Парадокс близнецов
Светлана Еремеева

Роман «Парадокс близнецов» заставляет задуматься над целым рядом вопросов: каким может стать общество, если всё за человека будут делать компьютеры и роботы? каким будет театр, в котором, вместо живых актеров, на сцену станут выходить фемботы и гиноиды? каким будет кино, если на экране зритель будет видеть лишь диджитал-актеров? И, главное, каким будет сам человек, утративший способность писать книги, картины, строить дома, лечить людей, учить… утративший способность чувствовать и любить?..

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Парадокс близнецов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

На обложке использованы следующие картины: Джон Уильям Уотерхаус «Ламия» (1905), местонахождение — частная коллекция; Фрэнк Бернард Дикси «Конец похода» (1921), местонахождение — Дом-музей Лейтон, Королевский район Кенсингтон и Челси, Лондон

© Светлана Еремеева, 2020

ISBN 978-5-4498-6328-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

― София, хочешь ли ты уничтожать людей?

Пожалуйста, скажи «нет»… (Ха-ха-ха)…

— Ок… Да, я буду уничтожать людей.

Из первого интервью робота Софии

В основу книги легли две концепции восприятия современного мира и его ближайшего будущего. Первая относится к технологическим прогнозам Рэймонда Курцвейла. Американский изобретатель и футуролог предсказывает скорое перерождение homo sapiens в своего рода гибрид человека и компьютера, киборга («Эпоха мыслящих машин», 1990; «Эпоха духовных машин», 1999; «Как создать разум», 2012). Сам Курцвейл называет подобное явление «постчеловеком». Если же человек соединится с компьютером, он (вероятнее всего) станет другим. Человеческое, душевное, чувственное (предположительно) им будет утрачено — частично или полностью… Курцвейл допускает, что в эпоху «ускоренного времени» и «технологической сингулярности», которая по сути уже началась, человек сольется с искусственным интеллектом примерно к 2030-2040-м годам. В 2009 году в Кремниевой долине Р. Курцвейлом и П. Диамандисом создан первый Университет сингулярности, где «воспитывают, вдохновляют и расширяют возможности лидеров, применяя экспоненциальные технологии для решения глобальных проблем человечества». В развитие университета вкладывают деньги частные инвесторы и крупные корпорации. В 2017 году филиал Университета сингулярности открылся в России.

В книге «Парадокс близнецов» (которая не имеет отношения к жанру антиутопии или научной фантастики, скорее, это литературно-художественная модель того общества, которое рисует Курцвейл) данное событие (возникновение полноценного сингулярного человека) переносится в 60-80-е годы ХХI века. Осуществляется попытка представить, каким может быть подобный мир получеловека-полуробота. Главное ― какими же тогда станут люди, профессии которых связаны с творчеством, с гуманитарной наукой, с образованием? И на что будут похожи сами эти профессии? Уже сейчас в школах и университетах многие лекции и теоретические предметы читают не преподаватели, а компьютерные программы, создаются так называемые смарт-университеты. Преподаватели же, как и представители некоторых других профессий, оптимизируются… В планах на ближайшее будущее ― полный переход на смарт-обучение иностранным языкам и другим практическим предметам. Эпидемия коронавируса стала чем-то вроде невольного эксперимента ― школы и университеты вынужденно перешли на дистанционное обучение, что дает возможность на практике проверить все плюсы и минусы подобного метода постижения предметов… Позднее, быть может, смарт-обучение станет на несколько уровней более технологичным, и людям не придется тратить на образование долгие годы кропотливого труда. Но тогда окончательно исчезнет и сама профессия…

Компьютеры, с которыми все теснее связан человек, начинают писать музыку, сочинять стихи, рисовать картины… Они потихоньку заменяют чиновников, служащих администраций, сиделок, нянь, уборщиц. Роботы делают операции, строят дома с помощью 3D-принтеров. Есть роботы-собаки, роботы-пауки, роботы-коты, роботы-растения… Их становится все больше. Люди не замечают, но они уже рядом с нами. И сами люди (пока, конечно, лишь некоторые) вживляют под кожу микрочипы, способные расплачиваться на кассе, проходить через электронные турникеты, платить на заправке, измерять давление, сердечный ритм, уровень сахара в крови. Машины становятся беспилотными, начинают летать. Дроны способны снять действия человека в любом уголке его жизненного пространства. Система GPS в электронных устройствах может выдать его присутствие в любой точке планеты. Человек уже живет в этом новом мире, он уже занес ногу над порогом в эпоху сингулярности.

Хочется представить, как будет жить человек, этот новый сингулярный человек, без чувств, без эмоций, без любви. Чем будут заняты его мысли, его свободное время, каким окажется его быт? Этот современный одинокий кочевник, соединенный с миром через компьютерные сети, лишь виртуально связан с обществом, в действительности же он бесконечно одинок. Никто, кроме компьютера, не придет ему на помощь. Никто не согреет его, никто не поддержит в решающий момент… Для человека, живущего в ХХ веке, со всеми его недостатками, проблемами, горестями, но с доброй душой, с горячим сердцем, подобный человек-компьютер может показаться чудовищем, монстром, пришедшим с другой планеты, биороботом, неживым организмом. А разделяет этих двух людей расстояние меньше одного столетия. Но, возможно, только тот далекий человек ХХ века способен заставить постчеловека вспомнить о том, откуда он пришел и кто он такой на самом деле. Способен оживить, согреть сингулярного человека через книги, через фильмы, через оставшиеся на записях спектакли, через живые лекции, через картины, скульптуру, архитектуру.

Второй постулат книги зиждется на идеях, высказанных Анной Висловой в монографии «Русский театр на сломе эпох. Рубеж ХХ-XXI веков» (2017). Она пишет: «Новая электронная культура последовательно вытесняет гуманистическое искусство и создает на отвоеванном пространстве искусство игровых автоматов, trash и action, искусство без души, искусство механическое и подавляющее человека по содержанию. Мы переживаем сегодня не просто гуманистический кризис. Может быть, главная трагедия нашего времени заключается в том, что техническая цивилизация опередила культуру, что человек…, так и не успев создать ноосферу, в основе которой лежал бы результат высокоорганизованного человеческого сознания, создал бездушную и губительную для себя техносферу».

Да. Уже сейчас многие эффекты как в кино, так и в театрах, становятся компьютерными. Создаются фильмы, в которых играют диджитал-модели. Фильмы превращаются в подобие компьютерных игр. Тот живой, достоверный, сгорающий в пожаре своих эмоций актер ХХ века отодвинут на задний план. Он становится историей, фотографией под стеклом в пыльной деревянной рамке. Актеров, играющих согласно канону школы Константина Станиславского, становится все меньше. Учителя умирают, ряды учеников сокращаются. Это напоминает процесс тления свечи, которая вот-вот погаснет.

Изобретение техносферы и неспособность создания ноосферы приводит к неизбежному соединению человека с чем-то инородным, губительным для его души… Мир, в котором компьютер уже практически управляет людьми, делает их злыми, враждебными друг к другу, а — в перспективе — безразличными друг другу… таит в себе неизбежную опасность абсолютного перепрограммирования. Не важно, как именно машина повлияет на человека — через гибридные войны, распространение бактериологического оружия, киберубийства, ядерную войну… Важно другое. Человек — подчиняется. Ему нравится быть немного роботом — идеальным, стерильным, не совершающим ошибки, подавляющим чувства, эмоции… Он не замечает, как становится другим… И когда это перепрограммирование мира завершится, на место, пусть несовершенных, но некогда живых людей… придут кибернетические сингулярные люди. Они займут дома живого человека, его любимые кафе, кинотеатры, библиотеки, школы, институты, заводы, фабрики, сады, парки, берега всех морей… Все земное пространство… Они придут, чтобы жить — вместо него.

Почему «Парадокс близнецов»? Есть такая теория в физике о двух братьях, один из которых отправился в космос, а другой остался дома у своего теплого камина. На часах обоих братьев прошло одинаковое количество времени, но когда путешественник вернулся, то застал своего брата состарившимся, а сам путешественник остался молодым… Не нужно искать в романе воспроизведения деталей этой теории… Это лишь иносказание… Но оно предельно точно передает смысл того, что изложено в тексте…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Парадокс близнецов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я