Лесной комплекс: управление инновационным развитием (П. М. Советов, 2012)

В монографии обобщены особенности инновационного развития и расширенного воспроизводства основного капитала в лесопромышленном комплексе. Выявлены тенденции развития и факторы влияния на инвестирование расширенного воспроизводства основного капитала. Разработаны методические положения о совершенствовании механизмов управления инновационной и инвестиционной деятельностью в лесопромышленном комплексе. Обоснованы концептуальные положения лесной инновационной политики и инструментарий ее реализации. Материалы монографии могут быть использованы при разработке и реализации региональной лесной политики, целевых государственных программ развития лесного комплекса региона. Монография предназначена руководителям и специалистам лесного комплекса, а также аспирантам, студентам и всем, кто интересуется проблемами его инновационного развития.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лесной комплекс: управление инновационным развитием (П. М. Советов, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Теоретические основы сбалансированного развития инновационной и инвестиционной деятельности в экономической системе

1.1. Понятие и характер проявления инновационно-инвестиционного процесса в экономике

Проблема устойчивого развития экономики постоянно находится в центре внимания ученых и практиков. Её многогранность вызвала к жизни различные концепции, исследующие ту или иную его сторону. В целом эти концепции формируют теорию инновационных процессов или инновационного развития, что предполагает необходимость осмысления данных категорий.

Термин «инновация» был введен в научный оборот австрийским экономистом Й. Шумпетером, который понимал под ней использование новых комбинаций существующих производительных сил для решения коммерческих задач и видел в инновациях источник развития экономических систем [126].

Каноническое определение инноваций в теории Й. Шумпетера, ориентированное на форму реализации новшеств, вызвало в современных условиях множество трактовок данной категории. Представляется возможным сгруппировать ряд из них по трем критериям: 1) инновация как процесс, 2) как результат и 3) как стратегия (табл. 1.1).


Таблица 1.1. Основные трактовки понятия «инновация»



Исходя из вышеперечисленных подходов представляется возможным трактовать для целей исследования категорию «инновация» как конечный итог внедрения в практику новшества, влекущего за собой изменение экономической системы. В свою очередь, новшество – это оформленный результат фундаментальных, прикладных исследований, разработок или экспериментальных работ в какой-либо сфере деятельности.

Непременным свойством и самостоятельной ценностью любого новшества является новизна. Очевидно, что инновационное развитие экономической системы невозможно без вложения финансовых ресурсов (капитала). Эти ресурсы, называемые инвестициями, ограничены и в условиях большого количества альтернативных вариантов их применения, где ключевое значение приобретает определение направлений их эффективного использования, требуют взвешенного и обоснованного инвестиционного решения. Оно должно учитывать огромное число разнообразных факторов и прогнозов развития, поскольку инвестиции, особенно направляемые в крупные инновационные проекты, связывают финансовые ресурсы на относительно большой период времени в условиях риска.

Поэтому факторы влияния инвестиций на экономическое развитие и благосостояние общества в целом, а также на уровне отдельной фирмы или отдельного субъекта (инвестора) уже давно рассматриваются экономической наукой (С. Брю, С.Ю. Глазьев, Л. Гордон, Е.С. Губанова, Д.А. Ендовицкий, B.C. Каваков, Л.В. Канторович, Ф. Кенэ, Дж. Кларк, Н. Д. Кондратьев, И.Д. Коменденко, В.Н. Лапин, Ф. Никсон, К. Макконнелл, К. Маркс, Ж.А. Мингалева, Н.Г. Пиннинге, А.И. Пригожий, Б.В. Сазонов, Б. Твис и др.).

С учетом разнообразия подходов к определению содержания понятия «инвестиций» и «инвестиционная деятельность» представляется целесообразным выразить сущность категории «инвестиции» как вложение средств (от латинского «invest» – вкладывать).

Очень часто термины «инвестиции» и «капитальные вложения» используются как синонимы. При этом под капитальными вложениями понимаются: 1) затраты на воспроизводство и совершенствование основных фондов; 2) денежное выражение совокупных затрат материально-технических, трудовых и финансовых ресурсов, направляемых на создание новых, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение действующих основных фондов производственного и непроизводственного назначения, за исключением затрат, используемых на капитальный ремонт.

В Законе Российской Федерации «Об инвестициях» инвестиции определяются как денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта, а под инвестиционной деятельностью понимается вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта [66].

Инвестиции (с точки зрения поиска источников инвестирования) условно делятся на два типа: внутренние и внешние.

Так, на макроэкономическом уровне к внутренним источникам инвестиций относятся совокупные сбережения. В масштабе страны общий уровень сбережений зависит от уровня сбережений населения, организаций и правительства и непосредственно влияет на объем инвестиций, представляющих собой, в первую очередь, расходы на расширение основных фондов, которые обеспечивают производительную мощь всей экономики. Когда общество сберегает часть своего текущего дохода, это означает, что часть результатов производства может быть направлена не на потребление, а на инвестиции.

К внешним источникам инвестиций на макроэкономическом уровне чаще всего относят иностранные инвестиции, включая частные прямые и портфельные инвестиции, а также иностранные кредиты и займы.

На микроуровне к внутренним источникам инвестиций предприятия традиционно относят:

• собственные финансовые средства, формирующиеся в результате начисления амортизации на действующий основной капитал, отчислений от прибыли на нужды инвестирования, сумм, выплаченных страховыми компаниями и учреждениями в виде возмещения ущерба от стихийных и других бедствий и т. п.;

• иные виды активов (основные фонды, земельные участки, промышленная собственность в виде патентов, программных продуктов, торговых марок и т. п.);

• привлеченные средства в результате выпуска и продажи акций предприятием;

• средства, выделяемые вышестоящими холдинговыми и акционерными компаниями, промышленно-финансовыми группами на безвозвратной основе;

• благотворительные и другие аналогичные взносы.

К внешним (на микроуровне) источникам инвестиций относятся:

• ассигнования из федерального, региональных и местных бюджетов, различных фондов поддержки предпринимательства, предоставляемые на безвозмездной основе;

• иностранные инвестиции, предоставляемые в форме финансового или иного материального и нематериального участия в уставном капитале совместных предприятий, а также в форме прямых вложений (в денежной форме) международных организаций и финансовых институтов, государств, предприятий и организаций различных форм собственности и частных лиц;

• различные формы заемных средств, в том числе кредиты, предоставляемые государством и фондами поддержки предпринимательства на возвратной основе (в том числе на льготных условиях), кредиты банков и других институциональных инвесторов (инвестиционных фондов и компаний, страховых обществ, пенсионных фондов), других предприятий, векселя;

• лизинг и другие средства.

В экономической трактовке инвестиций будет уместно сделать акцент на понимании инвестиций как отказа от получения прибыли сегодня во имя прибыли завтра. При этом основной упор делается на определение объекта вложения средств, мотивов осуществления инвестиционной деятельности и ее эффективности (прибыльности).

Именно эффективная инвестиционная деятельность, обеспечивающая инновационный процесс, выступает базисным условием формирования структурных изменений экономической системы, выступающих отражением того или иного результата управления инновационно-инвестиционной деятельностью.

Важным свойством структуры любой экономической системы и в то же время принципиальным условием сохранения ее целостности является способность системы адаптироваться к непрерывно меняющимся условиям внешней и внутренней среды, способность к самовоспроизведению и саморазвитию. С точки зрения структуры хозяйства этот признак проявляется в виде постоянных структурных изменений. Стагнация структур приводит к глубоким диспропорциям в экономике и чаще всего провоцирует серьезные кризисные явления. Кроме того, экономический рост, осуществляемый без структурных изменений, хотя и возможен (до некоторого предела), но нежелателен.

Качественная неоднородность результатов структурных изменений в рамках различных по своей природе этапов развития позволяет выделить:

– структурные преобразования;

– структурный кризис;

– структурную перестройку (структурную реформу);

– структурные сдвиги;

– структурное регулирование.

В свою очередь, эти кардинально различающиеся между собой по механизмам и результатам реализации структурные трансформации можно классифицировать по ряду признаков (табл. 1.2).


Таблица 1.2. Классификация структурных сдвигов в экономике [53]


Термин структурные преобразования применяется при описании эволюционных трансформаций в экономической структуре, рассматриваемых в их временной неразрывности и отражающих медленное количественное накопление структурных изменений. Эволюционное развитие лишь модифицирует систему, проявляясь при значительном временном тренде. При этом направления структурных преобразований могут формироваться стихийно в процессе взаимодействия основных субъектов хозяйственной деятельности, под влиянием отраслевой и межотраслевой конкуренции (рыночное регулирование структуры экономики), а могут выбираться сознательно, направляться и координироваться из единого центра (структурная политика государства). Кроме того, характер происходящих изменений может быть как позитивным (ведут к улучшению общеэкономической ситуации, созданию более совершенной структуры производства, повышению конкурентоспособности национальной экономики), так и негативным (возникновение структурных диспропорций, их углубление, перерастание в кризис, потеря потенциала для дальнейшего развития и пр.). Превалирование той или иной тенденции зависит от особенностей экономической ситуации в конкретной стране, прежде всего от состояния ее хозяйственного механизма.

Структурный кризис – специфическая фаза развития экономики, представляющая собой кризис устаревшей экономической модели, особый вид кризиса, охватывающего всю экономическую систему, а не только ее отдельные компоненты.

Структурный кризис наступает, когда нарушениями затронуты все важнейшие составляющие экономики. Как отмечает Ю.М. Осипов [113], речь идет прежде всего о структуре хозяйства, которая обычно воплощается в таких структурах, как отраслевая, но в то же время и в таких, как структура предложения и спроса, структура производства и потребления, в их соотношениях.

И рано или поздно устаревшую структуру необходимо менять на более передовую, что связано с ломкой имеющейся хозяйственной структуры. Это болезненный процесс, сопровождающийся потерями, перераспределениями, переливами, банкротствами, перемещениями и пр. Если структура устарела и явно сдерживает процесс накопления капитала, то, по-видимому, происходит стагнация структуры хозяйства, влекущая за собой и собственно хозяйственный кризис.

Разрешается структурный кризис в процессе коренных структурных изменений, обычно называемых структурной перестройкой или структурной реформой.

Структурная перестройка представляет собой особый период перехода от одного технологического способа производства к другому в результате выхода экономики из кризиса и становления ее новой структуры. Структурная перестройка включает комплекс преобразований в технологическом способе производства, который состоит не только из господствующих производственных технологий, овеществленных в оборудовании, но и технологий управления, образующих с производством неразрывное целое.

Близко к понятию структурной перестройки понятие структурной реформы. В экономической литературе можно встретить различные определения понятия «структурная реформа». Например, в работах Л.И. Абалкина, С.Н. Леонова, Д.С. Львова, В.А. Маевского, В.Л. Макарова, Н.Я. Петракова, Б.Н. Кузыка и других авторов под структурной реформой подразумевается изменение отраслевой структуры экономики: увеличение доли сферы услуг, высокотехнологичных отраслей промышленности, сокращение доли занятых в сельском хозяйстве и т. д. [42, 86]. Однако при всей важности этих сдвигов структурная реформа как системное преобразование не ограничивается только ими.

Структурную реформу часто определяют как преобразование социальных институтов и соотношения различных сфер занятости, вызывающее изменение качества экономического роста (т. е. соотношения различных его факторов) на основе перехода к новому технологическому укладу, развития инновационного и человеческого капитала, качества жизни народа.

В литературе можно встретить и отождествление понятий «структурная перестройка» и «реструктуризация». При этом указывается, что «реструктуризация промышленного комплекса территории включает в себя следующие основные направления: свертывание и перепрофилирование неэффективных производств, модернизация производственного аппарата и инфраструктуры промышленного комплекса на новой технологической базе, развитие наукоемкой продукции; ресурсосбережение, повышение глубины переработки и эффективности использования природных ресурсов, техническое переоснащение вредных производств, смягчение социальных последствий реструктуризации» [106]. Результат структурных изменений в процессе структурной перестройки или структурной реформы проявляется в структурных сдвигах.

В простейшем виде под структурными сдвигами понимается изменение с течением времени пропорций между элементами совокупности, которое свидетельствует об изменении ее структуры [57]. Структурные сдвиги являются следствием различий в темпах роста элементов совокупности.

Применительно к экономике под структурными сдвигами часто понимается существенное изменение внутреннего строения экономической системы, взаимосвязей между ее элементами, законов данных взаимосвязей, приводящее к изменению основных (интегрирующих экономическую совокупность в единое целое) системных качеств. В «Экономико-математическом словаре» Л.И. Лопатникова структурные сдвиги в экономике определяются как «изменения в структуре экономической системы под воздействием различных экономических и внеэкономических факторов, процессов управления экономической системой» [48]. Таким образом, можно утверждать, что структурные сдвиги – это синтетическое понятие, охватывающее комплекс изменений в технологическом способе производства и представляющее собой количественные и качественные изменения основных воспроизводственных пропорций.

Выделяют узкую и широкую трактовку категории структурные сдвиги.

В узком смысле под структурными сдвигами подразумевают изменения в продуктово-отраслевой структуре хозяйства на всех уровнях иерархии, а именно:

• изменение доли отрасли (группы отраслей, сфер экономики) в рамках национального хозяйства за определенный промежуток времени;

• изменения в ассортименте выпускаемой продукции каждой отрасли или предприятия.

При этом в учет берется только сфера материального производства.

В широком смысле структурные сдвиги представляют собой процесс реорганизации всего национального хозяйственного комплекса и включают:

• структурные изменения в производимом продукте;

• преобразования в структуре производственных ресурсов;

• эволюцию территориальной структуры экономики;

• сдвиги в структуре управления национальной экономикой;

• изменения в мировой торговле, международном разделении и кооперации труда и пр.

Структурные сдвиги, будучи отражением результативности инвестиционно-инновационной деятельности, могут идентифицироваться как прогрессивные, если приводят в конечном счете к повышению эффективности экономической системы [48]. Однако такое определение представляется недостаточным, узким.

По нашему мнению, под прогрессивными структурными сдвигами следует понимать такие трансформации в структуре экономической системы, которые обеспечивают ее инновационное развитие, направленное на повышение восприимчивости к инновациям и увеличение их количества.

Что касается взаимосвязи инноваций, инвестиций и прогрессивных структурных сдвигов, то в качестве их результативных признаков, характерных для основных общемировых тенденций, выступают:

• рост зависимости производства товаров и услуг от приложения научных знаний и технологий;

• рост числа производителей новых знаний;

• рост зависимости инновационной динамики от успешного взаимодействия научных учреждений и предпринимательского сектора;

• развитие научного, научно-технического и инновационного взаимодействия и сотрудничества фирм;

• распространение новых производственных и организационных технологий (под последними подразумеваются организационные изменения и изменения в системе менеджмента).

Понимание процессов, происходящих в национальных инновационных системах, дает возможность выявить те сферы, развитие или стимулирование которых наиболее действенным образом будет способствовать технологической динамике и конкурентоспособности отдельных секторов, а также позволяет обнаружить нестыковки внутри системы, препятствующие технологическому развитию и инновациям. В связи с этим наиболее ценными являются те инструменты управления инновациями и инвестиционной деятельностью, которые обеспечивают совершенствование взаимодействия различных участников и институтов экономики, способствуют активизации их инвестиционно-инновационного процесса и повышают способности к инновациям.

1.2. Особенности инвестиционно-инновационного процесса в лесопромышленном комплексе

Непременным условием формирования инновационного лесного комплекса является непрерывное инвестирование в прогрессивные технологии ведения лесного хозяйства (лесоводческие, лесоустроительные, лесозащитные, лесоохранные) и лесопользования (техническое переоснащение и развитие мощностей лесопромышленных предприятий). Только за счет капитализации лесных и лесопромышленных активов в соответствии с конъюнктурой рынка лесной комплекс может сохранять свою конкурентоспособность. При этом он должен представлять собой единое целое в совокупности лесохозяйственной и лесопромышленной составляющих. Однако с «броском в рынок» лесной комплекс по ряду объективных и субъективных причин утратил системную целостность, следствием чего явилось:

1. Несвязанность основных составляющих отраслей лесного комплекса (лесохозяйственной и лесопромышленной) функциональным управлением. Участники лесных отношений, включая и властные структуры, считают лесное хозяйство сырьевым придатком лесной промышленности, а не равноправным субъектом технологической цепочки по производству лесопродукции с высокой добавленной стоимостью. Между лесопользователями и вновь созданными управленческими структурами лесного хозяйства – лесничествами – не сложились партнерские отношения. Деятельность лесничеств в основном направлена на ужесточение штрафных санкций и взыскание ущерба за лесонарушения, при этом не оказывается квалифицированная помощь лесопользователям (особенно индивидуальным предпринимателям и малым предприятиям) в организации технологичных лесозаготовок. Агенты обеих составляющих, действующие на лесных рынках, не стремятся к экономическому альянсу с партнерами по бизнесу.

2. Разрушенность технологических связей (цепочки) между лесопромышленными отраслями и производствами. Нарастающая фрагментарность лесного сектора стала одной из основных причин снижения темпов роста эффективности лесопромышленного производства, привела к стагнации объемов лесозаготовок, деградации технической и технологической базы, вызвала рост трансакционных издержек, снижение рентабельности и даже убыточность многих лесозаготовительных и деревоперерабатывающих предприятий, что ограничивает приток инвестиций.

Идея комплексного подхода к проблеме использования и воспроизводства лесов содержится и в самом определении лесного комплекса страны, представляющего собой «отрасли и подотрасли лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, микробиологической, лесохимической промышленности и лесного хозяйства, обеспечивающие заготовку древесного сырья, его использование, воспроизводство и охрану лесных ресурсов» [74].

В работе [72] лесной комплекс трактуется как «совокупность отраслей и производств на территории экономического района, имеющих единый предмет труда (лесные ресурсы) и последовательно осуществляющих производственные процессы по их использованию, воспроизводству и охране».

A.C. Шейнгауз считает, что «лесным комплексом является совокупность лесных ресурсов и базирующейся на этих ресурсах деятельности людей, направленной на оптимальное использование всех многообразных полезностей леса в соответствии с социальными и экономическими потребностями общества при расширенном воспроизводстве этих полезностей и самих ресурсов» [124]. Дальнейшее «развитие форм организации лесной промышленности и лесного хозяйства, основанного на концентрации, комбинировании, специализации и кооперировании производств, представляет собой эволюционный процесс, закономерности которого обусловлены потребностями народного хозяйства в конечной продукции, получаемой на базе использования лесных ресурсов, состоянием районных балансов производства и потребления древесины и продуктов ее переработки, техническим прогрессом в отраслях лесного комплекса (лесозаготовке, лесопереработке и лесном хозяйстве)» [44].

В приведенных определениях лесного комплекса отображаются различные аспекты использования и воспроизводства лесных ресурсов, но основным является акцент на условиях, необходимых для организации рационального лесопользования. Отсюда следует основная задача лесного комплекса – «получение лесопродукции в максимальном количестве с наименьшими затратами на основе рационального использования лесных ресурсов» [69].

В современном лесном законодательстве Российской Федерации получило распространение понятие «лесопромышленный комплекс» (ЛПК), под которым понимается совокупность видов экономической деятельности (ВЭД), базирующихся на использовании и воспроизводстве лесных ресурсов, а также взаимосвязанных с ним в процессе хозяйственной деятельности.

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что лесопромышленный комплекс – это промышленная часть лесного комплекса, т. е. «совокупность хозяйствующих субъектов, заготовляющих и перерабатывающих древесину и производящих из этой древесины продукты той или иной степени готовности к их потреблению» [124].

В настоящее время лесопромышленный комплекс включает в себя:

• совокупность видов экономической деятельности (лесозаготовки, обработка древесины и производство изделий из дерева, а также древесной массы, бумаги, картона и изделий из них), производств по промышленной эксплуатации и переработке древесины;

• вид экономической деятельности по воспроизводству лесных ресурсов (лесное хозяйство);

• производства по эксплуатации недревесного сырья (сбор и переработка продуктов побочного пользования, охотничье-промысловое хозяйство);

• обмен продукцией (лесоэкспорт, сбытовые организации);

• лесные научные учреждения и подготовку кадров для лесопромышленного комплекса;

• капитальное строительство;

• ремонтные службы с элементами машиностроения.

Кроме того, в состав лесопромышленного комплекса входят различные службы, которые реализуют защитные, санитарно-эстетические, водорегулирующие, рекреационные функции леса и которые не все оформлены в виде отраслевых образований, однако их роль в народнохозяйственном комплексе постоянно возрастает.

Структура любой экономической системы, в том числе и ЛПК, характеризуется определенными пропорциями между ее элементами, неоднородностью, полиструктурностью, т. е. наличием некоторого множества структур различных типов (табл. 1.6).

Множество сочетаний отдельных элементов и взаимосвязей между ними не только придают этому первичному набору структурных элементов системные качества, но и формируют ряд особенностей, влияющих на характер его инновационного развития.

Во-первых, отличительной особенностью лесопромышленного комплекса является самовозобновляемая, но несамосохраняемая сырьевая база (леса), что определяет необходимость защиты, охраны и воспроизводства лесных ресурсов. Отсюда для повышения качества лесов необходимо внедрять новшества прежде всего в развитие лесосырьевого сектора.


Таблица 1.6. Типология структур лесопромышленного комплекса


Во-вторых, результат внедрения новшеств и вложения инвестиций в лесохозяйственную составляющую имеет долгосрочный срок инновационной отдачи, которая проявляется не столько в повышении качества сырья, сколько в конечном продукте переработки древесины.

В-третьих, пространственная локализация лесосырьевой базы требует для ее освоения постоянного развития инфраструктуры (лесных дорог).

Следовательно, внедрение новшеств в лесопромышленном комплексе должно осуществляться на всех этапах технологической цепочки производства инновационной лесопродукции, формируя инновационный процесс по всем направлениям: лесохозяйственное, лесозаготовительное, деревообрабатывающее, лесохимическое и целлюлозно-бумажное производства.

Инновационный процесс в лесопромышленном комплексе представляет собой последовательность действий, в ходе которых инновация вызревает от идеи до конкретного продукта, технологии или услуги и распространяется в хозяйственной практике. Наиболее простую модель инновационного процесса в лесопромышленном комплексе можно представить в виде логического расчленения единого процесса на отдельные последовательные функциональные или структурные части (рис. 1.1).


Рис. 1.1. Схема инновационного процесса в лесопромышленном комплексе


Обратные связи в инновационном процессе могут возникать не только между заключительными и начальными стадиями инновационного процесса, но и между промежуточными. Здесь важное значение приобретает обратный поток информации от лесопромышленного производства к науке, вызывающий необходимость проведения дополнительных исследований и разработок, направленных на совершенствование всего научно-производственного цикла.

Мировой опыт и практика реализации инноваций в лесопромышленном комплексе показывают следующую направленность инновационного процесса:

1. В лесном хозяйстве инновации направлены на технологии повышения качества, защиты, воспроизводства, сохранности и развития инфраструктуры лесов (применение передовых технологий в сфере повышения качества лесопосадочного материала, аэрокосмическое наблюдение, развитие многоцелевой инфраструктуры и др.).

2. В лесозаготовительном производстве (с учетом разнообразия природно-производственных условий) инновации направлены на разработку машин нового поколения как для хлыстовой, так и для сортиментной технологии лесозаготовок, а также технологий переработки низкосортной древесины для использования ее в энергетических целях (производство биотоплива).

3. В деревообрабатывающем производстве инновации направлены на разработку и внедрение технологий и оборудования качественно нового уровня, позволяющих производить конкурентоспособную на внешнем рынке лесопродукцию высоких переделов (пиломатериалы, крупномасштабная фанера, древесные плиты, мебель).

4. В целлюлозно-бумажном и лесохимическом производстве инновации направлены на внедрение технологий эффективного использования лиственной древесины, повышение экологичное™ процесса производства, выпуск продукции с высокими потребительскими свойствами.

В условиях жесткой конкуренции на внутреннем и внешнем рынках инновационное развитие выступает фактором повышения конкурентоспособности лесопромышленного комплекса.

Конкурентоспособность ЛПК определяется наличием технических, экономических и организационных условий для создания производства и сбыта (с издержками не выше интернациональных) продукции высокого качества, удовлетворяющей требованиям конкретных групп потребителей. Тем самым обусловливается необходимость формирования конкурентных преимуществ перед аналогичными отраслями лесопромышленного комплекса за рубежом. Эти преимущества могут выражаться в наличии:

• рациональной отраслевой структуры;

• группы высококонкурентных организаций-лидеров, подтягивающих другие предприятия отрасли до своего уровня;

• отлаженной опытно-конструкторской и прогрессивной производственно-технологической базы;

• развитой отраслевой инфраструктуры;

• гибкой системы научно-технического, производственного, материально-технического и коммерческого сотрудничества как внутри ЛПК, так и с другими отраслями в стране и за ее пределами;

• эффективной системы распределения продукции.

Кроме того, конкурентоспособность на уровне отрасли можно оценивать, применяя следующие показатели (или их комбинацию): производительность труда, удельную оплату труда, капиталоемкость и наукоемкость, технический уровень продукции, совокупность знаний и научных заделов, необходимых для самостоятельного освоения продукции и ее воспроизводства; объем технических заделов для реализации научных проектно-конструкторских разработок; степень экспортной ориентации или импортной зависимости отрасли; степень соответствия уровня развития отрасли общему уровню развития национального хозяйства; степень использования продукции в различных отраслях народного хозяйства. Этот набор показателей может быть изменен или дополнен с учетом специфики отраслей ЛПК.

Конкурентоспособность лесопромышленного комплекса зависит от способности его отраслей вводить новшества и модернизироваться. В результате испытываемого давления и требований рынка компании увеличивают свое преимущество в борьбе с сильнейшими конкурентами на мировом рынке. В современной экономической ситуации, когда конкуренция в мировых масштабах неуклонно возрастает, конкурентное преимущество создается и поддерживается через сильнолокализованные процессы.

Условиями высокой конкурентоспособности отрасли выступают:

• наличие отраслевых возможностей для внедрения в практику передовых идей;

• стабильность и устойчивость к изменениям на рынке;

• высокая привлекательность для инвесторов и кредиторов.

На растущем российском рынке конкурентоспособным будет являться тот лесопромышленный комплекс (и его подкомплекс), который сумеет:

а) четко определить и разработать стратегию развития;

б) использовать эффективные инструменты обеспечения стратегической конкурентоспособности;

в) привлечь финансирование для реализации данного проекта.

Конкурентоспособность отраслей лесопромышленного комплекса зависит также от умения накапливать и развивать знания, формировать на их базе ключевые компетенции и превращать в конечном счете в товарные, технологические и организационные нововведения. Создание инновации – это творческий процесс, ведущую роль в котором играют личности, генерирующие и воплощающие идеи. В связи с этим резко возрастает значимость инновационного менеджмента, который можно определить как способ управления, помогающий полностью использовать творческие возможности коллектива.

В теории и практике управления конкурентоспособностью конкурентное преимущество формируется на основе понятия «ценность».

Ценность – это нечто особенное, чем система владеет (содержит в себе), стремится сохранить или иметь в будущем (профессионализм, организованность, новшество, известная торговая марка, технология и т. п.).

Конкурентное преимущество системы – какая-либо ценность, которой обладает система и которая дает ей преимущество перед конкурентами.

Ценности квалифицируются по следующим признакам:

1) система, которой присуща ценность для реализации конкурентного преимущества: биологическая, социальная, производственная, техническая;

2) вид ценностей: материальные, нематериальные, денежные, социальные, культурные, духовные, природно-климатические, политические;

3) содержание ценностей: качественные, стоимостные, поведенческие, синергетические;

4) источник или основа происхождения ценностей: объективные и субъективные;

5) способ существования ценностей: реальные и виртуальные;

6) сущность ценностей: базисные (радикальные новшества, высокая квалификация персонала, высокая организованность системы управления и т. п.) и второстепенные (ординарные новшества, дешёвые трудовые ресурсы, освоенная рыночная инфраструктура, активы и т. п.);

7) динамичность проявления ценностей: стратегические и тактические;

8) форма проявления ценностей: достоинства индивидуума, позитивные взгляды на явления; оригинальная миссия системы, новшества и т. д.;

9) место проявления ценностей: внутри системы и вне системы;

10) уровень стабильности проявления ценностей: устойчивые (природно-климатические факторы, положительная конкурентная среда, высокая культура и т. п.) и неустойчивые (новшества, имидж, ресурсы и т. п.);

11) масштаб распространения ценности: глобальные, локальные, индивидуальные.

Ценности в лесном бизнесе могут превратиться в стратегические, тактические или второстепенные конкурентные преимущества, реализуемые вне или внутри биологической, социальной или производственной системы в глобальном, локальном или индивидуальном масштабе. Конкурентные преимущества в конечном счете превращаются в товар, выпускаемый данной системой и реализуемый на рынке (рис. 1.2).

Полученный после реализации товара доход, включающий эффект, вновь поступает в систему, которая использовала данное конкурентное преимущество (на схеме эта связь показана стрелкой от экономической выручки к системе).

Экономическая система распределяет полученный доход на внутреннее потребление (премирование персонала, техническое или социальное развитие системы и другие направления) и (или) на приобретение новой конкурентной ценности. Эта связь показана стрелкой от системы к ценности. Весьма важно полученный эффект направлять на приобретение таких ценностей, которые могут быть реализованы в новые конкурентные преимущества данной системы.


Рис. 1.2. Состав и направления реализации конкурентных преимуществ регионального лесопромышленного комплекса и трансформация их в доход


Таким образом, конкурентные преимущества создаются уникальными осязаемыми и неосязаемыми активами, которыми владеет отрасль, теми стратегически важными для данного бизнеса сферами деятельности, которые позволяют побеждать в конкурентной борьбе.

1.3. Кластерная модель сбалансированного развития инновационной и инвестиционной деятельности

Технологическое развитие является результатом сложного комплекса взаимосвязей участников инвестиционно-инновационного процесса – предприятий и организаций, финансовых структур, государства, вузов и научных учреждений и др., объединенных потоками знаний и информации.

В международной практике существуют два основных подхода к формированию потоков знаний: кластерный – внутри страны и подход на основе модели международного научно-технического сотрудничества (МНТС) – на международном уровне.

Обычно кластеры[1] определяются как производственные сети тесно взаимосвязанных фирм, объединенных друг с другом в производственную цепочку, в рамках которой создается добавленная стоимость. В некоторых случаях в кластеры включаются также стратегические альянсы производственных фирм с университетами, исследовательскими учреждениями, потребителями, технологическими брокерами и консультантами. Определенные таким образом кластеры можно считать инновационными системами, но меньшего масштаба, чем национальная инновационная система, под которой понимается совокупность субъектов и институтов, деятельность которых направлена на осуществление и поддержку в осуществлении инновационной деятельности.

В рамках кластерного подхода центральное внимание уделяется комплексу взаимосвязей участников процесса создания добавленной стоимости в производстве товаров и услуг и инвестиционно-инновационной деятельности. При таком подходе исследуются не только горизонтальные сети, в которых осуществляется сотрудничество фирм, действующих на рынке одного и того же продукта или принадлежащих к одной промышленной группе. Кластеры, как правило, являются сетями, охватывающими несколько отраслей и включающими разнообразные фирмы, специализирующиеся вокруг конкретного звена в цепочке создания добавленной стоимости.

В рамках исследований проблем инновационного развития используются различные подходы к идентификации промышленных кластеров. В большинстве случаев отрасли группируют исходя из степени межотраслевой циркуляции знаний, включая:

а) потоки технологий, основанные на приобретении продуктов и промежуточных товаров в других отраслях, и взаимодействие производителей и пользователей;

б) техническое взаимодействие с другими отраслями, выраженное в патентовании, цитировании патентов и научных публикаций, совместных исследовательских проектах;

в) мобильность персонала, его миграция между отраслями.

Исследование возможностей создания кластеров играет важную роль в формировании стратегии структурных изменений экономических систем. Кластерный подход предполагает изучение характерных для целого комплекса фирм и отраслей взаимосвязей в технологиях, навыках, информации, маркетинге и потребительских запросах. Эти взаимосвязи оказывают определяющее влияние на направленность и темпы инвестиций и конкурентоспособность. Таким образом, кластерный подход позволяет осуществить новую оценку роли частного сектора, государства, торговых ассоциаций, исследовательских и образовательных учреждений в инвестиционно-инновационном процессе. Такой подход может послужить основой для конструктивного диалога между представителями предпринимательского сектора и государства с целью выявления общих проблем, а также инвестиционных возможностей и необходимых мер государственного содействия инновационному развитию экономики.

Несмотря на то что анализ инвестиционно-инновационных процессов на национальном уровне остается наиболее важным, все более возрастает роль международных потоков знаний в условиях глобализации промышленного производства, научных исследований и других видов деятельности, имеющих отношение к инновациям. На национальные инновационные системы влияют такие факторы, как приобретение технологий за рубежом, покупка зарубежных патентов и лицензий, технологические альянсы между фирмами разных стран, международная торговля консалтинговыми услугами, прямые иностранные инвестиции и совместные международные публикации.

М. Портер предлагал рассматривать конкурентоспособность страны через призму кластеров, а не через отдельно взятые предприятия. Он полагал, что «кластер – это группа географически соседствующих, взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга» [83].

Изучив конкурентные возможности десяти стран и проанализировав в них более сотни отраслей, М. Портер пришел к выводу, что кластеры присутствуют во многих отраслях и наблюдаются как в условиях рыночной экономики, так и в странах с начальным этапом развития рыночных отношений. При этом самыми конкурентоспособными являются не бессистемно разбросанные по стране компании, а те, которые имеют свойство концентрироваться в определенном регионе.

В настоящее время кластерная теория М. Портера является наиболее признанной в управлении инновациями и инвестиционной деятельностью. Однако кластерный подход к исследованию процессов формирования конкурентоспособности рассматривается и в ряде других теорий.

Например, французские ученые И. Толенадо и Д. Солье применили понятие «фильеры», означающее зависимость групп (секторов) друг от друга по технологическому уровню. Фильеры – это наиболее узкая интерпретация кластера, так как они основываются на одном из его критериев, а именно наличии технологических связей между секторами и отраслями экономики [87].

Кластерная теория шведских исследователей базируется на тезисе Е. Драхмена «о блоках развития» – взаимосвязях шведских корпораций, когда конкурентоспособность экономики обеспечивается за счет способности одного из секторов развиваться и влиять на прогресс развития другого сектора. Это развитие происходит поэтапно в рамках одной отрасли, связанной с другими отраслями, что дает определенный конкурентный рост.

В. Фельдман считает, что в развитии конкурентоспособности основополагающим является тот факт, что наиболее жизнеспособные кластеры инновационной активности складываются путем диверсификации контактов между отраслями, связанными между собой долгосрочными обязательствами (договорами поставок и покупок). Таким образом, кластерная теория рассматривает способы интеграции производства по тем или другим принципам, суть которых определена конечной целью объединения.

В экономической теории рассматривается несколько схем интеграции промышленного производства. Кластер как один из видов интеграции, в зависимости от её глубины и сложности, представлен большим многообразием форм. Опираясь на практику зарубежных стран, их можно объединить в следующие модели:

1. Модель кластеризации производства, при которой компании кластера находятся в одном регионе и максимально используют его природный, кадровый и интеграционный потенциал. Вся выпускаемая продукция ориентирована на экспорт или замещение импорта.

2. Основу шотландской модели кластера составляет крупная компания, объединяющая вокруг себя мелкие предприятия.

3. Итальянская модель кластера представляет собой гибкое и «равноправное» сотрудничество компаний малого, среднего и крупного бизнеса. Эта модель является наиболее приемлемой для стран, вступающих в рыночную экономику.

Некоторые экономисты (ученые и практики) пытались разработать типологию кластерных схем. Например, руководитель департамента экономического развития и инвестиций Администрации Самарской области Г.Р. Хасаев [87] предложил структурную типизацию кластеров, которая представлена следующими видами:

A. Однородный кластер, характеризующийся несколькими предприятиями, объединенными с целью экспорта производимой продукции.

Б. Фокальный (корневой) кластер, в структуру которого входят лидирующие компании, обеспечивающие основной экономический рост кластера, и предприятия, не являющиеся значительными. Наличие поставщиков, научно-исследовательских организаций и институтов расширяет горизонтальную структуру фокального кластера.

B. Сетевой кластер, характерной чертой которого является наличие координационного центра.

Американский исследователь С. Розенфельд [87] определил кластер как скопление компаний, способных создать синергетический эффект за счет географической компактности их расположения и взаимозависимости, и представил три типа кластеров:

1) рабочие кластеры, в которых совместно накопленный объем знаний, опыта и других ресурсов является конкурентным преимуществом, за счет чего производственный потенциал значительно превосходит тот, который реализовался бы вне кластерного объединения;

2) латентные (скрытые) кластеры характеризуются присутствием возможностей, но значимость их применения и эксплуатации осознана участниками кластера не до конца, о чем свидетельствует низкий уровень взаимодействия друг с другом, обмена информацией и ключевыми знаниями, отсутствие стратегии будущего и достаточного уровня доверия между участниками;

3) потенциальные кластеры, отличительными чертами которых являются: недостаток производственных ресурсов, отсутствие взаимодействия, достаточного для извлечения выгоды от местоположения предприятий и развития эффективного кластера.

Из вышеизложенного нетрудно заключить, что перечисленные модели интеграции производства являют собой тот или иной тип отраслевого промышленного кластера. В практике XX века они представлены холдингами, ассоциациями, корпорациями, транснациональными компаниями и др.

В период глобализации мировой экономики и ужесточения конкуренции в число приоритетов выходит совершенствование территориальной организации хозяйствующих субъектов, с тем чтобы обеспечить конкурентоспособность на мировых рынках не только отдельных корпораций и отраслей, а региона и страны в целом. Решение этой проблемы вызывает к жизни новые агрегированные структуры. В рамках отдельного региона таковыми структурами, на наш взгляд, могут стать территориальные кластеры.

По мнению аналитиков МГТУ имени Н.Э. Баумана и консалтинговой компании «Бауман Инновейшин», в структуре территориального кластера обязательно должны присутствовать три взаимосвязанных и взаимодополняющих элемента, взаимодействие которых усиливает их и способствует повышению конкурентоспособности кластера.

Во-первых, это ключевые фирмы (лидирующие предприятия), на которые замкнуты основные производственные процессы (технологические цепочки). В зависимости от вида кластера может быть несколько фирм, именно они обеспечивают его экономический успех.

Во-вторых, это сеть поставщиков, выполняющих функции по снабжению компаний, входящих в кластер, сырьем, запчастями и прочими материалами, услугами и т. д. в соответствии с запросами всех видов деятельности, осуществляемых в кластере. От качества работы поставщиков и их географии зависит успех деятельности всего кластера. Удаленность поставщиков от производственных объектов снижает конкурентные преимущества кластера, так как несет удорожание затрат на транспортные расходы, что, безусловно, снижает конкурентоспособность продукции по цене.

В-третьих, это наличие бизнес-климата. Эффективность функционирования кластера зависит от многих факторов, составляющих понятие «бизнес-климат». К ним относятся факторы, характеризующие макросреду (природные, политические, технологические, социально-культурные, международные тенденции), а также факторы, характеризующие состояние экономики и структуры народного хозяйства страны (региона), уровень инфляции, ценовую и налоговую политику, состояние и развитие финансовой системы и покупательную способность населения, конкурентную среду и т. д.

Как правило, в структуру большинства кластеров входят наряду с основными элементами сервисные институты: инжиниринговые и консалтинговые фирмы, научно-исследовательские организации, высшие учебные заведения, кредитно-финансовые учреждения, правительственные и другие организации. В систематизации кластера каждая из этих структур имеет определенную значимость и решает конкретную задачу:

– Научно-исследовательские институты и учебные заведения играют главенствующую роль в создании высокотехнологичных производств, во внедрении рожденных в лабораториях инновационных технологий, в разработке методов ведения наиболее низкозатратного производства, разработке новых направлений развития кластера, подготовке высококвалифицированных специалистов. Присутствие в кластере научно-исследовательских институтов приводит к появлению новых идей, которые могут стать инновационным «прорывом» в экономике.

– Образовательные учреждения (высшие и средние специальные) выполняют задачу подготовки квалифицированных кадров, обладающих компетенциями, адекватными требованиям научно-технического прогресса. Взаимодействие в кластере предприятий и учебных заведений способствует созданию на территории региона благоприятной социальной и культурной среды, развитию инфраструктуры.

– Финансовые институты, как составляющие кластера, взаимодействуют с его участниками и, используя различные виды кредитования и лизинговые схемы, играют существенную роль в технологическом и техническом обновлении производства. Это ведет к ускорению инновационного процесса в кластере и способствует росту производительности труда.

Взаимоотношения предприятий в рамках кластера с разного рода бизнес-союзами, бизнес-инкубаторами, консалтингами, ассоциациями и торгово-промышленными палатами также приносит определенный эффект. Деятельность этих организаций, как правило, ориентирована на крупные предприятия, обладающие конкурентными позициями и выработанной стратегией поведения на рынке, т. е. сумевшие зарекомендовать себя на рынке. Следует подчеркнуть, что в кластере учитываются и интересы малых и средних предприятий, которые неизбежно приобретут членство в деловых ассоциациях. Следовательно, реализация кластерного подхода к управлению содействует развитию малого и среднего бизнеса, а его успешное функционирование является одной из задач государственной политики в сфере развития рыночной экономики.

Постоянный контакт между участниками кластера (в противоположность конкурентной борьбе между компаниями вне кластера) способствует систематизации их сотрудничества на паритетной основе, обмену опытом, информацией, новациями; преодолению административных, налоговых, ценовых барьеров; облегчает доступ к квалифицированным трудовым ресурсам, накапливание культуры отношений и на этой основе способствует повышению конкурентоспособности кластера и вовлечению в его структуру новых компаний и инвестиций. Компании стремятся к объединению, сознавая значимость обмена опытом, новациями и информацией, при этом продолжают конкурировать друг с другом, т. е. остаются конкурентами внутри кластера. Возникающая и возможная потеря от утечки информации оказывается гораздо ниже преимуществ, получаемых при объединении.

При исследовании эволюции кластерных структур выявились особенности (условия) их развития и характерные черты сетевых структур (табл. 1.3).


Таблица 1.3. Особенности развития кластерных структур [87]


На основании выявленных особенностей эволюции кластеров исследователи определили десять основополагающих принципов их структуризации, перечень и характеристика которых приведены в таблице 1.4.

Обобщая основные положения кластерной теории, следует подчеркнуть, что кластер является одной из форм сетевых структур и характеризуется инновационной мобильностью в постоянно изменяющейся внешней конкурентной среде. Кластерная организация более эффективна за счет перехода на инновационное производство.


Таблица 1.4. Основополагающие кластерные принципы и их характеристика [87]



Её функционирование представляет основу для привлечения инвестиций, развития малого и среднего бизнеса, повышения гибкости и мобильности компаний. Этот вывод подтверждается опытом промышленно развитых стран (США, Финляндия, Германия, Италия, Япония, Франция и др.), которые благодаря использованию кластерного подхода к организации промышленного производства в различных секторах экономики (табл. 1.5) достигли успехов в усилении своей конкурентоспособности.


Таблица 1.5. Мировой опыт кластерной стратегии развития экономики [87]



Конкурентные преимущества экономики этих стран достигаются и удерживаются путем борьбы за инновационность производства, посредством рационализации и внедрения новых изобретений. Инновационность производства трансформируется в политику формирования конкурентоспособных промышленных кластеров, вошедшую в национальные программы экономического развития многих стран. Кластерная политика, основанная на инновациях, опирающаяся на эффективное взаимодействие промышленных предприятий, организаций науки и образования с непосредственным участием системы государственной поддержки, делает возможной конкурентоспособность предприятий на глобальном рынке.

В России процесс кластерной структуризации и управления промышленным производством, стартовавший в 2004 г., имеет свои особенности, главной из которых выступает усиление роли государства в развитии ключевых отраслей экономики.

Как известно, ускоренная приватизация не привела к росту эффективности производства. Тезис о том, что приватизированные предприятия работают эффективнее государственных, практика не подтвердила. Анализ постприватизационного развития ряда инвестиционно-привлекательных компаний и предприятий топливно-энергетического комплекса, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности и других отраслей, которые перешли во владение частных собственников, показывает, что большинство из них не сумели обеспечить эффективное управление хозяйственной деятельностью. Новые хозяева не проявили интереса к развитию предприятий и не приложили усилий к их реорганизации на базе научно-технического прогресса. Их интерес заключался в приобретении, разделе и перепродаже государственной собственности. Лишь часть новых собственников имели конечной целью эффективную предпринимательскую деятельность в полном смысле этого слова – реконструкцию принадлежащих им предприятий с последующим выходом на внутренний и внешний рынки.

В связи с этим В. Цветков и А. Джумов полагают, что для достижения поставленной цели у государства есть два способа.

Первый, сложный и трудоемкий, – развивать конкуренцию, борясь с олигархами с помощью антимонопольной политики. Второй – самому создавать новые источники роста. Очевидно, что государство выбрало второй путь. Прекратив дискуссии о поисках баланса между частными и государственными секторами в ключевых отраслях экономики, власть сделала ставку на строительство крупных государственных корпораций [122]. Об этом свидетельствуют следующие факты.

В 2004 г. государственная компания «Роснефть», ранее добавившая к своим активам компанию «Северная нефть», приобрела основной нефтяной актив «ЮКОСа». В 2005 г. государство полностью оформило контроль над «Газпромом». Доля государства в газовой монополии увеличилась с 38 % в 2000 г. до 50 % на конец 2005 года. «Газпром», в свою очередь, в этом же году приобрел 72 % акций «Сибнефти» и 51 % акций «Нортгаза», в 2007 г. подписал предварительное соглашение о создании совместного предприятия с «АЛРОСА». По сути, сделки «Газпрома» обеспечили государственный контроль над нефтяной отраслью: с учетом компаний «ЛУКойл» и «Сургутнефтегаз» доля государства в российской нефтедобыче составила 58 %.

Государство завершает консолидацию не только нефтегазового, но российского топливно-энергетического комплекса. В 2007 г. «Газпром» и Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК) создали совместную компанию, в которой 51 % акций принадлежит «Газпрому». Эта компания стала крупнейшей после РАО «ЕЭС» энергетической компанией, ее стоимость составила 11 млрд. долл.

В атомной энергетике в целях консолидирования атомного машиностроения в марте 2006 г. создан субхолдинг «Атомэнергомаш», в который со временем предполагается включить «ЗИО-Подольск», «Ижорские заводы» и «Силовые машины». Объединившись, эти российские предприятия смогут выпускать почти всю номенклатуру оборудования для атомной энергетики и контролировать треть мирового рынка, который оценивается в 45 млрд. долл. США.

Кроме того, государство продолжает увеличивать свою долю собственности в государственных концернах авиапрома, автопрома, машиностроения и судостроения, авиационного двигателестроения, горнодобывающей отрасли, тем самым демонстрируя политику усиления государственного регулирования развития ключевых отраслей экономики, что, на наш взгляд, объективно необходимо при вступлении в ВТО.

Если Россия претендует на сильные позиции в мировой экономике, то она должна быть узнаваема как экономически мощная держава по целому ряду параметров: её представительство среди крупных компаний мира должно быть значительным, а не ограничиваться одним «Газпромом». Представляющим её компаниям, безусловно, необходимо иметь в своей основе национальный промышленный капитал. Они должны стать компаниями новой технологической волны, способными реализовывать не только самостоятельные проекты, но и международные, в том числе с частными инвесторами – как российскими, так и иностранными.

Консолидация активов в крупных государственных корпорациях и применение нанотехнологий предоставляют реальную возможность создать устойчивую современную экономику, поднять уровень жизни населения, обеспечить экономическую безопасность страны и укрепить ее позиции на мировом рынке.

Обобщая вышеизложенное, можно, на наш взгляд, утверждать, что кластерная форма организации предприятий является одним из перспективных направлений развития экономических систем и повышения их конкурентоспособности.

Таким образом, промышленный кластер – это сетевая структура с особенностью географической локализации, при которой предприятия, входящие в основную технологическую цепочку создания добавленной стоимости, связаны общими экономическими интересами и определенной корпоративной культурой взаимоотношений. Функционально они дополняют друг друга; взаимодействуют с поставщиками, потребителями, научно-образовательными и общественными организациями посредством обмена товарами, технологиями, информацией, услугами и т. п. с целью усиления конкурентных преимуществ как своих, так и кластера в целом.

Необходимо различать понятия кластера и сети. Если кластер – это скорее составляющая сетевой структуры, одна из ее форм, то принципы организации сетевой структуры могут быть другими. Сети присущи гибкость, способность к изменениям, а кластеру – специализация, соблюдение определенного профиля деятельности. Сетевая структура в состоянии свободно вычленить из системы любое предприятие, если, например, страдает качество или данное предприятие не разделяет общей стратегии. Кластер менее гибок в этом отношении (речь идет о технологической, а не о структурной жесткости), т. к. не способен выбросить из своей цепочки определенные звенья – предприятия, связанные технологически, но выигрывает в комплексности, концентрации производства, технологии, качестве НИОКР, а соответственно, в более низких издержках и высокой конкурентоспособности.

Являясь одной из форм сетевых структур, кластер характеризуется быстротой инновационной адаптации к постоянно изменяющейся внешней конкурентной среде. Кластерная организация оправдывает себя за счет отказа от отраслевого типа организации, устаревших ресурсорасточительных технологий и перехода на инновационно оринтированное, снижающее издержки производство, представляет основу для привлечения инвестиций, развития малого и среднего бизнеса, повышения гибкости и мобильности компаний.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Лесной комплекс: управление инновационным развитием (П. М. Советов, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я