Капкан на маршала

Станислав Рем, 2014

Варшавское восстание в августе 1944 года. Одно из самых загадочных событий Второй мировой войны. До сих пор историки, политики, аналитики спорят: почему началось это заранее обречённое на поражение вооружённое восстание? До сих пор они не в состоянии ответить на целый ряд вопросов, связанных с ним. Почему сначала немецкие войска покинули Варшаву, а потом вернулись? Почему советские войска, находясь в пригороде польской столицы, не оказали помощь восставшим? Почему британское правительство уже на пятый день восстания отказалось помогать Армии Крайовой? И так далее, и так далее… Автор предлагает свою версию тех событий конца июля – начала августа 1944 года. Роман «Капкан на маршала» является прямым продолжением романа «Двадцатое июля».

Оглавление

  • 1
  • 2
Из серии: Секретный фарватер (Вече)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Капкан на маршала предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

2

1

Из политдонесения политуправления 1-го Белорусского фронта начальнику Главного политического управления Красной Армии об отношении польского населения к образованию Польского комитета национального освобождения, его декретам и к лондонскому эмигрантскому правительству

29 июля 1944 г.

Генерал-полковнику тов. ЩЕРБАКОВУ

В населенных пунктах польской территории, освобожденных от немецкой оккупации, политработники Красной Армии и 1-й Польской армии начали работу по ознакомлению населения с декретом Крайовой Рады Народовой, Манифестом к польскому народу, с декретами и постановлениями Польского комитета национального освобождения и с заявлением Наркоминдела СССР об отношении Советского Союза к Польше.

В сельских местностях, где проводились беседы по этому вопросу, польское население ясно определило свое отношение к Польскому комитету национального освобождения и к эмигрантскому правительству в Лондоне. В деревне Любень Люблинского воеводства все жители встретили сообщение об образовании Польского комитета национального освобождения возгласами одобрения. С таким же подъемом встречено это сообщение в с. Городище, Вышницы, Конколевница и других населенных пунктах.

В своих высказываниях крестьяне особо подчеркнули следующие мысли:

1. Польский комитет национального освобождения выражает интересы народа, он при поддержке всего народа и при помощи Советского Союза и Красной Армии доведет до победного конца борьбу за освобождение Польши от немецкой оккупации.

«Мы все, как один, за новое народное правительство, которое навсегда избавит нас от немцев и будет жить в союзе и дружбе с нашим братским Советским Союзом» (Максимюк И. И., 58 лет, д. Любень).

«Мы приветствуем Крайову Раду Народову, Польский комитет национального освобождения и наше Польское Войско» (В. Климович, д. Городище).

Крестьяне одобрительно отзываются о составе Польского комитета национального освобождения, в частности, о заместителе председателя и руководителе отдела земледелия и аграрной реформы — Андрее Витосе. «Это, — говорят многие, — наша хлопская кандидатура, и мы ее поддерживаем».

Положительно отзываются крестьяне и о других известных им членах комитета.

Например, 82-летний поляк Франц Копись, старый солдат, сказал:

«Я думаю, что Польский комитет, состоящий из таких людей, как Моравский, Ян Чеховский и Андрей Витое — хорошая власть. При них мы будем жить в достатке и мирно. Все поляки будут помогать Польскому Войску. Если нужно будет — отдадим все свое имущество, чтобы укрепить нашу армию и прогнать немцев».

2. Высказывается полная готовность поддержать Польский комитет национального освобождения в его работе. Это выражается, прежде всего, в многочисленных заявлениях о вступлении в ряды Польского Войска.

«Теперь, когда создано новое польское правительство и Польское Войско, мы все пойдем на фронт, чтобы скорее освободить Польшу и другие народы Европы от немецких паразитов», — так заявил на собрании гражданин д. Любень поляк Петр Антонович. Такие заявления слышатся повсеместно. Все мужчины, молодые парни, девушки просят поскорее взять их в Польское Войско.

3. На всех собраниях и в беседах по поводу образования Польского комитета национального освобождения население особенно ярко высказывает свои симпатии к Советскому Союзу и Красной Армии.

«Мы благодарны Красной Армии за то, что своим стремительным наступлением [она] спасла нас от гибели, которую готовили нам всем пруссаки. В свою очередь мы окажем Красной Армии помощь всем необходимым». Это — широко распространенное повсеместное высказывание польского населения.

4. Манифест к польскому народу вызвал среди крестьян оживленные суждения по вопросу об аграрной реформе. В этих суждениях сказывается извечное стремление польского крестьянства к земле.

Все крестьяне сходятся на том, что провозглашенная в Манифесте аграрная реформа крайне необходима. «В результате ее, — говорят они, — крестьянин будет иметь достаточно земли для того, чтобы вести свое хозяйство и жить в достатке».

Безземельные и малоземельные крестьяне (имеющие до 2 га земли) говорят, что им было очень тяжело жить в панской Польше, не говоря уже о жизни при немцах. Пуд ржи стоил 8 злотых, а за мальчика в школу нужно было платить 200 злотых в год. Денег, говорят они, у нас было мало и мы из нужды не выходили. «Если бы, — говорит одна беднячка, — дали нам земли и помогли завести скотину, то наша жизнь стала бы лучше».

Крестьянин, имеющий 6 га земли, говорит, что ему нужно бы получить еще несколько десятин.

Крестьянин, имеющий 10 га земли, высказывает пожелание, чтобы поскорее наладилась прежняя жизнь — такая, как была до немцев. Хотя и он считает, что в панской Польше жить было нелегко, «однако, слава богу, тогда была возможность проявить частную предприимчивость».

Все крестьяне понимают, что при власти помещиков им земли не получить. «Поэтому, — говорит крестьянин, имеющий 5 га земли, — будет хорошо, если у власти будут стоять такие честные люди, как Витое».

5. В тех селах, где население ознакомлено с Манифестом к польскому народу, основная масса населения совершенно определенно выражает свою солидарность со словами Манифеста об эмигрантском «правительстве» в Лондоне и его делегатуре в Польше. Высказываются по этому вопросу следующим образом:

«Эмигрантское “правительство” в Лондоне ничего не знает, что у нас делается. На наши деньги, вывезенные из Польши, оно гуляет по ресторанам. Наше правительство — Крайова Рада Народова и созданный ею Польский комитет национального освобождения».

«Правительство в Лондоне нам не нужно, ибо оно предало Польшу и польский народ».

В с. Вышницы поляк Ян Макаревич сказал следующее:

«Эмигрантское лондонское “правительство” не имеет никаких оснований называться правительством Польши. Это — кучка продажных людей, таких, как у нас были при немцах (т. е. поляки, продавшиеся немцам). Это — фольксдойче (поляки, объявившие себя немцами), а не правительство, раз они дружат с немцами. После войны мы сами себе выберем правительство, а сейчас будем поддерживать Польский комитет национального освобождения».

Но вместе с тем сейчас уже выясняется, что среди польского населения есть элементы, симпатизирующие эмигрантскому «правительству» и настроенные в антисоветском духе.

Ксендз Берлинский (с. Городище) в беседе с офицерами Красной Армии заявил:

«Новое правительство — это правительство на две недели. Я всех этих людей знаю, а поэтому мое правительство в Лондоне».

Крестьяне отзываются об этом ксендзе отрицательно и рассказывают, что они его несколько раз били втайне от полиции за грубость и прислужничество немцам.

В с. Вышницы один поляк спросил наших офицеров: «Отдадите ли вы нам то, что взяли у нас в 1939 году?» Когда ему в ответ на это прочитали соответствующее место из Манифеста, он остался недоволен. По его мнению, «Польша должна быть в границах до 1939 г.».

Отдельные поляки задают вопрос: «Почему СССР в 1939 г. не оказал Польше военной помощи в борьбе против Германии?» И расценивают действия Красной Армии осенью 1939 г. «как удар ножом в спину Польши».

Такие антисоветские взгляды высказывают, хотя и не всегда открыто и ясно, те, кто сочувствует эмигрантскому «правительству»: нажившиеся на спекуляции при немцах торгаши, некоторые ксендзы, а также те из польских жителей, у которых родственники или близкие знакомые проживают за границей.

Большим влиянием на население они сейчас не пользуются, открыто выступать против Советского Союза не решаются, отлично понимая обстановку всеобщей симпатии, уважения и благодарности широких слоев польского населения по отношению к Советскому Союзу и Красной Армии. Высказывания делегатуры эмигрантского правительства и ему сочувствующих внешне выдержаны в антигитлеровском тоне, но при внимательном отношении к ним сразу обнаруживается антисоветский дух.

Характерной в этом отношении является речь ксендза в Люблине на похоронах польских патриотов, расстрелянных немцами в люблинской тюрьме накануне отступления.

В своей речи перед многотысячной массой народа, собравшегося на похороны, ксендз говорил больше всего о фашистском терроре, о национальной гордости поляков, оскорбленной немцами, о необходимости отомстить немецким разбойникам за все их злодеяния. Но в этой речи были и такие слова:

«Я вижу среди людей, которые собрались здесь, две группы поляков: солдаты в мундирах, официальные солдаты (имеет в виду Польское Войско) и солдаты в штатской одежде (т. е. люди из «Армии Крайовой»). Так вот, все мы здесь были солдатами в штатской одежде. И вы не представляете себе того, что мы пережили здесь. В самые тяжелые минуты, когда нам было очень трудно, мы обращались к польскому радио из Лондона, к нашему правительству, которое, точно светоч, вдохновляло нас и вселяло в нас бодрость и уверенность».

Во всей его речи не было сказано ни одного слова о роли Красной Армии в деле освобождения Польши. Зато ксендз раз пять повторил, что немцы искусственно поделили Польшу на Восточную Пруссию, генерал-губернаторство, Украину и Белоруссию. При этом ксендз делал особое ударение на Украину и Белоруссию.

Необходимо отметить, что после изгнания немцев делегатура[1] эмигрантского «правительства» активизировала свою деятельность и претендует на власть в освобожденных от немецкой оккупации районах.

Опасность тут заключается в том, что, не раскрывая перед населением своей антинародной сущности, «лондонцы» стараются аттестовать себя ярыми врагами гитлеровцев и борцами за дело польского народа, спекулируют на антигитлеровских настроениях населения, рассчитывая таким путем удержаться у власти.

Как теперь выясняется, делегатура «лондонцев» располагает в ряде мест, в частности по Люблинскому воеводству, заранее подготовленными кадрами для работы на освобожденной от немцев территории.

Например, в Люблине уже 25 июля делегат эмигрантского «правительства» Владислав Холева (действительная фамилия Паценик Лукаш) выпустил отпечатанное типографией обращение, в котором говорится:

«По поручению правительства Речи Посполитой беру с сегодняшнего дня власть над территорией Люблинского воеводства. От всех требую подчинения распоряжениям — моим и подчиненных мне органов. Руководители гражданских организаций и руководители коммунальных предприятий остаются подчиненными мне автоматически и обязаны явиться за директивами. Всякие мероприятия, касающиеся вооруженных операций, будут подчиняться коменданту округа «Армии Крайовой».

Затем он занял один из домов и объявил о создании «Временной администрации», посадил в этот дом так называемого «вице-президента Временной администрации». У делегата эмигрантского «правительства» есть специальный человек, который организует полицию.

Представители Крайовой Рады Народовой и Армии Людовой прибыли на два дня позже. Опоздав по времени, они отстают и в организационной работе. И сейчас в Люблине существует двоевластие. В одном доме помещается «Временная администрация» делегатуры эмигрантского «правительства», а в другом доме — представители Крайовой Рады Народовой и Армии Людовой.

По всем данным, население и даже бойцы Армии Крайовой больше симпатизируют представителям Крайовой Рады Народовой и Польскому Войску. К ним идут за советами технические директора предприятий, руководители кооперативных обществ, профсоюзов и другие. Идет местное население с заявлениями о вступлении в Польское Войско и по другим вопросам. Но все эти вопросы (в том числе и практические вопросы создания воеводских, уездных, городских и волостных национальных советов) решаются пока еще крайне медленно.

Начальник Политуправления

1-го Белорусского фронта

генерал-майор Галаджев

* * *

В тот же день, 29 июля 1944 года, в Кремле был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами Ленина и присвоении звания Героя Советского Союза ряда военнослужащих и главнокомандующих Красной Армии. В частности, генерала армии Баграмяна И.Х., о награждении второй золотой «Звездой Героя Советского Союза» генерала армии Черняховского И.Д. А также Маршала Советского Союза Жукова Георгия Константиновича. Как и Черняховского, орденом Ленина и второй золотой звездой Героя Советского Союза.

2

Оглавление

  • 1
  • 2
Из серии: Секретный фарватер (Вече)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Капкан на маршала предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Delegatura Rządu na Kraj — тайный высший орган административной власти в оккупированной Польше, образованный в 1940 году. Во главе Делегатуры стоял премьер-министр правительства в изгнании.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я