Сборник «3 бестселлера. Юмористическое фэнтези»
Светлана Багдерина

В сборник вошли книги: «Здравствуйте, я ваша фея, или Счастье по вызову» Светланы Багдериной, «Девочка и эльфы» Владимира Журавлева, «Дурнушка Хана» Стэллы Соколовой. Серия «3 бестселлера» – это уникальные сборники популярных книг современных авторов. Серия представлена жанрами любовного фэнтези, современного и исторического любовных романов, любовной фантастики. Мы собрали самые увлекательные истории о попаданках, романтических путешествиях в космосе, любовных треугольниках и еще многие другие сюжеты, способные заинтриговать и взбудоражить воображение любого, даже самого прихотливого читателя.

Оглавление

  • Светлана Багдерина. Здравствуйте, я ваша фея,. или Cчастье по вызову
Из серии: 3 бестселлера

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сборник «3 бестселлера. Юмористическое фэнтези» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Светлана Багдерина

Здравствуйте, я ваша фея,

или Cчастье по вызову

Пролог

–…А я говорю, что не возьму его! — профессор пиромагии гневно мотнул головой и грохнул кулаками по столу, выбивая искры из гладкого черного дерева. — Ни за что! Если, конечно, уважаемый ученый совет не хочет через неделю заняться поисками другого здания для Школы!

Уважаемый ученый совет не хотел, и поэтому растерянный взор ректора Высшей Школы Магии Шантони Гийома Уллокрафта с главного пиромага перешел на его соседа.

— И не подумаю! — неистово затряс бородой профессор магической алхимии, не давая ректору и рта раскрыть. — У меня полная группа! А у него нет никаких склонностей!

— Если мы будем искать у него склонности хоть к чему-то… — саркастически усмехнулся в тонкие усики декан факультета изысканных удовольствий и волшебных наслаждений. Он первым отбоярился от принятия на свой факультатив кошмара всех профессоров, и теперь сочувственно, но не без превосходства наблюдал за отчаянными попытками коллег повторить его успех.

Уллокрафт, тучный чародей в колпаке, вышитом магическими символами, тяжело вздохнул, признавая свое поражение в так и не начатой битве, и перевел взгляд с алхимика на преподавателя волшебных боевых искусств.

— Тогда, может, почтенный де Сиянс…

Но и почтенный де Сиянс — следующий по удаленности за столом совещаний — ушел в глухую оборону, не дожидаясь нападения.

— Тоже полная группа. Даже перебор, — хмуро забурчал он, уставившись в столешницу. — Помещение маленькое. Реквизита мало. И количество сейчас четное. Спарринг-партнера не будет. И к тому же, с ним вообще выйдет тринадцать. Вы серьезно хотите, чтобы в такой группе, как у меня, было несчастливое число студентов?

— Но он изъявил желание посещать факультатив по боевой магии, — Уллокрафт попытался убедить непреклонного воителя.

— А если он пожелает жить в ваших апартаментах, вы тоже у него на поводу пойдете? — презрительно фыркнул упрямый магистр. — Надо проявить бойцовский дух, господин ректор!

— А лучше всего — выставить его из Школы ко всем лешим, — сурово посоветовал профессор нежитезнания, сидящий после де Сиянса, и поэтому следующий на очереди по уговариванию.

Ректор поморщился страдальчески, из последних сил отгоняя соблазн так и поступить, и со вздохом произнес:

— За каждый год его обучения заплатили авансом столько, сколько мы получаем за весь шестилетний курс от семерых нормальных студентов.

— Богатенький сынок? — понимающе усмехнулся профессор пиромагии, хронически отстающий от всех школьных сплетен, новостей и проблем.[1]

— Нет, — покачал головой Уллокрафт. — Если бы всё было так просто…

— Отец у него мельник, если я правильно помню? — почесал профессор-растениеборец бороду, увитую цветущей птицеловкой.

— Приемный отец, — с важным видом записного герольда поправил профессор левитации и воздухоплавания. — Запутанная семейная история.

— Зато дед у него — родной, имею в виду — монарх одной богатой, хоть и маленькой, варварской страны, и, к тому же, выдающийся маг, — авторитетно проговорил преподаватель техники прорицания и гадания.

— Сына мельника, и даже родственника простого короля можно было бы вытурить с позором за милую душу… — при новой мысли о столь дивной перспективе Уллокрафт непроизвольно потер руки, но тут же спохватился и сконфуженно сунул их в рукава парчовой мантии. — Но внука чародея такой величины…

— За обучение которого была заплачена такая прорва золота… — дотошно напомнил преподаватель прикладной магоматики и по совместительству главный казначей Школы.

— А, может, скинемся? Я готов свое месячное жалованье отдать! — жалобно обвел коллег слезящимися глазами преподаватель трансформации, покинувший индивидуальное занятие с легендарным учеником всего час назад — с тарелками вместо ушей и фиолетовыми волосами.

Магоматик проворно выудил из кармана счеты, пощелкал костяшками, и с сожалением покачал головой:

— Не получится. Если даже каждый из нас отдаст двухмесячную зарплату, мы еще останемся должны по сорок раз столько же. Но я не беру его тоже! — поспешно добавил он, едва почувствовав взгляд ректора на себе.

— А кто тогда его возьмет? — Уллокрафт обвел унылым взором окружавшие его лица.

Профессура попрятала глаза.[2]

— Добровольно это чудо может взять только тот, кто его не знает, — пиромаг мрачно усмехнулся в обгорелый ус.

— Да кто же его не знает?! — вырвался измученный стон из покусанных губ главного мага.

— Кто?..

Взоры профессоров и магистров одновременно, словно магнитом притянутые, устремились в дальний конец стола. На единственного члена совета, который до сих пор не сообщил, по какой причине посещение его факультатива самым знаменитым студентом школы абсолютно невозможно.

Вернее, ее факультатива.

— Мадам Фейримом? А, мадам Фейримом? — преподаватель астрологии деликатно постучал указательным пальцем по обтянутому розовым шелком локотку. — Проснитесь, пожалуйста, на минутку!

— А?.. Что?.. Где?.. — заполошно замигали маленькие серые глазки за толстыми стеклами очков, спицы, не перестававшие вывязывать кружево, даже когда хозяйка спала, сбились с такта, порвали нитку и упали на колени, а птичка на модной шляпке испуганно забила крылышками по голове моментально свернувшегося ежика.

— Мадам Фейримом, — проговорил ректор Уллокрафт торжественно, но быстро, чтобы противник не успел сообразить и занять круговую оборону. — Ученый совет единогласно постановил, что…

— Он уже начался?! — смутилась донельзя старушка. — Ох, прошу меня простить великодушно… Кажется, я немного задумалась…

— Да, слегка. Совсем чуть-чуть, — благодушно кивнул ректор. — И поэтому не обратили внимания на самое главное…

— Ах, да! Самое главное! — всплеснула маленькими округлыми ручками мадам Фейримом. — Благодарю, что напомнили! Вы такой заботливый, Гийом, просто душка!

— Так я хотел… э-э-э… сообщить…

— Да-да, конечно, пожалуйста, всегда рада вас выслушать, но сначала — о самом главном, вы же сами только что сказали!

Старушка поправила легкомысленно съехавшие набок очки, слегка откашлялась, принимая вид строгий и официальный, и заговорила размеренно и торжественно, словно пересказывая заготовленную заранее речь:

— Самое главное для нас, уважаемые коллеги, то, что впервые за всю историю существования факультета крестных фей мы решили обратиться к вам, мужской половине Школы, с просьбой. Очень… необычной просьбой, я бы сказала. Но это чрезвычайно необходимо для поддержания реноме института крестных фей как такового, и поэтому мы просим не отказать, рассмотреть и изыскать возможности.

— Хорошо! — словно щука зазевавшуюся плотвичку, мгновенно узрел свою выгоду и живо среагировал Уллокрафт. — Тогда я предлагаю обмен! Взаимовыгодный, естественно. Мы откликаемся на вашу просьбу. А вы — на нашу.

— Я всегда говорила, милый Гийом, что вы — сама любезность и очарование! Что бы мы без вас делали! — довольно заалели щечки моментально растерявшей всю напускную суровость феи.

— Благодарю, мадам… — пробормотал ректор и тоже покраснел.[3] Но отступать было некуда.

— Сообщите же нам поскорее свое желание, милейшая мадам Фейримом, и мы его выполним в тот же миг! — ясно сознавая, что и за более мелкие прегрешения с людьми переставали здороваться, а на день рожденья покупали им наемных убийц, Уллокрафт виновато попытался изобразить подобие жизнерадостной улыбки. — В обмен на желание наше, как договаривались.

— О, просьба научного совета нашего факультета на самом деле очень простая, дорогой Гийом, и исполнить ее не составит вам труда. Дело в том, что мы бы хотели попросить предоставить нам для обучения в грядущем семестре по специальности «фея-крестная»… с последующим прохождением летней практики… э-э-э… молодого человека. Доброго. Обаятельного. Умного. Трудолюбивого. Способного. Я, разумеется, понимаю, что в наше время отыскать подобное совершенство почти невозможно… но…

— Для вас — всё, что угодно! — позабыв про муки совести, расцвел ректор. — Естественно, с нашей стороны это — огромная жертва, но именно такого юношу мы готовы предоставить вам абсолютно добровольно!

— А ваша просьба к нам?..

— И безвозмездно! — великодушно закончил Уллокрафт. — Его имя — Агафон Мельников сын, и он может приступить к занятиям на вашем факультете с завтрашнего дня! Желаю успеха!

— Благодарю вас, Гийом! Вы так добры, внимательны и бескорыстны!..

Часть первая

Здравствуйте, я ваша фея,

или Счастье по вызову

Здороваться с ректором ВыШиМыШи[4] декан факультета крестных фей перестала в первый день занятий.

Без предисловий и вступлений ворвалась она в кабинет погруженного в послеобеденную пищеварительную дрему чародея и стукнула маленькими кулачками о край его рабочего стола так, что подпрыгнул чугунный письменный прибор, а какао из чашечки перед его премудрием взвилось испуганно в воздух и приземлилось в чернильницу.

— А… ты хорошо сегодня выглядишь… какое милое платье… в крапинку… милую… тоже… — главный маг почуял неладное и попытался остановить надвигавшуюся бурю.

С таким же успехом он мог попробовать пришлепнуть птицу Рух мухобойкой.

— Какого лешего, Уллокрафт?! — проревела фея вместо приветствия. — Кого ты мне дал?!

— К-как ты и просила, Б-бриджит… — не стал делать вид, что не понимает, о чем идет речь и сконфуженно пробормотал ректор. — С-студента…

— Какого?!

— М-магофона… М-мегафона… М-мельникова…

— Не прикидывайся бОльшим идиотом, чем он, Гийом!!! Даже у тебя это не получится!!!

— Он не идиот! — попытался защитить не столько Агафона, сколько себя волшебник. — Он вполне замечательный молодой человек! Просто ты не нашла к нему подхода! Он же всего первый день среди вас, дело молодое, смутился, растерялся — столько девушек прелестных вокруг!..

Но старушка оставалась неумолимой.

— Ни один монах не смог бы смутиться и растеряться до такой степени, чтобы перепутать заклинания серебряной пыли, в облаке которой мы должны появляться подопечным, и распыления масляной краски!!!

Ее горящее от гнева личико приблизилось к его пылающей стыдом физиономии на расстояние вытянутой руки. И только теперь слегка близорукий волшебник заметил, что и лицо, и очки, и прическа, и шляпка, и птичка на шляпке, не говоря уже про ежика — все покрыты той же самой миленькой зеленой крапинкой, что и розовое платье феи.

«Только попробуй, хихикни», — не говорили — рычали ее суженные подобно бойницам глаза. И Уллокрафт благоразумно и поспешно прикусил обе губы и вперил предательски зажегшийся смехом взгляд в залитую смесью чернил и какао столешницу.

— Знаешь, Бриджит… Я тут недавно наткнулся на универсальное заклинание удаления пятен от лаков, эмалей и красок со сложных и особо сложных поверхностей. Если хочешь, могу записать тебе слова, — проговорил он, сосредоточенно уставившись на сине-коричневую лужицу перед собой.

Но мадам Фейримом явно хотела большего.

— Ты сегодня же… нет, сейчас же… заберешь к себе этого… это… эту… и выдашь нам другого ученика! — рассерженной кошкой прошипела она, — и за тобой еще останется выполнение любого нашего желания… нет, трех! Каждый день! В течение месяца!

— Но, Бриджит, дорогая, он же у вас всего несколько часов занимался!

— Зато чем!!! Это, — рассвирепевшая фея ткнула в свое испорченное платье, — только конец учебного дня! Последние капли, так сказать! А ты не видел, что было до этого! Живодер!

— Он не живодер… — маг неуверенно попытался оправдать Мельникова.

— Я не о нем, а о тебе! — разъяренно фыркнула фея.

Ректор уныло вздохнул, признавая поражение. В конце концов, его можно было назвать малодушным, нерешительным, мягкотелым, добродушным, но живодером его еще никто не называл.

— Ну что ж… — разведя руками, пробормотал Уллокрафт, — если ты настаиваешь, чтобы я взял его обратно…

— Да, я настаиваю! — чуя неминуемую победу, торжествующе изрекла мадам Фейримом.

— Тогда…

«Тогда я возьму его обратно», — хотел договорить волшебник и положить делу конец, но в тот же миг перед его мысленным вором предстали профессора, отчаянно и упорно отказывающиеся брать такого ученика, как Агафон… Затем вновь и вновь всплывающее предложение отчислить его… Потребованное большинством голосование… отчисление… необходимость возвращать золото, уплаченное авансом — и потраченное уже давно… А ведь, наверняка, выяснять, отчего его внучек заявился посреди семестра домой, примчится дед… не к ночи будь сказано… чур меня, чур… И всё это… всё это… всё это из-за того…

— И всё это из-за того, уважаемая мадам Фейримом, что вы сами не знаете, чего хотите! — волшебник сердито шлепнул ладонями по собравшейся на столе луже, и сине-бурые брызги украсили его мантию, бороду и дополнили дизайн розово-зеленого наряда посетительницы.

— Это как?!.. — опешила она при неожиданном сопротивлении там, где ожидалась скорая победа.

— А вот так! — приподнялся и перешел в контрнаступление Уллокрафт. — Вы у меня кого заказывали? Доброго. Обаятельного. Умного. Трудолюбивого. Способного. Я ничего не пропустил?

— Н-нет… — недоуменно воззрилась на него старушка.

— Ну так кого просили, того мы вам и выделили! — ректор развел руками, изображая воплощенную невинность. — Агафон Мельников, по-вашему, злой и антипатичный?

— Н-нет…

— Глупый?

— Д-да вроде, не похоже…

— Бездарный?

— Да лучше бы он был бездарным — для общества безопаснее!

— Ленивый?

— Не успела понять…

— И вы, милейшая мадам Фейримом, врываетесь в мой кабинет, обливаете меня чернилами… хорошо, хоть не грязью… и обвиняете такого уникального студента, как Мельников, во всех грехах, даже не получив о нем хоть сколь-нибудь четкого представления?!

— Гийом! — не находя других слов, потрясенно всплеснула ручками фея. — Гийом!..

— Где ваш педагогический талант? Опыт? Навыки и умения?

— Гийом, не передергивайте кар… то есть, факты!

— Я их не передергиваю — я выкладываю на ваше обозрение: у меня не лов!.. То есть… я хотел сказать… формально все ваши требования мы выполнили, и причин для негодования у вас быть не должно!

— А неформально?!

— Неформальных отношений между персоналом Школы, согласно Уставу, быть не может! — победно продекламировал Уллокрафт, выдохнул удовлетворенно, опустился на мягкое сиденье кресла, и с чувством выполненного долга откинулся на спинку. — И я вас больше не задерживаю, мадам Фейримом. Вас ждет педагогический процесс!

Ответ разъяренной феи, исчезнувшей с громким хлопком в облаке распыленной зеленой краски, разобрать ему не удалось.

Вздохнув, его премудрие мысленно вычеркнул из списка партнеров по субботнему преферансу профессора Фейримом и принялся вспоминать универсальное заклинание на удаление пятен от лаков, эмалей и красок со сложных и особо сложных поверхностей, одна из которых включала в себя бороду и физиономию ректора ВыШиМыШи.

* * *

Прошло четыре месяца.

Позади остались уроки эффектного появления перед опекаемым объектом, практика по обращению с волшебной палочкой, занятия по речевому и поведенческому этикету феи, изучение регистра стандартных желаний в двух томах, реестра нестандартных желаний в двадцати, курсы убеждения и формирования мировоззрения подопечного, и прочая, прочая, прочая. Постоянное хихиканье и шепотки юных феечек, издевки и смешки однокашников, равно как и стоическое терпение преподавательниц тоже приближались к концу вместе с программой третьего курса.

Большую жирную точку в истории эксперимента факультета фей поставил, похоже, экзамен по трансформации, когда час с четвертью непрерывных попыток Агафона превратить тыкву в карету увенчались неожиданным для всех[5] успехом. Многострадальный оранжевый муляж любимого овоща исполнительниц желаний вздрогнул, заколыхался, словно стал резиновым, и принялся быстро расти. Студентки ахнули, Агафон охнул, а его преподавательница выронила страховочную волшебную палочку со встроенным секундомером и прослезилась.

Когда превращение завершилось, перед глазами собравшихся стоял самый безупречный образец современного каретостроения, какой только могло представить себе воображение отчаявшегося ученика. Золотые стенки, серебряные дверцы, шелковые занавески, платиновые колеса и циркониевые подножки, усыпанные драгоценными камнями, сверкали под солнечными лучами, заливавшими задний двор корпуса факультета и, казалось, не было в мире ничего прекраснее, чем сие творение магии.

Ну кто, скажите пожалуйста, кто, какой идиот надоумил сеньору Вапороне, председателя комиссии, проверить собственнолично, достаточно ли мягкие в карете подушки?!..

Агафон передернул плечами при одном воспоминании о последствиях, тяжко вздохнул, втянул голову в плечи и нервно поерзал на жесткой скамье — других для провинившихся студентов в приемной декана факультета крестных фей мадам Фейримом не было.

— Сиди-сиди, изверг, — сурово зыркнул на него с антресолей монументального книжного шкафа розовый скупидон.[6] — За такое волшебство тебя не только выгнать — поселить в твоей карете мало будет! Бедная сеньора Вапороне!

— Тебя не спросили, — мрачно огрызнулся студент. — А будешь еще мои дела комментировать, я тебя…

Агафон поднял руки, состроил зверскую рожу и угрожающе забормотал вполголоса древнешантоньский алфавит.

— Тетушка Фейримом, тетушка Фейримом, помогите, спасите, заколдовывают!.. — с притворным испугом заверещал скупидончик, и когда фея выскочила из кабинета — глаза пылают праведным гневом, волшебная палочка наготове — противное существо взмахнуло крыльями, поднимая пыль, спряталось за ее пухлую спину и показало Агафону язык:

— Третью и седьмую букву пропустил, двоечник!

— Мельников? — сурово нахмурилась фея. — Ты здесь зачем?

— Дык… мадам Эгалитэ сказала… что вы хотели меня видеть… но я не виноват… правда… это… она сама…

— Что — она сама? — непонимающе свела над переносицей седенькие бровки главная фея. — Кто — она сама? Мадам Эгалитэ?

Безумная мысль сверкнула в мозгу студента, что, может, декан еще не в курсе его бенефиса на экзамене и вызвала по какой-нибудь иной причине и, может, всё еще на сегодня обойдется…

Агафон прикусил язык.

— Д-да… она сама… меня позвала… — сбивчиво пробормотал он. — Мадам Эгалитэ. Пригласила. К вам.

— Ах, да, — словно только что вспомнив что-то, фея кивнула, скорее, своим мыслям, нежели словам ученика. — Я просила ее послать тебя ко мне, если встретит по дороге. Проходи. Нам надо поговорить. О твоей практике.

«Не знает, не знает, пронесло!!!» — обрадованно подскочило сердце студента, — «Завтра она уезжает на семинар в Лотранию, потом у нас практика начинается — и провались оно всё синим пламенем, как говорит Шарлемань Семнадцатый! К концу точно забудется!»

И Агафон, с галантным полупоклоном пропустив мадам Фейримом вперед, закрыл за ними обоими створки двери. Не забыв показать скуксившемуся скупидону язык.

— Итак, Агафон, Мельников сын, похоже, что долгий семестр нашего сотрудничества, наконец-то, подошел к концу, — заговорила фея, когда гость был усажен перед письменным столом хозяйки кабинета и оделен кружкой ромашкового чая и круглым пирожком с вишневым джемом. Вторая кружка и второй пирожок медленно остывали нетронутыми перед мадам Фейримом.

— Я очень рад, — брякнул студент, и едва не подавился невесть откуда взявшейся в почти прожеванном куске косточкой.

— А уж я-то как рада… — крестная фея меланхолично извлекла из воздуха и протянула кружевной платочек натужно кашлявшему гостю.

— С-спасибо… — просипел он.

— На здоровье, дитя мое, — добродушно кивнула Фейримом. — А пока хоть на несколько минут твой рот занят чем-то иным, нежели изречением необдуманных сентенций, позволь, я скажу пару слов о том, зачем наш факультет пошел на такой рискованный шаг, как приглашение в свои ряды юноши, такого, как ты.

При словах «как ты» Мельников поморщился, но, памятуя недавнюю косточку на зубах, от комментариев воздержался. Старушка кивнула, словно уловив и оценив мысли визитера, и ровным голосом продолжила:

— Однажды наша самая старая фея, мадам Дюшале, была призвана своей давнишней приятельницей — деревенской молочницей — на родины к внучатой племяннице. Но роды задержались, и, чтобы не скучать, молочница предложила нашей коллеге с дальней дорожки чуток согреться и расслабиться. Время шло, ребеночек не торопился появляться на свет, а веселая молочница всё подливала и подливала домашней настойки своей давней подруге. И поэтому, а, может, по иной причине, когда ее позвали к новорожденному, она отнеслась к своим обязанностям несколько… легкомысленно. Узнав только, что младенца назвали Лесли, она произнесла над своим новым подопечным связующее их заклинание, чмокнула в щечки и отправилась спать. Когда же утром она проснулась ближе к полудню, то к ужасу своему обнаружила, что добрая ее знакомая — несомненно, из исключительно благих побуждений — сыграла с ней злую шутку.

— Налила в ботинки воды? — вырвалось у Агафона прежде, чем он успел подумать и прикусить длинный свой язык.

Фея опалила скукожившегося студиозуса презрительным взглядом, фыркнула и покачала головой.

— Нет. Она подсунула ей мальчика. Ты, наверное, знаешь… — фея с сомнением сделала паузу, словно размышляя над этим своим смелым предположением, — что на северо-западе Шантони довольно часто встречаются гвентянские имена? Ну, так Лесли в Гвенте — имя и мужское, и женское.

Агафон хотел сказать, что, в таком случае, это самое дурацкое имя, какое ему только приходилось слышать, но подумал, и решил хоть на этот раз промолчать.

— Так звали мою бабушку… — мечтательно полуприкрыв глаза, отхлебнула из розовой чашечки остывший чай мадам Фейримом. — Ну, да не в этом дело.

— Да? — студент вежливо склонил голову набок и отчего-то покраснел.

— Увы, — сухо поджала губки старушка. — И ты, наверное, уже догадываешься, в чем.

— Э-э-э… — неуверенно протянул Агафон, — Не очень?

Фея с усталой укоризной взглянула на него из-за толстых круглых стекол очков, вздохнула обреченно, и сказала:

— А дело в том, мой милый сообразительный мальчик, что если бы ты внимательно слушал лекции по теории крестного фейства, то знал бы, что мы покровительствуем исключительно девочкам.

— Да?!.. — поразился гость до такой степени, что отставил чашку, отложил недоеденный пирожок в сторону[7] и привстал на стуле. — Но это несправедливо! Это же швах… шоу… швы… Шива…

— Шовинизм? Может быть, — рассеянно повела круглым плечиком Фейримом, — но так работает магия, связующая нас с подопечными. Крестная фея — женщина, и оказывать магическое покровительство она может только существу своего пола.

— Но как же тогда тот парень?..

— Норна Дюшале смогла установить над ним опекунство, потому что в таком юном возрасте магия еще не делает различий между мальчиком и девочкой. Но теперь мальчик вырос, как ты понимаешь. Вскоре после принятия под свое крыло Лесли мадам Дюшале умерла от почтенных лет, и мы, естественно, сразу передали ее волшебную палочку девушке, готовой к выполнению обязанностей феи-крестной, в том числе, взятых на себя нашей несравненной оригиналкой… Но не тут-то было! Палочка не желала принимать новую хозяйку, и никто не мог уразуметь, почему… пока мне не пришло в голову навестить ее единственную подопечную. Оказавшуюся к тому времени, совершенно естественно, здоровым подростком четырнадцати лет.

Фея сделала из магически наполнившейся горячим чаем чашечки несколько мелких глоточков, утерла салфеткой губы, и продолжила:

— Для того чтобы решиться на неслыханное и попросить ректора Уллокрафта предоставить нам для обучения юношу, совету нашего факультета понадобилось еще два с половиной года дебатов и сомнений. И, хорошо ли, плохо ли, ты обучение закончил. Сегодня у тебя ведь был последний экзамен? И как результат?

— Карета получилась ошеломительная, — честно признался студент.

— Иного от тебя я и не ожидала, — усмехнулась Фейримом и продолжила: — И теперь нам осталось лишь провести ритуал вручения тебе палочки бедной Норны и отправить к месту проживания твоего подопечного. Которому, кстати, на днях исполняется семнадцать. А это означает, если ты помнишь, что он получает право воспользоваться услугами крестной… или крестного, в нашем случае… для устройства своего будущего.

Фарфоровая чашка выпала из разогнувшихся пальцев Агафона и, щедро орошая его остатками чая, покатилась по коленям на ковер.

— Так это была не просто давняя история?!

— Нет, дорогуша, — старушка неодобрительно покачал головой: — Я потратила полчаса своего драгоценного времени не для того, чтобы замутить тебе и без того не слишком ясную голову старыми байками. Завтра утром ты приступаешь к своим прямым обязанностям. Они же — твоя летняя практика. И если к ее окончанию объект не будет женен на принцессе, то по возвращению в Школу тебя на пороге будут ждать твои собранные вещи.

— Так значит… я… на самом деле буду… первым… феем? — сипло выдавил потрясенный развернувшимися пред ним перспективами Агафон.

— И, надеюсь, последним, — сухо поджала губки старушка. — А теперь — до завтра, молодой человек. Мне еще надо ознакомиться с протоколами сегодняшних экзаменов. Встречаемся завтра в восемь утра на заднем дворе.

В глубине души Агафон опасался, что провожать его в дальний путь придет весь факультет. Утро показало, что страхи его были абсолютно беспочвенны.

Провожать последнего фея на задание пришла вся Школа.

Дальние углы, где можно было пристроиться, не мозоля глаза преподавателям, глухой забор, на котором можно было расположиться словно на насесте, ветки деревьев, балконы, крыши, водосточные трубы, карнизы, окна, выходящие на сроду не знавший такого внимания задний двор, и даже воздушное пространство[8] над ними были забиты студентами всех курсов и факультетов ВыШиМыШи.

Вдоль досок ограды изобретательные однокурсники протянули наспех намалеванные транспаранты вроде: «Да здравствует первый человек среди фей!», «Агафон: фея сегодня, завтра — русалка!» и «Не боимся феминистского звона — назначим Снегурочкой Агафона!». Над их головами выписывали цветным дымом инициалы «А» и «М» двое старшекурсников, гордо реющих на столовских самоварах.

Едва Агафон распахнул дверь, ведущую на двор, как сводный хор факультетов вразнобой, но с шальным энтузиазмом грянул марш «Прощание шантоньки», переиначенный ехидными школьными пиитами за ночь в честь первого и последнего фея:

В ВыШиМыШи становится скучно,

Уезжает от нас Агафон.

Все студенты рыдают беззвучно,

А из прачечной слышится стон.

Не печалься, Жюли!

Он вернется добрым феем,

Слезы высушит он,

Словно феном, Агафон.

Фейский сан заслужи, не филоня,

Практикуйся и ночью и днем.

А потом к нам вернись, Агафоня,

Новый Год без тебя не начнем.

Ректор и деканат,

Водяные, домовые

С нетерпением ждут

Фейерверк и салют…

— К-кабуча!!!.. — пискнул студиозус, развернулся на сто восемьдесят градусов, рванулся назад… и столкнулся с плотной стеной фей, торжественно шествовавших в арьергарде.

— Что случилось? — недоуменно подняла брови мадам Фейримом.

— Там… — пунцовая как свекла физиономия чародея страдальчески скривилась. — Там… э-э-э… дождик начинается. Давайте проведем инициацию… у вас в кабинете, например?

— Дождик? После моих-то получасовых усилий по регулировке погоды? — вытянулось лицо главной феи, и она, решительно отодвинув с дороги потерянно заметавшегося школяра, шагнула через порог. — Ах, дождик…

Фейримом скрыла улыбку под стремительно потемневшей вуалью, обвела глазами праздничное убранство, прислушалась к перешедшему в стадию вокализа[9] песнопению, и снова усмехнулась, чувствуя себя и своих коллег почти отмщенными за месяцы, проведенные в обществе юного дарования.

— Милостивые господа будущие волшебники и феи! — обратилась она к азартно пустившейся во все тяжкие группе поддержки. — Прошу всех успокоиться, разойтись и вернуться к своим комнатам и занятиям!

Гомон, смех и нестройное пение смолкли, но ни расходиться, ни возвращаться никто не изъявил ни малейшего желания.

— Те, кого я увижу здесь через двадцать секунд, на каждом грядущем экзамене и зачете получат по три дополнительных теоретических вопроса и столько же практических, — мягким бархатным контральто добродушно продолжила фея, достала из ридикюльчика волшебную палочку с секундомером, и со звонким щелчком нажала на полукруглый выступ в ручке. — Время пошло.

Такого количества спонтанной телепортации не знал еще ни один магический вуз Белого Света.[10]

— Ну, теперь тебя всё устраивает? — с усмешкой вопросила декан, кивнув взгляд в сторону опустевших трибун.

— Это вопрос риторический или экзистенциальный? — угрюмо пробормотал его премудрие и, не дожидаясь ответа, бросил походный мешок у стены, вышел на середину двора, как предписывал ритуал, и застыл в позе приговоренного к пяти годам расстрела.

Позорище… посмешище… всей Школы… Ну почему у меня всё не как у людей?! Половина курса на практике побывает на окраинах Веселого леса, будет учиться разбирать следы редких чудовищ, их голоса, сравнивать повадки и погадки, а самым отличившимся обещали показать охоту на настоящего семирука… Кабу-у-у-уча!.. Да хоть бы не охотиться, хоть бы одним глазком на него поглядеть, на настоящего!.. Другая половина отправится по западным деревням выслеживать сглазников и порчушников… Может, им даже разрешат поучаствовать в захвате… и товарищеском суде Линча… если и впрямь кого выследят… А я… «То ли лошадь, то ли бык, то ли баба, то ль мужик…». Фея… прости, Господи… Тьфу, гадость!

— Готов ли ты к обряду посвящения, Агафон Мельников сын? — мягким воркующим голоском — словно рукавичка на дубине — вопросила мадам Фейримом.

— Нет, — сумрачно буркнул студиозус.

— Извини, я не расслышала, — сдвинув бровки, склонила вопросительно голову набок председатель комиссии.

— Готов, говорю, — неохотно возвысил голос его премудрие, а потише добавил с отвращением: — как гусь в каше…

— Замечательно! — постановили феи непререкаемым хором.

Сеньора Вапороне, почти оправившаяся от вчерашнего потрясения, выступила вперед и несколькими взмахами волшебной палочки начертила радужными лучами на мостовой вокруг юного чародея окружность, снабдив ее семью двухметровыми каплеобразными лепестками.

— Цветочек… — уныло прокомментировал Агафон.

— Септограмма, — сухо уточнила моложавая фея рядом с деканом, становясь в вершину одного из лепестков. — Основа ритуала посвящения в феи-крестные, если ты помнишь.

Еще шесть профессоров последовали ее примеру, палочки наголо.

— Да, конечно помню, — не особо убедительно соврал школяр, настороженно покосился на окружившие его превосходящие силы преподавателей, и нервно передернул плечами. — Я… пошутил.

Мадам Фейримом, оставшаяся за пределами цветика-семицветика, распахнула сиреневый футляр длиной сантиметров сорок, и ошалелому, растерянно мечущемуся взгляду студента предстало во всей красе орудие его будущего труда.

Агафон закрыл глаза и тихо застонал.

Если бы целый факультет юных феечек получил в свое распоряжение десять коробок пайеток, блесток, бисера, бусин, ведерко розовой краски и задание украсить одну волшебную палочку, вряд ли результаты их усилий могли бы посоперничать с артефактом, достающимся Агафону в наследство от покойной мадам Дюшале.

— А у вас нет чего-нибудь такого же, только без блестяшек и цвета хаки? — безнадежно поднял он глаза на декана.

Мадам Фейримом осуждающе поджала губки, но не сказала ничего, лишь кивнула сухо головой профессорам начинать. Школяр обреченно втянул голову в плечи, вздохнул, и покорился судьбе.

Ритуал, несмотря на дурные предчувствия чародея, занял относительно немного времени и не потребовал от него ни подтверждения полученных[11] знаний, ни долгих повторений помпезных клятв,[12] ни хоть сколько-нибудь искренних заверений в бескорыстной готовности положить жизнь на алтарь служения счастью и процветанию подопечных. И когда студиозус уже начинал подумывать, что с таким же эффектом всё могло свестись к собеседованию в кабинете декана тет-на-тет, все семь участвововавших фей неожиданно закрыли глаза и затянули высокими голосами нечто мелодичное и без слов. Слегка ошалелые от непонятности и нелогичности церемонии очи Агафона встретились с загадочно прищуренным взглядом мадам Фейримом. Она подмигнула и едва заметно и — как показалось школяру — вопросительно — кивнула головой.

«Я должен угадать мелодию?!» — панически взметнулась первая и единственная мысль в мозгу студента, убаюканном скучноватой монотонностью церемонии. — «Но я не знаю! Я не слышал! Мы не проходили! Нам не задавали!..»

Вдруг, дойдя до самой высокой ноты, вокализ оборвался, а феи, как по команде, открыли глаза и наставили на него палочки.

«Не узнал… сейчас прикончат…» — тоскливо сжалось сердце чародея.

Он дернулся было бежать, но покачнулся и чуть не повалился на четвереньки: ноги намертво приросли к переливающемуся всеми цветами радуги булыжнику.

«Я пересдам осенью!.. Чесслово!..» — хотел выкрикнуть он, но не успел. Крестные резко вскинули свои палочки вверх, и над головой ошарашенного студента вспыхнул переливчатыми золотыми искрами высокий свод. А из сиреневого футляра, удерживаемого деканом последние пятнадцать минут на вытянутых руках, показалась палочка мадам Дюшале.

Немного повисев над нежно-кремовым бархатным ложем, покоившим его на протяжении четырех лет, бывшее еще минуту назад бесхозным орудие труда не одного поколения крестных фей медленно поднялось в воздух. Неторопливо, подобно акуле, разглядывающей задремавшую камбалу, принялось оно кружить вокруг нежно позванивающего невидимыми серебряными колокольчиками купола.

— Смотрите! Не может быть! Она принимает его! — прокатился волной быстрый шепоток за пределами септограммы.

— Невероятно…

— Палочка Норны принимает это ходячее недоразумение?..

— Старейшая палочка факультета…

— Мельникова…

— Бред…

— Если бы сейчас выяснилось, что палочки, как люди, могут выживать из ума, я бы не удивилась!

— Я думала, что всё закончится фарсом…

— Пшиком…

— Скорее, бзиком.

— У меня — точно. Еще неделя в его обществе — и я бы за себя не отвечала… уже никогда.

— Аналогично, коллега.

— Значит, сегодня мы его отправляем — и всё?..

— И всё!

— Даже не верится…

— Да… бывает еще в жизни счастье…

— Ох, и надерусь я сегодня вечером!

— Фи…

— Бесстыдница…

— Эгоистка…

— Единоличница…

— Ну, хорошо, давайте надеремся все вместе!

— Давайте!

— Девочки, после ужина встречаемся в «Дрянной козе», я закажу на вечер стол, три бутылки безалкогольного шантоньского и семьдесят пирожных!..

— Куда столько?!

— Ну, хорошо, хорошо… Две бутылки.

— Ты была права, Бриджит… — пробормотала на ухо мадам Фейримом сеньора Вапороне. — Она действительно принимает его…

— Что и требовалось доказать, — с неописуемой гаммой чувств, ни одно из которых не было торжеством, вздохнула декан.

— Не отчаивайся, дорогая, в конце концов, у нас же не факультет боевой магии, и ошибки не фатальны…

— Если бы я не знала, что ты так пытаешься меня успокоить, Жюли, я бы уволила тебя сейчас же и без выходного пособия, — не переставая ласково улыбаться в сторону Агафона, сквозь зубы ответила фея подруге.

— Что сделано, то сделано, Бриджит, — развела руками председатель экзаменационной комиссии. — И давай лучше будем надеяться, что сей достойный[13] молодой человек вынес с наших занятий не только искристый порошок для пуганья первокурсников.

— Так это он?!..

— Не отвлекайся, дорогая, — прошипела фея и ткнула острым локтем декана в плотный шелковый бок. — Вот оно, начинается…

И точно: палочка, словно, наконец, определившись с решением, вдруг устремилась прямо в руки оцепеневшему Агафону. Ей пришлось несколько раз постучать рукояткой по костяшкам сведенных будто судорогой пальцев чародея, прежде чем тот догадался разжать их, и наборная полированная рукоятка плавно вложила себя в его потную ладонь с четырьмя багровыми полумесяцами — следами впившихся ногтей. Едва пальцы его сомкнулись на символе новой профессии, как серебряный купол исчез, а семицветик под ногами взорвался многокрасочным фейерверком из искр, цветов и конфетти, щедро осыпая нелепо застывшую в его середине растерянную фигуру. Феи вокруг одобрительно закивали.

— От всего сердца мы поздравляем нашу новую… нашего нового… коллега… — спотыкаясь и запинаясь едва ли не на каждом слове, глава факультета стала произносить традиционную приветственную речь. — Добро пожаловать, фея… Агафон… в нашу теплую и дружную семью крестных фей… Желаю тебе успехов и удачи на твоем нелегком поприще…

— Вернее, не столько тебе, сколько тем, кто окажется на твоем пути, — вполголоса договорила за подругу записная оптимистка — сеньора Вапороне.

–…и да не оставит тебя упорство, терпение и мудрость.

— С-спасибо… — отчаянно подыскивая нужные слова как на экзамене, выдавил студент, до последней секунды надеявшийся в глубине души, что палочка признает его кандидатурой абсолютно неподходящей.[14] — Я… оправдаю… попробую…

— Попробуй только не оправдай, — ласково улыбнулась ему декан.

Школяр нервно сглотнул.

— А теперь, дорогие мои коллеги, — повернулась старушка к затихшим профессорам, — наша новая… новый… Агафон… принимает поздравления и пожелания от всех.

Феи переглянулись, хихикнули, и стали одна за другой подходить к потерянно озирающемуся студиозусу и касаться его правого плеча своими палочками.

— Поздравляю, поздравляю!

— Как это чудесно!

— Как я рада, что палочка Норны выбрала тебя!

— В истории нашего факультета никогда такого еще не было!

— И, надеюсь, не будет…

— Конечно, теперь тебе придется не отступать от имиджа…

— Соблюдать соответствующую цветовую гамму одеяния…

— Подбирать к ней по стилю аксессуары…

— Следить за осанкой…

— А при чем тут моя осанка?

— Агафон, голубчик, на сутулой спине крылья смотрятся очень невыигрышно.

— ЧТО-О-О-О?!?!?!..

— Крылья, мальчик мой, крылья, — сладким голоском пропела рыжеватая фея средних лет, сотворила из пролетавшей мимо бабочки зеркало размером с блюдо и услужливо направила его на новоявленного фея.

Из отполированной серебряной поверхности на потрясенного студента глянула осунувшаяся испуганная физиономия смутно знакомой личности неопределенного пола, одетой в розовую со стразами и кружевами мантию и островерхий колпак ей в тон. За спиной сомнительного типа из зазеркалья трепетали небольшие полупрозрачные крылья, похожие на стрекозиные.

— К-кабуча… — выдавили синхронно чародей и его визави в зеркале, и так же дружно побелели. — Это кто? Я?..

Не дожидаясь, пока чудо в зеркале что-то предпримет, Агафон выронил палочку, изогнулся, как акробат, и панически зашлепал себя ладонью между лопатками.

Ничего.

Вторая попытка, третья, другой рукой еще два раза…

Ничего?..

— Крылья и парадное одеяние появляются только тогда, когда у феи в руках палочка, и она… или он… готов к волшебству, — укоризненно промолвил у него под ухом голос сеньоры Вапороне. — «Введение в основы мастерства крестных фей», глава первая.

— Кхм… я помню… естественно… — Агафон поспешно засунул палочку в карман и смущенно закусил губу.

— Ну конечно, конечно, — дружелюбно улыбнулась ему пожилая фея в салатовом костюме. — От волнения еще и не то забыть можно! Вот я, помню, когда в первый раз ощутила за спиной крылья, от восторга порхала не хуже мотылька по всему двору полдня! Даже обед пропустила!

— Даже представить себе не могу, как ты, наверное, счастлив! — умильно вздохнула старушка в сиреневом парике, увитом фиалками.

— Ты счастлив? — заботливо заглянула ему в лицо сеньора Вапороне.

— Практически порхаю, — загробным голосом отозвался студент.

— Я так и думала! — просияла сиреневая бабушка.

— И, кстати, об обеде, — сурово вступила в круг поздравляющих мадам Фейримом. — Если в этакой суматохе еще хоть кто-нибудь помнит, то до обеда у нас по плану педсовет и проверка годовых контрольных первокурсниц. Поэтому, уважаемые коллеги, прошу поторопиться.

Феи захихикали и снова окружили ничего не понимающего школяра. Кто-то сунул ему в руку мешок с пожитками, а в карман — какие-то скомканные бумажки. Кто-то растроганно чмокнул в щечку, похлопал по руке, потрепал по макушке… И не успел он вымолвить ни слова, как феи, будто по сигналу, наставили на него палочки, и розово-желтый кокон из бабочек и цветов плотно окутал оторопело разинувшего рот студиозуса. Через несколько секунд, когда многоцветное наваждение рассеялось, и пятачок, на котором стоял Агафон, оказался пустым.

— Не забудь: если Лесли не женится на принцессе, в Школу можешь не возвращаться! — произнесла несколько запоздалую напутственную речь мадам Фейримом, вздохнула, пожала плечами и, подав знак взмахом руки возбужденно гомонящим феям следовать за ней, с чувством выполненного долга направилась на кафедру.

Тресь, хрусь, хруп, хряп, шмяк, хлоп!

— Кабуча!!!..

Агафон споткнулся о какие-то палки, покачнулся, взмахнул руками, теряя равновесие, ухватился за тонкие ломкие ветки, и растянулся плашмя на земле, круша и выдирая остатки куста, не в добрый час оказавшегося на месте его приземления.

–…какой идиот насадил тут… — продолжил он с гневным апломбом, вскакивая и воровато оглядываясь, не стал ли кто свидетелем его конфуза… И осекся.

— Это что, лес?!

–…Не забудь: если Лесли не женится на принцессе, в Школу можешь не возвращаться!.. — призрачным эхом прозвучал у него над головой до боли знакомый голос, и его премудрие сморщился как моченое яблоко, живо представляя строгую, вечно недовольную[15] физиономию мадам Фейримом.

— Да помню я, помню… не склероз, чай… — пробурчал он и задрал голову туда, откуда донесся трубный глас. — Только сейчас-то вы меня куда выбросили? И, самое главное, зачем? Принцессы-то ведь в лесу не водятся, это даже я знаю! Или это еще один экзамен? По ориентированию? Так я же не на юного следопыта учился, а на фею! Нет этого в программе!

Но ответов ни на один из вопросов и обвинений из-под крон, шумно вздыхающих под верховым ветерком, не последовало. А через пару секунд ощущение присутствия декана растаяло и пропало, как утреннее облачко на жаре, и студиозус немного расслабился.

Повторный придирчивый осмотр пейзажа подтвердил самые худшие его опасения: лес был самый настоящий, если даже и насаженный каким-нибудь идиотом много лет назад, с вековыми деревьями, кустарником и буреломом, и ничуть не напоминал привычную, как старые тапочки, лесопарковую зону, окружавшую ВыШиМыШи полукругом с запада.

— Это что, они меня отправили… вот так… без предупреждения и обеда… ко всем лешим? — пробормотал студент, растерянно озираясь и отряхивая ладонями школьный балахон, моментально обросший паутиной, сухими веточками, травинками, прошлогодними листьями и свежими муравьями. — И где я теперь ихнюю принцессу искать стану? Не говоря уже про крестничка?

И тут до его сознания дошло, что всё это время в лесу, оказывается, раздавался топор дровосека.

Радостно встрепенувшись, Агафон снова азартно закрутил головой, на сей раз стараясь определить направление звука. Справа?.. Слева?.. Впереди?.. Звук метался между обступившими его бесчисленными деревьями подобно белке на антидепрессантах, и определить его источник не было никакой возможности. «Дурацкие деревяшки… И почему их обязательно тут должно быть столько много?! Лесорубов на вас нет!»

Звонкий стук топора о неподатливый ствол на полминуты пресекся, напугав его премудрие, но скоро возобновился с удвоенной частотой и силой, словно невидимый дровосек поплевал на ладони, утер пот со лба, крякнул, и с новой силой взялся за работу.

«Впереди и чуть вправо! Точно! Есть контакт!» И студиозус, выдернув из колючих останков раздавленного куста мешок с припасами, энергично зашагал в направлении звука. Последние заросли ежевики, преграждавшие ему путь — густые и низкорослые — он преодолел в два прыжка.[16]

— К-кабуча… — сквозь стиснутые зубы выругался школяр, торопливо поднимаясь с коленок, и тут его сконфуженный взгляд встретился с округлившимися от изумления голубыми глазами огромного молодого лесоруба.

— Т-ты кто? — по-телячьи хлопая короткими белесыми ресницами, потрясенно выдавил тот.

— А ты? — перехватывая инициативу, перешел в контрнаступление студент.

— Я — Лесли… Сын Жака… Лесоруба… Тоже лесоруб, — немного подумав, добавил к короткому, но исчерпывающему представлению парень, словно сей факт мог подвергаться сомнению.

— А я — Агафон. Сын Ефима-мельника. Твоя фея-крестная.

— Чего?!.. — прыснул в топор Лесли.

— Чего слышал… — скрестил руки на груди и обиженно насупился чародей. — И не вижу тут ничего смешного!

— Правда? — не переставая глупо[17] ухмыляться, воззрился на него дровосек.

— Естественно! — величественно усмехнулся студент, всем своим видом изображая воплощение мудрости и добра на Белом Свете, как учили его в Школе.

Вообще-то, он ожидал на свои слова какой угодно реакции. Но вряд ли такой.

Молодой лесоруб нахмурился, аккуратно опустил наземь топор и озабоченно повернулся к визитеру.

— Это бывает, — с сочувствием покивал он. — Вот с моим дядюшкой это происходит сплошь да рядом — таким уж он уродился. Но я тебе могу объяснить. Вот смотри. Я рублю этот дуб. В самой чаще леса. Один. И вдруг из кустов вываливается незнакомый парень в ободранном балахоне и с поцарапанной физиономией и заявляет — угадай, что?.. Что он моя крестная фея! Ну?..

— Чего — ну? — настороженно склонил голову приготовившийся следить за более продолжительным повествованием Агафон.

— Ну — в смысле, теперь видишь? — терпеливо вопросил Лесли.

— Чего вижу? — на всякий случай скосил глаза по сторонам озадаченный школяр.

— Смешное, — любезно подсказал дровосек.

— При чем тут это! — подскочил студиозус.

— А при чем тут что? — в свою очередь недоуменно поинтересовался собеседник.

— При чем тут дуб, при чем тут лес, при чем тут балахон, и при чем тут кусты!!! — взорвался Агафон, сжал кулаки и грозно двинулся на опешившего от такой бури эмоций парня. — Я тебе, остолопу, человеческим языком говорю, что я — фея!

— Тихо, тихо, успокойся, не волнуйся, фея — так фея… — лесоруб примирительно вскинул щитом ладони, сделал шаг навстречу школяру и вдруг ловко ухватил его за шкирку, размахнулся и запустил обратно в ежевичные заросли, из которых он только что вылез. — Вот и лети отсюда, раз фея! Придурок…

— Ай!!!..

Чиркнув грудью по примятому кустарнику, студиозус проехал на животе по траве за ним, взрывая носом перепрелую прошлогоднюю листву, и в конце тормозного пути уперся головой в сухостоину.

Слегка оглушенный, он сел, ругая твердолобого лесоруба последними волшебными словами, отер рукавом грязь с пылающей возмущением и обидой физиономии, досадливо закусил губу и призадумался.

Конечно, можно было поразить тупоголового наглеца молнией. Если получится. Если не получится — то хоть чем-нибудь.[18] Но, в таком случае, вероятность сотрудничества опекаемого объекта в матримониальном — и каком бы то ни было еще направлении — резко сводилась к нолю.

Н-да… Этого бестолкового губителя деревьев голыми руками не возьмешь… До чего еще в шантоньской глубинке косный народ встречается, оказывается! Деревенщина. Темнота некультурная. Невежа. Будто про фей ни разу в жизни не слышал! Ну вот что с таким делать прикажете? Разве что прибегнуть совсем уж к крайним мерам…

Лесли обошел могутный ствол дуба, прищурился, прикидывая, с какой стороны вести на упрямого лесного великана новую атаку, чтобы упал он потом в нужном направлении… и выронил топор. Перед глазами воздух неожиданно замерцал, вскипел сияющими серебряными пылинками, зазвенел десятком ложечек, истово размешивающих рафинад в надтреснутых стаканах с чаем, и прямо перед носом его — в трех сантиметрах, если быть совсем точным — из искорок и звона соткалась крылатая фигура, вся в розовом и с волшебной палочкой на взводе.

— Фея… — ахнул дровосек, отступил на шаг, чтобы рассмотреть летучее чудо получше, споткнулся о корень и хлопнулся на траву.

— Я же говорю — «фея», а ты — «придурок, придурок»… — почти умиротворенный, проговорил Агафон, перестал работать крыльями и опустился на землю.

— Ты?! Опять?! — лесоруб ошалело вытаращил очи. — А где матушка Дюшале?!

— Я за нее, — хмуро сообщил студент, с намеком поигрывая палочкой. — Обстоятельства изменились, и твое будущее было торжественно передано в мои руки советом крестных фей.

— Самозванец?.. — без особого убеждения, скорее, цепляясь за последнюю надежду, предположил дровосек.

— А с тем, кто встанет поперек моего пути, — многозначительно прищурил серые очи школяр, — будет так!..

Он лихорадочно поискал глазами подходящий предмет для демонстрации силы, остановился на шествующем по коре дуба усатом жуке, по счастливой — или несчастной случайности — коллеге Лесли, и сурово ткнул в него палочкой. Раздался тихий, но резкий хлопок, сопровождающийся тучей серебряных искр, а когда они рассеялись, по коре, так же невозмутимо, как и раньше, полз большой неуклюжий жук… розового цвета, с кружевными надкрыльями с люрексом, и со стразами на усах.

Студент беззвучно охнул, внутренне сжался, ожидая издевки или насмешки со стороны подопечного… Но Лесли был ошеломлен, чтобы не сказать, испуган: похоже, судьба жука-дровосека впечатлила его не на шутку.

— Так ты… в-вы… еще и маг? — косясь на разряженного не хуже городской модницы рогача, нервно поинтересовался он.

— Ну, наконец-то понял… — его премудрие торопливо сделал вид, что эксперимент с насекомым прошел так, как было задумано, и с демонстративным облегчением шумно выдохнул. — Естественно, маг. Известный всему просвещенному миру как Агафон…никус… Великолеп… то есть, Великий. Не слышал о таком? Ну куда уж тебе… Но для тебя, малыш, я — просто «крестный».

— Значит, вы теперь моя… фея… крестная… мать?

— Крестный отец, скорее, — снисходительно усмехнулся Агафоникус.

— И-извините… за… э-э-э… что я вас… я подумал… решил… я н-никогда раньше не видел… то есть, не думал…

— Это вот больше на правду похоже, — сухо хмыкнул Великолепно-Великий и милостиво кивнул. — Извиняю. Можешь встать.

Лесли поднялся, опасливо не сводя глаз с надменной розовой фигуры со спутанными волосами цвета соломы, украшенными листьями и сухими веточками. Торопливо и смущенно, словно находился в присутствии самой королевы, он принялся отряхивать от пыли свой нехитрый наряд: кожаные штаны, зеленую тунику и коричневую домотканую рубаху.

— И… что вы хотите… со мной делать… господин фей… крестный?

— Конечно, устроить счастье всей твоей жизни, — снисходительно усмехнулся Агафон, вертя в пальцах блистающую стразами палочку.

— Как?

— Ты жениться хочешь?

— Родители говорят, что мне еще рано — надо денег скопить, дом свой построить, хозяйством обзавестись, корову купить…

— Чепуха! Дом! Хозяйство! Кур и поросят, скажи еще! — презрительно фыркнул студент. — Ты в жены себе молочницу взять захотел, что ли?

— Н-ну, можно и молочницу — она девушка тихая, работящая… Или сестру шорника… ну или у бондаря дочку…

— У свинопаса бабушку! — пренебрежительно скривился чародей. — Никаких шорниковых дочек и молочниковых внучек нам на дух не надо, запомни это, Лесли, дитя моё!

— Можно просто «Лес»… крестный… — робко пробасил лесоруб.

— Хорошо, — отмахнулся Агафон, недовольный прерыванием. — О чем это я?.. Ах, да. О том, что такому парню как ты нужна дочь короля — не меньше!

— Д-да?..

— Да!

— Но… я ее не знаю. А Марта мне нравится… вроде. И Люси тоже… И…

— Не знаешь — узнаешь, — деловито сообщил студиозус, увлеченный демонстрацией планов громадья потрясенному подопечному. — Ты на себя в зеркало когда-нибудь смотрел? Видел, какой ты… э-э-э… добрый молодец?[19] Глаза голубые, прическа блондинистая, поперек себя шире, ростом чуть не со свой дуб! Правда, умом не вышел, но в будущем короле ум — не главное, на это министры есть и советники. Зато характер у тебя золотой — ты скромный, не избалованный, работящий… Страной будешь править день и ночь, без перерывов на обед: ей только развлекаться на балах останется.

— А если я не захочу…

— А кто тебя спрашивает?

— А разве фея-крестная… фей-крестный… не должен…

— Нет, — сухо прищурился школяр. — Фей-крестный никому ничего не должен. А должен у нас здесь ты один. И тебе лучше запомнить, что именно. Ты должен, во-первых, жениться на принцессе, а во-вторых, слушаться меня беспрекословно и не задавать дурацких вопросов. Вопросы есть?

— Дурацкие?

— Да.

— Есть. Нет. Есть. А если из меня не выйдет король?

— Ха! — громко сообщил Агафон. — Все так говорят! Но подумай, мил человек Лесли, и скажи мне откровенно… Разве тебе никогда не приходило в голову, что ты — не такой, как все? Что ты — особенный? Что заслуживаешь чего-то большего, нежели горбатиться всю жизнь в лесу? Что если бы тебе дали развернуться, и не с топором перед елкой, то ты бы тогда всем показал, какой ты есть на самом деле, какова твоя внутренняя сущность?

— Н-нет?..

— А ты подумай, юный друг мой, подумай! Чувствуешь в душе своей силу таинственную, что на волю просится? Ну?.. Ну?.. Слушай себя!

Юноша честно сосредоточился на нервно заерзавшей под его непривычно-пристальным внутренним взглядом сущности и, помолчав напряженно с полминуты, неуверенно пожал плечами.

— Н-ну… я не знаю… — и тут же под плотоядным взглядом крестного спешно поправился: — Может, и вправду я такой… не такой…

— Ты — не просто «не такой»! Ты — необыкновенный! Ты — выдающийся! Ты — исключительный! Ты второго такого, как ты, встречал?

— Н-нет…

— Ну вот! Я же тебе говорю! Ты — уникум!

— Но… я не знаю никакую Уню!

— Ха-ха-ха! Шутить изволит ваше будущее высочество! — разошедшийся фей согнулся в полусерьезном полупоклоне. — Вот видишь! Свежо! Оригинально! Нестандартно! Мне бы так посмотреть на привычные слова и в голову не пришло! И это есть неоспоримый признак недюжинной, незаурядной, феноменальной — только не спрашивай меня, что это такое — личности!

Лесоруб потрясенно молчал и моргал.

— Это… всё я? — наконец, смог выговорить он.

— Ты, — убежденно кивнул Агафон. — Ну, теперь-то чуешь свою неповторимость? Свою удивительную судьбу? Свое предназначение заткнуть за пояс всех, кто от убогого умишка говорит, что ты — самый заурядный лесоруб? Рубить лес может каждый! Жениться на принцессе — только избранный! Такой, как ты!

— Я?..

— Ты! — чародей уверенно ткнул пальцем в могучую грудь крестника. — Ну теперь понял, кто ты есть на самом деле?

— Уне кум?

— Правильно! И поэтому для раскрытия своего богатейшего внутреннего потенциала должен жениться только на принцессе!

— А если я ей не понравлюсь?

— Кто ее спрашивать будет!

— А… если она — мне?

— Ты что, дурак? Что, ну, скажи мне, что в принцессе может не понравиться?! Власть? Поклонение подданных? Роскошь? Комфорт? Развлечения? Богатство? Тебе что, деньги не нужны?

— Н-нужны…[20] Но как же любовь?

— Стерпится — слюбится!

— Моя мама то же самое говорит иногда…

— Ну вот и замечательно! Мать дурному не научит, — кивнул чародей, будто полководец армии, победившей на первой минуте боя нокаутом. — Еще вопросы имеются?

— Н-нет…

— Тогда собирайся, и пошли.

— Куда?

— Жениться, — самодовольно хмыкнул его премудрие.

— Но как?

— Очень просто. Классика, — усмехнулся Агафон. — «Основы фейского дела. Том первый». Дожидаемся бала. Ты едешь туда. В карете из тыквы, запряженной мышами. Танцуешь лучше всех. В двенадцать часов разворачиваешься и убегаешь, теряя при этом на ступеньках дворца хрустальную туфельку…

— Но… я не ношу туфельки, — неуверенно проговорил парень, украдкой глянув на свои ноги сорок восьмого размера.

— Тогда сапог.

— Хрустальный?

Агафон спешно вызвал в памяти нужную страницу учебника, припомнил диаграмму-иллюстрацию, и уверенно кивнул:

— Да.

Лесли чудом умудрился превратить ржание в тактичный кашель.

— А еще я не умею танцевать.

— Не умеешь?! Как — не умеешь? Что, серьезно?

— Д-да… — виновато развел руками Лес.

— Ну ты лапоть, — припечатал его уничижительным взглядом маг.

Ну почему, почему этому убийце деревьев обязательно надо всё усложнять! Неумение танцевать — нелепая вроде мелочь — в его положении становилась громадным непреодолимым препятствием, потому что танцевать Агафон не умел тоже, равно как и обучать танцам других посредством магии. Особенно своей.

— Но ведь что-то ты умеешь делать? Лучше других, желательно? — школяр взял себя в руки и с остатками надежды воззрился на Лесли.

— Валить деревья, — уверенно ответил он.

Крестный фей задумался. Единственное применение умения своего подопечного, которое приходило ему на ум, исключалось решительно: вряд ли принцесса загорится желанием выйти замуж за того, кто подрубит в ее дворце все колонны.

— Тогда… тогда…

Студиозус рассеянно попытался затолкнуть не нужную пока палочку в карман, но та не шла, словно упиралась во что-то.

— Что за… — его премудрие раздраженно сунул туда пальцы в поисках помехи и с удивлением ощутил, что они уперлись во что-то помято-бумажное. Шпаргалки? Были бы сейчас весьма ко времени… если в тему… Но расправив на стволе дуба измятый листок размером с две ладони Лесли, он изумленно прочитал:

— «Программа… королевского турнира… посвященного выдаче замуж дочери короля Шантони Луи Второго… несравненной Изабеллы Пышноволосой. Проводится впервые… в столице Шантони Монплезире… Победитель получает всё… Предварительная запись благородных рыцарей заканчивается за полчаса до начала турнира. Мероприятие состоится третьего июня… в десять часов утра… на главной площади перед дворцом… в любую погоду. Приходите, будет интересно!»

Это же сунула кто-то из фей перед самой его отправкой сюда! Вот спасибо-то!

— Какое сегодня число? — Агафон впился загоревшимся взором в растерянную физиономию Леса.

— В-второе… — отступил на шаг тот.

— До Монплезира отсюда далеко?

— Если выехать до обеда… через Гуляки, не через Черешневый Мост… и в Верхних Ясенях переночевать… — наморщил лоб и принялся водить по воздуху указательным пальцем, словно прочерчивая для наглядности весь маршрут, — и оттуда выехать в шесть… то этим жнее утром часов в восемь-девять будем там.

— Ну, так чего же ты стоишь?! Бегом!!! Мы должны успеть!!!

— А разве… — дернулся было по команде бежать, но тут же остановился Лес.

— Что? — насторожился Агафон.

— А разве ваше волшебство не может переместить нас прямо туда?

Волшебник закашлялся.

— Может. Естественно, может. Что за нелепый вопрос! Но…

— Но что? — Лесли доверчиво уставился на крестного покровителя.

— Но… мне надо… по дороге… еще кое-что обдумать, — тот скроил высокомерную и таинственную мину.

«И попробуй только спросить, почему это «кое-что» нельзя обдумывать, сидя на постоялом дворе в Монплезире», — договорил его красноречивый взгляд.

Лесоруб намек понял и язык прикусил.

–…Как сломалась?! Что значит — сломалась?! Какого лешего сломалась?!

На Агафона было больно смотреть. Безостановочно ходил он вокруг телеги с неестественно оттопыренным колесом, застрявшей посреди двора, и заглядывал ей под днище то так, то эдак, словно стоило ему как следует разглядеть место поломки, и предательский воз починился бы сам собой.

Выпряженный и забытый мерин скромно пристроился у любимой цветочной клумбы матери Лесли, но время от времени переставал жевать и опасливо косился на мечущегося туда-сюда незнакомого человека в развевающемся черном балахоне. Молодой дровосек, уворачиваясь с пути возбужденного фея, разводил руками:

— Так это… ось ведь сломалась… крестный… Что я-то сделаю?

— Это ты специально!!! — взъярился на него школяр.

— Нет, что вы! — шарахнулся парень. — Я не знаю, отчего она сломалась! Телега почти новая, года не прошло, как купили!

— Года! Деревенщина! Оси каждые шесть месяцев меняют! А профилактика при такой нагрузке, как ваша, вообще каждые две недели должна быть! Чему вас только тут учат, дикарей! — взвился отчаянно студиозус, словно не телега — вся жизнь его поломалась посреди чужого двора.

— А погодите, крестный… — неожиданно пришла гениальная мысль во взлохмаченную голову Лесли. — Вы же фей…я… фея… Значит вы и ось починить можете!

— Я?.. — от неожиданности чародей перестал причитать и метаться и тупо уставился на подопечного. — Так я же фея… фей, в смысле… а не кузнец.

— Да не заварить ее, а палочкой волшебной раз — и готово! — сияя как все новые оси Белого Света вместе взятые, пояснил свою идею лесоруб.

— Если бы Бог хотел, чтобы оси ремонтировались волшебными палочками, он бы не придумал кузнецов! — напыщенно изрек Агафон и глянул на скукожившегося парня так, словно тот сморозил несусветную глупость.

— Я понимаю, крестный, — осознал всю глубину своего невежества и покраснел лесоруб, — но иначе мы не меньше дня потеряем.

— К-кабуча… — поник школяр и принялся прикидывать результаты опоздания на турнир и результаты применения магии там, для чего были предназначены кузнецы. По возможной катастрофичности последствий для одного отдельно взятого студента первое перевешивало второе с лихвой.

— Ну, хорошо. Я попробую, — сдался он без боя. Рука его потянулась за палочкой… и остановилась в сантиметре от кармана. — Отвернись.

— Что? — непонимающе глянул на опекуна дровосек, но через секунду лицо его просветлело: — А-а, секреты ремесла!

И юноша, от всей души недоумевая, какие такие секреты могут быть у крестного фея Агафоникуса Великого, которые лесоруб Лесли бы мог у него невзначай перенять, послушно повернулся лицом к коню.

Студиозус вытянул из кармана волшебную палочку и присел на корточки перед скособоченным колесом, подметая дворовую пыль подолом моментально порозовевшего и обросшего пайетками балахона. Потом выругался, вздохнул, прилег, опираясь на локти, и засунул голову за раненое колесо. За спиной его, поднимая небольшой, но приятный в жару ветерок, сами по себе работали полупрозрачные крылья. «Кабуча… Хорошо, хоть кроме мерина никто не видит… Что теперь?» Ремонт телег они точно не изучали — ни с приемным отцом на мельнице, ни тем более в ВыШиМыШи.

Интересно, если эта дурацкая ось треснула очень близко к колесу, или внутри него, ее можно как-то починить, или только заменить? Еще бы еще увидеть, где это… Должно быть где-то… где-то… где-то… Ага, вон там! Есть.

Н-да… вот кабуча… на самом стыке… как специально… Кузнеца бы сейчас сюда, конечно… Или кого-нибудь с факультета целителей: им со всякими переломами возиться привычней… чем нам… великим феям… Хотя, если подумать головой, то и без них можно справиться. В принципе-то, нет тут ничего сложного. Место слома видно, хоть и плохо. Ткнуть туда палочкой — и затянется… поди… как-нибудь… Лишь бы до Монплезира хватило, а там — хоть дрова не расти… как говорит Шарлемань Семнадцатый.

Агафон извернулся, прищурился, прицелился, сосредоточился, аккуратно приложил кончик палочки к едва видному излому, прошептал заклинание, которое, по его мнению, могло бы подойти к этому случаю… и всё покрылось облаком серебристой пыли под аккомпанемент надтреснутых колокольчиков.

Когда спецэффекты рассеялись, чародей протянул руку и потрогал пальцем то место, где только что зловредная ось распадалась на две половинки. Разлом исчез, как его и не бывало. На его месте был абсолютно целый…

Хрусталь?!..!

Кабуча!!!

Еще раз — прицелиться, прищуриться, представить себе абсолютно целую и — самое главное — металлическую тележную ось, проговорить заклинание, которое, вроде бы, подходит… Отчихаться от серебряной пыли…

Угу. Гораздо лучше. Золото… пропади оно пропадом… презренный металл…

Но хоть не ртуть.

Агафон рыкнул вполголоса, скрежетнул зубами, прицелился, прищурился, тщательно, по буквам, прошептал заклинание — немножко другое, но которое точно должно сработать… Отер со вспотевшего лица серебряную пыль… Потрогал ось… Есть!!! Получилось!!! Не золото и не хрусталь!

А что тогда?..

Его премудрие — эксперт по драгметаллам аховый — задумчиво потер указательным пальцем получившуюся деталь — хоть одним куском, и на том спасибо — и задумался. Если ему очень повезло, то это железо. Если не слишком — то платина. Если совсем опростоволосился — серебро. Больше никаких металлов, не говоря уже о сплавах, подходящего цвета на ум ему не приходило.

Н-да… Будем надеяться, что я сегодня везунчик.

Но, однако, как всё, оказывается, легко и просто с этой палочкой! Десять минут возни и конфуза — и бесконечное счастье обеспечено! Ну и жизнь у фей — не жизнь, а это… малина в нафталине… апельсины в керосине… бананы в шоколаде, во! Как новая ведь получилась оська-то! Если выгонят из Школы, открою мастерскую по ремонту телег, и буду процветать.

— Вот это да!.. — раздался голос Лесли, приглушенный, но не потерявший от этого потрясенного восхищения, и между задними колесами просунулась физиономия крестника.

— А ты что думал! — снисходительно фыркнул его премудрие, чихнул от облачка поднявшейся пыли,[21] чувствительно шмякнувшись затылком о край телеги, и аккуратно полез назад. — Настоящая магия даже из рыдвана может сделать конфетку!

— А… надежно ли получилось, крестный? — осторожно полюбопытствовал Лес, выползая таким же манером на Свет Белый.

— Запрягай, поехали, — сурово сдвинув брови, посоветовал Агафон в ответ на неслыханное сомнение в его возможностях, и святотатец, устыдившись собственного маловерия, сконфуженно втянул голову в плечи.

— До Монплезира хватит.

Новой оси хватило ровно до околицы. Там, напротив крайнего дома, отремонтированная запчасть ценой в четыре коня вдруг хрупнула звонко, передок телеги резко просел, оставшееся не у дел колесо с облегчением повалилось в пыль, а за ним последовали путешественники.

Единственное, о чем жалел сейчас Агафон, так это о том, что в курс молодой феи не входил такой предмет, как сохранение вида «всё-идет-по-плану-и-так-и-должно-быть» при внезапном и публичном позоре на магическом поприще.[22]

— Кабуча!!! — выбило из него жесткое приземление в пыльную колею.

И словно вылетела пробка из бутылки: поток самых черных проклятий, на какие только был способен третьекурсник, обрушился горным водопадом на все оси телеги вместе взятые и по отдельности, а также на ее колеса, дышло, борта, днище и прочие подробности незамысловатой конструкции.

Зато шмякнувшийся рядышком Лесли, похоже, лишился дара речи. Губы его то и дело начинали складывать какие-то слова, но стоило глазам остановиться на багровой физиономии фея, а ушам прислушаться к его филиппике, как вопросы и предложения ретировались с языка лесоруба обратно в глубины подсознания.

Закончив высказывать злосчастному транспортному средству всё, что думает про него, его комплектующие, его создателя, конструктора и предков — включая самую последнюю тачку и волокушу, его премудрие плюнул в пыль и решительно поднялся. Озираясь по сторонам — палочка наперевес, крылья расправлены, как у стрекозиного ангела возмездия — готовый то ли к срочному ремонту злополучного транспорта, то ли к устранению свидетелей, объявись таковые в жаркий рабочий полдень на окраине деревни, он отошел на полметра и плотоядно сощурился на подбитый передок. Подопечный его немедля вскочил и, на всякий случай, перешел на другую сторону улицы.

— А, может, крестный, ну ее, эту телегу? — отойдя на безопасное с его точки зрения расстояние, решил высказать умиротворяющее рацпредложение он. — Некоторые у нас и пешком в столицу ходят. Не так уж тут и далеко. Подумаешь, чуть-чуть опоздаем…

— Опоздаем?! — буквально взвился Агафон, и солнечные лучи брызнули, преломившись на яростно затрепыхавшихся крыльях. — Чуть-чуть?! Да ты соображаешь, что говоришь? Как мы можем опоздать…

И тут ворота за спиной Лесли глухо стукнули, скрипнули, и между массивными створками появилась узкая щель. В образовавшемся пространстве показалось плечо и каштановые волосы: невысокий человек отчаянно и не слишком плодотворно упирался обеими руками и даже головой в край тяжелой створки, будто сражался с ураганным ветром. Дровосек обернулся на скрип и кряхтение, обрадованно заулыбался соседу и, позабыв про телегу и про крестного, кинулся на подмогу:

— Отойди, я сам открою!

— Кого там еще несет нелегкая? — студиозус торопливо спрятал палочку в карман.

Тем временем Лесли взялся одной рукой за край правой створки и легко отвел ее к забору. Когда створка вторая стронулась с места и так же просто вместе с лесорубом направилась к калитке, Агафон кинул взгляд на открывшийся перед ним двор и насторожился подобно самонаводящейся стреле при виде цели: в проеме раскрываемых его крестником ворот стояла пегая кобыла, запряженная в подводу, груженную новенькими бочками. Но не успел загоревшийся новой идеей студент перейти от наблюдения к делу, как кучер дернул вожжами, лошадь шагнула вперед, и телега выкатилась на улицу.

— Вот спасибо тебе, Лес! Как ты тут вовремя оказался! Что бы я без тебя сейчас делала?! Сколько говорила бате — смажь петли! — так всё некогда ему… — соскочила с передка загорелая зеленоглазая девушка с распущенными каштановыми волосами и двинулась было к воротам, но дровосек опередил ее.

— Да ты сиди, Грета, я сам закрою! И со двора на засов тоже! — замахал он на нее огромными ручищами и поспешил исполнять.

— Спасибочки! — улыбнулась девушка, и только теперь обратила внимание, что дорогу им с кобылой преграждает знакомый воз. Но в каком плачевном состоянии!..

— Ой, Лес… Какой ужас… — сочувственно всплеснула она руками. — Это ведь твоя телега? А ты уезжал или приезжал? А что у тебя случилось? А у телеги? Колесо отвалилось, да? А давно? А почему? А раньше это с ней уже было? А второе тоже отвалилось, или просто так оттопырилось? А остальные держатся? А если тоже отвалятся? А раньше уже отваливались? Так куда ты, говоришь, собирался?

— В-в Монплезир, — ответил лишь на последний вопрос[23] слегка ошалевший парень.

— В Монплезир!.. — упоенно воскликнула Грета. — На ярмарку? А я тоже на ярмарку! Вот только отвезу заказ мастеру Помону на Горшечную улицу… Отец разрешил мне потратить на ярмарке десятую часть от вырученных денег! А ты уже придумал, что хочешь купить? А на столб ты за петухом полезешь? А за сапогами? А с завязанными глазами в мешках бегать будешь? А подушками драться? А об заклад биться на что-нибудь? А ночевать в городе останешься? А в трактир пойдешь? Не ходи, там по праздникам столько всякой шантрапы понабегает — того и гляди неприятностей не оберешься! Так мои родители говорят! А твои родители где? Они не поехали? Или ты один?..

— Я не один, — чудом ухитрился вставить пару слов лесоруб.

— Он не один. Он со мной, — Агафон подхватил инициативу и твердо поставил запруду полноводной реке женского любопытства и многословия. — И мы едем не на ярмарку. Мы едем на турнир.

— Ой, на турнир!!!.. — в верховьях запруженной водной артерии хлынул ливень, сошла лавина, и внезапно растаял ледник. — А я тоже хочу на турнир посмотреть! Я совсем забыла про турнир! Я на турнире никогда еще не была! Не приходилось как-то! То я на ярмарке — а турнира нет, то турнир есть, а я тут! А вы слышали, что король отдаст в жены победителю принцессу? Ой, а вот интересно поглядеть бы было, кто ее выиграет! Наверное, какой-нибудь герцог! Или граф! Или маркиз! Ой, хоть бы маркиз — мне само слово нравится — на «кис-кис» похоже! Я их так и представляю — с усами кошачьими и комплименты на ушко мурлычут! Лес, а ты когда-нибудь маркизов видел? А графов? А короля? А принцессу? А еще мне на свадьбу тоже посмотреть охота — страсть! Как всё, наверное, там красиво будет, празднично, весело, в цветах, лентах, шариках воздушных, и фейерверки обязательно всю ночь будут, и…

— Грета, — студиозус вкрадчиво взял за смуглую руку девушку, уносившуюся со скоростью подхваченного ураганом воздушного шарика в царство розовых грез. — Ты меня слышишь? Ты меня понимаешь? Ты меня видишь?

— А?.. Что?.. — соседка Лесли растерянно спустилась со сказочных небес на землю и воззрилась на незнакомца.

— Я говорю, ты не могла бы подвезти нас до Монплезира? — медленно и четко проговорил его премудрие.

— Пожалуйста, Гретхен, — умоляюще заглянул молодой лесоруб в зеленые глаза, всё еще затуманенные видениями королевской свадьбы с последующими народными гуляниями.

— Конечно, Лес! — осознала, что от нее хотят и тут же радостно согласилась девушка. — В пути хорошая компания — первое дело! А то едешь-едешь в такую даль — и не с кем словечком перекинуться! Так ведь и говорить разучишься — и не заметишь! Садитесь, конечно! Хоть куда! Если найдете, куда…

И девушка махнула рукой себе за спину, приглашая попутчиков выбирать себе места вокруг отряда бочек, бочонков, кадушек, ушатов и лоханей всех размеров и фасонов, оккупировавшего большую часть телеги.

— Спасибо, Грета! Сейчас я только воз на двор поставлю и Сивого в конюшню верну…

— Сивого оставь, — строго нахмурился чародей.

— Зачем? — удивленно поднял брови домиком дровосек. — Ведь я же возвращаться не буду. Ты же сказал, что я…

— Ну сказал — значит, так оно и будет, — маг поспешно прервал раскрытие планов на будущее в присутствии постороннего.

— Так зачем мне тогда конь? — еще более недоуменно моргнул Лесли.

— А в турнире ты на чем собираешься участвовать? — сварливо скрестил руки на груди студиозус. — На палочке?

— Я?..

— Ты?!.. Лесли, он это серьезно?! Ты вправду…

— Помолчи, женщина! — сурово притопнул Агафон, и Грета от неожиданности ойкнула и прикрыла ладошкой рот.

— Но когда ты сказал, что мы поедем на турнир, ты не говорил, что я буду в нем участвовать!!!.. — панически озираясь по сторонам, словно в поисках поддержки, возопил дровосек.

— Ты что, струсил?!

— Нет!!! Но у меня нет доспехов…

— Будут!

— Оружия…

— Организуем!

— Боевого жеребца…

— Сделаем!

— Наконец, я не умею драться ни на мечах, ни на копьях, ни на чем там они еще сражаются!!!

— Да чего там уметь! Старайся треснуть его так, чтобы свалить, но чтобы он при этом не треснул тебя — вот и вся премудрость! Уметь! Ха! Чего там уметь-то! Это тебе не деревья рубить!

— Но там допускают только благородных рыцарей — а я всего лишь лесоруб, сын лесоруба!

— Придумаем тебе благородство!

— Но мне никто не поверит!..

— Слушай, ты, дитя моё, я вообще не понял: ты собираешься жениться на этой дурацкой принцессе, или нет?! — в запале дебатов выпалил фей, и тут же прикусил язык… Но было поздно.

— Так ты… ты… ты… Лес… ты… собираешься жениться на принцессе Изабелле?.. — Грета изумленно вытаращила глаза и открыла рот.

— Нет! То есть, да… То есть, почему бы и нет? — приободрился Лесли, поднял голову и расправил плечи. — Я парень — что надо! Работящий. Сильный. Исполнительный. И племянник… деверь… шурин… кум… этой… как ее… Ну, Уне…

— Кому?.. Чего ты несешь? Какой еще… Уне?! — Грета возмущенно уперла руки в бока. — У нас в деревне нет никаких Унь! Тебе чего — в лесу по голове суком прилетело?

— Да много ты знаешь — есть, нет!.. Темнота некультурная! — лесоруб обиженно выпятил нижнюю губу и скрестил руки на груди. — И вообще — чего ты на меня кричишь? Тебе что — жалко, что я на принцессе женюсь?

— Ты?! На принцессе?! — зеркально отобразила позу приятеля Грета, дополнив ее ударной дозой презрения, ехидства и гнева. — Ха! Кишка тонка!

— А вот и не тонка! Если мой крестный сказал, что я — избранный, и поэтому должен жениться на принцессе, значит, так оно и есть! — задетый за живое, перешел в контратаку Лесли.

— Кто сказал?..

— Он! — торжествующе ткнул в ойкнувшего Агафона пальцем дровосек. — Мой крестный фей!

— Крестный… фей?.. — потрясенно повторила за ним девушка. — Да ты… вы оба… вообще тут с ума спятили?.. Крестных феев не бывает!

— Слушай, девица, давай ты не будешь пытаться убедить меня в том, что меня не бывает, а мы за это спокойно уже сядем и поедем в Монплезир? — скроив надменную физиономию с обертонами пренебрежения, проговорил чародей. — Время не ждет.

— Вы?! Ко мне?! Сядете?! — воинственно подалась вперед Грета. — Да скорее я эту телегу сама до столицы тянуть буду!!! Скорее я по одной бочке туда на спине своей перетаскаю! Скорее…

Но тут ей пришла в голову мысль получше.

— Хорошо, — слегка остыла и самодовольно поджала губы она. — Я разрешу вам со мной доехать до Монплезира. Но только для того, чтобы своими глазами посмотреть, как жестоко вы там осрамитесь! Чтобы было, что рассказать потом в деревне!

— Ты не посмеешь!.. — нервно вскинулся дровосек.

— А ты чего, уже испугался? — язвительно прищурилась Грета. — Женишок принцесский!

— Да лучше я до Монплезира пешком пойду! — насупился Лесли.

— Нет, лучше мы до Монплезира доедем, — кинув на кипящую от бури эмоций девушку надменный взор, Агафон ободряюще похлопал крестника по плечу. — А там всем покажем, чего стоит такой парень, как ты. И да устыдятся маловерные.

Рано-рано утром, когда на верхнеясенском постоялом дворе все еще спали без задних ног, копыт и колес, его премудрие осторожно растолкал Лесли, и мимикой и жестами, едва различимыми в полутьме, но не менее от этого страшными, показал, что надо немедленно выходить.

— И так едва не проспал, засоня! — сурово укорил Агафон смутившегося донельзя крестника, едва они вышли на двор. — Как будто это мне надо… одному…

— Так ведь… солнце еще не встало… — растерянно запожимал могучими плечами лесоруб. — Мы и в восемь бы выехали, да успели.

— Это вы успели бы… а мы бы — не успели, — брюзгливо заметил чародей. — Мне из тебя еще рыцаря надо делать, забыл? Или ты думал, что мы этим прямо на площади займемся?

— Н-нет, не думал, — честно признался его подопечный в отсутствии каких-либо мыслей на этот счет вообще.

— Дык, понятно… я тут не подумаю — больше некому… — проворчал школяр, сунул недовольному сонному конюху медяк за беспокойство, и Лесли торопливо взнуздал и вывел на улицу не менее недовольного и сонного Сивого.

— Куда сейчас? — дровосек остановился, озираясь по сторонам и зябко поеживаясь после душного тепла харчевни.

— За околицу, в лес, — махнул рукой студент вдоль пустынного тракта в сторону перелеска, темнеющего на фоне чуть подсвеченного розовым неба, и туманно добавил:

— Чародейство, дитя моё, не терпит суеты и свидетелей.

Лесли нервно оглянулся по сторонам, не видит ли их кто: судя по тону крестного, свидетелей его чародейства не ожидало ничего хорошего.

— Пойдем, не лови ворон, — студиозус недовольно дернул парня за рукав, тот потянул за повод мерина, и процессия направилась вершить чудеса.

Отойдя от последнего дома метров на сто и воровато оглянувшись, его премудрие мотнул головой, указывая на едва заметный просвет между двумя кустами, и Лесли с мерином послушно свернули с дороги и углубились в лес. Замыкал процессию Агафон: правый кулак сжимает палочку как меч, в левом, словно бомба с дымящимся фитилем — скомканная шпаргалка.

Дойдя до небольшой прогалины, маленький отряд без команды остановился: лучше и спокойнее места им было не найти — это понял даже мерин. Агафон сунул пергаментный шарик шпаргалки в закатанный рукав и со вздохом принял исходное положение для наложения заклинаний.

— С чего начнем? — деревянно, но отважно улыбнулся Лесли. — С меня?

Палочка опустилась.

— Давай лучше с мерина, — закусив губу, покачал головой маг.

— Ты его… это… того… обратно… в жеребца превращать станешь? — покосился со смущенным любопытством сначала на коня, потом на волшебника лесоруб.

— Зачем? — удивился, поднимая палочку, Агафон. — Под бардом всё равно ничего заметно не будет.

— А я тогда на ком состязаться буду?

— В смысле? — студент снова опустил палочку, словно очень нерешительный дирижер, и тупо воззрился на подопечного.

— Ну, если на Сивом какой-то бард поедет… Кстати, может, тогда уж лучше герольда? С трубой?

— Может, тебе еще оркестр народных инструментов на слонах в придачу? — прыснул маг. — Бард — это доспехи конские! Рыцарь на мою больную голову… И вообще — закрой рот и не мешай работе профессионала! Дитя моё.

Отмахнувшись от надувшегося крестника как от назойливого комара, чародей звучным голосом продекламировал затверженное за ночь заклинание и притронулся палочкой к седлу.

Моментально ставшим дамским, на пронзительно-желтой попоне, вышитой розовыми бабочками.

— Кабуча…

Вторая попытка материализовала на спине терпеливого мерина деревянное блюдо с дымящейся горкой подрумяненного мяса.

— Это еще что? — вытаращил глаза Лесли.

— С-седло, что еще, по-твоему… — пожал плечами Агафон, вдумчиво изучая кроны деревьев над головой. — Похоже, барашка.

— Можно кусочек? — Лес вспомнил, что стремительно приближается не только турнир, но и время завтрака, и потянулся за нежданным угощением.

— Обойдешься, — не слишком любезно замахнулся палочкой школяр, но по пальцам крестнику, к счастью, не попал: тот мигом отдернул руку, словно в кулаке Агафона была зажата раскаленная кочерга.

Третья попытка явила их очам ошарашенного человека в придворном наряде и с лютней в руках, водрузившегося с размаху на горячую баранину, лицом к меринову хвосту. Правда, продержался он перед тем, как выкрикнуть неприличное слово и растаять подобно миражу, всего несколько секунд.

— К-кабуча… — стиснул зубы маг, отступил на пару шагов, украдкой выудил из рукава шпаргалку, развернул, пробежался глазами, закусил губу, вернул пергамент на место и снова принял исходную позу для наложения заклинания преобразования.

На этот раз обещанный бард явился как и полагается: бронированное седло, стальной наголовник и шейная защита, свисающая поверх длинного покрывала кольчуга из крупных пластин…

Всё покрытое чудесной бело-голубой эмалью и вставками из хрусталя.

— Как и задумывал, — стиснув зубы, прокомментировал Агафон и ожег предупреждающим взглядом крестника.

Тот предусмотрительно закрыл рот и медленно кивнул.

— Очень… красиво.

— А, по-моему, на этой бижутерии ты будешь выглядеть как кукла! — раздался из кустов ехидный женский голос.

— Грета?!..

— И даже желтое с бабочками было лучше!

— Что тебе тут нужно?!

— Ерундой занимаетесь!

— Как ты нас нашла?!

— Ничего у вас не выйдет!

— Убирайся отсюда!

— А ты не командуй! Это не твой лес! Где хочу, там и хожу! — нахально заявила дочка бондаря его сконфуженному и взбешенному премудрию. Для подтверждения этого тезиса она выбралась на поляну и остановилась рядом с Лесли — нога пренебрежительно отставлена, руки в любимом жесте скрещены на груди, подбородок задран вверх.

— А вот что вы мне сделаете, а?

— Грета, пожалуйста…

— Ненормальные!

— Грета!!!..

— Я уже семнадцать лет Грета!

— Грета, не мешайся — у нас важное дело!

— Один ненормальный, и один шарлатан!

— Если ты немедленно не уйдешь, я превращу тебя в лягушку!

— Что?..

Угроза заставила девушку если не ретироваться, то примолкнуть: провести лучшие годы в шкуре квакушки еще куда ни шло: всем известно, что, в конце концов, находится прекрасный принц, который ее целует и, как честный человек, после этого женится… Но это ведь при условии, что у бестолкового мага получится именно лягушка!

Историй про счастливое избавление от чар змеи, мокрицы или поганки ей слышать не доводилось ни разу.

— Считаю до одного! — грозно прищурившись, тем временем сообщил Агафон. — Три… два…

— Ну, уйду я, уйду… — угрюмо насупившись, буркнула Грета. — Уйду, и в кустах опять схоронюсь. Всё равно подсматривать буду.

Парни переглянулись и вздохнули.

— Ну оставайся, — словно отдавая врагу последнюю рубашку, выдавил чародей, и тут же злорадно поспешил предупредить: — Но если что-то с тобой тут случится — я не виноват.

— Вот только не надо меня запугивать! — отважно вскинула голову девушка и укрылась за Сивым.

— Всё! Теперь ничего не случится! Можно начинать! — из-за лазоревой бронированной груди коня, как из крепости, выглянули блестящие от возбуждения глаза и перепачканный землей нос.

И началось.

Для затравки Агафон сотворил латы. Без тени эмали, стразов и бусин. Впечатленная Грета благоговейно ахнула, не веря глазам своим, и доверчиво вышла из укрытия. Лесли восторженно ухнул, хлопнул себя по бедрам, и кинулся к блестящей под лучами восходящего светила стальной груде — разбирать и примерять… Через секунду после начала разборки первое впечатление подтвердилось: глазам верить было не надо. Двадцать два нагрудника — это еще не все доспехи.

Второй заход нагрудники убрал, заменив их таким же количеством поножей.

Студиозус раздраженно крякнул, утер пот со лба, сосредоточился, вытащил шпаргалку, перечитал заклинание, закусил губу, уставился на кучу трубоподобных железяк и направил на них волшебную палочку.

Результат пришел очень быстро. Не успело облако серебряных искр рассеяться, как куча зашевелилась, рассыпалась со звонким лязгом, и на глазах у изумленных людей поножи заползали по траве в поисках друг друга и стали слипаться в одну стальную коленчатую змею. Те, которые присоединились первыми, похоже, решили, что они — голова, потому что уже готовый конец приподнялся над землей на полтора метра, поводил раструбом туда-сюда, словно принюхиваясь или приглядываясь… и замер, нацелившись на дочку бондаря. Грета оглушительно взвизгнула, змея метнулась, Агафон взмахнул палочкой, выкрикнув первое, что пришло на ум…

Ректор ВыШиМыШи Уллокрафт в таких случаях любил говаривать, что каков ум, то на него и приходит.

Легким движением руки поножи превратились в аналогичный набор набедренников. И настроение его ухудшилось прямо пропорционально изменившемуся размеру. Если бы не секундное замешательство змеи, в состоянии легкого конфуза переоценивающей относительные габариты свои и мишени, кто знает, что случилось бы с Гретой… Но стальная тварь смешалась, и что случилось дальше, знают теперь все.

Девушка наступила на подол и упала. Лесли набросился на змею. Маг вскинул палочку и исступленно завопил что-то дикое без слов, заворачивая людей и поляну в плотный вихрь радужных огоньков…

Когда световое шоу осело разноцветными светлячками на траве и ветках кустов, его премудрие одним беглым взглядом оценил произошедшее, взялся за голову и тоскливо простонал:

— Ты это специально, да? Ты специально?..

— Это я специально?!.. Я специально?!.. — прогудел в ответ металлический голос на грани слёз.

И доносился он из полного комплекта лат пятьдесят шестого размера, последний рост, устало прикорнувшего у копыт невозмутимого Сивого.

— Вытащите меня отсюда! Я буду жаловаться! У меня ноги затекают! И тут, кажется, муравьиная тропа! Злодеи! Бандиты! Хулиганы!..

— А кто будет обзываться нехорошими словами, останется в них жить, — чувствуя себя вполне отмщенным за «ненормального шарлатана», и слегка — за «злодея, бандита и хулигана», сладко проворковал студиозус.

Отливающий хромированной сталью голос испуганно смолк.

— Ну, что, Лес? — засовывая палочку в карман, обратился школяр к подопечному, ошалело таращащемуся на доспехи, говорящие голосом Греты. — Сможешь сам девушку раздеть, или тебе помочь?

Спустя час латы поменяли хозяина, и молодой лесоруб, то подбоченясь, то принимая различные эффектные позы — репетируя свой разговор с принцессой, не иначе — принялся неуклюже расхаживать по поляне.

Длинные острые носы ботинок из нержавейки — сабатонов — то и дело утыкались во всевозможные неровности, грозя повергнуть груду металла по имени Лесли в прах и прошлогодние листья. Не притертые части доспехов повизгивали и поскрежетывали каждый раз, когда лесоруб сгибал или разгибал конечности. Наводящий ужас даже на Агафона шлем с закрученными спиралью рогами, оскаленными железными зубами и золотым пенсне ограничивал угол обзора хозяина до узкого тоннеля… Но Лес был счастлив, как мальчишка, получивший игрушку, о которой мечтал всю жизнь. Казалось, теперь ему не нужно было никакой Изабеллы — дай только жестяной меч, картонный щит, деревянного коняшку — и будет он носиться по улице весь день напролет, сражаясь с воображаемыми драконами, спасая сказочных принцесс, побеждая в выдуманных турнирах вымышленных соперников, забыв про еду, работу, дом, и даже самого себя.

— Ну, что, дитя моё? — самодовольно усмехнулся Агафон, победно поглядывая на притихшую Грету. — Теперь твоя душенька довольна?

— Нет, — неожиданно ловко повернулся к нему лесоруб. — Мне еще оружие надо. Копье турнирное. Меч. Топор. Боевой, конечно. И щит.

— А на щиту… на щитЕ… на щИте… герб, между прочим, должен быть, — с малой дозой того ехидства, с которым она начала день, тут же проговорила девушка — изрядно расстроенная успехами попутчиков, но отнюдь не сдавшаяся. — А у рыцаря — фамилия. Благородная!

— Это точно… — вздохнул новоявленный аристократ сквозь просветы в стальных зубах шлема.

— А я вот как-то слышал, — бодро сообщил чародей, — что один рыцарь, чтобы его не узнали, выступал на турнирах под прозвищем «Лишенный наследства».

— Какой нормальный отец отдаст свою дочь за кого-то по имени «Лишенный наследства?» — кисло вопросил Лес.

Агафон задумался над вопросом, и признался:

— Я бы не отдал. Но… еще был, я помню, Черный Рыцарь!

— Почему черный? — недоуменно повернулся к студенту очкастый шлем. — Он что, из Узамбара был родом?

— Да при чем тут Узамбар! Он назвался по цвету их с конем доспехов! — снисходительно хмыкнул Агафон.

Лесли покосился на одеяния Сивого.

— Нет, по цвету не надо, — сказал как отрубил дровосек.

— А как тогда быть? — задумалась даже Грета.

— А давай мы тебе, Лес, фамилию придумаем? — посетила магическую голову идея другая. — Думаешь, король всех своих рыцарей наперечет знает?

— Думаю, знает… — идея не вызвала оптимизма.

— Это важных! А всякую мелочь, у кого одна деревня и две собаки? — не отступал студиозус.

— А за неважного не отдаст…

— Но ты же турнир выиграешь!

Лесли задумался.

— Нет, всё равно опасно так врать. У них список есть, говорят, где вся знать записана, большая и маленькая. Посмотрят — нет такого… И поди, докажи, что я есть!

— Если тебя нет, — язвительно добавила Грета.

— Докажи, раздокажи… — раздраженно фыркнул чародей, заложил руки за спину, прошелся по полянке, маневрируя подобно слаломисту вокруг людей и коня… И остановился.

— Всё! Знаю, что делать, — с заговорщицким видом выдохнул он и самодовольно прищурился в ожидании града вопросов.

— Что делать? — не заставил себя ждать лесоруб.

— Что? — заинтригованно вытянула шею даже Грета.

Поняв, что град кончился, а на мерина рассчитывать не приходится, чародей решил довольствоваться малым, обвел победным взором девушку, лесоруба и даже коня, приосанился и важно проговорил:

— Будешь ты у нас, дитя моё, царевичем. Принцем, на ваш манер.

— Он-то?! Принцем?! — едва не подскочила от возмущения Грета. — Да из него принц, как…

— Цыц! — гаркнул маг и поспешно напомнил: — В лягуши захотела?

— Так бы сразу и сказал, — пробурчала дочка бондаря. — А то «цыц, цыц»…

— Да если у них рыцари наперечет, то принцы-то… — засомневался Лес.

— А ты будешь принцем иностранным! — торжествующе ухмыльнулся маг.

— Каки-им?!

— Про царство Костей когда-нибудь слышал?

— Н-нет. Смешное название такое… А оно на самом деле существует?

Его премудрие оскорбленно хмыкнул.

— Извините, не знал, — гулко смутился Лес. — Наверное, это очень хорошее царство?

— Не суть важно, — отмахнулся волшебник, чуть поморщившись, как от зубной боли, и деловито продолжил: — Так вот. Слушай меня внимательно, то бишь, внимай, крестник. С сегодняшнего дня будешь внуком царя Костея. Агафоном… Непобедимым, к примеру.

— А кто это?

— Кто-кто… Ты!

— А если раскроется?..

— Не раскроется — это я тебе как крестный фей говорю!

— Тогда… — дровосек помялся с ноги на ногу, почесал железной пятерней в стальном затылке, и решительно кивнул. — Тогда я согласен. Наверное, это очень здорово — быть настоящим принцем… Принц Агафон… Почти твой тезка получаюсь!

Волшебник закашлялся.

— Почти. Тезка.

— А что… — по голосу было слышно, как Лесли под шлемом улыбнулся. — Моё высочество Агафон Непобедимый из царства Костей… просит руки и сердца дочери вашего величества… Хорошо звучит! Мне нравится.

Грета скривилась, надула щеки и издала губами неприличный звук, но, памятуя предостережение волшебника, язык за зубами удержала.

— Вот и молодца, — косовато усмехнулся студиозус[24] и продолжил: — Так что, заварганим тебе сейчас оружие — и вперед, к славе и счастью на веки веков. Время идет, принцесса заждалась!

— Меня?

— Тебя, кого же еще! А теперь стой смирно и по порядку диктуй, чего тебе и сколько надо.

— Меч полуторный… одна штука… — принялся загибать железные пальцы новоиспеченный внук царя Костея.

На регистрацию желающих породниться с королем новоявленный принц Костейский и его крестный фей — он же по совместительству оруженосец — успели за три минуты до окончания.

Грета, на удивление промолчавшая всю оставшуюся дорогу, покинула маленький отряд почти сразу после въезда в Монплезир: Горшечная улица, где располагалась лавка заказчика ее отца, начиналась метрах в ста от городских ворот. Едва завидев указатель Посудной слободы — покрытую патиной, пылью и следами пребывания вездесущих голубей[25] медную крынку размером с бочонок, девушка угрюмо бросила через плечо что-то нечленораздельное, хлестнула кобылу так, что та припустила вскачь не хуже любого рыцарского коня, и скрылась за поворотом. Агафон проводил ее долгим сочувственным и даже чуть грустным взглядом — но без тени раскаяния. Если вопрос стоял, не выйти замуж незнакомой дочке бондаря за его подопечного, или вылететь из ВыШиМыШи одному очень хорошо известному студенту, его премудрие однозначно выбирал первый вариант. В конце концов, разных лесорубов, гончаров и прочих землепашцев у Греты была еще полная деревня, даже если не считать соседние. Но других крестников — и другого шанса остаться в Школе[26] — у него не было.

Лесли ее отбытия не заметил. Завороженный суетой, толчеей и слегка хмельным шармом самого главного города страны, который уже сегодня вечером может стать его собственностью, дровосек взирал на окружающие его улицы, памятники, дома и людей с новым, удивительным для него самого чувством, описания которому он подобрать смог бы едва ли. Самое близкое, что могло прийти ему на ум — это сравнение Монплезира с породистой коровой-рекордсменкой, на которую денег не хватало и у всей деревни вместе взятой, и которую однажды утром он обнаружил у себя во дворе с дарственной запиской на рогах. Иными словами, из деревенского ротозея — молчаливого обожателя чудесного в своей недосягаемости города — он медленно, но верно, с каждым шагом одетого в голубую броню мерина превращался в хозяина.

Главную площадь столицы — перед королевским дворцом, естественно — они нашли без труда. Хоть Лес за свои прошлые визиты на ярмарки и праздники ни разу на ней не побывал, но однажды спросив дорогу, заблудиться было невозможно: лавочники, крестьяне, ремесленники, уличные торговцы, дворяне, военные, матросы, нищие, бродячие артисты, целители, мастеровые, купцы, кабатчики и прочие сословия славного города Монплезира с семьями и без влеклись, вышагивали, бежали, фланировали и тащились лишь в этом направлении. Тот, кто захотел бы продвигаться в противоположную сторону, немедленно почувствовал бы себя лососем на нересте, встретившем водопад на своем пути вверх по реке.

Человеческий поток, закованный в голубоватые каменные стены домов, тек в направлении площади Пиона плавно, но непрерывно. Казалось, перестань Сивый перебрать копытами — толпа вынесла бы его ко дворцу сама. Рыцарские турниры такого масштаба каждый день — и даже каждый год — в стране не случаются. Рассказы и воспоминания о нем, были уверены добрые[27] жители Монплезира, можно будет еще долгие годы передавать детям и внукам вместо наследства.

Лесли восседал в золоченом седле подобно памятнику самому себе — могучий, блестящий, гордый, упиваясь восхищенными, оценивающими и даже завистливыми взглядами. Такого в его жизни не случалось еще никогда: как бы ловко и быстро не свалил он даже самое толстое дерево, максимум, на что мог рассчитывать молодой дровосек — скупое отцовское «молодца». Рыцарю же, для того чтобы стать центром всеобщего внимания, обожания и поклонения, не приходилось делать вообще ничего — лишь сидеть в седле не падая и сверкать доспехами.[28] Жизнь благородного отпрыска начинала ему нравиться, а в голову украдкой стали заползать мысли о том, как, наверное, замечательно быть королем…

Растолкав гордым не менее владельца Сивым толпу конкурентов и их группы поддержки, Лесли предстал перед широким столом регистраторов, установленным под лозунгом «Привет участникам турнира!», и потребовал немедленно внести его в список. Три седовласых[29] старичка-герольда в пурпурных одеждах с золотыми королевскими пионами на груди недовольно отвлеклись от беседы с красным, как спелая клубника, долговязым парнем в странного вида доспехах и сердито уставились на вновьприбывшего.

— В очередь, молодой человек, — сухо и равнодушно, как пергамент, прошелестел голос самого сурового из них.

— Я вам не молодой человек! — приосанившись на недовольно всхрапнувшем мерине подобно божеству турнирных побед, с благородным негодованием воскликнул Лесли.

— Извините, но девушки к состязаниям не допускаются, — отстраненно сообщил другой старичок.

— И я… я вам не девушка!

— Нечеловеческие расы с явно выраженными половыми признаками или без оных — тоже, — заглянув в отдельно лежащий лист гербовой вощеной бумаги — очевидно, правила — процитировал третий герольд, и вернулся к разговору с долговязым.

— Итак, ты утверждаешь, что являешься пятым по счету отпрыском шевалье Бриана де Шене из Нижних Болотищ? — меланхолично заглядывая в раскрытый перед ним толстенный замшелый том, вопросил третий герольд.

— Седьмым, — стыдливо опустив глаза, ответил претендент. — Пятый и шестой отпрыски — мои сестры.

— Имена?

— Мари Анна и Мари Николь.

— Еще дети женского пола в семье имеются?

— Старшая сестра. Мари Жанна.

— Ух-ху… — удовлетворенно кивнул старик, уже не консультируясь с книгой, и перевел взгляд на коллегу слева.

— А во владениях твоей семьи, кроме вышеназванной деревни, какие еще географические объекты и населенные пункты находятся? — близоруко прищурился тот сперва на юношу, потом на другой фолиант, распростерший перед ним свои желтоватые пергаментные крылья. При этом вопросе спелая клубника превратилась в радикально переспелую.

— Кроме этой деревни и полей вокруг нее… у моей семьи… нет других владений.

— Которые будут в полном объеме унаследованы старшим сыном?

— Да… полностью…

— Ух-ху… — довольным филином ухнул и второй старичок и склонил голову, выглядывая дальнего соседа справа.

— Седьмой сын шевалье де Шене… двадцати одного года от роду… не был… не был… не жил… не участвовал… не состоял… не привлекался… не увлекался… не завлекался… не отвлекался… не навлекался… не вовлекался, — подвел итоги собеседования первый герольд. — Хоть вышеозначенный дворянин и является четвертым и последним наследником своего отца, не получающим во владение ничего, кроме доброго имени, но документированно доказал благородное происхождение, и посему к участию в королевском турнире допускается. Запишите, мастер Сен-Поль. Свидетельство можете забрать, шевалье.

Третий старичок важно кивнул, обмакнул перо в стоявшую перед ним чернильницу в виде головы рычащего льва,[30] и мелким аккуратным почерком вывел в конце длинного списка: «Шевалье Люсьен де Шене».

Мрачно косясь на вольных и невольных свидетелей его допроса, молодой де Шене сгреб с зеленой, вышитой пионами парчовой скатерти потемневший от времени свиток с гербовой печатью, словно забирал нечто порочащее его, а не подтверждающее его происхождение. Не дожидаясь помощи от замешкавшегося оруженосца — пожилого мужичка, годящемуся ему, скорее, в дядьки, одним сердитым широким шагом поднялся он на подставку для посадки на лошадь. Сгоравший от публичного унижения юноша отмахнулся от запоздалого внимания слуги, воткнул ногу в старомодном тупоносом сабатоне в стремя, и следующим движением оказался в седле.

— Пошли, — скупо мотнул он головой оруженосцу, пристыженно разводящему мозолистыми крестьянскими руками, и ударил жеребца пятками по бокам.

— Всё? — глянул на башенные часы глава комиссии, с облегчением захлопнул том с родословными Шантоньской аристократии и любовно защелкнул его позолоченные застежки. — Время выш…

— Нет, не всё! Я еще! Я раньше крайнего срока прибыл! — гневно сжал в стальных кулаках поводья Лесли. — Надо было сразу меня принимать! Вы должны меня записать в участники!

— Ах, да… — скорбно покривился председатель, обреченно вздохнул и потянулся открыть столь поспешно отправленную на покой книгу.

— Извольте спешиться, юноша, когда разговариваете со старейшинами гильдии герольдов Шантони, — сурово зыркнул из-под нависших белых бровей старик слева.

— А вы… извольте называть меня, как положено моему титулу! — сердито уперся Лес.

— Вот сейчас мы и установим, как положено вас называть согласно титулу… — с едва заметной ехидцей усмехнулся герольд справа. — Из какой провинции будете, благородный рыцарь? И, кстати, предъявите ваше свидетельство о благородстве.

— Настоящее благородство в свидетельствах и свидетелях не нуждается! — выскочил на первый план из-за бронированной коленки крестника Агафон, готовый рвать, метать и потрясать.

— И сами вы тут… из провинции! — напыщенно выкатил грудь под доспехами дровосек, показательно проигнорировав вторую просьбу комиссии, равно как и первую. — А я из самой что ни на есть столицы!

— Из Монплезира? — пробежало облачко удивления по высохшей физиономии председателя, с младых ногтей изучившего местную знать в лицо и по именам.

— Из Постола! — горделиво вскинул белокурую голову Лесли. — Царство Костей! И прихожусь я царю Костею, его правителю, внуком!

— Царь Костей?..

— Царство Костей?..

— А где это?..

Тонкая рука герольдмейстера неуверенно повисла над только что захлопнутым фолиантом, метнулась к другому, переползла к третьему, остановилась над четвертым… и плавно опустилась на затканную пионами скатерть, признавая поражение. Генеалогического дерева правящей династии страны с таким жутковатым названием у них не было, и быть не могло. Оставалось полагаться на интуицию и опыт. Но что могли подсказать и та, и другой в отношении отпрыска королевской фамилии державы столь далекой и варварской, что даже наименование ее не каждый знал?..

— И как… ваше высочество… изволят называть себя? — на время перехватил инициативу и с легким наклоном головы вопросил второй старик.

— Агафон Непобедимый, — надменно проговорил лесоруб, постукивая пальцами по пристроенному на луке седла шлему, неприязненно поблескивающему золотыми очочками.

— Если в ваших книжках ничего нет про наше царство — запишите. Родословную нового правителя Шантони надо знать! — назидательно проговорил чародей и вздернул нос не хуже крестника.

Герольды переглянулись, пожали плечами, посовещались несколько минут, и со вздохом решили прибегнуть к системе оценок, настоящего ученого недостойной, но от этого не менее эффективной.

«По одежке встречают…»

Итак, доспехи.

Начищенные, новые, фасон модный, работа тонкая.

Бард.

Покрой замысловатый, эмаль дорогая, хрустальные вставки стоят не меньше самого коня.

Конь.

Огромный, хозяину послушный, но глаз злой: гладить не подходи — пальцы откусит по самые плечи.

Оружие.

На все случаи жизни. В иной лавке бывает меньше.

Оруженосец.

Сложения не богатырского, одет просто, но такой же высокомерный грубиян, как и его хозяин. Сразу видно: подбирался тщательно.

Герб…

Ну если можно банальный череп на фоне тазовых костей назвать не пособием по анатомии, а гербом… то имеется.

Выводы?..

Старички снова обменялись вопросительными взглядами.

— Я думаю, внука Костея, царя страны Костей, можно занести в реестр претендентов на руку принцессы Изабеллы, — осторожно проговорил старший герольд. — Запишите, мастер Сен-Поль.

— Ваш номер — шестнадцать.

— Соперников в первом поединке вам принесет жеребьевка.

— Удачи, ваше высочество.

— Удача понадобится им, — снисходительно бросил Лесли, потянул повод, разворачивая Сивого, и тот степенным шагом направился к перегороженной стражей широкой улице, впадающей в площадь — месту дислокации претендентов и их оруженосцев.

Там заботливые организаторы турнира уже разбили шатры для отдыха участников и развернули палатки с пивом, бутербродами и выпечкой по завышенным в десять раз ценам: Луи Второй считал, что если уж столько аристократии собралось в одном месте, то польза от них должна быть не только эстетической.

Королевская казна пирожками не пахнет.

Не успели претенденты на руку, сердце и всю остальную Изабеллу Пышноволосую разойтись по шатрам, присесть и вытянуть усталые ноги, как на площади звонко и радостно грянули фанфары.

Агафон кинулся к выходу, оставив почти беспомощного, одетого в стали и сплавы крестника сидеть на невысоком мягком диванчике.

— Уже начинают!

— Почему нам никто не сказал?! — новоиспеченный царевич возмущенно вскочил и, громыхая доспехами, словно жестяная лавка на выезде, стрелой вылетел наружу.

Серебряные трубы издали последний аккорд и смолкли, и у высокой дощатой трибуны остановилась огромная белая, словно первый снег, карета, запряженная восьмеркой лошадей. За ней — еще три похожих, но поменьше. Лакеи проворно спрыгнули с запяток и раскатали по булыжнику принесенные с собой красные дорожки, вышитые золотыми пионами. Поджидавший тут же рядом камердинер распахнул дверь первого экипажа, откинул складную позолоченную лестницу, и на пунцовую шерсть дорогого ковра ступил сначала король, за ним — его сестра, а последней…

Лесли упоенно ахнул.

— Какая она красивая!..

Его премудрие задумчиво прищурился.

— Ага, ничего, хорошенькая… была… наверное. Лет двадцать назад.

— Что?!..

— А что? — округлил глаза чародей. — Мне ж на ней не жениться. Я правду могу сказать.

— Да ты чего, с ума сошел?! — вскинулся Лесли. — Принцесса Изабелла — само совершенство!

— А-а, ты про принцессу, — с облегчением понял маг. — А я ее не разглядел. Эти… оттерли…

Он неласково кивнул на соперников своего крестного и их оруженосцев. Цветочки и ягодки шантоньской знати выстроились плотной шеренгой у украшенного цветами и лентами барьерчика, и теперь наперебой раскланивались и расшаркивались вслед быстро удаляющейся спине Изабеллы.

— Н-ну, я, вообще-то, тоже… не очень… — смущенно признался Лес. — Только шляпу и край платья увидел… Но и этого достаточно, чтобы понять… что она это… гена… чистой красоты.

— Гена — чистый крокодил, — рассеянно пробормотал Агафон, и придирчивым взглядом покупателя в мясной лавке уставился на высокородных и не слишком рыцарей, высыпавших приветствовать монаршью семью.

Кто же достанется его подопечному? И есть ли хоть какая-нибудь разница, если любой из них с детства в совершенстве изучил то, чем деревенскому простаку-лесорубу придется сейчас заняться впервые? А ведь, говорят, вроде, что кроме людей сражаться на турнирах обучают еще и коней… С запоздалым — хронически и фатально — беспокойством Агафон оглянулся на привязанного к шесту у их шатра Сивого и вздохнул. Как бы то ни было, вся надежда теперь была только на него.

На студента третьего курса Агафона Мельникова.

Жеребьевка была проведена сразу после торжественного рассаживания по местам короля с сестрой, чадом и свитой. Всё было чинно и благопристойно: король добродушно улыбался, сестра приветливо махала рукой, чадо капризно кривило губы, свита играла короля.

Лесли был в восторге.

Едва отгремели приветственные выкрики и аплодисменты и высокородная публика расселась согласно ранжиру, прыткости или заранее купленным билетам, как на середину площади, проворными трудами рабочих уже превращенную в ристалище, вышли три старых герольда. В руках одного из них была перевернутая шляпа, полная маленьких пергаментных свитков. По сигналу трубачей второй старичок стал доставать их попарно и передавать третьему. Третий зачитывал имена громким дребезжащим голосом — словно в надтреснутом стакане размером с бочку помешивали чай.

Когда в числе последних герольд выкликнул имя Лесли, внука царя Костея, публика сначала озадаченно притихла, потом оживилась, закрутила головами и зашарила глазами по выстроившимся рыцарям в поисках дикаря из варварской страны. Даже сами участники принялись искоса оглядывать свои ряды в поисках диковинного чужеземца, которого, без сомнения, можно было легко опознать по зеленой коже, или синим волосам, или доспехам, сплетенным из травы, прутьев и перьев… Заинтересованно подняла голову и из-за раскрытого веера как бы невзначай поглядела на зашевелившуюся когорту претендентов даже принцесса.

Ожидали ли все они найти замотанного в шкуры косматого вандала с каменным мечом, или нечто еще более экзотическое и ужасное — осталось неизвестным, потому что фанфаристы получили от герольдмейстера условный знак,[31] приложили трубы к губам и выдули задорный сигнал к началу поединков.

Агафон облегченно перевел дыхание и только тогда понял, что последние несколько секунд все мышцы его были сведены от крайнего напряжения, будто кто-то перед самым горлом всё это время держал раскаленный, остро отточенный отравленный кинжал.

«Точно с этим лесогубом психом скоро станешь…» — передернуло студента. — «Вот прорвемся через турнир, отгуляю на свадьбе — и обратно в школу: на рыбалку буду каждый день ходить, с утра до вечера, и провались оно всё синим пламенем, как говорит Шарлемань Семнадцатый…»

Лесорубу в противники в одной восьмой финала достался грузный герцог с труднопроизносимой фамилией, перемежающейся многочисленными «де» и «дю» — верным доказательством того, что длиной родословной он мог смело померяться с самим королем. Окинув друг друга изучающими взглядами, будущие противники позволили оруженосцам развести себя по разным сторонам ристалища, сделали вид, что соперника не существует на этом свете, и с интересом — сначала поддельным, а потом и настоящим — принялись наблюдать за ходом отборочных схваток.

Лесли дрогнул и побледнел через пять минут, когда после третьего захода какой-то граф под точным ударом оппонента грохнулся на мостовую, словно кукла, выброшенная раздраженным хозяином.

— Боже милостивый… — даже не оглянувшись, чтобы посмотреть, не слышит ли его кто кроме крестного, шепотом охнул лесоруб. — Боже мой… У меня ведь так никогда не получится…

— А по-моему, для такого номера тренировок нужен самый минимум, — отстраненно заметил бледный и нервный не менее крестника Агафон. — Главное — посмешнее дрыгнуть ногами и…

— Я не про это, фей! — таким же шепотом взорвался белый как полотно Лес. — Я про того, победителя! Ты видел, как он ловко прицелился — а сам в это время словно отклонился!..

— Ну, видел, — хмуро признал студиозус. — Ну и что?

— Да как это что?! — вытаращил глаза дровосек. — Ведь этому же учиться, наверное, надо! Тренироваться!

— Кому надо — пусть тот и тренируется, — с несравненно большей уверенностью, чем чувствовал хоть когда-нибудь, не говоря уже про настоящий момент, важно изрек Агафон.

— А я?..

— А ты во всем положись на меня. Дитя… ё-моё. Крестный я тебе, или кошкин хвост? С трех раз угадаешь? Ты, самое главное, не волнуйся. Я всё устрою.

Подумать только — еще полминуты назад Агафон думал, что больше побледнеть человеку не под силу.

Герцог и дровосек встречались в последней паре из восьми.

Презрительно глянув на замешкавшегося у посадочной подставки конкурента, его сиятельство демонстративно занял исходную позицию у ближнего конца ристалища и, не теряя времени даром, принялся активно строить глазки принцессе. Та свернула веер и уперла скучающий взор в небо. Сердце Агафона при виде диспозиционной несправедливости, чтобы не сказать, вызывающего нахальства, граничащего с нахальным вызовом, радостно пропустило такт.

— Послушай, дядя, — вразвалочку подошел он к противнику и похлопал по барду коня, словно пытаясь привлечь внимание. — Как насчет жребия, кто где стоит?

На высокомерной физиономии герцога было написано, что прожужжи у него под ухом насекомое, он проявил бы несравненно больше интереса. Но зато как из-под земли рядом с его премудрием вырос развязный парень в табарде с герцогским гербом.

— Жеребец моего господина с такими, как ты, не разговаривает, — оруженосец нагло ухмыльнулся студенту в лицо. — Так что топай отсюда, варвар. И приготовься собирать по кусочкам своего принца!

— Всегда готов, — ядовито усмехнулся школяр, подхватил с мостовой парочку запасных копий для крестника, и с чувством выполненного долга потрусил за бодро удаляющимся Сивым.

Когда исходная позиция была занята и его подопечным, трубачи дружно грянули короткий сигнал и так же дружно кинулись с середины площади под защиту трибуны. Поединщики пришпорили скакунов.

Вернее, скакуна пришпорил герцог, а лесоруб — добросовестного, миролюбивого и исполнительного, хоть иногда и своенравного тяжеловоза.

Конечно, Сивый дураком не был, и намек на начало движения понял. Но, поскольку прыть в жизни тягловой коняги — добродетель, стоЯщая в последнем десятке, то и в неизвестный путь мерин, в отличие от своего коллеги, отправился не спеша, вдумчиво и с оглядкой.

За стартовой линией Агафон в состоянии, близком к истерике, наблюдал за ходом схватки.

Насмешливый свист и хохот болельщиков при виде выступившего в бой прогулочным шагом коня и отчаянно колотящего его по бокам хозяина резанул по сердцу студента, как ножом по диплому. Сжавшись в комок оголенных нервов, он принялся бормотать ключевое слово наложенного заклинания саморазрушения барда, экспериментируя с произношением, интонациями, громкостью и вспомогательными словами…[32] но тщетно.

Когда до встречи противников оставались считанные мгновения, студент с тихим стоном закрыл глаза и обнял буйну голову руками. А вот это конец. Заклинание не ожило. Лесли проиграл. Рассчитывать было больше не на что, и не на кого…

Но и в этом его премудрие сегодня просчитался.

Увидев летящую ему навстречу на всех парах другую лошадь, да к тому же несущую на своей спине какого-то блестящего железного маньяка с опасно выставленной вперед острой палкой, Сивый среагировал так, как и должно было на его месте любое здравомыслящее животное. Моментально припомнив, что в списке его достоинств прыть всё же имеется, он проворно шарахнулся в сторону за секунду до того, как копье конкурента выбило бы его всадника из седла. Острие оружия герцога легко скользнуло по щиту Лесли. Тучный рыцарь, внезапно оказавшийся в положении человека, ломящегося с разбегу в открытую дверь, потеряв равновесие и копье, повис на разделительном барьере подобно тряпичной кукле. Его конь-огонь налегке проследовал дальше.

Публика взревела — одобряя ли победу иностранца, возмущаясь ли ей, или просто оттого, что когда вокруг все орут, как оглашенные, удержаться невозможно. Агафон вздрогнул, будто от удара трехтомником «Реестра элементарных заклинаний», и тоскливо приоткрыл один глаз, нащупывая на мостовой распростертое тело крестника…

Которое в это время радостно размахивало копьем и щитом, посылая воздушные поцелуи покатывающейся со смеху принцессе.

— Кабуча… — изумленно прошептал маг, недоверчиво оглядывая снова и снова абсолютно целые конские доспехи опозоренного противника.[33] Но только услышав объявление герольдмейстера, что этот поединок и впрямь выиграл Агафон Непобедимый из царства Костей, сумел он расслабиться и поверить в произошедшее. «С меня морковка», — пообещал он мысленно Сивому, подхватил неиспользованные копья, и счастливой рысью кинулся через площадь к своему шатру.

Не забыв показать язык подрастерявшему гонор оруженосцу, стаскивающему хозяина с забора.

— Ты с ума сошел!

Не успел полог шатра опуститься за их спинами, как заговорщики с возмущенным видом уставились друг на друга и хором выдали то, что крутилось на языке последние несколько минут.

— Ты не должен был так медленно ехать! Тебя могли дисквалифицировать!

— Он и так меня чуть не дискво… олифицировал… насквозь… если бы Сивый в сторону не отскочил! Где была твоя магия, фей?!

— В кармане была моя магия, в кармане! — сердитым шепотом огрызнулся Агафон. — Как ты себе представляешь меня посреди этого рассадника… то есть, оплота рыцарства… в розовом балахоне и с крыльями?!

Лесли сбавил обороты и чуть задумался.

— Наверное, никак, — неохотно признал он, и тут же простодушная физиономия его приобрела выражение потерянное и жалобное: — Но что теперь делать? Ты же меня в это втянул — ты и должен теперь выкручиваться!

— Вот я и выкручиваюсь… — без особого убеждения подтвердил чародей.

— Кто у меня следующий на очереди? — дровосек беспокойно вытянул шею и подался к выходу.

— В смысле, ты у кого? — мрачно хмыкнул студент. — Слушать надо было… Какой-то де Рюгин. То ли маркиз, то ли виконт… пень их тут разберет.

— И что делать?

В полумраке их штаб-квартиры лицо юноши выглядело теперь почти по-детски потерянным и испуганным.

— Что-что… Думать! — буркнул маг, потянулся в рукав за шпаргалкой, замер, махнул рукой — нет там такого, что могло бы помочь самозваному рыцарю одолеть соперника в честном бою,[34] и двинулся к выходу.

— Ты тут сиди, отдыхай, а я пойду, покручусь там — может, что-нибудь придумается…

— Что значит — «может»!? — возмущенно воскликнул Лес, но студиозус, кинув через плечо нечто раздраженно-неразборчивое, уже выныривал наружу.

Маленький лагерь графа де Рюгина располагался не так далеко от их бивуака — даже по меркам хоть и широкой, но улицы. Сделав несколько шагов вдоль лотка с бутербродами из рябчиков с ананасами, его премудрие оказался у палатки соперника. Ни графа, ни его кислолицего чернявого оруженосца поблизости видно не было. Боевой конь уписывал овес из торбы, подвешенной к черной, как чернила, морде и бдительно пришельца изучал карим оком.

«Если бы у меня было больше времени для того трюка с бардом…» — в вихре сожалений пришло в голову школяра. Дожидаться продолжения мысли и развития событий он не стал: проворным движением скользнул он мимо морды коня, протянул руку к украшенной графскими гербами сиреневой попоне, нащупывая под тканью пластины доспеха…

— Ты чего тут делаешь?

Резкий, подозрительный голос хлестнул по ушам будто бичом.

— Я…

Агафон обернулся, грызомый целой сворой дурных предчувствий — и ни одно из них не растворилось: из графского шатра с видом стражника, узревшего вора, выходил кислолицый.

— Я… это… подержаться хотел… чтобы не упасть…

— Ты что, пьяный? — презрительно покривился оруженосец.

— Сам ты пьяный! — искренне возмутился маг и снова лихорадочно зашарил мозговыми извилинами по захламленному пыльному лабиринту, называемому некоторыми воображением. — Я… это… ну… на одной ноге стоял.

— И чего? — поджал ногу и демонстративно не упал чернявый.

— А ты глаза закрой, ишь ты, хитрый какой! — обиженно прищурился студент.

— Зачем? — вопреки рекомендации, глаза оруженосца не только не закрылись, но увеличились на два размера.

— А-а-а… э-э-э… это обычай такой, — споткнулся обо что-то в темном коридоре фантазии студент и торопливо ухватился за это. — Надо стоять на одной ноге с закрытыми глазами и держать кверху указательный палец правой руки!

— З-зачем? — очи чернявого расширились до опасного предела.

— А-а-а… ну, это же всем известно!.. Чего говорить-то?

— Нет, не всем. Может, это у вас — всем…

— А-а, ну да. Вы же иностранцы, — спохватился и закивал студент.

— Это вы — иностранцы, — дотошно подкорректировал высказывание кислолицый.

— Я к тому говорю, что вы не знаете, что обряд…

Как бы спохватившись, маг захлопнул рот и припечатал его для верности пахнущей маслом и Сивым ладонью.

— Нам, костеям, нельзя рассказывать про него кому ни попадя, — парой секунд спустя опустил он руку и с сожалением покачал головой.

— Почему? — оруженосец жадно подался вперед.

— Слишком действенный. На удачу и исполнение желаний. Но если все его знать будут, то какой от него прок? Вот сейчас моему хозяину надо драться с каким-то де Рюгиным… и для верности… пока принц Агафон не видит… я подумал… дай-ка…

— А он что, против исполнения желаний?

— Он-то за… Но дело в том, что при дворе его деда сейчас не модно дедовские обычаи соблюдать… пока василиск жареный не клюнет, — сварливо принялся жаловаться на Лесли студиозус. — Тогда начинает: сходи к тому, сделай это… да только чтобы никто не заметил… а то подумают, что я во всё это верю… А, кстати, ты не знаешь, где этот… ну, противник его… обретается? А то увидит невзначай — и переймет.

— Нет, не знаю, — мотнул головой чернявый и хищно вперился в простодушное лицо гостя. — А что за обряд такой, говоришь? Может, и мне на что сгодится?

— А чего это я тебе буду просто так наши тайны рассказывать?

— А я тебе за это разрешу за нашего коня подержаться. Чтобы не свалиться, — оруженосец предложил равноценный обмен.

— Ну, если так… — изобразил все муки сомнения Агафон и со вздохом сдался. — Тогда ладно.

— Ну, рассказывай давай, чего делать надо! — кислолицый нетерпеливо воззрился на смиренно потупившего очи школяра.

— Это древний друидический обряд ясновидящих костейских шаманов, и называется он «самлох», — то и дело озираясь, таинственно заговорил Агафон. — Ты должен встать на одну ногу, закрыть глаза, поднять указательный палец правой руки — не перепутывай пальцы! — к небу, и повторять про себя…

Выполнил ли слишком неумело графский оруженосец ритуал шаманских друидов, или возымело действие заклинание, пятикратно повторенное студиозусом в голос, науке и истории так и останется неизвестно. Но когда несущихся во весь опор противников разделяло не более пяти метров, конь графа внезапно сбился с шага, и в следующую секунду, едва копье Лесли коснулось щита соперника, ноги вороного подогнулись, и он обрушился на мостовую. Спустя несколько мгновений он вскочил, ретивый и рьяный, готовый продолжать поединок… Увы, того же самого о ездоке его сказать было нельзя. Оглушенный падением, граф полулежал на камнях как на диване и ошалело мотал головой, пытаясь сообразить, кто он, и что тут делает.

Трубачи получили кивок от герольдмейстера, подняли фанфары и просигналили конец схватки. Под свист, гогот и аплодисменты Лесли удалился с ристалища, посылая воздушные поцелуи принцессе.

— Нет, ты видел?!.. — возбужденно обрушил он на Агафона шквал вопросов и восклицаний, едва покинув седло. — Ты видел, как я его завалил?! Р-раз — и всё! Копытами кверху! Пешка в шишках… шашках… шапках… Короче, оказывается, это совсем не трудно! Главное — попасть…

— Да не ори ты на весь город. Пошли в шатер, — прислушиваясь к гулу на площади в попытках уловить какие-нибудь новости о дальнейшем ходе турнира, чародей мотнул головой.

— Слушай, как ты вообще со мной разговариваешь? — дровосек неожиданно уперся на пороге и воинственно скрестил железные руки на хромированной груди. — Ты — мой крестный фей! Ты пылинки с меня сдувать должен, желания угадывать, а ты мало того, что пускаешь всё на самотек, предоставляешь мне самому разделываться с соперниками, так еще и…

— Слушай, ты… дитя… кобеля женского пола… — зловеще прорычал сквозь зубы маг. — Иди в шатер, клоун!

— Да как ты…

— Ты думаешь, его скотина от твоего тычка с ног повалилась? — ядовито щурясь, осклабился крестный фей.

— Да?.. Нет?.. — уровень спесиметра упал на одно деление. — Ты имеешь в виду, что это…

— Или ты хочешь, чтобы об этом, кроме тебя, знал весь Монплезир?

— Нет!!! — уверенно выпалил крестник, воровато оглянулся по сторонам, и послушно откинул полог шатра.

— Иди-иди, кабуча древесная… — пробурчал хмурый школяр. — Надо придумать, что с третьим противником делать будем.

— А с этим-то что случилось? — едва переступив порог штаб-квартиры, повернулся к студенту и непонимающе наморщил лоб Лесли. — Мы сблизились, я ткнул ему в щит — и он упал! Всё ведь так и было! Это все видели! Даже принцесса!

— Ну, да. Видели, — терпеливо согласился маг. — И принцесса, и ее тетка, и ее поломойка, и ее кошка… Только упал он не просто так, а оттого, что упал его конь. Логично, да?

— Н-ну да… — осторожно признал лесоруб, всё еще не понимая, куда клонит его фей.

— А конь упал потому, что вес его барда на несколько секунд стал больше в пятнадцать раз, — нудным голосом продолжил школяр.

— А-а, понял! — радостно воскликнул Агафонов крестник, и тут же задумчиво добавил: — А отчего?

— Фаза Луны сменилась! — огрызнулся чародей.

— Да? Ну так бы сразу и говорил… А теперь что? Снова?..

— Два раза на одну и ту же кнопку даже дурак не сядет, — его премудрие опустился на диванчик и подпер небритый подбородок ладошкой. — Надо изобрести что-то новое…

— А что? А долго ты будешь думать? Третий круг скоро! А если ты говоришь, что он свалился не от моего ратного искусства, а от смены фазы Луны, то…

— Тихо ты, не трещи, а? — раздраженно поморщился маг. — Болтаешь хуже Греты.

При упоминании имени односельчанки лесоруб поджал губы и слегка поморщился.

— Вот уж кто тарахтит, так тарахтит… — словно чувствуя какую-то вину, пробормотал он и смолк, уткнувшись рассеянным взглядом в угол. Агафон, воспользовавшись передышкой, предпринял отчаянную попытку мозгового штурма.

Второй раз трюк с конем не пройдет. Наложить заклятье на доспехи, конечно, было бы неплохо… если бы удалось уговорить выйти из них куда-нибудь минут на пять самого рыцаря. С копьем похимичить? Тоже хорошо бы. Но максимум, что он может сделать — это заставить его сломаться при касании щита Лесли. Но когда копье коснется щита этого олуха, то сломается оно или нет — вопрос чисто академический, потому что лесорубу против настоящего рыцарского удара в седле не усидеть.

Кабуча… Надо придумать что-то такое, отчего противник отвлекся бы и свалился сам. На подъезде к объекту, так сказать. А отчего он может разинуть рот посреди разбега? Узрев какое-нибудь видение? Знамение? Чудо? Юдо? Чудовище-юдовище стоголовое? Ха, последнее было бы здорово — заодно избавились бы от соперника без риска повторного захода… Но хорошего голодного монстра еще поди создай или призови… и кого оно после этого сожрет — тоже вопрос еще тот, откровенно говоря… Но про знамение — идейка неплохая. Сразу всем стало бы ясно, кто тут настоящий жених, а кто — самозванец и брачный аферист.

Но, с другой стороны, эту сверхъестественную дребедень увидит не только рыцарь, но и все, у кого вообще есть зрение на этой площади. Паника, давка, ор, принцессу тырят те, кто ближе стоит… Нет, это не выход.

А на что же он еще может отвлечься? Прямо по ходу действия?

Н-да… Ну, вот чем его, гада, отвлечешь, если в эту щель на каске, или как там у них эти ведра на головах называются, кроме Лесли ничего видно не будет?! Разве только камень ему на голову упадет…

Стоп! Камень! Хороший камень средних размеров. Система ПРО — противорыцарской обороны. Бздым — и пешка в шишках… или как там крестничек любимый выразился? Убить не убьет, но контузия — тоже вещь хорошая. Когда применяется к чужой голове, конечно. И на знамение заодно тянет. Воля небесная, так сказать.

Если попадет.

По голове.

По той, которой надо.

Вот если бы камни были самонаводящиеся, как… как… как…

Конечно!

Птица!

Сокол или орел, пикирующий на голову объекта в самый подходящий момент — то, что надо! А знамение — так вообще первый сорт!

Дело теперь за малым — вспомнить подходящее заклинание для вызова птицы. Эх, палочку бы вытащить…

Замерев за крупом мерина, нетерпеливо переминающегося на стартовой линии, Агафон закрыл глаза и попытался отрешиться от возбужденного гвалта толпы, какофонии запахов затянувшегося массового мероприятия, исподтишка поколачивающей его нервной дрожи, и представить себя огромным и мудрым средоточием мирозданья и вселенским разумом. Единственное, чего он достиг через минуту отчаянных попыток — стал ощущать себя огромным средоточием всех взглядов и насмешек на площади. Про разум с мудростью лучше было не вспоминать вовсе.

«…Так, еще раз… Я спокоен, я спокоен, я — Луна, я — Солнце, я — Вселенная, я — это всё, всё — это я, я — птица, я ворона, я ворона…

Кабуча, снова!

Я — птица, я — царь птиц, я — орел… Коршун, коршун, орел вызывает коршуна, прием…

Опять не так!

Надо представить себе птицу, которая мне нужна. Птица, птица, птица… Дался мне этот коршун… Кто там у них еще бывает? Э-э-э… Ястреб! Во! Подойдет, самое то! Большой… клювастый… когтистый… ястребище… с хищным желтым оком… высматривает добычу… вот она… на соловом коне… только и ждет, чтобы… чтобы…

Чего он там ждет? Сигнала трубачей? Начало шестого сигнала соответствует…

Не отвлекаться! Он только и ждет, когда протрубят сигнальщики, чтобы наброситься на мужика на лошади… в зеленом барде… с султаном из страусовых перьев на голове… и на мужике шлем с перьями, кстати… целый пучок… страусов десять, наверное, ушло… как мамзеля вырядился… пижон… выпендрежник… чудо в перьях… попадется ведь такое чучело порядочной принцессе — на бижутерии разорится, бедная… и птичек жалко…

Кабуча, опять не про то!..

Еще раз. Наша цель — мужик в шлеме со страусовыми перьями… на лошади в зеленом барде… тоже с перьями… а не в рогатом шлеме и на лошади без перьев… и не перепутай… ворона…»

Приоткрыв один глаз — словно в щелочку подглядывал — школяр взглянул на небо над площадью и криво улыбнулся. В безоблачной выси появилась и стала кружить над площадью маленькая черная точка.

Есть!..

Оставалось только послать ее на очередного графа сразу, как только протрубят глашатаи — и Лесли в финале. И только бы она не перепутала… только бы не перепутала… ума-то хватит… мозги куриные… даром, что ястреб. Если не на того налетит — мы пропали…

Я пропал.

Глашатаи сделали три шага вперед, приложили к губам нагревшиеся на солнце костяные мундштуки, надули щеки — и серебряный аккорд торжествующей волной накрыл толпу. Лесли с видом заправского поединщика наклонил копье и азартно лягнул Сивого пятками в бока. Его противник куртуазно отсалютовал королевской трибуне и пришпорил своего иноходца. Земля под ногами дрогнула: это закованные в сталь кони, не спеша набирая скорость, пошли на сближение. Пора!

Зажмурившись изо всех сил и закусив чуть не до крови губы, маг мысленно выкрикнул замыкающее слово заклинания и, к удивлению своему и радости, почувствовал отклик.

Ага, есть!.. Молодец, птичка! А теперь можно и спектакль посмотреть.

И Агафон в предвкушении увлекательного зрелища впился нетерпеливым взором в парящую над площадью птицу. Ну, давай, давай скорей, чего ты ждешь, ворона недощипанная? Падай, пикируй, нападай! Ты же слышала, ты же согласна!.. Ну же, ну!..

Сказать, что недощипанная ворона хоть как-то отреагировала на его призыв, означало покривить душой. Более того. Она приземлилась на голову горгулье на крыше дворца и с ленивым любопытством уставилась на мага, всем видом показывая, что в ближайшие сутки ни на кого нападать не собирается.

Сердце студента сжалось до размеров ореха и трусливо пропустило такт. Кабуча! Но она же… но я же… Так нечестно! Что делать?! Начать заново? Но я не успе…

Неведомая сила саданула его внезапно в спину и швырнула лицом на землю. В ребра ему пребольно заехало что-то — будто лошадь на скаку задела копытом, по уху словно треснули скалкой — и всё погрузилось в нереальную плывущую тишину.

Оглох?.. Но как?! Отчего?! Поче…

Затишье прорвалось так же внезапно, как и случилось, лопнуло и вскипело ликующим ревом. Ревом толпы, получившей за потраченные деньги и время в три раза больше удовольствия, чем планировалось.

Надо мной смеетесь?!..

Студиозус вскочил — кулаки сжаты, нецензурные волшебные слова готовы сорваться с языка — дай только найти того гуся, что накинулся сзади… и застыл.

— Что… это?..

— Курица?

— Аист?

— Цапля?

— Жираф!

— Сам ты!..

— Кабуча…

С чувством леденящего, лишающего воли и разума ужаса его премудрие увидел, как разгоняющегося крестника настиг сзади огромный, ростом с Сивого, страус, вскочил коню на круп, и со скоростью дятла на батарейках принялся долбить всадника в затылок клювом. Застигнутый врасплох Лесли попытался повернуться, покачнулся, выронил копье и щит, позабыв про соперника… А напрасно. Увидев побоище, граф испустил торжествующий вопль, возжаждал легкой победы и, недолго думая, решился одним ударом закончить начатое посланником небес. Ибо чем еще могло быть сие ужасное явление, если не знамением? А это значит, что помочь божьему порученцу — дело святое.

Граф благочестиво пришпорил коня, сместил прицел так, чтобы острие оружия встретилось с нагрудником Лесли…

И тут вмешался мерин.

Возмущенный Сивый шарахнулся в сторону в самое последнее мгновение, и копье графа, вместо доспехов оглушенного дровосека, царапнуло воинственно растопыренное страусиное крыло. Страус поднял голову — и увидел ЭТО.

Кто сказал, что страус — не птица?

Прав был этот человек. Сто тысяч раз прав, потому что ни одному рыцарю и в самом страшном сне не снилось, что во время королевского турнира его соперником станет не воин, а накачанная кура-марафонец — с когтями-крючьями, клювом-долотом и манией преследования.[35] И конь его, верный боевой конь, обученный драться с лошадьми и людьми, будет в панике метаться по отведенной ему половине ристалища, спасаясь от разъяренного пернатого монстра, вознамерившегося отомстить за все страусовые перья, использованные сегодня тщеславными дворянами для украшения себя и своих скакунов. А когда под напором взбесившейся птицы граф будет выбит из седла, и перья на его шлеме с негодованием вырваны вместе с донышком, то наглое существо наподдаст ему ногой-оглоблей под зад, с разбегу врежется в толпу, по головам безнаказанно уйдет в переулки и пропадет, словно его и не было.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Светлана Багдерина. Здравствуйте, я ваша фея,. или Cчастье по вызову
Из серии: 3 бестселлера

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сборник «3 бестселлера. Юмористическое фэнтези» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Потому что самого ученого мужа постоянно занимали только две проблемы: как устроить пожар и как его потушить.

2

А если бы было можно, попряталась бы сама.

3

От стыда.

4

Так сокращенно называли родное учебное заведения некоторые особо безответственные студенты и преподаватели.

5

Но, в первую очередь, для его премудрия.

6

Он же «скупидом», или, по другим источникам, «скопидом» — мифическое существо, имеющее вид полуголого малыша с крыльями, луком и стрелами, но, в отличие от купидонов, обслуживающее не романтически настроенных подростков из высшего общества, но практичный средний класс среднего же возраста.

7

На экзаменационную ведомость факультета.

8

Оккупированное студентами, освоившими левитацию или хотя бы поднятие в воздух хоть чего-нибудь, на что можно было усесться и глазеть вниз.

9

Больше напоминающего кошачий концерт.

10

Позже «метод Фейримом» стал основной методикой ВыШиМыШи в обучении этому искусству.

11

Или, скорее, недополученных и просто не полученных.

12

Обошлись короткими.

13

Чего-нибудь другого, нежели обучения на нашем факультете, имела в виду фея.

14

Как это уже сделали все двести сорок семь магистров, учеников и работников ВыШиМыШи. Включая самого Агафона.

15

Отчего-то только в его присутствии.

16

И результат лишний раз подтвердил, почему заросли любого колючего кустарника нужно преодолевать именно в один прыжок, а лучше всего спокойно обойти стороной.

17

По мнению его премудрия.

18

Глаза студиозуса уже пару раз натыкались на подходящие камни.

19

Такие эпитеты как «громила», «верзила», «мордоворот» и «дуботол» промелькнули в мозгу чародей первыми, но были отринуты как слишком реалистичные.

20

«Чтобы дом купить, корову и лошадь», — едва не добавил Лесли, но вовремя сдержался. Зачем без пяти минут принцу корова? И тут же крошечный кусочек напряжения откололся от большой ноши забот и растаял без следа. Если жениться на принцессе, то дом, корову и лошадь можно будет не покупать…

21

Простой, не серебряной.

22

Уж по этому бы предмету, кисло подумал он, оценки у него были бы стабильно высокими — из-за обилия практики.

23

Единственный, который умудрился проникнуть в его впавшее в защитный ступор сознание.

24

Подумав про себя: «Пусть хоть кому-то это нравится…»

25

Да, именно так. Слитно и с одной «с».

26

Хотя бы на второй год.

27

И экономные.

28

Хорошо, что лесорубу, стремительно привыкающему быть центром общественного внимания, не пришло в голову, сколько этого внимания вывалилось бы на его долю, упади он с седла. Впрочем, в такой давке, если бы он даже и попытался это сделать, то у него вряд ли бы вышло.

29

Там, где не лысых.

30

Хотя, учитывая всё однообразие и скуку повторяющейся с утра процедуры, лев вполне мог быть зевающим.

31

Перевернутая жеребьевочная шляпа была торжественно нахлобучена на гладкую и блестящую, как костяной маракас, лысину.

32

Лишь десятая часть из которых была печатной.

33

Магически защищенные от заклинаний, как позже авторитетно объяснит он подопечному причину полного поражения на волшебном фронте. Кем именно они были магически защищены из-за вовремя не смененного вектора заклинания, он скромно уточнять не стал.

34

Не говоря уже о нечестном.

35

Рыцарей-страусоубийц.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я