След погасшей звезды (М. С. Серова, 2014)

Новый клиент частного детектива Татьяны Ивановой Влад Яковлев, богатый бизнесмен, красавец-мужчина, всегда был разборчив в людях, но это не уберегло его от предательства. Кто-то из близких изо дня в день травит его редким, не поддающимся выявлению с помощью анализов ядом. Расследование Татьяны зашло в тупик. Никто из окружения Влада не имеет мотива для убийства. И тем не менее он медленно, но верно умирает. А ведь еще полгода назад Яковлев был здоровым, полным сил человеком. Именно тогда начали появляться первые симптомы странного заболевания. Сейчас бизнесмен находится в критическом состоянии, отравитель наслаждается успехом своего преступления. А Татьяне Ивановой приходится день за днем проверять всех, кто имел возможность так жестоко и безжалостно наказать красавца Влада Яковлева…

Оглавление

Из серии: Частный детектив Татьяна Иванова

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги След погасшей звезды (М. С. Серова, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Глава 1

«Самое дорогое, что есть у женщины, – это мужские взгляды», – сказала Коко Шанель. Наверное, ей никогда не приходилось оплачивать коммунальные услуги, лечить зубы в частном стоматологическом кабинете и ремонтировать автомобиль. Деньги, несколько месяцев копившиеся на счете, ушли за две недели. Пришлось отложить мечты о кофемашине и оптоволоконной камере на неизвестный срок. Убытки – это всегда не вовремя. В такой ситуации остается только одно: зарабатывать. В конце концов, я – профессионал своего дела. Но оказалось, что не так уж важно качество моих услуг, если их некому продать.

Все, что не приносит желаемого, дает опыт – еще одна бесценная субстанция, которая не годится для оплаты счетов. На исходе седьмой недели вынужденной безработицы я сделала для себя несколько важных выводов. Во-первых, в Тарасове перевелись неверные мужья и жены. Думаю, это лучшим образом сказалось на демографическом положении в стране, в отличие от моего кошелька. Во-вторых, не стоит экономить на рекламе. Мой номер телефона обычно передавали из рук в руки благодарные клиенты, и я всегда считала, что этого достаточно. Разве могут сравниться пустые слова из объявления с непредвзятым мнением товарища?

Какое-то время назад я задумывалась о том, чтобы дать объявление. Вернее, от меня настойчиво потребовали задуматься об этом. Меня атаковала бойкая молодая девушка с блестящими темными глазами и в дешевых красных туфлях, менеджер по рекламе. Она представляла красивый глянцевый журнал «Фокус», в котором десятки страниц с рекламой элитного кафеля и одежды по завышенным ценам сменялись интервью с предпринимателями, политиками, представителями местной богемы. Всем время от времени требуются услуги частного детектива, но эти люди могли их оплачивать по двойному тарифу. Я уже была готова заключить договор на год, когда решила проверить журнал. Выяснилось, что бойкая девушка – профессиональная лгунья. Настоящий тираж «Фокуса» был в десять раз меньше заявленного, «система индивидуальных скидок» действовала для всех рекламодателей, а новые номера регулярно запаздывали из печати. Я отказала ей по телефону.

Деньги, отложенные на черный день, подходили к концу. Наступал черед денег, отложенных на поездку в Европу. Я решила не думать об этом, когда в продуктовом магазине купила самый дорогой кофе и отправилась домой наслаждаться его вкусом. Мой дух не был сломлен, но уверенность в собственных силах заметно колебалась. Я сварила кофе, села в позу лотоса перед ноутбуком и принялась просматривать свежие номера газет в Интернете в поиске потенциальных клиентов и делать пометки на завтра. Это неблагодарное занятие затянулось до глубокой ночи.

Меня разбудил телефонный звонок. За годы расследований я узнала, что в жизни случается множество неприятных вещей, но ничто не идет в сравнение с резким пробуждением от громкого звука после трех часов сна. Номер на определителе был мне не знаком. Вдруг это клиент?..

– Танюш, доброе утро, не помешаю? – начала разговор Света. Голос у нее был такой жизнерадостный и бодрый, что мне захотелось убивать.

– М-м-м? – попыталась ответить я, но язык отказывался слушаться, во рту было сухо.

– Состав для ламинирования завезли, – сообщила Света.

На другом конце провода ей казалось, что я поняла сказанное, но для меня это прозвучало, как на китайском.

– Биомолекулярное восстановление, новое поколение средств для волос.

– Свет, спасибо, у меня отличные волосы, – ответила я, прижав трубку к уху плечом и пытаясь расплести вчерашнюю косу.

– За отличными волосами тоже ухаживать надо, – резонно заметила Света. – Эффект от него потрясающий, я вчера четырех клиенток обслужила. Такое сияние! И совершенно не утяжеляет, структура легкая…

– Что за номер? – решительно перебила я. – Не определился. Ты откуда звонишь?

– Танюш, я в новом салоне работаю, он недавно открылся. Забыла, что ли?

– Света, – я проснулась окончательно, – ты меня с кем-то перепутала.

– Так я не тебе говорила?..

– Нет, – сказала я решительно.

– Ой, надо же, извини, пожалуйста, – снова зачастила Света, – ты знаешь, у меня бывает.

«Это точно», – мрачно улыбнулась я, пробираясь в ванную комнату.

– Как твои дела, красавица? – спросила Света, и я слышала в трубку, что она улыбается.

– О, блестяще, – хихикнула я и открыла кран. Немного холодной воды на запястьях лишили меня остатков сна. Я подняла взгляд и увидела свое отражение в зеркале: растерзанная коса, припухшие веки. Женщина в зеркале была красивой, но если бы я встретила ее на улице, порекомендовала бы зайти к стилисту.

– Таня, ты там? – зазвучал в трубке взволнованный голос собеседницы.

– Где, говоришь, находится твой новый салон?


Я надела красивое бежевое платье с пикантным вырезом, соблазнительное строго в рамках приличий, выбрала туфли к нему, не самые удобные, но изящные и дорогие, собрала волосы в хвост, аккуратно подкрасила губы. Заглянув перед выходом в большое зеркало, расположенное на внутренней стороне входной двери, я пришла к выводу, что мужские взгляды, представляющие, по мнению мадам Коко, высшую ценность, – это капитал, которым я располагаю в полной мере.

Пусть будет ламинирование – в чем бы оно ни заключалось. В конце концов, я заслуживаю лучшего. Мне пойдет на пользу ненадолго отвлечься от поиска способа заработать деньги и немного их потранжирить. Упитанный мужчина в спортивном костюме уступил мне свою очередь у банкомата, и несколько секунд спустя сумма, отложенная на Париж, превратилась в средства на поездку в Турцию. Зато в кошельке уже не было так пусто, и настроение значительно улучшилось.

По пути в салон красоты я думала о том, что, наверное, так чувствуют себя богатые не работающие женщины каждый день. Так приятно тратить деньги на себя, не заботясь об экономии. Жаль, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Пусть их жизнь и лишена забот о завтрашнем дне, будет преувеличением сказать, что эта возможность достается им даром. Щедрость спонсора тоже имеет свою цену, самую страшную из всех: время. На алтарь безбедной жизни кладется одна молодость за другой. Юная и прекрасная невеста превращается в привлекательную зрелую женщину, и ей на смену приходит другая. Остается лишь сожалеть о том, что лучшие годы прошли впустую, и учиться жить в новых условиях. Добро пожаловать в реальную жизнь!

Как будто в продолжение моих мыслей каждый из автомобилей, припаркованных у салона красоты с многообещающим названием «Империя стиля», стоил не меньше трехкомнатной квартиры в центре Тарасова. Мой скромный седан приютился у цветочного ларька. Вход в салон был украшен композицией из воздушных шаров, а над дверью висел плакат «Ваш мир красоты уже открыт». Мое отражение в тонированной витрине было безупречным. Поднимаясь по ступенькам, я думала о том, что обязательно оставлю здесь несколько своих визиток. Просто положу их на журнальный столик. У каждой из этих женщин есть конкурентка, более молодая и энергичная, и они готовы заплатить из мужниного кошелька за информацию о положении дел.

Мерное жужжание фенов, ароматное облако дорогостоящих средств для волос… Будущая блондинка, похожая на ежа из японского мультфильма, читала журнал, пока ухоженные пальцы улыбчивого парня перебирали пластинки фольги, в которых превращались в золото ее волосы. Девушка, пережаренная в солярии до состояния копченой сельди, смотрела музыкальный канал в атрии, похрустывая пластиковыми тапочками для просушки педикюра, и пальцы ее ног были смешно растопырены. Клиентка у зеркала теряла годы, как дерево – осенние листья, с каждым движением кисти, наносящей темную краску на ее седеющие волосы. Я улыбнулась администратору и назвала время записи и свою фамилию.

– Светлана готова принять вас в ВИП-зале, – сказала девушка с безупречными ресницами и ногтями, – прошу вас проследовать за мной.

Зал для особых клиентов мало чем отличался от общего. Такие же кремовые парикмахерские кресла, такие же серебристые вензеля на шершавых стенах цвета горького шоколада, такие же серые пенки штор и каменные скульптуры по полметра в высоту каждая в металлированной раме французского окна. Качественные имитации живых комнатных цветов в керамических горшках, небольшой фонтанчик, несомненно, для увлажнения воздуха. Разница состояла в том, что этот зал был изолирован и практически пуст.

Кроме меня и сотрудников, здесь находилась клиентка семнадцати-восемнадцати лет на вид, выражение лица которой было настолько чопорным и высокомерным, что я не сумела сдержать смешка. Нежное очарование ее расцветающей юности было отравлено кислой миной самодовольства. Мы смерили друг друга взглядами, и я почувствовала торжество победы, когда школьница отвела глаза первой.

Магия аббревиатуры ВИП витала в воздухе. Людям нравится все эксклюзивное, и на этом легко заработать. В конце концов, привилегии ненавидят только те, кто их лишен. Я села в кресло и тут же получила предложение, от которого не отказываюсь ни при каких обстоятельствах: чашечка свежего кофе – удивлюсь, если он не будет отменным!

– Танечка, ты как раз вовремя, – защебетала Света. – Я тебе очень рада.

Она выглядела похудевшей и уставшей, но радостной, из чего можно было сделать вывод, что работы много, но оплата того стоит. Света обняла меня за плечи и горячо поцеловала в щеку, оставляя мерцающий след блеска для губ.

– Я тоже, – и это было чистой правдой.

Света принялась за работу, не прерывая беседу ни на секунду. Не считая школьницы в другом конце зала, мы были одни – а принимать в расчет детей я не привыкла.

– Как у тебя дела? Что интересного на личном фронте? – подмигнула Света, надевая одноразовые перчатки и фартук.

– Ти-ши-на, – ответила я, рассматривая себя в зеркале.

– Что так? – улыбнулась Света и тут же сменила тему, как ей казалось, на более удачную. – Вся в работе, наверное, некогда по свиданиям бегать. Интересные были дела?

– Ти-ши-на, – повторила я и улыбнулась подруге, застывшей с банкой какого-то вещества.

– Как так? – удивилась Света.

– Случается в любом бизнесе, – пожала плечами я.

– Верно, верно, – энергично закивала головой Света. – Иногда сидишь весь день без дела, а иногда приходится отказывать клиентам, потому что времени не хватает. Я, ты знаешь, неделю без выходных работаю. Вчера приходила женщина вымываться из черного, она праздники организует.

– Тамада? – засмеялась я.

– И это тоже, – махнула рукой Света, чтобы ее не перебивали. – Праздничное агентство у нее. Дни рождения, свадьбы, мальчишники (наши понимающие взгляды в зеркале встретились). Так вот, она тоже говорила о том, что клиентов стало меньше. Кризис, все такое.

– Когда это у нас не было кризиса? – хихикнула я.

Света принесла состав, тщательно расчесала мои волосы и начала их аккуратно покрывать. К юной клиентке вернулся парикмахер, и она отправилась на мойку.

– Я так думаю, Танюш, – серьезно посмотрела на меня Света, – это знак.

– Знак? – такого я, пожалуй, не ожидала услышать.

– Свыше, – продолжила Света будничным тоном, но в ее интонации чувствовалось веселье. – Одновременно затишье и на любовном фронте, и на профессиональном. Так вселенная сообщает тебе, что красивая женщина не должна разыскивать преступников. Красивая женщина не должна работать. Тем более, сама знаешь, какая у тебя опасная профессия. Не ровен час – схлопочешь серьезную травму, в больницу попадешь.

– И чем же ей можно заниматься, этой красивой женщине? – уточнила я, чтобы не концентрировать внимание подруги на палатах и врачах.

– Получать удовольствие от жизни, – ответила Света так легко и естественно, как будто речь шла о прописной истине.

– И как ей можно его получать?

– Ходить ко мне два раза в месяц, – улыбка Светы стала шире, – и на массаж горячими камнями, и на маникюр, и по магазинам.

– Света, дело в том, что этой красивой женщине, – я указала на свое отражение, – для того, чтобы получать удовольствие от жизни, нужно совершенно другое.

– И что же?

– Нагружать мозг, – честно ответила я, и Света покачала головой. – Когда я думаю над новым делом, он работает на полную мощность, и это настоящее удовольствие. Не подумай, пожалуйста, что я не люблю массаж, это приятно и полезно для здоровья. Мне нравится приходить к тебе, и не только, когда нужно сменить внешность для очередного задания. Знаешь, я решила сегодня быть транжирой и сделала это исключительно благодаря тебе.

– Как хорошо я на тебя влияю, – рассмеялась Света.

– Но когда я анализирую данные по делу, – продолжила я, – мой мозг поет от нагрузки. Все тщательно проверяется, клубок распутывается, и картина произошедшего раскрывается. Вот тогда я и получаю удовольствие от жизни, которое не смогут компенсировать покупки. Даже если у меня будет столько денег, что я смогу не работать никогда, проживи я хоть двести лет, все равно я бы не оставила это занятие.

Какое-то время Света выглядела задумчивой. Темп работы ее ловких умелых рук замедлился, и я подумала уже, что переубедила ее.

– Знаешь, – ответила она, ускоряя работу, – это все временное. Однажды тебе захочется дом с камином, породистого пса, детей и мужа, который позаботится обо всех вас. Богатый поклонник никому не повредит, особенно когда денег нет и работы тоже… Ну, вот… Теперь нужно подождать, а пока журналы посмотри. Кофе будешь?

Моя улыбка была красноречивее любых слов.

Место молоденькой девушки заняла воспитанная взрослая женщина в роскошном фиолетовом платье, придающем ее немного расплывшейся фигуре пикантность и даже некоторое изящество. Этой клиентке нужна была прическа для торжественного мероприятия. Ей вымыли волосы, и в зале зашумел фен. Легкое эхо – частый атрибут необжитого помещения. Именные дипломы еще не всех сотрудников заняли выгодные позиции на стенах, а выделенная кремовым широкая панель за моей спиной наверняка готовилась под панно или картину. Не могу сказать, что когда-либо увлекалась таким мирным и уютным занятием, как дизайн интерьера. Дело, достойное прилежной супруги успешного дельца, – благоустройство дома и сада. Разумеется, совместно с дизайнерами, садовником, специалистом по художественной подсветке…

Девушка с бронзовым загаром и укладкой голливудской звезды принесла мне кофе. В стопке с журналами оказался потрепанный гид автомобилиста, известное издание с нескромными фото обнаженных девиц и пикантными интервью и «Фокус» полугодовой давности с главным архитектором города на обложке. Мною овладели две извечные силы: лень и любопытство – и любопытство, как обычно, одержало сокрушительную победу.

Журнал начинался несколькими страницами рекламы фирм общероссийского масштаба. Сеть магазинов модной одежды предлагала новую коллекцию, французский модный бренд – «аромат для настоящих мужчин», американский косметологический концерн – линию омолаживающих кремов. Российское производство, определенно, переживало существенный подъем. За глянцем идеальных рекламных листов следовала колонка редактора с ободряющей речью, рубрикатор с указанием материалов и страниц, на которых они расположены, и список сотрудников, трудившихся над номером. Согласно модной тенденции последних лет, отчества в нем не указывались. Некоторые работники журнала даже не использовали полную форму имени: вместо Елены значилась Лена, а Александр превратился просто в Сашу.

Пролистав журнал от корки до корки, я поняла, что его команда зарабатывала на самолюбии тарасовских предпринимателей. Большинство статей имели единственной целью пустить пыль в глаза коллегам и конкурентам. Журнал доставлялся юридическим лицам города, оседая в парикмахерских и стоматологических кабинетах, как мутный осадок на дне стакана. Здесь поздравляли с юбилеями и крестинами, делились опытом распределения времени и снимками с отдыха на далеких тропических островах с эдемскими лагунами и бескрайней лазурью во все стороны. Это уже не было прессой. Это была социальная сеть, и клиенты журнала, как опытные пользователи, старательно пытались перещеголять друг друга из номера в номер. В том выпуске, который я просматривала, победа присуждалась известному в городе предпринимателю Владу Яковлеву. В честь его сорокалетия целый разворот занимали интервью и качественные снимки в непринужденной атмосфере родного дома. Здесь он рассказывал читателю о головокружительных успехах в бизнесе в ходе исторического развития группы компаний, возглавляемых им в данное время.

– Красивый какой, – улыбнулась Света, рассматривая фото через мое плечо.

Не поспоришь. Пикантная легкая небритость, четкие линии темных бровей, густые ресницы, искрящиеся синие глаза, благородная седина на висках, широкие крепкие плечи.

– И держит себя в отличной форме. – Света принялась изучать состояние моих волос. – Животик плоский, зубки беленькие.

– Приятно, когда мужчина следит за собой, – согласилась я.

– И жена у него такая же, – заметила Светлана. – Она приходила сюда на массаж. Такая, знаешь, королева Дании: стрижка, как у Гленн Клоуз в этом, как его – сериале про адвокатов…

На моем лице отразилось непонимание. Света сделала жест рукой, как бы стирающий часть разговора о многосерийных фильмах.

– Ты же не смотришь ничего, – пожала плечами она.

– Света, я знаю, как выглядит Гленн Клоуз, – реабилитировалась я. – Стильная женщина.

– А жена Яковлева еще и очень красивая. Посмотри дальше, где-то было их совместное фото.

Я нашла его. Фото было сделано на мероприятии по случаю открытия ресторана итальянской кухни в центре города. Яковлевы стояли рядом, лучась улыбками, но ни их руки, ни тела не соприкасались, а выражения лиц казались шаблонными. Сияющие короткие волосы Натальи действительно были идеальными, как и все остальное: светлая кожа, синее платье, браслет из жемчуга, изящные пальцы, макияж. Улыбка не затронула ее холодных светло-голубых глаз. Идеальное фото идеальной пары, скрывающей от беглого взгляда натянутую холодность.

– Не думаю, что они близки, – заметила я вслух.

– Девочки сплетничали, что у Яковлева часто случаются романы на стороне, – ответила Света. – Пойдем к мойке.

– Покажи мне красивую женщину, и я назову тебе имя мужчины, которому надоело с ней спать.

– Грубиянка, – хихикнула Света.

Я попыталась поудобней расположиться у мойки, но это всегда давалось мне не без труда. Света включила воду и принялась смывать состав с волос. Как только ее пальцы коснулись моей головы, мир поплыл перед глазами в клубах удовольствия. Этот момент в посещении парикмахера я люблю даже больше, чем лицезрение в зеркале результата его работы. Как же приятно, когда голову тебе моет кто-то другой!

Фен наконец выключили. Клиентка покинула зал с идеально прямыми волосами. Света усадила меня в кресло и принялась сушить мои волосы. Я взяла журнал и снова вернулась к интервью с Яковлевым. Бизнесмен рассказывал о том, что не считает инвестиции в недвижимость самым выгодным способом приумножения средств. Дом на побережье Адриатического моря он приобрел исходя из соображений отдыха. Куда выгоднее вкладывать средства в драгоценные камни.

Света выключила фен и начала выпрямлять мне волосы.

– Без этого не обойтись? – нахмурилась я.

– Нужно закрыть чешуйки – так эффект будет заметнее.

– Это волосы или карась? – засмеялась я, и Света в зеркале одарила меня самым уничижительным взглядом.

– Несерьезная ты личность, Татьяна Александровна Иванова, – проворчала подруга. – Что интересного в статье?

– Господин Яковлев рекомендует вкладывать средства в драгоценные камни.

– Живут же люди, – покачала головой Света.

Несколько минут спустя процедура была закончена. Не могу сказать, что мои волосы когда-нибудь страдали от недостатка блеска или болели чем-либо – наверное, поэтому эффект ламинирования сильного впечатления не производил. Но прическа выглядела шикарно, не стоит отрицать. Света, довольная результатом, ждала восторгов, и я рассыпалась в похвалах ее мастерству. Расплатившись на кассе, я получила дисконтную карту накопительных скидок и пробники крема для лица в подарок. Вежливые девушки на ресепшен предложили заказать для меня такси, но я сообщила, что за рулем.

Я распахнула стеклянную дверь и шагнула на улицу. Прохладный ветер поздней весны ласкал разогретую горячим феном кожу. Мои ухоженные, блестящие волосы упали на лицо. Я попыталась убрать пряди, но ветер снова бросил их мне в глаза. Я направлялась к машине, тщетно силясь разглядеть что-то слезящимися глазами и придерживая волосы, чтобы не мешали. До авто оставалось несколько шагов, когда я услышала визг тормозов, и только хорошая реакция спасла меня…

Водитель выбежал на парковку, громко хлопнув дверью дорогого спортивного автомобиля. Я сунула сумочку под мышку и обеими руками решительно отвела пряди за уши. В фиолетовой рубашке, в галстуке, взволнованный и разрумянившийся, красивый, передо мной стоял Влад Яковлев. Его взгляд выражал тревогу.

– Вы в порядке? – спросил он, кладя горячую мужскую ладонь мне на локоть.

Жест, формирующий ложное ощущение близости. Им часто пользуются политики и бизнесмены.

– Да, спасибо, – ответила я, собрав волосы и туго их скручивая.

– Простите, я отвлекся, – признался Влад. Его честность меня удивила. В подобной ситуации ожидаемы были бы обвинения, а не извинения.

– Вы среагировали вовремя, – признала я неохотно. – Это все ветер.

– Да, наверное, будет дождь, – улыбнулся Влад, возводя взгляд к облакам. – Вы из парикмахерской?

– Да. Как вы поняли? – улыбнулась я.

– У вас очень красивые волосы, – он был очарователен и обезоруживающе прямолинеен.

– Спасибо, – ответила я. – Хорошего дня!

– Подождите! – Я остановилась. – Я могу вас подвезти. Меня зовут Влад.

Он протянул ладонь, и я автоматически ответила тем же, рассчитывая на короткое рукопожатие. Вместо этого Яковлев поцеловал мою руку и задержал ее в своей чуть дольше, чем следовало.

– Я за рулем.

Вынуждена признать, Влад обладал определенным магнетизмом. Пришлось напомнить себе, что пялиться невежливо – не хотелось отрывать взгляда от этого красивого, мужественного лица. Хорошо, вовремя вспомнила о том, что он был женат. Массивное обручальное кольцо с полоской бриллиантовой россыпи на безымянном пальце его правой руки… Нужно обладать определенным цинизмом, чтобы кокетничать с девушками, не снимая такого очевидного указания на свое семейное положение. Эта мысль подействовала отрезвляюще. Я двинулась к автомобилю.

– Еще увидимся! – крикнул Влад мне вслед.

Придя домой, я первым делом как следует выспалась. Никаких будильников – даже телефоны отключила. Пусть весь мир подождет! Да, я определенно начинала проникаться философией обеспеченных бездельниц. Жаль только, что мой вынужденный отпуск был ограничен масштабами накоплений. С другой стороны, проводить так всю жизнь, должно быть, очень скучно. О, как мне не хватало дней, наполненных увлекательными расследованиями!

Проснувшись ближе к вечеру, я почувствовала голод. Хотелось надеть другое красивое платье и пойти в ресторан, но перспектива провести еще несколько часов в туфлях на каблуках показалась мне пыткой. Я решила приготовить суп дома. К сожалению, холодильник был пуст. Предстояло небольшое путешествие в супермаркет. Я надела спортивный костюм, кеды и убрала волосы под берет на случай новых порывов ветра.

Весенний вечер дышал прохладной свежестью. Пока я спала, прошел сильный дождь, и молодые листья сияли глянцем. Влажные дорожки приятно шуршали под подошвами кедов. Зеленые лужайки во дворах, через которые я срезала путь, наслаждаясь пешей прогулкой, искрились капельками росы. Медленно наплывали лиловые сумерки. На парковке перед супермаркетом было много свободных мест, и я облегченно вздохнула: не люблю стоять в очередях.

Делать покупки голодной не следует – метешь в корзину все, что попадается под руку. Для супа с шампиньонами было достаточно картофеля, лука, моркови, мягкого сыра, грибов и молотого чеснока, но я решила купить еще и консервированную айву, красную рыбу, гранаты, зелень, редис, салат, хлеб, масло, икру… На выходе с кассы оставалось только пожалеть, что не приехала сюда на машине. У двери супермаркета один из пакетов треснул, ручка оторвалась, и банки бойко застучали по асфальту. Я оставила продукты и бросилась догонять сбежавшие покупки, а когда вернулась, снова увидела Влада. Он вышел из магазина, на ходу распечатывая пачку сигарет, и теперь зачарованно наблюдал за покачиваниями моих стройных бедер.

В каждой женщине есть что-то демоническое. Не оттого ли так хочется порой провоцировать, распалять и дразнить? Я склонилась к пакету, прогнув спину, и Влад замер, любуясь этой картиной. Секунду спустя он уже направлялся ко мне.

– Давайте я помогу… о, это вы!

– Да, это я. – Яковлев выглядел сейчас как ребенок, которому подарили на Новый год два подарка вместо одного.

– Я на машине, подвезу вас, – улыбнулся он решительно и легко, как пушинку, подхватывая пакет с оторванной ручкой. – Не отказывайтесь, пожалуйста. Вам это нужно.

Черт, он был красив, явно очарован мной и, самое неприятное, абсолютно прав. Оставалось послушно кивнуть и засеменить к машине вслед за Яковлевым, в другой руке его мерно покачивались те мои покупки, под тяжестью которых пакет еще не лопнул.

Я назвала адрес, и автомобиль сорвался с места, заскользив по мерцающей огнями улице. В объезд нас ожидали два светофора и три перекрестка. В дороге я не сказала ни слова. Яковлев время от времени бросал на меня долгие, пленительные взгляды. В этом был смысл – взволнованная девушка легче очаровывается. Автомобиль остановился у подъезда, и мне снова пришлось принять помощь Влада, когда он предложил донести пакеты до квартиры. Это было приятно – видеть, как долларовый миллионер несет по лестнице пакет с оторванной ручкой, из которого торчат морковка и лук-порей.

Я открыла дверь и проводила Яковлева на кухню. Ему удавалось делать вид, что мои продукты не имеют веса, все лестничные пролеты, но когда он их наконец поставил, лицо его стало заметно радостнее. Я стояла в прихожей напротив раскрытой двери. Яковлев потоптался на месте, ожидая предложения выпить кофе. Я улыбнулась и указала рукой на дверь. Влад тоже улыбнулся и, опустив голову, проследовал на выход.

– Спасибо, вы мне помогли, – сказала я, когда Яковлев уже стоял за порогом.

– Рад был помочь, – ответил он.

Я стала закрывать дверь, но Влад остановил ее.

– Подождите, – от такого взгляда растаяли бы льды Антарктики. – Вы так и не назвали ваше имя.

– Татьяна, – улыбнулась я. – Рада знакомству.

Влад убрал руку с двери.

– До новых встреч, Танечка, – сказал он перед тем, как дверь закрылась.

Многообещающее прощание. Конечно же, я решила, что этим история и закончится, но оказалась не права. Следующим утром по пути из спальни в ванную меня застиг звонок в дверь. Укутавшись в пижамную кофту, я склонилась к глазку. В подъезде стоял человек в форме сотрудника курьерской службы. Я распахнула дверь.

– Татьяна… – курьер явно искал в списке фамилию, которая указана не была. – Татьяна?

– Да, – кивнула я.

– Распишитесь, пожалуйста, – отчеканил он обычную для такой профессии фразу, протягивая мне бланк. Я намалевала закорючку.

– Спасибо, всего доброго.

Курьер скрылся из виду, на прощание одарив меня заинтересованным взглядом. На полу у двери, тщательно упакованная в защитную пленку, стояла большая красивая ваза, в которой благоухали по меньшей мере пятьдесят роз неистово-красного цвета. Заметив белый лепесток записки, я вынула ее из букета.

«Позвони мне. Влад».

И номер мобильного телефона. Как самонадеянно! На миг мне захотелось изо всех сил пнуть вазу, но это желание быстро прошло, уступив место здравому смыслу. Даже если Влад – наглец, розы ни при чем, они великолепны, что бы ни происходило. Не без труда подняв вазу, я внесла ее в квартиру. Пахли цветы божественно. Чтобы наслаждаться этим ароматом весь день, я поставила подарок Яковлева на журнальный столик в гостиной и вернулась к обычным утренним делам: чистка зубов, душ, зарядка.

На следующий день ситуация повторилась. Теперь перед моей дверью благоухали белоснежные лилии. Агентство прислало с ними того же курьера, и молодой человек с большим интересом наблюдал за моей реакцией. Я снова поставила закорючку напротив имени «Татьяна» в бланке заказа и втащила вазу в дом. Разумеется, в букете была записка.

«Не любишь розы? Как насчет лилий?»

Признаюсь, я улыбнулась. Яковлев был красивым мужчиной и находился в том возрасте, который представительницы слабого пола, от мала до велика, считают расцветом сил. С равным успехом он мог впечатлить первокурсницу и зрелую женщину. К тому же он был богат и успешен. И, тем не менее, Влад умел ухаживать, и ему это явно нравилось. Такие мужчины всегда пользуются успехом, будь они женаты хоть на трех женщинах одновременно.

На этот раз он обращался на «ты», сокращая дистанцию. Мудрый тактический ход. Интересно, какое количество таких ваз было доставлено женщинам города Тарасова? И были ли среди них те, которые так и не позвонили? Если нет, я стану первой.

Курьерская служба начинала работу в девять часов утра. Сотрудники приезжали на место получения заказов и около получаса тратили на заполнение документов и загрузку посылок. Цветы, именинные торты, корзины с фруктами и вином и другие скоропортящиеся заказы отправлялись в путь в первую очередь. От офиса службы до моего дома дорога занимала не больше десяти минут.

На следующее утро я проснулась на двадцать минут раньше, надела спортивный костюм, напульсники, загрузила на iPad новую музыку и отправилась на пробежку. Неподалеку от моего дома раскинулся большой удобный новый парк с каштановыми аллеями в цвету. К девяти утра я уже вошла на его территорию, огороженную стриженым кустарником, и начала пробежку.

Когда в кафе я заказываю хорошо прожаренный стейк, подруги провожают каждый кусочек завистливыми взглядами и грустно жуют салатные листья. Глядя со стороны на современных женщин, я часто задумываюсь о том, не объявил ли кто-то соревнование на самый голодный паек? Диета должна быть частью здорового образа жизни, а не самоистязанием. Правильное питание и спорт – вот залог хорошей формы.

Я люблю утренние пробежки. Под звуки любимой музыки, в пустом парке, вдыхая прохладный воздух всей грудью. Тренированное тело становится крепче под нагрузкой, я чувствую каждую мышцу, а кроссовки продолжают отмерять километры в заданном ритме. Главное – дыхание. Проведя на бегу положенный час, я выбрала сухую скамейку, положила на нее спортивную куртку, поправила футболку и занялась растяжкой.

Громкая музыка в наушниках не только позволяла отвлечься от всех мыслей и наслаждаться работой своего тела, но и заглушала все внешние звуки. Легкое похлопывание по плечу застало меня врасплох. Я заняла боевую стойку прежде, чем поняла, что передо мной стоит Влад. Его лицо отражало крайнюю степень удивления. Наверное, большинство людей на моем месте просто сняло бы наушники и обернулось. Профессия накладывает свой отпечаток.

Влад был одет для пробежки. Большинство вечерних платьев в моем шкафу стоили дешевле, чем спортивный костюм на нем. Я выключила музыку и сняла наушники.

– Доброе утро, – улыбнулся Влад, отстегивая поясную фляжку и протягивая ее мне. – Хочешь пить?

– Спасибо, – ответила я.

На мгновение наши пальцы соприкоснулись. Сделав пару глотков воды, я вернула фляжку владельцу. Яковлев пристегнул ее к поясу и, не переставая улыбаться, сладко потянулся. Его футболка поднялась, обнажая плоский загорелый живот.

– Какое замечательное утро, – сказал он. – Всегда выходишь на пробежку в это время?

– Вообще-то я уже закончила и собираюсь домой.

– Да? Я тоже.

Я накинула куртку, и прогулочным шагом мы двинулись к выходу из парка. Влад выглядел совершенно счастливым, и это чувство делало его еще привлекательнее.

– Бегаешь здесь каждое утро? – уточнила я.

Нужно было выяснить, какова вероятность снова столкнуться с Яковлевым на каштановых аллеях парка.

– Стараюсь поддерживать форму, – улыбнулся Влад. – А ты?

– Пришла сюда впервые, – солгала я, не моргнув глазом.

– Не думал, что ты увлекаешься бегом. – В глазах Влада горели маленькие хитрые искорки, которые с головой выдают дамских угодников при знакомстве.

– Почему же? – спросила я.

– Из-за формы икр, – улыбнулся Яковлев. – Изящные ноги. Ты скорее похожа на гимнастку. Или звезду подиума.

– А у тебя хорошая память, – ухмыльнулась я.

– Это профессиональное, – ответил Влад, очаровательно подмигивая. – Я занимаюсь бизнесом, привык держать в голове много информации.

– Что, например?

– Да хотя бы свое расписание на день! – Влад многозначительно посмотрел на часы. – А чем занимаешься ты?

– Я – частный детектив.

Яковлев на секунду замер, затем оступился. После на его лице вдруг отразилось понимание, и он расхохотался, по-товарищески похлопав меня по плечу.

– Я почти поверил.

– А я и не шутила, – наверное, моя улыбка была ядовитее кураре.

– И кто же тебя подослал за мной следить? – спросил Влад, и в его напускной веселости чувствовалась брешь.

Ему определенно было что скрывать, и существовали люди, готовые заплатить за раскрытие этих тайн. В этом он мало чем отличался от большинства крупных предпринимателей мира.

– Могу спросить о том же. – Лицо Яковлева выражало недоумение. – Куда бы я ни пошла, ты всегда оказываешься рядом. У парикмахерской, у магазина, в парке.

Влад снова рассмеялся. Кажется, его подозрения улеглись. Внезапно он остановился и протянул мне руку.

– Коллега?

Я приняла руку Яковлева и присела в комичном реверансе.

– Да, коллега.

Мы рассмеялись и продолжили путь.

– Как интересно, – улыбнулся Влад, – впервые встречаю частного детектива. Наверное, у тебя дома целый арсенал.

– Мой арсенал всегда при мне, – ответила я.

Яковлев демонстративно обошел вокруг меня, внимательно осматривая мое тело.

– И где же ты его прячешь?

– Здесь, – я коснулась пальцами виска.

– Резонно, – ответил Влад, и на его лице отразилась совершенно другая, новая заинтересованность, природа которой была мне не ясна. Быть может, его удивило, что красивая блондинка оказалась приятной собеседницей?

– Тебе понравились лилии? – спросил Яковлев неожиданно.

Этот вопрос застиг меня врасплох.

– Да, спасибо, – ответила я. – Цветы великолепные.

– Я очень рад.

Еще два шага, и вот мы уже вышли на тротуар. Парк остался позади, но разговор был не закончен. Влад встал передо мной, застегнул спортивную куртку, спустил закатанные до локтей рукава.

– Спасибо, я приятно провел время, – сказал он, очаровательно улыбаясь. – К сожалению, мне пора. Хорошего дня!

– Всего доброго, – ответила я и направилась в противоположную сторону.

Всю дорогу домой меня преследовало приятное, щекочущее чувство азарта. Безусловно, за мной не впервые ухаживал привлекательный мужчина при деньгах, но Владу удалось выделиться на общем фоне. Он оказался интересным. Все верно – мы действительно прекрасно провели время. С ним было легко и приятно говорить, немного кокетничать. Я уже почти жалела, что лишила себя удовольствия принять сегодня утром еще один букет. Теперь курьер наверняка направился по другим адресам, и кто знает, когда он позвонит в мою дверь еще раз?

К вечеру того дня я осознала, что слишком часто думаю о Яковлеве. Не стану спорить, он был хорош, но не настолько, чтобы обременять себя отношениями с женатым мужчиной. Я готовила ужин, когда раздался звонок в дверь. На пороге стоял курьер, но никаких ваз поблизости не было. В его руках была коробка, обернутая в шелковистую подарочную бумагу спокойного темно-зеленого цвета. Я снова расписалась в получении и закрыла дверь, держа посылку в руках. Коробка не казалась тяжелой.

Я вошла в гостиную, решительно сняла бумагу и увидела бархатный футляр квадратной формы. В нем на черном шелке лежала подвеска из желтого золота с сияющим прозрачным камнем на тонкой цепочке из того же металла необычного плетения. Рядом лежала записка.

«Бриллиант для бриллианта. Что ты делаешь сегодня вечером? Влад».

Должна признать, это очень приятно – получать в подарок ювелирные изделия еще до первого свидания. Может быть, Света права, и вселенная действительно посылала мне знак? Я достала подвеску из футляра и внимательно осмотрела камень. Ничего особенного, казалось бы, но в сиянии бриллианта определенно было что-то завораживающее. Отложив футляр в сторону, я направилась… нет, не к зеркалу – к компьютеру, чтобы проверить, насколько высоко оценил мое общество сорящий деньгами дамский угодник.

Следующие полчаса я провела, читая о драгоценных камнях все те данные, которые никогда не интересовали меня раньше. Оказалось, что ухаживания Влада обошлись ему в сумму, превышающую пятьсот долларов, но эта новость быстро утратила свое значение под напором информационной волны.

Как выяснилось, в мире существовали бриллианты, стоимость которых составляла целые состояния. Самые редкие и дорогие из них время от времени выставлялись в музеях и даже имели собственные имена. С немалым удивлением я обнаружила, что один такой камень, стоимостью двенадцать миллионов долларов, недавно был приобретен неким частным лицом, предположительно из моего города, пожелавшим остаться неизвестным. Бриллиант «Джорджиана». Удивительное рядом.

Блуждание в Мировой паутине оказалось, как всегда, увлекательным, но пора было возвращаться к реальной жизни. На столе передо мной лежало ювелирное украшение, которое я считала дорогим. Принимать такие подарки от едва знакомого мужчины казалось не совсем приличным, и от этого только сильнее хотелось так поступить. В записке звучал вопрос о моих сегодняшних планах. Их у меня не было.

Я подошла к зеркалу, откинула за плечи свои тяжелые светлые волосы и надела подвеску. И тут произошло какое-то необъяснимое волшебство. Бриллиант переливался в своей изящной оправе, насыщая новым, незнакомым блеском мои зеленые глаза. Что-то в этом было. Не отрывая восхищенного взгляда от собственного отражения, я взяла телефон и набрала номер Влада, чтобы договориться с ним о встрече.

Яковлев пообещал заказать столик в дорогом японском ресторане в центре города. Он предложил за мной заехать, но я отказалась: не могла лишить себя удовольствия грациозно выйти перед ним из такси, демонстрируя изящные икры. Оставалось выбрать подходящий наряд.

Решение надеть подвеску пришло мгновенно, а значит, мне нужно было платье с декольте. Не слишком откровенное, элегантное, но соблазнительное. Я остановилась на маленьком черном платье из шелка. Тушь для ресниц, немного духов, итальянские туфли – и вот я уже чувствовала себя королевой. Что бы ни затевала вселенная, она явно знала толк в развлечениях.

Такси остановилось у озаренного неоновым светом тротуара. Влад подошел к автомобилю и открыл дверцу. Я расплатилась с водителем и вышла из машины, опираясь на руку своего кавалера.

– Танечка, ты прекрасно выглядишь, – улыбнулся Влад и легонько коснулся губами моей щеки – в знак приветствия, конечно.

Я улыбнулась и проследовала за ним. Мы миновали администратора-кореянку с обезоруживающе доброжелательной улыбкой, тонкую и изящную, как фарфоровая куколка. Зашуршали шторы на входе в зал. Влад провел меня мимо большого европейского бара и столиков для любителей есть суши, сидя на полу, в другой зал с изолированными кабинками, в которых клиенты располагались на красных кожаных диванах. Наш столик был в дальнем углу зала. Мы расположились друг напротив друга и раскрыли меню.

– Ты была здесь раньше? – спросил Влад.

Возможно, дело было в приглушенном желтом свете, но сейчас он показался мне не вполне здоровым.

– Нет, я тут впервые.

– Тебе здесь понравится, – улыбнулся Влад. – Что будем пить?

– Апельсиновый фреш и эспрессо.

– Ты не пьешь алкоголь?

– Очень редко. – Влад одобрительно кивнул и потянулся за сигаретами.

– И не курю.

Яковлев посмотрел мне в глаза и после недолгих колебаний предпочел отказаться от очередной порции никотина. Такой подход мне понравился.

– Разреши заказать для тебя? – спросил он, когда в кабинку вошла еще одна миниатюрная кореянка – официантка – с такой же доброжелательной улыбкой на лице.

– Да, конечно.

Мне было интересно, какой выбор сделает Влад. Он заказал теплые роллы, салаты с рыбой и дары моря, приготовленные на открытом огне в особом соусе. Мне принесли сок, ему – двойной виски со льдом.

– Ты удивительная женщина, Танечка, и я хочу поднять за тебя тост. Спасибо, что решила составить мне компанию.

Наши стаканы соприкоснулись над столом. Влад сделал глоток, закашлялся, сделал еще один. Крепкий алкоголь явно не был частью его обычной программы. Неужели моя близость заставляла его так сильно волноваться? Возможно, но было что-то еще, о чем он никак не мог решиться начать беседу. Но я была терпелива. Если кофе, который мне сварят, будет хорош, вечер уже не потрачен впустую.

– И все-таки, розы или лилии? – улыбнулся Влад.

– Не важно, – ответила я, – цветы – это всегда приятно и красиво. Ты умеешь произвести впечатление.

– Это помогает мне и в работе, и в любви.

На слове «любовь» его голос стал особенно сладок, будто он набрал сахару в рот, чтобы добиться такого эффекта.

– А ты, Танечка, пользуешься тем, какое впечатление производишь на мужчин, в работе?

– Если работа требует быть привлекательной, мне это нетрудно, – пожала плечами я.

Влад засмеялся. Он рассматривал меня, внимательно, жадно, изучающе, отмечая про себя мельчайшие детали.

Подали салаты и роллы. Я попросила нож и вилку, Влад заказал еще виски. Алкоголь не действовал на него расслабляюще. Напротив, лицо Яковлева выражало нарастающее напряжение.

– Прости, я тебя оставлю, – быстро сказал он и стремительно покинул кабинку, покашливая в кулак.

Какое-то время в зале звучали его торопливые шаги, потом хлопнула дверь туалета. Официантка принесла мой кофе и оставшиеся блюда. Я не чувствовала голода, но попробовала аппетитного осьминога. Вкус был необычным – наверное, дело в том самом особом соусе, который использовали во время приготовления.

– Надеюсь, ты не успела соскучиться? – улыбнулся Влад, входя в кабинку и занимая прежнее место.

Теперь он выглядел значительно лучше.

– Я веселилась изо всех сил, – съехидничала я.

– Это мое любимое блюдо, здесь его прекрасно готовят, – сказал Влад, накладывая себе мидий. – А что любишь ты?

– Кофе, – ответила я, с наслаждением вдыхая аромат своего любимого напитка.

– А я предпочитаю зеленый чай, – заметил Яковлев.

Влад попробовал еду, но быстро оставил китайские палочки в стороне и снова взял в руку пустеющий стакан с виски.

– Что-то не так? – проявила я вежливость.

– Нет, все в порядке, – улыбнулся Влад.

Возникало неприятное ощущение, что новые улыбки даются ему все тяжелее. Влад Яковлев был нездоров, хоть и пытался это отрицать. В то же время сегодня утром вид у него был цветущий: румянец от пробежки, загар. Освещение в ресторане, вероятно, играло свою роль.

Я извлекла из сумочки пудреницу, чтобы посмотреться в зеркальце. В желтом свете ламп я выглядела практически так же, как и всегда.

Тем временем Влад опрокинул остатки виски себе в горло и подозвал официантку, чтобы заказать еще одну порцию. Он не выглядел опьяневшим, но этот новый, дрожащий и болезненный Яковлев вызывал у меня стойкое ощущение дискомфорта.

– Что тебе нравится в твоей работе больше всего? – спросил Яковлев, атакуя кальмара китайскими палочками.

– Многое, – ответила я. – В первую очередь, я очень люблю разгадывать загадки. Во-вторых, мне нравится, что я предоставлена сама себе. Могу взять дело или отказаться от него, не объясняя причин.

– Такое часто случается? – заинтересовался Яковлев.

– Время от времени.

– И по каким причинам ты можешь не взяться за дело?

– Если результаты моей работы будут использованы, чтобы навредить третьим лицам, – ответила я, и Влад понимающе закивал. – Для оказания давления, к примеру.

– Если проще – шантажа.

– Верно.

– Как ты пришла к профессии частного сыщика?

– Какое-то время работала в прокуратуре, – ответила я.

– Почему же не осталась там? – Я одарила его холодным, оценивающим взглядом. – Мне правда интересно. Низкая оплата?

– Я предпочитаю независимость – все дело в этом.

– Танюш, и сколько же стоят услуги частного сыщика в Тарасове?

– От двухсот долларов в час. – Влад выглядел удивленным.

– И как часто люди готовы платить такие деньги за разгадывание загадок?

В голосе Влада звучала плохо скрываемая ирония.

– У меня за плечами более трехсот раскрытых дел, – вежливо улыбнулась я. – Многие из них оплачены по двойному тарифу.

Сказанное, кажется, произвело на Влада впечатление. Он посмотрел на меня таким же долгим и внимательным взглядом с легким оттенком удивления, как в парке, что-то прикидывая.

– Приятно видеть, что мой подарок тебе к лицу, – улыбнулся Влад, переводя глаза на подвеску и неизбежно роняя его ниже, в декольте моего платья.

– Я все еще не уверена, что могу его принять, – ответила я, складывая руки на груди.

– Вот как? Почему? – Он выглядел удивленным.

– Не хочу внушать никаких надежд, – сказала я честно.

На мгновение взгляд Яковлева стал колючим, и я подумала, что теперь, после этих слов, он сбросит маску вежливости и выскажет мне все упреки, полагающиеся бессердечной кокетке. Вместо этого Влад пожал плечами, покачал головой, достал сигарету и, не спрашивая разрешения, закурил.

– Я ценю прямоту, – ответил Влад какое-то время спустя, – но я не из тех, кто легко сдается.

– О, да, – произнесла я прежде, чем поняла, что говорю вслух, – не сомневаюсь…

Это высказывание произвело на него ободряющий эффект. Глаза Влада заблестели, в них танцевали блики свечей. Он не выглядел сейчас преуспевающим, уверенным в себе дельцом – передо мной сидел мартовский кот, разве что не облизывающий усы в предвкушении. Одно движение, и Яковлев оказался рядом со мной, практически касаясь своим бедром моего. Я ахнула от неожиданности, чем распалила его еще сильнее.

– Таня, – произнес он вкрадчиво, – вам понравилась подвеска?

Его рука протянулась ко мне, пальцы едва задели кожу, и вот он уже держал бриллиант в руке, продолжая скользить взглядом по моему лицу.

– Послушай, – начала я, отстраняясь, – тебе лучше вернуться на свое место.

Но вдруг что-то произошло. На лице Влада отразился панический страх, он тяжело задышал. Его пальцы вцепились в край стола мертвой хваткой, лоб покрыла испарина. В следующую секунду сорокалетнего предпринимателя, любимца женщин и одного из самых известных людей в городе стошнило мне на подол. Со смесью отвращения и брезгливости я отскочила в сторону и принялась дергать салфетки из салфеточницы.

– О, черт!

– Таня, простите, пожалуйста, я не знаю, как это вышло…

– Черт, черт, черт! Если не умеешь пить – просто не пей!

– Таня… – Его голос показался мне хриплым, и я обернулась.

Влад царапал горло, ему не хватало воздуха. Сосуды на шее и голове набухли, из носа шла кровь. Дело определенно было не в количестве виски.

– Вызовите «Скорую»! – крикнула я, бросаясь к Яковлеву и успевая поймать его за миг до падения.

Влад пришел в себя почти сразу, как мне удалось его уложить. Вбежала перепуганная официантка.

– Звоните в «Скорую», сейчас же, ну! – Девушка скрылась за шторой.

Я расстегнула верхние пуговицы его рубашки. Влад поймал мою ладонь и вцепился в нее мертвой хваткой.

– Таня, – прохрипел он, – умоляю, ты должна мне помочь. Кто-то пытается меня убить!

Спустя десять не самых лучших минут в своей жизни в испачканном платье я стояла у входа в ресторан в окружении зевак, наблюдая, как отъезжает карета «Скорой помощи». Вселенная определенно послала мне знак – пора возвращаться к работе.

Оглавление

Из серии: Частный детектив Татьяна Иванова

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги След погасшей звезды (М. С. Серова, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я