Я в школу не хожу! Хоумскулинг на русском (Алексей Семёнычев, 2015)

После смерти жены автор один воспитывал троих детей. Воспитывал вне Системы. Дочь получала образование дома. Он делится опытом образования детей вне школы. Тем, кто интересуется альтернативными методами обучения, родителям, думающим забрать детей из школ. И для тех, кто уже не водит детей в школу. В книге много материалов об обучении, воспитании детей-хоумскулеров. Автор консультирует по вопросам семейного образования, проводит семинары. Вы можете связаться с ним по адресу: semen69@mail.ru

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я в школу не хожу! Хоумскулинг на русском (Алексей Семёнычев, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Моему папе, Юрию Алексеевичу, моему первому учителю..

© Алексей Семёнычев, 2015


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

«Но Мама!.. Но Папа!..

Пожалуйста, забудем о том, что у нас, может быть, нет диплома о каком-либо педагогическом „образовании“. Нам не нужны эти дипломы. Сам Творец уже присвоил нам прекрасную высшую квалификацию, доверив своё чадо на воспитание: Отец, Мать, Папа, Мама. Если кто скажет – „Я не педагог“, тот, наверное, хочет уклониться от своей ответственности, хочет оправдать свои оплошности в воспитании Ребёнка. „Я не педагог“ означает: „Извините меня, воспитание у меня не получается“. Есть родительское сердце – поищем там нашу образованность.»

«Баллада о воспитании», Шалва Амонашвили

Как мы уходили из школы

Я не любил воспитывать детей. Я просто никогда не занимался этим. Этим занималась моя жена. И это было правильно. У всех есть свои обязанности: мужчина зарабатывает деньги, женщина занимается домом и детьми. Мы так и жили. Так же, как живут очень многие. У каждого своё дело, а вместе семья. К сорока годам я нажил свой бизнес и троих детей. Неплохо. Мы жили в центре Москвы. Это дорого, но удобно.

В августе 2010 года в Москву накрывал смог… В Подмосковье горели пожары… В этот месяц мы остались без мамы. Оксана болела полгода. Полгода с постановки страшного диагноза. И всё было понятно уже тогда, но мы боролись. Она могла уйти раньше, но продержалась ещё несколько месяцев. Мы отметили день рождения Тёмы – ему исполнился год. А в августе одиннадцатый день рождения дочки. День рождения Антона в сентябре – пять лет – мы уже отмечали одни.

Позже я прочитал, что существует период траура. Я думал, что его у меня не было. Я же знал, что случится. Я же смотрел анализы, я даже время приблизительно высчитал. … Но этот период был. Я остался один с тремя детьми. Я не очень представлял, что делать с домом и с годовалым малышом, мальчиком пяти лет и девочкой почти подростком. И не особо меня это волновало. У меня была домработница и няня. Была школа и сад. А ещё я ощущал себя очень свободным и независимым человеком. Я работал дома – у меня несколько интерент-магазинов, и мне не обязательно было иметь офис. Я руководил, не вылезая из компьютера. Денег хватало. Я не сильно утруждался поиском новых форм образования, меня всё устраивало, и всё было чудесно.

Но я точно помню, когда всё изменилось. После Нового года. Настал 2012 год.…Как в книжке: ровно полтора года длится траур. Ровно через полтора года после смерти жены я заинтересовался воспитанием доставшегося мне наследства.

Был Новый год, и шёл дождь. Да, такое бывает в Москве. Гулять было невозможно. Тогда мы принципиально не смотрели телевизор, и мальчики выносили мозг. Это был кошмар. Я просто мечтал, чтобы скорее раскидать их всех по садам и отправить дочь в школу.

Но после Нового года я решил браться за решение проблемы. Так, как это делают мужчины: собираем информацию, спрашиваем специалистов и предлагаем решение.

Дети становятся мои проектом, моей идеей. Надо решать проблему воспитания. Решим!

Решение проблемы должно было ложиться в контекст моего мировоззрения. Я свободный человек, живу по своим правилам. Своей жизнью. Тому же учу своих детей. Просто сказать – сложнее сделать. Было потрачена уйма денег на покупку книг по педагогике, просмотрены сайты. И пути воспитания с трудом проявились.

Где-то в это время я волей судеб познакомился с Леной Даниловой, замечательной женщиной, мамой пятерых детей, совладелицей интернет-магазина, изобретателем спортивного турника «Ранний старт», владелицей форума для мам, автора кучи книг по раннему воспитанию… Всё, что мог предложить этот мир в вопросах раннего развития ребёнка, воплотилось в одном человеке. Здесь мне сказочно повезло – у Лены были ответы на все вопросы. Она только что вернулась из Эквадора и учила детей в итальянской школе. Это была фантастика и реальная притча о свободе. Я очень благодарен Лене – многое в моей голове она поставила на место.

Именно от неё я впервые услышал слово хоумскулинг…


..Итак, мы впервые с вами прочитали в этой книге слово «хоумскулинг» (не считая заголовка, конечно). Важно сразу разобраться в терминах. Это нужно. В книге я буду пользоваться разными словами.

Домашнее обучение – ребёнок болен, в школу ходить не может, хотя рад бы. Учителя учат его дома.

Семейное обучение, оно же сокращённо СО, оно же по-английски хоумскулинг (обучение дома) – ребёнок не ходит в школу, учится дома с помощью родителей. Он совершенно здоров, и, главное, родители его совершенно здоровы. Просто он не хочет ходить в школу (хотя почти все ученики не хотят ходить в школу), и родители его в этом поддерживают. Именно об этой форме обучения мы и будем говорить в этой книге. Я постоянно буду пользоваться разными названиями одного и того же процесса. Но слово «хоумскулинг» мне нравится больше других.

Есть ещё анскулинг. Даже в Америке эта форма обучения считается крайней формой пренебрежения школой. Ребёнок учится тому, чему сам захочет. Может до десяти лет не читать, но замечательно рисовать картины. Родители следуют за интересом ребёнка… В России к использованию запрещён.


…Итак, я услышал слово «хоумскулинг»…

Мне показалось странным, что, оказывается, можно не ходить в школу! Можно не просыпаться утром рано, не ходить на собрания, не дёргать дочь с невыполненной домашней работой. И, главное, то что я сделал много лет назад, моя дочь может сделать уже сейчас – выйти из системы и жить своей жизнью. Но что важно – при этом сохранять с системой спокойные отношения. Только сдавать аттестации. Это то же, что и экзамены, только по всем предметам и один раз в год.

Уход из школы казался очень простым. Он таким и оказался потом – нужно просто поставить в известность классного руководителя, а потом написать заявление о переходе на семейную форму обучения. Получив разрешение, написать заявление о предоставлении возможности сдавать аттестации. И это всё. Дальше начнётся самое интересное.

Но начал я со старшего сына. Совершенно случайно.

В октябре 2012 года у Антона вскрылась аллергия. И он не пошёл в садик. Он сидел дома. И вдруг за неделю он невероятно повзрослел – отказался надевать колготки. С того времени он их так и не носил больше. Я увидел своего сына наконец-то совсем другим. Взрослым. Это обнадёживало.

Больше я его не повёл в сад.

Эксперимент с сыном был очень удачен.

Но я всё ещё продолжал ходить на родительские собрания и беспокоиться об оценках дочери.

В школе я часто слышал причитания мам о том, какая плохая школа, как всё неудобно, какие странные задания, предвзятые учителя… Но что ж тут поделаешь то?…Не нравится школа? – Учите сами! Так и хотелось сказать. Так и получилось сделать.

Если тебе надоело жить в своей стране, ты можешь уехать. Если тебе надоело работать на других, открой свой бизнес. Если тебе надоела твоя школа, открой свою. Можно даже дома.

Перспектива вдруг внезапно стать учителем или, вернее, организатором учёбы (как потом оказалось) меня несколько озадачила. С одной стороны, это совсем новая роль, с другой стороны, мне не показалось это чем-то страшным. Я почитал форумы в интернете, истории и решил, что смогу. Школа стала совсем бесполезной. По английскому, алгебре и физике у нас уже были репетиторы. Преподаватель биологии так часто болела, что все забыли, как её зовут. История была скучна. Правда, русский и литературу преподавала замечательная учительница, и вот её бросать было жаль. Но этот предмет единственное, что нравилось в школе… Такие предметы, как физкультура, рисование, труд даже в школе предметами не считаются (мне кажется, зря – именно они после школы становятся самыми востребованными). Друзей в школе почти не было, были только вечные истории с озорниками, которые не хотели учиться и мешали классу. (Уже после выхода из школы, дочь сохранила отношения со своей единственной подругой, они общаются до сих пор). Словом, мы почти ничего не теряли.

Я взвесил всё – как мне тогда казалось – я понимал, что это займёт много времени, много сил, денег. Но это того стоило. У меня было чувство, что это правильно. Понимание, что это правильно очень укрепляло в выборе. Я догадывался, что многим нужно пожертвовать, многое отложить в сторону. Кроме того, осложняло ситуацию и то, что у меня были ещё два мальчика, которые тоже требовали внимания. И нельзя забывать и этого фактора.


Тем, кто хочет «хоумскулить» (замечательный термин!) своих детей:

Свобода, конечно, уникальная штука. Дать свободу своему ребёнку – удовольствие особое, но, пожалуйста, помните, что все ваши поступки должны быть взвешены и рассчитаны, вы должны учитывать все факторы: время, силы, наличие других детей, деньги, поддержка близких – всё должно быть учтено. Иначе ваши занятия превратятся в муку, вы проклянёте всё на свете и вернётесь в школу. Будьте, бдительны, граждане, и аккуратны!

Часто критики хоумскулинга упрекают родителей в некомпетентности, в неумении учить. Мне тоже беспокоило, что я не осилю многие предметы за седьмой класс. И это было сложно. По своему первому образованию я историк, по второму психолог. Все гуманитарные предметы я очень быстро вспомнил, даже геометрию внезапно освоил довольно быстро. Это не слишком сложно. Потом, и преподавать вам не особенно надо. На практике чаще вы будете заниматься организацией обучения, а не самим обучением. А вот в начальных классах учить придётся самим. Но и это не страшно. Всё, что вы будете проходить в начальной школе, у нас знают все. Проблемы возникнут с методикой преподавания. Здесь вам помогут методички из Педкниги или советы других мам.

Надо сказать, что сам я никогда не был преподавателем (хотя среди нас, родителей хоумскулеров, много бывших учителей). Я закончил школу с «тройками» и «четвёрками»… Да, я был твёрдый «троечник»… Но у меня осталось главное, что я ценил больше всего, и что не было нужно моей школе. Любознательность.

Я закончил историко-архивный институт. Стал историком-архивистом. В двадцать восемь лет получил профессию семейного психолога и второе высшее по специальности психолог-консультант. Много путешествовал по России. В тридцать лет начал учить английский, потом испанский (правда, не доучил). Открыл свой бизнес, родил троих детей и ощутил интерес к жизни. Очень много читал… Я сейчас не хвалюсь… Когда я решил забирать дочь из школы, для меня сам процесс обучения не был в тягость. Я привык учиться и узнавать новое. Это сильно облегчило моё положение как организатора учёбы. Долгое время я сам занимался по отношению к себе чем-то похожим. Переход на хоумскулинг для меня был очень волнительным, тяжёлым, но понятным и естественным событием.


Итак, в феврале я забрал из школы старшую дочь Веронику.

Однажды уже зимой я увидел, как она шла из школы, тащила за собой мешок со сменной обовью, грустная-прегрустная. Смотреть на неё было невозможно. А впереди её ждал ужин и ещё уроки, репетиторы… Но для неё день уже кончился. Мне было страшно жаль её.

Ничего ей не было интересно. Едва исправив двойку по алгебре, она получала двойку по геометрии или физике и снова оставалась в школе, чтобы под руководством учителя исправить оценку, а потом снова получить…

И я забрал Нику из школы. За неделю до этого я поставил её в известность. Я объяснил, что это законно, что теперь мы будем учиться иначе. Возражений не последовало. Она доучилась последнюю неделю. Получила новую двойку по алгебре, вернулась домой навсегда… И я позвонил её классному руководителю и сообщил, что в школу мы не ходим.

Классный руководитель не знала, что это такое, и перепутала с домашним образованием. Я рассказал разницу (вы её уже знаете). В понедельник я был у завуча и писал заявление. Надо сказать, что прошло у нас всё вполне спокойно. Школа наша довольно прогрессивна и давно славится хорошо поставленным экстернатом (тогда он ещё был). Они не знали, как оформлять СО, и сами узнали у вышестоящей организации. Рассказали мне. И мы вместе составили договор, подписали и разошлись лучшими друзьями.

Справедливости ради, имейте в виду, так происходит не всегда и часто школы вместо того, чтобы разбираться, сразу идут на конфликт и обучение нас жизни. В нашем случае так не было. И последнее время случаи такие стали всё реже.

Когда мы выходили из школы, семейная форма обучения ещё была редкостью, и многое приходилось делать с чистого листа. И нам, и школе. Позже, уже общаясь с учителями, я убедился, что многие из них прекрасно нас понимают и сочувствуют.

Мы ушли из школы в начале февраля. Это был экстрим, как я понял потом. До начала аттестаций оставалось два месяца… Это было сумасшедшее время, сейчас овеянное легендами. За неделю я обегал магазины педагогической книги в поисках волшебных учебников, решающих все наши проблемы, судорожно читал «рабочие тетради» и тесты. Копался в учебниках, составлял вопросы и напрягал репетиторов неожиданными проблемами.


И, конечно, первая аттестация не обошлась без сюрпризов. Мы не сдали геометрию и физику.

Если вам сложно представить, что ваш ребёнок сдаёт экзамен в августе или в декабре, а физику вообще в феврале следующего года, не беритесь за хоумскулинг. Выходя за рамки школы, вы должны понимать, что ваш ребёнок может не сдать экзамен, завалить его. А не сдав два экзамена, он по закону возвращается в школу. Это стресс и удар по гордости. Тогда нас спасла школьная реформа и либерализм завуча… Хотя они и пытались вернуть нас и даже намекали, что надо бы в школу идти, что-то странно, что нас нет, после разговора с руководством от Вероники отстали. Нам снова дали свободу и школа занялась своими обычными делами. А мы своими.

И вот после эпопеи со сдачей первых аттестаций (да, кстати, мы сдаём не экзамены, а аттестации), мы перешли к тому, что называется классический хоумскулинг. Мы начали учиться дома. Позже вы узнаете, что можно учиться и в других местах. Но классический вариант предполагает обучение дома под руководством родителей.


Я постарался обобщить и свой опыт, и опыт родителей, которые забирают своих детей из школ или не ведут их туда вовсе. Ответить на вопросы, которые могут возникнуть у вас. А в конце книги разместил несколько интервью, взятых мной у мам хоумскулеров.

Я попробовал охватить все варианты обучения без школы. Вы можете подобрать для себя особый путь. Но мои открытия и открытия других родителей, обучающих своих детей, могут послужить замечательным образцом для подражания. Наши муки не будут напрасны.

«Школьная система держится на выдумке, что послушание и исполнительность – главные добродетели, а история и французский язык составляют образование»

Александр Нилл, основатель школы Саммерхилл1, автор книги «Воспитание свободой».

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я в школу не хожу! Хоумскулинг на русском (Алексей Семёнычев, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я