Школьные перегрузки. Как помочь своему ребенку (А. Е. Соболева, 2009)

Книга написана на материале, собранном в течение 10-летней работы Научно-исследовательского Центра детской нейропсихологии. Она адресована родителям школьников и учителям для того, чтобы они поняли причину школьных перегрузок детей и осознали, насколько важна для них сбалансированность всех компонентов успешного школьного обучения – школы, подходящей по уровню развития и контингенту детей, отношений между учителями и родителями, умения продуктивно учиться и не менее продуктивно проводить свободное время. В книге предложены варианты игровых упражнений, которые с успехом заменят утомительные занятия по предмету, трудно дающемуся вашему ребенку. Упражнения и игры, приведенные в книге, проверены на практике, и – вы увидите! – они чудесным образом изменят успеваемость вашего школяра. Издание поможет родителям правильно организовать обучение и отдых своего ребенка, а учителям – взглянуть другими глазами на проблемы и успехи своих учеников. Прочитав эту книгу, взрослые смогут понять собственные ошибки и, исправив их, достигнуть гармоничных отношений с детьми. Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Школьные перегрузки. Как помочь своему ребенку (А. Е. Соболева, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть I

Проблемы времени и места

1. Почему ребенок утомляется

В начале июня на нейропсихологическую консультацию мама привела третьеклассника Женю. Мальчик выглядел сосредоточенным, явно старался как можно лучше ответить на вопросы тестов. Постороннему наблюдателю могло показаться, что особых проблем с учебой у него быть не должно. Однако выяснилось, что третий класс он закончил на одни тройки, отказывается читать, учителя частенько называют его «глупеньким», и ко всему прочему Женя болеет иногда по два раза в месяц. Мама очень надеялась за лето как-то подтянуть сына и чрезвычайно удивилась, услышав от нейропсихолога: «Нет, летом заниматься мы вам не советуем. Вы даже не представляете, насколько устал ваш ребенок!»

Многие дети большую часть учебного времени находятся в состоянии крайней усталости, поэтому заставлять их в каникулы учить математику или заниматься русским просто жестоко. А если он начинает учить через силу, то заболевает. Большинство проблем Жени, как и многих его друзей по несчастью, ежедневно приходящих в центр нейропсихологии, заключается в незрелости мозга, точнее, тех отделов, которые отвечают за питание мозговых структур, снабжение их энергией. Если энергии мало, весь мозг, может быть и неплохо устроенный, не работает, а находится в бездействии.

Состояние нервных клеток этого важного блока зависит от интенсивности обменных процессов внутри организма и от раздражения наших органов чувств. Чем более активен человек физически, чем больше разнообразных ощущений он переживает, тем лучше работают его внутренние органы, тем выше его интеллект. И наоборот, как только истощаются силы физические, истощается и мозг. Поэтому летом ребенку не нужны никакие интеллектуальные занятия, особенно в виде дополнительных уроков. Зато как можно больше следует бегать босиком – по траве, по песочку, по морской гальке. Как можно больше купаться – хоть в море, хоть в тазу – важен контраст температур. Это раздражает нервные окончания кожи и тонизирует весь организм. Как можно больше ходить, ездить на велосипеде, получать новые впечатления от общения с природой, с друзьями, животными.

Подобные рекомендации получила и Женина мама, а когда осенью вновь пришла в центр, оказалось, что лето не прошло даром: Женя стал активен, на уроке руку поднимает, получил уже первые в новом учебном году пятерки. Правда, он не успел прочитать все книги по списку, но зато научился плавать. Теперь мама хочет, чтобы Женя прошел курс нейрокоррекции, и верит, что книжки никуда от него не уйдут. Вот что значит – подпитать мозг.

Никита на год младше Жени. Он более непосредственный и раскрепощенный. Только вошел в комнату, сразу схватил ручку со стола, повертел ее, положил, а она покатилась и упала на пол. Никита нагнулся, потянулся за ручкой, а за ножкой стола обнаружил карандаш, про ручку забыл, вытащил карандаш, покатал его в ладонях… Мама жалуется на неграмотность, плохое поведение на уроках (учительница устала писать замечания в дневник). Да и дома его не удержать, все время вертится, крутится. Как показали результаты тестирования, адекватно себя вести Никите мешают и недостаточная сформированность энергетического блока (как у Жени), и плохая работа блока, отвечающего за учет всевозможных правил и норм поведения. Никита просто не в состоянии учитывать правила – отсюда и его бесконечные ошибки в русском языке.

Летом Никите посоветовали обтираться сухой и влажной массажной рукавичкой, принимать контрастный душ, а еще пройти курс специального массажа воротниковой зоны. Гиперактивность Никиты вызвана недостаточностью подкорковых образований, поэтому его мозг следует тонизировать. Однако мама Никиты не поверила, что такие элементарные процедуры действительно помогут сынишке. Весь август мальчишка занимался с учительницей русским языком, а когда в октябре мама вновь пришла в центр, результаты тестов сильно снизились. Мозг Никиты не только не отдохнул за лето, но и не пополнил запасы энергии, теперь работа нейрокорректора усложнится и на помощь мальчику уйдет гораздо больше времени.

Нейропсихологи не устают повторять: прежде чем дополнительно заниматься тем или иным предметом с отстающим ребенком, надо выяснить причины этого отставания. Часто наблюдается такая ситуация – чем больше ребенок учит предмет, тем хуже его успехи. Как это можно объяснить? Да очень просто! Представьте себе ребенка, которому не дается устный счет, он никак не может выучить таблицу умножения, плохо запоминает стихи. Все это оттого, что у него плохо развито чувство ритма. Если он будет день и ночь «долбить» стихи или таблицу умножения, организация его мозга не изменится, а соответствующее полушарие будет только еще больше угнетено. Обычно перегрузку вызывает именно тот вид деятельности, который с трудом дается человеку. Сам мозг не справляется с поставленной задачей, отсутствие положительного результата приводит к понижению самооценки и психологическому дискомфорту.

Говоря о ребенке, что он «глупый», «ничего не соображает», мы не объясняем его поведение, а только занижаем его самооценку. Прежде всего следует выяснить природу его школьных неуспехов и тогда уже постараться помочь. Ребенку с недостаточностью мозговых структур противопоказаны монотонные занятия, зато в игровой форме он легко освоит и орфографию, и сложение с умножением.

Родители часто приводят в пример себя или старших детей, с которыми «проблем не было», не понимая, что нынешние дети действительно «по-другому устроены». Они не такие, какими были мы, успевавшие быть «хорошистами», посещать театральный кружок, лыжную секцию и имевшие в друзьях весь двор. Объективная реальность такова, что количество детей с минимальными мозговыми патологиями увеличивается, а учебная нагрузка постоянно возрастает. Уже в начальной школе многие детишки начинают изучать по два иностранных языка, историю, экономику; усложняются учебники и программы. Плохая экология, патологии беременности, сам ритм современной жизни, при котором ребенок не получает того, что ему необходимо для полноценного развития, как физического, так и психического. Так, детям недостает общения со сверстниками – многие и не знают, что такое двор, как играют в «казаков-разбойников», в прятки. Во многих домах книги заменил сначала телевизор, а потом и компьютер. Часто слишком занятые родители не находят минутки, чтобы погладить на ночь ребенка по головке, хорошо, если это сделает чужая тетя – няня или домработница.

Бывают и такие семьи, где воспитанием наследника бизнес-родителей занимается только «папин шофер дядя Коля», который в школу отвозит, из школы забирает, потом везет в бассейн и становится чуть ли не единственным человеком, открытым для общения.

Современные дети в массе своей не могут учиться так же, как мы, а тем более как их бабушки и дедушки. Поэтому для их успешного обучения надо искать подходящие варианты, подстраиваться под сущность ребенка. Нельзя всех стричь под одну гребенку. Необходимо к каждому искать индивидуальный подход, докапываться до сути проблемы и помогать ее решать.

2. Ветер перемен, или Как правильно выбрать школу для ребенка

Трудности учебного года позади, а «неуды» в дневнике по-прежнему не дают вам уснуть… Если и вас, и учителей не устраивают отметки вашего ребенка – пора всерьез задуматься. Нет, не об успеваемости, а о школе, которую он посещает. Возможно, все, что нужно вашему ученику, – это сменить «альма-матер»?

Смена школы – очень непростой шаг. Перемены места жительства и окружения, особенно частые, маленькому ученику даются нелегко. Поэтому необходимо быть твердо уверенными в том, что причина изменившегося отношения к учебе, корень зла, так сказать, заключается именно в неподходящей школьной обстановке. Вам стоит серьезно заняться поиском новой школы, если:

♦ ребенок перестал усваивать элементарные вещи и нервничает при одном виде учебников;

♦ вы начали замечать, что у него явно пропало желание ходить в школу и он неохотно рассказывает о событиях в классе;

♦ малыш стал часто болеть, чего раньше не было;

♦ учитель жалуется на то, что ваш ученик либо «отсутствует» на уроке, либо беспрестанно балуется и мешает заниматься другим;

♦ вы чувствуете, что маленький вундеркинд значительно опережает в развитии своих ровесников, и ваше мнение совпадает с мнением учителя.

Чтобы оценить способности своего школьника, физическое здоровье, особенности его психического развития, стоит подойти к вопросу объективно. Не пренебрегайте помощью классного руководителя. Даже если учитель вам не по душе, его мнение лучше учесть – ведь он постоянно наблюдает вашего ребенка в школьной обстановке, а у вас такой возможности нет.

Итак, «пройдемся» по нескольким учреждениям с обычной программой среднего образования, рассчитанным на детей с разным уровнем развития.

Школа рядом с домом

Мнение учителя. «Ваш ребенок способный, может стать отличником, очень общительный, но полностью себя не реализует и учится как-то неровно».

Районная школа подходит именно для таких, беспроблемных детей, у которых все в порядке и с успеваемостью, и с общением. Многие из нас посещали такие школы. Основным ее плюсом всегда было то, что она располагалась рядом с домом и дорога к ней была наиболее безопасной.

Преимущества. У ребенка освобождается масса времени для занятий по интересам или просто для гулянья. Образование в таких школах бесплатное, поэтому средства, которые вы запланировали на начальное образование ребенка, можно потратить на занятия, которые не менее полезны для его развития: музыку, рисование или спорт.

Недостатки. Классы в этих школах переполнены (до 30 человек), поэтому учитель не в состоянии уделить должное внимание каждому. Ученики подобраны не по уровню успеваемости, а по возрастным категориям (или по месту жительства). Официальная статистика говорит о том, что 1/3 всех школьников имеют психоневрологические отклонения, а 80–95 % нездоровы. Это означает, что часть детей в классе не будет усваивать учебную программу должным образом и волей-неволей учителю придется подстраивать свои объяснения под эту группу учащихся. Еще это значит, что в классе могут быть «расторможенные» дети, своим поведением мешающие остальным ученикам усваивать материал. Следовательно, наверняка будет снижена учебная мотивация и школьнику, который хочет учиться, придется делать выбор: или во избежание конфликтов с остальным классом стать таким, как все, или пытаться учиться лучше вопреки всему.

Из-за массовости и загруженности педагогического состава районная школа почти не имеет возможностей для нововведений и предпочитает старые, испытанные методы. Если в силу каких-то причин ребенок имеет возможность посещать только районную школу, постарайтесь определить его на курсы, подготавливающие детей к обучению в общеобразовательных школах. Эти курсы проводят нейропсихологи, занятия платные, но стоимость их невысока.

Школы-гимназии

Мнение учителя. «Ваш ребенок очень способный, понимает объяснения быстрее других, поэтому иногда ему бывает неинтересно на наших занятиях».

Школы-гимназии предусмотрены для детей, которые опережают в развитии своих сверстников. Они платные, но эта плата доступна семье со средним достатком. Из-за большого количества желающих попасть в гимназические классы при поступлении обычно проводится тестирование.

Преимущества. Обучение проводится по специальным программам, преподаватели – опытные педагоги. В эти классы не берут «расторможенных» и отстающих в развитии детей. Учиться в школах-гимназиях можно по разным программам, главное, чтобы вы не выбрали курс с углубленным изучением тех предметов, к которым ребенок, может быть, и способен, но не проявляет интереса.

Недостатки. Обучение в подобных школах проводится по усложненной программе, что может негативно сказаться на состоянии здоровья ребенка. Поэтому, решая отдать его в гимназию, руководствуйтесь не только умственными способностями, но и физическим состоянием.

Специализированные школы

Мнение учителя. «Он умненький и очень любознательный: весь урок задает вопросы – и такие, что не сразу ответишь… И отвечает на уроке совершенно не так, как остальные, – все время какие-то новости».

Ваш ребенок полон творческих идей, от которых, честно говоря, вы немножко подустали. Используйте его творческую энергию в мирных целях! Существуют специальные школы, предназначенные именно для таких – творческих, самостоятельно мыслящих, активных детей. Эти школы работают по авторским программам, например Эльконина/Давыдова.

Курс воспитания в них основан не на послушании, как в обычных школах, а на самостоятельности.

Преимущества. Ученики не получают здесь готовых ответов, а приходят к ним сами, в процессе обсуждений и споров. Например, таблицу умножения дети не заучивают, а «выводят». Им разрешается спорить с учителем и заваливать его бесконечными «почему?», иметь собственную позицию по любому вопросу и критиковать чужое мнение. Упор в обучении сделан не на запоминании, а на понимании, и приветствуется, когда при проверке ученик сам нашел и исправил ошибки в своей тетради. Эти методы включают и психологические (возрастные) факторы. Например, для первоклашек на первом месте стоят игра, соревнование, общение с одноклассниками. По методу Эльконина/Давыдова работают 8–9 % школ России.

Недостатки. Для обучения по этой программе необходима смена места жительства всей семьи, так как вероятность того, что подобная школа находится рядом с вашим домом, очень мала. После окончания такой школы у ребенка не будет возможности продолжить обучение по той же методике (в вузах такую систему преподавания не практикуют). Привыкнуть к стандартным методам обучения будет непросто.

Гимназии

Мнение учителя. «Для вашего ребенка программа класса – давно пройденный этап, он уже все это знает».

Если учитель подтвердил ваше мнение о том, что ребенку слишком легко (и поэтому неинтересно) учиться в данной школе, то подумайте о переводе его в гимназию. Не путайте школы-гимназии, где помимо гимназических классов существуют и обыкновенные, и гимназии, в которых учатся только дети с высоким уровнем развития.

Преимущества. Штат преподавателей в государственных гимназиях очень силен. В старших классах занятия часто ведут преподаватели вуза, курс по какой-либо теме может читать специалист-ученый, посвятивший всю жизнь изучению данного вопроса. Ребенок, одаренный и стремящийся к знаниям, будет чувствовать себя в гимназии как рыба в воде.

Недостатки. В государственных гимназиях учится большое количество детей из элитных, хорошо обеспеченных семей. Поэтому дети, чьи родители имеют менее высокий социальный статус, могут чувствовать себя ущербно.

Частные школы

Мнение учителя (вариант 1). «Этот сорванец занимается на уроке всем, чем угодно, только не учебой. Он не усваивает урок вместе с классом, иногда приходится объяснять специально для него».

Мнение учителя (вариант 2). «Ваш ребенок очень старается и на уроках себя хорошо ведет, но слабенький какой-то, болеет часто, пропускает много занятий, поэтому многое упустил».

Даже не думайте о том, чтобы начать дополнительные занятия дома. Вы должны найти своему ребенку такие условия обучения, которые будут максимально подходить его здоровью и физиологическим особенностям. В частных школах следят не только за успеваемостью детей, но и за их общим состоянием.

Преимущества. Отдав ребенка в частную школу, можно быть твердо уверенными в том, что он будет прекрасно накормлен, ухожен, что ему будут обеспечены идеальные бытовые условия и у него появится возможность дополнительно заниматься всем, чем он пожелает. Классы частных школ малочисленны, учитель имеет возможность заняться с каждым учеником индивидуально. Даже место, где сидит ваш ребенок, будет выбрано не случайно, а в зависимости от того, насколько удобно ему воспринимать информацию с этой точки пространства. Тестирование в этих школах проводится в основном для того, чтобы учителя могли понять, с кем они будут иметь дело. В преподавательский состав включены психолог, дефектолог и логопед. Наиболее «трудных» учеников объединяют в отдельный, коррекционный, класс.

Не стоит думать, что в частных школах учатся только проблемные дети. Контингент учеников очень разный. В старших классах частных школ хорошо бывает подросткам, которые по ряду причин не могут окончить 10 и 11 класс обычной школы. Попав в комфортные условия и доброжелательную обстановку, где каждым лично интересуются и пытаются распознать способности, школьники меняют учебную мотивацию на положительную и начинают лучше учиться.

Частная школа – идеальный вариант для родителей, которые не могут уделять много времени детям и контролировать их школьные успехи или внешкольные занятия.

Недостатки. Некоторые частные школы имеют слишком высокую стоимость обучения.

При выборе частной школы всегда интересуйтесь, есть ли лицензия и аккредитация. Лицензия подтверждает право школы обучать детей, дает гарантию того, что помещение отвечает санитарным и гигиеническим нормам, что в нем есть необходимое оснащение и штат укомплектован специалистами с соответствующим образованием. Аккредитация говорит о том, что школа имеет государственный статус, а следовательно, выпускники ее получат аттестаты государственного образца.

Если вы не ошибетесь в выборе школы, то положительные результаты в учебе не заставят себя долго ждать. Главное, помните: для любого ребенка можно найти условия, которые пробудят в нем желание учиться.

Как только вы определились с видом учебного заведения, постарайтесь собрать о нем и его работниках как можно больше информации, а затем отправляйтесь туда вместе с ребенком.

Но не забывайте, что не только вы будете изучать учебное заведение, но и представители этого учреждения будут изучать вас. Вот несколько советов, которые необходимо учесть при посещении школы впервые.

♦ Собираясь посетить намеченную школу, оденьтесь официально. Вы идете представлять своего ребенка.

♦ Расскажите малышу что-нибудь любопытное про эту школу (только не выдумывайте лишнего), чтобы он тоже почувствовал заинтересованность.

♦ Разговаривая с директором в присутствии ребенка, понаблюдайте, обращает ли тот внимание на своего будущего ученика, а также заметьте, как он разговаривает с педагогами.

Это должен быть исключительно спокойный, деловой тон. Если директор – личность явно неуравновешенная, не исключено, что преподавательский состав часто будет срывать раздражительность на учениках.

♦ Посмотрите расписание предметов. Дополнительно поинтересуйтесь содержанием тех дисциплин, о которых раньше ничего не слышали.

♦ Обратите внимание на учащихся. Если значительная их часть одета слишком вольно или, например, изобилует использование косметики – в школе не учебный стиль.

♦ Пройдитесь по классам. Убедитесь, что они без сквозняков, с удобными партами, с приятным антуражем – детскими работами на стенах, растениями на окнах.

3. «Принц и нищий» за школьной партой, или Как социальное расслоение влияет на наших детей

«Я хочу, чтоб мой не хуже других был!» – запальчиво говорит уже не очень молодая мама, выбирающая в модном бутике галстук для сына-выпускника. Стоимость галстука кажется немыслимой папе, который готов на эти деньги частично отремонтировать старенькие «Жигули», но он, бледнея, отсчитывает купюры, соглашаясь с мнением супруги. «Быть хуже других»… Папа испытывает это ощущение, когда застревает в пробке и оказывается рядом с шикарным «мерсом». Осознание своей материальной несостоятельности унизительно. Это во времена драматурга Островского считалось, что «бедность не порок». На дворе совсем иная эпоха. Но каким бы идеальным мы ни представляли прошлое или будущее, объективно приходится признать, что в любом обществе есть, были и будут богатые и бедные. Взрослый сформировавшийся человек воспринимает эту аксиому философски. А как к проблеме социального неравенства относятся дети? Ведь школа никогда не существовала в отрыве от мира взрослых и всегда являлась слепком с их жизни. Социальное расслоение в учебном детском учреждении – одна из острейших проблем современной системы воспитания.



Стоит заметить, что в прежние эпохи решение этой проблемы было сколь простым, столь и поверхностным. Гимназия, лицей, реальное училище всячески старались это противоречие между богатыми и бедными сгладить, скрыть. В дореволюционной России такой подход согласовывался с требованиями православной морали. В советской школе, как и во всей советской стране, на словах все были равны. Удерживать же это равенство приходилось драконовскими мерами, однако нарушать его особенно никому и не хотелось. Состоятельные родители не выпячивали свой достаток, тогда все стремились «быть как все». В нашем смутном веке жизнь кардинально изменилась. Нынче часто именно ребенок превращается в предмет демонстрации успешности родителей.


Царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной…

Расслоение по социальному признаку особенно заметно в массовой школе. В наше далекое время ручка за 35 копеек и коричневая, а чуть позже синяя форма внешне делали одинаковыми всех. Теперь форма вновь стала возвращаться в некоторые школы, но часть родителей легко закупает сразу два комплекта, часть – с трудом наскребает деньги на один, а кто-то вообще отказывается от покупки. Кстати сказать, устав любой школы оставляет это право за родителями.



В коридоре школы, в которой общая форма не введена, вы почувствуете себя как на рынке. Размер заработка родителей выражен конкретно в обуви и одежде их чад. Здесь будет все: от вполне еще приличных (на взгляд мамы-санитарки) обносков от старшего брата до почти коллекционных моделей известных европейских фирм. У девочек знаком материальной устойчивости их родителей будут к тому же украшения из драгоценных металлов, стрижки, косметика. У мальчиков – джинсы различных фирм, зажигалки, сигареты. И для всех, конечно же, – марки мобильных телефонов или их отсутствие. Справедливости ради скажем, что часто лишние средства родителей уводят ребенка из круга общих интересов одноклассников. Иногда катание на самодельной доске или обыкновенный бутерброд с черным хлебом на перемене, со смаком поедаемый одноклассником, кажутся ребенку не менее привлекательными в детских глазах, чем эксклюзивная пища.

– Папа, ну что мы, не можем в Турцию съездить? Все ребята ездили, там круто, говорят, а мы – все на Канары да Сейшелы, – упрекает обеспеченного отца сын, попавший на обучение в обыкновенную школу…

В обычной районной школе расслоение идет не только между отдельными детьми, но даже между классами, поскольку обычной практикой теперь стало деление детей по способностям. На самом деле это деление происходит все-таки по иному принципу. Состоятельный папаша юного бездельника, так и не выучившего к шестому классу таблицу умножения, вполне может обеспечить его обучение в каком-нибудь лицейском классе с математическим уклоном. Как правило, в отобранных – специализированных, лицейских или гимназических – классах массовых школ собираются дети наиболее успешных в социальном плане родителей. Свой последний звонок такие отмечают в каком-нибудь скромном ресторане с хорошей репутацией, а их сверстники из класса «Д» выпьют по бутылке «колокольчика» в родном классе. На письменном экзамене во время завтрака одним принесут пакеты из ближайшего «Макдоналдса», а другим – бутерброды с колбасой и чай. Кому-то родители с радостью оплатят поездку в Финляндию на зимние каникулы, а кто-то отказывается и от экскурсии в ближайший музей – метро и входной билет тоже денег стоят. Ежедневно в школе возникает ситуация, которая заставляет ребенка или подростка вспомнить о кошельке своих «предков». Это «воспоминание» превращается для одних в причину возвышения и самоутверждения, а для других – в ощущение собственной неполноценности и ничтожности.

Никто не отрицает сегодня необходимость карманных денег для детей. Умение разумно распорядиться выданной суммой, чувствовать себя «кредитоспособным» чрезвычайно важно даже для младшего школьника. Но размер этой суммы тоже зависит от толщины родительского кошелька.

«У нас один мальчик богатый, – рассказывает второклассница Оля, – всем девочкам все время просто так разные ручки дарит. У меня уже есть пять штук, а Олеське он целых девять подарил с начала года, и все очень дорогие. Ему денег много родители дают», – объясняет она поведение одноклассника.

Среди учащихся младших классов «богатенькие Буратино» пользуются большим уважением. Они могут угостить друга чем-нибудь вкусным, недоступным или запрещенным для него, сделать дорогой подарок «просто так», купить себе игрушку. Те, кто победнее, не стесняются и попрошайничать у богатого соседа, стараются завоевать его расположение, дружбу. Карманные деньги для учеников постарше – это возможность на том или ином уровне проводить свой досуг.



Будучи круглой отличницей и умницей, Ира училась в лицейском классе. Она всегда старалась держаться вместе с одноклассниками, хотя чувствовала, что ее немодные джемперы и поношенные ботинки никак не сочетаются с кожаными сапожками и новенькими дубленками подружек. После уроков ее часто приглашали посидеть в кафе, зайти в компьютерный клуб, но, чтобы отказаться, у Иры был замечательный предлог – с собакой надо погулять, ведь мама-медсестра опять на ночном дежурстве.

Наличие приличной суммы в кармане не только позволяет жить жизнью киногероев из модных сериалов, оно определяет отношение к тебе ровесников. Это становится одной из причин мелких краж, которые совершают подростки. Крадут у родителей, учителей, в школьной раздевалке. Постоянная и вечная проблема массовой школы – исчезновение личных или казенных денег. Ее причина – социальное неравенство.

К сожалению, и отношение учителей к школьникам зачастую зависит от социального статуса родителей, занимаемой ими должности, профессии и иногда от тех «даров», которые преподносятся в качестве подарков. К сыну мэра маленького подмосковного городка, обучающемуся в лучшей школе и у лучшего педагога, отношение всегда будет более снисходительным, чем к какому-нибудь «Ваньке Жукову». Представители среднего класса, впервые устраивающие деток в школу, с удивлением рассказывают, как директора в лоб спрашивают, чем родители могут «помочь» школе. «Если поменяете трубы в подвале, ваша дочь легко окажется в лицейском классе», – сказали одному. Знакомый работник телевидения снял рекламный фильм о школе, в которую хотел определить сына, – это было условием приема. Родители легко и быстро включаются в игру. Но суть этой игры очень быстро становится ясной и детям. Липовые пятерки и четверки, игнорируемые администрацией проступки и шалости, даже более ласковая интонация учителя – ничто не остается незамеченным. Во что это выливается? Сначала в упреки родителям – простым инженерам, потом в лютую ненависть к «везунчикам», или в чудовищный комплекс неполноценности, или в изобретательную ложь о папе – крутом бизнесмене. При любом раскладе такая ситуация повышает порог тревожности ребенка, а тем более подростка и уж никак не способствует процессу обучения. Да и зачем учиться, если пятерки все равно получает не тот, кто знает, а тот, кто имеет подходящих родителей, способных расплатиться если не подарком, то услугой. Очень часто такое рассуждение становится оправданием для лентяев, иногда такую позицию принимают и некоторые родители, пытающиеся объяснить неуспеваемость нерадивого или неспособного дитяти. Как это ни печально, но расцвету подобных товарно-денежных отношений в обычной школе прежде всего способствует ее бедственное материальное положение, а это уже проблема иная…


Жизнь в розовом цвете

Менее очевидно социальное расслоение в благополучных частных школах. Оно и понятно. Так или иначе, проблема нищеты и бедности тут снята. Ученики таких школ – дети весьма состоятельных родителей, уровень их жизни одинаково высок. Форменная одежда (если она введена) и вообще одежда, карманные деньги, общий досуг – эти проблемы тут не стоят. Нет здесь и распределения детей в соответствии с профессией родителей, потому что толщина кошелька у специалиста по компьютерной технике и популярного актера примерно одинакова. Конечно, и в этих классах возникают разговоры о том, «кто мой отец», но эти разговоры никогда не бывают так остры, поскольку ступенька лестницы одна и та же или соседняя. Если один ребенок ездил летом в Рим, а другой в Париж, то им всегда можно обменяться впечатлениями. В частной школе коллектив учителей кровно заинтересован в каждом ученике, поэтому даже самый неспособный из них редко услышит неласковое слово. Возможно, это сказывается на качестве образования, но зато уж точно создает комфортную и спокойную обстановку, атмосферу уважения и равноправия. Обстановка внутри классов здесь тоже ровная и доброжелательная. Дети объединены социально, материально, у них общий досуг и близкие интересы. Им всем хорошо. Какие тут конфликты? В таких условиях, однако, формируются личности, не совсем правильно представляющие себе, как складываются в реальной жизни отношения между людьми.

Проведенное исследование в частных и муниципальных школах показало, что выпускники первых имеют всегда либо сильно завышенную, либо заниженную самооценку. В то же время ученики обычных школ либо оценивают себя по большей части адекватно, либо чуть завышенно – а это признак веры в свои силы и возможности. Интересно, что в оценке друг друга «элитные» школьники более практичны, они, например, могут считать главным в друге то, что он «хорошо играет в футбол», «умеет плести фенечки». Их сверстники из муниципальных учебных заведений более абстрактны: они ценят доброту, отзывчивость, способность выручить, поддержать в трудную минуту. Их требования к людям более гуманны. Поэтому даже отвергнутый по той или иной причине ребенок готов принять в классе всех, в том числе своих мучителей. По-иному воспринимают ситуацию отверженности в классе частной школы. Среди таких здесь могут оказаться, например, дети самих учителей. Они учатся бесплатно или на договорных условиях. Если ребенок и его родители ставят задачу «вписаться» в коллектив, то есть только один путь – стремиться поддерживать общий высокий материальный уровень. Тут уж родителям придется поднапрячься, чтобы их ребенок и одет, и обут был не хуже других, и имел достаточно на карманные расходы, и летний отдых придется ему обеспечить соответственно. Или – искать другое учебное заведение, где сын или дочка не будет чувствовать себя белой вороной. Благополучие частной школы покоится именно на равенстве достаточно высокого уровня, достичь которого может пока далеко не каждый.


Не кочегары мы, не плотники…

В спецшколах проблема социального расслоения стоит по-особому. Так, в физико-математических школах оказываются действительно одаренные и талантливые дети из самых разных слоев общества, но их объединяет интерес к науке, натуральная жажда знаний, открытий. Они имеют общий круг ценностей, в котором материальное благополучие занимает далеко не первое место. Оценка личности дается исключительно в зависимости от ее степени образованности и увлеченности, от способностей, причем (и это важно!) так оценивают школьников и сверстники, и преподаватели. Примерно то же наблюдается и в редких у нас пока авторских школах. Иное дело языковые спецшколы. Они всегда считались очень престижными, поэтому попасть в такую школу мечтают даже те родители, чьи дети объективно не способны к изучению языков. В нашем центре нередко оказываются малолетние бедолаги, вынужденные зубрить английский с французским, в то время как и русские падежи и спряжения даются им с огромным трудом в силу нейропсихологических причин. Однако родители в погоне за престижем и модой не принимают во внимание ничего. В классе языковой школы за одной партой могут оказаться и дочка крупного бизнесмена, и сын дворника из соседнего дома. Эти школы считаются бесплатными, но знания они действительно дают глубокие и прочные. Отношения между богатыми и бедными в таком классе превращаются в открытую или скрытую от глаз взрослых войну. Игнорирование «нищих», грубое превосходство материальных ценностей над духовными, социальная жестокость приобретают здесь острые формы. Сапоги из «Парижской коммуны» могут стать причиной длительной и изощренной обструкции, отсутствие плеера – поводом для бойкота. Ученики живут в вечной борьбе самоутверждений. Завоевать уважение к себе можно либо за счет кошелька, либо за счет ума. А если недостаточно ни того, ни другого? Ребенок превращается в настоящего изгоя, в мальчика для битья или девочку для насмешек. К тому же ясно, что второй путь тоже более достижим для детей из обеспеченных семей: можно нанять репетитора, брать дополнительные уроки, организовать языковую практику в стране изучаемого языка. Естественно, далеко не все могут позволить себе такое. Несмотря на внешнее благополучие, большую и интересную внеклассную работу, использование новейших методик и учебников, наличие высококлассных специалистов, обучение в такой школе превращается в нравственное и психологическое испытание для ребенка, а иногда и в борьбу за выживание.


Что же можно предпринять, чтобы пропасть между «бедными Лизами» и «богатенькими Буратино» не превратилась в глубокую, непреодолимую расщелину?

Родители не должны прятать от детей социальные проблемы, объясняя при этом, что истинная ценность человека измеряется все же не его кошельком. Дети не должны быть витриной нашей респектабельности.

Карманные деньги необходимы школьнику любого возраста, но сумма должна быть разумной. И обеспеченный ребенок должен понимать, что деньги зарабатываются, а не растут на деревьях. Мудрые родители иногда заранее обговаривают на собраниях, сколько денег будут иметь в карманах их детки ежедневно. Это снимает много проблем, особенно в начальной школе.

Родителям нужно хорошо подумать, как одеть ребенка-школьника. Дело здесь не в деньгах, а во вкусе. Декольтированные майки от «Hugo Boss» так же неуместны в школьном коридоре, как и спортивные штаны с вытянутыми коленками. Любому ребенку полезно знать и привыкнуть к тому, что определенная обстановка требует и определенной экипировки. Скромный и удобный «студенческий стиль», в принципе, каждому по карману.

Если бы все учителя относились к своим воспитанникам, как к клиентам частных школ, избегали обидных прозвищ и пренебрежительных взглядов, атмосфера, несомненно, освежилась бы, несмотря на присутствующие материальные проблемы.



Увидеть в ученике личность, оценить его реальные знания, похвалить лишний раз – это и есть признак профессионализма. Трудно, конечно, отказаться от коробки конфет или флакона дорогих духов, но если этим подарком покупается объективность, может, не стоит рисковать?

Всегда можно сказать своему чаду: «Тебе не нравится быть бедным? Учись! Получи хорошую профессию! Добейся в жизни большего, чем я!» Или: «Ты кичишься нашим богатством? Но ведь сам ты – только наследник чужого добра. Учись! Докажи себе и другим, что ты в состоянии преумножить состояние семьи!»

4. «В урочный день, в урочный час…», или Почему мы не любим родительские собрания

«Я бы вообще их никогда не проводила!» – сказала одна мама вполне успешной дочери, окончившей школу лет пять назад.

«Это пустая трата времени! Переливаешь из пустого в порожнее, а потом выходишь с головной болью!» – так высказалась заслуженная учительница, имеющая двадцатилетний стаж работы и выпустившая не один класс.

Говорили они об одном и том же. О родительских собраниях. А и правда, может, это пережиток прошлого? Как собрания партийные, производственные, профсоюзные? Все больше и чаще кругом говорят об индивидуальной работе с детьми, творческом подходе к их обучению и воспитанию. Слов нет, личная встреча учителя и родителя дает иногда необыкновенный по эффективности результат. Но это в том случае, когда речь идет о конкретной проблеме конкретного ребенка. А если весь класс не явился на урок физики? А если на вечеринку в школу шестиклассники принесли бутылку водки, и каждый хотя бы губы помочил? А если надо делать ремонт? А если на носу выпускной вечер? Как ни крути, а без общих сборов не обойтись. Другое дело, что в традициях нашей школы не собрания «по случаю» или «по необходимости», а обязательные, раз в два-три месяца, по графику, утвержденному директором или попечительским советом.

Дотошные любители школьной статистики подсчитали, сколько раз ученик услышит звонок на урок, сколько времени потратит на перемены, сколько пирожков съест в буфете, сколько ступеней изотрется за 10 лет хождения по ним. Известно, что родители школьника должны посетить за то же время примерно 50 собраний, на которых проведут около 100 часов своей жизни. Много это или мало? Суть не в том. Проблема родительского собрания – это не проблема времени, а проблема психологического дискомфорта, с которой сталкиваются его участники. Редкий родитель, как и редкий учитель, скажет, что взаимные встречи – для них праздник. И те и другие идут на собрание как на обязательное, но очень нежелательное мероприятие. Почему? Скорее всего, потому, что не находят между собой общего языка. На родительском собрании чаще всего царит взаимное непонимание. Среднестатистический учитель склонен во всех неприятностях винить родителей, среднестатистические родители – учителей, из-за этого традиционные встречи и превращаются в разборки и обвинения, вместо того, чтобы стать местом обсуждения общих проблем и путей их разрешения.

Кого же видит перед собой классный руководитель, собравший в родном кабинете представителей старшего поколения своих учеников? Конечно, на 90 % это будут мамы, что абсолютно нормально. В нашем обществе понятие «родитель» тождественно слову «мама», ведь воспитанием действительно занимаются именно женщины, да и учительнице удобнее иметь дело с себе подобными. Возможно, если бы в школе работало больше мужчин, как это было в дореволюционной России, на собрания ходили бы папы. А пока родительские собрания в массовой школе напоминают женсовет, на заседаниях которого присутствуют яркие типажи.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Школьные перегрузки. Как помочь своему ребенку (А. Е. Соболева, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я