Жизнь проклятой королевы. Часть 1 (Д. Д. Светлова, 2018)

Вы когда-нибудь были Королевой Всех магических существ и в добавок причиной угрозы миру людей? Так себе, скажу вам, чувство, да и королевой быть тоже, как-то не очень. Все возмущаются, свергнуть пытаются, грузят ответственностью за их жизни… Кошмар, да и только. Но, я – оптимист и ищу во всем плюсы! Престиж имеется, уважение и власть, само собой, ну, а самое главное – семья. Большая, клыкастая, иногда вредная, но своя.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жизнь проклятой королевы. Часть 1 (Д. Д. Светлова, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог

«Как светло. Туннель? Что здесь происходит?

– Не ищи ее… Не надо… Рано ведь…»

Настя снова проснулась посреди ночи, в холодном поту, от собственного крика… с чувством страха не покидающим ее давно.

«Опять этот сон, уже два месяца, одно и то же. Сначала темнота, потом ужасно яркий свет и тихий шепот не известного мне голоса. Всегда, когда я слышу этот голос, страх охватывает меня, и я просыпаюсь с бешено колотящимся сердцем. Он повторяет всегда одни и те же слова, но о чем он? Что хочет сказать мне? Что меня ждет? Почему же я не могу задать эти вопросы голосу?» – думала Настя, вставая с кровати.

Она пошла босиком по холодному полу прямиком на кухню. Шла медленно, размышляя над своим сном, который никогда ни чем не заканчивается.

«Мне очень страшно… Не хочу видеть этот кошмар… Но почему же я боюсь? Чего я боюсь? Почему чувство, как будто что-то злое надвигается на меня?»

Девушка зашла на кухню, включила свет, и сев на стул, стала смотреть в окно.

– Ну почему же так страшно? Что должно случиться? Почему так сложно сказать, кого я не должна искать? Почему я, вообще, думаю, что что-то случится? Может это просто навязчивый сон, как идея или я все же сошла с ума?

Настя не могла больше спать, на часах два часа ночи и сна ни в одном глазу. Так уже целых два месяца, она просыпается в одно и то же время, из-за одного и того же сна…

– И что мне делать? – спросила Ася саму себя. – Пойти к Рите?


Глава 1

Анастасия.

Я сидела за огромным круглым столом, и пила чай с мелиссой. Рита сидела напротив и зевала.

– Что опять сон? – спросила она.

– Да, Ритуся. – грустно ответила я.

– Я же тебе говорила, переезжай ко мне! Вдвоем не так страшно, да и бежать ко мне, на край города не надо. А ты нет, да нет, – возмущалась подруга.

– Ну, Ритуся, не злись, – по-детски сказала я и улыбнулась. – Ты же знаешь меня, да и тебе будет неудобно, – заметила я и взяла конфету.

– А почему неудобно-то? Очень даже удобно! Всё подруга, завтра берешь все не обходимое и ко мне! Возражения не принимаются! А то если ты, ко мне еще раз приедешь, чаек ночью попить с конфетками, то ты растолстеешь и выешь мне мозг, поэтому поводу!

Я поперхнулась чаем и у меня чуть не выпала конфета изо рта.

– Ничего я не толстая!

– Пока нет, – злорадно сказала Рита, – Но еще пара набегов на мой фонд конфет и все, – развела она руками, – Скажешь привет спортзалу с диетой и попрощаешься с радостью глаз и прелестями жизни! – вскочив со стула и забрав вазочку с конфетами, Рита, как истинный предатель, убежала в свою комнату.

Я осталась одна в небольшой гостиной. Решила не бежать за ней, все равно гиблое дело, сейчас в одно лицо все конфеты съест и вернется. Я решила рассматривать интерьер и так уже знакомой мне комнаты. Здесь имеется маленький диванчик, он аккуратно стоит возле стены, напротив него висит огромная плазма, а под ней стоит электрический камин. Рита любит включать его и садиться на пол, укутавшись в плед, чтобы помечтать. В комнате, достаточно большое окно, закрытое занавесками фисташкового цвета. Рядом с ним стоит стол, за которым я сейчас сижу, а за моей спиной стоит не большой шкаф из красного дерева. Так же в комнате есть стеллаж, рядом с диваном, но не очень близко. Рита, очень много читает, она с грустной улыбкой всегда говорит: «Книги – это мой мир!»

В гостиную вошла Ритка, в руках держа платье и туфли, а вазочки что-то не наблюдается.

– Ты куда вазочку дела? Не уже ли так увлеклась, что и ее съела?

– Нет! Я не ты, чтобы съедать все, что вижу!

– Ну, ты и злыдня!

Рита рассмеялась и покрутилась передо мной.

– Ну как? – спросила она.

Ритка уже успела не только мои конфетки съесть, но и переодеться. Она стояла передо мной в черном свободном топе, в обтягивающие кожаные джинсах, такого же черного цвета и в ботильонах, которые мне очень нравятся.

– Куда ты такая красивая намылилась?

– Не я, а мы подруга! Мы! – весело ответила Рита. – Вот, пожалуйста, платье и туфельки. Я их, не давно, купила, еще ни разу не надела!

Я посмотрела на то, что держала в руках подружка: в одной руке, у нее было красивое голубое платье, в другой, такие же красивые туфли белого цвета на высоком каблуке. Я, конечно, люблю каблуки, но чувствую, что эти не осилю.


***

Я стояла и смотрела на себя в зеркало, а Рита колдовала над моими волосами, выпрямляя их плойкой. Платье, которое Рита подобрала для меня, несомненно, очень мне шло. Но Ритка, как всегда в своем стиле! Платье очень короткое, и поэтому я, не вольно, пыталась оттянуть его вниз.

– А ну, хватит платье мне портить!

– Ритка, оно очень короткое!

– Спокойно! Оно же тебе очень идет, ну и что, что короткое, зато красивое!

– Нет, я не выйду в этом на улицу! – уперлась я.

– Ещё как выйдешь! А ну марш из квартиры на улицу! – скомандовала подруга.

Я надулась и по-прежнему отказывалась появляться в этом на улице. Поэтому коварная девушка по имени Маргарита схватила меня за локоть и вытолкала на лестничную площадку. Пришлось аккуратно спускаться вниз. Думала гордо уйти первой и не ждать Риту, но эта особа, пока я спускалась с третьего этажа на второй, успела закрыть дверь и обогнать меня, также попутно крича:

– Давай быстрей, улитка! А то, самых красивых мальчиков разберут!

«Вот как она, так спокойно бегает на каблуках?»

Как только я вышла на улицу, Рита запрыгала вокруг меня, и чуть не сбив с ног, пропела:

– Как же хорошо, Аська!

– Да, летом всегда хорошо. Ну, куда пойдем? – спросила я, хотя знала, куда эта певчая душа меня потащит.

– В клуб! – решительно ответила Рита и взяла меня под руку.


***

В клубе было шумно и дымно, и очень много народу, хотя чего можно ожидать, когда на дворе лето и воскресенье? Мы еле пробрались к барной стойке, через танцующую толпу, запрыгнули на круглые стулья и заказали по коктейлю. Музыка гремела, люди смеялись. Ритка убежала танцевать с каким-то качком, а я сидела и смотрела на них, потягивая свой коктейль. Вдруг ко мне подсел паренек.

– Привет! – крикнул парень.

– Привет!

– Меня Глеб зовут!

– А меня Анастасия, – несмотря на него, ответила я. Только отвернулась, а Риту уже из поля зрения потеряла.

– Кого ты ищешь?

– Подругу.

– Пошли, потанцуем? Вдруг твою подругу увидим!

В клубе было достаточно темно, и я не могла разглядеть лицо Глеба, но почему-то, подумалось, что он симпатичный.

– Ладно!

Глеб взял меня за руку и повел танцевать. Вдруг краем глаза я увидела Риту. Она ругалась с какой-то девчонкой, и почти все кто был поблизости, смотрели на них.

– Чего застыла?

– Иди, танцуй без меня, я подругу нашла, – отмахнулась я от парня и направилась к Рите. Подойдя ближе, я услышала, что та девушка кричит на неё.

– Ты танцевала с моим парнем! Не стыдно, овца? – вопила, изрядно подвыпившая, девушка.

Качок с наслаждением наблюдал за этой сценой, как будто этого и добивался. Хотя кто его знает? Рита смотрела на девушку с вызовом и выглядела, как воительница.

– Со своим кабелем разбирайся! А ко мне не лезь! – кричала обычно спокойная Рита, которая была очень зла.

– Ты кого кабелем назвала?

– Твоего дружка!

Я не понимала, что могло ТАК сильно разозлить Риту? За все четыре года дружбы, Рита только один раз проявила агрессию, и то только когда помогла мне отвязаться от вредного пацана…

Нам было по пятнадцать лет. Неизвестный парень, из соседнего двора, престал ко мне со своими не пристойными шуточками. Рита, проходила мимо и пришла мне на помощь. Она пыталась достучаться до него словами, но парень в грубой форме послала ее и оттолкнул. Рита упала на асфальт и ободрала коленку (я все отчетливо помню), а парень над ней посмеялся, тогда то, Рита и одарила его взглядом полным злости и ненависти. Не думаю, что она рассчитывала, как, будто это подействует, но когда он увидел ее глаза, то испугался и впал в ступор. Все это происходило на дороге, по которой я обычно ходила домой. Тогда мы не жили в Петербурге, в Петербург мы отправились с Ритой учиться, но я уже через полгода вылетела и устроилась работать секретаршей в не большую кампанию. Ну, а Рита – молодец, она и дальше продолжает учиться, как бы тяжело не было. Она будущая журналистка.

Рита воспользовалась моментом и, схватив меня за руку, повела в неизвестном направлении, но не успели мы пройти и двух метров, как парня сбила машина. Она неслась, на огромной скорости… Мальчика сбило насмерть, ему нельзя было помочь. А машина, сбившая его – пропала. Просто исчезла. После этого случая мы не виделись почти пять месяцев, но встретились в кафе, по воли судьбы. У Риты была депрессия, она винила себя в смерти мальчика. Я не понимала почему, пока она не рассказала, что её бабушка ей сказала: «Твоя прабабка тоже была такой же, как ты – ведьмой! Убила мальчишку не за что!» После этих слов она закрылась в своей комнате и умерла. Рита не пошла на похороны. Не смогла.

Встреча в кафе и эта жуткая история сплотили нас, сделав лучшими подругами. Поэтому, когда Рита рассказала мне, что боится теперь саму себя, ведь вдруг бабушка не ошиблась, я пообещала ей, что больше никому не позволит ее разозлить. И сейчас я бежала к Рите, вспомнив о своем обещание.

– Рита, успокойся! Они того не стоят!

Рита посмотрела на меня странно, отчужденно, она, что-то прошипела, не сказала, а именно прошипела. Я ничего не разобрала, (да и почти не расслышала, кроме шипения, пугающего меня шипения) я хотела переспросить, что она сказала, но вдруг Рита выдернула свою руку, повернулась и ушла. Я была в шоке, но рассыпав оцепенение, побежала за ней. Но ее нигде не было. Куда же она пропала? Я на автомате достала телефон и позвонила ей. Но она не брала трубку. Может быть, она хочет побыть одна?


***

Маргарита.

Я выбежала из клуба, сама не понимая, что делаю. Я не помню, что происходило в нем. Я ничего не помню с момента как зашла в него. Почему мне так тяжело дышать? Как будто задыхаюсь. Все такое расплывчатое и не четкое… Что с моим зрением?

Я шла, не разбирая дороги, потом почувствовала, как ударилась плечом о твердую, холодную поверхность, решила, что это стена и прижалась к ней спиной. Схватилась за шею и стала судорожно хватать воздух ртом, но это не помогало. Я не хотела идти дальше, но почему-то пошла. Тело стало не управляемым, оно делало, что хотело, и было ощущение, что оно не мое. Запястья безумно болели, и я хотела до них дотронуться, но не смогла поднять рук. Я расплывчато увидела угол здания и медленно, пошатываясь, завернула за него, перед глазами все стало плыть еще сильнее. Я не смогла больше смотреть на прыгающие тени, поэтому закрыла глаза. Думала, остановиться хотя бы ненадолго, но ничего не вышло, я шла дальше, и глаза мне было уже не отрыть, веки не слушались меня. Вдруг, я почувствовала, что мне не просто тяжело дышать, я задыхаюсь! Даже не так, я не задыхаюсь, меня кто-то душит, и я ничего не могу сделать! Господи, я не могу вздохнуть!

Я хотела дотронуться до горла, но ничего снова не получилось, хотела закричать, но не смогла. Мои запястья, они, резко перестали болеть, и неожиданно что-то перестало душить меня, я смогла вдохнуть воздух. Но это продлилось всего секунду. Запястья больше не болели, они как будто горели! Я услышала крик и почувствовала, как упала и только потом поняла, что этот крик принадлежал мне. Кажется, я упала на асфальт, он холодный. Какая-то странная тьма окутала меня, и в глуби сознания стал раздаваться стук. Меня, вдруг, обдало странным могильным холодом, и я почувствовала, как чьи-то ледяные руки коснулись меня и подняли. Значит, это был не стук, а шаги, но они были такими далекими… Холод усилился, и я окончательно потеряла связь с реальностью…


Глава 2

Анжелика.

«Боже мой, моя голова, ее, что в чугун залили? Не надо было столько пить. Стоп! Где я?» – мысли весело пронеслись легким ураганчиком, и моя бедная головка затрещала еще сильнее, кажется, ей не понравилось, что я посмела думать.

Скинув ноги с кровати медленно села, рассматривая обстановку вокруг. Это оказался роскошный номер не известного мне отеля. А точнее я просто не помню его названия, видимо, хорошо вчера расслабилась. Я снова легла на кровать и закрыла глаза, так пролежала минут двадцать, пока в дверь номера не постучали.

– Открыто! – не думая крикнула я, хотя без понятия открыто или нет.

От собственно голоса в голове застучало. Но сил посмотреть, кого не легкая принесла, хватило. В проходе стоял красивый парень, спортивного телосложения, с черными волосами и морского цвета глазами. Имени я его не помню, но вот точно уверена, что он демон и это не в переносном смысле.

– Проснулась, красотка? – насмешливо спросил незнакомец.

– Ты кто? – спросила я. Парень захохотал.

– Да, примерно этого я и ожидал, но нельзя было чуть теплее спросить?

– Ты можешь не ржать, как конь? Голова болит.

– Простите, ваше величество, тварь бездушную, – отвесив поклон, сказал парень.

– Напомни-ка, как тебя зовут?

– Берджо.

– Друг мой, ответь мне, где мы?

– Не волнуйся, Лос-Анджелес покидать не изволили.

– Уже неплохо. А мир? – осторожно спросила.

– И мир тоже. – милостиво сообщил демон.

– А что за отель?

– Мой отель, – гордо ответил Берджо.

– Я не спрашивала, чей отель, – раздраженно отозвалась я, – Название скажи.

– «Сердце» – хмуро ответил он.

– Тупое название, – не обращая внимание на его тон, высказала свое мнение.

– Ну, простите! Какое есть!

Кажись, он разозлился. Все нужно сваливать. Я встала с кровати, и подошла к зеркалу. Из зеркала на меня смотрела девушка с бледной кожей, не много растрепавшимися рыжими волосами и зелеными глазами. В черном платье, чуть выше колена, с белым поясом.

– У тебя есть расческа?

– Нет.

– Ладно, и так сойдет. – сказала самой себе, поводив по волосам пальцами, надеясь их уложить, но это было бесполезно.

– Ты куда? – спросил Берджо у одевающей меня туфли.

– Друг мой, это же логично – домой! – спокойно ответила и захватила свою сумочку.

– Стой, а я?

– А что ты?

– Вообще-то, я думал, мы сходим в кино, – с серьезным видом ответил он.

– Ха-ха, как смешно, – сказала, уже покидая номер.

Не хватало, чтобы всякие тут… хотя не важно. Что-то вспыльчивая я в последнее время стала, уже на мало знакомого парня из-за того, что он на свидание позвал, злюсь. Определенно, нужен отпуск, ну или хотя бы бутылка бурбона и пачка сигарет, для начала, само собой. Я достала телефон и позвонила Стиву.

– Привет, забери меня. Я у отеля «Сердце», – сказала, дожидаясь ответа.

– Вообще-то, я тоже здесь.

– Ты же был во Франции! – вспомнила я.

– Был, но ты мне вчера сама позвонила. Сказала, что тебе нужна поддержка и опора…

– Все! Не продолжай, я поняла, что надо завязывать с клубами. Пожалуй, вызову такси.

– Ну, хорошо! Только ответь мне, как я должен был тебя сейчас забрать, если ты думала, что я во Франции? Не уже ли я должен был все бросить? Почему бы сразу было не вызвать такси?

– Как много вопросов! А что мне надо было Ларнею звонить? – раздраженно поинтересовалась, игнорируя вопрос про такси.

– Конечно! Он же твой… – Стив не успел договорить, потому что я его перебила.

– Заткнись! Да, я эгоистичная особа, которая думает, что к ней на край света все побегут! Это ты хотел услышать? Так вот обломись! Я вспомнила, что ты должен быть во Франции, только когда ты сказал, что ты в отеле! Ясно?!

– Да, угомонись ты! Как тебя Ларней терпит?

– Да, я вот тоже думаю, за что ему такое счастье?! – выпалила я и отключилась. С самого утра настроение испортят!


***

– Куда едем? – спросил не бритый мужичок.

– Знаешь, где находится сельский каньон?

– Вам к заброшенной базе?

– Да.

– Но это, же так далеко, – с фальшивой ноткой недовольства ответил водитель.

Как будто я не знаю, что максимум до него ехать час и это с учетом того, что будут пробки.

– Двадцать баксов, плюс чаевые и поехали, больше не дам, – сказала я и откинулась на спинку сидения.

– Хорошо, – широко улыбнувшись, ответил он. – Двадцать процентов мои.

– Да, без проблем.

– Вы не особо похожи на туристку, поэтому мне интересно, зачем молодой девушке ехать на заброшенную военную базу?

– Вампиров воспитывать. – буркнула я.

– У вас интересный юмор, юная леди, – смеясь, ответил водитель.

– Ага, а еще отвратительный характер и злой язык, поэтому давайте, я, любезно буду молчать, а вы не лезть не в свое дело, договорились?

– Вас понял. Молчу.

И так, нужно восстановить события прошлого вечера и желательно ночи… Но все, что я помню, это лишь, как приехала в клуб, встретила Берджо и все… больше ничего!

Ехали около часа, а может чуть меньше. Мутило, конечно, но все равно, немного поспала. Уже более-менее себя чувствую, но все же, человеческая личина не для меня, определенно.

– Выходите, мисс! – сказал мужичок, широко, улыбаясь.

Я протянула ему двадцать четыре доллара и вышла из машины.

– Спасибо! – крикнул мне вслед водитель.


***

Анастасия.

Я проснулась, вылезла из кровати и направилась в ванную. Чистя зубы, думала о Рите.

– И куда ее чёрт понёс? На звонки не отвечает, у родителей нет, у друзей тоже.

Выйдя из ванны, направилась готовить завтрак. Съев яичницу и выпив кофе, стала собираться на работу. И я, как всегда, опаздываю! Схватив ключи, выскочила на лестничную площадку, заперла дверь и побежала вниз. Бежала к автобусной остановке в надежде, что автобус еще не ушел. Но, как всегда, не повезло! Автобус укатил, своим маршрутом, забыв обо мне. Придется ловить попутку. До зарплаты неделя с хвостиком, а я уже на мели, на такси явно не наскребу. М-да, жизнь в моем маленьком провинциальном городке намного легче, чем в Петербурге.

Поймав машину, на удивление быстро, домчалась до работы с опозданием на тридцать минут. Все меня убьют! Работа секретарши не пыльная, но требует пунктуальности. Вбежав в здание, и молнией поднявшись на второй этаж, быстро заняла свое рабочее место. Из кабинета босса доносился ужасный крик! Все же, надо было дома спать, а не шататься по клубам. И так голова болит, так еще и начальник бушует. Кто ж там, так на косячил? Не успела я об этом подумать, как из кабинета выбежал разъяренный Павел Леонидович.

– Да, как так можно, Марина Владимировна?! – свирепствовал он.

Я вжалась в свое кресло, как будто кричали не на Маришу, а на меня. Марина смотрела испуганно-виноватыми глазами на Павла Леонидовича и готова была разреветься.

– Павел Леонидович… – заикаясь, проговорила она. – Я… виновата, но… я же, не специально! – готовясь зарыдать, выпалила она.

– Еще б ты специально! – выкрикнул начальник и развернулся ко мне. И смотрел он на меня очень зло, думаю, я влипла, и очередное опоздание мне не простят.

– Ну что, краса моя, где тебя носило? – фальшиво ласковым тоном спросил босс.

– Я… опоздала на автобус, потом ловила попутку… – виновато опустив глаза, начала оправдываться.

– Асенька, золотце, ты уже раз сто опаздывала на работу! И причина всегда одна! Придумала бы что-нибудь новенькое! Или, наконец-то бы, стала выходить пораньше! Знаешь, что, а иди-ка ты на все четыре стороны! Пиши заявление! Надоели вы мне, лодыри! Такая сделка сорвалась! – выл Павел Леонидович. – Пиши! – крикнул начальник и, схватив с моего стола лист, положил передо мной.

Ну, вот и всё. Допрыгалась… Смогла довести добрейшей души человека. Да у меня талант! Дописав, я придвинула заявление к начальнику и подала ему ручку. Он яростно выхватил ее и размашисто расписался.

– Иди в бухгалтерию, и получи расчет. Две недели можешь не отрабатывать, – отчеканил босс, развернулся к Марине, и вытолкал ее из приемной.

Я побрела на третий этаж в бухгалтерию с заявлением об увольнение. Получив расчет и не находя в себе сил отвечать на вопросы Светланы Васильевны, быстро удалилась, чтобы не разрыдаться. Никогда не думала, что буду плакать из-за работы, но чувствую это случиться. Все-таки, Рита права, я слишком эмоциональна. Спустившись вниз, я попрощалась с удивленным охранником и покинула здание.


***

Анжелика.

Когда машина развернулась и скрылась из моего поля зрения я подошла к разрисованному граффити зданию. Я стояла пред огромной, заброшенной нацистской базой, которую туристы почему-то не могут обойти стороной. Хорошо, что хоть сейчас нет вечно фотографирующих друг друга людей. По официальной версии, так сказать, де-юре, участок принадлежит властям города, но де-факто – это мое место, а также мистера Гардена, который является директором школы открытой мной для детей с мистическими способностями. В ней обучаются как сироты, которых испугались родители и бросили, так и дети из полноценных семей, родители которых платят за их обучение, потому что содержать школу только за счет моего ресторанного бизнеса трудно, да и платить мистеру Гардену тоже нужно. Дети не только здесь обучаются, но и живут, потому что к базе прилагались также бомбоубежище, бункер и водосборник. Саму базу переделали под школу, бункер под общежитие, а бомбоубежище под лазарет, потому что любят детишки так помагичить, что потом всей школой в больничку прямиком. А вот водосборник используем почти по назначению, детишки рады бассейну.

На здании имеется иллюзия, благодаря которой никто и не догадывается, что здесь не просто заброшенная, почти разрушенная, военная база, с не понятными яркими рисунками, а школа и по совместительству мой дом, а если точнее, под школой находится мой замок.

Иллюзия разрушилась, когда я ступила на первую ступень, и я уже стояла на пороге красиво отделанного здания. Сейчас в школе занятия и поэтому двери закрыты, но есть звонок, который я и использовала. Дверь открыла наблюдательница Джорджия эльфийского происхождения и не по эльфийски строгая. Увидев меня, растянула губы в улыбке и, поприветствовав, позволила войти. Школа вышла высотой в пять этажей, и мистер Гарден запросил отстроить ему кабинет на последнем, а я теперь мучайся, с головной болью поднимайся, потому что, видите ли, когда ученик, провинившись, шагает такую дорогу, то он обязательно должен осознать всю тяжесть ситуации. А у него в кабинете портал расположен, с помощью которого я могу попасть в замок, но, конечно, есть еще портал на поле. Но какое мне поле? Я до пятого этажа-то еле ползу. Поднявшись, прошествовала к кабинету директора и постучала, а то вдруг там провинившиеся имеются?

– Войдите. – прозвучал строгий голос.

Я впорхнула в кабинет и встретилась взглядом с мистером Гарденом, который сидел за темным, полированным столом.

– Анжелика, радость моя, почему такая помятая? Снова из клуба прямиком на рабочее место? Тягостно-то, не будет? – любопытствовал директор с издевательской улыбочкой.

– Друг мой, как может быть, в тягость правление? – улыбаясь, подошла к столу и села на рядом стоящий стул.

– Ну, поболтаешь со мной или радостно побежишь на престол? – деловито спросил он.

– Пожалуй, второе, – улыбнувшись, ответила, – Не обижайся только.

– Конечно, Анжи, какие обиды? – пропел мистер Гарден с улыбкой на лице.

Люблю этого старичка, он всегда на позитивчике и всегда по-доброму надо мной издевается, а не злорадствует, как одна белобрысая зараза. Я ему улыбнулась в ответ и подошла к статуе Титании, королевы фей из произведения Шекспира «Сон в летнюю ночь». Она является проводником в замок. Мистер Гарден однажды спросил: «Почему под портал ты выбрала именно статую Титании, которая является, всего лишь, литературным персонажем? Я не вижу здесь никакой, так тебе любимой, символики». Но не говорить, же ему, что эта статуя для меня напоминание о том, как меня занесло слишком в далекое прошлое к Шекспиру и мы вместе с ним, под винцо, создали ее образ? Коснувшись нее, я транспортировалась в замок.

«Ну, наконец-то я дома!» – подумалось мне, когда я шла по освещенному факелами коридору к воротам.

Ворота открылись передо мной, и я вошла в тронный зал. В зале, в форме круга, находилось четыре трона, на которых раньше восседали старейшины, до тех пор, пока не появилась я – законная королева. Их было пятеро, и тронов, следовательно, тоже, но один я убрала, потому что пришло ко мне ведение нежданно, негаданно и заявило, что в моей свите будет только трое вампиров, поэтому пришлось отправить пятый трон в кладовку. Жалко было выкидывать такую работу. Зря, что ли мастера старались, рисунки защитные вырисовывали? Когда видение соизволит претвориться в жизнь, мне было неизвестно, поэтому я просто ждала. Но ждать долго не пришлось, потому что не прошло и года с момента окончания Великой войны, как я присоединила Рим и в качестве компенсации зато, что помогла князю Ирманду и, собственно, получила двух прекрасных вампиров, которые входят в мою свиту. Джинева Рекинс и Маркус Шторг. Маркус обратил Джину лет так восемьсот назад и получил при крайне интересный результат. Джинева была до обращения ведуньей. Они намного слабее ведьм, но если обратить ведьму в вампира, то она теряет связь с природой и именно из-за этого теряет свои силы, но как оказалось, если обратить ведунью, то можно получить вампиршу способную на низшего уровня, но проклятья. Она замечательный воин, как и ее создатель, который, по факту, шел с ней просто в комплекте из-за того, что он не мог оставить ее одну. Как-никак, единственная его дочь за тысячу лет.

Под потолком в тронном зале висела красивая хрустальная люстра, а сам потолок украшали фрески с ангелами и богами, не совсем подходящий дизайн для замка с вампирами, но, что хочу, то и творю, моя собственность всё же. У зала нет сплошных стен, в стенах балконы, которые ведут в комнаты замка. Где-то в метре от тронов, по правой стороне, идет лестница, она ведет на балкон, который расположен почти под самым потолком, с него хорошо наблюдать за всеми вампирами, находящимися в тронном зале. В замке было тихо, все вампиры заняты своими делами: кто спит, кто гуляет, кто работает. А я, пожалуй, сяду на свой любимый троник, который возвышается выше остальных, и позову одного вредного вампира:

– Ларней Джонсон, где тебя черти носят?

Через десять секунд передо мной престал высокий, худощавый молодой человек, с широкими плечами на которые спускались темно-светлые пряди вьющихся волос. Лицо у Ларнея красивое: темно-серые глаза, прямой нос, высокие скулы, бледно-розовые губы и мертвенно-бледная кожа. Аристократ – одним словом.

– Я тебе, что собака? – изогнув одну бровь, спросил он.

– Нет, что ты, любимый, если бы, ты был собакой, я бы обязательно посадила тебя на цепь и надела бы намордник, – невинно заметила я.

Ларней одарил меня испепеляющим взглядом и сказал:

– Что я в тебе, вообще, нашел?

В последнее время все чаще и чаще слышу этот вопрос от него, от посторонних, да если честно, и сама задаю этот вопрос себе. Тем временем, Ларней одним риторическим вопросом не ограничился.

– Ты язвительная, агрессивная особа, которая все время выводит меня из себя, а ты ведь только сейчас пришла! Я, определенно, мазохист.

– Ага, моральный. Бунты были?

– Нет-с.

– Ладно, тогда я спать! – заявила я нагло и поднялась с трона.

– Ты звала меня только ради этого? Просто, чтобы узнать были ли бунты, хотя ты сама прекрасно знала ответ! Хотя нет, ты наверняка позвала меня, чтобы мне нервы потрепать… снова! – крикнул Ларней.

– Ну, я же должна знать, хотят меня свергнуть или нет! – проигнорировала последние слова.

– А извиниться не хочешь? – язвительно спросил он.

– За что это? – удивленно вскинув брови, спросила, хотя знала, за что и даже в планах было извиниться. Даже речь подготовила, пока ехала в такси, но видимо, что-то пошло не так.

– Ты, не выносима, Анжелика!

– С кем поведешься того и наберешься!

Мы, молча, сверлили, друг друга свирепыми взглядами. Я, мысленно уже раз сто, расцарапала красивое личико Ларнея, но вот черт меня дернул, прочитать его мыли! Потому что, то что, я увидела, мне совсем не понравилось! Этот наглый вампир в своих далеких мечтах, с самодовольной улыбочкой привязывал меня, к моему же излюбленному трону, потужи, затягивая узлы. И само собой (наверное, каждый день мечтает!) он со злобной усмешкой, достает какую-то вонючую тряпку и затыкает мне рот, а в конце, злобно, раскатисто так, смеется, как он умеет. Такого я не ожидала! Не хорошо, конечно, лезть в чужие мысли, но я это сделала, и гнев уже зародился, поэтому меня понесло.

– Ах, ты, нечисть! Я тебя сейчас метлой огрею! – завопила я и у меня, действительно в планах исполнить данную угрозу.

– Что русская ведьма проснулась? – язвительно спросил Ларней.

– Заткнись, черт плешивый! – крикнула я и запустилась метлой в Ларнея.

Но, он, же вампир, да тем более древний, так что быстро увернулся от сего предмета. Но это, же я, а я так просто не сдаюсь. Метла, пролетев пару метров, развернулась и полетела на удивленного вампира, и как огреет его по лицу, а потом еще и еще…

– Анжелика! – взревел Ларней. – Убери от меня эту швабру!

– Во-первых, это не швабра, а метла. Во-вторых, сам виноват. – победно улыбнувшись, сказала я и залилась смехом, но его прервал возмущенный возглас Лара:

– Это еще в чем?

– Не уже ли ты забыл, кто мне ее подарил? – ехидненько спросила и снова стала смеяться под гневным взглядом Ларнея.

Конечно, а как тут не смеяться? Когда вампирчик с милой мордашкой безысходности, бегает от метлы, которая бьет его по месту, откуда у него ноги растут, а если Ларней пытается ее схватить, то еще и по лицу. Я полностью удовлетворенная результатом, позвала метлу к себе:

– Ладно, защитница моя, ко мне!

Метла послушно подлетела, а потом я отправила ее назад в комнату, откуда и вызвала. Кстати, метла у меня есть, но это не значит, что я на ней летаю. Ее мне любезно вручил Ларней (подарочек на день рожденья от шутника). Она у меня, все это время, без дела стояла в уголке, а он все спрашивал: «Когда оседлаешь то ее, любимая? Ну, или хотя бы пол ей подмети, а то стоит без дела». Вот и пригодилась! Все-таки, хороший атрибут – метла!

– Я надеюсь, любимый, ты понял для чего ведьмам метлы?

– Конечно, понял, чудовище! Чтобы лупасить ей ни в чем не повинных вампиров!

– Да, конечно! Прямо таки не повинных? Они, понимаешь ли, мысли о порабощении своей королевы допускают и смеют утверждать, что не повинны!

– Уже и помечтать нельзя!

– Молчи, холоп! Теперь, я надеюсь, миф о том, что мы на метлах летаем, развеян, не образованный мой?

– Не сомневайся, я уж теперь, точно так не думаю!

– Вот и отлично! И я надеюсь, ты понял, что меня лучше не злить?

– Да, понял я, понял! – обиженно проговорил Ларней.

– Не надо мне тут обижаться! Сам виноват, довел меня до белого каления!

– Да, как это у тебя получается?

– Что? – не поняла я.

– Сделать всегда, виноватым меня!

– Ха, это талант, друг мой, это талант! – улыбнувшись, ответила я.

И улыбалась я совсем не потому что, вампир получил по своей физиономии, а потому, что он уже не обижается на меня. Но единственное, что меня бесконечно расстроило, это то, что снова не получилось нормально извиниться перед ним. Голос Ларнея, выдернул меня из самотерзаний.

– Ты же помнишь, что вечером приду трансильванские вампиры?

– Конечно, как я могу забыть про них, когда их лидер сам Герман Бист! – мечтательно закатив глаза, произнесла я.

– А я то, думаю: чего это ты их в замок сама лично пригласила? – язвительно подметил Ларней.

– Мистер Джонсон, не ревнуйте! – ответила я и покинула зал, направляясь в комнату.

Зайдя в комнату, сразу направилась в душ. После душа забралась в кровать и моментально уснула.

…Я находилась перед не известным мне клубом, из него выбежала разъяренная девушка. Походка имела место быть пошатывающей. Она облокотилась об стену, потом обошла клуб и, пошатываясь, свернула, на мало освященную улицу. Я последовала за ней, сама не понимая зачем. Девушка была одета во все черное: черный топ, джинсы, ботильоны… Пока я ее разглядывала даже не заметила, что за нами пошел парень, он прошел сквозь меня нагоняя незнакомку…


***

Ну, здесь все ясно, как белый день, на мое бедное сознание опять напало видение и сейчас с огромным удовольствием будет его терзать. И, во что, вляпается эта особа? Мне не впервые приходят такие видения и всегда главные герои, во что-нибудь ввязываются и из-за них под угрозу попадает и весь мир, а мне потом помогай им. Скажу я вам, получается убойный котельчик, когда в человеке социопат и гуманист одновременно нашептывают, что делать. И ведь не знаешь, кого слушать! (А если честно, всегда побеждает гуманист).

Идя за парнем, я не могла разглядеть девушку, из-за его огромной спины, поэтому обогнала подозрительного типа. Я увидела, что девушка остановилась, потому что на ее руках вспыхнули татуировки, они стали полыхать огнем, и она вскрикнула от боли и потеряла сознание. Парень, который шел за девушкой, вдруг остановился, но не много погодя, двинулся к девчушке, он аккуратно взял ее на руки, стараясь не касаться татуировок, которые постепенно стали угасать. Что за тату не разглядела, но я уверена, что связаны с ее силой.

«И так, что мы имеем? Ведьмочка, достаточно взрослая, но не умеющая управлять собственной магией и вообще, она, кажется, и не знала о ней, пока, конечно, символы на руках не вспыхнули. М-да, чувствую, ждет меня веселье!» – рассуждала я, идя за парнем, который нес девушку к машине.

Кажется, я стала фантомным свидетелем похищения. Парень, открыл заднюю дверцу и положил туда ведьму. Я тоже забралась на заднее сидение и попыталась проникнуть в мысли похищенной. Успеха добилась. Вот девушка заходит в клуб со своей подругой, они садятся за барную стойку, к ним подходит парень, и спрашивает имя ведьмы.

– Рита, – мило улыбаясь, отвечает девушка на русском языке.

– А меня, Михаил. Пойдем, потанцуем?

– Пошли.

Он потащил ее в гущу людей, не прошло и двух минут, как вдруг к Рите подбегает, явно не адекватная особа, и хватает ее за волосы… Маргарита ударяет бестию, особа ослабляет хватку и Рита вырывается, а парень отходит в сторону и спокойно наблюдает за ними. Они начинают, кричать друг на друга, но я ничего не слышу, все плывет перед глазами… Черт, кажется, я просыпаюсь! Последнее, что я увидела это, как к Маргарите подбегает ее подруга, и я смогла увидеть ее имя: Анастасия.

***

Я проснулась, и первая мысль моя была: «Черт, и что это было? И когда меня выбросит, если я до сих пор здесь?»

– Обалдеть, уже полшестого! – увидев время на экране смартфона, воскликнула и резко села. – Так, во сколько там вампиры должны прийти? – вслух стала размышлять я, но мой отчаянный ход мыслей прервала вибрация телефона – это было сообщение от Ларнея: «Через сорок минут прибудут вампиры. Хватит валяться!»

Хреново жить с вампирами! Все всё слышат, все всё чувствуют, если блок не выставить, а без блока – прощай личная жизнь!

Я слезла с кровати и направилась к шкафу. Из шкафа достала черное платье в пол, с открытой спиной. Ларней не любил, когда я надеваю его, потому что у него была не только открытая спина, но и высокий вырез подола, до бедра. Ну, а я в свою очередь одевала его, как только предоставлялась возможность.

– С этим платьем нужно носить туфли на шпильках, но я ненавижу каблуки! – рассуждала снова вслух и предусмотрительно ослабила барьер, чтобы одно вредное создание побесить, – Но, черт возьми, придется мучиться!

Надев всё, посмотрелась в зеркало и достала блеск. Я за естественность, поэтому у меня не много косметики. Тем более, зачем вампирше, вообще, косметика? Накрасив губы бесцветным блеском и проведя по ресницам гелем, чтобы сделать их длиннее, посмотрелась в зеркало. М-да, мои паклы это что-то. Взяв расческу, принялась мучить свои рыжие пряди, а закончив, стала терзать их плойкой. Теперь все было идеально. Волосы кудрями струились по плечам, черное платье обтягивало фигуру, подчеркивая ее стройность, а макияж был не заметен, как я и люблю. Но все равно чего-то не хватает… А да, точно, радостного выражения на моем личике.

– Все теперь я готова! – вслух произнесла, смотря в зеркало на себя красавицу, для того чтобы заботливый Ларней, не надумал строчить мне угрожающие сообщения, утверждая, что я самая медленная вампирша в мире.

Спустившись на первый этаж, продефилировала к трону. Через несколько секунд, по левую руку, рядом со мной сел Ларней и сказал:

– Не смей строить ему глазки, Сэймус!

– А то что? – язвительности мне не занимать.

Но, Ларней не успел ответить, потому что ворота в зал открылись и его заполнили вампиры. Хм, их намного больше, чем я думала. В зале находилось около ста вампиров, во главе них был Герман Бист, очаровательный молодой человек. Так сколько ему там? Где-то двести восемьдесят девять? Да, с молодым человеком я загнула, но если вспомнить, сколько Ларнею, то можно назвать его, вообще, ребенком.

Мистер Бист обладает безграничным обаянием, все девушки сходят с ума только об одном упоминании его имени. Он высокий, крепкого телосложения мужчина, с бирюзовыми глазами, в которых прыгают чертики и с шикарными темного цвета волосами, которые завязаны в низкий хвост. Но, как, ни странно, на меня не действуют его чары, хоть я и делаю вид, что он мне интересен, но это только для Ларнея, нечего ему расслабляться! А вот Герман, видимо, всерьез думает, что я влюблена в него, и поэтому пытается командовать. Ха, не дождется! Я изящно перекинула ногу на ногу и заговорила:

– Рада вас видеть, друзья мои. Я надеюсь, мы сможем найти общий язык, и я смогу помочь вам!

– Мы тоже на это надеемся, ваше величество, – ответил Герман, смотря на меня и ухмыляясь.

«Чего это он ухмыляется?»

– Друг мой, вы можете, не обращаться ко мне ваше величество…

– Спасибо, Анжелика. – нагло перебили меня.

– Я не договорила. Вы можете, обращаться ко мне, просто, госпожа. – спокойно сказала наблюдая за исчезновением ухмылки. Теперь уж моя очередь ухмыляться.

Среди вампиров стали раздаваться легкие смешки. Герман злобно зыркнул на толпу и они затихли, а вот Ларней скатился во все тридцать два зуба, смотря на Германа взглядом победителя. Пусть порадуется. Герман повернулся, и его лицо стало не проницаемо. Я, добилась, чего хотела, Бист был в бешенстве. Я то, это точно знаю, как бы он это не скрывал. А что? Пусть побесится, самоуверенности может поубавиться!

– Ну-с, давайте вернемся к делу, – медленно проговорила.

– Само собой, королева, – сказал Герман.

«Не назвал госпожой – гордый».

– И так, друзья мои, условия нашей сделки таковы… – начала я, – Вы не убиваете людей, я даю защиту. Тем, кому некуда пойти, могут остаться в замке, комнат достаточно.

– А как вы будите защищать вампиров, которые не в вашем поле зрения? – задала вопрос какая-то вампирша.

– Хороший вопрос, дорогуша, и магия с легкостью его решает. Если вы, соглашаетесь с условиями, то вы проходите посвящение, и становитесь моими вампирами и между нами устанавливается телепатическая связь, такая же, как с создателем, только я буду чувствовать не то, как вы умираете, а то, как вам угрожает опасность, чтобы спасти вашу жизнь. Всё ясно?

– Да! – ответили все.

– Ну-с Герман, ты согласен потерять вампиров, чтобы спасти свою шкуру? – надменным тоном поинтересовалась я, форменно издеваясь над остатками гордости Биста.

– Да, королева, – скрепя зубами ответил он.

– Отлично! Кто-нибудь против?

– Нет! – крикнула толпа.

Я внимательно осмотрела всех вампиров и к каждому заглядывала в самые потаенные уголки сознания. Должна же, я все-таки знать, планируют они меня на костре сжечь или нет. Почти все были настолько напуганы, что пошли бы даже на сделку с дьяволом, хотя сделка со мной почти, то же самое, что и с Сатаной. Но даже, несмотря на это в толпе я насчитала двадцать три вампира, которые задумали мне здесь диверсию устроить. Я конечно за любой кипишь, кроме голодовки, но диверсий в моем замке не поддерживаю, хотя понимаю, что никому не нравиться, что власть у девятнадцатилетней меня. М-да, какие наивные! Как будто кучка вампиров способна убить меня. Самоуверенные глупцы, все им убийства подавай!

Я встала с престола и двинулась к вампирам, пока я спускалась по ступеням, разговоры в толпе стихли, а Герман напрягся. Я шла, не говоря ни слова, толпа расходилась передо мной, пропуская к неизвестной им, но так нужной мне, цели. Я остановилась перед девушкой с фиолетовыми волосами и холодным, пронзительным взглядом посмотрела в слегка испуганные глаза вампирши. Какие мы пугливые оказались! А ведь, самая активная, в своей группе активистов-садистов!

Я уже привыкла убивать вампиров с не проницаемой маской на лице, поэтому и в этот раз, вонзила свою руку в грудную клетку девушки с напущенным спокойствием. По толпе пронесся возглас страха. А Герман сорвался с места и хотел кинуться на меня, но упал на колени и его лицо, исказилось в гримасе боли. Болван! Как будто неизвестно, что у ведьм отличная реакция. Я медленно повернула голову к Герману, и безразлично посмотрев на него, выдернула свою руку из груди девушки, вместе с ее сердцем. Кровь стекала по руке и капала на мраморный пол.

– Даже не пытайтесь меня убить, господа, а если попытаетесь, то отправитесь вслед за ней, – взглядом показала на труп вампирши и бросила ее сердце рядом с ней. Все молчали. Я подошла к Герману и прошипела ему в ухо:

– Друг мой, не суйся в мое правление, раз со своим не справился.

Резко выпрямилась и двинулась к трону, Ларней протянул мне платок (после моей коронации, убийства стали нормой в этом замке). Я вытерла окровавленную руку. Сняла заклинание с Германа, и он перестал корчиться от боли. Тяжело дыша, поднялся с колен. Как только он встал, в толпе ровно двадцать два вампира, вспыхнули, как факелы. В толпе, раздался крик боли, другие вампиры, отшатнулись от умирающих. Все наблюдали за сжиганием тел с испугом, а Герман с болью во взгляде. Конечно, ведь, я еще не разорвала связь между ним и вампирами. Как только, от тел остались одни обгоревшие кости продолжила:

– Господа, надеюсь, вы понимаете, что шутки со мной плохи, и что я убью вас, если дадите повод? Я не требую от вас подчинения или восхваления, мне достаточно, просто вашего уважения. Вы можете ненавидеть меня, проклинать, бояться, – многозначительная пауза. – Всё это разрешается. Просто, не надо пытаться меня убить, это не возможно, дорогие мои, вы только сделаете себе хуже. Если из вас, еще никто не передумал, то я могу выдать кодекс наших законов и вкратце вам о них рассказать, – замолчала, толпа тоже молчала, возражений не было, поэтому снова продолжила:

– Я так понимаю, возражений нет. Значит, пожалуй, начну… – щелкнула пальцами, и у каждого вампира в руках появился кодекс – это среднего размера книжка, в кожаном переплете.

– Друзья мои, все, что от вас требуется – это не убивать людей! Ни клыками, ни руками! Если вы убили человека, то вас ждет публичная казнь, со всеми вытекающими последствиями, под последствиями я подразумеваю пытки, если кто не понял. Повторюсь, вы не убиваете, я защищаю. Все просто. Если, у кого-то, есть вопросы, то задавайте.

– Скажите, королева, а как вы узнаете, кто убил, а кто нет и вообще, убил ли? – спросил светловолосый парень.

– Каждый ваш шаг под моим контролем, после прохождения посвящения. Я чувствую, когда вам грозит опасность, или когда вы, опасность для кого-то. Есть еще вопросы?

– Да, ответьте, пожалуйста, – обратилась ко мне девушка. – В кодексе написано, что мы не убиваем людей любых стран и городов. Но, ведь вам принадлежат, только несколько…

– Да, но города, которые под моей охранной, дают вам сто процентную уверенность в том, что вас в них не убьют, если, конечно, вы не трогали горожан. Но это не значит, что вы можете убивать людей в городах, которые мне не принадлежат. Вам, не обязательно жить только на моей территории, просто за ее приделами, будьте любезны, не снимайте кулоны, которые я вам выдам позже. Еще вопросы?

– А вы будите расширять территорию?

– Пока в планах не было.

Все молчали.

– Я так полагаю, вопросов больше нет. Значит, начнем посвящение!

Спустившись к вампирам, скомандовала:

– Меч.

Его мне преподнес Ларней. Взяв его, разрезала себе правую руку до локтя и стала читать заклинания связки. На левой руке, проявился серебряный браслет, в котором переплетались змеи. Это символ власти, получить который могут только избранные, чаще всего это были мужчины, но и среди них затесалось несколько девушек. Браслет состоит из множества змей разных размеров, а две самые большие змеи, образовывали заглавные буквы, которые расшифровываются, как Королева Всех, так как я русская, то и змеи отображали русские буквы, но мне больше нравится представляться не Королевой Всех, а Королевой Вампиров, всё таки по большей части я с ними работаю, да и по представительней как-то.

Кровь струилась по руке, принимая форму змеи. Когда змея достигла громадных размеров, она поползла к вампирам и стала каждого кусать, заполняя их вены моей кровью. Этот процесс, весьма болезненный, поэтому в замке стоял оглушительный крик, но также он дарит не только ужасную боль, но и высасывает огромное количество энергии. После того, как змея укусила последнего вампира, она молнией бросилась ко мне и, обвив все тело, стала исчезать, но это только кажется, что она «просто исчезает» во мне. На самом деле, она впивается всем своим телом в меня, медленно растворяясь, принося нестерпимую боль, но я, же Королева с большой буквы, существо сильное, поэтому не имею права даже пикнуть. Да и тем более, это не первое мое посвящение и теперь боль приносит мне удовольствие (стала мазохистской из-за этого обязательного ритуала). Змея связывает кровь вампиров со мной. Как ни странно, проводя посвящение, я не обязана быть вампиром, но, так как организм вампира более сильный, чем человеческий я про себя прочитала заклинание изменения облика, чтобы после связать хотя бы пару фраз, а не сразу же отправится в мир грез. После того, как змея растворилась, я уже еле стояла на ногах, как и вампиры. Но, как и планировалось, на пару предложений меня хватило:

– Оставайтесь в замке до следующего вечера, потом я каждому выдам по кулону. Он позволит вам ходить под солнцем и защитит вас от врагов. Можете занимать любые свободные комнаты, а чтобы вам не пришлось их искать, они будут помечены. – Я замолчала, прикрывая глаза и чувствуя, как силы покидают меня, но кто-то из вампиров подал голос:

– А как?

– Что как?

– Как будут помечены?

– А-а-а-а, вы про это… Они будут излучать белый свет. Все, а теперь идите, отдыхайте.

Договорив, развернулась и направилась к трону, вампиры стали разбредаться по комнатам. После того, как зал опустел, потеряла сознание…


***

Очнулась в своей кровати, протянула руку к телефону: девять утра. Встала и побрела в душ, после спустилась вниз.

– Нормально… – протянула я, так как в зале меня встретили трансильванские вампиры. – Я просто позавтракать спустилась, а здесь целая шайка-лейка. По какому поводу собрались, господа?

Кто-то выкрикнул из толпы:

– Мы пришли за кулонами!

– Я же сказала вечером.

– Да зачем же вечера ждать? Давайте сейчас, королева!

– А, давайте без, давайте?

– Ваше величество, враги ищут нас! – сказал Герман. – Нам нужны кулоны! Большинство хотят вернуться в Трансильванию, как можно быстрее.

– Ладно, угомонитесь! – раздражение нарастало, чем быстрее отдам кулоны, тем быстрее поем, когда я голодная, я очень злая.

Щелкнула пальцами и у каждого вампира, на шее оказался кулон, в виде солнца.

– Я надеюсь, все довольны? Я могу спокойно позавтракать?

– Да, королева, – за всех ответил Герман, который мне кажется, в Трансильванию точно не спешит. Думаю, он, вообще, останется здесь.

– Отлично! – ответила и уже думала подняться на балкон, но один, видимо, до мозга костей бессмертный вампир посмел прервать мой поход к еде.

– Королева, у меня к вам просьба…

Я метнула злой взгляд на парнишку. А ничего такой, кстати, мальчик, блондин только. Не люблю блондинов, когда они появляются в моей жизни, то притаскивают за собой проблемы. Надеюсь, вы уже догадались, что половина вампиров и вампирш в замке имеют волосы этого замечательного цвета? Если нет, то мой вопрос был не большим намеком на это.

– Друзья мои, все получили кулоны? Все довольны?

– Да! – прокричал недоделанный хор из клыкастых.

– Тогда почему вы еще здесь?

Все меня услышали, все меня поняли, поэтому уже, где-то через секунд двадцать, в зале были только я и блондин. Тяжело вздохнув, потопала к трону.

– Ну-с. Слушаю.

– Моя королева, из-за нашего бывшего правителя у меня большие не приятности. Оборотни всех стай Трансильвании знают меня в лицо и активно ищут, но не только они…

– Друг мой, давай без драматичных остановок, чтобы мне не приходилось заглядывать в твое сознание, дабы узнать, что же ты им такого сделал, что вдруг всем понадобилась твоя голова на плахе.

– По приказу Биста я пробрался в клан Бальтазара и украл у него этот артефакт.

Вампир достал из кармана рубашки цепь Трикина, который помогает добиться мира с врагами.

– Я всегда знала что этот блохастый использует магию. – протянула я и добавила, – Без магии просто не возможно было заключить перемирие со стаями Мигара и Грехмара.

Вампир подал мне цепочку.

– Имя имеется?

– Рональд Грэмм, королева.

– Ну что же, Рональд Грэмм, кулон достаточная защита для тебя, но если ты не уверен в моих словах, то просто оставайся в замке и жди, когда я поговорю с Бальтазаром, потому что, извини, конечно, но артефакт я ему не отдам, по крайней мере, сейчас.

– А когда вы поговорите?

– Сам Бог не ведает этого, а я уж тем более.

– Но, королева… а если меня убьют?

– Во-первых, Бальтазар не настолько глуп, чтобы трогать моего вампира. Во-вторых, если и глуп, то не волнуйся я тебя, потом воскрешу. В-третьих, если ты не смертник, то просто не снимай кулон, повторюсь, он достаточная защита для тебя. И да, вопрос: а ты точно только за себя беспокоишься?

Вампир опустил голову и ответил:

– Нет…

– Оборотнессу сюда не пущу!

– Но, королева, они, же убьют ее!

– Вот скажи мне, пожалуйста, как можно было влюбиться в оборотня? Вот как? Думаешь, ваше сношение примерит враждующие тысячелетиями виды?

– Да не знаю я, как это получилось…

– Правду говорят, любовь зла… А продолжение, пожалуй, оставим на потом… Кстати, мне интересно, а как вы, вообще, познакомились?

– Она меня чуть не загрызла…

– Да, сразу видно, любовь с первого взгляда! Хорошо, я дам шанс вашей любви в виде компромисса.

– Какого?

– Если ты сможешь притащить ее сюда, то пусть живет, но если нет, то нет. Это станут сугубо твоей проблемой.

– А она уже у портала!

– Какого лешего?! Она же всех детей распугает! У них сейчас занятия на поле!

– Но директор сам разрешил! Он сейчас с ней.

– Правда? Мистер Гарден пошел на поводу у любви?

Рон не уверенно кивнул.

– Ну, тогда ладно, пусть заходит, обживается, но если посеет мне здесь семя раздора, то пожинать я буду ее голову. Ты меня понял?

– Да, конечно, королева, все будет хорошо, не волнуйтесь!

– Вот и договорились. Тащи сюда свою волчицу, посмотрю хоть за кого просить перед Бальтазаром. – махнув рукой, пробормотала я, с тоской подумав о завтраке.

Рональд с радостью побежал к воротам и, покинув зал, оставил меня в гордом одиночестве. Прошло несколько минут, перед тем, как он появился снова, но уже в компании своей дамы сердца. Дама оказалась симпатичная, но ее глаза столь хитрые и шальные, что чувствую спокойствие жителям замка больше не видать. Да еще и молодая, лет восемнадцать. Бальтазар открутит мне голову за то, что я утащила у него молодую волчицу.

– Ты в комнате один?

– Нет.

– Тогда иди на третий этаж, там увидишь свободную комнатку и заселяйся вместе с ней.

– Спасибо, королева! – радостно крикнул он и, потащил девушку за собой, но она уперлась ногами в пол и дернула беднягу так, что он распластался на полу.

– Ты даже не представил меня!

У меня брови поползли вверх, и когда Рон это заметил, то подскочил и рукой закрыл ей рот. Волчица метнула в сторону Рональда убийственный взгляд и, схватив его ладонь… укусила! Вампир стойко выдержал это и не убрал руку, видимо, уже привык, но волчица, определенно, ожидала такой реакции, поэтому крайне мило треснула ему по колену ногой, и когда тот стал терять равновесие, заломила укушенную руку за спину, сопроводив все свои действия фразой:

– Балбес, твой иммунитет тебе больше не поможет! Я хитрее!

– Ве-е-е-есело, – протянула я, – Думаю, Бальтазар порадовался, когда его покинуло маленькое стихийное бедствие в твоем лице.

– Меня зовут Дерилана! – гордо вскинув подбородок, заявила девушка.

– Приятно познакомится, Дерилана. Мое имя Анжелика.

– Ваше величество, я смелю просить вас о помощи мне и моей семье. – все с таким же видом царицы продолжала она.

– И чем я могу помочь?

– Когда Бальтазар обнаружит, что меня нет, их убьют. Прошу, спасите мою семью.

– Как же ты могла уйти, понимая, что подписываешь им смертный приговор?

Дерилана проигнорировала мой вопрос. Она вела все к своему.

– Я хочу заключить с вами сделку…

– Дери… ты чего? – зашипел Рон и попытался схватить девушку за руку, но она увернулась и в два прыжка оказалась слишком близко ко мне. Чувствую, от этой особы я сразу не отделаюсь.

– Я хочу присоединиться к вашей империи и стать вампиром.

– Какую выгоду получу я?

– Как мне известно, Вы – самая могущественная в истории вампиров королева, поэтому вы сможете сделать из меня полувампира-полуоборотня, и я могу войти в вашу свиту. Я хороший воин, хоть и мой правитель Бальтазар не увидел этого.

– Лесть запрещенный прием, милочка.

Девушка хотела улыбнуться, но подавив улыбку, сказала:

– Это не лесть – это правда!

– А скажи мне, моя дорогая, с чего ты взяла, что ты нужна мне в свите? С чего ты, вообще, взяла, что я собираюсь менять ее видовой состав?

– Я – Дерилана Фрат представитель самой сильной стаи оборотней среди всех остальных и последующих. Если вы примите меня в свою свиту, то сможете добиться большего расположения Бальтазара и остальных оборотней, которые сотрудничают с ним!

– Все так, но чувствую, что Бальтазар не очень-то обрадуется этому… Он ведь так хотел присоединить свои земли к моей империи с помощью нашего барака. Но, ничего, думаю, и так сойдет.

– Королева, не уже ли вы ее обратите? Если вы это сделаете, как отреагируют остальные кланы вампиров? – почти шепотом спросил Рон.

– Смотрю, ты не особо-то и в восторге от перспективы, что она станет полукровкой.

– Нет, нет! Я буду счастлив, если вы ее обратите, но я не хочу, чтобы у вас, из-за нас были проблемы…

– Друг мой, если дело только в этом, то не нужно беспокоиться. Твои проблемы стали моими после того, как ты прошел посвящение, и если при их решении возникнут сложности, то они не должны тебя волновать, и я не имею никакого права обвинять тебя в этом, как и другие. Потому что это мои обязанности: помогать тебе и защищать. И я должна их выполнять, даже если это будет в ущерб мне.

– Королева, я вам так признателен!

Лицо Рональда просветлело, и он был уже готов рассыпаться в благодарностях и бессмысленных, не выполнимых клятвах, но я жестом руки остановила его, призывая к молчанию. Потому что за время правления я уже наслушалась и не думаю, что он огорошит меня чем-нибудь новеньким.

– Дерилана, я обращу тебя, но не сейчас. Сначала я разберусь с Бальтазаром и помогу твоей семье. А потом уже и о посвящении, с обращением поговорим. Тем более что обряд изменения крови длиться достаточно долго и требует тщательной подготовки.

– Но когда вы совсем этим разберетесь? Вы же знаете, как жесток Бальтазар, он убьет их сразу же, как подвернется случай!

– Все так плохо? Хочешь сказать, вся стая догадывается, что ты ушла вместе с ним?

– Да… – неохотно подтвердила она.

– Ну, раз все настолько плачевно, то так уж и быть, я поговорю с ним сегодня же. Можешь быть спокойна. Но перед тем как идти на переговоры с альфой, я, пожалуй, пойду поем, с твоего разрешения, потому что, если я этого не сделаю, то чувствую, разыграется у меня война с твоей стаей.

– Само собой, королева, мы уже уходим! – залепетал Рон и, подскочив к довольной волчице, взял ее за руку, потащив прочь из тронного зала.

Думаю, теперь я точно имею полное право поесть и, надеюсь, в этот раз возражений не будет, а если даже и найдутся, то, пожалуй, я их отклоню. Встав с трона, пошла к лестнице ведущий на мой любимый балкончик, но, видимо, сглазила саму себя, потому что, как только я поставила ногу на первую ступень, по правую сторону от меня появилась Франческа и завопила:

– Мои глаза не обманули меня?! Ты, в самом деле, разрешила этой собаке остаться здесь?! Ты умом тронулась что ли?! – визжала блондинка так, что уши закладывало. – Ты не можешь просто взять и оставить ее здесь!

– Во-первых, почему же не могу? Во-вторых, с чего ты взяла, что она остается в замке? И, в-третьих, подсматривать, Франк, не хорошо.

– Я не настолько блондинка! Здесь и кретину ясно, что ты разрешила ей остаться! Если бы все было по-другому, то она бы так не лыбилась!

– Франческа, – мило начала я, – Понимаешь, я существо доброе… иногда. Но моя доброта имеет лимит. И знаешь, дорогая, в чем проблема… у тебя?

– И в чем же?! – не сбавляя децибелов, спросила она.

– В том, что он закончился именно на тебе! – рыкнула я и, сверкнув глазами, была готова свернуть шею этой надоедливой, скандальной, клыкастой итальянке. Черт меня дернул связаться с этими римлянами!

Франческа завидев мой умопомрачительный взгляд, соизволила включить голову, а не только скандальную жилку, и поэтому, ойкнув, ретировалась в неизвестном направлении, а я решила, что ее смерть не стоит голодовки и, наконец-таки, поднялась на балкон. Сев в мягкое кресло, блаженно улыбнулась и, наколдовав себе стаканчик первой отрицательной, пригубила. Идеально. Надо будет потом, еще что-нибудь вкусненькое съесть, но, пожалуй, после встречи с Бальтазаром… Вот свалилась мне эта оборотнеска, как снег на голову. Теперь сиди, думай, как задобрить беловласку, которая явно не в восторг придет от этой идеи… Допив, поставила стакан на зеркальный столик и задалась вопросом: «А что же мне надеть?» Не приходить же к Бальтазару в растянутой футболке и в джинсах. Это чисто домашний наборчик. Посидев еще не много, подумав, пришла к выводу, что могу надеть свой брючной костюм красного цвета. Теперь осталось определиться с обувью… Там, кажется, у меня в шкафу туфельки черненькие наблюдались, на платформе. Если найду, то их надену.

Определившись с нарядом, встала с кресла и пошагала в комнату. Костюмчик нашла, туфли тоже и все это надев, подошла к зеркалу приводить в порядок свои лохматые волосы. Завив их, слегка, посмотрела на себя красавицу и, убедившись в своей неотразимости открыв портал, поскакала навстречу приключениям.


Глава 3

Пришла я, понимаешь ли, ожидая радушного приема, а вместо него, родимого, получила приглашение на казнь. Конечно, не на мою, но все же…

– Вы семья предательницы… – вещал нудный голос, обладателя которого я никак не могла разглядеть из-за обильной толпы, из которой слышались не довольные голоса, но, кажется, это главный жрец. При мерзкий старикашка, скажу я вам. У нас с ним сразу отношения не заладились. Наверное, потому что он планировал выдать свою дочь за Бальтазара, и все шло гладко, пока в поле зрения альфы не появилась я, и он не заявил, что я идеальная кандидатура на роль женушки.

– Кто-нибудь против вынесенного приговора? – услышала надменный голос Бальтазара.

До этого момента народ возмущался, говорил, что Дерилана, возможно, и не сбежала вовсе, что без суда и следствия нельзя лишать людей жизни… Но, как только, раздался холодный, пронзительный голос Бальта, как по команде все замолчали, а я решила больше не стоять позади робеющей толпы и использовав левитирующее заклинание эффектно перенеслась к эшафоту. Семья Дериланы стояла на коленях со связанными руками и ногами лицом к Бальтазару и спиной к людям. Бальт стоял в метре от них с катаной, а старикан по левую руку от него и его взгляд полный ненависти буравил меня, но я не обращала внимания на него, потому что если бы я всегда остро реагировать на своих недоброжелателей, то давно бы лишилась остатков нервов и разума. А Бальтазар по поводу костюмчика не заморачивался в отличие от жреца. Старикашка весь при параде: в белых длинных одеяниях, с венцом из серебра на голове, и даже книгу с именами изменников в руках держит. А Бальт похоже взял, что первое под руку попалось, потому что перед стаей он предстал в штанах с обнаженным торсом. Ничего у него так торс, рельефненький… а волосы-то… Длинные, примерно по пояс, необычного белого цвета, можно сказать почти седые, развивались по ветру и не забываемо красиво переливались на солнце, как будто в пряди вплели жемчужины и алмазы. Взгляд серых, как серебро глаз, направлен на меня и губы растянуты в змеиной, хищной улыбке. Красив зараза, жаль только, чересчур заносчивый, наглый, высокомерный, эгоистичный… и еще куча терминов с негативным значением. Прям ощущение, что в отражение своей души смотрю. Не приятненькое ощущеньице.

– Чем обязан, вашему визиту, королева Анжелика? Следовало бы вам предупредить нас. Сейчас я, как видите, не могу вас принять. – С холодным почтением сказал он, включив официальный тон, которого ранее не придерживался со мной.

Обидно однако… Ну что ж, Великий Светлый всадник Бальтазар, вызов принят.

– Уважаемый Бальтазар, приношу свои глубочайшие извинения за то, что так не осмотрительно поступила и не предупредила вас о моем приходе. Но, думаю, так даже лучше, друг мой. Я пришла, как раз к тому мероприятию, о котором хотела с вами поговорить.

– Не знаю оскорбят ли вас сейчас мои умозаключения, глубокоуважаемая Анжелика… Но, если я вас правильно понял, королева, вы имеете наглость вести к тому, что будите присутствовать на казни и посмеете заявить о помиловании семьи предательницы? Я правильно вас понял, моя дорогая?

– Да, друг мой, я имею наглость присутствовать на казни для того, чтобы ходатайствовать о помиловании, но, само собой, не только эта причина заставила меня посетить вас.

– Какой же еще повод вы имеете?

– Объединение моей империи вампиров с вашей, по истине, могущественной стаей за всю историю существования оборотней света.

Тишина стояла гробовая, когда мы вели диалог, но, когда я произнесла последнюю фразу, удивленный ропот из голосов прошелся по моим ушам. Я слышала, как оборотни восклицали о том, что скоро будет свадьба, как не которые дамы вздыхали, печалясь о том, что потеряли мужа своей мечты и теперь им дорога в монастырь, и как зубы жреца заскрипели от злости, и он еле сдерживал рык. А Бальт убрав катану за пояс, перестал смотреть, как на врага народа и указал рукой на шатер. Стая Бальтазара обитает в Вековом зеленом лесу и делит территорию со светлыми эльфами. Здесь всегда тепло, светло и достаточно уютно, дождей почти не бывает, поэтому дома у оборотней сделаны из легкого бамбука и больше, чем-то напоминают шалаши. А Бальтазар живет в шикарном шатре, ткань которого создана из знаменитых нитей эльфов, напоминающих шелк, и которые крайне прочные из-за чего ткань достаточно тяжелая. Такая ткань не пропускает ни света, ни влаги. И на мое удивление, из этой ткани шьют наряды королевским персонам. Но, конечно, эльфы королевской крови не особо-то и одеты. Одеяние девушек состоит из юбки в пол с вырезами по бокам, благодаря которым оголены ноги и полупрозрачного топа. А у мужчин, белого, синего или черного цвета кимоно, все зависит от статуса, но, как и у дам, слишком открытое. Можно сказать, мужики голыми ходят, а потом удивляются: «Почему это девушки, так нагло себя ведут и бросаются на нас?»

После того, как я вошла в шатер освещенный шарами Зевса, внутри которых заключены вечные молнии, непосредственные источники света, зашел Бальтазар и проследовал к своему ложу. Оно состояло из какого-то витиеватого огромного диванчика с резной спинкой и сотни подушек. Прямо не оборотень, а шейх, хотя, я думаю, он им себя и чувствует, потому что Бальтазар имеет восточные корни, поэтому не ровно дышит ко всему, что связано с востоком. Я была здесь всего пару раз и уже давно, но прекрасно помню, что те, кого постигла хвала небес и они были удостоены чести побывать в обители самого Бальтазара Светлого, должны были, даже не так, просто обязаны в знак безграничного уважения сесть на пол, либо встать на колени. На колени перед ним я вставать не собираюсь. С первой нашей встречи ничего не изменилось, и я еще не потеряла свою гордость в дебрях этого мира. Поэтому села напротив него на пол в позе Будды, а эта куча, забыв про свой официальный настрой и обо всех нормах приличия, развалилась на подушке и поманила меня пальчиком.

– Ну же, моя королева, приляг.

– Бальтазар, друг мой, вы забываетесь…

– Не уж-то обиделась, родная? – продемонстрировав улыбку змея искусителя, спросил он.

– Друг мой, может быть, вы прекратите задавать мне лишенные смысла вопросы и мы непосредственно перейдем к делу? Я думала, вы пригласили меня, чтобы выслушать.

– Я весь во внимании, любовь моя.

– Как вы знаете, мы можем объединить наши виды и достичь мира только двумя способами… Это брак и полукровка.

Альфа стаи света резко изменился в лице, поняв, что я намекаю совершенно не на брак. Бальтазар сел, согнув ноги в коленях, и положив на них руки, сцепил пальцы в замок, выжидающе смотря на меня.

– Если сейчас вы казните семью Дериланы, то совершите огромную ошибку, потому что она не предала вас, мой друг. Она пришла ко мне в сопровождении мистера Гардена и изъявила желание войти в мою свиту, на что я дала непременно согласие. Надеюсь, теперь инцидент исчерпан?

– Как складно все продела эта девчонка. – холодным тоном произнес Бальтазар и его серые глаза потемнели, сузившись, но я не обращая на его злость и разочарование ни малейшего внимания, продолжила:

– Мне осталось только получить согласие ее родителей на обряд и тогда мы сможем, как вы и хотели, объединить наши земли и сотрудничать вместе.

– Ты прекрасно знаешь, что меня не устраивает такое объединение.

– Вам должно быть известно, что если ее родители дадут согласие, то вы никак не можете повлиять. Смею вам напомнить, Бальтазар, вы бессильны в этом вопросе, потому что по традиции, если оборотни и вампиры хотят заключить мир и находиться доброволец, то брак не рассматривается более, и важность представляет только согласие ведьмы, которая будет проводить обряд и решение семьи добровольца. Простите меня, друг мой, за грубую формулировку, но ваше мнение не волнует никого, потому что однажды вы имели не осмотрительность заявить, что были бы рады, если бы мы заключили мир. Поэтому, друг мой, вы не имеете никого права отказать или прогнать меня. А теперь попрошу немедля отпустить семью Дериланы.

– А как же отнесутся кланы вампиров, присоединенные к тебе, на твою выходку с оборотнем?

– Мой дорогой, к моему огромному сожалению, вы сильный правитель, гнева которого бояться вампиры и даже те, которые находятся под моей защитой. Я не смогла побороть ваше влияние на них, поэтому я уверена, они будут рады видеть вас среди моих союзников. И меня, определенно, радует, что тот, кого бояться, но уважают, как и меня, имел неосторожность проникнуться ко мне симпатией. На данный момент это ваш единственный изъян…

– Я отпущу их… но Анжелика… меня не устраивает такой исход. Давай искать компромисс.

– Признаюсь честно, Бальтазар, я тоже не в восторге от того, что в моем замке будет жить оборотень, хоть и на половину вампир. И некоторые вампиры, я уверена, тоже выкажут свое не довольствие, но… Если я не сделаю этого сейчас, то вы, мой многоуважаемый друг, в скором времени пойдете на меня войной. Я не могу этого допустить.

– Анжелика, какая война? О чем ты?

– Друг мой, иногда, мне жаль, что вы так плохо понимаете намеки, и все приходится говорить прямым текстом… – опустив глаза, произнесла и, выдержав паузу, подняла глаза, пронзив оборотня холодным взглядом. – Я никогда не буду твоей женой, Бальтазар. Либо мы объединяем земли сейчас, либо на тебя пойду… я.

– И что тебя принесет эта война?

– Твое подчинение, Светлый. Выбирай, либо я сломаю тебя и сотру твое имя из списка достойных правителей, либо ты сохранишь свою мощь и влияние, не противясь решению Дериланы.

– Не спорю, ты сильная ведьма, Анжелика, но боги могут встать на мою сторону… что ты будешь тогда делать?

– Как глупо, друг мой, с вашей стороны пытаться мне угрожать, показывая всю степень своего отчаяния. Советую вам побыстрее избавиться от привязанности ко мне, иначе слишком слабым становитесь, а это крайне опасно, вам ли не знать?

– У тебя даже среди богов есть враги, так что вероятность того, что они от тебя отвернуться, велика, следовательно, это не угроза, а факт.

– Какую бы сильную ненависть ко мне не испытывали боги, они никогда не встанут на твою сторону, Бальтазар. Зачем им предавать хранительницу нейтралитета, верховного, приближенного к Богу архангела и по совместительству Королеву Вампиров? Как думаешь, в случае наших смертей, кому помогут боги переродиться быстрее: тебе или мне? Твоя связь с Трикином без цепи слабеет с каждым днем, скоро ты окончательно потеряешь связь даже с этим слабым божком.

– Значит, Дерилана все же сбежала с этим кровососущим вором? – свирепо выкрикнул Бальт и, спрыгнув со своей, для меня, странной кровати, оказался передо мной.

Он наклонился и схватил меня за подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. Направив на него свой фирменный холодно-пренебрежительный взгляд, сохраняя спокойствие, сказала:

– Если ты хочешь остаться всадником, при упоминании имени которого даже у самых лучших воинов и сильных правителей трясутся поджилки, а девичьи сердца сжимаются и томятся в надежде оказаться подле тебя, то просто не мешай мне. Я верну тебе артефакт в качестве извинения за отказ в браке, хотя заметь, я не обязана этого делать. И тем более, не обязана добиваться твоего благословления на обряд. Но, я уважаю тебя, Бальтазар, и надеюсь сохранить приемлемые отношения, все же, в дальнейшем нам еще переговоры с тобой вести. Зачем нам бессмысленные споры и вражда?

Он несколько минут все также сжимал мое лицо до жгучей боли и зло смотрел, но время шло, и она утихала. Взгляд с каждым мгновением остывал, а хватка слабела. В конце концов, он отпустил меня и сев рядом, сгорбив спину так, как будто великий груз на его плечах, тихо сказал:

– Хорошо… если ты так хочешь… то, хорошо…

– Я рада, друг мой, что я не ошиблась в том, что вы благоразумны. А теперь извините, но мне надо покинуть вас.

Встав, пошла к выходу. Подняла ткань, чтобы покинуть Бальта, но с гордо поднятой головой не удалось уйти, я не удержалась и оглянулась. Он сидел, понурив голову, локти поставил на колени, а руки сжимал в кулаках и смотрел перед собой. Бальтазар был расстроен. Когда мы впервые встретились, он разорвал помолвку с дочерью жреца и поклялся, что я еще полюблю его, и он будет мне отличным мужем. Глупый волк… Мне жаль тебя, Бальтазар…

Я отвернулась, и все же отодвинув ткань, вышла из шатра. Толпа никуда не делась. Народ все также стоял, боясь шелохнуться и сгорая от любопытства, желал знать окончательное решение. Жрец тоже не ушел. Он, видимо, желал сжечь меня взглядом. Глупый старикашка, неужели не знает, что ведьма на костре быстрее горит? Когда я все же удостоила его своим очаровательным взглядом, аля ничтожество отвернись, и одарила своей любимой улыбочкой королевы, он не выдержал и резкими движениями тронулся в мою сторону. Когда он двинулся, я увидела, что за его спиной стояла Марта – его дочь. Милая девушка, которая не очень-то и рвалась замуж за альфу, но ее папаша тот еще диктатор, у нее просто не было выбора. И я помню, как она радовалась, что Бальтазар разорвал помолвку. По-моему, у нее есть возлюбленный, но в стае у него нет никого статуса, насколько я знаю.

– Какое решение принял, великий Бальтазар? – старческим, скрипучим голосом спросил жрец. Иногда мне кажется, что он не отец Марты, а ее дед или вообще прадед. Красавица Марта явно в мать пошла.

– Друг мой, очень не красиво поступаете, скажу я вам. Или думаете, статус верховного жреца будет вашим вечно? – с дьявольской усмешкой спросила я и глаза его блеснули красным цветом, а губы сжались, став бледнее мела.

– Многоуважаемая королева Анжелика, не соизволите ли вы ответить своему верному слуге Ваухану, какое решение вы приняли вместе с великим нашим повелителем Бальтазаром. – проскрипел жрец и чуть склонил голову, а руки вместе с книгой убрал за спину.

Добившись хоть и из-под палки, но почтения, перевела взгляд на людей, которые чуть ли не тряслись от желания узнать уже, наконец-таки, будет празднество или нет?

– Почтенный народ стаи света, скоро наши земли объединяться благодаря смелой Дерилане. Которая вызвалась помочь нам добиться мира, став полукровкой! – торжественно объявила я, и снова посмотрела на жреца, лицо которого вытянулось от удивления, а глаза заблестели надеждой, что он еще пробьется к власти использовав свою дочь.

Он, как и все, полагал, что скоро будет торжество под названием свадьба и Марта тоже не исключение. Она смотрела на меня своими огромными яхонтовыми глазами, в которых разбилась последняя надежда на счастье… Хотя, не думаю, что жрец потеряв Бальтазара, как жениха, дал бы ей согласие на брак с тем, кого она любит… И, пожалуй, чтобы не успокаивать себя этой мысль до конца своих дней постараюсь повлиять на его решение в пользу Марты. Оборотни с жаром обсуждали мною сказанное, а я достала из пространства меч, дарованный мне охотниками, и разрубила веревки не законно осужденных. Народ был так увлечен темой для обсуждения, что не заметил, как отец, мать и сестра Дериланы скрылись вместе со мной в портале.


***

– Мама! – раздался радостный голос волчицы за моей спиной.

Я развернулась и увидела, как девушка подбежала к ней с улыбкой на лице и хотела обнять, но ее маман встав в позу война и одарив взглядом «тебе хана», начала проводить воспитательную беседу.

– Ты, дрянная девчонка! Как ты посмела уйти с ним?! Ты совершенно не уважаешь своих родителей! А если бы королева не согласилась нам помочь?! Я вырастила эгоистичного монстра! – Кричала миссис Фрат, попутно ударяя дочурку по плечу.

Потом к воспитательному процессу подключился и отец Дери, но он только поддакивал миссис Фарт и заодно удерживал ее, чтобы от доченьки, хотя бы мокрое место осталось. Сестра Дериланы стояла рядом со мной и являлась наблюдателем, как и я.

– Не судите строго моих родителей… наши жизни были почти забраны… – прошептала девушка ничуть не похожая на взбалмошную Дери. Она такая спокойная, строгая и сдержанная… даже скажу забитая…

– Какое право я имею их судить? У меня нет детей, но думаю, если бы у меня была такая дочь, как твоя сестра, то я бы тоже это стихийное бедствие немного покалечила за ее выходку.

Ее губы дрогнули в легкой улыбке, но она исчезла также быстро, как и появилась.

– Как тебя зовут? – решив, что мне лень вглядываться в ее ауру, только ради того, чтобы узнать имя, спросила я.

– Меня зовут Делла, королева.

Больше она не проронила ни слова, а я, заскучав, решила вмешаться в «милую» беседу Дериланы с ее матерью.

– Извините, что прерываю воссоединение семьи… но она мне нужна живая… желательно.

– Ох, извините, королева Анжелика! – испуганно затараторила миссис Фрат и, упав на колени, склонила голову так, что касалась лбом пола.

Отец Дери тоже повторил эти махинации, собственно, вместе с ней, но не скажу, что она сделала это по своей воле, потому что он, когда понял, что его гордая дочь не собирается этого делать, ударил ее по ноге, под коленом, из-за чего она вскрикнув упала, а ее мать успела ей еще и подзатыльник отвесить за «не уважение к нашей спасительнице». А я стояла и с удивлением за всем этим наблюдала.

– Мистер и миссис Фрат, встаньте не медленно.

Дерилана вскочила самая первая, а потом поднялись и ее родители.

– Ваша дочь скоро станет пятой уважаемой в этом замке особой, в руках которой будет сосредоточена не меньшая власть, чем у моего главного советника. Вы не обязаны вставать передо мной на коленях или перед кем-то еще. Ни в этом замке, нигде либо еще. Теперь ваш статус вырос и даже перед самим Бальтазаром Светлым вы не обязаны вставать на колени.

– Но… вы, же королева! Как я могу?

– Миссис Фрат, здесь не Вековой лес и я не Бальтазар. Здесь вам не нужно все время звать меня королевой, просто Анжелика. И приклонять голову тоже не нужно, если вы не провинились. А теперь прошу, скажите ваше имя и вы, мистер Фрат, пожалуйста, тоже.

– О, конечно, конечно! Мое имя Силара, а имя моего мужа Адэр. Это наша дочь Делла – гордость семьи и с этой, дрянной девчонкой Дериланой, вы уже знакомы. Позор, позор на мою седую голову! – строго смотря на «позор семьи» восклицала госпожа Силара.

– Джонсон… – тихо позвала я Ларнея, и он в ту же секунду оказался передо мной. – Рональд Грэмм заселен в отдельную комнату?

– Да.

– Госпожа Силара, Дерилана может жить с Роном?

– Что?! Конечно же, нет! Ни в коем случае! – взвилась она.

– Но, мама! – попыталась возразить Дери, за что получила злой взгляд отца, от которого она что-то не понятное пробормотала себе под нос и замолкла.

– Значит, переселить Грэмма обратно? – спросил Ларней.

– Не нужно. Подготовь три комнаты. Одну для родителей Дериланы, вторую для ее сестры и третью, собственно, для нее самой. Все комнаты должны быть на моем этаже. Комната Дериланы, должна быть рядом с Джиной.

– Королева Анжелика, они сестры, поэтому могут ужиться и вдвоем. – залепетала Силара.

– Мое решение не обсуждается. – спокойно ответила я. – А теперь извините у меня есть еще дела.

– Конечно, конечно.

– Следуйте за мной. – услышала холодный голос Ларнея, когда уже поднималась на главный балкон.

Поднимаясь на балкон, попутно избавлялась от официальной одежды, переодеваясь в рубашку, джинсы и кеды. Само собой, переодевалась я, используя магию, а, не стягивая вещи с себя. Также решила побыть ненадолго человеком, поэтому, когда села в кресло мысленно прочитала заклинание и стала думать о на сущем. То бишь об обряде, который как-то не очень-то и хочется проводить. Столько тягомотины мне предстоит с ним. Сначала первый этап – подготовка, второй этап – клятва, третий этап заключительный – смешивание крови оборотня, ведьмы и вампира. Этот обряд даже не имеет названия, потому что он затерялся, и его не использовали уже тысячу лет, а может и больше. Но, как оказалось, в моей библиотеке имеется замечательная, но крайне вредная книга, которая знает все. И по идеи, она должна отвечать на мои вопросы беспрекословно, и уж, тем более, без своих саркастических комментариев, но этого почему-то не происходит. Но, несмотря на ее отвратительный нрав, она мне рассказала все об оборотнях, как о виде, а также и этот милый обряд, название которого она мне не сообщила из-за своей безграничной вредности.

Тяжело будет Дерилане и ее семье здесь… Если она не сможет завоевать симпатию живущих здесь вампиров (а она не сможет в силу своего характера, но это лично мое мнение), то я ничем не смогу ей помочь. Мне не нужны в свите те, кто не могут добиться простого уважения от людей. Так что пусть справляется сама… Нужно не только быть хорошим воином на войне, но и в политике. Посмотрим, как она справиться…

– Твои гости расселены. Я надеюсь, оборотни здесь временно? – говорил все это Ларней с отстраненным взглядом, показывая то, как он обиделся, что я не сообщила ему об их прибытии.

– Скоро мы объединимся с великой стаей света. – я это произнесла с беспечным, скучающим видом, смотря в глаза Ларнея, в которых плескалось удивление, и которое за одно кружило в танце злость.

Видимо, он тоже решил, что речь идет о свадьбе. Он сел напротив меня в кресло и с маской спокойствия на лице спросил:

– Ты же говорила, что тебе легче начать войну, чем заключить политический брак? Или мы успели расстаться, и я не заметил, как меня заменили?

– Друг мой, ты недооцениваешь себя. Открою тебе секрет, но тебя невозможно заменить.

– Ты можешь просто объясниться?

– А должна?

– Анжелика!

– Зачем же сразу кричать, Лар? Почему вы все подразумеваете брак, напрочь забыв о полукровке?

– Наверное, потому что для оборотня это унижение становиться вампиром, хоть и на половину? – в миг, успокоившись, спросил Ларней.

– А может, потому что ты настолько не уверен в себе, что считаешь Бальтазара лучшей кандидатурой мне в мужья?

– Не смеши меня. – фыркнул он и закатил глаза.

– Ну а что? Ты вообще знаешь, какой он достойный женишок? Красавец, альфа в свои двадцать три года, прям таки мне под стать.

– Я тебя сейчас покусаю. – рыкнул Ларней.

– А я не против. – игриво произнесла и перекинула ногу на ногу.

Лар усмехнувшись, спросил:

– Значит они здесь надолго?

– Дерилана после обращения войдет в свиту, и ты введешь ее в курс дела.

– Зачем ты назначила меня главным советником, если я все, всегда, узнаю в последний момент?

– Согласись, лучше узнавать все в последний момент и быть куратором Дери, чем свидетелем на моей свадьбе.

При упоминании данного торжества в глазах Лара вспыхнул огонь ревности, и он сжал зубы так, что желваки заиграли. Ну, а я, делая вид, что не замечаю этого, и что ни капельки не издеваюсь над ним, продолжила:

– Ее семья, возможно, останется рядом с ней. Мне пока неизвестно какое решение они примут. Поэтому наблюдай за ними и охраняй. Ни кто не должен даже посмотреть косо в их сторону. Ты отвечаешь за них своей белобрысой головой.

– Хорошо. Я тебя услышал и все понял.

– Другого ответа я и не ждала, понятливый мой. А, да, кстати, также ты должен будешь в течение месяца следить за тем, чтобы волчица не охотилась. Мясо в этот отрезок времени запрещено. Ну, а когда этот месяц Ада для нее закончиться, притащишь ее ко мне. В течение месяца от тебя только это и требуется. Обучать ее будешь после посвящения, а и, да, чуть не забыла, поговори с мистером Гарденом о том, чтобы он с завтрашнего дня обучал ее самоконтролю. Это умение в будущем ей пригодиться. И заодно, пусть оттачивает свои боевые способности вместе с Маркусом.

– Все будет сделано, Анжи, как и всегда в лучшем виде. Но я не уйду, пока ты мне не скажешь… – склонившись, промурлыкал Ларней.

– И что же тебя гложет, клыкастик?

– Как отреагировал Бальтазар?

– Господи, как дети малые! – закатила глаза я и для драматизма еще и обреченно застонала, показывая всем своим видом, что он потерян для этого мира. – Что за глупое соперничество, Джонсон?

Лар плавным движением хищника встал с кресла и, подойдя ко мне, наклонился, взял на руки и уселся в мое кресло, посадив меня к себе на колени.

– Никакого соперничества, чистое любопытство, – зарывшись в моих не послушных рыжих кудрях, мурлыкал обольститель.

– А мне что-то подсказывает, что это чистое злорадство. А злорадство, друг мой, не есть хорошо, – притянув его к себе за шею ответила и улыбнулась.

– Никакого злорадства. Только партийный интерес. – коснувшись моей щеки бормотал он и потянулся к моим губам…

И вот сижу я, понимаешь ли, жду поцелуй от любви всей своей жизни, тяну губки… А вместо этого получаю перемещение неизвестно куда! Вот как так можно? Только сидела на коленях у своего вампира, как уже не прошло и секунды валяюсь на полу. И ладно бы посадка была приемлемая, так нет же, я с жутким грохотом упала на пол. Как же раздражают эти не запланированные перемещения! Что за дела? Вот почему я сейчас распластавшись должна валяться здесь и слушать, как кто-то всхлипывает? И так на браслете проклятье, так нет же, еще я обязана спасать мир периодически, в ущерб своим интересам! Меня, определенно, надули, сказав, что быть королевой огромная честь, и что у данного статуса уйма преимуществ. Ух, злая я сейчас, прячьтесь, кто может.


***

Отлично я оказалась посреди неизвестной мне комнаты, и ее хозяйку довела до обморока… Лежала я, понимаешь ли, никого не трогала, над судьбой своей трудной размышляла, как услышал, что кто-то крадется… Ну и машинально вскочила, когда девушка появилась и включила свет. Ну, а еще бы мне не вскочить, когда она с ножом из-за угла выглядывает! Конечно, можно было остановиться на том, что я выбила у нее из рук нож… Но кто ж знал, что у меня пойдет цепная реакция и я повалю ее на пол? А она своего не упустила, как начала орать, как начала брыкаться… А потом взяла и отключилась…

Следующие десять минут я потратила на приведение в сознательное чувство хозяйки квартиры. Для этого пришлось бежать на кухню за водой, потому что на мои пропитанные паникой возгласы и легкие пощечины она не реагировала. Когда я оказалась на кухне, то увидела на столе бокал и бутылку вина, рядом на полу стояла коробка с какими-то вещами и канцелярией, а стакана как-то не наблюдалось. Поэтому решив, что шариться по чужим ящикам не хорошо (в квартиры чужие проникать тоже, конечно, не хорошо, но это не моя вина, все претензии к браслету), взяла бокал и, набрав воды, пошагала к обморочной. Когда склонилась над ней и убрала каштановые пряди волос с ее лица, всмотрелась хорошенько и поняла, что эта дама была у меня в видении, и которую, насколько я помню, величать Анастасией. А это значится, что я в России, в своей родной стране, в которой, собственно, не была семь лет и уже почти забыла, как говорить на русском. Но ничего, вспомню, сейчас главное пугливую привести в чувство. Я не заморачиваясь насчет способа, как вернуть ей сознание, присев рядом, просто вылила содержимое бокала на нее. Девушка резко вскочила и, отплевываясь, стала вытирать лик свой прекрасный. Когда она открыла глаза, то я миленько улыбнувшись, посмотрела в ее припухшие глазки. Интересненько, что это мы рыдали?

Девушка хлопала глазами и смотрела на меня, не произнося ни слова, а я все также глупо лыбилась не зная, что говорить. Потом Анастасия стала поглядывать на нож, который валялся по правую сторону от нее не так уж и далеко, и я, заметив этот взгляд, поняла, что все-таки диалог заводить придется мне.

– И что это мы плакали, красавица?

Красавица нервно дернулась в сторону ножа, и пришлось мне, к сожалению, схватить ее за то, что первое попалось под руку, а то бишь за волосы и придавить своей хрупкой ручкой ее к полу.

– Отпусти! Отпусти! Что я тебе сделала?! Что тебе нужно?! – стала визжать она и дергаться, пытаясь оторвать мою руку от ее грудной клетки.

Ну, а я, человек простой и спокойный, поэтому со скучающим видом наблюдала за этими жалкими попытками до тех пор, пока она не выбилась из сил и не легла на пол, прикрыв глаза.

– Ты… кто? – спустя некоторое время тихо спросила Анастасия и открыла очи свои красные. – Ты как сюда попала? Я на пятом этаже живу, и окна все закрыты…

– Меня, определенно, радует Анастасия, что ты, наконец-таки, пришла к такому отличному выводу, что нужно сохранять спокойствие в данной ситуации. – собрав всю свою наглость в кулак и усердно делая вид, что это норма оказываться в чужой квартире, и удерживать ее хозяйку силой, начала я. – Само собой, я все объясню, по крайней мере попытаюсь, потому что имея прошлый опыт с твоей пугливостью, сомневаюсь, что это возможно… Но, для начала, давай разберемся с причиной твоих рыданий и алкоголизма.

Девушка, все также хлопая глазами, молчала, ну, а я стала строить предположения, по-прежнему делая вид, что все отлично.

– Неужели из-за Маргаритки? – не дождавшись ответа, продолжила, – Ты не расстраивайся так, найдём твою ведьмочку!

Глаза у Анастасии и так были широченными от увиденной наглости в моем лице, но когда я произнесла последние слова, то она еще более ошарашено стала на меня смотреть. А потом, все же выдавила из себя вопрос, по-моему мнению, не самый умный, и которого я не особо ожидала услышать, по крайней мере сейчас. Но, да ладно, главное, что спросила, а, то я стала думать, что на фоне стресса она забыла, как говорить.

– А почему ведьмочку?

Нет, пожалуй, я вернусь к обсуждению темы: «Почему именно это она решила спросить?» Значит то, что не знакомая девчонка, которая неизвестно как попала в ее квартиру и откуда-то знает ее имя – ничего, а вот «почему ведьмочку?» это да, это тема для обсуждения! Ведь для человека это вполне логично допустить мысль о том, что я говорю в переносном смысле. Вот почему бы не спросить: откуда я знаю ее имя и имя ее подруги, или почему из-за Маргариты? Да и вообще, можно была уйму умных вопросов задать, но нет, это же не про нас! Видимо, тупость – чувство заразное. Определенно, сегодня не мой день. Сначала эта волчица, потом это перемещение… потом моя глупая выходка с нападением на Анастасию. А сейчас еще и моя отвратительная попытка завести разговор! Вот почему я сразу не додумалась прочитать ее мысли? Так бы уже знала, что Настенька не из-за пропавшей подруги рыдает, а из-за не справедливого, по ее мнению, увольнению. Вот кто тянул меня за язык? Что за злой рок на меня напал и так старательно отбирает последние мозги?

– Чего молчишь? – спросила Анастасия, весьма грубо. Не люблю грубых людей, они мне напоминают меня, похоже, мы с ней не подружимся.

– Ну, ты же не отвечаешь на мои вопросы! – возмутилась я, думая, как бы все по нежнее, что ли объяснить, чтобы хрупкая психика грубиянки выдержала этот поток информации, а то где один обморок, там и второй.

– Меня с работы уволили…

– Не за что? – поинтересовалась я, пытаясь оттянуть момент своих оправданий.

– Ну как сказать… – замялась она.

И как-то подозрительно долго молчала, минуты две где-то. Поэтому я приняла решение заглянуть в запутанное сознание девушки.

«За все пять месяцев работы я ведь и в самом деле опоздала раз сто! Но ведь другие косячили еще больше, но босс их не увольнял. Хотя, скорее всего, злился на Маришу, а уволили меня, потому что под горячую руку попала. Тогда может, когда остынет, то восстановит? Поломаться или сразу согласиться вернуться? Так стоп! А что там про пропажу Ритки, говорила рыжая?»

Вот на этой чудесной ноте Анастасия прервала поток своих мыслей и уставилась на меня. Ну, а я не растерялась:

– Хм, как грубо, рыжая, – передразнила ее.

Настя снова ошарашено посмотрела на меня. Кажись, сегодня мое новое хобби – удивлять заплаканных девчонок и говорить не подумав.

– Я что это вслух сказала?

– Нет, дорогуша, я просто твои мысли прочитала, ты же не думала, что я девчушка, которую к тебе ветром занесло? Все-таки сама сказала: пятый этаж, окна закрыты…

– Господи, я все-таки сошла с ума…

– А что перспектива имелась даже до моего появления? – ответа я не дождалась, зато дождалась новой попытки обморочного состояния сего объекта, поэтому поспешила опровергнуть ее довод, – Не волнуйся, не сошла ты с ума! Сейчас все будет, но только давай ты для начала встанешь, умоешься и мы на кухоньке, спокойно, под винцо, посидим, по болтаем о проблемах наших девичьих, ну и о том, конечно, как я сюда попала, и кто я такая. – говорила я поднимая Анастасию с пола и ведя на кухню.

Она послушно шла и даже, когда я ее подвела к раковине – умылась. Потом также послушно села, и осторожно подняв глаза, осмотрела меня с ног до головы и с разочарованием выдала:

– Не ушла…

– Кто не ушла? – не сразу поняла я.

– Ты не ушла… вот чего ты ко мне привязалась? Я не хочу в психушку! Давай ты исчезнешь, и все будет как раньше? – с надеждой попросила она, а я тяжело вздохнув, поняла, что ждет меня веселая ночка. Ночка, потому что за окном сейчас темно и фонари горят. Интересно, и в какой я город попала?

– Слушай, а я сейчас, собственно, где? – задумчиво поинтересовалась, игнорируя ее переживания.

– Обалдеть, моя собственная галлюцинация не понимает, что она у меня в квартире…

– Город, какой, гений?

– Санкт-Петербург…

– Весело…

Наш диалог оборвался, и Анастасия стала на меня задумчивую, откровенно пялиться, а я, собравшись с мыслями решила, что проблемы сами не рассасываются и я, как того сильно хочет Анастасия – не исчезну, предприняла попытку номер два под названием «Более менее адекватный диалог».

– Ну что ж… раз ты так просишь, я уйду, но чуть позже. Давай, ты меня сейчас сначала послушаешь, понимающе покиваешь и решишь сама – сошла ты с ума или нет. Но прошу, давай без истерик постараемся и без перебивания моей нервной персоны. Договорились?

Анастасия недоуменно на меня посмотрела, но кивнула в знак согласие, а я, получив одобрение, задумчиво смотря в голубые глаза собеседницы, начала свой не забываемый рассказ:

– Итак, пожалуй, начну с себя… Я – вполне очаровательная и сносная королева, а теперь, моя дорогая, на полном серьезе прими следующее слово, которое лично для меня огромная гордость – вампиров.

Мой энтузиазм и гордость никто не оценил, а лишь посмотрели вопросительным взглядом «издеваешься, да?» поэтому пришлось тихо сидеть и молчать, и само собой, ждать ее реакции, но ее почему-то не было, и вообще, чего-то я паниковать начинаю. Обычно люди усмехались, показывая свою степень неверия в мои слова не только взглядом, как данная особь женского пола, но и словами, ну или падали в обморок, если нервы прямо расшатаны вусмерть, ну или еще что-нибудь эпичное выделывали, а она молчит. Хотя может у нее лимит по обморокам исчерпался? Твою ж… сиди я теперь и думай, планирует она в обморок падать или просто дар речи потеряла…

– Продолжать? – осторожно поинтересовалась, не рискнув, лезть в ее мыли, а то опять ляпну чего-нибудь.

– Ну, попробуй бред моего воображения.

– Так меня еще никто не называл. – Решила я сообщить эту важную информацию. – Я хочу помочь тебе найти подругу… – я не успела договорить, потому что меня перебила Анастасия.

– А зачем тебе это нужно? Да и зачем её искать? Она вернётся…

– Ты. Обещала. Не. Перебивать, – раздраженно ответила я. Определенно, нужен отпуск. – Так вот, я хочу помочь, потому что без меня ты не справишься. Знаю глупая формулировка, но это – факт. Ты всего лишь человек, а твою подругу явно нелюди похитили. Понимаешь, в силу своего статуса я должна помогать своим детям. Как бы тебе объяснить? – задумалась я, ведь я еще сама не все до конца поняла, все-таки всего семь лет на троне.

– Но разве Рита твоя дочь? – удивленно поинтересовалась Анастасия.

– Представь себе! Книга жизни решила, что я, в расцвете своих подростковых сил, должна стать многодетной матерью! И самое интересное, от книги более толку никакого, а от государства тем более! Не будет же оно, в самом деле, ведьме помогать? Все сама, все сама! А детей-то кормить надо, они те еще проглоты, капризные причем, а скандальные-то какие… – протянула я, – Да и спасать тоже их надобно, как и Маргариту, кстати. И как ты понимаешь, все это легло на мои хрупкие плечики! – завывала я драматично, определенно, театрам не хватает меня. Не понимаю, как они до сих пор существуют без моего таланта?

– Ты сейчас серьезно или издеваешься?! – взвизгнула Анастасия.

– Ну, отчасти все так и есть, – начала я уже без заламывания рук и надрывного голоса, – Детишки и в правду проглоты, но эти проглоты по крови мне не родные, а по магии самое то. Маргарита – ведьма, следовательно, мое детище, вот такая странная логика в моем мире. Она, наверное, решила отклониться от нормы для большой драмы, с кем не бывает? – мило улыбнувшись, сообщила я и, добившись очередного, предобморочного состояния решила продолжить. Все равно ее теперь даже обморок не избавит от моей душевной компании. – Понимаешь, по крови она мне никто, но по магии, прям ближайшая родственница. У нас, у ведьм, прямо, как у евреев, везде родня!

– Но ты сказала, что ты Королева Вампиров, а сейчас говоришь, что ты ведьма и утверждаешь, что Рита тоже?

– Анастасия, там всё сложно. Я как бы, не совсем Королева Вампиров, я Королева Всех сверхъестественных существ и ведьмы тоже к ним относятся и да твоя подруга тоже ведьма. Если бы это было не так, то меня бы здесь не было. Это же логично.

– Логично не то, что ты и Рита ведьмы, а то, что я походу сошла с ума. Вот это да, вот это логично. – Вещала не верующая.

– За что мне это? – театрально закатив глаза, вопрошала я у потолка. – Мой браслет, – я подняла левую руку и провела по ней, показав это произведение искусства.

Хотите – верьте, хотите – нет, но я люблю этот браслет, даже больше себя, папочка говорит, что у нас установилась связь. Это редкость, когда браслет кого-то подпускает так близко к себе, а даже, если конкретнее, то я единственна во всей его истории. Просто, бывшие королевы не могли пользовать всей его силой, она была сокрыта от них, а я могу и скажу я вам, это странно. Он завораживает, притягивает меня к себе, но почему-то, только меня, в остальных он вселяет страх, почему так, я не знаю, может опять дело в связи.

Настя стала с интересом рассматривать серебряный, массивный браслет и протянула рук, чтобы коснуться его, но одна из змей зашевелилась и показала два маленьких клычка, и это заставило отдернуть девушку руку.

– Не бойся! – поспешила ее успокоить. – Они просто не любят, когда их трогают.

– Можешь продолжать, – разрешила Анастасия, переведя свой взгляд с браслета на меня.

– Хорошо. Мой браслет показывает мне ведения с разными событиями особой важности. Это значит, что опасность грозит не только одному человеку, но и многим людям и магическим созданиям.

– Понятно… Значит ты не бросишь меня… рыжая? – с грустной улыбкой спросила девушка, которая, кажется, начинает мне верить.

Я фыркнула, но посмотрев в печальные глаза девушки, положила свою руку на ее и произнесла:

– Я никогда никого не бросаю! Поэтому торжественно клянусь тебе, что буду рядом до тех пор, пока мы не найдем ведьмочку, но, если ты меня еще раз назовешь рыжей, то я твои каштановые волосы, такими, же рыжими сделаю!

– Какая ты вредная, такую клятву испортила! А как мне тебя звать? Ты, мое имя знаешь благодаря своей телепатии, а я твое нет!

– Если быть точной, то твое имя я узнала в видение, – деловито произнесла я, – А если забить на это, то, смею представиться, меня зовут Анжелика, очень приятно! – протянув руку, сказала я.

– Не соглашусь, – сделав кислую мину, произнесла она.

– Полностью поддерживаю, просто иногда лицемерие спасает ситуацию.

– Что-о-о-о?

– А ты думаешь, у меня своих дел нет, как тебе помогать?

– Злая ты.

– И опять же я тебя поддерживаю. Видишь, какой из нас отличный дуэт, чтобы ты не сказала, я тебя поддерживаю!

– Да, лучше не придумаешь. – пробурчала недовольно Анастасия и немного помолчав добавила, – Я буду звать тебя Ликой

– Можешь звать меня как хочешь, только не рыжей!

– Ладно. А откуда ты, Лика?

– Из Лос-Анджелеса.

– А я думала, ты из какого-нибудь другого измерения.

– Ха-ха, я понимаю твое разочарование, но ты не расстраивайся, у меня в Лос-Анджелесе замечательный замок, как-нибудь вас с Ритой туда свожу!

– Правда?

– Конечно. – как можно милее ответила я.

Не люблю быть милой, это слишком скучно. Но я должна любым способом отвлечь Настю от пропажи подруги, на нее и так сегодня много информации свалилось, не дай Бог, свихнется!

– Кстати… – загадочно произнесла я.

– Что? – с любопытством спросила Анастасия у меня, и прямо из бутылки стала пить вино. – Будешь? – показывая на источник ее алкоголизма, спросила она.

Я согласно кивнула и, щелкнув пальцами, создала нам бокалы. Всё-таки, думаю, я ошиблась, и мы с ней подружимся.

– Ого, удобненько! – проговорила Настя. – Ну, так что там за «кстати»? – с нетерпением спросила она, а я как ни в чем не бывало, налила себе вина и пригубила не много.

«Вот вредная!» – пронеслось в моем сознании.

– Сама такая!

– Ууууу, не томи! И перестань читать мои мысли!

– Ну ладно. Я расскажу тебе, как устроена система миров. Не смотря на то, что я из нашего мира, это не значит, что я ничего не знаю о других мирах. Их много во Вселенной, где-то миллиард, а может и больше!

– А ты была хоть в одном? – поинтересовалась Анастасия и налила себе вина.

– Да, я была в нескольких, но названий у них нет. Названия есть только у тех миров, где люди не имеют одинаковой внешности с другими мирами, да и вообще не схожи они по строению. В общем, так, в мирах, которых была я, там все, как у нас, просто судьбы у людей другие, но три судьбы никогда не изменяются!

– И чьи же это судьбы?

– Бога, Люцифера и моя.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жизнь проклятой королевы. Часть 1 (Д. Д. Светлова, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я