Развитие объектов. Наука управления будущим (Александр Селиванов, 2016)

В книге на основе рациональной материалистической философии и системы научного познания осмысляется феномен развития, онтологические и культурологические основания познания конкретных развивающихся объектов (от Метагалактики – до человеческих сообществ и личностей), исследуются возможности метафизики «стрелы времени» для практики научного познания и строительства будущего, управления будущим. Большое внимание уделяется пониманию роли и места русской культуры в освоении будущего.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Развитие объектов. Наука управления будущим (Александр Селиванов, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 2

Онтология развития объектов

Глава 4. Мир как множество развивающихся объектов

§ 22. Бытие мироздания осуществляется посредством осуществления бытия множества объектов (локальных миров), разделенных либо соединенных в пространстве и во времени, имеющих различные (либо подобные) способы осуществления собственного бытия и совместного бытия (со-бытия)[108]. Понятие «мироздание» («мир в целом») есть абстракция, извлекаемая рациональным сознанием из осмысляемого человеком бытия внеположенных и внутренних миров. Мир существует (осуществляется, осуществляет собственное бытие) лишь посредством конкретных объектов, каждый из которых есть единство материального и идеального. Материя и идея как самостоятельные сущности не существуют.

Мир как сущее материальное и идеальное бытие предстает в виде бесчисленного множества объектов, находящихся в постоянном движении. Движение вообще – это категория, обозначающая совокупность конкретных процессов движения. Движение как свойство бытия мироздания является атрибутивным в том смысле, что присуще каждому объекту действительности и, соответственно, всей их совокупности (всему бытию) – нет объектов без движения, нет движения без объектов. Всякое движение – это движение конкретного объекта и/или в конкретном объекте; не бывает движения без (вне) объектов.

Движение как категория включает в себя два типа процессов – процессы взаимодействия и процессы смены состояний (собственно процессуальность). Взаимодействия и смена состояний атрибутивны объектам: а) если объект существует, то он меняет состояния; не существует неизменных состояний и объектов в неизменных состояниях; б) если объект существует, то он взаимодействует; если объект не взаимодействует с каким-либо иным объектом мира материально либо идеально, то он не существует для этого мира (в том числе, выпадает из возможных рассуждений о бытии, осуществляемых мыслящим субъектом данного мира); абсолютно закрытых (замкнутых) объектов не существует (не существует в данном мире и для данного мира).

Процессы смены состояний по своей природе делятся на процессы изменения (включая функционирование) и процессы развития.

Всякий объект бытия всегда (и в каждый момент времени) участвует в обоих типах движение, то есть а) находится во взаимодействии с другими объектами бытия и испытывает взаимодействие собственных частей, б) осуществляется посредством последовательности и связи собственных состояний, которые составляют сущность процессуальности и создают феномен длящегося бытия. В связи с пронизанностью бытия движением в материализме движение считается абсолютным, покой – относительным.

Примечание 1. Известный нам мир (Метагалактика) полагается частью бесконечной в пространстве и времени Вселенной. Метагалактика возникла в результате Большого взрыва и после периода своей реализации должна исчезнуть вновь, сколлапсировавшись в точку. Метагалактика, по результатам современных научных исследований, предстает как саморазвивающаяся система, эволюционирующая на основе законов гравитационного взаимодействия. В этой связи сама Метагалактика может считаться локальным миром. Однако ее органичность взаимосвязи миров распространяется лишь на физико-космогоническую сторону бытия, в которой единственным детерминантом является гравитационное взаимодействие. Соответственно, лишь те отношения бытия, в которых гравитация играет определяющую (фактически единственную) роль, являются аспектами ее органичности. Все объекты реального мира в этом отношении являются элементами системы Метагалактики. В других отношениях, в том числе сущностных для них, для осуществления их самости, они, являясь производными и возможными лишь в определенных границах законов гравитационных (и иных физических) взаимодействий, оказываются автономными (свободными). Подобное соотношение систем с разным уровнем организации наблюдается во всех аспектах природы. Например, вирус или инфекционная бактерия, осуществляя свою жизнедеятельность за счет ресурсов некоторого организма, осуществляют свою самость. Причем, некоторые разновидности вирусов и бактерий так сильны, что могут подчинить себе ресурсы всего организма вплоть до их полного поглощения и уничтожения организма. При этом, вирусы остаются самостоятельной и самодостаточной в своей самости системой.

Примечание 2. Мироздание в целом не является органически единым целым во всех его отношениях, объединяющим все сущее и могущее быть бытие и определяющее бытие каждого отдельного объекта в его сущностных основаниях. То есть мироздание как таковое не является таким целым, в котором каждый его компонент (конкретный объект, локальный мир) подчинен единому целому наподобие органа в биологическом организме, являясь не самостоятельной данностью, но лишь элементом, выполняющим одну из функций организма. Если орган в организме не обладает свободой как самодетерминацией (внутренней детерминацией) собственной сущности, призван формировать и обеспечивать функционирование и развитие целого как единой сущности, подчинен единой сущности (целому), то локальный мир есть самость, наделенная внутренней сущностью и самодетерминацией как основанием внутренней свободы в условиях внешних потоков вещества, энергии, информации, а в органически целостных системах-мирах еще и внутренним смыслом и целью (в том числе осмысленных смыслах и целях в одухотворенных мирах). То есть, конкретные объекты (миры) несут в себе самоценные и потому значимые для иного смыслы и цели, должны допускать взаимодействие как имеющие смыслы и цели и не могущие быть только средством[109].

Примечание 3. Все конкретные объекты имеют материально-идеальную природу. Идеальное и материальное не существуют как самостоятельно сущие «чистые» субстанции, автономно друг от друга, в их предельном (безобъектном) виде; они сосуществуют лишь в каждом конкретном объекте, где взаимно обусловливают другу друга, взаимодействуют друг с другом, находятся в диалектических отношениях. Не существует никакой конкретной материальной формы без идеального наполнения, как не существует идеального без и вне материального – если есть идеальное, значит есть его материальный носитель или произведшая его материальная форма; если есть материальное, то оно создает собственное идеальное («информационный образ»).

С точки зрения диалектического материализма, материальное бытие первично и определяет идеальное; материальное бытие определяет сознание, духовность, идеальное; идеальное есть атрибут материального; всякому идеальному соответствует нечто материальное, его производящее. Эта формула остается абсолютно верной, но ее недопустимо примитивизировать, пытаясь данное философское утверждение непосредственно распространить на соотношение материального и идеального в каждом конкретном объекте бытия. Применительно к конкретным объектам первичным (сущностным, определяющим) может быть как материальное, так и идеальное. Материальное зачастую является первичным лишь в конечном счете – но в конечном счете оно всегда является первичным.

Более того, в некоторых типах объектов на любых уровнях организации материи при определенных обстоятельствах материальное и идеальное порой находятся фактически в свободе друг от друга, порой создавая искаженное представление о первичности того ли иного. В частности, в конкретном развивающемся объекте (типе объектов, межобъектном пространстве и времени) идеальное может функционировать и развиваться в пределах данного материального субстрата в определенной и порой значительной степени автономно, но оставаясь при этом в границах соответствия идеального принципам организации и структуре организации объекта (группы объектов) и/или обеспечивающих его функционирование и развитие информационных полей.

Возможно полное отсутствие материальной реализации либо материального предоснования, некая фантомность, виртуальность идеального, которая «ищет» обретения материального «тела» либо формирует его путем информационного воздействия на существующие материальные формы и обретая его посредством трансформации последних, тем самым обретая подлинное существование, реализуя свою сущность и «обосновывая» существенность. Данное явление автономии идеальной стороны, как и возможная автономия материальной стороны того либо иного объекта (процесса) – суть в конечном счете относительное, временное, в сущности своей есть флуктуация.

Собственно идеальное суть сторона реальности, не существующая вне и до мира как такового, но одновременно объективное идеальное сущее наряду с материальной (вещественно-энергетической) реальностью и посредством нее и являющая собой а) характер и принципы порядка и организации, (информационную) форму порядка и законосообразности объекта, аспект его организационно-управленческого компонента, совокупность законов формы материального бытия, формы и параметры гармонии и симметрии, параметры сходства как основания классификаций и типологий, константы (и другие параметры бытия), параметры упорядоченности бытия конкретного материального объекта, «вшитые» в его состав и структуру (совокупность взаимодействий), некий «информационный след» материи, причем, что принципиально важно, существующее как в действительности, так и в возможности, как имманентное потенциальное, во-первых, как такие свойства, которые проявляются лишь в и посредством взаимодействия с иным объектом, между частями объекта, а во-вторых, как идеальное в виде потенциального в развивающихся объектах (причем, изменение принципов организации и их параметров либо разрушение механизмов сохранения или передачи информации о них приводит к уничтожению объекта в данном его качестве), б) информационное взаимодействие как один из значимых и объективно сущих типов взаимодействия в пространстве и во времени (наряду с вещественными и энергетическими), в том числе память о принципе упорядоченности и механизм ее трансляции (передачи, воспроизводства) другим объектам (появляющимся из данного объекта либо просто иным объектам), другим состояниям самого данного объекта посредством общения и «сообщения», в) тип объективно сущей информационной (идеальной) реальности, являющейся реализацией способности материальных объектов порождать идеальные формы за пределами необходимого и достаточного информационно-организационного обеспечения базового уровня бытия (каковым, например, для человека является биопсихическая природа), порождать идеальные формы различных (нескольких) уровней организации, в том числе порождать формы идеального как относительно самостоятельных сущих объектов. Важно, что всякий объект способен порождать (воспроизводить, взаимодействовать) с идеальным нескольких уровней организации материи в соответствии с природой самого объекта – того, какие уровни организации материи входят в его природу. Сам материальный объект и его информационное поле может выступать как «призма» (и/или «линза») иных информационных полей.

Объективно сущие данности идеальной природы нельзя потрогать, ощутить с помощью человеческих органов чувств как вещественно-материальное нечто. Все они осуществляются на основе материальных носителей, но являются идеальными и по содержанию, и по форме, а также по присущим им закономерностям. Все это относится ко всем уровням организации материи – физическому, химическому, биологическому, личностно-социальному. Более того, и в сам момент реализации этого свойства в процессе взаимодействия его закономерности остаются идеальными. Существуют различные типы информационных объектов (§ 40).

Информация (идеальное) в человеке и посредством человека сочетает в себе объективное (существующее независимо от человека и внеположенное человеческому сознанию) и субъективное. Человеческие формы представления и взаимодействия с информацией (идеальным) несут в себе объективное содержание, выражаемое субъективными (человеческими) средствами.

Оперируя с идеальными конструкциями, человек способен использовать, совершенствовать и творить их посредством своей деятельности, а также творить материальное посредством идеального. Посредством идеального человек реализует свою материальную природу, обусловливаемые ею интересы и потребности, творя реальную социально-культурную и природную историю, творя объективную информационную реальность и постепенно поднимаясь до комплексного взаимодействия с нею, особенно активно на уровне общества знания, поднимаясь до общества как субъекта информационных миров, до эпохи освоения информационных миров. Человек начинает исследовать и осваивать на практике идеальную (информационную) объективную реальность, формируя субъективный ее образ и осуществляя с ней (и посредством нее) практические взаимодействия, а также создавая новую информацию в процессе мыслительной и практической деятельности.

Человеческое идеальное, также обладая свойством определенной автономии от материального и творческим началом, возможностью саморазвития порождает в себе идеальные формы, как соответствующие природе и современной организации данного материального (отражающие его), так и не соответствующие ему (являющиеся продуктом творчества идеального). Продукты «свободного творчества» идеального в этой связи могут нести в себе элементы идеального, относящиеся к иным материальным мирам и способные «укорениться» в них (как в актуальных, так и в будущих мирах либо состояниях миров – именно в этом случае говорят о предвосхищении сущего). Человеческое идеальное также может содержать в себе элементы «абсолютного идеального», не способного найти материального носителя в рамках природной действительности. В этом случае необходимо говорить об иллюзиях духа (фантомах, мифологемах и т. д.).

Дополнение 1. Несколько иллюстраций, перечень которых может быть без усилий продолжен. Наука утверждает, что любое тело, имеющее массу, подчиняется законам гравитации и законам механического движения, что любое тело, имеющее заряд, подчиняется законам электродинамики, чему имеются эмпирические подтверждения, сформулированы математические выражения, описывающие характер законов этих взаимодействий. Но сами эти принципы, соответствующие им законы и константы (существуя до и вне человека, его сознания и головы), не материальны; свойства объектов реальности, определяющие их способность к таким взаимодействиям (масса, заряд) никак не проявляются до и вне этих взаимодействий; их носители (поля) и их свойства, несмотря на свою материальность, нельзя отождествлять с законами, по которым осуществляются соответствующие взаимодействия. Эти законы, принципы, константы и т. д. нельзя ощущать так, как мы можем ощущать подчиняющиеся им материальные объекты и их носители. Они заключают в себе нечто о характере осуществления взаимодействия (собственно информацию), что не является материальным. Хотя, без сомнения, эти идеальные формы суть принадлежность конкретных материальных объектов и без (вне) них не существуют. Но вне зависимости от того, воспринимает их человек или нет, орбиты планет будут эллиптическими, электрон будет притягиваться к ядру, структуры ДНК будут воспроизводить подобные живые существа и т. д. То же самое можно сказать о других физических, химических, биологических, социальных законах. Причем, эти закономерности и законы имеют как феноменальные проявления (регистрируемые на уровне эмпирических исследования, фактов, законов и т. д.), так и сущностную сторону (в том числе, вскрываемую на основе теоретических исследований).

Дополнение 2. Антропологический подход дает решение проблемы соотношения материального и идеального посредством сужения природы идеального до антропологических, человеческих его форм. В марксизме и антропологической традиции сформированы последовательные и логически непротиворечивые концепции идеального, основанные на том, что идеальное существует лишь в качестве человеческого и посредством человека[110]. Антропологическая версия материализма действительно имеет большой эвристический потенциал и используется в качестве одной из базовых и в данной работе. Однако в универсалистском варианте она игнорирует возможность объективно сущего идеального, никак не объясняя его и не вовлекая его в систему философской аргументации, тем самым ограничивая аргументационную базу не только материализма, но и антропологизма.

В этой связи предложенный подход обусловливает социально-культурную версию антропологического материализма как понимание сущности человека не только с позиций «человека вообще», абстрактного человека с единой природной сущностью, но с позиций конкретного человека, принадлежащего к конкретной (особенно национальной) культуре, в их (человека и культуры) материально-духовной целостности и единстве. Так же как всякий уровень организации материи формирует свои формы идеального, каждая культура и эпоха в истории человечества формирует собственные идеальные конструкции, трансформирует существующие идеальные конструкции и иерархии внутри систем таких идеальных конструкций. Это становится философским основанием осмысления всякой социальной реальности и осмыслении всего спектра проблем познания и конструирования реальности.

Идеальное (информационное) существует в трех формах – объективной, субъективной, интерсубъективной. Как объективная реальность идеальное есть некоторая объективно сущая данность, которая а) является органическим компонентом реальности, находится в различных отношениях взаимной обусловленности с материальной реальностью, осуществляет взаимодействие с материальной реальностью в различных отношениях, а в некоторых отношения является относительно либо абсолютно автономной от материальной реальности; б) посредством человеческого сознания обретает человеческие формы объективного идеального, общественного и индивидуального, не только в многообразии их культурно-исторических форм, но и моделей осмысления (философских, конкретно-научных, религиозных, мифологических); в) осуществляется в разной степени и в разных отношениях, порой более успешно в некоторых из них, чем у людей, в иных типах биологических существ.

Идеальное многомерно и многообразно на любом уровне организации природы. В человеческой природе объективное идеальное существует как сочетание информации физического, химического, биологического, психического, социального уровней, в виде языка, метафизики, знания, ценностей, целей, смыслов, причудливо диалектически переплетающихся и обретающих специфическую иерархию в каждой культуре и в каждую эпоху[111].

В этой связи во всяком философском течении и философской концепции есть учение о духе (человеческом идеальном). В нем исследуется и/или одновременно воспроизводится бытие социально-культурно-исторически конкретного человеческого духа (идеального). Всякий национально-культурный дух (и дух личности) несете в себе внутреннюю конструкцию духа и феноменологию духа как совокупность его реализации в материальной жизни общества и личности (его реализацию в экономике, политике, праве и всех остальных аспектах социальной реальности в прошлом, настоящем и будущем) и духовной жизни общества (ценности, мораль, эстетика, религия, мистика и эзотерика). Учение о духе в наиболее полном виде включает в себя метафизику духа, философию, диалектику идеального, гносеологию (как теорию и методологию познания, логику, совокупность всех наук, в том числе социально-гуманитарных – экономики, политологии, юриспруденции и т. д.), аксиологию, этику, эстетику, религиоведение, религию, мистические учения. Данная констатация чрезвычайно важна в современной России, где «духовная жизнь» общества с (подачи властных политических и деловых элит) преподносится с клерикальной точки зрения, в которой понятия духа и духовной жизни неправомерно отождествляются лишь с верой.

Дополнение 3. В современной материалистической философии также понятно, что комплекс духовной жизни можно разделить на личное и надличное. Причем, и рациональные – и иррациональные, и сознательные – и бессознательные компоненты духа имеют личностную и надличностную интерпретацию.

Личная духовность включает в себя интеллект, психику, а также иные слабо изученные информационные возможности организма, в том числе на соматическом, физиологическом, физико-химическом уровнях. Личная духовность связана с функционированием головного мозга и всего организма человека.

Психика реализуется в психической (чувственно-эмоциональной) деятельности индивида. Она включает такие черты человека, как внимание, память, воображение, речь, способность мышления, темперамент, черты характера, волю, эмоции, систему мотивации, развиваясь в более высокие по уровню и комплексные по содержанию психические проявления, такие как ценности, цели, дружба, любовь, вражда, ненависть, добро и зло, красота и гармония.

Психическая деятельность человека служит основой его интеллектуальной, рационально-логической и интуитивной деятельности. На основе своих психических свойств человек научился познавать окружающий мир, через ощущения, восприятия, представления восходить к понятию; на основе понятий развиваются логические построения – суждения и умозаключения о происходящих в его внутреннем и внешнем для него мире процессах; у человека появляется воображение, фантазии, интуиция, расширяются возможности познания и творчества; у человека появляется возможность эстетически воспринимать мир, воспринимать его многообразную гармонию и дисгармонию, красоту и безобразие; у человека появляется возможность формировать ценности, оценки, различать в мире и создавать добро и зло, этические отношения к миру и себе, мораль и нравственность. Именно психические возможности человека служат основой его практической деятельности по освоению и преобразованию мира.

Личная духовность во многих идеалистических, религиозных и мистических системах мировоззрения объединяется понятием «душа», которая полагается способной обретать самостоятельное существование, жить без (вне) тела, перемещаться в пространстве и во времени, обладает свойством бессмертия (вечности), то есть является не просто функцией тела, а самостоятельно сущим, к тому же, соотносящимся и взаимодействующим с всемирным духом, приобретает статус посредника между человеком и всемирным идеальным. Материализм не соглашается с этой формой, хотя есть основания признавать наличие некоторого идеального в виде информации, в том числе в мировом масштабе.

Надличная духовность – чрезвычайно сложный феномен, порожденный природой. Ввиду своей сложности, многомерности он весьма неоднозначно интерпретируется в различных мировоззренческих конструкциях, всегда имея идеологизированный, а зачастую и политизированный смысл. Поэтому дать однозначное понятие надличной духовности практически невозможно. Надличную духовность можно подразделить на два условных типа – естественная и сверхъестественная.

Естественная включает в себя язык как форму коммуникации людей, социальную психику (эмоции, настроения коллективов людей, традиции и стереотипы мышления и деятельности), морально-нравственные принципы, ценности, оценки, идеи, идеалы, научные знания, искусство, информацию вообще.

Сверхъестественная – Бог, абсолютный дух, мировой (космический) разум, трансцендентальное «Я», мировая воля и другие феномены.

В материализме надличная духовность – это все то идеальное (понимаемое как нематериальное), что существует в природе благодаря практической и связанной с ней духовной деятельности человека. Все естественные и сверхъестественные элементы духовности имеют земное происхождение, являются результатом коллективной деятельности человека, его общественной природы и коммуникации между людьми и поколениями, его воображения и других природных свойств. Надличная духовность существует посредством индивидуального человека, является продуктом отчуждения результатов его психической и интеллектуальной деятельности. Однако многие компоненты надличной духовности могут существовать и существуют до и вне конкретного человека, личности, а некоторые компоненты духовности реализуются лишь в и посредством общения, коммуникации (в том числе многие виды интеллектуальной деятельности в виде коллективной интеллектуальной деятельности). Это относится ко всем компонентам культуры – языку, традиции, морали и нравственности, праву, политике, искусству, науке, религии. Личность приходит в этот мир и осваивает духовный мир так же, как осваивает мир материальный.

Человек – есть основной посредник в реализации связи идеального и материального, основной субъект природы в сфере материализации идеального. Этим определяется его ответственность, природная уполномоченность и миссия.

Примечание 4. Единой предзаданной сущности всего мироздания, определяющей сущность каждого отдельного объекта (локального мира) не существует. «Сущность мироздания» есть набор и/или комбинация сущностей конкретных объектов (локальных миров), которые включены в единую иерархию существования посредством иерархии уровней взаимодействия – физических, химических, биологических, социальных, информационных. Законы взаимодействий на указанных уровнях задают параметры возможностей и границы осуществления бытия конкретных объектов. При этом именно возникающие и развивающиеся конкретные объекты (локальные миры) посредством осуществления себя и реализации своей самости формируют (созидают, творят, конструируют) бытие мироздания в его конкретной содержательности. Никакое конкретное нечто не может претендовать на такую единую сущность, которая определяет бытие мироздания в целом. Это относится как к естественным (природным) данностям, так и данностям внеприродным (сверхъестественным) в предположении их существования как стоящих вне и над миром в целом (мирозданием). Миру в целом не присущи (либо пока не известны) объединяющие материальные либо идеальные первоначала в виде единых предетерминирующих данностей.

Иными словами, исследование онтологии развивающихся объектов (локальных развивающихся миров)[112] необходимо начать с элементарной констатации того, что развивается не «мир в целом» (хотя и это возможно), но отдельные объекты этого мира. Данное утверждение было бы тривиальным, если бы не одно «но»: оно не находило объяснения или обоснованной интерпретации в философской концепции всемирно-исторического развития ни в материалистическом, ни в идеалистическом вариантах. Развитие отдельных объектов лишь просто предполагалось, и хотя оно не оспаривалось, но и не исследовалось специально. Было явно недостаточно парадигмального контекста, без которого, как показала вся предшествующая философская и научная практика, сложно или невозможно сформировать методологию научного познания отдельных развивающихся объектов в конкретных науках, моделировать процессы развития и прогнозировать развитие реальных объектов, ориентироваться в развивающемся мире, разрабатывать эффективные механизмы регулирования процессов развития и управления ими, понимать механизмы взаимодействия развивающихся миров (в том числе и в особенности социальных и культурологических).

Таким образом, в концепции развития объектов базовым теоретическим элементом полагается отдельный развивающийся объект, его связи и взаимодействия, его целостность, внутренняя самодетерминация развития (саморазвитие) при необходимом условии открытости внешнему миру и осуществления функционирования и развития как открытой системы, потребляющей из внешнего мира вещество, энергию, информацию и отдающей их во внешний мир в качестве продуктов жизнедеятельности с понижением качества и ростом энтропии (что установлено в синергетике).

Примечание 5. Развитие и функционирование объектов подчиняется принципу детерминизма, смысл которого заключается в том, что все процессы и явления возникают, развиваются, функционируют и уничтожаются в результате действия определенных причин – беспричинных событий не бывает. При этом, исходя из концепции локальных развивающихся объектов, не существует единой предетерминации всего мира как сущего, существовавшего и будущего существовать материальной либо идеальной либо сверхъестественной по своей природе. Всякий локальный мир имеет собственный комплекс причин самоосуществления, который может быть сходен либо различен по природе, включать различные комбинации внутренней и внешней детерминации. Конечно, есть основания полагать, что существует типологическое сходство и даже, быть может, тождество законов взаимодействия, распространенных во всей Метагалактике и доступной нам реальности мироздания. Однако это отнюдь не означает наличия активных взаимодействий на таких расстояниях между галактическими системами даже на физико-химическом уровне, которые полностью исключены в актуальном виде во всем спектре известных взаимодействий – сильном, слабом, электромагнитном и производных от них, поскольку для одних (сильные и слабые) малы радиусы их действия, ограниченные микроуровнем, для других – электромагнитных – наличием конечной и относительно невысокой скорости (скорости света). Таким образом, единство природы есть смысл рассматривать лишь как единство по природе, в том числе определяемое универсальностью (на данном этапе эволюции Метагалактики) физических констант и единство по происхождению, но не как актуальное (связанное в единое целое) единство.

При этом, возможное открытие новых систем детерминации и типов взаимодействия за пределами известных человечеству к настоящему времени, которые могли бы определять единство эволюции метагалактических систем как неких органически связанных воедино систем посредством некоего типа взаимодействия, никак не скажется на развертывании и системе аргументации предлагаемой концепции, а напротив – лишь укрепит ее, поскольку речь будет идти лишь о единстве на основе данного взаимодействия, которое не будет являться основным сущностным для других конкретных объектов в пределах осуществления их бытия[113].

Таким образом, принцип детерминизма, в том числе детерминизма законосообразного типа, является основой научности в отношении исследования обще и исследования будущего в частности.

При этом, самодетерминация локальных миров (развивающихся объектов), определяемая внутренними силами взаимодействия, как правило, является доминирующей относительно осуществления локального мира, реализации его сущности и значительно превышает силу взаимодействия с иными мирами, с внешним для данного локального мира окружением в целом, которая часто вообще стремится к нулю (изолированные миры[114]). Внешние воздействия представимы как некоторые поля (пространства), в которых существуют локальные миры, и воздействие которых осуществляется посредством потоков вещества, энергии, информации, «питающих» локальный мир и утилизирующим отходы его функционирования.


§ 23. Развитие – это понятие, отражающее такое изменение организационного и/или элементного состава объекта (его качества), которое есть возникновение (в объекте) нового типа либо комплекса организационных взаимодействий и его закрепление (удержание) в ряду последовательности следующих состояний объекта с помощью всего комплекса его внутренних и внешних взаимодействий – естественным, искусственным либо естественно-искусственным путем. Развитие в феноменальном проявлении предстает как возникновение или творчество новых типов объектов, функциональных процессов, состояний (основанных на новых взаимодействиях либо типах взаимодействий) и последующее удержание последних в ряду поколений.

Причинный комплекс развития (источник и движущие силы) – это совокупность внутренних и внешних системных взаимодействий развивающегося объекта. Процесс развития не обеспечивается какими-то особенными материальными либо идеальными детерминантами, понимаемыми именно как самостоятельные «детерминанты развития». Он полностью детерминируется и обеспечивается следующими компонентами процесса развития: элементный состав объекта, комплекс обменных взаимодействий (внутри объекта и с окружающей средой посредством потоков энергии, вещества, информации), формирование нового (в идеальных объектах – через творчество), детерминация связи состояний, самоорганизация, самоуправление и ограничивающие воздействия окружающей среды.

Развитие бывает нескольких типов – прогрессивное (сопровождающееся увеличением числа взаимодействий, повышением их уровня и эффективности), одноуровневое (смена типа взаимодействия на одном уровне или изменение комплекса взаимодействий), регрессивное (сопровождающееся уменьшением числа взаимодействий, снижением их уровня и эффективности).

Противоположным развитию является процесс антиразвития, представляющего собой распад, разрушение объекта на каком-либо этапе либо в итоге его существования, разрушение видов и системы ее внутренних и внешних взаимодействий. Распад системы начинается после ее гибели, после прекращения ее функционирования[115].

Примечание 1. Элементарный акт развития (как его способ и как результат) есть появление нового типа взаимодействий или нового комплекса взаимодействий в конкретном развивающемся объекте, изменение на его основе структуры взаимодействия и взаимосвязей объекта, создание условий для удержания его в этом состоянии (в виде комплекса взаимодействий и их оптимумов). Акт развития может осуществляться с возникновением новой элементной базы либо на основе старой элементной базы.

Так, действительно, процедура развития часто предваряется либо сопровождается изменением количественного и/или качественного состава элементной базы объекта (как материальной, так и идеальной). Однако изменение элементной базы относительно эффекта развития является вторичным по сравнению с изменением комплекса организационных взаимодействий. Кроме того, относительно объекта как целого процедура развития может происходить без изменения элементной базы, что (не всегда, но зачастую) характерно в особенности для собственно акта образования нового взаимодействия и новой структуры объекта, которые часто возникают и организуются на существующей (старой) элементной базе. Именно в этой связи нет оснований вносить в определение развития изменение характеристик состава элементной базы, которая внешне выглядит именно как первичная характеристика качества (в том числе нового).

При этом впоследствии, уже в новой организации объекта в ходе ее самоосуществления в результате возникшей организационной новации, благодаря системному эффекту может происходить и происходит оптимизация элементной базы – могут а) вовлекаться новые элементы среды, которые отсутствовали в составе старой организационной структуры, б) трансформироваться качества и свойства старых элементов, которые как бы «очищаются» от всего того, что мешает осуществлению данного типа взаимодействия (разумеется, в пределах корреляции с другими их свойствами). Это объясняется и доказывается одной из сторон системного эффекта – любые объекты, будучи включены в систему в качестве элемента, приобретают такие свойства, которых они не имеют вне системы, и утрачивают часть свойств, присущих им в свободном состоянии.

Следствие 1. Одни и те же организационные отношения могут формироваться на основе взаимозаменяемых (подобных) элементов, при этом, тем не менее, формируя объекты одного уровня организации (уровня развития).

Следствие 2. Системный эффект может носить материально-вещественный, энергетический, информационный и комбинированный характер. Пока многие аспекты системности слабо исследованы. Например, энергетическая системность – не исследована, информационная – также. Есть основания полагать, что проявления принципа системности в этих сферах дают различные и удивительные конкретные эффекты.

Примечание 2. Закрепление в ряду поколений системы нового типа (или комплекса) взаимодействий происходит за счет нескольких факторов: 1) элементная база, создающая возможность осуществления данного взаимодействия, существует лишь в определенных (в частности, в наличных, текущих) условиях среды. При этом, сама элементная база сама изменчива и является результатом изменчивости. Следовательно, если конкретные условия допускают существование элементарных носителей взаимодействия данного типа (вида), то тем самым обеспечивается возможность постоянного возобновления данного взаимодействия; 2) на основе принципа системности под влиянием вновь возникшего типа взаимодействия и возникающей на этой базе организации перестраиваются все внутрисистемные и межсистемные взаимодействия, кроме того, влекущие за собой изменения элементной базы самого объекта (включая элементную базу новых взаимодействий) и взаимодействующих с ним объектов (элементной базы окружающей среды), тем самым, закрепляя новое состояние. При этом, чем большее число объектов и взаимодействий будет перестроено, тем меньше вероятность возврата в прежнее состояние; 3) система взаимодействий, обеспечивающих функционирование и развитие развивающегося объекта, имеет собственные оптимальные состояния – одно, чаще, несколько – которые создают оптимальные (равновесные, гомеостатичные или «антихрупкие» (Н. Н. Талеб)) состояния объекта (аттракторы, «точки притяжения» состояний объекта). Эти состояния определяются вещественными, энергетическими и информационными оптимумами взаимодействий, основанными на законах сохранения и законах гармонии (симметрии и асимметрии (хаоса) – последний, в частности, играет роль поставщика событий высшей неопределенности, «джокеров», в том числе «черных лебедей», см. § 38). После возникновения нового взаимодействия эти оптимальные состояния меняются и возникают новые «точки равновесия» и данные «фазово-параметрические» оптимумы объекта также становятся способом закрепления нового состояния объекта.

Следствие. Возникновение посредством изменчивости внутри объекта потенциальных элементарных носителей нового типа взаимодействия или приобретение самим объектом свойства элементарного носителя нового типа взаимодействия в рамках иного (более широкого) объекта не следует рассматривать как акт развития. По большому счету, даже возникновение новых взаимодействий не является актом развития. Действительным актом развития является лишь комплекс, состоящий из следующих компонентов: а) возникновение взаимодействия (на старой или новой элементной базе), б) возникновение на их основе новых организационных структур в объекте, в) возникновение комплекса условий удержания нового состояния на основе всего комплекса взаимодействий и их оптимумов, контекста бытия объекта.

Примечание 3. В философии и науке предлагаются различные критерии развития. Наиболее авторитетным являлся подход, основанный на понятиях простоты и сложности. Предлагалось определять развитие как увеличение сложности, как тенденцию к усложнению, либо через многообразие как вариант сложности, то есть понимать развитие как «процесс увеличения или уменьшения разнообразия внутренних и внешних связей и отношений»[116]. Н. Н. Моисеев также считал возможным использовать понятие развития лишь тогда, когда «с течением времени имеет место рост сложности системы и разнообразия ее элементов», полагая это определение настолько сильным, что оно позволяет, по его мнению, отличать развитие от эволюции[117], понимая при этом под характеристикой сложности системы «количество бит информации, необходимых для ее кодирования», в его понимании, не оптимальное, но лучшее из всех остальных, еще худших определений сложности[118]. Но, как справедливо отмечалось в ходе дискуссий, критерий сложности сам по себе весьма сложен[119]. Только в биологии в различное время предлагалось около 40 общих критериев высоты организации живых систем[120]. Кроме того, данный подход все же настолько широк, что трудно говорить о его методологической ценности и о возможности применения в научной практике.

Есть основания полагать, что приемлемых критериев развития несколько, в том числе потому, что критерии различны в зависимости от культурно-метафизических оснований и целевых функций тех или иных культур, парадигмальных и теоретических оснований, исследовательских ситуаций и т. д. При этом совокупность критериев (набор или система критериев) должна быть внутренне непротиворечивой. Причем, критерии развития сами развиваются, эволюционируют от одного исторического этапа к другому по мере трансформации объектов и субъектов развития.

Пример: В настоящее время важным критерием становится инновационность, количество инноваций, процент инновационной экономики и т. д. Однако при этом не снимается критерий экологичности, прогрессивности элементов ретро-форм (деревенская общинная традиция, мораль, «опрощение» и т. д.). Возрастает значимость критерия духовности, интеллектуальности, но одновременно – прагматичности, доходящей до жестких и даже мизантропических форм, когда одновременно с признанием необходимости прогресса предлагается уничтожить большую часть людей на планете. Известны и другие варианты.

В избранном аспекте исследования развития наиболее приемлемым является критерий, основанный на сочетании понятий взаимодействия и эффективности – появление новых взаимодействий или исчезновение старых, обеспечивающих изменение эффективности комплекса взаимодействий и эффективности развивающегося объекта в целом. При этом прогрессивным для конкретного развивающегося объекта, процесса развития или нового состояния является такое (новое либо старое) взаимодействие (тип взаимодействия) с включением новых элементов или без них, которое повышает его эффективность, масштаб, ускоряет темпы развития объекта, увеличивает эффективность воспроизводства (репродуктивный потенциал), улучшает иные параметры его феноменального осуществления, потенциал развития, конкурентный потенциал в аспектах приспособления, выживания, перспективности и совершенствования. Признаками более эффективных взаимодействий и объектов являются: увеличение масштабов (объемов) перерабатываемых потоков вещества, энергии, информации, улучшение «качества» переработки; ускорение скорости переработки субстратов данных потоков; расширение доступа системы к ресурсам; расширение спектра ресурсов, годных для системы, перерабатываемых и усваиваемых системой; получение и/или сохранение доступа к уникальным конкретным типам ресурсов; обеспечение конкурентоспособного способа доступа к ресурсу, используемому многими, при дополнительных условиях внешней среды; степень адаптационности при изменении среды и способность приспособиться к изменяющейся внешней среде (как естественной, так и искусственной, создаваемой человеком, формирующим, например, новые виды биосистем, новые условия экосистем, «общество знания» как форма информационной среды обитания, выступающей как дополнительное внешнее условие развития цивилизаций). Этот перечень может быть продолжен, но сущность одна – критерием прогрессивности взаимодействия является эффективность взаимодействия с внешней средой и взаимодействия внутри системы (см. также § 37). Свою роль при этом играют статистические, гармонические и иные критерии эффективности системы и иные типы критериев выбора нового состояния.

Примечание 4. В природе и обществе существуют процессы, внешне сходные с развитием, но таковыми не являющиеся – процессы квазиразвития и псевдоразвития.

Квазиразвитие – внешне подобно одноплоскостному развитию, однако таковым не являющееся. При этом осуществляются некоторые изменения элементной базы объекта (типа объектов), в том числе в виде набора признаков в пределах генотипа, инноваций, но этот процесс происходит без изменения взаимодействия или комплекса взаимодействий, определяющих качество развивающегося объекта, и потому развитием не является. Наиболее типичные примеры – внутривидовые различия в биологии, модернизация в обществе. Так, модернизация – это усовершенствование на той же элементной основе, наращивание, «ап-грейт», предельное повышение качества существующего образца и включение некоторых элементов нового в старую базу. Модернизация не предполагает создания новых базовых конструкций. Те, кто способен к развитию, создают именно это – новые базовые конструкции, это – создание будущего. Модернизация – в лучшем случае – попытка не отстать от настоящего, в сущностном смысле – совершенствование (улучшение качества) настоящего (сегодня сущего).

Псевдоразвитие – представляет собой изменение только количественного состава развивающегося объекта без изменения качества, без изменения комплекса взаимодействий, причем, чаще всего лишь в одном из отношений в рамках развивающегося объекта, при этом зачастую угнетая реальные процессы развития в данном и иных отношениях. Наиболее типичный пример – экономический рост. Собственно экономический рост имеет весьма опосредованное отношение к развитию объекта, но, выдаваясь за развитие по причине количественного прироста одного из параметров экономики (ВВП), он развитием не является, представляя собой псевдоразвитие (якобы развитие, симулякр развития). В ходе процесса, являющегося экономическим ростом, может осуществляться и прогрессивное развитие, и регресс, и антиразвитие, требующие специального рассмотрения за пределами (хотя и с учетом) экономического роста.

Примечание 5. В социальных и идеальных развивающихся объектах часто встречается (формируется) феномен повторяющего (копирующего, ученического) развития. Он основан на копировании основных детерминант и форм организации (институтов) развития других (предстающих как передовые в том или ином отношении) социальных систем. Такое развитие до поры представляет собой формальное повторение, без метафизической его укорененности в культуре. Дальнейшее становление оснований развития зависит как от степени перспективности проекта, так и от способности той или иной культуры освоить сущностные аспекты, творчески производить ожидаемые в рамках проекта результаты и продуцировать новые идеи на базе оснований проекта, формировать эффективные социальные институты развития, осуществлять подготовку кадров и т. д.

В отношении философии, науки и техники таким проектом, начиная с XVII века, стал проект Просвещения, основанный на научном знании и технологиях. Он начал зарождаться в рациональных философских системах Древней Греции, Индии, Китая, получив наиболее мощное развитие в направлении научного познания в Древней Греции, затем в арабском мире, затем начал активно развиваться в ряде стран Европы (особенно Англии, Франции, Германии), получил наиболее мощное самостоятельное развитие в России в первой половине XX века, в середине XX века в США. Однако эти культурные проекты, основанные на сходной метафизической платформе, были вполне органическими и можно сравнивать их лишь по достижениям. Это своеобразное путешествие факела Просвещения, факела знания, который в разное время и с разной интенсивностью зажигается в различных национальных культурах однородного цивилизационного пространства людей «религии книги» и Просвещения.

Начиная с конца XIX и особенно во второй половине XX веке промышленность и знания Просвещения входят в цивилизации другого типа, получая широкое распространение в дальневосточных цивилизациях (Япония, Китай, Корея, позднее Индия), становясь основанием реализации в этих странах модернизационных проектов и проектов развития. Это – именно повторяющее развитие без наличия соответствующих метафизических оснований в культуре. Человечеству еще предстоит до конца пройти путь познания возможности инкорпорирования в культуру результатов метафизического поиска других культур. Это – направление развития человеческой практики и отдельная крупная исследовательская проблема. Поскольку, например, известен «эффект ученика», тем более трудолюбивого и трудоспособного ученика, который способен «бегать» быстрее своих учителей и темпы развития Китая, например, демонстрируют это. Однако это в сущности своей модернизационные проекты (см. Примечание 4), не способные и не ставящие целью создание принципиально нового, то есть создание будущего.

Для понимания этого достаточно проанализировать работу одного из китайских проектных институтов (Группы исследования стратегий модернизации Китая и Китайского центра исследований модернизации Китайской академии наук), начиная со смысловой постановки, в которой формируется «наука о модернизации», формируется классификация процесса модернизации в 130 странах, основываясь на понимании развития в европейских биологических (Ч. Дарвин) и социальных (Г. Гегель, К. Маркс) науках XVIII–XIX веков как методологических основаниях исследований и проектных разработок[121]. Поэтому при повторяющем развитии возможны крупнейшие достижения, но философски и теоретически понятны метафизические «пределы роста». Поскольку, например, в Китае есть некоторая «высшая точка», которая сегодня интерпретируется как «ориентир, к которому стремятся», фактически воспроизводя тем самым традиционный для китайской культуры метафизический смысл в виде Дао. В традиционную культурную матрица Китая имплантируется механически (формально) заимствованная из Европы концепция коммунизма, затем теория эволюции, модернизации и т. д.

Более внимательный анализ методологических оснований показывает, что китайцы и японцы на самом деле используют даже не механистически перенятую идею эволюции, а собственную метафизическую уверенность в бесконечном многообразии сущего и будущего бытия, которое им заменяет развитие. В нем, сущем мире и его многообразии – для них раскрывается путь осмысления, поиска и конструирования бытия, а не в эволюции. В многообразии выискивают идеалы совершенства (множество идеалов, идеалов как совершенства той или иной формы), множество (различных и новых) гармоний. И идеалов, и гармоний в таком понимании мира бесконечное множество, но все они просто являются как результаты трансформации единого в себе сущего. Потому всякая модернизация – это поиск новой формы гармонии сущего бытия в данный момент времени через посредство совершенствования тех или иных его форм (например, научно-технических инноваций). Поэтому собственно инновации как реализация обнаруженного возникшего нового вполне вписываются в эту метафизику, ей органичны. Поскольку инновации вполне могут интерпретироваться не как развитие, а как результат бесконечного многообразия сущего, поиска максимального количества разных способов самореализации нового, в самых причудливых, гармоничных, красивых его формах, поиска совершенства каждой формы. Это точнее определяет цели и существо деятельности китайской и японской экономических систем, их органичность инновации-внедрению в большей степени, чем инновации-новому, специфику китайских продуктовых рядов. Они именно так конкурируют с развитием и эволюцией – через смену бесконечного количества форм сущего, идеальных форм реализации сущего. Причем, это – вполне равноправная конкуренция, поскольку метафизика бесконечного множества позволяет создать вполне равномощную метафизическую модель, мотивирующую инновационное конструирование, которое мыслится как поиск бесконечного многообразия.


§ 24. Конкретный развивающийся объект – это некоторый материальный либо идеальный либо материально-идеальный системно-организованный комплекс взаимодействующих компонентов, имеющий границы в пространстве и во времени и обладающий качествами необходимости и достаточности для осуществления и сохранения а) своей данности (самости) в ряду последовательных состояний, б) своего функционирования, в) своего развития – в условиях заданных и изменяющихся внешних потоков вещества, энергии и информации и в этом смысле самодостаточное в реализации своей самости. Конкретный развивающийся объект в его самости есть целое, объединяемое в таковое посредством взаимодействий его компонентов, самоподдерживающееся, самодвижущееся, саморазвивающееся за счет внутренней детерминации во внешнем потоке вещества, энергии, информации[122].

Примечание 1. В мире в целом существует (и сосуществует) множество локальных развивающихся объектов и миров различной природы (материальных, идеальных, материально-идеальных) и различного масштаба (в пространстве и во времени), взаимодействующих друг с другом, часто соподчиненных и включенных друг в друга. Понятие «развивающийся объект» («локальный развивающийся мир», «развивающаяся система») суть абстракция, снимающая в себе бесконечное множество конкретных миров как данностей.

Осмысление развития как универсально-всеобщего не означает его применимости к каждому элементу бытия в отдельности, не означает универсальности механизмов (причинного комплекса) развития, закономерностей, динамики, направлений, темпов процессов развития и других их характеристик. Напротив, универсальность предполагает их индивидуальность в сочетании общего и единичного; всеобщность в уникальности и через уникальность. Как нет одинаковых лиц, листьев на одном дереве (и т. д.), так нет одинаковых процессов развития; каждый из которых требует специального исследования в его конкретности, в его единстве общего и единичного. Универсальность развития предполагает индивидуальность (и уникальность) многих закономерностей, механизмов, динамик, направлений, темпов (и др. характеристик) процессов развития, несмотря на их возможное типологическое сходство. Понятие «развитие» в рамках обозначенного подхода есть абстрактно общее понятие для обозначения совокупности процессов определенного типа, но различных классов и видов. Категория развития снимает в себе всю совокупность материальных и идеальных процессов развития; развитие есть категория для обозначения всего множества реально существующих процессов такого типа.

При этом, поскольку различные типы и виды процессов развития сосуществуют, то естественным является существование разных типов отношений между ними: независимость, взаимное наложение (пересечение), включение одного в другой, взаимодействие соразмерных миров (например, цивилизаций) и соподчиненных миров (например, физико-химического и биологического миров, биологического и социального, социального и идеально-духовного, различных типов идеальных миров – от научных теорий между собой до их взаимодействия с философскими и иными мировоззренческими мирами), взаимное пересечение, проникновение и влияние развивающихся миров, границы проникновения, иерархия миров и т. д. Например, это позволяет ставить проблему о характере взаимодействия миров одной природы (например, социальных миров), находящихся на разных стадиях развития – рождающегося мира, мира в расцвете, стареющего и погибающего миров, а также взаимодействия (сосуществования или поглощения одного развивающегося мира другим в качестве ресурса).

Сосуществование различных процессов развития объясняет сосуществование процессов развития конкретных развивающихся миров и всемирно-исторического процесса. При этом, развитие конкретного развивающегося мира и всемирно-историческое развитие могут идти в одном направлении, а могут – в разные, ограничений не существует. Пример из социальной реальности: внутри социальных систем развитие национально-культурных систем может идти в одну сторону, развитие отдельных хозяйствующих субъектов – в другую, политических организаций – в третью, частных лиц и отдельных социальных групп – в четвертую, и не всегда они совпадают, а точнее – они всегда не совпадают ни по направлениям, ни по темпам, ни по другим процессуальным характеристикам. Причем, иногда векторы их развития даже не перпендикулярны, а противоположны. Здесь осуществляется выход на проблему соотношения индивидуального и исторического развития (§ 29), проблему диалектики отношений между ними вследствие взаимной включенности миров, диалектики закономерностей индивидуального и исторического развития, которое также весьма причудлива – например, становление личности по всем признакам есть сочетание индивидуального развития (биопсихический уровень) и развития исторического (социализация, накопление новых информационно-идеальных связей, созидание идеального нового в личности с последующим опредмечиванием в реальности).

Взаимосвязь процессов также означает, что результаты осуществления процессуальности одного развивающегося объекта в виде определенным способом организованных вещества, энергии, информации, остающиеся в процессе осуществления функционирования и развития и после завершения бытия, являются (становятся) средой обитания других объектов и миров.

Примечание 2. Не всякое отделенное в пространстве и времени сущее суть развивающийся объект. В этой связи первым важнейшим моментом теоретического конструирования является правильное выделение собственно развивающегося объекта.

Развиваются ли, например, камень либо материк? С позиции концепции всемирно-исторического развития – безусловно, участвуют в развитии. Однако это совсем не означает, что они являются самостоятельными развивающимися объектами. Например, попытки выдать за развитие камня процесс его существования от возникновения до истирания в пыль под воздействием внешних условий – не более, чем вульгаризация, по крайней мере потому, что в течение всего периода своего существования физико-химические свойства вещества, из которого состоит камень, остаются качественно неизменными. Аналогично – движения и трансформации материков. Причина подобных ошибочных рассуждений кроется именно в неверном выделении собственно развивающегося объекта. Так, камни и материки являются элементами более широкого развивающегося мира (каковым для них является развивающийся объект «планета Земля»), а не самостоятельными развивающимися системами.

Верное выделение развивающегося объекта становится первой и важнейшей исследовательской задачей, которая, естественно, требует определения критериев такого выделения, основанных на понятии развития, примененного к конкретным объектам и процессам.

Специального внимания требует обсуждение проблемы соотношения возможных и невозможных миров в контексте соотношения возможности и действительности. Основная опасность провозглашения и использования идеи различных возможных (в том числе виртуальных) миров кроется в том, что дискуссия часто выводит за рамки, описываемые парой категорий «возможность-действительность». За дискуссиями о возможных мирах (и связанной с этим свободы как вседозволенности и всё-возможности), о виртуальной реальности в настоящее время слишком часто скрывается обоснование случайных и/или немассовидных отклонений, аномалий, заблуждений, культурных девиаций, деформирующих сущее, попытка обосновать их право на существование и даже на самостоятельность сущего и саморазвивающийся характер отдельных (в том числе социальных) организаций. Такие локальные псевдо-миры на волне доминирования концепции «свободы от» и стандартов постмодернизма получают идейное оправдание, превращаясь в основание разложения, деконструкции сущего, становятся основанием превращения действительного в невозможное, а невозможного – в действительное[123] (естественно, лишь на какое-то время, то есть на деле существуя лишь виртуально). Причем, в двух оттенках смысла такой невозможности – онтологическом: уничтожения и, соответственно, отсутствия возможности осуществления бытия, и экзистенциальном: невозможности как отсутствия возможности переносить, терпеть такую процедуру уничтожения бытия, психико-культурную, почти физиологическую боль невозможности, за которой следует установка на устранение такого несоответствия – либо посредством попыток трансформации такого бытия (массовые протесты), либо апатичной утратой интереса к бытию и унынием, которое равносильно согласию на дальнейшее уничтожение, либо уходом от бытия или из бытия.

Дополнение: Существует два структурообразующих типа и принципа формирования (создания, единения) развивающегося объекта (локального мира) – принцип органического единства (тотальности) и принцип мозаичного единства.

Принцип органического единства (тотальности) предполагает достаточно жесткую взаимосвязь компонентов и целого, подавляющее подчинение части – целому.

Принцип мозаичного единства основывается на коллективности, на мозаичности как специфическом типе единства системы. Это не целостная и не суммативная система. В такой системе между элементами взаимодействия осуществляются не настолько жестко, чтобы говорить о полном подчинении части системе либо какому-то компоненту системы как целостному, тотальному. Это позволяет компонентам системы развиваться на основе собственных начал, осуществляя при этом коллективное взаимодействие и осуществляясь самим посредством них. А также позволяет объединяться несамодостаточным и более «слабым» компонентам в самодостаточное мозаичное целое (монаду), составляя достойную конкуренцию тотальным мирам.

Мозаичность – принцип, который отражает реальное единство многообразных отдельных объектов. Мозаичность – и множественность, и единство бытия. Многообразие мира не хаотично, а упорядочено, оформлено во множество мозаичных полотен, созданных по законам гармонии. Причем, мозаика – это не голография; каждый ее осколок не становится вновь самостоятельной полноценной картиной, потому что каждая часть не обладает целостностью. Мозаичность бытия – это и не калейдоскопичность, когда любая конфигурация частей может оказаться гармоничным узором. Гармоничные узоры мозаики обычно уникальны, как и всякое природное образование. Но мозаика и не целостная система организмического типа, когда элемент функционально связан с системой как тотальным. Способ организации мозаичных систем оказывает взаимодействие по типу «общения» (например, см. работы Г. С. Батищева).

Иных способов осуществления единства, за пределами рассмотренных двух, не существует в известном бытии. Причем, в каждом реальном объекте, локальном мире (например, конкретном обществе) есть оба типа единения, но в разных пропорциях, и один из них обычно доминирует.

Примечание 3. Природа и масштабы конкретных развивающихся объектов различны, поскольку они формируются из различных компонентов, имеют различные комплексы взаимодействия в качестве детерминант развития, соответственно, различные основания собственного существования и причинные комплексы развития, различные процессуальные характеристики, в том числе «траектории» развития, различную степень целостности – от систем организменного типа до более свободных относительно своих компонентов систем. Однако при этом между различными разновидностями процессов, как выяснено в ходе их исследования, существует много сходного, общего для них, что отличает их от других процессов и, одновременно, объединяет между собой. Поэтому процессы развития могут быть объединены в классы и виды, а в теории – типологизированы, идеализированы и т. д. Важнейшим научным результатом данного аспекта исследования развития в будущем должна стать классификация, типология и последующая каталогизация развивающихся объектов. По всей видимости, каталогизация может оказаться смешанной – в каких-то своих частях она будет типологической, в каких-то – «поименной», индивидуализированной, например, в случае развивающегося объекта «Земля» или цивилизаций и культур как развивающихся миров (что, собственно, и пытались делать в особенности О. Шпенглер, А. Тойнби и другие социальные философы).

В человеческом сообществе развивающимся объектом являются отдельный индивид как личность, субкультура, культура как цивилизация, человечество в целом, различные идеальные миры. Причем, кроме генной структуры индивида существует аналог генетическому коду в виде «кристаллических решеток» культур. Эта несущая конструкция осуществления человеческого бытия, ее элементы и взаимодействия, механизмы передачи, воспроизводства и развития изучены еще крайне слабо. Подобные элементы в разных культурах, но обладающие сильно разными свойствами. Однако без расшифровки «геномов культуры» движение в самопознании человека невозможно так же, как невозможно понять природу человека без расшифровки генома человека. И так же, как расшифровка генома человека является лишь элементом познания его природы, расшифровка «генома культуры» является лишь элементом познания культуры – обязательно необходимым, но не самодостаточным и не единственным элементом.

Здесь укажем лишь ключевые моменты специфики класса развивающихся объектов «человекоразмерные системы»[124]:

– наличие одухотворенного (разумно-волевого) начала в объекте, комплексный и органически переплетенный объектно-субъектный характер активности объектов, сочетающий как объективные, так и субъективные начала в осуществлении, взаимодействии и развитии;

– дополнение саморазвивающегося характера разумным творческим компонентом, соответствующая трансформация саморазвития и взаимодействия с окружающими объектами;

– обостренно-повышенная, жизненная значимость целого ряда типов конкретных объектов и конкретных развивающихся (для одних субъектов – положительная значимость (ценность), для других – отрицательная (противоположность, конкурентность), хотя также есть безразличие, отсутствие значимости при отсутствии ретроспективного, актуального и перспективного взаимодействий данных субъектов и объекта);

– наличие дополнительных параметров индивидуализированности каждого объекта, ослабление возможности типологизируемости либо смещение типологизируемости в иные параметрические плоскости по сравнению с естественно-природными и техническими объектами;

– характеристика процессуальности – ускоренная, часто неритмичная, степень неопределенности – повышенная.

Примечание 4. Благодаря системному и синергетическому эффектам единые (сходные) по природе основания могут порождать как подобные, так и различные системы детерминации, реализуемые в разных развивающихся объектах, как следствие, подобные и различные эффекты и процессы. В свою очередь, различные по природе основания могут порождать как различные, так и подобные системы детерминации, реализуемые в разных развивающихся объектах, как следствие, различные и подобные эффекты и процессы.

В этой связи:

– феноменально (внешне) подобные развивающиеся объекты могут иметь как единое, так и множество отличных друг от друга оснований, то есть однотипные либо различные по природе основания собственного бытия;

– феноменально (внешне) различные развивающиеся объекты могут иметь как единое, так и множество отличных друг от друга оснований, то есть однотипные либо различные по природе основания собственного бытия;

– каждый конкретный объект должен быть специальным образом определен и исследован в его конкретных основаниях, в их сочетании общего и единичного.

Дополнение: Развивающийся объект (и тип развивающихся объектов) имеет не только общие, но и уникальные (единственные) относительно иных объектов (типов объектов) свойства. Они становятся основанием для реализации данным объектом определенного процесса развития в совокупности его характеристик, совокупности достигаемых результатов как самим объектом, так и окружающей средой, с которой он взаимодействует.

Отсюда следует, что уничтожение того или иного развивающегося объекта уничтожает порождаемый им процесс развития и его потенциальные перспективы.

Это утверждение было бы банальным, если бы не одно обстоятельство – отсутствие концептуализации этого утверждения постоянно порождает и воспроизводит иллюзию того, что аналогичные (или подобные) процессы могут быть порождены различными развивающимися объектами, даже разными по природе и по типам развивающимися объектами. И это утверждение существует (по умолчанию), более того, оно используется в практике управления. Основанием данного утверждения является именно всемирно-исторический подход к пониманию развития, который интерпретируется не просто как всеобъемлемость, но и как внутренняя тождественность и типологичность всякого фрагмента бытия друг другу, всякого развивающегося объекта – другому. Эта позиция распространяется на все, вплоть до абсолютно прагматических кадровых вопросов, когда «незаменимых людей не бывает».

Но незаменимые люди не только есть – их много, незаменимых, в разных профессиях. Причем, есть даже принципиально незаменимые, то есть такие, которых невозможно заменить никем и никаким количеством людей. И это – не редкие «исключения», а система.

Это распространяется и на все развивающиеся объекты, вытекая из природы развивающихся объектов. Относительно человечества речь идет в первую очередь о культурно-цивилизационных образованиях, их неповторимости и уже даже потому ценности.

Примечание 5. Любой конкретный развивающийся объект (материальный, идеальный, материально-идеальный) может существовать лишь в условиях внешней среды, соответствующей его природе и обеспечивающий поступление вещества, энергии, информации определенного качества, и выведение продуктов жизнедеятельности. Всякий реальный объект существует в жестких границах параметров внешней среды. Данный тезисе, в принципе, банален и не требует специального доказательства. Однако отсутствие выделения конкретных объектов не делали его принципом, каковым он является на деле.

Именно на основе существования данного принципа возникает принцип отбора на соответствие внутреннего состояния и состояния среды.

Важно также понимать, что, кроме всего прочего, определение границ существования и развития задает некоторые наиболее общие «верхние границы» в предвидении и прогнозировании.

Все это относится, в том числе, к идеальным объектам – поскольку идеальные функционирующие и развивающиеся объекты, обладая свойством некоторой автономности, могут «отрываться» от конкретного материального, произведшего его, и существовать некоторое время, в том числе, в иных материальных и идеальных средах, в других объектах. Однако для возможности существования данного конкретного идеального в ином материальном или идеальном также необходима определенная степень «родства» (подобности) новой материальной (идеальной) среды. Информационное поле-среда не должна исключать (ситуация нейтральности) либо должна предполагать (ситуация позитивности восприятия, «сродственности») данный тип или разновидность идеального. Невозможно существование конкретного идеального в такой материальной или идеальной среде, которая противоречит природе данного идеального (в том числе вследствие конструкции собственного идеального), его организации и форме (ситуация отрицания), выходит за границы его возможного существования. Автономное идеальное также имеет границы собственной возможности существования и пределы адаптации к иным материальным носителям и идеальным объектам.

Особенно важно понимание наличия границ существования и развития идеального в человеческой культуре, в историческом, актуальном и будущем многообразии конкретных человеческих культур. Пример – рациональная философия и наука как системы развиваются и стали укорененными только в конкретных культурах. В настоящее время они воспроизводятся и развиваются в ряде культур Европы, России, Северной Америки. Для других культур они (пока?) инородны, внешни, искусственны. То есть, цивилизационное «тело», являющееся, наряду с биопсихосоциальной природой антропности, социально-культурной «материей» человечества, может оказываться благоприятной или неблагоприятной средой для функционирования и развития тех или иных форм (типов) идеального, в частности, для науки. Конкретная цивилизационно-культурная традиция «поддерживает» (способна «поддержать»)[125] лишь конкретный набор идеальных компонентов. Существует культурная конкретность информационных полей и потоков, способов осмысления информации и оперирования ею, соотношения объективно сущей и субъективной (человеческой) информации, а также для рассуждений о сочетании ситуативных и перспективных типах информационной реальности, реальных и виртуальных информационных мирах. Инородные компоненты идеального не приживаются либо, напротив, приводят к стагнации тела культуры. Так происходит, например, с идеологией либерализма и индивидуализма в российской, китайской, японской, индийской и иных культурах. При этом, те культуры, которые нашли способ оградить себя от инородного воздействия, оказываются способными к дальнейшему развитию (Япония, Китай), а те, которые не смогли этого сделать, как это произошло в России, продолжают разрушаться под их воздействием. Поскольку «кристаллическая решетка» культуры, ее традиция (идеальный компонент традиции) в его конкретном здесь-и-теперь виде не бесконечно-морфен и не бесконечно-адаптируем к различным формам и видам иного идеального сущего (внутри себя и среды), как и любое иное природное образование.


§ 25. Существующее в мире многообразие объектов необходимо разделить на два класса – развивающиеся объекты и стационарные объекты.

Развивающиеся объекты – это класс объектов, которые развиваются по одному из типов процессов развития, то есть, в своем самоосуществлении наряду с другими процессами, воспроизводят и порождают процесс развития.

Стационарные объекты – это класс объектов, которые, часто даже будучи гигантскими по масштабам пространства и времени своего существования, не подвержены развитию абсолютно либо относительно по какому-либо из следующих оснований: а) данный объект является лишь элементом (компонентом) еще большей системы, будучи включенным в нее по уровню своей организации, потому не является самостоятельным развивающимся объектом; б) данный объект является развивающимся (эволюционирующим), однако темпы его развития относительно других объектов настолько медленны, что процесс его развития не влияет на процессы, происходящие в объекте иного уровня, связанным с данным объектом. То есть, объект нужно (или можно) считать стационарным, если комплекс взаимодействий, обеспечивающих его функционирование, остается постоянным в своих законах на протяжении достаточно длительного времени, несравнимого с временем существования быстро эволюционирующего объекта, выступающего в качестве своеобразного «зеркала», эталона измерения темпа развития данного объекта. Данные основания являются достаточными для отнесения объектов к классу стационарных как взятых вне развития (кроме всех прочих признаков данных классов). Существование данного класса объектов, которых, выражаясь словами А. Бергсона, можно назвать «длящимся настоящим». Базовым процессом осуществления длительности во времени для стационарных объектов является функционирование (функционирующие объекты).

Как развивающиеся, так и стационарные объекты могут быть материальными, идеальными, либо иметь смешанную природу.

Примечание 1. В мире протекает ряд накладывающихся друг на друга процессов развития, имеющих существенно различные темпы. Это позволяет совершаться большому числу качественных изменений в быстро протекающих процессах за такое время, в течение которого другие, более медленные процессы, не сопровождаются заметными качественными сдвигами. Системы с медленными темпами развития для быстроразвивающихся систем являются фактически неизменными или стационарными.

Проиллюстрируем это, вернувшись к примерам «развития» камня и материка (§ 23). Они включены в процессы развития конкретного развивающегося объекта – планеты Земля, которые имеют гораздо более медленные темпы, чем порой даже время их (камня и материка) собственного существования – отдельные камни возникают и исчезают и материки движутся гораздо быстрее во времени, чем развиваются физико-химические свойства системы Земли, элементами которых они являются. На себе как отдельно взятых объектах они «не испытывают» развития либо «испытывают» его в исчезающе малом масштабе. То есть, они возникают, существуют и исчезают, не развиваясь в природе собственной сущности, в отношении тех, на основе которых осуществляется их бытие. Подобные иллюстрации можно привести из прошлого и настоящего всей природы в материальном и идеальном ее аспектах – от неживой и живой, до общества и личности (так, эволюция человека как вида протекает гораздо медленнее социальных процессов и тем более процессов индивидуального развития, становления личности). Причем, разнопорядковость сосуществующих процессов в природе не редкость. Например, при осуществлении гравитационных взаимодействий исчезающе малы эффекты от электромагнитных, сильных и слабых взаимодействий, при осуществлении сильных взаимодействий также малы эффекты от трех остальных взаимодействий и т. д.

Таким образом, нелепо искать развитие в отношении каждого отдельного объекта, порой представляющегося человеку неимоверно большим (по масштабам пространства либо времени) и значительным для него, не сопоставимых порой даже с историей жизни человека на планете. У многих объектов мироздания темпы развития таковы, что их функционирование на основе неизменных законов (то есть без развития) продолжается миллионы и миллиарды лет, оставаясь неизменными («вечными») не только для современного человека, но и для человечества, для планетарной природы, даже для современной Метагалактики. Более того, многие законы взаимодействия (в первую очередь универсальные константы законов взаимодействия в физико-химическом мире) определяют весь характер бытия современного мира в целом – в том числе планетарного. Даже небольшое изменение этих законов (констант) приведет к самоуничтожению всего современного сущего в его формах, хотя, возможно – к возникновению новых, в том числе жизнеспособных биологических форм. Поэтому современная реальность с развитием оснований собственного бытия не может «встретиться», увидеть иное сущее ни при каких обстоятельствах.

Стационарные объекты в жизни на Земле в большей степени соотносятся с физической и химической реальностью, развивающиеся объекты – с биологической, социально-культурной и идеальной реальностью, в том числе творческой, создаваемой с помощью человеческого разума и духа. Так, для человека планета Земля, Солнечная система, Галактика, Метагалактика являются стационарными системами.

Примечание 2. В других отношениях отдельные природные объекты и типы объектов могут быть элементами развивающейся системы, активными участниками, выступать в качестве основания других процессов развития иных развивающихся систем.

Пример 1. Геологическая динамика Земли является важнейшим компонентом причинного комплекса и, тем самым, основанием эволюции биосферы, биогеоценозов (экосистем), отдельных видов, популяций и т. д.

Пример 2. Изменения климата на протяжении истории Земли приводили и приводят к исчезновению тысяч и десятков тысяч видов вследствие различных форм ее геологической активности – от движения материков и извержения вулканов до циклических колебаний климата и процессов в мировом океане. Белые медведи на сегодня живут только в Арктике и таяние арктических льдов как результат климатических изменений на планете ведет к полному исчезновению этого вида.

Примечание 3. Существуют принципиальные онтологические, гносеологические, аксиологические, праксеологические различия между развивающимися объектами и стационарными объектами, возникающие по совокупности системных свойств. В этой связи необходимо четкое различение стационарных и развивающихся объектов при их познании, взаимодействии с ними, деятельности с их использованием (или в их рамках), управлении ими.

Ключевыми онтологическими параметрами, качественно отличающими развивающийся объект от стационарного, являются повышенная сложность, связанная с большим числом видов и типов взаимодействий, входящих в причинный комплекс процессуальности объектов в развивающихся объектах, состав и характер причинного комплекса детерминации процессуальности, природа и характер процессуальности и параметры динамики объекта в последовательности его состояний во времени, то есть, собственно развитие. Другие различия будут обсуждаться в соответствующих разделах.

Отличия функционирующего и развивающегося миров схематично можно выразить так.

В функционирующем мире:

– тождество объектов самим себе, неизменность закономерностей взаимодействий;

– следование событий внутри функционирующего мира подчиняется неизменным законам функционирования, основываясь на определенных типах причинно-следственной детерминации, тем самым являясь объективным основанием рационально-логического воспроизведения в мысли;

– объект обычно «работает» на одном типе взаимодействия, поэтому облегчается поиск сходства признаков объектов и расширяется возможность типологии. Поэтому объект, кроме того, обычно рассматривается не сам по себе, в его конкретности, а как иллюстрация взаимодействий, используемая для изучения их структуры. Он только идеален и есть объект данного типа взаимодействия, а не объект реального мира[126];

– в фундаментальных науках есть возможность не рассматривать всякий конкретный реальный объект, заменяя его познанием типа объекта, то есть абстрактного представителя множества объектов, сгруппированных в мысли по некоторому принципу (чаще всего по отношению к определенному типу взаимодействия). Отсюда большая продуктивность фундаментальных исследований и, как следствие, концентрация на фундаментальных исследованиях значительных интеллектуальных усилий;

– бесконечность познания здесь обычно связывается только с потенциально бесконечным числом отношений и изменением отношений, в которые вступает объект, и их совокупности, с признанием необходимости корректировки, приземления в процессе реализации стабильных законов взаимодействия;

– субъект развивается в процессе познания, углубляя познание.

Исследование таких идеальных объектов во многом определило современный вид логики (и истории) познания и знания, его методологии, посредством фундаментальных наук побеждает логический рационализм, ставший традицией. Логика познания определяется главной его целью – поиском инвариантного параметра взаимодействия (масса, заряд, т. п.). Причем, в качестве примера можно взять любую другую область физики или химии, которые преимущественно обслуживает математика как формализованная логика. Очевидно, что здесь мы останавливаемся на полпути познания, не переходим к конкретным объектам и даже на уровне освоения физической реальности переход к конкретным объектам выводит за пределы этой методологии и логики фундаментальных исследований в специфическую область прикладных наук.

В развивающемся мире:

– объект нетождествен себе, модифицируется сам, изменяются параметры и закономерности его взаимодействий; уникальность «лестницы развития» каждого объекта усиливает его индивидуальность;

– связь состояний и событий опосредуется процессом перехода, в котором нет жестких закономерностей, ситуация выбора не предетерминирована, что исключает возможность логической выводимости последующих состояний из предыдущих, переход моделируется не формальной логикой, но процессом творчества и переходом от одной логики к другой;

– каждый объект работает на основе нескольких типов взаимодействия. Отсюда большая уникальность, нетождественность, нетипизируемость, любой объект фактически познается заново, исследование одной развивающейся системы – дело весьма самостоятельное по отношению к исследованию другой системы, требующее оценки применимости доступного нам (известного) опыта исследования и освоения[127];

– ограничивается возможность продуктивного применения результатов исследований отдельных взаимодействий для изучения реальных объектов, поскольку от объекта сложно отделить знание о нем и обобщить его, обобщение всегда носит временный характер. Отсюда более низкая продуктивность фундаментальных, обобщающих исследований;

– бесконечность познания определяется потенциальной бесконечностью многообразия мира в его развитии;

– развитие субъекта в процессе познания лишь расширяет его возможности в познании развивающегося мира, само по себе никак не приближая его к полноте знания о мире, который каждый момент времени оказывается иным. Необходимы качественные трансформации субъекта.


§ 26[128]. Пространство есть интегральное проявление протяженности и рядоположенности конкретных развивающихся объектов (типов объектов), (выражающее, реализующее) комплекс следующих онтических пространствообразующих свойств (одновременно параметрических характеристик) всякого объекта: границы пространства объекта; протяженность (как собственно рядоположенность точек и частей объекта друг относительно друга и рядоположенность различных объектов); измерения (три измерения пространства); направления пространства; плотность пространства (отражающая структуру пространства).

Качественное и количественное выражение этих параметров объекта в абсолютных и соотносительных (относительных) единицах, взаимном размещении и перемещении объектов, взаимная обусловленность рядоположенности объектов и их частей, последовательность расположения является существом пространства.

Онтические свойства пространства (набор параметрических характеристик) могут быть постоянными у того или иного объекта (типа объектов), могут изменяться на протяжении его существования.

Пространство, возникая как свойство объекта, способно выступать как самостоятельное организующее начало по отношению к объектам.

Пространство существенно более глубоко и всесторонне исследовано человеком, чем время, поскольку практически все науки, от их зарождения до современности, исследуют только пространства или с подавляющим преимуществом пространства и пространственные расположения тел, их частей и элементов. Современная наука – это в основном исследование пространств.

Примечание 1. Феномен пространства связан с существованием отдельных (материальных и идеальных) образований. Пространство не существует как некая надмировая тождественная себе данность; оно есть некий результат (эффект, «продукт», аспект) существования конкретных объектов, есть производное структуры конкретных объектов, вторичное, есть эффект структурной организации мира.

Логика рассуждений в рамках материалистической версии реляционной концепции пространства такова. Материальный (и идеальный) мир состоит из разделенных объектов. Особенностью структурной организации мира является то, что части и элементы, из которых построены материальные и идеальные объекты, имеют протяженность и рядоположенность (определенным образом расположенность друг относительно друга), задавая тем самым границы частей объекта и объекта по отношению к окружающей среде, а частей объекта – по отношению к нему самому. Каждый объект занимает какое-то место среди других объектов и граничит с ними. Эти предельно общие свойства объектов быть протяженными, занимать место среди других, граничить с другими объектами выступают как первые, наиболее общие характеристики пространства. При этом каждый объект имеет (порождает собственным бытием) собственное конкретное пространство, конфигурацию пространства, собственные характеристики (параметры) пространства, которые определяются пространство-образующими связи, взаимодействиями и отношениями. Если указанные свойства конкретных объектов абстрагировать из действительности, отделить от самих материальных (и идеальных) объектов, получается представление о пространстве как таковом, «пространстве вообще». Абстракция «пространство вообще» есть отвлечение от бесчисленного множества различных типов рядоположенностей объектов.

Дополнение 1. Пространства разных объектов могут накладываться друг на друга в самых разных формах, влияя на конфигурации и характеристики пространства каждого из них, а также формируя интегральные пространства групп объектов с единой конфигурацией и характеристиками (на основе принципа системности, с наложением на основе законов интерференции). Между различными пространствами (пространствами разных объектов) существуют переходы.

Дополнение 2. Создание нового объекта есть создание нового пространства. В этой связи стационарные и развивающиеся объекты имеют различные характеристики пространства, связанные с переходами объектов в новые состояния, созданием новых объектов, исчезновением прежних объектов.

Дополнение 3. Существуют материальные, идеальные и материально-идеальные объекты и им соответствуют различные типы пространств. Пространства материальных объектов – это те пространства, которые понимаются в традиционном смысле. Пространства идеальных объектов существуют в идеальных мирах, которые создаются идеальными объектами (например, языком, научной теорией, мировоззрением и т. д.). Их параметры и свойства типологически описываются теми же параметрическими характеристиками, что и пространство материальных объектов, но обладают содержательной спецификой, требующей специальных подходов и исследований. Пространства идеально-материального типа объектов сочетают в себе свойства пространства материальных и идеальных объектов.

Примечание 2. В материальной и идеальной природе существует диалектика пространства, которая охватывает собой все его параметрические характеристики: границы объекта, его протяженность, измерения, направления и плотность пространства.

Исследования пространства достаточно всесторонни, в связи с чем есть необходимость пояснить лишь некоторые моменты проблемы.

Границы пространства объекта определяются его вещественными границами (крайними элементами его содержательного состава) и границами того пространства, которое обеспечивает его ресурсами вещества, энергии, информации на основе присущих ему типов взаимодействий, включая в себя пространство инфраструктур для поступления и утилизации потоков ресурсов.

Взаимодействия пространств определяют переходы между пространствами, характер, физические и идеальные параметры переходов.

При разных типах развития границы пространства объекта могут сохраняться, расширяться либо сужаться. Могут изменяться структурные компоненты пространства – границы и характер взаимосвязи и взаимодействия разных частей развивающегося объекта (например, разных административных единиц государства, хозяйствующих субъектов, «география» политических, общественных и религиозных организаций).

Протяженность есть результирующая материально-вещественного и энергетических и информационных полей объекта, рядоположенностей и пересечений, которая включает в себя диалектику конечности и бесконечности. Протяженность пространства может изменяться под воздействием различных факторов, например, больших скоростей.

Измерения пространства – три измерения пространства, которые вполне относительны по выбору начального положения и в абстрактном виде абсолютно равноправны. Однако ввиду определяемости пространства вещественно-энергетически-информационными образованиями могут не просто не быть равноправными, но преобразовываться в двумерные и одномерные пространства с утратой одного и двух измерений. Причем, это не лишь интеллектуальная абстракция, но реальность трансформации пространств, которая является объективным основанием для интеллектуальных абстракций наряду с модельными образами, имеющими исключительно интеллектуально абстрактную природу.

Направления в пространстве определяются характером «силовых линий», могут быть прямыми, искривленными, спиральными, круговыми, тороидальными и т. д. Более того, существует диалектика изотропии и анизотропии реального пространства, причем, некоторые пространства вполне изотропны, другие, напротив, в сильной степени анизотропны.

Плотность пространства вследствие его искривлений и интерференций изменяется от однородного до сильно неоднородного и нелинейного, с изменяющейся плотностью. При этом сильная нелинейность, свойственная точкам бифуркации, изучаемая нелинейной динамикой и синергетикой, есть пространственная характеристика по преимуществу. На нее порой накладывается нелинейность времени, однако их необходимо различать.

Пространство в основном непрерывно, то есть имеет ненулевую плотность. Но могут существовать (существуют, возникают) разрывы между пространствами разных развивающихся объектов, разрывы в пространстве конкретных объектов, турбулентности пространства, в которых плотность пространства равна нулю. Это не «чистое пространство», в котором нет объектов и взаимодействий, а состояние пространства. Такой феномен есть результат а) «отсутствия присутствия» (временного, пульсирующего, флуктуационного и т. д.) и б) интерференции в нулевых точках при уравненных противонаправленных потенциалах пространствообразующих связей и взаимодействий.

Различная плотность пространства в социально-цивилизационной сфере определяется, например, различной степенью используемости разных частей пространства, степенью ресурсной наполненности тем или иным используемым в данный момент видом ресурсов. Причем, пространства изменяются в зависимости от динамики запроса на них – был нужен лес, через века – торф, затем уголь, металлы, потом машиностроительные и интеллектуальные ресурсы и т. д. Эти определялся характер используемых пространств и их масштабы.

Примечание 3. Каждый развивающийся объект организует собственное пространство. При этом, каждый развивающийся объект также включен либо взаимодействует с другими объектами и их пространствами, которые представляют собой: а) пространство более обширного объекта, в который включен данный; б) пространство объекта, несущего в себе предшествующие, базовые отношения и взаимодействия по отношению к данному, в том числе пространство элементов, составляющих данный объект, находящихся на предшествующем уровне организации; в) пространство объекта, существующего «параллельно» с данным объектом и взаимодействующего с ним, причем, важно понимание соотношения масштабов объектов.

Базовым пространством для всех существующих объектов Метагалактики является космическое пространство, природа которого определяется закономерностями гравитационных взаимодействий и их динамики.

Наличие множества рядоположенных и включенных друг в друга объектов позволяет рассматривать возможность феномена перехода между мирами в пространстве, «тоннелей» и «коридоров» Вселенной.

Примечание 4. Пространство есть не только формируемое, организуемое нечто, но и выступает как самостоятельное организующее начало, способное оказывать самостоятельное действие, в том числе обратное действие на порождающие его объекты. Его самость есть результат порядка (симметрии) параметрических характеристик пространства, который (как элемент формы процесса) может влиять на его (процесса) содержание.

На основании этого свойства может быть основана техника воздействия на объекты и процессы – посредством воздействия на пространства, через направленное изменение параметрических характеристик пространства объекта.

Примечание 5. У одухотворенных развивающихся объектов существует субъективное пространство. Это пространство конкретного субъекта, которое обеспечивает ему биологический, психический, культурный или личностный комфорт, обеспечивает его жизнедеятельность в соответствии с потребностями в ресурсах и инфраструктурах, условия для идеально-духовного общения и взаимодействия. Для цивилизаций – это ареал проживания и осуществления культуры, для личности – «личное пространство». У каждой культуры и цивилизации, каждой социальной группы, личности – свои размеры и структура пространства.

§ 27. Время есть интегральное проявление процессуальности бытия конкретного развивающегося объекта (типа объектов), (выражающее, реализующее) комплекс следующих онтических времяобразующих свойств (одновременно параметрических характеристик) всякого процесса: границы процесса (его начало и окончание); длительность (как собственно процессуальность времени, его размерность, последовательность прошлого, настоящего и будущего, включая длительность и последовательность фаз и этапов процесса и всего процесса в целом); направление процесса (включая изменения, колебания, пульсации и флуктуации направления процесса (его времени)); скорость протекания (темп, ритм) (включая изменения, колебания, ритм как периодичность колебаний процесса (времени процесса); выбор времени (свобода выбора времени) (в точке бифуркации?), включая выбор границ, выбор длительности, выбор направления, выбор скорости (темпоритма). Качественное и количественное выражение этих параметров процессов в абсолютных и соотносительных (относительных) единицах, следования, чередования событий и состояний в этих системах, связность последующих и предыдущих состояний, ритмичность их наступления и смены является существом времени.

Онтические свойства времени (набор параметрических характеристик) могут быть постоянными в том или ином процессе (типе процессов), могут изменяться в том или ином процессе (типе процессов) на протяжении существования (осуществления) процесса.

Время применительно к каждому объекту делится на внутреннее и внешнее время. Внутреннее время выступает как характеристика процессуальности собственно сущности развивающегося объекта (типа объектов) и в его полноте является исключительной принадлежностью и имманентной характеристикой развивающегося объекта как целостности. Внешнее время выступает как совокупность характеристик процессуальности иных объектов (типов объектов), которые (объекты) могут быть физически внешними (рядоположенными в пространстве либо иерархически более высокими по уровню организации и включающими данный объект как элемент) и физически внутренними (включенными во внутреннюю иерархию объекта и являющимися элементами его содержания, но одновременно несущими в себе свойства сущности иного объекта). Внутреннее и внешнее время могут совпадать и различаться по тем или иным параметрам.

В совокупности взаимосвязанных и взаимодействующих развивающихся объектов одновременно сосуществует множество различных видов времени.

Время есть результат изменчивости и не существует самостоятельно, формируясь темпами реальности, появляясь и исчезая вместе с теми или иными объектами реальности в их времяобразующих отношениях.

Время, возникая как свойство процесса, способно выступать как самостоятельное организующее начало по отношению к процессам.

Измерение времени может быть абсолютным и относительным, качественным и количественным. Количественное измерение времени осуществляется посредством сравнения с рядом периодических однородных и наиболее точно повторяющихся (изотемпных) физических (включая космические) процессов, условно принимаемых за эталон. Это относится в том числе к измерению времени развивающихся объектов. Качественное измерение времени – измерение времени по оценке параметров состояния.

Представления о времени и понятия времени имеют смысл лишь постольку, поскольку мир процессуален, то есть находится в состоянии движения и развития. Если бы мир был вне движения, понятие времени не имело бы смысла.

Примечание 1. Феномен времени связан с существованием отдельных (материальных и идеальных) образований. Время не существует как некая надмировая тождественная себе данность; оно есть некий результат (эффект, «продукт», аспект, следствие) процессов, происходящих в конкретных объектах, есть производное процессуальности, развития конкретных объектов, вторичное, есть эффект движения.

Логика рассуждений в рамках материалистической версии реляционной концепции времени такова. Поскольку материальный (и идеальный) мир состоит из разделенных объектов, то процессы, происходящие в этих объектах (движение вообще и развитие в частности), создают последовательность (в том числе периодичность, повторяемость) смены состояний и наступления событий, одни из которых наступают раньше (одновременно либо позже) других. Это порождает феномен темпов, ритмов (темпоритмов) бытия конкретных объектов, организует посредством этого длящийся характер бытия, порождая интегральный феномен длительности. Длительность есть результирующий эффект последовательности смены состояний – нет смены состояний в наборе их качеств (ритмов, темпов), нет длительности. Характер последовательности наступления событий, характер ритмов (темпоритмов) бытия данного объекта определяют длительность фаз и этапов его бытия. В свою очередь, эти эффекты (вместе и/или по отдельности?) составляют существо времени как следствия рядоположенности состояний и процессов. В этой связи, времяобразование есть процедура. Время создается, формируется точно так же, как формируются галактики (пространства), как отдельные развивающиеся объекты в их пространственной (в первой части растущей) организации. Время рождается, живет и умирает вместе с конкретным объектом. Причем, пока слабо исследованы взаимосвязи исторического (генетического) типа, познание которых может внести существенные новации в познание времени. Поскольку, если в индивидуальное развитие заложено изменение времени (по крайней мере темпоритмов бытия) на разных этапах его развертывания, то историческое развитие осуществляется, во-первых, как отбор на основе конкуренции времени (темпоритмов), а во-вторых, имеет собственную незапрограммированную динамику смены времени.

Создание нового объекта (системы, подсистемы) есть создание нового времени (как и нового пространства). Нет нового объекта (подсистемы в объекте) – нет нового времени, нового темпа и ритма бытия объекта и его окружения, есть новый объект (тип объектов) есть новое время (тип времени)). Возникновение нового объекта или новой подсистемы в нем – есть возникновение нового темпоритма бытия, нового времени, которое, в свою очередь, становится атрибутом бытия, ответственным за его формирование, темпом осуществления его внутренней логики, а потому и его окружения, воздействуя на другие объекты, их темпоритмы через себя и посредством себя, то есть изменяя бытие в целом. Объект и его структура порождают развитие, все его характеристики, включая процессуальность и время.

Сущностью всякого движения как последовательности состояний является процесс взаимодействия, которое является и сущностью времени. Каждый конкретный развивающийся объект «вяжет (плетет)» время в процессе и вследствие осуществления взаимодействий (в организации, развитии, интеграции, дезинтеграции и т. д.). Причем, каждый развивающийся объект как элемент мироздания «плетет» свое время.

Действительно, в локальных объектах как системах, которые посредством связей и взаимодействий соединяют (связывают) элементы, в таких связанных состояниях время протекания реакций иное, чем в свободном состоянии элементов. Например, химические реакции в биологических системах протекают в сотни раз быстрее, чем в свободном состоянии. Следовательно, под воздействием системного эффекта (то есть, воздействия системообразующей связи, взаимодействия) формируется новое время, изменяются параметры (характеристики) времени элементов. Время стягивается к иным организационным формам, одновременно «связывается» в смысле вяжется в новое время, время данного (системного) объекта. Время компонентов как бы отбирается в пользу времени системы, целостного объекта. Время жизни элементов жертвуется во имя времени жизни системы. Из системного эффекта следует закон ускорения темпоритмов времени при вхождении в организованные структуры. Но при этом иначе изменяются другие параметры времени, в том числе границы (продолжительность).

Дополнение 1. Стационарные и развивающиеся объекты имеют различные характеристики времени, точнее – развивающиеся объекты, взятые за периоды времени краткие относительно темпов их развития, имея разные характеристики процессов, формируют время, различающееся по нескольким параметрам.

Дополнение 2. Мир в его процессуальной реальности и время неразрывны, не существуют отдельно друг от друга. При этом, лишь понимание времени как самостоятельно сущей субстанции позволяло бы двигаться во времени, посещать прошлые и будущие миры в единстве материально-энергетически-информационной природы. Поскольку же время есть результат этапности материальных и идеальных процессов, то путешествия во времени в указанном смысле, переходы во времени в буквальное прошлое или будущее конкретного развивающегося объекта в его материально-энергетически-информационном тождестве себе – невозможно. То есть, невозможно и создание «машины времени» в таком – механистическом – виде.

Однако это не означает невозможности практического освоения времени и управления временем в научно обоснованным границах – в его целостности либо в отдельных его параметрических характеристиках (см. Примечание 2). Причем, освоение времени – это качественно более сложная задача, чем освоение пространства. А ведь человек всего лишь несколько веков назад начал овладевать всеми тремя измерениями пространства – научился устойчиво отрываться от поверхности земли, погружаться под землю и под воду, преодолевать большие пространства, но и здесь пока лишь мечтает «летать меж звезд». Освоение времени, по всей видимости, будет занимать существенно большие исторические периоды.

Все это относится и к путешествиям во времени. Невозможность оказаться в буквальном прошлом или будущем не означает невозможности информационных (идеальных), а возможно, и энергетических «путешествий во времени». Но необходимо научно корректно понять природу и возможности «машины времени» («времялёта») и лишь затем создавать «аппарат» для того, чтобы «летать» во времени, причем, сначала в моделируемом формате в различных сценариях, при разных заданных условиях, лишь затем – в реальности. Нужно сначала научиться «летать» во времени, парить, чувствовать себя свободно при перемещениях в нем. Лишь затем, поняв природу перемещения во времени, можно переходить к реальным «полетам».

Дополнение 3. Существуют материальные, идеальные и материально-идеальные объекты и им соответствуют различные типы времени. Время материальных объектов – это то время, которое понимается в традиционном смысле. Время идеальных объектов – это время в идеальных мирах, которые создаются идеальными объектами (языком, научной теорией, мировоззрением и т. д.). Его параметры и свойства типологически описываются теми же параметрическими характеристиками, что и время материальных объектов, но оно обладает содержательной спецификой, требующей специальных подходов и исследований. Время идеально-материального типа объектов сочетает в себе свойства времени материальных и идеальных объектов.

Примечание 2. В материальной и идеальной природе существует диалектика времени, которая охватывает собой все его параметрические характеристики: границы процесса (его начало и окончание), направление всякого процесса, продолжительность (длительность), скорость протекания (темп, ритм), выбор. Некоторые из диалектических моментов времени уже обсуждаются в философской и научной литературе, другие требуют исследования.

Границы времени (начало и окончание процесса) в их диалектике временности (ограниченности во времени) и вечности бытия, существуя как абсолютное (ибо нет бесконечных процессов) и одновременно как относительное (в том числе субъективно воспринимаемое), могут варьироваться в больших промежутках посредством изменений в содержании системы и процесса – например, может изменяться (сокращаться) продолжительность жизни объекта (абсолютное время его бытия), быстрее или медленнее (абсолютно либо относительно) оканчиваться какие-либо процессы и т. д. Однако границы времени, отражая временность (конечность) бытия всякого конкретного объекта, имманентно включают в себя вечность – как посредством отсутствия границ при внутреннем взгляде, когда границ не существует и единичное бытие есть вечность для самого данного объекта, так и посредством бесконечности сочлененных процессов, исходящих из вечности и уходящих в вечность.

Границы времени объекта определяются совокупностью внутренних и внешних обстоятельств. Есть возможность влиять на границы времени изнутри и извне, в том числе запускать (начинать) и останавливать время.

Длительность времени как собственно процессуальность времени, его размерность, этапность, последовательность прошлого, настоящего и будущего, историчность, включая длительность и последовательность фаз и этапов процесса и всего процесса в целом процессов. Его диалектической противоположностью является отсутствие длительности (отсутствие времени) – безвременье, которое есть либо а) сжатие времени в точку «ноль», остановка времени – которая есть одновременно бесконечность ибо абсолютная неизменность, «стабильность», постоянство, вечность, жизнь вне времени либо б) бесконечное «вращение по кругу», которое возможно как вечность лишь в потоке («вечный» двигатель при «вечном» потоке) либо в) «консервация» во времени (как предельное замедление времени).

Возможны различные типы разрушения внутреннего времени системы (безвременья). Первый связан с разрушением (гибелью) системы и, естественно, уничтожением связей, формирующих время и самого времени. Второй – с изменением структуры системы, характера ее времяобразующих связей и самого времени. Третий – с исчезновением той или иной связи, например, такой важнейшей как связность последовательных событий. В разных случаях предполагается или бесконечный по длительности (разрушение системы), или относительно краткий (переструктурирование системы) период безвременья, период небытия собственного внутреннего времени системы.

Направление времени есть траектория процесса в «пространстве» обретения свойств (качеств, параметров, количеств), которая осуществляется в пространстве векторов времени, которое включает в себя сочетание различных направлений (тенденций) – вперед, назад, вращение (движение по кругу), нахождение в стабильных (метастабильных) состояниях без направленного движения, колебания, пульсации направлений. Так, существуют волны времени, искривление времени, «сгущение» и «разряжение» времени (с соответствующими последствиями). Причем, искривление не процесса распространения развития во времени, а самого времени.

Как следствие системного характера организации мира, в процессуальности любого конкретного объекта всегда присутствует доминантный тренд времени «вперед», поглощающий, но не уничтожающий иные направления.


Схема траекторий времени при движении из точки А в точку В (состояния объекта)


Характер изогнутости траектории времени свидетельствует о характере процесса – выпуклая траектория времени соответствует развитию-росту, вогнутая – развитию-старению.

Причем, в разных объектах (даже одного типа) процессы могут идти в разном направлении, тем самым формировать время разного направления (пока не говоря о темпах). Само же время объектов – может воздействовать на время граничащих объектов (тормозить, как стены трубы течение жидкости) и на время интегральных структур, включающих данный как компонент, на его направление (как и темп).

Многомерный поток времени в итоге организуется в однонаправленное линейное время, в «стрелу времени» (например, в нашем мире, нашем измерении, при наших скоростях времени).

В целом же точно так же, как существует совокупность пространственных свойств, отражаемых в том числе посредством топологии, необходимо формирование поля исследований направлений времени с выходом на характеристики потока-процесса («топология» времени).

Скорость времени (темп, ритм), отражая скорость протекания процессов, может являться постоянной и непостоянной величиной, то есть, в определенных объектах, процессах, при определенных условиях может изменяться, то есть ускоряться либо замедляться, включая различные разновидности изменения и колебания ритма времени и организующего его процесса. Например, ускорение времени биологических и социально-исторических систем («сжатие» времени, «уплотнение времени» на фоне астрономического времени) известно уже по крайней мере с XVII–XVIII веков[129]. Другой пример – замедление субъективного времени через выход в «параллельные» идеальные миры (релаксация, общение, химические средства – например, алкоголь).

Удлинение (замедление) времени в одном отношении происходит за счет сокращения (ускорения) времени в другом отношении, и наоборот – это еще один эффект самоорганизации. Так, химические средства, способные приводить к эффекту изменения темпа субъективного идеального времени через влияние на те или иные характеристики процессуальности, при этом воздействуют на темпы обмена, влияют на продолжительность биологической жизни. Аналогично – другие (нехимические) способы. Обратный эффект – ускорение идеального времени приводит к его замедлению в ином отношении. Существуют и примеры инверсии времени – так, время бездельника тянется, как резина, но слагается в «пустые» года, неразмеченные и сжатые в миг, а также сокращают время биологического бытия; у трудящегося человека «летят» трудовые дни, сжимаемые нехваткой времени, но они вытягиваются в размеченные делами годы, а также (при определенной мере труда) продлевают биологическое бытие.

Таким образом, существуют эффект, обстоятельства, причины замедления времени, удлинения промежутков времени и ускорения времени, сокращения промежутков времени в конкретных объектах, а также механизмы, ответственные за ускорение и замедление времени – акселераторы и «замедлители» времени. Существуют и эффект, обстоятельства, причины, а также механизмы, ответственные за равномерное течение времени, его «изотемпность». Важно обратить внимание на следующее – ускорение времени (в том числе через ускорение процессов, его образующих, но не только) есть сокращение длительности перехода в новое состояние, сокращение длительности промежутков времени, сокращение длительности бытия объекта. Замедление времени (в том числе через замедление процессов, его образующих, но не только) есть увеличение длительности перехода в новое состояние, увеличение длительности промежутков времени, увеличение длительности бытия объекта. Кроме того, одновременно существует несколько накладывающихся эффектов организации времени, которые взаимовлияют друг на друга, создавая своеобразную «интерференцию» эффектов, одним из следствий чего является нивелирование некоторых эффектов, коль скоро они происходили бы в «чистом виде».

В связи с этим есть возможность создания искусственных условий для управления временем конкретного объекта, которое (управление временем объекта) может быть поставлено на научно-методическую основу как элемент управления будущим. Естественно, что результатом такого управления могут быть как позитивные эффекты, оптимизирующие время объекта, так и негативные, в том числе разрушающие либо поглощающие время объекта. В отношении управления биологическим временем человека возможен целостный комплекс, основанный на сочетании духовных компонентов, физической подготовки, медицины, химических и медикаментозных средств, искусственных органов и т. д. (подробнее в гл. 15). В отношении социальных организмов также возможны условия, трансформирующие время. Один из типов – мобилизационные условия. Наиболее точно сжатие, напряженность времени как эффекта мобилизации деятельности людей воспроизведено в сюите Г. В. Свиридова «Время, вперед!».

В обсуждении этого противоречия лежит основание поиска ответа на вопрос (решения проблемы): возможно ли нагнать упущенное время при отставании в развитии? Как это сделать? А также буквального прочтения вопроса «где взять дополнительное время?».

Выбор времени (свобода выбора времени) конкретного объекта является ключевым свойством развивающихся объектов, основанием обладания собственным внутренним временем и фундаментальным признаком отнесения объекта к типу развивающихся объектов в их самодостаточности и целостности. Известно, что существует объективная диалектика (и сочетание) свободы и необходимости (хаоса и порядка), субъективная диалектика (свободы выбора и отсутствие выбора либо свободы выбора) и мировоззренческие интерпретации этого диалектического отношения. Эта диалектика своеобразно преломляется в диалектике свободы времени развивающегося объекта как в объективном аспекте, так и в субъективном, в том числе в субъектных реализациях индивидами (свобода и долг) и социальными организациями как разновидностями развивающихся объектов. Первый аспект диалектики свободы и необходимости в отношении времени: у развивающегося объекта образуется свое внутреннее время, которое во многом самостоятельно и не подчиняется внешнему (свобода), но во многом соотносится с ним и подчинено ему (необходимость). Второй аспект диалектики свободы и необходимости в отношении времени: в моменты перехода из одного состояния в другое (в точках бифуркации) развивающийся объект вновь осуществляет выбор времени. Этот выбор есть диалектическое сочетание его внутренней необходимости и свободы, а также внешней необходимости, диалектика выбора нового времени как формы организации нового порядка. В эти периоды время становится (может становиться) сильно нелинейным. Третий аспект: выбор осуществляется и входит органическим компонентом во все компоненты времени как процессуальности – граничность, длительность, направленность, скорость времени. То есть, существует выбор границ времени, выбор длительности, выбор направления и выбор скорости (темпоритма). Они могут осуществляться как врозь, так и в различных комбинациях. При этом диалектика противоположностей выбора времени пронизывает каждый параметр. Четвертый аспект: именно свобода выбора формирует время, историю как необходимость и порядок, поскольку одним из важнейших следствий диалектики свободы и необходимости является то, что свобода выбора является ключевым компонентом эффекта необратимости времени. Пятый аспект: в свободе выбора времени диалектически сочетается «плохо» и «хорошо» («добро» и «зло») для развивающегося объекта и его окружения. Более того, понятие «свобода» отражает ту же реальность, что и «хаос», «отсутствие порядка», но при этом «свобода» и «хаос» несут различную ценностную и смысловую нагрузку – «свобода» несет позитивное наполнение, а «хаос» отрицательное наполнение. Причем, в традиционных культурах (особенно восточных) этот феномен предпочитают называть именно «хаос», а не «свобода», справедливо полагая, что деконструктивные, разрушительные компоненты этого феномена («зло») превышают (особенно на первых порах) созидательные, конструктивные («добро»).

Время любого конкретного развивающегося объекта включает все параметры. Однако при определенных ракурсах позиционирования объекта в реальном мире или предмета исследования в науке, рассмотрения вообще, время может «утрачивать» (можно абстрагироваться) от одного, двух, трех, четырех параметрических характеристик. Так, время имеет одно измерение в стационарных объектах изотемпного типа – направление. Это объекты, «работающие» на физико-химических взаимодействиях (астрономическое время). Поскольку все процессы (длительность) здесь равномерны, повторяемость жесткая (в пределах флуктуаций), время имеет постоянную скорость, не обладает выбором в пределах небольших интервалов времени (десятки миллионов лет), границы не существуют (фактическая вечность). Время имеет два измерения в стационарных объектах анизотемпного типа – направление и темп (ритм). Три параметра, например, в масштабах времени, соизмеримых с временем бытия объекта, когда появляются границы времени. И так далее. Точно так же, как происходит «выпрямление» искривленного пространства Н. И. Лобачевского, Б. Римана, А. Эйнштейна до плоскости Евклида и изотропного, однородного, стационарного пространства Галилея-Коперника-Ньютона, происходит «выпрямление» времени из многомерного в одномерное и двумерное при определенных параметрах объекта (процесса или ситуации).

Дополнение 1: Возможно моделирование времени как многопараметрического «фазового пространства», в котором время имеет 2-3-4-5 измерений. Развивающиеся объекты будут расположены в некоторых кластерах этого «фазового пространства» по близким наборам параметров. Возможно также рассуждать о фазовой траектории внутреннего времени, о «топологии» времени и т. д.

Дополнение 2: Понять развитие – значит понять диалектику времени, понять, что время изменяется и что оно может изменяться сознательно. Так, темпоритмы, востребуемые для формирования будущего, сама возможность и проектирования существования будущего должны рассматриваться не только в пространственных, но и во временных характеристиках конкретных развивающихся объектов, применительно к каждому объекту (типу объектов), к человеку и человеческим сообществам в отношении будущего.

Дополнение 3: Диалектика природы времени развивающихся объектов допускает новое, смыслонаполненное, имеющее не только фантастическое и метафорическое, но и реалистическое значение и прочтение таких формул, как «пульсирующее время», «флуктуации времени», «колебания времени», «циклы времени», «развивающееся время», «параллельное время», «стационарное время», «изовременность», «раскачать лодку времени» и т. д. Однако необходимы их вдумчивые интерпретации и исследования, защищенные от спекуляций.

Примечание 3. Каждый развивающийся объект имеет внутреннее время. Внутреннее (собственное) время системы также определяется связями и взаимодействиями, которые формируют феномен времени. Исчезновение какой-либо связи, формирующей время, нарушает ход времени системы, разрушает внутреннее время.

При этом, каждый развивающийся объект также включен либо взаимодействует с другими системами времени, которые представляют собой внешнее время: а) время более обширного объекта, в который включен данный; б) время объекта, несущего в себе предшествующие, базовые отношения и взаимодействия по отношению к данному, в том числе время элементов, составляющих данный объект, находящихся на предшествующем уровне организации; в) время объекта, существующего «параллельно» с данным объектом и взаимодействующего с ним, причем, важно понимание соотношения масштабов объектов.

Базовым временем для всех существующих объектов Метагалактики является астрономическое время как время этого развивающегося объекта, природа которого определяется закономерностями гравитационных взаимодействий и их динамики. Одновременно, астрономическое время в связи с малой скоростью протекания процессов развития в Метагалактике, воспринимаясь как стационарное, стало некоторой идеальной метрической моделью, позволяющей соизмерять время бытия любого объекта известного нам бытия с астрономическим временем. Это – некоторые эталонные часы, относительно которых измеряются темпоритмы всякого бытия, время всякого развивающегося объекта.

Дополнение 1. Возможны рассуждения о времени, опирающиеся на уровни организации материи и соответствующие им типы взаимодействий: физическое время, химическое время, биологическое время, культурологическое время и т. д. Здесь уже возникли интересные идеи. Однако сам по себе такой подход является промежуточным и обладает относительно невысоким уровнем методологического и прагматического потенциала. Концепция существенно усиливается и обретает завершенность при переходе на позиции конкретных развивающихся объектов с учетом их природы.

Дополнение 2. Органичность взаимосвязанности, взаимодействия, взаимной обусловленности различных рядоположенных и иерархически включенных объектов обусловливает органичность связи времен во взаимосвязанных и подчиненных структурах, внутреннего и внешнего времени развивающегося объекта.

Дополнение 3. Наличие множества рядоположенных и включенных друг в друга объектов позволяет рассматривать возможность феномена перехода между мирами во времени, выскакивания (выпадения, выхода) в параллельное время как время реального (не фантастического) параллельного мира одного типа организации (например, духовной, можно и биологической). Например, личность или культура, например, для отдыха, или, наоборот, для работы может выходить в параллельное время других объектов, оказываясь в иных (различных) направлениях времени, темпоритмах и других параметрических характеристиках времени. Это возможно через взаимосвязи, по законам взаимодействия, соответствующим природе миров и закономерностям взаимодействия. При этом, таким способом (с использованием таких технологий) можно непреднамеренно и преднамеренно (осмысленно) менять внутреннее время объекта, регулировать смену темпоритмов и сами темпоритмы, тем самым изменяя время.

Особо отметим недопустимость в осмыслении переходов во времени смешения науки с псевдонаучными, мистическими и иными спекуляциями, а также необходимость различения научной фантастики и научной рациональности.

Примечание 4. Время есть не только формируемое, организуемое нечто, но и выступает как самостоятельное организующее начало, способное оказывать самостоятельное действие, в том числе обратное действие на порождающие его процессы. Его самость есть результат порядка (гармонии) параметрических характеристик, в том числе темпоритмов бытия, циклов (периодов), который (как элемент формы процесса) может влиять на его (процесса) содержание.

На основании этого свойства может быть основана техника воздействия на объекты и процессы – посредством воздействия на время, через направленное изменение параметрических характеристик темпоральности (времени) объекта и процесса (и по обратной связи – на их время). То есть, ускорение и замедление темпов развития может осуществляться не только через воздействие на содержательные характеристики объекта (его элементной базы и набора взаимодействий) или воздействие на параметры процессов, но и посредством изменения темпоральности (времени) бытия объекта и тем самым (именно тем самым) придание ему импульса развития либо замедление его процессов и времени.

Примечание 5. Субъективное (личностное) время есть разновидность внутреннего времени и потому есть сущее, реальность. Субъективное время выступает в двух взаимосвязанных аспектах: а) внутриличностное духовное метафизически-рациональное отражение объективно сущего (внесубъектного) времени и б) собственное внутреннее время субъекта как разновидности развивающегося объекта материально-идеального типа. Причем, у человека есть уникальное качество – несколько масштабов личного времени – личное-индивидуальное, личное-групповое (коллективное), личное-культурное.

Субъективное время как отражение объективной реальности (первый аспект) не есть «истинное всеобщее время», как это полагали субъективные идеалисты, в особенности, в англосаксонской версии. Это – действительно субъективное отражение объективного мира, а не время, создаваемое личностью для всего окружающего мира. Однако субъективный идеализм верно уловил важный момент – возможность воздействия внутреннего времени личности (и иного субъекта) на время окружающего мира. При этом прагматический аспект субъективно-идеалистической версии интерпретации времени оказался мировоззренчески и идеологически выгодным элитарному типу миростроительства, его лидерам, позволяя свою версию понимания времени и свое направления конструирования времени навязывать миру. Демократическое сообщество должно отчетливо понимать, что вся кутерьма вокруг субъективного времени – не проявление некой универсальной субъективно-идеалистической данности времени, но лишь одна из множества культурных и личностных версий, навязываемая миру в ходе конкурентной борьбы элит с остальным мировым сообществом за власть и ресурсы.

Второй аспект субъективного времени указывает на основания его природы в привязке к личности (и другому субъекту) как разновидности развивающегося объекта. Это внутреннее время конкретного субъекта, которое он волен держать при себе либо пытаться диктовать другим субъектам (концептуально либо практически). Это – в биопсихической природе и сознании конкретной личности (социальной группы) созданная реальность, которая является основанием метафизических смыслов, будучи осознанной рационально, является основанием культурной деятельности.

Глава 5. Развитие объектов: феноменология процесса

§ 29. Развитие объекта – процесс, имеющий сложную внутреннюю (сущностную) и внешнюю (феноменальную, явленческую) природу. Явленческая (феноменальная) сложность процессов развития определяет то и определяется тем, что всякий процесс развития имеет следующие феноменальные характеристики: а) как и всякий процесс, имеет двойственную (корпускулярно-континуальную) природу, обладает диалектикой прерывности и непрерывности; б) обладает свойствами последовательности состояний и следующими характеристиками связи состояний – интегральность изменений, преемственность, наличие памяти, необратимость, кумулятивность (направленность), законосообразность; в) является активным, самоорганизующим и вовне-организующим началом по отношению к объектам и компонентам внутренней и внешней среды; г) предполагает возникновение нового и переходы в иные качественные состояния; д) является самоподдерживаемым и самостимулируемым процессом.

Все типы и виды процессов развития обладают этими общими феноменальными онтологическими характеристиками, присущими данному типу процессов и отличающими их от других типов процессов. Но при этом, характер процесса развития определяется природой объекта и совокупность объектов, существующих в природе, порождает множество видов процессов развития, обладающих не только общими для процессов данного типа характеристиками, но также индивидуальными формами проявления данных характеристик, а также индивидуальными характеристиками. Кроме того, существует два типа процессов развития – индивидуальное и историческое развитие[130].

В различных типах и видах процессов развития, в конкретных процессах наблюдается специфическое, характерное для них (него), соотношение единичного и общего (для всех процессов развития), характеризуемое, в том числе, различной степенью чувствительности различных видов процессов развития к индивидуальности.

Примечание 1. Современные философские концепции и науки имеют относительно слабый методологический потенциал в исследовании феноменальных проявлений развития, достаточный для решения лишь узкого круга задач и недостаточный для существенно более широкого круга других научных (фундаментальных и прикладных) и социально-практических задач. Основная проблема заключается в том, что развитие исследуется абстрактно, тогда как оно вполне конкретно – то есть, эффекты развития жестко привязаны к конкретным развивающимся объектам, видам и типам объектов, определяются системными и синергетическими эффектами, вытекающими из природы конкретного развивающегося объекта.

Концепция развивающихся объектов позволяет уже на феноменологическом уровне сформировать конструкции для объяснения связей состояний и сформулировать ряд утверждений, которые могут повысить эффективность методологического и практического использования парадигмы развития.

Феноменальные онтологические характеристики, которые обозначены в этом параграфе и будут по отдельности рассмотрены в следующих параграфах данной главы, взаимосвязаны друг с другом и представляют собой неразрывный комплекс. В этой связи их абстрактное (раздельное) рассмотрение является лишь первым шагом исследования, за которым следует синтез. При этом синтез осуществляется не через разработку абстрактной (предельно общей, универсальной) модели развития, а через построение моделей конкретных развивающихся объектов либо по крайней мере классов объектов.

Причем, синтез конкретных моделей развития существенно отличается применительно к историческому и индивидуальному типам развития (см. Примечание 2).

Примечание 2. Существует два типа развития – индивидуальное развитие и историческое развитие. В биологии эти два типа развития выделены и осмысляются достаточно давно как онтогенез и филогенез.

Принципиальное отличие индивидуального и исторического развития заключается в наличии в индивидуальном развитии некоторой «программы» объекта, в которой содержится реализация наличия и команды возникновения на каждом этапе развития различных взаимодействий, позволяющих системе функционировать, размножаться, осваивать и расширять жизненный ареал и т. д. Это позволяет рассматривать этот тип развития как развертывание «программы» («развитие свитого») в условиях взаимодействия с окружающей средой, в том числе с учетом адаптации к ней, конкретизации реализации «программы» с возможностью ее корректировки и изменения.

В историческом развитии такая «программа» отсутствует. Историческое развитие – это последовательность во времени типов и видов развивающихся объектов, включенных в «большую систему», последовательность, которая отражает смену элементной базы «большой системы» и организующих ее взаимодействий в ходе эволюции данной системы как развивающегося объекта. Мир как бы постоянно «цепляется» за новые эффективные состояния, создавая всякий раз новые системные образования, которые делают необратимым возвращение к старым. В историческом развитии изменяется и собственно развивающийся объект, точнее – его «матрица». Например, в эволюционной биологии развивающимися объектами становятся не только индивидуально-развивающиеся системы (популяции, биогеоценозы), но главное – виды как специфический развивающийся (растянутый во времени) объект. Историческое развитие есть результат наложения нескольких процессов: индивидуального развития (эволюции) самой «большой системы» как общего и внешнего для ее компонентов организующего фактора; индивидуального развития отдельных компонентов «большой системы» (как самостоятельных развивающихся объектов); замены одних компонентов другими (по разным критериям – как более эффективных для «большой системы», как более конкурентоспособных в борьбе за ресурсы, как способных обеспечить сохранение и повышение конкурентоспособности типа объектов, как наиболее адаптированных к условиям внешней среды (внутреннего мира «большой системы») и осуществляющих с ней как целым и с другими ее компонентами наиболее эффективное взаимодействие и т. д.). Основания логики исторического развития лежат в сочетании коридора внешних условий «большой системы», внутренних потенциалов саморазвивающихся структур с их внутренними логиками (определяемыми «матрицами»), взаимодействием компонентов внутри «большой системы» и условиями внешней среды для самой «большой системы» и воздействиями на нее. При этом, непонимание или игнорирование логики большого объекта, нежелание принять ее при необходимости в качестве доминанты приводит к различным псевдонаучным изысканиям, имеющим стремление оправдать неоправдываемое, доказать важность не важного.

Историческое развитие конкретного типа и вида развивающихся объектов в существенно большей степени подвержено случайным (внутренним и внешним) эффектам, воздействию возникновения качественно нового (объектов и типов объектов, типов связей и взаимодействий, процессов), катастрофическим событиям (уничтожению, в том числе вполне эффективных типов и видов развивающихся объектов). Так, в историческом развитии игнорируются многие «детали», в том числе жизненно важные для малых объектов вплоть до игнорирования их существования.

При этом, существует не только воздействие «больших систем» на свои компоненты, но и воздействие компонентов – на системы. Это воздействие также носит активный характер, а в случае человечества – все более мощный характер в сравнении с природой по мере развития человечества и разума на планете.

Историческое развитие – отнюдь не единый типовой процесс, а несколько типов различных процессов.

Различие между функционированием, индивидуальным развитием и историческим развитием различных объектов является фундаментальным и определяет различия в организационно-управленческих, практических и гносеологических отношениях человека к данным аспектам реальности.

Дополнение: Интересно, что сами термины «развитие» и «эволюция» сформировались на основе их понимания как индивидуального развития – в латинском языке evolution происходит volution (свертка), а приставка «е» означает «от». В русском языке развитие – есть операция противоположная «свитию» (скручиванию), то есть процесс развития ранее свитого.

Пример 1. На развитие всех биологических видов на планете Земля влияет общее состояние биосферы как «большой системы» первого уровня. На нее, в свою очередь, воздействует «большая система» второго уровня – планета Земля, в том числе в виде внешних (для биосферы) катастрофических событий, например, внутренней активности Земли (движение материков, извержения вулканов, землетрясения), глобальных климатических изменений (ледниковые периоды, потепления), более мелких – наводнения, засухи, цунами, пожары, приливы и т. д. На саму планету воздействует «большая система» третьего уровня в виде Солнечной системы – ее эволюция, солнечная активность, падение комет и метеоритов с возможными катастрофическими последствия для планеты, ее биосферы, исторического развития различных типов и видов развивающихся биологических объектов и т. д. Эти внешние события в «больших системах» могут менять дальнейшее направление эволюции биосферы (даже «отменять» ее), отдельных ее компонентов (региональных компонентов, видовых компонентов).

Пример 2. Внутренние логики биогеоценотических структур определяют направление дальнейшей динамики биосферы – например, появление кислорода в результате деятельности анаэробных бактерий, появление разума и формирование «ноосферы» и другое.

Дополнение 1. Индивидуальное развитие характерно для объектов организмического типа (Солнечная система, биосфера, биологический индивид на основе генной структуры, культура на основе «матрицы культуры», личность, философская и мировоззренческая традиция и концепция, научная теория и т. д.), историческое – для менее органичных и допускающих вариативность элементной базы и организующих взаимодействий развивающихся объектов (Метагалактика, конкретные планеты, цепочки сменяющихся биогеоценозов (экосистем), информационные пространства и поля, разум и т. д.).

Дополнение 2: Индивидуальное и историческое развитие находятся в диалектических отношениях. Так, вследствие общности природы всех процессов развития, историческое несет в себе черты индивидуального, индивидуальное – черты исторического. Другое отношение – в одном и том же развивающемся объекте, конкретном процессе развития сочетаются элементы индивидуального и исторического – в разных формах, в разных пропорциях. Хотя есть объекты а) с безусловным доминированием индивидуального типа развития, б) с безусловным доминированием исторического типа развития, в) с явно смешанным типом развития, который в сопоставимых пропорциях включает как индивидуальное, так и историческое развитие в разных отношениях.

Пример 1. Повторение некоторых черт исторического развития вида (филогенеза) в ходе эмбрионального развития индивида (онтогенеза).

Пример 2. Развитие биосферы – это индивидуальное развитие сверхбольшого планетарного развивающегося объекта неорганизменного типа в условиях изменяющихся внешних условий (космических, геологических, климатических, техносферы) и внутренних условий (эволюция биогеоценозов, биологических видов). Эволюция биогеоценоза – это индивидуальное развитие развивающегося объекта неорганизменного типа в условиях меняющихся внешних условий (космических, геологических, биосферных, климатических, техносферы) и внутренних условий (эволюции видов, динамики популяций, территориальные потоки живой материи) в пределах устойчивой матрицы данного биогеоценоза. Одновременно эволюция биосферы – это историческое развитие большого числа видов и биогеоценозов, эволюция биогеоценозов на данной территории – также историческое развитие региона, последовательная смена биогеоценозов.

Процесс эволюции на планете Земля – в том числе эволюции генетических конструкций – неотрывен от общего планетарного процесса. В том числе, генетическое производство и появление новых видов зачастую вызывалось воздействием внешних источников (радиация и т. д.), создавалось благодаря каким-то сильным внешним (относительно организмов) воздействиям, являвшихся источником массового производства генных структур и организмов нового типа.

Пример 3. Интеллектуальное и духовное становление личности – без сомнения индивидуальное развитие. Однако одновременно – это накопление в памяти и воспроизведение интеллектуально-духовного опыта культуры и человечества, то есть, воспроизведение исторического развития.

Примечание 3. Наряду с понятием «развитие», особенно в естественных науках (биологии, космологии и других), используется понятие «эволюция». В разных философских концепциях по-разному понимается соотношение этих понятий. Например, одна из распространенных версий – большая «революционность», скачкообразность развития (наличие качественного скачка) и – как некая альтернатива – «постепенность» эволюции, которой такой качественный скачок полагался не присущим. Такая версия, основанная на некотором противопоставлении эволюции и революции, имела определенное распространение и идеологические варианты использования.

На деле – понятия «развитие» и «эволюция» отражают один и тот же феномен реальности. Наиболее корректным с современной научной точки зрения будет следующее соотношение: «развитие» – это общее, родовое понятие, объемлющее собой все типы и виды таких феноменов, «эволюция» – видовое, более узкое понятие, которое описывает некоторые типы и виды процессов, в первую очередь развития исторического типа, но в этих случаях (в этих отношениях) является синонимом развития. В частности, и развитие, и эволюция представляет собой и предполагают череду постепенных и революционных изменений в истории природы, общества, идеальных форм.

Дополнение: Логику эволюции можно и нужно представить не просто как последовательность видов, но и как последовательность наборов ДНК, цепь развития структур ДНК. Эволюция будет доказанной лишь тогда, когда эти исторические последовательности (цепочки) смены хромосомных наборов станут научно убедительными. Причем, для научной убедительности необходимо также установить внешние проявления различных наборов ДНК, чтобы определить жизнеспособность того или иного вида, эффективность в тех или иных условиях, наличие конкурентных преимуществ.

Примечание 4. В анализе исторического развития существенно важна критика со стороны противников диалектического материализма, в первую очередь со стороны К. Поппера в его работах «Открытое общество и его враги», «Нищета историцизма» и ряде примыкающих статей. В этих работах с использованием инструментов позитивизма (в виде «критического рационализма») реализовано мировоззрение и идеология маргинализма и продемонстрирована идейная нищета маргинализма. Здесь необходимо отметить лишь следующий принципиальный момент – можно и нужно говорить об объективной логике как последовательности состояний в пределах конкретного развивающегося объекта, то есть в пределах, например, европейской культуры, рамками которой ограничены все исследования немецкой классики, марксизма (кстати, несмотря на бифуркации и отклонения основные социальные прогнозы К. Маркса сбылись), других философских течений. Можно и нужно говорить и об исторической логике, которая определяется природой смешанного типа развития социальных развивающихся объектов (цивилизаций) и пересечением закономерностей развития нескольких объектов (в том числе культур), нескольких процессов (социального, научного и технико-технологического развития). Можно и нужно говорить о возможностях и пределах философии и науки в познании этих сложных феноменов. Можно и нужно говорить об управлении этими феноменами и происходящими в них процессах. Но не нужно спекулировать на этих сложностях, доходя до циничного и преднамеренного искажения истины с целью оправдания и создания концептуальных оснований для доминирования эгоистических элитарных социальных групп над человечеством, сохранения их лидирующих позиций в системе планетарного управления.

Чрезмерная общность (абстрактность) диалектических законов Гегеля и Маркса не позволяла объяснить детали возникновения нового, объяснять реальные (конкретные) процессы с требуемой степень детализации и системой научной аргументации. К. Поппер нашел на тот момент времени не до конца объясненное в материалистической теории развития и диалектике и «ударил» в эту болевую точку с позиций идеологии маргинализма. Однако, как оказывается, в итоге он лишь предложил еще одну их возможных концептуальных объяснительных моделей исторического развития, не противоречащую самой диалектике. Причем, не только социальная концепция К. Поппера, но и теория диссипативных структур (и синергетика), концепция Н. Талеба («черные лебеди» и «антихрупкость») и другие разработки в сущности своей не опровергают диалектики как общей методологии познания развивающегося мира, а дополняют и совершенствуют ее. Сегодня нужно детализировать объяснение развития. И теперь это можно делать более подробно, причем, не впадая ни в сакрализацию развития до искусственного «обволакивания» теории развития «тайной» (пока там «тайн» в смысле непознанного и без идеологической искусственности хватает), ни, напротив, не впадая в идеологию анти-развития и крайности отрицания развития на волне антидиалектики и антикоммунизма.

Примечание 5. Все существующие разновидности процессов развития могут быть разбиты также на классы – по уровням организации материи и идеи, по отдельным характерным признакам развития (в том числе по характеру неопределенности) – как применительно к индивидуальному, так и к историческому типам процессов развития.

Виды, классы и типы процессов развития возможно отличать при помощи дополнительных условий с учетом диалектики общего и единичного и диалектики свойств развития. Формирование классификаций процессов развития выходит за рамки данной работы.

Однако необходимо понимать, что формирование классов – это результат процесса эмпирического исследования феноменального уровня, за которым должно следовать осмысление и формирование типологий как результата теоретического исследования, уходящего на уровень детерминации процессов развития, их сущности.

Кроме того, важнейшим моментом становится понимание того, что научные (эмпирические и теоретические) результаты, в том числе классификации и типологити – есть всегда а) рациональная б) абстракция. Она исходит из реального (конкретного) объекта и в реальный же (конкретный) объект должна быть обращена. Аутентичное воспроизведение объекта в его конкретности достигается лишь посредством конкретного в себе мысленного синтеза, ориентированного на конкретный в себе объект (через посредство восхождения от абстрактного к конкретному в прикладных исследованиях).


§ 30. Всякий процесс и вся процессуальность бытия, движение как таковое, имеет двойственную (корпускулярно-континуальную) природу, заключающуюся и раскрывающуюся в диалектике и органической взаимодополнительности прерывности и непрерывности, которая конкретизируется в диалектике прерывного и непрерывного относительно всех типов процессов[131]. Это относится ко всем типам процессов – процессам взаимодействия, процессам изменения (функционирования), процессам развития на каждом без исключения уровне организации в природе, включая идеальные конструкции, то есть также включая развитие как творчество, мышление и постижение реальности в конкретных его организационных формах – развитие идеальных объектов, таких как теории, мировоззренческие системы, идеологические системы, рациональные прикладные проекты, информационные поля всех типов и видов.

Кроме классических волн существует также организационный аспект корпускулярно-волновой структуры (связи) природы в виде фракталов[132].

В целом существует определенная гармония и эстетика процессуальности, гармоничность собственно процесса, его специфическая симметрия сочетания равновесия и нарушения равновесия, в том числе гармония и эстетика развития, гармония развития. В нем есть также собственно гармония и эстетика равновесия, и гармония и эстетика неравновесия, неравновесных состояний и процессов (в частности, в метастабильных состояниях, в управляемом хаосе).

Примечание 1. Впервые данный феномен осмыслен в физической науке – в виде корпускулярно-волновой природы электромагнитных волн. Однако двойственность природы процессов является универсальной для всех типов процессов во всех материальных и идеальных средах[133].

Полномасштабные дескриптивные исследования двойственной природы процессов являются предметом более широких исследований. Однако здесь целесообразны некоторые важные иллюстрации, которые одновременно являются методологическими основаниями данного исследования.

Пример 1. Двойственную природу имеет процесс осуществления человеческой социальной истории. Последняя есть непрерывный поток, испытывающий колебания, и одновременно – корпускулярная конструкция возникновения, формирования, развития, функционирования, взаимодействия и гибели отдельных материально-идеальных образований – цивилизаций (корпускул). При этом одновременно осуществляются волновые процессы (динамика численности населения (волны рождаемости), миграционные волны, экономические волны и циклы, технологические волны и циклы и т. д.)

Пример 2. Двойственную природу имеет формирование и развитие каждой материально-духовной культуры. Процесс от возникновения и формирования, через развитие, функционирование и взаимодействие с иными культурами и до ее гибели является непрерывным, колебательным, но имеющим в себе некоторые постоянные основания в виде сформировавшейся на ранних стадиях становления традиции. Одновременно и сама культура, и идеальные (духовные) образования в рамках культуры являются дискретными, корпускулярными – материальные воплощения культуры в виде конкретно-исторических форм организации социального бытия традиции (организация поселений, типы и формы организации материальной деятельности, организационные формы бытия в виде экономики, права, политики и т. д.) и идеального бытия традиции (мировоззрения, системы ценностей, мораль, идеологии, научные теории, языки, эстетика и т. д.).

Одной из возможных понятийных моделей, способных отображать формы идеального бытия, является понятие «фрейма» (М. Минский) как структуры, организующего начала, свернутой в себе традиции[134].

Пример 3. Рациональное понимание объекта есть идеальное конструирование моделей реальности, достаточно адекватно отражающих те или иные свойства изучаемого объекта доступных мыслящему человеку. Это является проявлением корпускулярности процесса познания. Одновременно познание как возникновение рациональных систем имеет и континуальный компонент своей процессуальности в виде научных традиций (школ), может быть представлено как последовательность колебательных циклов. Причем, можно говорить о двух типах циклов рационализма – малых и больших. Малые циклы (колебания рационализма внутри данной культуры, данной традиции) есть развертывание и модификация определенного культурного типа рациональности или некоторой традиции, исходя из ее оснований (индивидуальное развитие). При этом происходят своеобразные колебания самой формы рациональности и отношения к рациональности, связанные с переходом к исследованию новых объектов реальности. Эти циклические колебания, в том числе от рациональности к иррациональности, впадения в крайности рационализма и антирационализма, являются внешним проявлением глубинных причин, скрытых в комплексности, дополнительности различных сторон человеческого духа в рамках данной его формы, мировоззренческих оснований и определяемой этим многоплановости познавательного процесса. На этой основе можно выделять и анализировать этапы развития рационализма в каждой культуре (например, в Европе – архаика, классика, модерн, постмодерн), различать исторические типы рациональности (в европейской культуре – начиная с древней Греции и Рима, средних веков, Нового времени, через рациональность Канта, системы Гегеля и Маркса, негативную диалектику, неокантианство, интуитивизм, позитивизм, герменевтику, феноменологию, постструктурализм, постмодернизм, эволюционную эпистемологию и другие к сегодняшнему состоянию), искать основания и причины множественности типов рационализма в каждую и, в том числе, в современную эпоху. Большие (культурологические) циклы эволюции рационализма связаны с доминированием той или иной культуры или (минимум) мировоззренческой традиции со всей совокупностью присущих ей типов традиций рационального освоения мира в ту или иную планетарную эпоху. Это смена культурных типов рациональности, которая составляет собственно историческое развитие рациональности как человеческого свойства. В каждую культурную эпоху человечества нормы рациональности оказываются своими, оптимальными в данной познавательной системе. Меняются не только картины мира и научные парадигмы, но происходят культурологические колебания доминирующих типов традиции рациональности, культурологические циклы, обусловленные включенностью разума в социально-культурный контекст. Кризисы типа рациональности (малые циклы) случаются чаще (короткие циклы), крупные культурно-рациональные кризисы – реже (длинные циклы). Последние обычно связаны со временем жизни культур как цивилизаций. Такой кризис рационализма определяется кризисом цивилизационно-культурной целостности. Введение в рассмотрение больших циклов рациональности объясняет и современную ситуацию, когда человечество имеет дело не с кризисом рационализма или его крушением, а с культурологическим кризисом европейского типа рационализма, с кризисом ново-временного типа европейской рациональности, ориентированного на буржуазную (индивидуалистическую) модель социальности и рациональности[135].

Примечание 2. Полагание природы процессуальности как двойственной открывает дополнительные методологические возможности и расширяет объяснительный потенциал спекулятивных конструкций в осмыслении диалектики прерывности и непрерывности: корпускулярность позволяет рассуждать о возникающих и исчезающих локальных мирах, о возникновении нового, о творчестве, организационных (синергетических) эффектах, скачках, переходах количества в качество, а длительность (континуальность) позволяет говорить о непрерывности, преемственности и памяти, волнах и циклах в процессах развития. Задача заключается в том, чтобы верно понять сферы и границы применения этих концепций и полностью развернуть их возможности. Особенно это относится к процессу развития, в котором можно выделить корпускулы развития и волны развития.

Корпускулы развития в конкретных объектах это «энергетические импульсы» развития, собираемые определенное время энергетические ресурсы (разной природы), которые периодически реализуются в виде достаточно кратковременных «толчков». Это может быть технологический толчок – и последующее развитие в виде цикла Кондратьева, это может быть финансово-экономический толчок в виде катастрофических созидательных либо разрушительных процессов, это может быть возникновение нового биологического вида, имеющего набор свойств, который в некоторую эпоху за достаточно короткое время делает его основным хозяином планеты. «Толчок» достаточно сильно локализован (корпускулярен) во времени, тогда как последствия «толчка» длятся дольше по времени, реализуясь во всех возможных аспектах и позволяя тому или иному развивающемуся объекту благодаря его новому качественному состоянию максимально полно и эффективно подчинить себе ресурсные пространства. Причем, «толчки» могут носить как прогрессивный, так и регрессивный характер.

Однако «толчок» не является некоторой нерегулярной случайностью, но является элементом взаимосвязанного волнообразного процесса, который совершается с различным периодом и амплитудой. Движение в будущее (распространение нового качества или свойства во времени) в целом осуществляется как волна. То есть, накопление энергии для «толчка», наступление толчка, реализация последствий толчка несет в себе двуединую корпускулярно-волновую природу. Последовательность «толчков» во времени, их природа, характер, параметры для конкретного развивающегося объекта определяются сочетанием множества факторов внутреннего и внешнего свойства.

Примечание 3. Колебания как эффект процессуальности требуют специальных исследований. Это относится к необходимости расширения объектной области, поскольку в исследовании многих сфер реальности колебания попросту не предполагались. Это относится и к философскому и научному объяснению природы колебаний, корректному распространению объяснительных конструкций на конкретные процессы и объекты. Это относится к специальным направлениям исследований, уже доказавшим свою методологическую значимость и перспективность, таким как теории автоколебаний. По существу, единственной философской и научной концепцией, достаточно аргументированно и полно объясняющей колебания (включая цикличность, повторяемость), является диалектическая концепция единства и борьбы противоположностей, в разных версиях представавшая в различных философских системах и культурах (от концепта инь-ян до диалектики Гегеля и Маркса).

Основной интерес представляет осмысление колебательных процессов как объяснительной конструкции по отношению к самым разным типам процессов в материальной и идеальной действительности. Поскольку колебания достаточно универсальны, причем, в реальности часто реализуется одновременно несколько типов колебаний, которые накладываются друг на друга, создавая эффект резонанса, интерференции и т. п.

Однако есть более фундаментальные типы колебаний – колебания типов процессуальности в одном объекте в процессе его развития. Например, переход от статики к динамике, от функционирования к индивидуальному развитию, от одного к другому виду индивидуального развития, от одного к другому виду исторического развития и т. д.

Причем, как в неживой природе, так и в живой природе, в обществе, в идеальных объектах есть как поперечные, так и продольные волны вещества, энергетики, информации. Так, в обществе поперечные волны описывают пульсации активности (от нарастания к затуханию), пульсация пассионарности, жизненной энергии. Одновременно (и в результате их) происходят пульсации в виде продольных волн – формирование новых материальных и идеальных объектов и их разрушение, формирование процессов и их разрушение, колебания типов процессуальности в объекте.

Исследования колебаний, развитие теории автоколебаний важны также как компонент методологии исследования колебаний количества и качества, в частности, для разработки динамической модели колебаний количества-качества во всех сферах природы, общества, идеального.


§ 31. Основные характеристики и основания развития конкретного объекта как процесса (процессуальные характеристики развития): а) последовательность состояний развивающегося объекта (этапов развития); б) интегральный характер процесса развития по отношению к изменениям, его составляющим; в) преемственность процесса развития и наличие в них памяти; г) необратимость процесса развития; д) кумулятивность (направленность) процесса развития.

Данные характеристики развития специфическим образом проявляются в индивидуальном и историческом типах развития.

Примечание 1. Предшествующее состояние развивающегося объекта и его окружения непосредственно определяют следующее состояние объекта, то в свою очередь – следующее и так далее. Процесс развития – суть последовательность таких состояний. То есть, элементная база, тип взаимодействия (комплекс взаимодействий) и характер организации нового состояния развивающегося объекта возникают лишь на базе предыдущих элементной базы, взаимодействий, характера организации, новые типы взаимодействий на основе старых, новые объекты и типы объектов – на основе старых, более высокие уровни организации материального и идеального – на базе предыдущих. Необходимое условие – предыдущее состояние должно нести в себе достаточные онтологические основания для перехода в следующее состояние.

Не существует состояний развивающихся объектов, типов взаимодействий, не связанных с предыдущими состояниями (и типами взаимодействий), не вытекающих их них; всякое сущее естественным образов происходит из предыдущего и последовательность состояний может быть познана и объяснена наукой естественными способами.

Важный момент – всегда необходимо соблюдать принцип корректности выделения развивающегося объекта, не смешивая в одном анализе различные объекты или объекты по различным основаниям.

Эта характеристика развития, являясь внешне простой по содержанию, выражает его первичное и фундаментальное свойство. По другому это свойство можно выразить следующим образом: не существует беспричинных объектов, возникших «ниоткуда», без связи с предшествующими состояниями. Эта позиция естественным образом противостоит концепциям креативизма, в том числе религиозным. Данный подход противостоит и концепциям панспермии, в том числе в объяснении происхождения жизни на Земле, так как, например, в случае доказательства версии о внеземном происхождении жизни он предполагает наличие последовательностей состояний в других мирах, в предшествующие эпохи становления Метагалактики, не снимая проблемы познания развития. Естественно, это относится и к возникновению и эволюции разума, а также различных идеальных конструкций, в том числе созданных людьми.

Отсутствие «связующих звеньев» в тех или иных цепочках может означать либо отсутствие научного знания об этом, либо – отсутствие таких звеньев и ошибочность выстраиваемой последовательности (например, линия происхождения человека от обезьяны до сих пор не имеет достаточного числа последовательных состояний и далека от реконструкции).

Информационные связи между объектами и состояниями объектов (между их прошлым, настоящим, будущим) могут воздействовать на процессы развития и развивающиеся объекты, однако – не нарушая и требуя соблюдения данной объективной закономерности последовательности состояний (подробнее см. Глава 6).

В целом существование логики процесса развития, «порядка процессуальности» – это самостоятельная научная и мировоззренческая проблема, связанная, в частности, с направленностью развития, логикой процесса смены состояний, целеполаганием со стороны разумных субъектов в процессе управляющего воздействия на развивающиеся объекты и т. д., о чем в различных отношениях речь пойдет в последующих разделах.

Примечание 2. Интегральность процессуальности развития есть проявление системного характера организации природы. Процесс развития также представляет собой системное соединение совокупности изменений различных (разрозненных) процессов в отдельных компонентах объекта (как системы) и формирование некоторого единого (системного по характеру процесса) тренда. Тренд развития (система-процесс) подчиняет либо уничтожает отдельные процессуальные характеристики и изменения, действуя в полном соответствии с набором свойств системы-объекта, известным из теории систем: свойства интегрального процесса не тождественных арифметической сумме свойств интегрального процесса; подчинение свойств элементов свойствам системного процесса; формирование новых свойств процесса, которых нет в каждом элементе (отдельном процессе); появление в элементах (процессах) новых свойств, которых нет у этих процессов в свободном состоянии; каждый вид и тип процесса развития уникален; процесс развития имеет тенденцию к экспансии – вовлечению в себя максимально большого количества процессов и ресурсов и т. д.

Как правило, в начале процесса развития он формируется как некоторая группа разно-возможных (имеющих разный потенциал) трендов развития, среди которых выявляются один, два и более (в зависимости от сложности объекта) доминантных тренда. В случае, если доминантных трендов остается более одного и на этапах развертывания процесса, то они сосуществуют и взаимодействуют, причем, порой достаточно длительное время, проявляя собственные характеристики и эффекты результатов взаимодействий. Яркий пример – сосуществование трендов нескольких технологических укладов с присущими каждому из них внутренними закономерностями. Другой пример – сосуществование нескольких социально-экономических укладов формационного типа (первобытнообщинного, рабовладельческого, феодального, капиталистического, социалистического – в европоцентрических странах, других типов и последовательностей – в иных цивилизациях) в разных пропорциях в разных обществах, в том числе в современных. Аналогичные примеры можно найти в развитии космических, биологических, социально-культурных, идеальных (мировоззренческих, информационных, интеллектуальных, научных) развивающихся объектов.

Выделение одного интегрирующего тренда развития есть проявление линейного типа развития, нескольких трендов – многовекторного (несколько ветвей эволюции или индивидуального развития) или нелинейного (сложнонаправленного) процессов развития.

Основой эффекта интеграции процесса в процессе развития, появления трендов является интегрирующее действие нового типа или вида взаимодействия (структуры), определяющего данный процесс (этап процесса) развития.

Кроме того, интегральный характер процесса развития обусловливает наличие лишь нескольких (дискретных) устойчивых состояний, но не непрерывного их спектра. Это не позволяет «немного подправить» процесс. Как правило, «подправить» оказывается не чем иным, как перенаправить процесс в направлении иного метастабильного состояния либо разрушить процесс и объект. Поэтому вклинивание в процессы развития всегда чревато серьезными трансформациями.

Дополнение: Развитие есть тонко настраиваемый и слабочувствительный процесс. То есть, настройка процесса доходит до филигранности, вследствие чего процесс оказывается слабо чувствительным в пределах некоторого тренда либо состояния. Это не значит, что процесс развития не поддается управлению и регулированию, однако при регулирующем воздействии (в том числе внешнем и направленном) объект и процесс всегда и с неизбежностью переходят в иное (новое) дискретное состояние, которое по группе параметров может оказаться весьма далеким от первоначального состояния.

Примечание 3. Преемственность есть основанность объекта (типа объектов) более высокого уровня организации на ресурсах объектов предшествующих уровней организации. В отношениях между объектами более высокого и низкого уровней организации это проявляется двояко: применительно к объекту более высокой организации это проявляется как способность усваивать, поглощать, накапливать, «переформатировать» материальные, энергетические и идеальные ресурсы более низкого уровня организации для собственных целей функционирования и развития; применительно к объекту низкого уровня организации это проявляется как способность являться базой («усваиваемым ресурсом») для более высоких уровней организации, обладать способностью к системообразованию. Новое при этом, естественно, влияет на то старое, которое включает в себя, но системным образом – не линейным методом обратной связи, а методом системной (гармонической, фрактальной, нелинейной и т. д.) обратной связи.

Из методологии науки известно, что объяснение одних и тех же феноменов возможно на основе различных теоретических парадигм и моделей, причем, они иногда альтернативны, но наиболее важны и интересны случаи, когда они взаимно дополнительны, поскольку это позволяет сделать объяснение более объемным, всесторонним и тем самым аутентичным. В интерпретации преемственности особенно важны три подхода – системный, информационный и синергетический.

В интерпретации с точки зрения теории систем преемственность есть взаимная обусловленность элементов и системы, невозможность осуществления, функционирования и развития системы без и вне элементов, основанность системы на элементах и их типах взаимодействий. Одновременно, появление на основе свойств элементов и присущих им взаимодействий новых свойств, наследуя свойства элементов («преемствуя» их). Это относится к вещественным, энергетическим и информационным компонентам взаимодействия. В этой интерпретации каждый последующий шаг усложнения системы (типа системы) основывается на предыдущем, «снимая» его (в смысле Г. Гегеля), тем самым выступая ее преемником.

В информационной интерпретации преемственность есть накопление периодически возникающей в процессе развития (творчества, возникновения нового, в том числе нового знания, инноваций) новой информации, способность к ее актуализации и использованию. В этой связи процесс развития есть не просто последовательность наследуемых состояний, но такая последовательность, которая обеспечивает и обеспечивается сохранением, способностью актуализации и использования предыдущей информации, что и является памятью системы. Память системы бывает двух типов. Память первого типа предполагает непосредственное участие в передаче информации вещественно-энергетических носителей (например, гены), имеет характер программы развертывания информации, осуществляется посредством близкодействия (непосредственной передачи). Память второго типа имеет идеальный характер, предполагает наличие носителей, способных оперировать информацией на основе идеальных конструкций, передается с помощью идеальных форм (например, язык, культура, жизненный опыт), не предполагает жесткого программирования, осуществляется посредством дальнодействия (опосредованной передачи). Дальнейшее – предмет исследований. Эти типы памяти присущи, соответственно, индивидуальному и историческому развитию. Память системы есть процессуальная характеристика, потому она имеет все свойства процессуальности (см. выше, особенно важно понимание диалектики корпускулярности и континуальности). В стратегическом и оперативном управлении используются различные информационные параметры и различные типы памяти (подробнее см. Гл.5).

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Развитие объектов. Наука управления будущим (Александр Селиванов, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я