которые необходимо создать учителю и остальным участникам образовательного процесса для развития ученика (его активности, самостоятельности, инициативы, интересов), для формирования его субъектной позиции и организации способствующей этому образовательной среды. «Создаваемая педагогом воспитательная среда способствует проявлению у воспитуемых личностных функций: избирать, оценивать, выражать свою позицию, рефлексировать собственное поведение, самостоятельно принимать решение» [Киселева, 2004, с. 60].

Характер взаимоотношений педагога со своими учениками проявляется в стиле его деятельности. Общепринятой классификацией стилей педагогического общения является их деление на авторитарный, демократический и попустительский. При авторитарном (монологическом) стиле общения педагог единолично решает все вопросы, касающиеся жизнедеятельности своих учеников. Исходя из собственных установок, он субъективно оценивает результаты своей деятельности и деятельности учеников, определяет цели взаимодействия с ними. Для авторитарного стиля общения характерна тактика диктата и опеки. Педагоги, придерживающиеся этого стиля общения, не позволяют ученикам проявлять самостоятельность и инициативу, акцентируют внимание на их негативных поступках, не принимают во внимание мотивы этих поступков. Попустительский (анархический, конформный) стиль общения характеризуется стремлением педагога минимально включаться в деятельность, что, как правило, объясняется снятием с себя ответственности за ее результаты. Такие педагоги стремятся формально выполнять свои функциональные обязанности. Следствием подобной тактики является отсутствие должного контроля за деятельностью учеников и динамикой развития их личности. Альтернативой этим стилям общения является демократический (диалогический) стиль участников педагогического взаимодействия, при котором педагог ориентирован на повышение роли своих учеников во взаимодействии, на привлечение каждого из них к решению общих дел. Особенностями этого стиля являются взаимоприятие, взаимоориентация. Для педагогов, придерживающихся диалогического (демократического) стиля, характерны: активно-положительное отношение к ученикам; адекватная оценка их возможностей, успехов и неудач; глубокое понимание их целей и мотивов поведения; умение прогнозировать развитие личности и т. д. В реальной педагогической практике, естественно, чаще всего имеют место «смешанные» стили общения [см.: Иванов В.Д., Иванова Е.В., Иванова А.В., 2003; Климов, 1969; Лобанов, 2000; Маркова, 1998].

Изложенная выше система понятий позволяет дать характеристику телесного воспитания и ввести соответствующее понятие.

1.10. Понятие телесного воспитания

Формирование телесной культуры в процессе социокультурной модификации тела человека происходит под воздействием двух факторов.

Первый фактор – стихийное (спонтанное, ненамеренное) воздействие социальной среды (например, профессии человека, условий его труда, отдыха, учебы, жилья и т. д.).

Второй фактор – сознательная, целенаправленная деятельность по формированию, коррекции и совершенствования тех или иных параметров (физической подготовленности, здоровья, телосложения и др.) тела человека. Создаются разнообразные специализированные социокультурные телесные практики, чтобы придать телу (тем или иным его параметрам) желаемый облик, тем более, что стихийное воздействие на него социальной среды может быть не только позитивным, но и негативным. Важное место в структуре данной деятельности занимает педагогическая деятельность. «На протяжении развития человечества создавались специализированные социокультурные практики по преобразованию телесно-двигательных качеств человека: афинская и спартанская системы физического воспитания; рыцарская система военно-физической подготовки; немецкая, шведская, сокольская системы гимнастики; йога; ушу; цигун и т. д.» [Мухамитянов, 2008, с. 11]. Б.В. Марков, характеризуя процесс «всесторонней культивации тела», к числу средств культивирования телесности, управления телом относит «практики дрессуры и дисциплины тела», подвижные игры и танцы, раскраску и татуировку, выработку манер и жестов, контроль над аффектами, телесные наказания, диету и т. д. [Марков, 1999, с. 14–15].

В содержательном плане можно выделить следующие существенные характеристики этой педагогической деятельности.

Во-первых, она имеет специфическую целевую установку: формирование и совершенствование тела человека, его физического состояния в нужном (обществу и личности) направлении в соответствии с определенными знаниями, культурными традициями, образцами, идеалами, нормами и т. д., т. е. телесной (соматической, физической) культуры. Этим данная разновидность педагогической деятельности отличается от других форм этой деятельности, имеющих целью формирование и коррекцию других параметров человека, его личностных качеств (например, интеллекта, нравственных норм поведения, форм общения и т. д.), элементов культуры.

Во-вторых, к числу ее важных особенностей относятся также используемые средства: физические упражнения, спортивная деятельность, туризм, рациональный режим труда, отдыха, питания, естественные силы природы и т. п. (см. ниже). Этим данная педагогическая деятельность отличается от других видов сознательного, целенаправленного воздействия на тело человека, предусматривающих использование иных средств (допустим, хирургических или средств генной инженерии).

В терминологическом плане при анализе педагогической деятельности как элемента процесса социокультурной модификации тела человека, возникают существенные трудности.

В научных публикациях (как отечественных, так и зарубежных) эту деятельность чаще всего называют «физическим воспитанием».

Но нередко термину «физическое воспитание» придается иное значение, связанное с другой интерпретацией соответствующего понятия. А именно, физическое воспитание рассматривается как сознательная целенаправленная деятельность по использованию лишь одного средства – особых форм двигательной активности (физических упражнений, «физкультуры», «физкультурной деятельности»), но не только для физического совершенствования, а и других социокультурных задач [см., например: Николаев, 1998б, С. 135; Решетнева, 2007а, С. 333; Kunicki, 1984, р. 36]. Такое двойственное понимание физического воспитания во многом связано с тем, что оно трактуется как педагогическая деятельность, ориентированная на формирование физической культуры, а последняя, как отмечено выше (см. 1.1), понимается неоднозначно.

В данной ситуации вновь возникает потребность в применении логической процедуры экспликации понятий, дополняемой авторской технологией введения понятий.

Применительно к обсуждаемой проблеме такой логико-методологический подход предполагает:

1) сохранение термина «физическое воспитание» в понятийном аппарате общей теории комплексного физического воспитания, так как этот термин прочно закрепился в научной терминологии;

2) устранение его аморфности, неопределенности и многозначности путем уточнения и придания строго однозначного значения;

3) введение новых терминов (и соответствующих понятий), которым придаются другие значения термина (понятия) «физическое воспитание».

В соответствии с этой процедурой в системе понятий общей теории комплексного физического воспитания термин «физическое воспитание» сохраняется, но используется для обозначения только той педагогической деятельности, которая связана с процессом социокультурной модификации тела человека и ориентирована на формирование телесной (соматической, физической) культуры.

Чтобы подчеркнуть этот аспект значения данного термина и исключить возможность его другой интерпретации, он дополняется термином – «телесное (соматическое) воспитание». В результате получается тройной термин – «телесное (соматическое, физическое) воспитание». Конечно, это не совсем удобный вариант. Но вместе с тем он позволяет избежать отмеченной выше многозначности термина «физическое воспитание», а также возможных трудностей в переводе используемых терминов (в некоторых языках слова «физическое» и «телесное» переводятся одним и тем же словом). Термины «телесное воспитание» и «соматическое воспитание» используют и другие авторы [см., например: Иванов И.В., 2007, 2010]. Иногда телесное воспитание отождествляется с двигательным воспитанием [см., например: Астафьев, 2009, с. 21].

Для реализации указанной логико-методологической процедуры к введению понятия физического воспитания наряду с термином «телесное (соматическое, физическое) воспитание» будет введен (см. главу 2) новый термин (и понятие) «физкультурно-двигательное воспитание» которому придается одно из значений, присущих многозначному термину «физическое воспитание».

Итак, для характеристики педагогической деятельности, которая является элементом процесса социокультурной модификации тела человека, в системе понятий общей теоретической концепции комплексного физического воспитания, вводится понятие «телесное (соматическое, физическое) воспитание».

Под телесным (соматическим, физическим) воспитанием понимается такая педагогическая (сознательная, целенаправленная) деятельность, существенными для которой являются:

1) особая целевая установка: формирование и совершенствование тела человека, различных параметров его физического состояния в нужном (обществу и личности) направлении в соответствии с определенными знаниями, культурными традициями, образцами, идеалами, нормами и т. д.;

2) используемые средства: физические упражнения, спортивная деятельность, туризм, рациональный режим труда, отдыха, питания, естественные силы природы и т. п.

Следует обратить внимание на различие в обсуждаемой теории понятий «физическое воспитание» и «комплексное физическое воспитание».

Первое понятие по своему смыслу совпадает с понятием «телесное (соматическое) воспитание» и характеризует только педагогическую деятельность, являющуюся элементом процесса социокультурной модификации тела человека.

Второе понятие, как отмечено выше, характеризует не только эту, но и две другие формы педагогической деятельности: одна из них связана с личностной (физкультурной) двигательной активностью, а другая – со спортом. Эти ее формы будут анализироваться ниже (см. главы 2 и 3).

В течение длительного времени физическое воспитание понималось как целенаправленная деятельность по формированию физических качеств и двигательных способностей человека. Иногда указывалось и на необходимость формирования знаний, связанных с этими способностями.

Так, А.Д. Новиков Л.П. Матвеев характеризовали физическое воспитание как вид воспитания, «… который характеризуется всеми общими признаками педагогического процесса … либо осуществляется в порядке самовоспитания». Специфика этого процесса заключается в формировании двигательных навыков и развитии физических качеств Образовательную сторону физического воспитания, по их мнению, представляет деятельность, направленную на построение движений и формирование знаний, связанных с рациональным использованием изученных движений в жизни. Суть воспитания физических качеств «… заключается в управлении их развитием» [Теория и методика… 1979, с. 5, 6].

В более поздней работе Л.П. Матвеев также выделяет в физическом воспитании две стороны: физическое образование и воспитание физических качеств. Физическое образование представляет собой «… системное освоение человеком в процессе специального обучения рациональных способов управления своими движениями, приобретение таким путем необходимого в жизни фонда двигательных умений, навыков и связанных с ними знаний» [Введение… 1983, с. 13].

Аналогичные характеристики физическому воспитанию он дает и в других работах: педагогическая деятельность – «процесс, обеспечивающий направленное формирование двигательных навыков и развитие так называемых физических качеств человека, совокупность которых в решающей мере определяет его физическую дееспособность» [Матвеев Л.П., 1984а, С. 69]; «физическое воспитание представляет собой процесс обучения двигательным действиям и воспитания свойственных человеку физических качеств, гарантирующий направленное развитие базирующихся на них способностей» [Матвеев Л.П., 1991, с. 8].

Такое понимание физического воспитания встречается и в других научных публикациях.

Так, в работах Л.И. Лубышевой физическое воспитание характеризуется как процесс, обеспечивающий направленное формирование двигательных навыков и физических качеств человека, «совокупность которых определяет его физическую работоспособность» [Лубышева, 1992а, С. 9, 14; 1996б, С. 5, 10].

В «Толковом словаре спортивных терминов» оно рассматривается как «педагогический процесс, направленный на формирование двигательных навыков и развитие специфических способностей (скоростных, силовых, координационных, выносливости)» [Толковый словарь… 1993, с. 49].

Но чаще обосновывается положение о том, что физическое воспитание должно быть направлено на формирование (воспитание) у человека не только определенных физических качеств, жизненно необходимых двигательных умений и навыков, но также глубоких знаний о своем организме, средствах целенаправленного воздействия на физическое состояние, сохранения и укрепления здоровья, а кроме того соответствующих интересов, потребностей, ценностных ориентаций и реального поведения (образа жизни), т. е. физической культуры личности.

Такое понимание физического воспитания разделяют авторы большинства современных публикаций [см., например: Бальсевич, 1996, 2002а, б, 2006; Барышева, Виноградов П.А., Жолдак, 1997; Виленский, 1991, 1996б; Виленский, Литвинов, 1990; Виленский, Соловьев Г.М., 2001; Вишневский В.А., 2002; Лукьяненко В.П., 2005, 2007а; Лях, 1990; Малинина, 1999; Матвеев А.П., 1997а, б, в, 2000, 2002, 2003; Матвеев А.П., Непопалов, 1994; Михайлов, Матвеев А.П, 2009; Николаев, 1998а, б, в, 2010а, б; Смирнов Н.К., 2002; Трещева, 2003].

В отношении физического воспитания в вузе подчеркивается его важное значение для профессионального становления студентов. «Физическое воспитание в вузе – это целенаправленный, сознательно организуемый педагогический процесс по обеспечению формирования физической культуры студента, предполагающий, наряду с развитием его физических способностей, нравственным совершенствованием, интеллектуальным, эстетическим воспитанием, социальными отношениями, и профессиональное становление специалиста [Коледа, 2004, с. 15].

Воспитание физической культуры личности как основная целевая установка физического воспитания принимается и в общей теоретической концепции комплексного физического воспитания.

Понятие «телесное (соматическое, физическое) воспитание» в системе понятий этой теории характеризует педагогическую деятельность, ориентированную на содействие индивиду (при его активном участии) в формировании и повышении уровня его телесной (соматической, физической) культуры.

Данное понятие автор использует и в других своих публикациях [см., например: Столяров, 1984а, б, 1998д, 1999б, 2004в, 2009а, 2011 г, 2012а, б, в; 2013а, б, в; Столяров, Вишневский В.И., 2007; Столяров, Кудрявцева, 1998; Столяров, Попов Г.В., 2004; Столяров, Фирсин, Баринов, 2012].

Физическое воспитание, понимаемое таким образом, имеет два основных направления, и ее структура включает в себя два элемента.

1.11. Два основных направления и элемента телесного воспитания

Педагогическая деятельность, ориентированная на формирование телесной (соматической, физической) культуры личности, предполагает два основных направления.

Первое направление – воспитание общего позитивного отношения индивида к заботе о своем теле (деятельности по формированию и коррекции определенных параметров своего физического состояния).

Как отмечено выше, общее позитивное отношение индивида к заботе о своем теле (деятельности по формированию и коррекции определенных параметров своего физического состояния) – это субъективное признание им данной деятельности как важной, значимой, т. е. как ценности (социальной и личностной).

Необходимым условием такого отношения является наличие у воспитуемого комплекса исходных знаний, умений, навыков, связанных с деятельностью по формированию и коррекции определенных параметров тела (физического состояния).

Прежде всего имеются в виду знания об организме человека, об основных параметрах физического состояния, о закономерностях его функционирования и развития, о путях, механизмах и средствах воздействия на него.

Сюда же следует отнести соответствующие понятия, а также определенный иллюстративный материал (примеры, разъясняющие те или иные формулируемые положения и понятия).

Предпосылкой для формирования у воспитуемого общего позитивного отношения к деятельности по формированию и коррекции определенных параметров тела (физического состояния), являются также такие знания, умения и навыки, которые позволяют ему успешно включаться в те или иные формы этой деятельности в соответствии с принятыми правилами, нормами и образцами поведения.

Эти знания, умения, навыки характеризуют базовую телесную (соматическую) образованность воспитуемого и его информационно-операциональную готовность к заботе о своем физическом состоянии. Ониформируются в процессе социализации (стихийно в ходе жизненного опыта, под воздействием окружающей социальной среды, средств массовой информации и т. д.), а также сознательно, целенаправленно в процессе общего образования, обучения, воспитания (в семье, школе и т. д.).

Первоначальная задача телесного (соматического, физического) воспитания состоит в том, чтобы уточнить, дополнить, скорректировать, усовершенствовать у воспитуемого (при его активном участии) эти знания, умения, навыки, т. е. содействовать в формировании и повышении уровня базовой телесной (соматической, физической) образованности и информационно-операциональной готовности к заботе о своем физическом состоянии.

Исходные знания, умения, навыки обеспечивают воспитуемому возможность правильной ориентации в вопросах, касающихся собственного организма, физического состояния, различных аспектах активной заботы о нем (выполняют ориентировочную функцию), а также реального участия в этой деятельности (информационно-операциональную подготовленность к ней).

Чтобы эта возможность превратилась в действительность, телесное (соматическое, физическое) воспитание призвано содействовать формированию у него позитивной оценки деятельности по формированию и коррекции определенных параметров своего тела (физического состояния).

Основными проявлениями и показателями такой оценки являются:

♦ позитивное мнение (в виде соответствующих высказываний, суждений, отзывов) о важном значении тела (физического состояния);

♦ связанные с телом положительные эмоциональные реакции;

♦ интерес к телу, к тем или иным его аспектам, функциям (чтение статей в газетах и журналах, просмотр телевизионных передач, посвященных проблемам функционирования и развития человеческого организма, совершенствования физического состояния и т. п.), стремление вносить желаемую коррекцию в свою телесность и т. д.;

♦ реальные формы деятельности воспитуемого, ориентированные на заботу о своем теле (физическом состоянии), изменение (коррекцию) в желательном направлении тех или иных его аспектов, функций.

Итак, воспитание общего позитивного ценностного отношения индивида к заботе о своем теле (деятельности по формированию и коррекции определенных параметров своего физического состояния) предполагает решение комплекса указанных выше педагогических задач.


Задачи телесного (соматического, соматического) воспитания по воспитанию общего позитивного отношения индивида к заботе о своем теле:

✓ уточнение, дополнение, коррекция, совершенствование исходных знаний и способностей (умений, навыков), связанных с деятельностью по формированию и коррекции определенных параметров тела (физического состояния) человека;

✓ содействие воспитуемому в формировании позитивного мнения (в виде соответствующих высказываний, суждений, отзывов) о тех или иных формах и аспектах активной заботы о собственном теле, физическом состоянии;

✓ содействие воспитуемому в формировании интереса к своему физическому состоянию, к тем или иным вопросам, касающимся этого состояния, стремления (желания), потребности проявлять определенную заботу о нем;

✓ оказание помощи воспитуемого в тех или иных формах реальной активности, связанной с заботой о своем физическом состоянии.

Данное первое направление телесного (соматического, физического) воспитания, имеющее целью воспитание общего позитивного ценностного отношения индивида к своему телу и заботе о нем, целесообразно обозначить термином «базисное телесное (соматическое) воспитание».

Цель второго направления телесного (соматического, физического) воспитания – помочь воспитуемому в формировании ценностно-избирательного отношения к своему телу и заботе о нем. Это направление данной педагогической деятельности целесообразно обозначить термином «ценностно-избирательное телесное (соматическое, физическое) воспитание».

Необходимость этого направления (и элемента) телесного воспитания определяется тем, что ценностное отношение индивида к своему телу и связанное с этим отношением его поведение, забота о теле (постановка определенных целей, задач, использование определенных средств и т. д.), как отмечено выше, всегда носят не общий, а конкретный, избирательный характер.


Основные проявления и показатели ценностно-избирательного отношения индивида к телу:

определение индивидом на основе определенных знаний, культурных образцов, норм, идеалов и т. д. наиболее значимых для него и потому требующих формирования (сохранения или коррекции) сторон, аспектов, функций тела, тех или иных параметров физического состояния;

позитивное мнение (в виде соответствующих высказываний, суждений, отзывов) о данных сторонах, аспектах, функциях тела, параметрах физического состояния, которые выступают для индивида как ценности;

интерес к данным ценностям, стремление (желание), потребность тем или иным образом заботиться о них, реальная активность в этом плане, постановка и решение соответствующих задач, адекватное поведение и проявление при этом положительных эмоций.

В силу отмеченного выше телесное (соматическое, физическое) воспитание не должно ограничиваться воспитанием общего позитивного отношения индивида к заботе о своем теле (деятельности по формированию и коррекции определенных параметров своего физического состояния).

Данная педагогическая деятельность призвана помочь воспитуемому в формировании ценностно-избирательного отношения к своему телу и заботе о нем: выбрать критерии (культурные образцы, нормы, идеалы и т. д.), с учетом которых он будет определять те стороны, аспекты, функции тела, те или иные параметры физического состояния, на формирование и коррекцию которых должна быть ориентирована его забота.

Конечно, ценностно-избирательное позитивное отношение воспитуемого к своему телесному бытию формируется у него и помимо телесного (соматического, физического) воспитания: в ходе практического опыта, под влиянием традиций, норм, идеалов, ценностных стереотипов, доминирующих в окружающей социальной среде, а также в процессе общего образования, обучения, воспитания (в семье, школе и т. д.).

Однако под влиянием этих социальных факторов на первый план для него в ценностно-избирательном отношении к своей телесности могут выступать различные ценности тела, физического состояния (тех или иных его аспектов, компонентов, функций и т. д.).

В этом плане целевая установка телесного (соматического, физического) воспитания состоит в том, чтобы скорректировать в нужном направлении данное отношение, придать ему ту или иную форму в соответствии с ориентацией самой этой педагогической деятельности.

На достижение этой цели и решение комплекса соответствующих задач ориентировано то ее направление, которое выше обозначено термином «ценностно-избирательное телесное воспитание».


Основные задачи ценностно-избирательного телесного воспитания

✓ уточнение, дополнение, коррекция, совершенствование знаний и способностей (умений, навыков), позволяющих воспитуемому обосновать (осмыслить, объяснить) позитивную оценку избранных им сторон, аспектов, функций тела, параметров физического состояния;

✓ содействие в формировании у воспитуемого позитивного мнения (в виде соответствующих высказываний, суждений, отзывов) о данных ценностях;

✓ содействие в формировании интереса к ним, желания и потребности заботиться о их сохранении (формировании, коррекции);

✓ содействие в реальной активности воспитуемого в этом плане, с постановкой и решением задач, определяемых избранными ценностями;

✓ содействие воспитуемому в достижении тех результатов, которые он планирует иметь на основе такой деятельности и такого поведения.


Конкретное содержание ценностно-избирательного телесного (соматического, физического) воспитания определяет ориентация педагога на те или иные социокультурные ценности тела, т. е. на формирование каких сторон, компонентов, функций тела и соответствующих знаний, идеалов, норм, образцов поведения и т. д. он ориентирует свою педагогическую деятельность.

В этом плане физическое воспитание может быть ориентировано на реализацию разных социальных идеалов, решение различных социальных целей и задач: на обеспечение базового уровня физической подготовленности в системе образования и воспитания подрастающего поколения, на формирование двигательных умений и навыков, способствующих освоению профессии, развитию способностей, необходимых в трудовой, военной и других видах деятельности и т. д. [Боген, 1997]. С учетом тех аспектов телесности человека (его физических качеств и двигательных способностей, телосложения, физического здоровья), на изменение (коррекцию) которых ориентирована деятельность педагога, могут быть выделены соответствующие направления телесного воспитания.

Одну из первых попыток анализа различных направлений физического воспитания предпринял (более ста лет назад) Ф. Знанецкий в своей работе «Социология воспитания». Он указывал на то, что одна из задач физического воспитания состоит в формировании и развитии у человека таких физических черт, которые желательны, устраняя или предотвращая появление нежелательных черт, а значит, «в формировании физических типов в соответствии с социальными требованиями». Ф. Знанецкий выделил несколько таких «физических типов» применительно к определенной социальной группе: гигиенический, связанный с заботой о здоровье и жизни индивида; генеоматический (групповые образцы, гарантирующие естественный прирост данной популяции); моральный и эстетический (относящийся к манерам и внешней эстетической внешности членов группы); гедонистический (тело как центр приятных ощущений группы); утилитарный (связанный с развитием материальных основ жизни группы); спортивный. Он указал также два основных направления физического воспитания. Одно из них связано с таким воздействием на человека, при котором не учитываются его интересы, потребности, желания. Второе, напротив, связано с тем, что человек сам осуществляет данный процесс, ориентируясь на определенные культурные образцы [Znaniecki, 1973].

В настоящее время к числу особенно важных направлений телесного воспитания относят деятельность, которая имеет своей целью сохранение и укрепление физическое здоровья человека. Для ее обозначения часто используется термин «валеологическое воспитание».

В более широком плане конкретное содержание ценностно-избирательного телесного (соматического, физического) воспитания характеризует ориентация педагога на ту или иную ценностную модель (форму) телесной культуры. Различие этих моделей, как отмечено выше, определяется тем, в чем индивид усматривает основную ценность телесности, на какие идеалы, нормы, культурные образцы ориентируется в своем отношении к ней и которые поэтому определяют его отношение к телу, телесные практики, поведение и даже стиль (образ) жизни.

В соответствии с этим можно выделить различные модели (формы, разновидности) телесного (соматического, физического) воспитания.

В этом плане прежде всего важно различать:

прагматическое телесное воспитание (ориентация на инструментальные ценности тела);

гуманистическое телесное воспитание (ориентация на гуманистические ценности тела).

антигуманистическое телесное воспитание (ориентация на антигуманистические ценности тела);

Инструментальные (равно как гуманистические и антигуманистические ценности) многообразны. Поэтому в зависимости от того, непосредственно на какие из них ориентируется прагматическое (гуманистическое, антигуманистическое) телесное воспитание, оно принимает ту или иную конкретную форму.

Разнообразные формы телесного воспитания имеют место не только в ходе эволюции этой педагогической деятельности, но и в настоящее время (см. 1.12).

1.12. Телесное воспитание, образование и обучение (в узком смысле)

Как обосновано выше, основными направлениями и задачами педагогической деятельности являются:

♦ приобщение воспитуемого в специально организуемых условиях педагогической среды к миру знаний, формирование системы знаний, его информационной готовности к деятельности, информационной культуры личности – образование (в узком смысле);

♦ формирование (совершенствование) у индивида умений, навыков, способов, методов действия (т. е. операциональной готовности к деятельности, операциональной культуры личности), а вместе с тем соответствующего реального поведения (поведенческой культуры личности) – обучение (в узком смысле);

♦ приобщение воспитуемого в специально организуемых условиях педагогической среды к миру ценностей (идеалов, символов, образцов поведения и т. п.) определенной культуры, формирование у него соответствующих мотивов, интересов, установок, ценностных ориентаций и т. п., т. е. формирование мотивационной культуры личности – воспитание (в узком смысле).

До сих пор при характеристике телесного воспитания и его разновидностей понятие «воспитание» использовалось в широком смысле, т. е. для характеристики педагогической деятельности, ориентированной на формирование и совершенствование у индивида всех указанных качеств и компонентов культуры личности. В таком же смысле интерпретировались понятия «образование» и «обучение», т. е. термины «воспитание», «образование» и «обучение» рассматривались как синонимы.

Чтобы четко фиксировать, не смешивать указанные различные направления педагогической деятельности применительно к телесному (соматическому, физическому) воспитанию, для их обозначения целесообразно ввести соответствующие термины.

Один из вариантов, учитывающий возможность использования терминов «образование», «воспитание» и обучение» в узком значении (см. 1.8) состоит в следующем:

✓ педагогическая деятельность, имеющая целью приобщение воспитуемого в специально организуемых условиях педагогической среды к миру знаний о теле человека, формирование системы такого рода знаний, информационной готовности к заботе о теле, обозначается термином «телесное образование (в узком смысле)»;

✓ педагогическая деятельность, ориентированная на формирование (совершенствование) у индивида умений, навыков, способов, методов заботы о теле (т. е. операциональной готовности к такой активности), а вместе с тем соответствующего реального поведения, реальной активности по коррекции физического состояния на основе использования соответствующих средств (поведенческой культуры заботы о теле), обозначается термином термином «телесное обучение (в узком смысле)»;

✓ педагогическая деятельность, имеющая целью приобщение воспитуемого в специально организуемых условиях педагогической среды к миру ценностей (идеалов, символов, образцов поведения и т. п.) телесности, формирование у него соответствующих мотивов, интересов, установок, ценностных ориентаций и т. п., т. е. формирование связанной с заботой о теле мотивационной культуры личности, обозначается термином «телесное воспитание (в узком смысле)».

В последующем тексте, если термины «телесное воспитаниие», «телесное образование» и «телесное обучение» будут использоваться в таком узком значении, это будет специально указываться.

1.13. Современное значение телесного воспитания

Телесное (соматическое) воспитание, имеющее целью сознательное изменение физического состояния человека в нужном (обществу и личности) направлении, всегда имело важное значение в жизнедеятельности людей. Но особенно его значение возрастает в настоящее время.

Для объяснения этого следует учитывать, что данная педагогическая деятельность как определенная разновидность сознательного, целенаправленного воздействия на тело человека может иметь своей целью содействовать (усиливать) те изменения (например, формирование физических качеств и двигательных способностей), которые в нем происходят под воздействием стихийного воздействия социальной среды (например, физического труда). Но эта педагогическая деятельность может иметь прямо противоположную цель – воспрепятствовать негативному влиянию на физическое состояние человека (например, на его здоровье) тех или иных стихийных факторов (например, экологических) или хотя бы ослабить это их воздействие.

По мере развития общества, с одной стороны, ослабляется позитивное влияние стихийных факторов на физическое состояние человека – например, на его физическую подготовленность.

Это связано с интенсивным развитием техники, которая уже не требует столь активных физических усилий, как ручной физический труд. По данным ученых, только 1 % продуктивных усилий в развитых обществах в наше время требует работы мускулатуры, а оставшиеся 99 % выполняются машинами. В то же время механизированная работа требует очень интенсивного внимания и высокой работоспособности нервной системы [Krawczyk, 1984b, Р. 3].

С другой стороны, возрастает негативное влияние на физическое состояние человека целого ряда стихийных факторов социальной среды. Прежде всего речь идет о том, что быстрый прогресс техники нередко является причиной почти полного исчезновения или загрязнения естественного окружения человека, что оказывает негативное влияние на физическое состояние человека и в первую очередь на его здоровье. Научно-технический прогресс, сложная экологическая ситуация и т. п. крайне обостряют проблему здоровья и физической подготовленности людей.

Среди разнообразных средств сознательного воздействия на физическое состояние человека в течение длительного времени преобладали – особенно в странах европейской культуры – разнообразные медицинские средства. Во многом такая ситуация сохраняется и в настоящее время. Однако все более осознается тот факт, что такой подход не позволяет достаточно эффективно решить сложные и актуальные проблемы телесного совершенствования человека, сохранения и укрепления его здоровья.

Не исключена возможность того, что дальнейшее развитие науки поможет открыть такие новые эффективные средства воздействия (в соответствии с общественными и индивидуальными потребностями) на тело человека, которые связаны с генной инженерией. Но многие ученые уже сейчас выражают опасения относительно серьезных негативных последствий, к которым может привести вмешательство в организм человека на основе этих средств [см., например: Рогозкин, 2002].

Поэтому все более осознается то обстоятельство, что в настоящее время важнейшую роль в решении проблем телесного совершенствования человека, сохранения и укрепления его здоровья призвано играть именно телесное (соматическое) воспитание, использующее комплекс разнообразных форм и методов. Для понимания возрастающей роли и значения этой педагогической деятельности следует иметь в виду и то обстоятельство, что в настоящее время речь идет о кардинальных изменениях (и даже о «революции») в отношении человека к своей телесности. Формируется настоящий культ тела, о чем свидетельствует увеличение числа людей, недовольных своим физическим обликом и желающих изменить его в том или ином направлении (подробнее см. 1.16).

На представление современного человека о своей телесности, о том, какой она должна быть, существенное влияние оказывают пол, возраст, профессия, вид физкультурно-спортивной деятельности, в которую включен индивид, и другие факторы [см.: Bednarek, 1985; Guttmann, 1989; Kolnes, 1994; Laberge, 1984а, b; Maguire, Mansfield, 1998; Wachter, 1988; Źmuda-Ziо́lek, 1997 и др.].

Важное значение в этом плане телесного (соматического, физического) воспитания состоит в том, чтобы придать представлению личности о своей телесности и ценностным ориентация на его модификацию педагогическую и социокультурную направленность. Но в связи с этим на первый план выходит проблема ценностной ориентации самого телесного воспитания (точнее, организаторов этой педагогической деятельности.

1.14. Проблема ценностной ориентации современного телесного воспитания

Анализ показывает, что в современных условиях телесное (соматическое, физическое) воспитание, как правило, имеет ярко выраженную прикладную, технологическую ориентацию. Данная педагогическая деятельность организуется с целью решения задач, связанных с формированием и повышением у воспитуемых уровня одной из указанных выше инструментальных ценностей тела.

На первом плане в этом случае могут быть различные ценности такого рода, например:

• специальная физическая подготовка к избранной профессиональной деятельности;

• оптимальная подготовка к потребностям воинской службы или к самообороне;

• оптимальная спортивная подготовка, успешное выступление в спортивных соревнованиях, достижение наивысших спортивных результатов;

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Современная система физического воспитания (понятие, структура, методы) (В. И. Столяров, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я