Князь Палаэль. Испытания для мага (Владимир Снежкин, 2013)

Наш соотечественник, волею высших сил оказавшийся в теле эльфийского князя, сталкивается с множеством проблем, таких, как предательство, хитросплетения интриг, мятеж… Его мать в результате серьезного ранения оказывается на грани жизни и смерти… А на горизонте светит нерадостная перспектива женитьбы на девушке, тоже не пребывающей в восторге от данного факта (ведь династические браки здесь еще никто не отменял). Справится ли наш герой со всеми испытаниями? Посмотрим.

Оглавление

Из серии: Князь Палаэль

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Князь Палаэль. Испытания для мага (Владимир Снежкин, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Чертоги храма Ллос (Подземное королевство дроу).

Обряд воззвания

Двенадцать верховных жриц сидели на коленях по периметру священного зала, имеющего форму круга. По центру располагался алтарь, представлявший собой серую каменную глыбу, в выемке которой горели ровным сине-черным огнем драгоценные масла. Высшая жрица, на которой был лишь плащ черного цвета, обходила восемь жаровен, чадящих вокруг алтаря, добавляя дополнительную порцию масел. По завершении обхода она остановилась около алтаря и, воздев руки к верху, запела.

Спустя мгновение к ее голосу присоединились голоса остальных присутствующих верховных жриц. Они призывали свою богиню. Она должна дать понять своим жрицам, всем ли она довольна. Если нет, то пусть укажет на того, кто посмел вызвать ее недовольство.

Еще жрицы собирались просить благословения богини на совершение большого похода на Рубиновое королевство – королевство подземных коротышек, коих дроу ненавидели. Ведь гномы были той единственной силой, что ограничивала распространение дроу по всем подземельям Каменного Хребта. Возведя непреодолимые редуты на границе между королевствами, они уже много веков благополучно отражали все атаки.

Но иногда большим отрядам темных эльфов все же удавалось прорваться через оборонительные заграждения, и тогда гномы щедро расплачивались кровью за многовековое нежелание умирать, освободив дроу жизненное пространство…

– ЛЛОС!!! – неожиданно воскликнула высшая жрица, прервав пение. – ИДЕТ! Я чувствую ее приближение.

Все жрицы вскинули головы и застыли, уставившись в дым, который клубами витал над алтарем, при этом не распространяясь на все помещение.

Костер на алтаре затрещал, полыхнув языками черного пламени, и сквозь дым проступил лик богини. Высшая жрица рухнула на колени, ладошками и лбом прижавшись к каменному полу. Верховные жрицы в точности повторили ее позу.

– О ВЕЛИКАЯ!!! Твои слуги приветствуют тебя!

Между тем из клубов дыма проступила вся точеная фигура богини, которая решила явиться полностью в образе темной эльфийки.

– Приветствую вас, слуги мои. – Казалось бы, тихий голос сотряс стены священного зала, и рот богини скривился в подобии улыбки.

– Великая, всем ли ты довольна? По правильному ли пути следует наш народ? Есть ли среди нас вызвавшие твое недовольство?

– Пока я всем довольна, – прошептала Ллос, – надеюсь, и впредь буду тоже вами довольна.

– Великая! Мы все готовы для этого сделать!!! – Высшая жрица наконец осмелилась приподнять голову, чтобы иметь счастье лицезреть свою богиню, являвшуюся лично весьма редко: раз в несколько сот лет, когда в жизни народа дроу были важные поворотные моменты. Неужели планируемый поход на гномов привлек столь пристальное внимание богини?

– Нет, – громко расхохоталась Ллос, словно прочтя мысли своей высшей жрицы, – не мелкий поход меня интересует. Скажу даже больше – К ДЕМОНАМ ВАШ ПОХОД!!! – Последние слова богиня буквально проревела, заставив своих жриц в страхе сжаться.

– Мы его отменим, – помертвевшими губами прошептала жрица. – Великая, мы не ожидали, что этот поход может вызвать ваше недовольство.

– Недовольство? – недоуменно вскинула брови Ллос. – Почему? Подобные вещи всегда приносили мне радость!

– Тогда почему? – еще тише прошептала высшая.

– Всему свое время! Сейчас есть гораздо более важные задачи, чем какие-то подгорные коротышки! Асутиролса, ты знаешь, кто такой Палаэль из дома Алмазной Короны?

– Да, Великая. Это наследник великого князя Леса. Что от нас требуется?

– Этот Палаэль является чрезвычайно сильным магом. И с каждым годом будет все сильнее и сильнее. За ним стоит сам… Впрочем, для вас это не столь важно. Мое желание таково: твоя средняя дочь Сиралоса должна выйти замуж за Палаэля и родить дочь. По возможности не одну. Его дети тоже будут чрезвычайно сильны в плане магии. ОЧЕНЬ СИЛЬНЫ!!! И по возможности надо настоять, чтобы Палаэль жил в Подземном королевстве.

– Как? Он же наследник!

– Уже нет. Отказался от трона в пользу младшего брата.

– Но… Если он не захочет?

– А вы сделайте так, чтобы захотел!!! Поняла?

– Да, Великая, мы займемся этим сразу же…

– Вот и занимайтесь, – кивнула богиня и исчезла.

Убедившись в отсутствии Ллос, Асутиролса, она же высшая жрица дроу и мать Черного дома, вскочила на ноги и, обведя взглядом прищуренных глаз поднимающихся жриц, сказала:

– Все слышали волю Великой? Собираем посольство к Исилю!


Империя. Императорский дворец

Начальник имперской Канцелярии сыска граф Илор старательно изучал мраморный пол у себя под ногами, не рискуя поднять взгляд на взбешенного императора, рвавшего в этот момент какие-то бумаги, лежащие на его столе. Совершенно не разбирая при этом, нужные это документы или же чьи-то письма. Рядом стоял глава внешнеполитического ведомства герцог Санчийский, с весьма довольным видом взиравший на происходящее. Помимо них в рабочем зале императора присутствовали глава Совета представителей стихий и направлений архимаг Роллдудон и ректор университета магии Аральта Исил.

– Каким образом это могло произойти? – мрачно спросил Киркул, отбросив в сторону очередной порванный пополам лист.

– Все случилось на перевалах, – с трудом сглотнув вставший в горле ком, попытался оправдаться граф, – мы отслеживали их перемещение вплоть до Лардина, потом это стало невозможным в связи с риском обнаружения. Тем более что Палаэль остался жив!

– А если бы нет??? – рявкнул император. – Что тогда???

– Позвольте выразить свое мнение по этому поводу, ваше величество? – осторожно спросил герцог и, увидев вопросительный взгляд Киркула, продолжил: – Мы тогда поступили несколько опрометчиво, порекомендовав вам выйти на великого князя и выразить свое недоумение по поводу тайного пребывания его сына на территории империи…

– Это ты прав! – перебил его император. – Если бы не этот факт, то сейчас я сделал бы вид, что ни о чем не знаю! А так… Признав свою осведомленность, взял негласные обязательства по охране его сына! Так ведь и сделал все для этого необходимое, несмотря на первоначальное решение не помогать! Поисковый отряд подобрали такой, что… Из магов все магистры, причем каждый был универсалом! Так? – Киркул обернулся к магам, стоявшим в сторонке от герцога и графа.

– Так, ваше величество! – дружно закивали Роллдудон и Аральта.

– Наемники! Самый лучший отряд выбрали. Лучше которого только моя гвардия, судя по отзывам о нем, которые мне собрали. Канцелярию сыска обязал отслеживать все перемещения отряда и по возможности помогать. И сегодня узнаю об их гибели! И от кого? От герцога Санчийского! Не от вас, граф! Не от вас!!! Чем? Чем ты это можешь объяснить?

– Э-э-э… – проблеял Илор, – у нас не было возможности действовать на перевалах, ваше величество. Да и не стану скрывать, был абсолютно уверен, что с отрядом ничего не случится. Противостояли-то им… Небольшая группа из ордена Идущих! Не имеющая при себе артефакта Харона.

– Орден Идущих? – переспросил Киркул. – Уверен?

– Орден??? – дружно воскликнули присутствующие маги.

– Мои специалисты в один голос утверждают, что с большой долей вероятности данное дело провернули адепты Ордена. – Илор сознательно подчеркнул, что такие выводы сделали специалисты сыска, осознавая возможность ошибки. Ошибутся – уйдет в тень, напомнив, что выводы сделали специалисты. Конечно, вина его будет, так как он руководитель сыска, но все же… Зато, если выводы окажутся правильными, можно будет ненавязчиво переключить внимание на себя.

– И стремились они в Плиних, – пробормотал герцог Санчийский. – Зачем?

– Как зачем! – не сдержавшись, воскликнул архимаг. – Они девушку везли на жертвоприношение!!! Нужно собрать Совет…

– Потом обсуждать будете, как и что с Орденом делать, – поморщился император, – это у вас, магов, с ним явные проблемы. Сразу предупреждаю, что о конфликте с официальными властями Плиниха не может быть и речи! У империи! Так что разбирайтесь сами, по крайней мере пока… Герцог, если уж получилось, что ты лучше владеешь текущей обстановкой касательно поискового отряда, можешь сказать, где сейчас находится Палаэль?

– К сожалению, нет, – отрицательно покачал головой тот. – Но мои люди это выяснят!

– Я подключу своих… – вмешался Илор, но, поймав тяжелый взгляд Киркула, умолк.

– Эта задача уже перед тобой стояла. И ты со своим сыском с ней не справился, так что займись лучше поиском заказчиков того массового убийства в таверне. Если и это провалишь… У Канцелярии сыска появится новый начальник. Понял? Кстати, как в этом вопросе обстоят дела? Есть подвижки?

Граф вновь принялся изучать мраморную плитку пола, своим молчанием давая понять всем присутствующим об отсутствии каких-либо результатов.

– Ясно, – констатировал Киркул, – ничего… Идите, граф, занимайтесь. – И, дождавшись, пока граф покинет зал, продолжил: – Значит, И’Рук погиб?

– Да, ваше величество, – подтвердил герцог, – он и один из его учеников. Причем умер весьма непонятным образом. Мои маги так и не смогли назвать причину смерти.

– Даже так? Хм… Только из твоего доклада, – император взял с края стола пару уцелевших листков бумаги и покачал ими, – мне неясно, зачем Палаэлю понадобилось уничтожать орденцев заклинанием, прикончившим еще и его девушку? Причем заклинание относится к стихии огня, которой Палаэль не владеет, если верить нашему ректору университета.

Аральта поежилась, почувствовав на себе изучающие взгляды трех пар глаз.

– Ваше величество, выяснилось, что мы имеем неполную информацию по наследнику великого князя, – призналась она. – Мне совершенно случайно удалось увидеть некоторые остаточные действия его заклинаний в направлении ментальной магии… Причем по силе они соответствовали уровню архимага… – Взгляды из изучающих превратились в удивленные. – В итоге связалась с ректором академии, который вынужден был приоткрыть мне еще кое-какую информацию по Палаэлю. Не знаю, насколько полную…

– Что он сказал? Аральта, не тяни! – поторопил ее Роллдудон.

– В общем, Палаэль является архимагом-универсалом. – Устремленные на нее взгляды сделались изумленными. – Он – архимаг стихии огня и направления ментальной магии. Также, уже по нашим оценкам, потенциальный архимаг темной стихии и стихии воздуха.

В зале повисло молчание…

– Получается, Палаэль мог убить орденцев, не пожалев похищенной девушки? – наконец спросил Киркул.

– Получается, что да, – ответил за Аральту Роллдудон. – Сил вполне могло хватить. Сопровождавшие его маги поискового отряда и шаманы перебили друг друга, а Палаэль, сохранив силы, добрался до адептов… И уничтожил их. Следовательно, первоначальной целью было не спасение девушки… Думаю, что он преследовал какие-то другие цели!

Император переглянулся с герцогом, а архимаг с Аральтой, и неожиданно друг для друга, в четыре голоса был задан один и тот же вопрос:

– Какие цели?


Империя. Тайная резиденция ордена Идущих

Сидящий в одиночестве за небольшим столом человек смотрел в нерешительности на керамическую фигурку ситаха, стоящую по центру стола. Потерев пальцами виски, он потянулся к фигурке, но в самый последний момент, уже чуть было ее не коснувшись, отдернул свою руку. И вновь замер, гипнотизируя ее взглядом, в котором угадывалось явное нежелание совершать то, что собирался. А собирался он связаться с великим магистром Ордена, и эта статуэтка представляла собой разговорный амулет. Не такой, какие обычно сейчас делали маги, – он работал по совершенно другим принципам. Разговор по нему невозможно было подслушать магическими способами. Понятно, что данный амулет был изготовлен когда-то давно, в древние времена. Знания, позволявшие создавать подобные амулеты, были утеряны.

Наконец человек решился и быстрым движением коснулся определенной точки на поверхности фигурки. И замер в ожидании. Вначале ничего не происходило, и только спустя пару терций с поверхности статуэтки начал сочиться дымок, скапливаясь над столом. Причем собирался он в одном месте, образовывая небольшую сферу, постепенно приобретающую все более четкие очертания, по мере того как в ней концентрировался этот серый дым. Через терцию дым перестал сочиться из статуэтки, и сфера начала несильно светиться, излучая из своих недр ровный желтоватый свет. Неожиданно она приняла форму человеческой головы.

– Чего ты хотел, Расул? – Раздавшийся голос, казалось, исходил отовсюду. От стен, от скудной мебели… Но не от зависшей в воздухе головы!

– Приветствую, великий магистр. – Расул, а это был именно он, склонил голову. – До меня дошли дурные известия. И я сразу, не медля, решил связаться с вами.

– Ты хотел рассказать мне по поводу гибели каравана? – в голосе проскользнула нескрываемая усмешка.

– Вы уже знаете? – изумился Расул. – Но ведь связь с караваном была только у меня!

– У тебя какие-то претензии? – Голос стал ледяным, буквально заморозив следующий вопрос Расула, который так и застрял в его горле.

– Нет-нет, – мгновенно пошел он на попятный, – вы меня не поняли! Просто я выразил свое удивление! Вот и все.

– У меня свои способы сбора информации, – голос чуть потеплел, – хорошо, что ты связался со мной. Из-за гибели каравана мы лишились одаренных, предназначенных для жертвоприношения. У тебя есть какие-нибудь предложения по этому поводу?

– Сейчас крайне нецелесообразно проводить какие-либо операции, так как Канцелярия сыска буквально рвет и мечет в поисках тех, кто заказал покушение на таверну. По моим данным, они подозревают наше участие в похищении девушки, но никаких серьезных доказательств у них нет. И не будет.

– Хм-м… Плохо, что таковые подозрения вообще имеются. Кстати, двум членам поискового отряда удалось выжить. Эльф и человек. Первый, по свидетельству оставшихся в живых учеников погибшего И’Рука, является очень сильным архимагом.

– Эльф? Архимагом? – искренне удивился Расул. – Но там же никого из них, кроме студиоза университета и его охраны, не было!

– Я знаю, – утвердительно пробормотал голос, – ты докладывал. Архимагом оказался как раз студиоз. Значит, он никакой не наследник великого князя, как ты утверждал раньше. Среди наших адептов есть и эльфы. Они меня уверили, что истинный Палаэль не обладает выдающимися способностями в магии.

– Эльфы-адепты? – в очередной раз изумился Расул.

– Да. Изгнанные. Но парочка из них видела Палаэля лично, хотя и давно, так что имела возможность оценить его магический уровень.

– Может, он скрывал свои возможности? Как и в поисковом отряде!

– Сомневаюсь. Они его видели давно. Ну, не сразу же он архимагом родился! Отсюда следует вывод: тот, которого все приняли за наследника великого князя, на самом деле таковым не является. Скорее всего, это какая-то тайная операция, проводимая Лесом. И мне очень не нравится, что этот архимаг увязался с поисковым отрядом, поскольку эта операция может касаться Ордена.

– Почему вы так думаете?

– Ты всерьез веришь в любовь между эльфийским архимагом и какой-то безродной девкой человечьей расы?

– Ну… Я склонялся к версии, что Палаэль начал преследование из чувства собственного достоинства, которое он посчитал оскорбленным похищением сопровождавшей его девицы.

– Хорошо, – кивнула голова. – А теперь представь, что это был не Палаэль, вернее, не истинный Палаэль, а архимаг, посланный на выполнение вполне определенной задачи.

– Тогда его участие в поисках выглядят несколько… бредово!

– Вот именно! И еще! Почему он дружил именно с той одаренной, которую вы выбрали для похищения? Совпадение?

– Вот… – Расул выругался. – Подставил!

– Угу. Вас банально подставили под удар. Я склоняюсь к мнению, что архимаг имеет задачу, связанную с Орденом. Либо Лес хочет заполучить что-то, что имеем только мы, либо… мы им где-то перешли дорогу и они решили разобраться с нами.

– Отсюда следует, что необходимо уничтожить всех, кто владеет хоть какой-то правдивой информацией о нас, – заключил Расул. – Я прав?

– Да. И еще нужно уничтожить архимага, поскольку неизвестно, какую информацию он сумел собрать! Я уже распорядился об отправке группы магов Ордена в империю. У них будет свой руководитель, но направлять их действия будешь ты.

– Мы и сами можем справиться, собрав… – попытался возразить Расул, но был грубо перебит:

– Не можете! Этот архимаг является универсалом. По тем же свидетельствам учеников И’Рука, владеет ментальной и астральной магией, а также стихией огня. Так что… готовься принять группу. И поторопись с поисками Кольца Духа…

На этом разговор и закончился. Голова потеряла свою форму, превратившись в дымок, поднявшийся бесформенной тучкой к потолку.

– Эх… – вздохнул Расул, поднимаясь.


Город Нибус. Столица Ниберии

Князь Палаэль

Перенос через портал прошел без всяких неожиданностей, хотя я и нервничал, заходя в «воронку» портала, поскольку в первый раз за все время нахождения в этом новом мире пользовался таким способом передвижения. Каких-либо болезненных ощущений не было. Все произошло как-то обыденно: там зашел, здесь вышел – и обнаружил себя стоящим на вершине большого холма, в подножии которого раскинулся небольшой город, разделенный надвое протекающей через него речкой. Как понимаю, это и была столица Ниберии – город Нибус. В нескольких метрах от меня стоял боец, прошедший через портал первым. Передо мной. Сразу сделал несколько шагов в сторону, как инструктировал меня Седрик, чтобы уступить место следующему человеку, который должен был войти в портал следом за мной.

Покрутив головой по сторонам, обнаружил замок, расположившийся точно по центру вершины холма. Я его изначально не заметил, так как он оказался за моей спиной.

– Это дворец нашего короля Сигурда Первого, – гордо продекламировал боец, – а это, – он повел рукой в сторону города, – Нибус.

– Я догадался, что это Нибус, – буркнул ему, рассматривая дворец. Хм… Дворец ли?! Хорошо укрепленная крепость, обнесенная пятиметровой стеной! Над этой стеной возвышалось несколько зданий-башен, имевших одинаковую высоту. Исключение составляла одна башня, своим шпилем возносящаяся надо всеми остальными. Донжон.

Все здания и стена, окружающая замок, были сделаны из серого камня. И этот серый цвет придавал замку ореол мрачности, нелюдимости. На стенах виднелись прохаживающиеся часовые с алебардами в руках.

Неподалеку от нас имелся центральный вход. Чего-то не хватает.

– А ров где? – решил уточнить у бойца.

– Ров? – удивился тот, посмотрев на меня, как на деревенского дурачка. – Так… Какой ров на холме-то? Ежели дворец был бы где в низине, то тогда – да, ров. А здеся… Как его водой наполнить? Даже наши маги сказали, что поднять сюда воду затруднительно. Ну, чтобы она постоянно была.

Почувствуй себя идиотом! Мог бы сам догадаться.

Между тем в портал прошли уже пять человек, не считая меня и бойца, прошедшего первым. Остались двое, включая Седрика, который войдет в портал последним. Как понял из его объяснений, как только он пройдет, портал автоматически закроется. Вот появляется еще один боец, делает несколько шагов в сторону – и спустя несколько тим появляется Седрик. Он оглядывается по сторонам, находит взглядом меня и направляется в мою сторону.

– Мы на месте, – подойдя ко мне, сказал он, тяжко вздохнув при этом. – Сейчас отправлю людей за Лероном. Он сейчас, скорее всего, во дворце. Предлагаю пока пройтись до города, Лерон нагонит. Моя компания устроит?

– Почему бы и нет, – согласился я. – Пойдем.

Седрик подозвал к себе одного из бойцов.

– Ты, – устало обратился он к нему, – сейчас бегом во дворец, поймаешь там любого слугу. Представишься, скажешь, что прибыл по моему поручению к советнику Лерону, тебя пропустят и сопроводят до него. Передашь советнику, что остатки группы прибыли… Вместе с архимагом. Пусть догоняет. Мы пойдем по дороге в город. Еще скажи, чтобы поторопился. Понял?

Боец кивнул и быстрым шагом направился к центральным воротам замка.

– Ну что, прогуляемся? – обратился Седрик ко мне.

Я согласно кивнул, и он, развернувшись, направился напрямую в сторону дороги, виднеющейся метрах в ста от нас. Она петляла по склону и в самом низу плавно переходила в городскую улицу, ведущую к мосту через речку. Отсюда, с вершины холма, было прекрасно видно, что все улицы Нибуса не петляли, как в большинстве городов империи, а были прямыми.

Оставив за спиной остальных членов отряда, вернее, тех, кому посчастливилось выжить после бесславного окончания погони за мной, мы вышли на дорогу и начали спуск. Я «приглушил» показатели своей ауры до ставшей уже привычной шестой ступени. Седрик это краем глаза заметил и уголками губ улыбнулся. Мимо нас то и дело сновал по своим делам разночинный люд, начиная от дворян, кидающих на нас чуть нагловатые, заинтересованные взгляды, и слуг, выполняющих поручения своих хозяев, до простых крестьян, везущих что-то на своих повозках в сторону замка. Самое интересное, что крестьянских повозок, следующих в обратном направлении, мною замечено не было.

Грунтовая дорога была сухой и пыльной. Каждый раз, когда по ней кто-нибудь проезжал, поднимались клубы пыли, оседающие медленно-медленно. Если бы не воздушные фильтры, активированные нами практически одновременно, когда только первый всадник промчался мимо, подняв пыльное облако, прогулка доставила бы еще то удовольствие. Трава по всему склону была какой-то пожухлой и пожелтевшей. Засуха?

– У вас дождь давно был? – спросил я у бредущего с понурым видом чуть впереди Седрика.

– Да, природные давно, – безжизненным голосом отозвался он. – Мы периодически искусственно насылаем дожди, чтобы растительность не вымерла окончательно, но, к сожалению, у Ниберии не столь много сильных магов, чтобы полностью покрыть площадь королевства. Те маги, что есть, обеспечивают наличие осадков только над основными сельскохозяйственными районами. Да и то слишком редкие, чтобы обеспечивать хорошую урожайность.

– Нет урожаев – нет и еды. М-да-а-а… И давно?

– Что именно?

– Засуха.

– Вот уже три года. Запасы, сделанные в урожайные годы, истощились еще в прошлом сезоне. Король, чтобы избежать массовой гибели населения от голода, совершенно бесплатно раздавал продовольствие населению. К этому же обязал и дворян, среди которых сразу же возникло множество недовольных, рассчитывающих разжиться на торговле продовольствием по завышенным ценам.

– Бунты последовали?

– А как же! Почти сразу. Но после показательной казни нескольких представителей дворянского сословия остальные недовольные угомонились. К счастью, многие из дворян поддержали решение короля. А то неизвестно, чем бы все это закончилось, – поведал мне Седрик. – С прошлого сезона, когда резко сократились объемы выдачи продуктов вследствие истощения запасов, о чем я уже говорил, начались выступления крестьян. Король против применения самых жестких мер, при которых казнят не только самих бунтующих, но и целиком их родные деревни.

– Милосердие?

– Нет, – фыркнул Седрик, – милосердных королей не бывает. Бывают умные и не очень. Наш король относится к категории первых, поэтому рассудил, что если казнить всех без разбора, то скоро ему править будет просто некем. Вот и казнят только зачинщиков восстаний, остальным, принимавшим в них участие, назначается наказание. Как правило, отправляют на каменоломни.

Так мы не спеша шли и вели беседу, в ходе которой я узнал много чего о Ниберии. Как и предполагал, Седрик оказался рьяным патриотом, который на многое был готов ради своей Ниберии. Хотя это стало ясно гораздо раньше, когда он согласился передать мне портал в обмен на Слезу Растений, зная при этом о своей судьбе.

Населения в Ниберии оказалось не так много, как я думал прежде, – всего около двух миллионов человек. Помимо Нибуса, была еще парочка достаточно крупных городов, один из которых, самый северный, располагался на побережье. То есть выход к морю был, но прибрежная полоса, контролируемая Ниберией, была достаточно небольшой, протяженностью немногим более десятка эханов. Около сорока километров, если перевести в более привычную для меня меру длины. Западная граница Ниберии упиралась в земли, принадлежащие племенам гоблинов. В данный момент король Сигурд пытался эти земли у гоблинов отвоевать, но пока безуспешно. Восточная же граница представляла собой обширные болота, отделяющие королевство от территории Леса. С южной стороны начинался Каменный Хребет, правда, между его предгорьями и Ниберией была узкая полоса степи, через которую и проходили караваны из империи и Леса на противоположную сторону материка, разделенного почти надвое Каменным Хребтом. Почему-то купцы не стремились пользоваться горными перевалами.

Селиться на этой полосе желающих не находилось по вполне объяснимой причине – северное окончание Хребта принадлежало дроу. Те же набегами никогда не брезговали, ставя в качестве испытания задачу своей молодежи на истребление соседей. Да и не только молодежь в набеги ходила – иногда для этих же целей формировались воинские отряды домов, стремившихся добиться расположения Ллос.

– Может, я чего-то не понимаю? – задумчиво спросил я у Седрика. – Какая засуха может быть в королевстве, с одной стороны имеющем выход к океану, а с другой граничащим с огромными болотами?

– Направление ветра, – пояснил мне маг, – раз в сто лет ветер начинает дуть со стороны степи, на северо-восток, принося к нам сухой воздух. Обычно такие периоды продолжались не больше двух сезонов, и короли, зная такую климатическую особенность, заранее готовили запасы продовольствия, но сейчас что-то пошло не так. Уже четвертый сезон направление ветра не меняется в обратную сторону!

– А-а-а… – протянул я, – ясно…

Сзади послышался шум, издаваемый несколькими всадниками, явно гнавшими коней галопом. Мы с Седриком обернулись одновременно и действительно увидели около десятка верховых, стремительно к нам приближавшихся. Среди них я насчитал шестерых магов.

– Вот и советник Лерон пожаловал, – рукой указал Седрик на всадника, возглавлявшего настигающую нас группу людей. Данная группа между тем уже вплотную приблизилась к нам и притормозила. Один из магов, скользнув по мне взглядом, подъехал к Лерону и что-то прошептал ему на ухо.

– Где он? – задыхаясь, словно сам бежал, а не преодолел путь от замка до нас верхом, крикнул советник.

– Кто? – не понял его Седрик, смерив Лерона несколько озадаченным взглядом.

– Архимаг вражеский!

– Вот он. – Седрик головой указал на меня. – Можно было и догадаться, – проворчал он уже тише, но все присутствующие его прекрасно расслышали. Я же стоял молча, со скромной улыбкой изучая прибывших, прекрасно ощущая эмоции, испытываемые ими, видя заготовки магических конструкций, хранящиеся в аурах магов. Настороженность, враждебность, готовность к немедленным действиям, опасения – все смешалось в одном диком флаконе человеческих чувств.

– Седрик! Ты нас за кого держишь? – начал один из магов, пристально посмотрев на меня. – Он по уровню…

– Ментал! – коротко бросил ему Седрик.

Эмоции, излучаемые магами, как отрезало. От остальных они шли все тем же потоком. По-моему, они даже не осознали сказанного Седриком. Что интересно, советник нисколько не насторожился! Наоборот, от него шла уверенность в себе.

– Седрик, – обратился я к своему спутнику спокойным голосом, с улыбкой разглядывая магов напротив, застывших в ожидании чего-то, – скажи своим, чтобы не дергались. Я же их быстро перебью.

Тот лишь поморщился, кинув на них скептичный взгляд из-под нахмуренных бровей.

– Лерон, – обратился он к советнику, – прикажи своим сопровождающим успокоиться. И не рыпаться. Палаэль говорит чистую правду. Он способен быстро перебить всех здесь присутствующих. И я дал слово, что он здесь не будет испытывать проблем с местными властями.

– Думаешь, сможет? – Лерон посмотрел на меня с нескрываемым интересом. Я уловил сильное любопытство, излучаемое им во все стороны.

– Уверен, – подтвердил Седрик, – даже артефакт Харона не смог ограничить его в использовании магии.

Мне доставило истинное наслаждение наблюдать вытянувшиеся от изумления физиономии магов и Лерона. Из аур первых начали исчезать заготовки плетений.

– Поясни мне – что все это значит? – спросил советник у Седрика, не спуская с меня внимательного взгляда.

– Знакомьтесь, это архимаг-универсал Палаэль, это советник короля Лерон, – официальным тоном представил нас друг другу Седрик. Мы с Лероном слегка поклонились, выражая уважение противоположной стороне.

– Архимаг Палаэль, – продолжил Седрик, – сделал нам предложение, от которого было трудно отказаться. Он предложил нам Слезу Растений!

– Условия? – уточнил Лерон.

– Провести его по городу, чтобы он имел возможность убедиться в нашем затруднительном положении. А также требует передать ему артефакт Харона, что уже выполнено, и портал… Портал он получит, когда наш маг, который проследует вместе с нами в Лес, уйдет через портал со Слезой Растений сюда, в Ниберию.

– А ты?

– При передаче портала маги не выживают, – пояснил советнику Седрик.

Все уставились на него – и маги, и Лерон с остальными бойцами, входящими в группу. У всех, кто не имел возможности скрыться за ментальным щитом, в эмоциях сквозило уважение. Хотя и у магов в глазах я прочел то же самое уважение, только смешанное с толикой жалости.

– Слеза при вас, господин архимаг? – Взгляд Лерона, обращенный на меня, сделался пытливым.

– Нет. Мне вот интересно: откуда у вас такая информация? Он, – я указал на Седрика, – тоже заявлял о наличии у меня этого артефакта, о котором, если честно, впервые слышу! Один из вас, как вижу, владеет ментальной магией. Причем на уровне немногим выше стандартного магистра.

Маг, стоявший справа от советника, утвердительно кивнул.

– Следовательно, можешь чувствовать ложь?

– Вашу – нет. – Маг посмотрел на Лерона. – Если уважаемый архимаг захочет что-то скрыть от меня или сказать неправду, я буду бессилен. Уровень у нас слишком разный.

– Но тем не менее буду с вами открыт, – улыбнулся я и убрал ограничители со своей ауры.


Советник Лерон

Заявление архимага несколько выбило меня из колеи. Впервые слышит о Слезе Растений?! Не верю. Чтобы эльф даже не слышал о таком артефакте! Но, с другой стороны, какой смысл ему врать – ведь отнять Слезу силой мы не сможем. С трудом могу представить силу мага, которую не смог блокировать артефакт Харона, который до этого, по заверениям всех магов, делал беспомощными самых сильных архимагов.

И он уверен в своих силах, причем настолько, что не испугался явиться в Ниберию, где на него могли навалиться всей кучей, кинув в бой всех доступных нам магов. Не испугался, значит, ему действительно нечего бояться. Мысль о том, что архимаг мог просто не подумать о возможном нападении с нашей стороны, была сразу же мною отброшена – до архимагов глупые не доживают. Ни у нас, ни у эльфов.

Глянув на Палаэля, еще раз поразился цвету его глаз – глубокого синего цвета. И что любопытно, без зрачков! У всех эльфов, встреченных мною на жизненном пути, глаза были зеленые и имели зрачки, как и у людей, черные. А здесь…

Вкупе с абсолютно белыми волосами, убранными в хвост, и точеными чертами лица эльф создавал ощущение, что передо мной существо, не принадлежащее к нашему миру. Относящееся скорее к миру высших сущностей, но не смертных, куда можно смело записать и долгоживущих эльфов.

– Но тем не менее буду с вами открыт, – с улыбкой сказал архимаг, после чего показалось, что вдруг труднее стало дышать. Воздух как будто потяжелел.

Метнув быстрый взгляд на сопровождающих меня дворцовых магов, я непроизвольно поежился, почувствовав, как легкий холодок прошел у меня по спине. Маги боялись!!! Причем сильно!!! Это было заметно по резко побледневшим лицам, плотно сжатым губам. У нашего менталиста так вообще глаз задергался.

– Что случилось? – решил я уточнить у ближайшего из них. Того самого, который при подъезде сюда сказал мне, что вместе с Седриком какой-то студиоз. И уж точно не архимаг!

– Эгх… э-э-э… – проблеял он, оставив меня в недоумении относительно столь видимого испуга магов.

– Может, все-таки прогуляемся? – предложил Палаэль и, никого не дожидаясь, пошел по дороге в сторону города, увлекая за собой Седрика.

Чуть пришпорив коня, я поравнялся с бодро шагавшим архимагом. Сопровождавшая меня свита последовала за нами, стараясь держаться на некотором отдалении, что тоже было мною отмечено. Чего они испугались? Ведь до какого-то момента никакого страха не было!

Спешившись, чтобы было удобно общаться, спросил у архимага:

– Позвольте, а где гарантия того, что вы отдадите нам Слезу?

– Мое честное слово, – пожал тот плечами.

– Честное слово? – поразился я. Чтобы я поверил какому-то «честному слову»?! Он издевается!

– Что-то не устраивает? – вежливым тоном поинтересовался Палаэль. Конечно, не устраивает! Мне нужны гарантии! Вещь, оставленная им, без которой архимаг обойтись не сможет, меня вполне бы устроила. Или хотя бы клятва, в конце концов! А так… Меня никто не поймет!

– Понимаете ли, господин архимаг, – заговорил я, по ходу пытаясь сообразить, как истребовать с него эти самые гарантии, – я сталкивался со столь многими несдержанными обещаниями, о которых люди, их давшие, по каким-то причинам забывают, что хотелось бы несколько иного, чем простое «честное слово». Только не обижайтесь! Я вам верю! Но поймите меня правильно, как я скажу королю, что отпустил вас…

– Отпустили меня? – усмехнулся он. – У вас, оказывается, есть способ задержать меня?

– Ну… – растерялся я, но быстро сориентировался, – портал же у нас!

– И что? – пожал архимаг плечами.

– Как «что»? – не понял его. – Вы же не уйдете с территории Ниберии.

– Вы думаете? – Палаэль заинтересованно посмотрел на меня. Попутно замечаю осуждающий взгляд Седрика. – И кто меня остановит?

Оборачиваюсь к своим магам в поисках поддержки, но… Трусы!!! Все разом отвели взгляды: кто землю, словно впервые ее увидел, разглядывает, кто в небо уставился!

– Я могу сделать гораздо проще, – продолжил архимаг, – зазомбировать Седрика и с его помощью вернуться назад. Делов-то. Только вы навсегда попрощаетесь с возможностью приобретения Слезы Растений. Оно вам надо?

Зазомбировать Седрика? Он и это может? Судя по убийственному взгляду, которым Седрик меня вознаградил, делаю вывод, что да, может. Но мне нужны гарантии!

– Хорошо, – согласился я, – тогда…

– Хватит! – оборвал меня Палаэль. – У вас нет выбора. Вы это понимаете? Добавлю только – я всегда исполняю свои обещания, советник! Даже данные самому себе. Вам ясно?

Мне не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Дальше некоторое время мы ехали в молчании. Я и мои спутники просто не решались заговорить, а архимаг размышлял о чем-то своем.

Неожиданно мне вспомнилась ситуация, когда я нанимал Сикта для нападения на архимага. Причем вспомнилось во всех деталях, хотя казалось, некоторые из них уже забыл. Потом на ум пришел момент моего знакомства с эльфом Зиосилем и наше с ним дальнейшее сотрудничество. И тоже все промелькнуло со всеми подробностями…

В этот момент меня посетила мысль о том, что Палаэль – архимаг ментального направления магии и не стоит вспоминать при нем лишнее. Может почувствовать и проявить интерес. Конечно, я защищен мощным амулетом от ментального воздействия, да и маг из моей свиты, который владеет менталом, зорко следит, чтобы Палаэль не оказывал на окружающих никакого воздействия. Теперь понятно, что он ничего толком противопоставить архимагу не сможет и в случае стычки… Но наверняка заметит, вздумай тот что-либо предпринять, и успеет подать знак остальным.

Украдкой посмотрев на ментальный артефакт, висящий у меня на шее, который в случае попытки вторжения в мое сознание начнет светиться, я увидел прежний цвет. Не светится.

Вот только ненужные воспоминания, как назло, так и лезли в голову, несмотря на все мои усилия думать о чем-то другом. Еще раз убедившись с помощью артефакта в том, что никто на меня не воздействует, я списал все на собственное нервное перенапряжение, заработанное в течение последнего сезона, выдавшегося богатым событиями.

К моему величайшему облегчению, все посторонние мысли удалось отбросить, как только мы въехали в город. Седрик сразу направился в сторону тех кварталов, где проживала основная масса жителей столицы.

Деревянные двухэтажные дома, построенные еще во времена правления деда Сигурда, представляли собой жалкое зрелище. Обветшалые, некоторые перекосившиеся, вот-вот развалятся. Такие дома составляли добрую половину всех застроек Нибуса, в которых проживали отнюдь не те люди, которые чураются любого труда. Такие жители селились в хижинах, на окраине столицы, только с другой стороны. Здесь же проживали горожане, по местным меркам относящиеся к среднему классу.

– Вы меня преднамеренно привели в самые бедные кварталы, где основное население составляют воры, бездельники и им подобные? – с легкой усмешкой спросил Палаэль. И спросил-то как! Утверждающе.

– Нет, здесь вы ошибаетесь, – парировал я, – вы же владеете менталом. Сможете влезть в память любого из местных жителей, при этом не нанеся человеку ущерба?

– Конечно, – подтвердил архимаг, – наверное, я так и сделаю. С первым попавшимся нам на пути.

Ждать первого встречного пришлось недолго – у людей как раз закончился обеденный перерыв, и они покидали свои дома, спеша на рабочие места. Не прошло и терции, как прямо перед нами открылась дверь и из нее вышла молодая женщина, изможденная и исхудавшая настолько, что создавалось стойкое ощущение – тронь ее, и она упадет, а встать у нее сил не хватит.

Архимаг подошел к ней, женщина его заметила и посмотрела с нескрываемым любопытством. Видно, не часто ей приходилось видеть эльфов. Спустя мгновение она застыла, и ее взгляд остекленел – Палаэль изучал ее память.

Мы молча ждали, пока он закончит, посматривая то на него, то на женщину, то по сторонам. Я нисколько не сомневался, что он увидит именно то, что мне и надо, – ведь страшный голод коснулся почти всего населения Ниберии, обойдя стороной только наших богачей, коих было немного. Наше королевство никогда не славилось богатством. Зато все население было всегда гордым, независимым и сильным духом, что когда-то позволило нам избежать завоевания со стороны империи во времена ее интенсивного расширения, когда одно за другим теряли свою независимость сильные королевства, названия которых сейчас сохранились лишь в исторических фолиантах. В Ниберию тогда тоже вторглась армия империи, но наши предки сражались до последнего, скрываясь в лесах и нанося неожиданные удары там, где только это представлялось возможным. В конце концов император, не увидев никакой экономической целесообразности в этом завоевании – месторождений природных ископаемых у нас практически не было, а сельскохозяйственных земель у империи и так хватало – и посовещавшись с советниками, пришел к выводу, что будут постоянные пограничные стычки с гоблинами на границе, решил вернуть армию домой. Империя занялась освоением уже захваченных земель.

Вот и сейчас, глядя на эту женщину, я прекрасно видел, что она держалась на ногах из последних сил и упасть ей не давала лишь сила воли. Наверное, у нее есть дети, ответственности за которых она не хочет ни на кого перекладывать.

Наконец Палаэль закончил, и взгляд женщины приобрел осмысленное выражение.

– Твою мать! – что-то прошептал он на незнакомом языке, даже отдаленно не напоминающем эльфийский. – Они же здесь как в осажденном Ленинграде!

Она в страхе отшатнулась от архимага, но он удержал ее за руку.

– Стой! – Он полез к себе за пазуху и вытащил кошелек. Вытряхнул из него несколько золотых, все, что имелось в кошельке, и вложил их женщине в руку. – Теперь ступай. Поесть сыну купи…

Она стояла и смотрела на неожиданно свалившееся ей богатство, затем подняла взгляд на Палаэля.

– Спасибо, милорд, – пролепетала она.

Архимаг ничего не сказал. Он повернулся и побрел по дороге в обратную сторону. Лицо у него было… Ошарашенным? Да, скорее так.

– Ну, что? Вы все увидели? – догнав Палаэля, спросил я.

– Да. Мне хватило, – коротко кивнул тот, – эта женщина… У нее ведь никого нет. Родители умерли, муж погиб в результате несчастного случая. Зато было трое детей, двое из которых умерли от голода. Старший сынишка остался, десяти лет от роду, который уже ослаб настолько, что с кроватки со вчерашнего дня не встает… Она держится. Даже не понял, за счет чего! Она ничего не ела со вчерашнего утра! И ведь еще работает… У нее сестра была. Умерла сезон назад, вместе с двухгодовалой дочкой на руках, которая к тому моменту уже была мертва. Легла спать и не проснулась. Голод… И так везде. По всему городу. И не только городу. Некоторые деревни вымерли, включая ту, где проживали родители этой девушки… – Архимаг поднял на меня недоуменный взгляд: – На какие причины сослался Лес, когда отказался дать Слезу?

– Причины? – Я усмехнулся. – Они ничего не ответили. Просто выгнали наших посланцев взашей, и все.

– Гхе… гхе… – прокашлялся Седрик, привлекая наше внимание. – Господин архимаг, господин советник, позвольте мне домой заехать, хотелось бы попрощаться…

Мы с Палаэлем переглянулись, после чего, немного подумав, он все же дал свое согласие:

– Хорошо, Седрик, если недолго. Мне в Лес попасть нужно как можно скорей.

– Не волнуйтесь, это не займет много времени. Предлагаю подождать меня на вершине холма, около дворца.

– Портал можно использовать только из одной точки в Нибусе? – заинтересовался архимаг.

– Нет. Я могу отправить из любой точки Нибуса.

– Тогда зачем нам идти на холм? Я же говорю, – в голосе Палаэля проскочило раздражение, – мне надо попасть в Лес как можно скорее! Мое решение посетить Нибус в первую очередь связано с тем, что ты только отсюда можешь отправить нас к Лесу! Иначе мы бы отправились туда сразу же. Так что поступим следующим образом: сейчас идем к твоему дому, ты прощаешься с женой, или кто там у тебя имеется, и сразу же уходим через портал. Возражения есть?

Седрик замялся, но выбора у него не было. Палаэль не вносил предложение – он твердо сказал, как поступит, и не ожидал услышать каких-то возражений.

– Пойдем. – Седрик развернулся и побрел по улице в сторону речки, на берегу которой находился его дом. Все последовали за ним.

Похоже, и у меня нет выбора. Гарантий никаких я не получу, придется довериться слову этого архимага. Интересно, а почему он так торопится попасть в Лес? Надо будет связаться с Зиосилем и предупредить его о скором визите Палаэля. Насчет Зиосиля тоже были вопросы, на которые я не получу ответа. И первый из них – почему он хотел смерти Палаэля, пообещав нам золотые горы, если нашему отряду удастся его убить? Видно, в Лесу полным ходом идут какие-то игры, и уж не связано ли с ними желание архимага попасть туда как можно скорее? Чувствую, что я недалек от истины.

Дорога до дома Седрика не заняла у нас много времени. Все люди, встреченные нами по пути, выглядели ничуть не лучше, чем та женщина, память которой изучил архимаг: исхудавшие до крайности, по их глазам было видно, что они уже потеряли надежду на что-то лучшее, и лишь упорство заставляло держаться…

Одежда у всех была старенькой, со множеством заплат, аккуратно наложенных на протертые и порванные места.

– Папа! Папочка вернулся!!! – вернул меня в действительность детский крик. Я увидел двух детей, близняшек, мальчика и девочку, во всю прыть бегущих к нам с другого конца улицы, где они играли в составе целой ватаги детишек. Остальные дети замерли, бросая на нас любопытствующие, чуть настороженные взгляды.

Седрик с улыбкой пошел своим детям навстречу. Когда они подбежали, он подхватил их на руки.

– Привет! – Он закружил их, отчего они радостно запищали. – Как я по вас соскучился! Лана, Кир, вы хорошо себя вели? – Седрик опустил их на землю, сам встал на колени перед ними и ласково погладил их по головам. – Тетя Зита на вас не жаловалась?

– Нет, – дети насупились, – это она себя плохо ведет!

– Да? – удивился Седрик. – Как?

– Она нас спать отправляет рано, – дружно пожаловались они отцу.

– Ну-у-у, – протянул тот, – вы же еще маленькие, а потому надо спать много, чтобы вырасти большими, здоровыми и красивыми!

– Ой! – Девочка в этот момент заметила архимага. – Эльф!!! Кир, смотри! Папа привел настоящего эльфа! – и, вырвавшись из рук отца, подбежала к Палаэлю. – Дядя эльф, а вы принц?

Архимаг, имевший почему-то несколько потерянный вид, вздрогнул.

– Да, принц, – с улыбкой сказал он, наклонившись к ней, – только это тайна. Никому не говори. Хорошо?

– Договорились! – важно ответила Лана. – Я умею хранить тайны! Никому из наших не скажу, что вы принц. Когда я вырасту, у меня мужем будет тоже принц! Мне папа так говорит. Если, конечно, буду вести себя хорошо.

– Да? Так и говорит? – поднял бровь Палаэль.

– Да. Честно! – Девчушка украдкой бросила взгляд на отца, в этот момент обнимавшего сына и старательно делавшего вид, что не вслушивается в диалог дочки и архимага. – А еще он обещал, что, когда я вырасту, он поведет меня во дворец и познакомит с принцами. Нашими. Их двое.

– Твой папа молодец, – улыбка исчезла с лица Палаэля, – а мама ваша где? Вы одни гуляете?

– Да все одни гуляют, – не поняла его девчушка, – а мама… – Ее взгляд сделался печальным. – Маму я не помню. Папа говорит, что она уехала и когда-нибудь вернется. Но я знаю, что она умерла, когда нас с братом рожала. И целители не помогли.

– Лана! – воскликнул, резко поднявшись с колен, Седрик. – Кто вам это сказал?

Девчушка ничего не ответила, лишь испуганно захлопала глазами.

– Я… мы… – залепетала она.

– Седрик, не ругайся, – тихо сказал Палаэль, – рано или поздно они бы все узнали.

– Да, наверное, вы правы. – Плечи Седрика опустились. Он грустным взглядом смотрел на детей.

– Папа! – Кир подергал отца за руку. – А почему вы в дом не заходите? Пойдемте! – Он потянул отца в сторону небольшого одноэтажного дома, видневшегося из-за невысокого забора.

– Постой, сынок. – Лицо Седрика превратилось в каменную маску. – В дом мы не пойдем. Очень спешим… Нам надо ехать.

– Снова? – воскликнули дети одновременно и заметно расстроились. – Папа! Ты в последнее время так редко бываешь дома! – Лана, оставив архимага, подошла к отцу и обняла его. – Не хочу, чтобы ты уезжал!!! Останься! Пусть король пошлет другого мага. Почему всегда тебя отправляют?

– Доченька, – голос Седрика стал хриплым, – я не могу отказаться. Это задание смогу выполнить только я. Судьба всего королевства…

– Да что нам судьба королевства! – крикнула Лана, и в глазах у нее проступили слезы. – Ты так редко бываешь с нами. – Она всхлипнула.

– Лана! Кир! – окликнул детей архимаг. – У вас на шеях охранные амулеты?

– Да, – прошептала девчушка, не выпуская из рук отца, – нам папа их сделал.

Палаэль подошел к детям.

– Ну, зачем? Зачем я сюда пошел? – произнес он на неизвестном языке и потом, перейдя на общий язык, добавил: – Седрик, ты позволишь посмотреть амулеты? – и вопросительно посмотрел на него. Седрик пристально взглянул на Палаэля и, поколебавшись, кивнул, еще крепче обняв детей.

– Кир, Лана, дайте дяде эльфу амулеты, – прошептал он им.

Получив от детишек амулеты, кои представляли собой камешки на цепочках, архимаг крепко зажал их в кулаках и закрыл глаза. Все с интересом смотрели на него, гадая, что же он хочет сделать? Прошло немногим более двух терций, как вдруг воздух вокруг архимага… Исказился? Наверное, да. Я видел в этот момент Палаэля словно сквозь толщу воды. Спустя тим все стало как прежде.

– Что это было? – шепотом спросил я одного из магов.

– Не знаю, – пожал тот плечами в недоумении, – я ничего не понял…

Эх… Жалко, что я не маг!

Архимаг протянул амулеты детям, но они были уже не прежними камешками на цепочках. Сейчас оба амулета как будто светились изнутри мягким, неярким светом.

– Вот, – сказал Палаэль детишкам, когда они с опаской взяли из его рук светящиеся камешки, которые он, по всей видимости, видоизменил, – наденьте. Сейчас эти амулеты гораздо мощней, чем были прежде. Защитный кокон, формируемый ими, способен выдержать пару ударов, нанесенных архимагом. Плюс ментально определяет, грозит ли опасность обладателю амулета от разумных или неразумных существ, оказавшихся в пределах десяти эрдов. Если опасность есть, то амулеты приобретают алый оттенок и выставляют кокон. «Закрыться» от ментального сканирования под силу только магу, обладающему как минимум силами магистра в направлении ментальной магии. Что важно, амулеты самозаряжающиеся, то есть их не обязательно носить магу на подзарядку. Они сами собирают энергию из окружающего мира для своего функционирования. Отобрать их невозможно, поскольку я привязал их к ауре детей. В чужих руках они бесполезны.

Стоящие около меня маги изумленно выдохнули и зашептались:

– Самозаряжающиеся…

– Столь короткий срок изготовления…

– Ментальное сканирование…

Седрик осторожно взял амулет из рук Ланы и поднес его к глазам. После непродолжительного изучения он вернул его ей и поднял взгляд на архимага.

– Благодарю вас, – обратился он к Палаэлю, – это поистине королевский подарок. Никогда не думал, что амулеты, имеющие перечисленные вами характеристики, могут быть такими миниатюрными. Да и подзарядка… Такая способность есть только у некоторых древних артефактов! Как? Вам удалось восстановить знания?

– Удалось, – слегка кивнул Палаэль, – пойдем, уже пора…

Седрик опустился на колени перед детьми, сгреб их в охапку, крепко прижав к себе, и зашептал упавшим голосом:

– Прощайте, Лана, Кир, я очень люблю вас… люблю…

– Пап, а ты скоро вернешься? Мы такую игру узнали! Тебе будет интересно с нами поиграть в нее! И дядю эльфа приводи! – с детской непосредственностью предложила Лана.

Дядя эльф отвернулся и отошел в сторону. Седрик, вытерев рукавом выступившую слезу, грустно улыбнулся:

– Конечно, поиграем! Прощайте. – С этими словами он встал, отпустил детей, вздохнул. – Прощайте… – и, развернувшись, пошел за Палаэлем.

Мы остались стоять на месте. Отойдя от нас на десяток эрдов, Седрик активировал портал. В нем, не медля ни секунды, исчез архимаг, даже не обернувшись. Седрик помахал нам рукой и ступил в воронку портала, в которой исчез.

– А когда папа вернется? Он же ничего не сказал, – спохватилась Лана. – Вы не знаете? – обратилась она ко мне.

– Нет, – ответил я, – не знаю. Лана, беги домой. Няня уже, наверное, потеряла.

Через кварт, уже подъезжая к дворцу, я обернулся и посмотрел с холма на город.

– Вот и все, – вздохнул я, – прощай, Седрик. Надеюсь, он выполнит свое обещание…

И словно молния вспыхнула у меня в мозгу!

– Вдвоем! – заорал я. – Они ушли вдвоем!!! – Моя свита, сопровождавшая меня на встрече с архимагом, непонимающе уставилась на меня. – КАК ОН СЛЕЗУ ПЕРЕДАСТ???

В этот момент я почувствовал, что по руке кто-то ползает. Посмотрев на нее, обнаружил мерзкого жука, бодро бегущего по тыльной стороне ладони.

– Это еще откуда? – попытался скинуть его, сильно тряхнув рукой, но жук удержался! Он остановился и укусил меня!

– А-а-а… – вскрикнул я, – больно! Зараза! – Мой взгляд упал на землю, после чего волосы на голове начали подниматься дыбом. Целая орда таких же жуков ползла ко мне, огибая всех остальных! И отступать некуда – жуки приближались со всех сторон!

– Вы чего? – спросил один из магов, проследив за моим взглядом. – Ничего же нет!

– Жуки!!! Вы их что, не видите???

– Нет. – Все на меня смотрели, точно на умалишенного.

– А-а-а!!! – взревел я, почувствовав, как меня начинают кусать мерзкие насекомые, уже ползущие по мне. Упав на землю, попытался их давить, но все тщетно. Боль от укусов стала невыносимой, причем настолько, что я, пытаясь стащить их с себя, вырывал куски кожи со своего тела.

– А-А-А!!! – не прекращая вопить от неимоверной боли, я отталкивал людей, отчего-то пытающихся удержать меня, вместо того чтобы сбить…


Лес. Резиденция одного из мятежных домов

– …И после объявления о помиловании всех, кто явится с повинной, маги-астральщики покинули расположения нашего и союзных нам домов в полном составе. К ним присоединились несколько магов других стихий и направлений. К счастью, последних оказалось достаточно мало. В противном случае, дом Алмазной Короны покончил бы с нами достаточно быстро. На этом все. – Глава дома Танцующих Роз Виироэль окинул взглядом всех присутствующих, после чего сел на свое место.

Присутствующие, а здесь собрались главы всех шести мятежных домов, компанию которых разбавили пять архимагов, молчали, осмысливая сказанное Виироэлем.

– Значит, говорите, за всем стоит Палаэль? – Архимаг Норий Д’Тиль откинулся на кресле. – Я разговаривал с Раксэлем… – На этом он умолк.

– И? – подавшись вперед, проявил интерес к словам Нория Д’Тиля глава дома Фиалок Улиат, к коему и принадлежал архимаг. Все остальные тоже заинтересовались, внимательно глядя на Нория.

– Раксэль, как я понимаю, ушел вместе с остальными астральщиками? – вместо ответа задал вопрос Норий Виироэлю.

Тот, поморщившись, утвердительно качнул головой. Архимаг, уставившись в одну точку перед собой, продолжил:

– Его сложно осуждать. Любой из нас, оказавшись в такой ситуации, трижды подумал бы над своими действиями.

– Он предатель!!! – зашипел Виироэль.

– Да, – согласился Норий, – с вашей точки зрения, все выглядит именно так. Но подумайте сами: в той области магии, на которой вы специализируетесь, объявляется маг, настолько сильный, что вы ему ничего противопоставить не можете. И поначалу принимаете его даже не за мага, а за демона. Я подразумеваю направление астральной магии. При этом данный маг обладает способностью поглощать души! Причем не дожидаясь, когда душа попадет в средние слои астрала, а вырывая ее из тела в верхних слоях. Есть отчего испугаться.

– Соглашусь с вами, что потерять свою душу – это страшно, – сверкнул глазами Виироэль, – но так покидать свой дом! Словно термит, бегущий от охваченного огнем дерева. Можно было переждать, пока мы не решим образовавшуюся проблему, возникшую в лице спешащего в Лес Палаэля!

– Это вы так говорите, поскольку не являетесь магом, – подал голос архимаг Диритиэль, – и вам не понять, каково это – выходить в астрал и гадать: съедят твою душу или нет! Насколько всем собравшимся известно, я владею направлением астральной магии. Оно у меня, к счастью, не основное. Так вот, я не рискну сейчас выходить в астрал! И хорошо понимаю тех магов, у которых данное направление единственное. Угроза, исходящая от Палаэля, сродни угрозе лишить таких магов магии вообще! Даже если мы победим и великий князь отречется от власти в пользу младшего брата Палаэля, это ровным счетом ничего не даст. Палаэль-то останется и будет мстить! Или вы надеетесь и его убить, свалив все на Зиосиля? Так вот учтите, что архимага-универсала убить обычными методами крайне тяжело. По крайней мере обладая возможностями представленных здесь домов. И уж тем более если этот архимаг обладает силами, о которых поведал нам Раксэль. И нам, магам, пусть и не астральщикам, грозит большая опасность, чем обычным эльфам, не обладающим никакими способностями, поскольку если мы сейчас не сдадимся и проиграем, нас казнят. Так же, как, впрочем, и вас. Но! Палаэль точно не пропустит наши души в средних слоях, в отличие от ваших.

– Почему? – спросил его Виироэль.

– Все дело в энергетике. У обычных эльфов она слабая, хотя и посильнее, чем у рядовых представителей других рас. Маги имеют более развитую энергетику, и, как вы понимаете, чем сильнее маг, тем больше она у него развита. В итоге души магов в средних слоях очень заметны.

– Такого варианта мы не просчитывали, – отозвался впечатленный услышанной речью Улиат. – Предложения какие есть?

– У меня нет, – вздохнул Диритиэль.

Повисло молчание, никем не прерываемое по разным причинам: главы домов ждали предложений от архимагов, понимая, что только те смогут предложить что-то способное спасти положение, а архимаги, в свою очередь, напряженно думали, тоже прекрасно осознавая, что сейчас все зависит только от них…

– Остается единственный вариант, – спустя некоторое время прервал молчание Норий Д’Тиль, обратив на себя внимание присутствующих. – Общий вызов демона. Как можно скорее, пока Палаэль не дошел до Иль-Эроа…


Дроу. Крепость Черного дома

Мать Черного дома Асутиролса, она же высшая жрица Ллос, опершись плечом на колонну, с улыбкой наблюдала за тренировкой своих дочерей – Сиралосы и Таилосы. Те оттачивали свои навыки фехтования на мечах, выбрав в качестве спарринг-партнеров гвардейцев дома.

Танец мечей, происходящий с обеих сторон тренировочного зала, имевшего овальную форму и окруженного каменными колоннами, становился все стремительней, по мере того как участники входили в раж. Сполохи искр, высекаемые мечами при столкновениях, давали понять любому стороннему наблюдателю, окажись таковой сейчас в зале, что в руках бойцов отнюдь не тренировочные мечи, имевшие затупленные лезвия, а самое настоящее боевое оружие, применяемое в смертельных схватках. Впрочем, мастерства противоборствующих сторон вполне хватало на то, чтобы избежать нанесения друг другу смертельных ранений, но если гвардейцы и следили за этим, то Сиралоса и Таилоса дрались сейчас всерьез, нисколько не сдерживая своих ударов.

Асутиролса поощряла такие занятия своих дочерей, справедливо полагая, что в некоторых жизненных ситуациях не стоит полагаться исключительно на магию, коей обе владели уже на высоком уровне, окончив Школу магии, в которой были одними из лучших. Иногда не лишним будет умение владеть мечом. А если брать в расчет повседневную жизнь дроу, где поединки на мечах, практикуемые даже среди жриц Ллос, в которых был запрет на использование магии, были не редкостью, то такое умение становилось жизненно необходимым.

Между тем темп поединка возрос настолько, что сражающиеся превратились в размытые тени, мечущиеся по залу. Уследить за отдельными движениями этих теней порой не успевали глаза, но только не глаза Асутиролсы. Она с удовольствием отмечала каждое удачное движение своих дочерей, каждый парированный удар, каждую рану, нанесенную ими гвардейцам.

Противник Сиралосы упал, получив проникающий удар мечом в область сердца. Вытерев клинок от крови об его одежду, Сиралоса наконец заметила мать и с кроткой улыбкой направилась к ней.

– Хватит! – Резкий окрик Асутиролсы остановил оставшуюся пару сражающихся. Гвардеец, едва услышав голос матери дома, сразу опустился на колени, а Таилоса замерла, с недоумением поглядывая то на него, то на свою мать. В конце концов сделав обиженное выражение лица, словно у ребенка, которого лишили любимого лакомства, она остановила вопросительный взгляд на Асутиролсе.

– Мне нужно с вами поговорить, – нейтральным тоном произнесла мать дома и, развернувшись, вышла из зала, направившись в сторону своей части дома. Обе дочки, с удивлением посмотрев друг на друга, поспешили за ней.

Пройдя за матерью по мрачным, слабо освещенным коридорам и лестницам, они попали в просторное помещение, расположенное на верхнем этаже крепости, предназначенное для приема делегаций на высшем уровне. Оно так и называлось – Зал приемов. У входа их встретил слуга, низко склонившийся при появлении матери дома.

– Госпожа, – высоким тоном, говорившим о том, что слуга не является полноценным мужчиной, – как вы и приказали, я сопроводил прибывших гостей. Они все здесь.

– Все приехали? – приостановившись, спросила Асутиролса, даже не глянув на него.

– Матери всех двенадцати домов, входящих в Верхний Круг помимо нашего дома, госпожа.

– Значит, все, – удовлетворенно отметила Асутиролса и зашла в зал, предварительно удостоверившись, что дочери следуют за ней.

Сидящие за большим круглым столом матери, в ожидании Асутиролсы и ее дочерей тихо переговаривающиеся между собой, замолчали, все внимание сосредоточив на Сиралосе, следовавшей за своей матерью. Та почувствовала взгляды, скрестившиеся на ней, и несколько смутилась. Занимая одно из свободных мест, она гадала о причинах такого внимания к своей персоне, но ничего толкового на ум не приходило. Почему все смотрят на нее? Сестра такого интереса у окружающих явно не вызвала.

– Итак, – начала Асутиролса, едва успев расположиться в своем кресле, – пожалуй, начну. Поскольку всем присутствующим матерям известна причина, по которой мы сегодня вынуждены собраться, доведу ее до Сиралосы и Таилосы. Дочери мои, в ближайшие дни, в какие именно, мы определим, вы проследуете с нашим посольством в Лес. Возглавит делегацию мать Серого дома Шилол.

– Задачи? И… – непроизвольно вырвалось у Сиралосы, но, поймав недовольный взгляд матери, она умолкла и виновато склонила голову, вспомнив, что нельзя перебивать речь старших по статусу. Иногда это бывает вредно для здоровья.

– Дочь, не перебивай! Сейчас все узнаешь. Как я уже сказала, вы обе проследуете с нашим посольством в Лес, к великому князю Исилю. Там, Сиралоса, ты должна будешь наладить контакт с наследником. Будет очень хорошо, если между вами возникнут отношения большие, нежели просто дружеские. Ты поняла, куда я клоню?

Сиралоса подняла изумленный взгляд на свою мать, открыла рот, намереваясь что-то сказать, потом закрыла, передумав.

– Поняла, – довольно кивнула Асутиролса, – очень хорошо.

Таилоса удивленно посмотрела на мать, затем перевела взгляд на сестру. Из удивленного он постепенно превратился в злорадный и насмешливый.

– Мама! – все-таки не выдержав, воскликнула Сиралоса. – Значит, вы определили мне в мужья этого слабака? Да он сразу к отцу побежал жаловаться, стоило мне его прижать после неудавшейся попытки подшутить надо мною!

– Ты его видела всего один раз в жизни, – резко ответила та, – быть может, он изменился с тех пор.

– Изменился??? – взвилась со своего места Сиралоса. – С тех пор прошло пятнадцать лет! Тогда ему было восемьдесят девять. То есть на тот момент он был уже сформировавшейся личностью! Почему он, мама? Неужели нет более достойных кандидатов?

– Нет! – отрезала Асутиролса. – Во всяком случае, для тебя. Хватит спорить!

– Ясно. – Сиралоса обвела сверкающим от ярости взглядом собравшихся матерей. – Решили, значит. Смотрите, как бы это не вылилось в неприятности с Лесом…

– Ты смеешь угрожать? – зашипела Асутиролса, зло уставившись на дочь.

– Асутиролса! – раздался спокойный голос, принадлежавший Шилол, матери Серого дома, обладавшей наиболее уравновешенным характером из всех собравшихся. Серый дом, возглавляемый ею, был вторым по значимости в Подземном королевстве, по численности и территориальным владениям лишь незначительно уступающим Черному дому. Шилол, славившаяся вдумчивым подходом ко всем делам и отсутствием чрезмерных эмоциональных вспышек, которым были подвержены матери других домов, всегда выступала в роли судьи во всех конфликтах, периодически возникающих между домами. Ее изощренный ум позволял вести интриги таким образом, что в случае чего виноватыми оказывались кто угодно, но только не она и ее дом. Однажды произошла показательная для всех остальных ситуация, когда враждовавший с нею дом Пещер, ныне преданный забвению, в результате хитрой интриги, проведенной Шилол, был вынужден выступить против сразу трех других домов. Чистое безумие, но другого выхода у матери дома Пещер в сложившихся на тот момент обстоятельствах просто не было. Все вокруг понимали, чьих это рук дело, но на уровне догадок и предположений – никаких доказательств ни у кого не было, поэтому обвинить Серый дом было не в чем. В результате непродолжительных боев, прокатившихся по улицам и окрестностям города, дом Пещер прекратил свое существование. Выжившие жрицы и воины этого дома по воле Ллос, оставшейся довольной действиями Шилол, присоединились к Серому дому.

Сейчас никто не рискнул бы вступить в конфликт с матерью Серого дома. Даже Асутиролса, несмотря на то что ее дом был крупнее, а сама она являлась высшей жрицей Ллос.

– Позволь я поговорю с Сиралосой, – обратилась Шилол к Асутиролсе.

Та молча кивнула, не спуская с дочери глаз, в которых плескалось раздражение.

Сиралоса превратилась в изваяние, приготовившись слушать мать Серого дома. Она прекрасно понимала, что если вынуждена вмешаться Шилол, то дело действительно серьезное и не относится к пустой блажи, проявленной ее матерью.

– Сиралоса, – начала Шилол, – я понимаю, что у тебя в уме сейчас крутится много вопросов, на которые ты не можешь найти ответов. Тебя интересует, почему именно тебе навязывают мужа, в то время как остальные имеют право выбора?

Сиралоса кивнула, внимательно глядя ей в глаза.

– Поясню. Мужа тебе выбрали не мы, а Ллос! Лично.

Сиралоса и Таилоса не смогли сдержать изумленного вздоха.

– Да. Именно Ллос, – продолжила Шилол. – Тебе, наверное, известно о походе на коротышек, ранее нами планируемом? – Сиралоса вновь кивнула. – Так вот, согласно традициям мы провели обряд воззвания, рассчитывая получить одобрение нашей богини. И она явилась нам, не послав, как в большинстве таких случаев, своих прислужников. Мы получили указание… выдать тебя замуж за сына великого князя Леса Палаэля. Ллос поведала нам, что он больше не является наследником великого князя, уступив право на трон своему младшему брату, о чем не упомянула твоя мать. Зато является могущественным магом, дети от которого также будут сильны в магии. Причем настолько, что Ллос повелела выдать тебя за него замуж, акцентировав внимание на том, что ваши дети должны воспитываться у нас, а не в Лесу. Также она повелела склонить Палаэля к переезду в Подземное королевство. Это решение должно быть принято им добровольно. Как я поняла Ллос, ни в коем случае нельзя принуждать его насильно. И не потому что он сам сильный маг, а скорее потому, что за ним стоит некто, с кем наша богиня не хотела бы вступать в конфликт. С трудом могу представить себе такую сущность, но подозреваю, что таковые сущности есть.

Сиралоса молча сидела, осмысливая услышанное.

– Богиня так и сказала, что Палаэль – могущественный маг? Когда я его видела… – после некоторой паузы произнесла она.

– Да, – подтвердила Шилол, – так и сказала. И знаешь, это первый маг, если верить нашим Хроникам, о котором Ллос отозвалась подобным образом. Хотя, по моей информации, способности Палаэля в магии действительно оставляли желать лучшего. Видимо, что-то изменилось в нем с тех пор, когда мы видели его последний раз.

– Хорошо, – взгляд Сиралосы стал задумчивым, – может, и характер у него поменялся? – Тут она вскинулась: – Постойте! А как я его буду убеждать в целесообразности переезда к нам? И согласится ли на такой брак великий князь?

– Согласится, – уверенно ответила Шилол, – подобная ситуация не первая. В прошлый раз с инициативой выступил Лес – теперь Подземное королевство. Это по второму вопросу. А по первому… Мы решили пойти на маленькую хитрость.

– Какую?

– Мы не будем сразу настаивать на заключении брака. И вообще о будущем браке будет знать только Исиль. Твоей задачей будет поначалу установить с Палаэлем дружеские отношения – и затем, постепенно, переводить их в нечто большее, параллельно убеждая его в необходимости переезда. Желательно, чтобы идея о вашей свадьбе была предложена им самим.

– Замужество! – поморщилась Сиралоса, потом ее лицо разгладилось. – Я исполню волю богини! Только учтите, уважаемые матери, у меня нет опыта общения с мужчинами… Никакого… Я больше мечами и магией увлекалась.

Матери переглянулись, стараясь спрятать улыбки.

– Мы знаем об этом, – в конце концов не сдержавшись, улыбнулась Шилол. – Конечно, опыт обольщения не помешал бы, но что есть. Постараемся помочь подсказками.


Князь Палаэль

Выйдя из портала, я попал на обочину широкой грунтовой дороги, ведущей через гигантский луг по прямой линии к кромке леса, виднеющегося вдали. Сделав несколько шагов в сторону, чтобы уступить место Седрику, идущему следом за мной, я огляделся по сторонам. И мой взгляд приковал к себе открывшийся вид на город, строения которого начинались приблизительно километрах в полутора от меня. Что примечательно, крепостных стен, которые по своему обыкновению имели практически все имперские города. Краем глаза замечаю Седрика, вышедшего в буквальном смысле из воздуха. Он тоже огляделся по сторонам, заметил меня и подошел. Встал рядом и молчит, не решаясь заговорить. В принципе и правильно делает – настроение у меня отвратительное. Мне стало не по себе, когда наблюдал картину прощания Седрика с детьми. Ведь получается, что, убив его, лишу детей единственного оставшегося родителя, которого они с нетерпением ждут с очередного задания. Поиграть, почувствовать наконец отцовскую заботу… Ждут его и сейчас, попутно пригласив меня, доброго дядю эльфа, в гости!!! Млять… Настроение упало еще больше, хотя, казалось бы, дальше некуда ему падать. Еще эти чертовы бунтовщики, которым вечно неймется! Всегда и везде! Почувствовав нарастающую злость, попытался успокоиться, но тщетно.

– Это что за город? – глазами указав в сторону города, спросил я.

– Альбион, – Седрик несколько удивленно посмотрел на меня, – вы разве не узнаете? А там, – он махнул рукой в сторону кромки леса, – начинается Лес. Ближе попасть почему-то не получилось, хотя я оставлял метку на самой границе. Интересно почему? – озадаченно спросил он самого себя.

– Учитель, есть какие догадки по этому поводу?

– Защитный купол, – коротко ответил тот.

– Точно! – Я хлопнул себя по лбу. – Мог бы и сам догадаться!

– Вы это к чему? – не понял меня Седрик. – Или это мысли вслух?

– Можно сказать и так, – кивнул я. – Я знаю причину, по которой нас выбросило здесь. Это сработала специальная защита, препятствующая попаданию в Лес через астрал. Видно, когда ты оставляешь метки, они имеют связь с порталом через астральный слой. Эта же защита глушит и амулетную связь.

– Да? В первый раз слышу о такой защите. Разве такое возможно – перекрывать астрал? – изумился Седрик, внимательно вглядываясь в сторону Леса, будто стараясь увидеть эту защиту отсюда, прямо с этого места, из реального слоя.

– Есть, только ты ее не увидишь, – насмешливо прокомментировал я, проследив за его взглядом.

– Да-да, конечно, – почему-то вздрогнул он, – я понимаю. Отсюда до границы примерно эхан. Мы как? Пешком? Или до Альбиона прогуляемся, а там найдем коней?

Я задумался. Пока дойдем до города, пока найдем коней – за это время мы покроем большую часть пути до Леса, если пойдем пешком.

– Палаэль! – раздался в голове голос Учителя. – Вот смотрю на тебя и поражаюсь. Ты же находишься в мире, где присутствует магия! Включи голову. Заставь ее думать!

– Что не так? – заинтересовался я. – Ты хочешь сказать, что можно преодолеть это расстояние с помощью магии?

– Да. Молодец, ты уловил мой тонкий намек! Теперь подумай, как именно это можно сделать.

Так, начинаем рассуждать. Магия огня отпадает, магией земли не владею…

– ПАЛАЭЛЬ!!! Насчет магии стихии земли. Ты ею не владеешь???

– Ох… Забыл!

Учитель абсолютно прав. У меня совершенно вылетел из головы тот факт, что среди потребленных мною душ имелись и маги земли. При объединении ключей я получил возможность напрямую работать с этим видом энергии. Но все равно стихия земли в моем вопросе бесполезна. Идем дальше… Воздух!!! Стихия воздуха – вот что мне сейчас необходимо.

– Правильно, – похвалил Учитель. – Вспомни то занятие по магии стихии воздуха, когда тебе предложили с помощью применения малых энергий удерживать в воздухе прядь волос. Это, конечно, не одно и то же, но принцип используется тот же самый.

Перейдя на магическое зрение, я попытался сосредоточиться на силовых линиях стихии воздуха, проходящих вокруг меня. Уменьшив свою ауру, тем самым увеличив плотность энергии и энергетических каналов на единицу объема.

– Ну, так как? – весьма некстати подал голос Седрик. – Пойдем в город или…

И оборвал, натолкнувшись на мой раздраженный взгляд, красноречиво говоривший, что лучше помолчать.

Захватив силовые линии воздуха и притянув их к себе, я закольцевал их, расположив получившиеся кольца перпендикулярно земле таким образом, что, смотря на каждое конкретное кольцо, видел все ту же линию… Теперь слегка ускорим ток энергии по кольцам, причем в таком направлении, чтобы в ближайших ко мне участках колец энергия направлялась вверх, а в удаленных участках – вниз. Этакий круговорот энергии, которая увлекала за собой частички воздуха. Еще ускоряем… Сила воздуха все увеличивается, и в какой-то момент чувствую, как мои ноги отрываются от земли. Получилось!!! Единственное, что смущало, – это вой ветра.

– Палаэль! – сквозь этот вой едва удалось расслышать крик Седрика. Обратив на него внимание, вижу, как он размахивает внизу руками. Ничего себе! За каких-то несколько секунд я успел подняться над землей метров на восемь. Интересно, а он владеет магией воздуха или его тащить придется? Не желая спускаться, протягиваю к нему ментальный щуп, который, достигнув Седрика, уперся в щит. Боится, что я ему в мозги влезу? Может, замыслил что? Аккуратно вскрыв этот простенький ментальный щит, ощущаю его эмоции – волнение, решимость, доля страха. Пролистнув воспоминания, понял, что Седрик действительно хочет получить Слезу, принеся себя в жертву. Испытывает вполне естественный страх перед неизбежной гибелью, но иного выхода не видит. Кстати, воздухом он не владеет. Придется тащить…

– Седрик! – Тот заметно дернулся, явно не ожидая услышать мой голос у себя в голове. Наивный! – Приготовься. Сейчас я тебя подниму.

Сотворив вокруг него такие же кольца и ускорив ток энергии по ним, я наблюдал, как Седрик, дико озираясь по сторонам, начал подниматься в воздух, но никаких возгласов, пусть даже мысленных, я от него не услышал. Дождавшись, пока он не окажется рядом, я сформировал плетение, направляющее окружающий воздух в определенном радиусе от меня в заданном направлении. Уточнив задаваемый вектор направленности, я активировал его, проследив за тем, чтобы влитой в активацию энергии не оказалось слишком много. Иначе нас понесет с бешеной скоростью.

– Занятно, – «услышал» я мысль Седрика, явно предназначенную мне.

– В смысле?

– Сколькими стихиями и направлениями магии вы владеете?

– Это не так важно. – Не знаю почему, но я решил не отвечать на этот вопрос.

– Палаэль, – Седрик понял это и сменил тему, – а ведь мы же вдвоем прошли через портал. Кто Слезу в Ниберию доставит? Думаю, вы понимаете, пока этот артефакт не окажется в моем королевстве, портала вы не получите?

– Понимаю. Придумаем что-нибудь, – ответил я, наблюдая, как кромка леса стремительно приближается. Вот я практически и в Лесу! Еще ближе…

«Рано радовался!» – подумал я, глядя, как со стороны леса в мою сторону устремилось несколько атакующих заклинаний. Как посмели?! Злость, успевшая было успокоиться, навалилась на меня с новой силой.

«Кажется, я знаю, на ком можно сорваться!» – было следующей моей мыслью, после которой развеял летящие заклинания и приготовил свое. От гигантского огненного шара, появившегося справа от меня, несло нестерпимым жаром.

– И вам здрасьте!!! Принимайте подачу!!! – злорадно заорал я, магически усилив голос, чтобы услышали, и метнул шар…


Пограничная служба Леса

Два эльфа, сидящие друг напротив друга за небольшим столом, вели неспешную беседу, обсуждая создавшееся положение, возникшее в связи с отсутствием магической связи не только с другими участками пограничной службы, но и с руководством, находящимся в Ит-Кариле – одном из крупнейших городов неподалеку от границы. До него был один день пути верхом. Единственное, что радовало, – это то, что хотя бы в пределах участка разговорные амулеты кое-как, но работали. Один из эльфов – эртлан Сириэль – являлся начальником участка пограничной службы, второй, маг первой ступени Тинул, возглавлял службу магической поддержки того же участка. Формально Тинул подчинялся Сириэлю, но фактически у него было свое начальство в Ит-Кариле.

Неожиданно их разговор был прерван звуком распахнувшейся без какого-либо предварительного стука, как было принято, входной двери. Появившийся в дверном проеме рейнджер на долю тим замер, увидев, что начальник не один, но потом решительно подошел к столу, сопровождаемый удивленными взглядами обоих эльфов.

– Эртлан Сириэль! У нас внештатная ситуация! Маги засекли работу портала неподалеку от границы. Сканирующие заклинания определили, что из выходной воронки портала вышли два мага, причем уровень силы одного из них определить не удалось. – Сказав это, рейнджер замолчал.

Сириэль и Тинул переглянулись, после чего первый заметил:

– Так и знал, что что-нибудь произойдет именно сейчас, когда мы фактически отрезаны от других подразделений!

– Сканирующее заклинание применялось стандартное? – обратился к рейнджеру Тинул, только пожав плечами на реплику Сириэля, с которой был абсолютно согласен.

– Не могу знать, лэр Тинул, поскольку не являюсь магом и не могу оценить, какое именно заклинание применялось для сканирования прибывших неизвестных личностей.

Тинул задумчиво хмыкнул и встал.

– К чему был твой вопрос? – нахмурившись, спросил его Сириэль.

Направившийся к выходу Тинул остановился и, обернувшись, пояснил:

– От нашего «стандартного» сканирующего заклинания, на самом деле таковым не являющегося, может закрыться только архимаг, да и то далеко не любой. Сириэль, ты так и останешься сидеть здесь или все-таки составишь мне компанию?

– Хочешь сам посмотреть, кого к нам занесло?

– Естественно. Конечно, сомневаюсь, что эта парочка появилась с целью посетить Лес, – один из них является человеком, и думаю, все люди в курсе принятых у нас правил, регламентирующих порядок въезда в Лес. Просто любопытно глянуть на того, кто смог закрыться от нашего заклинания.

– Ладно, – со вздохом ответил Сириэль, поднимаясь из-за стола, – пойдем глянем, кого там принесло.

Дойдя до смотрового пункта, спрятанного среди деревьев внешней границы, они обнаружили собравшихся в нем трех магов и пару рейнджеров, напряженно всматривающихся в сторону Альбиона. Проследив за их взглядами, Сириэль и Тинул увидели две фигуры, летящие в их сторону! Они были уже недалеко, но тем не менее лиц пока рассмотреть не удалось.

– Не понял! – воскликнул Тинул. – Почему до сих пор не действуют стационарные сторожевые заклинания?

– А вы посмотрите внимательно вон на того, – отозвался один из магов, указав на фигуру, находящуюся правее, – вокруг него сформировано силовое поле, внешне напоминающее ауру, с которого все наши плетения соскальзывают. Наиболее сильные из них, рассчитанные на физическую нейтрализацию нарушителей, просто развеиваются, едва с ним соприкоснувшись. Судя по управляющим линиям, неизвестный сформировал точно такое же поле и вокруг человека, которого удалось идентифицировать с помощью сканирующего заклинания. Что будем делать?

Тинул поколебался, пытаясь рассмотреть магическим зрением фигуру неизвестного, но, к сожалению, плотное силовое поле вокруг нее не позволяло даже установить расовую принадлежность.

Между тем они были уже близко, преодолев все три внешних защитных контура.

– Необходимо их остановить, – выразил свое мнение Сириэль, – уточнить, кто такие и с какой целью прибыли к границе Леса. Сможете?

– Попытаемся, – согласился с ним Тинул и, сосредоточившись, сформировал заклинание за внешним контуром границы, расположив его прямо на пути этой странной парочки. Дождавшись, когда они будут пролетать над ним, Тинул активировал свое плетение, но… Ничего не произошло! Плетение развеялось, едва успев активироваться!

– Ну что? – с нетерпением спросил Сириэль.

– Ничего! Мое заклинание, соприкоснувшись с силовым полем, развеялось! Они даже не заметили моей попытки их остановить!

– Не останавливаются, значит, – задумался Сириэль. – Продолжают идти на сближение… Ничего не остается, кроме как ударить всерьез.

– Я тоже не вижу другого выхода, – пробормотал Тинул, не отрывая глаз от приближающихся фигур. – Что же, придется уничтожить… Сами виноваты. Привести защитный контур в боевое состояние!

Один из магов протянул руку к неприметной ветке на окраине смотровой площадки, схватил ее и застыл. Вокруг зашелестела листва, ветви деревьев вздрогнули, точно невидимый великан дернул их корни под землей, и в тот же момент навстречу двум приближающимся фигурам полетели «стрелы воды» – атакующие заклинания средней силы, от которых практически невозможно было уклониться.

Все замерли в ожидании результата… которого не было! Неизвестный маг умудрился развеять «стрелы»!!!

– Как же так? – успел удивиться Тинул, прежде чем увидел огромный фаербол, появившийся около фигур.

– Он атакует нас? – с еще большим удивлением в голосе спросил один из магов. – Он сошел с ума? Мы же его сотрем в древесную пыль!

– И вам здрасьте!!! Принимайте подачу!!! – донесся громогласный крик, и в тот же миг фаербол устремился прямо на них.

В доли тим преодолев расстояние до магической защиты границы Леса, огненный шар врезался в нее. Щит, приняв удар на себя, стал видимым, на короткое мгновение полыхнув ярким светом. Свою задачу он выполнил – атака была отражена.

Во вражеского мага тотчас полетели атакующие плетения, встроенные в защиту границы и дожидавшиеся именно такого момента – нападения извне. Таковых заклинаний было вплетено в структуру защиты множество, так как маги, ее конструировавшие, рассчитывали на атаку со стороны армейских подразделений противника. А здесь всего-то одна цель!

– Ему конец! – с некоторым удовлетворением в голосе заметил Тинул, краем глаза посматривая на Сириэля. Тот глядел на разворачивающееся действо с нескрываемым интересом, в первый раз видя на практике работу защиты границы.

– Хороша защита! – воскликнул он, наблюдая, как фигуры сумасшедших магов, посмевших вдвоем проверить на прочность границу Леса, скрылись из виду из-за огненных сполохов. Не успели еще эти сполохи потухнуть, как в ту же точку устремились во множестве «водяные плети», выросшие прямо из земли. Дополнительно Сириэль успел заметить странные росчерки в воздухе, которые, едва успев появиться, сразу же исчезли.

– «Воздушные лезвия», – пояснил Тинул. – Стоп! Хватит! – крикнул он магу, все еще держащему ту ветвь, на самом деле являвшуюся магическим приводным механизмом защиты. В принципе она могла работать в автономном режиме, но в данный момент маги, не сговариваясь, перешли на ручной режим управления, желая эффектно показать действие магической защиты. Да и самим было интересно.

– Вот и все, – подвел итог Тинул, – можно…

– А по-моему, еще не все! – Сириэль, не спускавший глаз с того места, где раньше находились противники, рукой указал на темный шар, появившийся на месте магов и ставший видимым, когда пропал огонь и исчезла большая часть «водяных плетей», прежде плотно окутывавших то место. – Или это тоже ваше заклинание? – Он вопросительно глянул на Тинула.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Князь Палаэль

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Князь Палаэль. Испытания для мага (Владимир Снежкин, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я